Дипломная работа на тему "Становление социальной работы в пенитенциарных учреждениях"

ГлавнаяСоциология → Становление социальной работы в пенитенциарных учреждениях




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Становление социальной работы в пенитенциарных учреждениях":


Введение

Исторически первичная цель исправительной системы, основанной на представлении о том, что злодеяние есть всегда злоумышление, состояла в исполнении наказания. Когда конкретная форма мести общества повлекла за собой лишение свободы, общество защитило себя путем изоляции преступника.

К сожалению, защита общества, вторая цель наказания, действует лишь на ограниченный период времени, в течение которого преступник зачастую еще больше укрепляется в своем криминальном п оведении. Эта точка зрения поддерживается неизменно высокими показателями рецидивов, достигающих в среднем 66%.

Третья цель пенитенциарной системы, устрашение, основанное на представлении о том, что наказание преступника будет служить негативным примером для других, тем самым снижая вероятность совершения подобных деяний. К сожалению, исход криминальных действий сопряжен с большой неопределенностью; неизвестно, насколько хорошо работает устрашение.

Последней целью исправительной системы, лишь отчасти связанной с традиционными представлениями о возмездии, защите и устрашении, является реабилитация преступника. На этом фоне Российская пенитенциарная система отличается низкой эффективностью и практически нулевым воспитательным потенциалом, что противоречит главной цели ее деятельности – перевоспитанию преступников. Об этом наглядно свидетельствует статистика. Так с 1976 по 1993 год, преступность возросла на 239%. Очень велика рецидивная преступность. Рост рецидива за 1991 по 1995 гг. составил почти 65%; из числа рецидивистов в 1996 г., каждый пятый совершил новое преступление отбывая наказание.

Пенитенциарная история учит: кара не всесильна. Эффект жестких мер как основной доминанты социальная защита носит кратковременный и пагубный для общества, а особенно личности осужденного характер. Многовековой интернациональный опыт борьбы с преступностью, оптимизации уголовного наказания, доведение до совершенства механизма и условий его исполнения убеждают в необходимости системного подхода к проблеме, опирающегося на весь позитивный потенциал общества по отстаиванию интересов всех и одновременно каждого гражданина. Вместо дискредитировавшей себя практики постоянного реагирования на ситуацию в мире и особенно в Европе, наиболее прогрессивной признана ориентация на проблему человека в социуме, политику по искоренению возможности возникновения для личности самой трудной, кризисной, а затем и криминогенной ситуации, ведущей к асоциальному или преступному поведению.

Тюрьмы и колонии переполнены, они являются рассадниками различных «социальных» болезней. За последние пять лет уровень заболеваемости открытой формой туберкулеза в исправительных учреждениях увеличился в шесть раз. Вопросы в исследовании данного феномена связаны с компетентностью врачебного персонала и администраторов.

Повсеместно происходит нарушение прав и свобод заключенных со стороны персонала исправительного учреждения. Действующая пенитенциарная система основана именно на приоритете наказания и репрессивных мер по отношению к осужденным. Ориентация карательной системы на преимущественное лишение свободы привела к кризису пенитенциарной системы. Для решения данной проблемы и преодоления кризиса пенитенциарной системы следует усовершенствовать структуру исправительной системы ввести институт пенитенциарной социальной работы, опирающейся именно на нравственно-гуманистический характер деятельности по отношению к осужденным. Ситуация осложняется тем обстоятельством, что современная теория социальной работы находится на этапе становления.

Независимые исследования свидетельствуют, что средний заключенный регулярно сталкивается с многочисленными нарушениями своих конституционных прав. В ряде исследований делается вывод о том, что это является следствием самой природы пенитенциарной системы с ее тотальным контролем над индивидуумом и дегуманизирующим влиянием как на персонал, так и на заключенных.

Несмотря на очевидную необходимость и высокую значимость, социальная работа с осужденными в России как самостоятельный вид профессиональной деятельности находится в стадии первоначального осмысления и формирования: идет накопление научных знаний и практического опыта об этом феномене, однако отсутствует система, научно обоснованные концептуальные и методические разработки, а также кадры специалистов, способных ее обеспечивать.

Без преодоления отмеченной «теоретической недостаточности» наладить эффективную работу пенитенциарной системы ориентированной на перевоспитание преступивших закон и становление их в качестве полноценных членов общества затруднительно.

Проблема

Поиск новых гуманистических принципов и методов социальной работы в Российской пенитенциарной системе.

Объект

Пенитенциарная система Российской Федерации и становление пенитенциарной социальной работы.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по требуемой вам теме. Правильное написание дипломных проектов под заказ в Воронеже и в других городах России.

Предмет:

Исторический контекст становления социальной работы в исправительных учреждениях. Сущность, принципы, закономерности и методы социальной работы с осужденными.

Цель:

Выявить основные теоретические подходы к построению профессиональной деятельности социального работника, определить ее основные направления, принципы, методы и роль в пенитенциарной системе РФ в историческом контексте и во взаимосвязи с социальными службами, религиозными и общественными организациями.

Гипотеза

При взаимодействии института социальной работы в исправительных учреждениях с различными социальными службами, волонтерскими благотворительными организациями, религиозными и общественными течениями эффект предотвращения рецидивной преступности и излечения социальных болезней увеличивается.

Нравственно-гуманистические принципы на современном этапе развития общества, являются основанием наиболее эффективной деятельности социального работника в пенитенциарной сфере по сравнению с карательно-репрессивными принципами существовавшими и применявшимися долгое время в Отечественной пенитенциарной системе по отношению к осужденным.

Задачи

Обозначить негативные тенденции исправления осужденных только репрессивными методами.

Обозначить положительные тенденции исправления осужденных при вменении социальной работы в исправительных учреждениях.

Обосновать конструктивные тенденции во взаимодействии социальной работы в местах лишения свободы с социальными службами, волонтерскими благотворительными организациями, общественностью.

Выявить основные теоретические подходы к построению деятельности социального работника в пенитенциарной системе РФ.

Проанализировать основные направления деятельности и функции социального работника в пенитенциарной системе РФ.

Проанализировать основные принципы социальной работы в пенитенциарной системе РФ.

Определить наиболее эффективные, гуманистически-ориентированные, методы социальной работы с осужденными.

В данной работе использовались следующие методы:

– общелогические: анализ и синтез; дедуктивный и индуктивный; обобщение и сравнение; моделирование и проектирование и др.;

– общенаучные: анализ литературных источников; теоретический анализ и синтез социально-педагогических исследований; наблюдение; изучение и обобщение опыта; эксперимент; метод экспертных оценок и др.;

– исторические: сравнительно-исторический; генетический; структурный и др.;

– социологические: анкетирование, интервью, наблюдение, социологический эксперимент, анализ документов, экспертный опрос и др.;

– психологические и социально-психологические: тестирование, аппаратурные методики, бланковые методы, метод фокус-групп, трансактный анализ, психологическое наблюдение и эксперимент и др.;

– методы математической статистики: обработка данных, таблицирование.

Анализ литературы

Проблемы социальной работы в пенитенциарной сфере в отечественной литературе разработаны в недостаточной степени. В большей или меньшей степени вопросы по данной теме разработаны лишь в литературе по смежным дисциплинам. Литературу имеющую отношение к проблеме социальной работы в пенитенциарной сфере условно можно разделить на семь групп:

– авторы первой исследуют теоретические аспекты криминологии. Это исследования А. И. Алексеева, Г. А. Аванесова, В. К. Дуюнова, В. Н. Кудрявцева, Г. С. Кудрявцева, И. Ф. Кузнецовой, В. В. Лунева, Г. Й., Шнайдера, Г. Ф. Хохрякова и др.;

– вторую группу составляют работы посвященные исследованиям преступности как одной из форм девиантного поведения. Это исследования А. В. Борбай, Б. М. Голубцова, А. И. Ковалевой, Я. И. Гилинского, И. Б. Михайловского, В. В. Панкратова, Г. В. Антонова и др.;

– в третью группу входят работы о структуре и деятельности пенитенциарных систем. К данной группе относятся работы А. И. Зубкова, В. В. Филипова, Л. И. Беляевой и др.;

– в четвертой группе рассматриваются вопросы, касающиеся проблем пенитенциарной социологии. К их числу относятся работы в основном Ю. А. Алферова;

– пятая группа состоит из работ посвященных пенитенциарной психологии. Это работы Г. А. Аминева, А. В. Пищелко, В. И. Белослудцева и др.;

– шестую группу образуют работы, в которых раскрываются проблемы пенитенциарного права. Данный круг проблем представлен в работах Ф. С. Бражника, С. И. Дементьева, П. Г. Мищенкова, А. А. Игнатьева, В. А. Уткина, В. А. Фефелова и др.;

В седьмой группе авторы рассматривают вопросы, касающиеся методов обращения с осужденными. Это прежде всего исследования А. Н. Пастушенной, В. Г. Стуканова, Г. Й. Шнайдера и др. Особо важными в методологическом плане для данной работы оказались работы В. С. Кудрявцева и Г. С. Кудрявцева в которых достаточно глубоко отражены вопросы о личности преступника и становлении его «преступной карьеры». А также работы Ю. А. Алферова, Г. А. Аминева посвященные проблемам пенитенциарной социологии и психологии.

При определении и выявлении методов обращения с осужденными наиболее актуальными и отвечающими задачам данной работы нам показались работы Белорусских авторов А. Н. Пастушенной и В. Г. Стуканова, а также монография немецкого криминолога Г. Й. Шнайдера.

В целом, на основе выполненного анализа, можно утверждать, что специальная литература по теории и методике пенитенциарной социальной работы на сегодняшний день в отечественной науке практически отсутствует. И если в нескольких учебниках по теории социальной работы существуют данные о пенитенциарной социальной работе, то они, как правило, приведены лишь в разделах описывающих формы девиантного поведения. И касаются они, в основном, вопросов деятельности социальных работников только по отношению к несовершеннолетним преступникам в рамках пенитенциарных учреждений ориентирующихся именно на этот контингент осужденных.

1. Становление социальной работы в исправительных учреждениях

1.1 Характеристика социальной работы в современной Российской пенитенциарной системе

Федеральная служба исполнения наказаний является центральным управляющим органом российской пенитенциарной системы, осуществляющим руководство учреждениями и органами, исполняющими наказания в виде лишения свободы. Помимо этого уголовно-исполнительная система исполняет наказание в виде ограничения свободы, а также смертной казни (с августа 1996 года действует мораторий на исполнение данного вида наказания).

В структуру уголовно-исполнительной системы входят также уголовно-исполнительные инспекции, исполняющие наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью и следственные изоляторы для содержания подозреваемых, обвиняемых и подсудимых, в отношении которых в качестве меры пресечения применено заключение под стражу и осужденных, в отношении которых вынесен обвинительный приговор, не вступивший в законную силу. Деятельность исправительных учреждений осуществляется на основе принципов законности, гуманизма, уважения прав человека.

По состоянию на 1 декабря 2007 г. в учреждениях уголовно-исполнительной системы содержалось 888,2 тыс. человек, в том числе в 766 исправительных колониях – 719,6 тыс., 216 следственных изоляторах, 7 тюрьмах и 160 помещениях, функционирующих в режиме следственных изоляторов – 157,7 тыс. человек, в 62 воспитательных колониях для несовершеннолетних – 10,7 тыс. человек. В учреждениях содержится 64,1 тыс. осужденных женщин, при женских колониях имеется 11 домов ребенка, в которых проживает 721 ребенок.

Медицинское обслуживание осужденных и подследственных обеспечивают 131 больница различного профиля, а также медицинские части или здравпункты в каждом учреждении, 57 лечебных исправительных учреждений для больных туберкулезом, 9 лечебных исправительных учреждений для больных наркоманией.

В состав исправительных учреждений входят также 2445 уголовно-исполнительных инспекций, в которых состоят на учете 597,1 тыс. человек, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы.

Производственный потенциал уголовно-исполнительной системы составляют 602 предприятия исправительных учреждений (в настоящее время 549 предприятий находятся в стадии ликвидации, на их базе создаются центры трудовой адаптации, производственные мастерские), 243 центра трудовой адаптации осужденных, 19 лечебно-, 17 учебно-производственных мастерских.

При исправительных и воспитательных колониях функционирует 300 вечерних общеобразовательных школы и 364 учебно-консультационных пункта, 338 профессионально-технических училищ, действуют 436 церквей, 741 молитвенная комната.

Штатная численность персонала пенитенциарных учреждений составляет 355,3 тыс. человек, в том числе аттестованных сотрудников – 253,9 тыс. человек.

Медицинское обслуживание личного состава осуществляют 47 учреждений здравоохранения, в том числе 25 центров медицинской и социальной реабилитации, 13 больниц, 6 военно-врачебных комиссий и 3 санатория.

В составе пенитенциарной системы действуют 5 высших учебных заведений (с 7 филиалами), в том числе Академия права и управления Минюста России, 2 юридических колледжа, 1 средняя специальная школа, научно-исследовательский институт уголовно-исполнительной системы, научно-исследовательский институт информационных и производственных технологий с филиалами в городах Иваново, Владимир, Челябинск, 2 кадетские школы-интерната: «Московский кадетский корпус юстиции» и «Симбирский кадетский корпус юстиции».

Имеется Объединенная редакция, издающая журналы «Преступление и наказание» и «Ведомости УИС», газету «Казенный дом».

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

График 1 Общее количество заключенных в тысячах

Вид исправительного учреждения определяет суд при вынесении приговора. При этом он учитывает возраст и пол осужденного, тяжесть совершенного преступления, форму вины, срок назначенного наказания, факт отбывания ранее назначенного наказания в виде лишения свободы, рецидив, опасный и особо опасный рецидив преступлений.

Указанные категории призваны обеспечить раздельное отбывание наказания различным категориям осужденных в зависимости от вышеперечисленных факторов с тем, чтобы обеспечить личную безопасность осужденных, предупредить отрицательное влияние наиболее запущенных в криминальном отношении осужденных на других и создать предпосылки для их исправления.

Исправительные колонии предназначены для отбывания осужденными, достигшими совершеннолетия, лишения свободы. Они подразделяются на колонии общего режима, где содержатся осужденные первый раз за преступления не являющиеся тяжкими, колонии строгого режима, где содержатся осужденные за особо опасные преступления и колонии особого режима, где содержатся особо опасные рецидивисты, и которым смертная казнь заменена лишением свободы пожизненно. В колониях-поселениях отбывают наказание осужденные к лишению свободы за преступления, совершенные по неосторожности, а также осужденные переведенные из исправительных колоний общего и строгого режима.

В тюрьмах отбывают наказание осужденные на срок свыше пяти лет за совершение особо тяжких преступлений, при особо опасном рецидиве преступлений, а также осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания переведенные из исправительных колоний. Тюрьмы бывают особого и строгого режима.

В воспитательно-трудовых колониях отбывают наказание несовершеннолетние осужденные, а также осужденные, оставленные в воспитательных колониях до достижения ими 21 года. Согласно ч. 6 ст. 88 УК РФ несовершеннолетние мужского пола, осужденные к лишению свободы, а также несовершеннолетние женского пола отбывают наказание в воспитательных колониях общего режима, несовершеннолетние мужского пола, ранее отбывающие лишение свободы, – в колониях усиленного режима.

Таким образом, все вышеперечисленные учреждения и составляют пенитенциарную систему России. В пенитенциарных учреждениях стоит острый вопрос об обеспечении заключенных необходимыми средствами к существованию. В этих условиях очень высока заболеваемость и смертность заключенных; так, например, в 1995 году уровень заболеваемости туберкулезом на воле был 57,8 человек на 100 000 населения, а в уголовно-исполнительной системе 2 481 человек, тогда как уровень смертности на воле был 14,4 человек на 100 000 населения, в пенитенциарной системе 201,54 человек на 100 000.

Проблемами реформирования пенитенциарной системы перестает быть сугубо тюремной. Мировая общественность неоднозначно оценивает деятельность пенитенциарных учреждений в России. С одной стороны, в них хорошо разработаны вопросы образования осужденных, хотя и без учета их индивидуальных интересов и зачастую вопреки желаниям осужденных; с другой в России существует излишество тюремной атрибутики, особенно по отношению к несовершеннолетним. Ограничения прав и свобод заключенных недопустимы с позиций гуманизма и правового государства. Применение репрессивно-карательных мер в большом количестве, повсеместное физическое, психическое и моральное насилие над личностью осужденного.

Основой советской пенитенциарной политики был исправительно-трудовой аспект. Осужденные рассматривались, прежде всего, как дешевая рабочая сила. Пенитенциарная политика исходила из приоритета государства и общества, а интересы личности рассматривались лишь в случае совпадения интересов государства, общества и личности. После краха советского союза пенитенциарная система подверглась реформированию.

Суверенная Россия в качестве основополагающего принципа провозгласила приоритет интересов личности: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст. 2. Конституции РФ, 1993 г.). Этот принцип лег в основу формирования пенитенциарной политики. Однако в условиях общего роста преступности в государстве, исправительные учреждения наоборот усилии строгость в обращении с заключенными, стереотип сформировавшийся в глазах общественности и персонала пенитенциарных учреждений о личности преступника, о его неисправимости еще существует и на этом фоне, главное наказание определяется не самим фактом лишения свободы, а установлением определенного объема право ограничений материально-бытового характера при поддержании связей с внешним миром. Деятельность исправительно-трудовых учреждений направлена на формирование образа «идеального» заключенного, а не на исправление осужденного. В настоящее время исправительная система России не вооружена научно-обоснованными программами формирования законопослушной личности, не отвечает современным требованиям и социально-бытовое обеспечение заключенных.

Особенно тяжелы последствия кризиса исправительно-трудовой системы в социальном отношении. Каждый третий освободившийся из мест лишения свободы совершает новое преступление, велико количество суицидов в исправительно-трудовых учреждениях. Этот кризис обусловлен как объективными причинами, так и субъективными. Примером последних может стать некомпетентность сотрудников исправительных учреждений, которые не могут отказаться от стереотипов в восприятии заключенных.

Объективные причины заключаются, прежде всего, в том, что вся пенитенциарная политика России ориентирована на карательно-репрессивные принципы в отношении заключенных. Результаты этого налицо: за последние 40 лет в советских и российских исправительных учреждениях побывало 40 миллионов человек, и в перспективе мы наблюдаем дальнейшую криминализацию общества. Для вывода пенитенциарной системы из кризиса необходимо реформировать основы уголовно-исполнительной политики. Исправительно-трудовые учреждения должны стать своеобразными социальными клиниками, где будет происходить организация педагогического процесса перевоспитания, «лечение» социально запущенных заключенных.

Такое решение возможно и обязательно, но оно должно быть дополнено участием в пенитенциарной деятельности специалистов социальных работников, ориентирующихся в своей деятельности в первую очередь на нравственно-гуманистические принципы по отношению к заключенным. Опыт зарубежных стран наглядно это показывает: в странах, где деятельность по перевоспитанию осужденных опирается именно на гуманистические принципы, наиболее низок процент рецидивной преступности и общий уровень преступности в обществе. В качестве примера можно привести такие страны, как Швеция, Норвегия, Швейцария, Дания.

Не все нормы международного права, касающиеся обращения с заключенными, имеют категоричные для государств обязательства. Но часть из них, такие как запрещение дискриминации, пыток и жестокого обращения, а также право на социальное обеспечение, относятся к безусловным нормам.

Такие документы, как Минимальные стандартные правила обращения с заключенными, а также «…касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних» (Пекинские правила), Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, Основные принципы обращения с заключенными, Европейские тюремные правила, – признаются международным сообществом обязательными при организации государственных тюремных систем и управлении ими. Международные суды, а во многих случаях и национальные, опираются на эти тюремные стандарты для вынесения решений по вопросам соблюдения прав человека.

В период реформы тюремной системы признается исключительно важным сопоставлять принимаемые национальные нормы и практику национальной пенитенциарной системы с международными стандартами, так как любые преобразования должны соответствовать нормам международного права.

Большая часть нормативных положений российского уголовно-исполнительного законодательства соответствует международным стандартам. Но необходимо выделить некоторые области, где противоречия до конца не решены, в т. ч. это: социальная реабилитации (надлежащая забота об освобождающихся); порядок информирования заключенных о своих правах; порядок привлечения к труду и принципы организации труда; участие общественных организаций в оказании помощи заключенным, в контроле мест лишения свободы; обеспечение занятий спортом и физическими упражнениями.

Кроме того, не соотносится с международными стандартами сама концепция исправления, основанная на формальных, неадекватных показателях правопослушного поведения. С точки зрения международных стандартов, некоторая часть положений исправительных учреждений является неурегулированной, в т. ч. те, которые относятся к дисциплине и наказанию, к задачам медико-санитарной службы и особому положению врача, регламентации санитарного состояния помещений содержания под стражей, перевозке (этапированию) заключенных.

Несмотря на достижения в совершенствовании нормативной базы исправительных учреждениях, остаются значительные расхождения с требованиями Минимальных стандартных правил обращения с заключенными. Необходимость приводить отечественное законодательство к международным стандартам не перестает быть актуальной задачей, и продолжающаяся реформа уголовно-исполнительной системы позволяет работать в этом направлении.

Имея глубокие исторические корни, получив свое название в начале XX века, наиболее интенсивного развития социальная работа достигла в Европе к середине прошлого столетия. В рамках господствовавшей тогда концепции «государства благосостояния» (благоденствия) получила широкое распространение практика оказания социальной помощи людям в разрешении их проблем, имеющих социальные причины. При опоре на традиционные социальные силы (семья, школа, церковь, добровольные объединения) с помощью профессионально подготовленных специалистов многие из личностных и социальных трудностей были преодолены, а люди возвращены в общество как полноценные субъекты социального функционирования. Несмотря на некоторые недостатки в деятельности системы социальной защиты и обеспечения населения, современная социальная работа непосредственно участвует в решении самых разнообразных проблем общественного, группового и индивидуального уровня. Участвуя в регулировании сложных взаимоотношений между человеком, группами и общностями людей, обществом и государством на основе общечеловеческих гуманистических ценностей, социальная работа способствует гармонизации бытия, сознания, поведения людей в целом и конкретно каждого человека, определению и более полной реализации смысла жизни (самореализации), а также формированию ответственности общества не только за судьбу всех, но и за полноценность жизни каждого из его членов. Затянувшиеся во времени широкомасштабные социальные реформы в России создают огромное количество проблем, разрешить и преодолеть которые самостоятельно многие люди не могут, в результате чего множатся ряды нуждающихся. Эти обстоятельства объективно актуализируют потребность российского общества в проведении специальной профессиональной научно обоснованной системы социальной работы с различными категориями населения, нуждающегося в защите, помощи, поддержке.

Широчайшее поле для социальной работы находится в уголовно-исполнительной системе. Здесь сосредоточены лица, являющиеся, с одной стороны и по общему признанию – социально опасными преступниками, с другой – в значительной степени – жертвами общественного несовершенства, социальных пороков и неблагополучия, заложниками «собственной злой воли», «влияния каких-то злых сил», неблагоприятного стечения внешних и внутренних обстоятельств, некоторой биологической предрасположенности, психической слабости и даже ошибок природы.

В современной науке стало аксиомой утверждение о том, что причиной преступного поведения является сложное взаимодействие внешних (объективных) условий и внутренних (субъективных) факторов, то есть среды и личности. При этом человек, поступая так или иначе, вступает во взаимодействие с окружающими обстоятельствами, воспринимая, оценивая их и действуя в соответствии с собственной шкалой ценностей, уровнем воспитания, другими личностными особенностями. Нередко он попадает в трудную жизненную ситуацию, жесткую зависимость от обстоятельств, довлеющих над ним и в значительной, а иногда и решающей степени предопределяющих линию поведения, в том числе криминального.

Федеральный закон «Об основах социального обслуживания населения Российской Федерации», принятый 10 декабря 1995 года (№195 – ФЗ) раскрывает одно из ключевых понятий, квалифицирующих признаков и оснований социальной работы – «трудная жизненная ситуация». В нем говорится, что это положение, обстановка, совокупность обстоятельств, объективно обуславливающих нарушение жизнедеятельности гражданина, преодолеть которые самостоятельно он не может. К таким ситуациям относятся утрата здоровья, инвалидность, миграция, вынужденное переселение, отсутствие определенного места жительства, безработица, малообеспеченность (ниже прожиточного минимума – для России), сиротство, безнадзорность, асоциальность (девиантность, делинквентность, криминальность) и другие. Как тождественное по смыслу в научной литературе употребляются понятия «проблемная» или «социальная ситуация», что подразумевает конкретное состояние проблемы конкретного клиента социальной работой, индивидуального или группового, со всем богатством своих связей и опосредований, имеющих отношение к разрешению данной проблемы.

Очевидно, что трудные жизненные ситуации складываются из социальных проблем и различаются по их количеству, взаимосвязям, степени трудности (разрешимости), качественным оценкам социальных и личностных ресурсов для их преодоления, профилактики и т. д. При наличии нескольких квалифицирующих признаков (проблем), отмеченных ранее (например, асоциальность в совокупности с утратой здоровья, безработицей, отсутствием определенного места жительства), а также субъективных факторов-предпосылок (неблагоприятная микросреда, низкий уровень воспитания, образования, физического и психического развития) и отсутствии эффективной социально-превентивной, в том числе – педагогической помощи, развиваясь, трудная жизненная ситуация трансформируется в криминогенную ситуацию, которая может рассматриваться как качественно еще более трудная. С помощью общепринятых способов, опираясь на личностный потенциал, разрешить её не удается, поэтому необходима специальная помощь, суть которой заключается в социальной работы с криминальной личностью, отбывающей наказание, и ее проблемами.

Ведущая роль объективных социальных факторов, обстоятельств в порождении преступности и преступного поведения определяется тем, что, во-первых, они первоначально создают неблагоприятные условия для формирования и развития личности в семье, школе, трудовых коллективах, неформальном окружении; во-вторых, в своей совокупности они образуют внешние условия, которые могут провоцировать и даже детерминировать такое поведение. В обоих случаях социальные факторы конкретизируются и индивидуализируются.

Сформировавшись, усвоив определенные нормы и стандарты поведения, взгляды, потребности и ценности, личность на каждом жизненном этапе, на каждую возникающую ситуацию реагируют в соответствии с уровнем развития сознания, воспитанности и накопленным опытом. Причем, появление новых факторов, например, проведенная социальная работа, во взаимодействии с внешними обстоятельствами способно внести такие значительные коррективы в совокупность личностных представлений и проблем, что на новую трудную жизненную ситуацию (в том числе и криминальную) она может и будет реагировать иначе, то есть некриминальным способом. Такое поведение личности может рассматриваться как закономерный результат ее исправления и ресоциализации.

Научное изучение, максимальный учет этих факторов риска и даже факторов-детерминант в решающей степени дает возможность прогнозировать поведение личности, влиять на ее отношение к складывающейся ситуации, исправлять. Следовательно, существуют субъективные причины преступного поведения, которые обусловлены социально. При этом внешние социальные факторы (экономические проблемы, расслоение и неравенство, притеснения и дискриминация в обществе, утрата нравственно-гуманистических регуляторов взаимоотношений между людьми и множество других) способствуют формированию у них таких негативных свойств, как отчужденность, асоциальность, жестокость, агрессивность, в свою очередь создающих «благоприятный фон» для преступности. Однако «ни одна ситуация не может вызвать поведение, отличающееся от норм без взаимодействия с определенными свойствами личности» (В. Н. Кудрявцев). Переход из внешнего социального во внутреннее субъективное происходит в соответствии с социально-психологическими закономерностями, являющимися предметом исследования криминальной психологии.

Таким образом, преступление есть следствие личностного и социального несовершенства, а субъективные причины преступного поведения при доминирующей роли причин второго уровня объективно существуют и обусловлены, главным образом, общественными противоречиями. При определении степени личностной виновности и персонификации меры наказания правильнее было бы исходить из идеи, что виновен не только человек, но и обстоятельства, в которых он воспитывался. Здесь осуждение должно выступать уже не возмездием преступнику, вынесенному от лица общества, а стремлением этого общества помочь ему исправиться, осознать свою вину и на этой основе сформировать другие рефлексы, другое нравственное поведение. Прогрессивные специалисты-пенитенциаристы в связи с этим все более уверенно заявляют, что необходимо исправление не отдельных людей, а всего общества. Тем не менее, многогранная, косвенная виновность многих людей, а также неподсудность объективных обстоятельств влекут за собой прямую индивидуализированную ответственность, осуждение и наказание конкретного преступника. При равенстве криминогенной значимости социальных и личностных факторов, предопределяющих преступность и преступное поведение, существует неравная ответственность.

Общество в целом, отдельные его члены, в том числе и «властные мужи», испытывают косвенную вину и соответствующую ей ответственность, но не наказание. Это противоречие практически неразрешимо, поскольку несмотря на предпринимаемые научные попытки не удается четко определить степень влияния того или иного конкретного фактора, совокупности, а возможно, и системы факторов на создание неблагоприятной обстановки, криминогенной ситуации и социальных предпосылок совершения преступлений. Их жертвами становятся не только потерпевшие, но и сами осужденные, члены их семей, микроокружение. Потери несет и общество в целом.

В целях смягчения обозначенного противоречия гуманистическая психология и педагогика предлагают путь минимизации социального напряжения и несправедливости, гармонизации отношений членов общества, достижения социального мира и оказания адресной помощи нуждающимся. В основе такого концептуального подхода – признание каждого человека высшей самоценностью и соответственно – борьба за каждого без исключения человека (а не против него), создание благоприятных условий для максимально полной позитивной самореализации, имея ввиду, наряду с другими социально уязвимыми группами населения, и осужденных. Для этого последним необходимо помочь психологически, а также создать соответствующую обстановку, социально-педагогическую среду и другие объективные предпосылки, побуждающие человека к субъективному исправлению и ресоциализации в местах лишения свободы, социальной адаптации после освобождения, а также проявления личностной активности в процессе самоисправления. Предлагаемая система при условии ее организационно-управленческого обеспечения сделает высоковероятностным, закономерно обусловленным успешное исправление как массовидное, а не единичное явление. Ее принципиальные положения получили закрепление в «Концепции воспитательной работы с осужденными в условиях реформирования уголовно-исполнительной системы».

Возвращение осужденных к нормальной жизни, исправление и ресоциализация в современной России сопряжены с разрешением целого ряда не только субъективных проблем (преодоление личностных слабостей и деформаций, развитие и саморазвитие позитивного потенциала, формирование планов, перспектив и психологической готовности к преодолению сложных жизненных ситуаций в исправительных учреждениях и на свободе, умений некриминального удовлетворения своих первичных экзистенциальных потребностей (по А. Маслоу – в питании, жилье, работе, достойном заработке, безопасности и т. д.), позволяющих перейти к удовлетворению вторичных, более высоких потребностей (в общении, дружбе, внимании к себе, уважении и признании со стороны других, достижении высокого социального статуса, самовыражении, в творчестве, самореализации), в том числе и исправлении. Неблагоприятный макросоциальный фон, обусловленный кардинальными преобразованиями основных сфер жизни общества: политическая и экономическая нестабильность, пересмотр системы базовых ценностей духовной жизни, резкое расслоение общества, низкий жизненный уровень большинства населения, социальные и этнические конфликты, отсутствие эффективной системы социальной защиты, помощи и поддержки граждан, кризисные ситуации – усугубляют положение осужденных в период отбывания наказания и осложняют процесс реабилитации после освобождения.

В современных условиях необходимы концептуальное оформление и практическая реализация иных подходов к исполнению наказаний. В рамках общесоциальной стратегии защиты всех категорий населения, особенно наиболее уязвимых ее слоев, актуальной представляется задача формирования системы защиты, поддержки и помощи (охранно-защитной системы – по С. А. Беличевой) осужденным. Будучи жертвами своих собственных преступлений, часто совершенных под давлением неблагоприятных условий социализации, они не могут быть подвергнуты риску стать неполноценными людьми на всю оставшуюся жизнь. Законно подвергаясь определенным судом изоляции, ограничению в некоторых правах и свободах, осужденный из-за несовершенства системы исполнения наказаний незаконно попадает в зону повышенной опасности для физического и психологического здоровья, утраты положительных связей и социального статуса, отчуждения и стигматизации. Очевидна потребность в улучшении условий содержания осужденных в местах лишения свободы, направленных на то, чтобы в «тюрьме было как можно меньше тюрьмы» (Ю. И. Калинин).

Систематизация накопленных данных позволяет предположить, что созданы предпосылки для оформления такой межнаучной отрасли знаний как «виктимология осужденного». Борьба «не против», а «за» осужденного как государственного масштаба задача становится практической реальностью в связи с передачей уголовно-исполнительной системы в ведение Министерства юстиции России, а затем выделением в самостоятельную Федеральную службу исполнения наказаний. При этом функция непосредственной борьбы с преступностью в обществе сохранена за органами внутренних дел.

1.2 Становление основ социальной работы в отечественной пенитенциарной системе

Деятельность уголовного судопроизводства и исправительных систем строится на основе общих философских принципов: возмездие, возмещение, общее устрашение, устрашение отдельного лица, перевоспитание, превентивные меры, воздаяние по заслугам.

Ни один из этих принципов не ведет к радикальному снижению уровня преступности, поскольку на положение дел в пенитенциарной системе влияют и другие факторы. Система наказания является общественным явлением, которое не может быть в полной мере объяснено ни правовым аппаратом, ни этической стороной своих решений. По собственной значимости техника содержания в местах лишения свободы (контроль и исправление) представляют собой естественное продолжение методов исправления и опыта контроля, присущего юстиции в целом. Со всей уверенностью можно сказать, что между общественными системами существует определенное влияние, и тенденции к институционализации и бюрократизации, например, можно найти и в других областях социального контроля (психиатрии, системе социального обслуживания), их можно обозначить как структурные особенности, характерные для всего общества.

Не менее важно правильно оценивать экономические условия при наказании лишением свободы. Это касается взаимосвязей между экономическим процветанием и возможностью реформ и экономическим регрессом и обратным ходом реформ, когда все усилия с самого начала обречены на провал ввиду экономических ограничений. Функции лишения свободы как наказания преступника постоянно варьировались в зависимости от различных условий. Но при каждой попытке реформы возникает опасность, что первоначальные реформаторские идеи будут изменяться в зависимости от реальной практики, от конкретных условий осуществления реформы. С одной стороны, это заложено в противоречиях практической жизни, с другой – теории, как правило, не рассматривают проблемы в их изменении и развитии. Все это касается и попыток социальной работы в местах лишения свободы, которая зависит от времени и экономических условий.

Рассмотрим становление социальной работы в пенитенциарной системе в контексте исторических событий России. Длительное время в общественном мнении складывалось представление о том, что в России на всех этапах ее существования в отношении осужденных осуществлялась лишь карательная политика, и никаких мер воспитательного, социального характера не применялось. Однако, первые положения о гуманном отношении к заключенным декларировались в Наказе Императрицы Екатерины II комиссии о составлении проекта нового Уложения о наказании, где статья 248 гласила: «…самое надежное, но и самое труднейшее средство сделать людей (заключенных) лучшими есть приведение в совершенство воспитания».

Процитированный документ позволяет сделать вывод о том, что уже в XVIII веке в качестве целей деятельности пенитенциарных учреждений России ставилось не только устрашение и возмездие, но и исправление преступников, возвращение их в общество полноценными людьми. Кроме названного, в упомянутом проекте особое внимание уделялось тюремным больницам, бесплатному предоставлению одежду неимущим, раздельному содержанию подследственных и осужденных и пр., то есть, говоря современным языком, закладывались основы социальной работы в тюремных учреждениях. Однако приведенные выше идеи так и нее были реализованы на практике в силу того, что не были обеспечены ни материально, ни организационно.

Следующий этап становления социальной работы в исправительных учреждениях связан с эпохой царствования Александра I. С разрешения и под покровительством императора было учреждено Попечительное о тюрьмах общество. Перед обществом была поставлена задача нравственного исправления преступников. Достижение этой цели обеспечивалось следующими средствами: размещением по роду преступлений и обвинений, наставлением заключенных в правилах христианского благочестия и доброй нравственности, занятием их приличными упражнениями и пр., то есть провозглашался гуманный подход к гражданам, совершившим преступление. Необходимо отметить, что с учреждением названного общества вводились ранее неизвестные новшества в тюремный быт. Членам губернских тюремных комитетов разрешалось посещать тюрьмы и знакомиться с положением заключенных; к работе с содержащимися я тюрьмах привлекались, с ни щеп послу жители; создавались библиотеки с фондом исключительно религиозного содержания.

Весьма важным для зарождения основ социальной работы с заключенными стал Закон от 4 июля 1866 года, определивший нормы положенности жилой площади на каждого арестанта, размещение осужденных дифференцированно, по полу, возрасту и сословиям, регламентировавший снабжение одеждой, бельем, организацию питания и другое. Очевидно, что в этом правовом документе отражается забота государства о минимальном обеспечении человека, преступившего закон и создаются условия для физического выживания в условиях лишения свободы.

Большое влияние на становление социальной работы оказало реформирование тюремной системы в 70–80-е годы XIX века, когда главным элементом провозглашается труд осужденных, материальная заинтересованность в нем. В 1879 году было создано Главное тюремное управление, в его структуре был образован институт тюремной инспекции, которая занималась сбором, анализом сведений о тюремных учреждениях, ревизией тюремного хозяйства, то есть создавалась система государственного контроля за положением дел. Следует отметить, что государством всячески поощрялось участие светских лиц в работе с осужденными, которое, однако, чаще всего ограничивалось частными формами материальной помощи.

Формирование основ социальной работы в местах лишения свободы заключения на рубеже XIX–XX веков происходило и через становление патроната, который понимался как покровительство лицам, вышедшим из мест заключения, оказание им различной помощи. Перед ним ставилась задача восстановить общественно полезные связи осужденного. В 1896 году было создано Санкт-Петербургское Попечительное общество о домах трудолюбия, целью деятельности которого являлось оказание срочной помощи нуждающимся, в том числе и освобожденным из мест заключения, по возможности недолговременной.

Деятельность патроната получила широкое распространение в работе с несовершеннолетними осужденными. Его цель по отношению к несовершеннолетним состояла в ограждении их от нравственной гибели, развитии способностей к честному труду.

В начале XX века был принят важный документ – Нормативный устав общества покровительства лицам, освобождаемым из мест заключения (патронат). Им определялся круг лиц, которые могли приниматься под покровительство, а также перечень способов оказания помощи: снабжение одеждой, пищей, выдача ссуд и денежных пособий; содействие в помещении в приют, школы, больницы и прочее. Таким образом, закладывались некоторые организационные основы непрофессиональной социальной работы.

Наиболее интенсивно развивалась социальная работа с несовершеннолетними правонарушителями. Только за десять лет (с 1871 по 1881 год) в России было открыто шесть приютов и пять земледельческих колоний. В отчете Главного тюремного управления за 1883 год отмечалось, что большинство карательных учреждений для несовершеннолетних Империи обязаны своим возникновением и процветанием благодаря широкой благотворительности частных лиц.

Таким образом, на рубеже XIX–XX веков активно закладывались первоосновы социальной работы в пенитенциарных учреждениях России. Проявлялись они, прежде всего, в становлении психологических и педагогических методов работы с преступниками, в совершенствовании правовой базы их осуществления. Необходимо отметить, что основные направления социальной работы в современном ее понимании реализовывались преимущественно священнослужителями, общественными организациями и частными лицами. Особенно ярко проявлялись различные ее направления в отношении несовершеннолетних осужденных.

Смена государственного строя России в феврале 1917 года вызвала необходимость переоценки института тюремного наказания. Пытаясь реформировать тюремную систему, Главное управление по делам мест заключения (получившее это название в апреле 1917 года) развивает элементы самодеятельности, использует в обеспечении надлежащего порядка в пенитенциарных учреждениях самих заключенных. Важную стимулирующую роль призвана была сыграть вводимая прогрессивная система отбывания наказания, при которой судьба осужденного зависела от его поведения. При определенных условиях им предоставлялись различные льготы, вплоть до условно-досрочного освобождения.

О становлении социальной работы в тюрьмах России свидетельствует один из документов, в котором подчеркивалось, что главным должно стать возрождение и социальное перевоспитание человека, имевшего несчастие совершить преступление. К числу основных средств воздействия на личность заключенного главное управление местами заключения относит труд. При этом обращалось внимание на то, что работы ориентируются на ресоциализацию и должны давать заключенным знания, с которыми они по выходе на свободу могут найти себе подходящее занятие.

После Октябрьской революции Советская власть получила от предшественников тяжелое наследство в виде мест лишения свободы, особенно в части материально-бытовых условий. Но государство на данный период не располагало необходимыми материальными и людскими ресурсами, поэтому система исполнения наказания какой-то период оставалась без изменений.

С точки зрения исследования становления основ социальной работы представляет интерес Постановление ВЦИК 1919 года «О лагерях принудительных работ». В нем предусматривалась значимость физического труда заключенных, оплата которого осуществлялась по ставкам отраслей профессиональных союзов.

Следует отметить положительную роль в выработке опыта социальной работы съездов пенитенциарных работников. Первый такой съезд состоялся в конце октября 1923 года, а второй Всероссийский съезд работников пенитенциарного дела – в ноябре-декабре 1924 года. На съездах обсуждались необходимость проведения коренных реформ в пенитенциарном деле, а также направления и формы реализации первого российского Исправительно-трудового кодекса 1924 года.

Вводилась дифференциация условий содержания заключенных, а применение льгот зависело от ах отношения к выполнению трудовых обязанностей. Заключенным, которые проявляли особое трудолюбие, могло быть разрешено проживание на частных квартирах с обязательным условием являться в лагерь для исполнения назначенных работ; срок заключения им мог быть сокращен.

В соответствии с положениями кодекса при местных органах власти создавались распределительные комиссии, обладавшие достаточно широкими функциями: распределение осужденных по видам исправительных учреждений и перевод из одного учреждения в другое, перевод из разряда в разряд, ходатайство о продлении срока заключения или об отмене содержания под стражей, о досрочном освобождении, о зачете рабочих дней, об открытии или реорганизации исправительных учреждений.

При каждом месте заключения учреждались наблюдательные комиссии в составе: начальника места заключения, народного судьи (по месту дислокации учреждения), представители бюро профсоюзов. В работе этих комиссий принимали также участие прокурор, врач, другие специалисты. Комиссии осуществляли наблюдение за распределением заключенных, их переводами из разряда в разряд, предварительно обсуждались данные о личности заключенных для решения вопроса об их досрочном освобождении; рассматривались представления в распределительную комиссию о переводе заключенных из одного учреждения в другое, предоставление заключенным отпусков, разрешение свиданий определенным категориям заключенных; предложения в распределительную комиссию об отмене содержания под стражей; сообщение прокурору о фактах незаконного содержания под стражей.

Важным фактором становления психологических и педагогических методов социальной работы явилась правовая регламентация культурно-воспитательной работы в местах лишения свободы. К основным задачам культурно-просветительской работы исправительных учреждений отнес поднятие интеллектуального и гражданского развития заключенных путем сообщения им как общеобразовательных, так и профессиональных знаний, а также ознакомление с основами советского строя, правами и обязанностями гражданина Союза ССР. Кодекс заложил основополагающий принцип перестройки всей деятельности мест заключения путем всемерного развития самодеятельности самих заключенных, который впоследствии не был реализован.

Весьма важным направлением социальной работы являлась социальная реадаптации лиц, отбывших наказание, после их освобождения из мест лишения свободы. Первые шаги в этом направлении были предприняты в январе 1922 года, когда коллегией НКЮ было утверждено Положение о Комитете помощи освобожденным из мест заключения. Комитеты были призваны оказывать помощь тем освобожденным, которые пожелают получить ее и будут признаны им как нуждающиеся в этой помощи. Таким образом, были определены приоритетные категории осужденных, требующих проведения с ними обязательной социальной работы. Во многих губерниях и областях комитеты помощи стали создавать производственные предприятия для частичного решения вопросов, возникших в связи с массовой безработицей в стране.

Исправительные учреждения 1933 года закрепил многие оправдавшие себя на практике формы и методы работы с осужденными и ввел ряд новелл, реализация которых создавала определенные перспективы для совершенствования основ социальной работы в современном ее понимании, которые, к сожалению, во многом не были реализованы. Важным направлением работы, обеспечивающим сохранение полезных связей осужденных, явилось закрепление кодексом права на регулярные свидания.

Для стимулирования становления заключенных на путь исправления предусматривалось использование поощрительных мер: объявление благодарности с занесением в личное дело, выдача премиального вознаграждения, улучшение жилищных и бытовых условий, предоставление свободного передвижения в пределах территории лагеря и другое.

Необходимо подчеркнуть, что в связи с ликвидацией в стране безработицы ставилась задача организовывать труд осужденных так, чтобы они имели возможность с самого начала отбывания наказания приобрести квалификацию или повысить имеющуюся, что имело большое ресоциализирующее значение. Исходя из этого остро ставился вопрос о расширении профессионально-технического образования как средства социальной реабилитации, организации обучения осужденных тем профессиям, которые требуются предприятиям не только исправительных учреждений, но и народного хозяйства. Создавались целевые профессионально-технические курсы и кружки, затем была введена система массово-технического обучения осужденных по правилам подготовки квалифицированной рабочей силы.

Дошедшие до нас документы и свидетельства очевидцев позволяют сделать вывод о том, что тяжелые физические работы, неустроенность быта изматывали заключенных, подрывали их здоровье, вызывали среди них рост инвалидов, приводили к преждевременной смерти. Нельзя не отметить, что в лагерях принимались определенные меры по восстановлению здоровья заключенных, созданию для отдельных категорий из них особых условий для отбывания наказания. В частности, создавались инвалидные и санитарные городки. Инвалидные городки преследовали цель организации лечения инвалидов, использования их на подсобных работах, изоляции от здоровой массы заключенных я специальных пунктах, организация труда, в которых учитывала степень потери трудоспособности заключенных-инвалидов.

Санитарные городки создавались для восстановления здоровья заключенных, которые по каким-либо причинам временно утратили трудоспособность и нуждались в отдыхе свыше пятнадцати дней. Например, к началу летних работ 1935 года через сангородки и команды временно нетрудоспособных в Дмитлаге НКВД СССР прошло около 65 тыс. заключенных. В период Великой отечественной войны производственно-хозяйственная деятельность ГУЛАГа была полностью подчинена интересам обороны. На пенитенциарную систему возлагалось производство сельскохозяйственной продукции и других продуктов питания для нужд фронта и тыла, а также обеспечение 640 предприятий и строительных объектов рабочей силой из числа заключенных.

В 1943 году приказом ГУЛАГа НКВД СССР «О мероприятиях по дальнейшему улучшению физического состояния заключенных, содержащихся в исправительных учреждениях и колониях» администрациям предлагалось начать дополнительное строительство коммунально-бытовых помещений и других объектов для обеспечения потребностей осужденных, что способствовало некоторому улучшению условий их содержания.

Война предоставила некоторым категориям осужденных возможность искупить свою вину в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками. Только в период с 12 июля по 24 ноября 1941 года тысячи осужденных были досрочно освобождены и направлены в Красную Армию. С окончанием войны ставилась задача по улучшению условий содержания осужденных. В директиве МВД СССР 1946 года подчеркивалось, что содержание, режим, быт, труд, медико-санитарное обслуживание и перевоспитание заключенных в исправительных учреждениях должно соответствовать советскому законодательству. Также проводится комплекс мероприятий по восстановлению сил ослабленных заключенных. Для этих целей по указанию ГУЛАГа МВД СССР во всех исправительных учреждениях организуются оздоровительные пункты из расчета 1% от числа занятых в производственных процессах.

Необходимо подчеркнуть, что приведенные факты и примеры становления основ социальной работы в 30–40-е годы ХХ века были характерны не для всей исправительной системы, а осуществлялись лишь в ряде учреждений. Деятельность ГУЛАГа в рассматриваемый период нельзя, очевидно, оценивать однозначно. В законах того времени отсутствовали нормы, устанавливающие ответственность должностных лиц, не обеспечивающих защиту законных прав и интересов заключенных, администрацией мест заключения повсеместно ущемлялись права содержащихся в них. В связи с этим основы пенитенциарной социальной работы развивались медленно.

Весьма важным для становления социальной работы новшества в практике деятельности пенитенциарных учреждений СССР были приняты в 50-е годы. В целях развития самодеятельности заключенных в лагерях и колониях создаются советы актива, положение о работе которых утверждается приказом МВД СССР №472 от 13 сентября 1954 года. Вводятся демократические начала избрания членов совета актива открытым голосованием на общих собраниях заключенных. При советах создаются массовые секции: производственно-массовой работы и социалистического соревнования; культурно-массовой работы; производственно-профессионального и общеобразовательного обучения; физкультурно-спортивной работы; санитарно-бытовая; общественного питания и торговли, способствовавшие решению социальных проблем осужденных.

В мае 1957 года были созданы наблюдательные комиссии. Перед ними стояли задачи социального контроля за соблюдением законности в деятельности исправительных учреждений, наблюдение за выполнением мероприятий по перевоспитанию заключенных, привлечение общественности к участию в перевоспитании заключенных, содействия освобождающимся в трудоустройстве.

25 декабря 1958 года ВС СССР были приняты Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик, где была сформулирована цель наказания – исправления и перевоспитания осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правам социалистического общежития, а также предупреждения совершения новых преступлений. Как подчеркивалось в законе, наказание не имеет целью причинения физических страданий или унижение человеческого достоинства.

Дальнейшее совершенствование основ социальной работы было связано с созданием в 1963–1964 гг. нового вида исправительных учреждений – колоний-поселений. Главная цель их деятельности четко отражена в Указе Президиума Верховного Совета СССР от 26 июня 1963 года «Об организации исправительно-трудовых колоний-поселений и о переводе в них осужденных, твердо вставших на путь исправления». Особая значимость создания этих учреждений состояла в том, что создавались объективные предпосылки для условий ресоциализации осужденных: не предусматривалась строгая изоляция от общества, отсутствовала охрана, при определенных условиях осужденному предоставлялось право на приобретение собственного жилья и проживания с семьей, заключение браков, совместной работы с вольнонаемными рабочими.

Практика советских исправительных учреждений на протяжении длительного периода времени вела поиск оптимальных форм организации среды осужденных с тем, чтобы наиболее эффективно использовать предусмотренные законом формы, методы и средства психолого-педагогического воздействия на личность, закладывая тем самым основы социальной работы в местах лишения свободы.

В качестве наиболее удачной формы организации коллектива осужденных был признан отряд. Отрядная система практически без изменений сохранилась до нынешнего времени. Во главе отряда осужденных назначается начальник, в круг функциональных обязанностей которого входят элементы социальной работы. В 1975 году были введены должности старшего инспектора по трудовому и бытовому устройству осужденных, освобождаемых из исправительных учреждений, а в 1978 году постановлением Министров СССР – должности инженера по организации труда осужденных в отряде исправительного учреждения, имеющих собственную производственную базу. Следует отметить, что инспектор по трудовому и бытовому устройству осужденных, освобожденных из исправительных учреждений, являлся фактически сотрудником, осуществляющим в наиболее полной мере функции специалиста по социальной работе.

В 60–80 годах в исправительных учреждениях проводится опытно-экспериментальная работа, которая содержала и элементы социальной работы. Наиболее значимые из положительно-зарекомендовавших опытов: вологодский (формирование направленно-воспитывающих коллективов осужденных); харьковский (шефство общественности над исправительными учреждениями); белорусский (организация индивидуальной работы с трудновоспитуемыми осужденными) и другие.

Позднее в практику деятельности исправительных учреждений был введен новый социально-правовой институт – краткосрочные выезды осужденных за пределы мест лишения свободы, значительно расширилось условное и условно-досрочное освобождение от отбывание наказания осужденных, доказавших свое исправление.

В конце 80-х – начале 90-х годов большое внимание уделялось укреплению взаимодействия исправительных учреждений с представителями различных религиозных конфессий и благотворительных миссий, имевшего важное значение для реализации основ социальной работы в местах лишения свободы. Во многих исправительных учреждениях был накоплен опыт совместной работы со священнослужителями в духовном и нравственном становлении осужденных. В этой деятельности активное участие принимали служители Русской православной церкви, Евангельских христиан-баптистов, пятидесятников, адвентистов седьмого дня, мусульман, буддистов и других. Большую активность по оказанию социальной помощи осужденным проявила Армия спасения, представляющая собой евангелическую ветвь христианской церкви.

Представляет научный интерес раскрытие такого направления социальной работы, как помощь лицам, отбывшим наказание, в адаптации к жизни в обществе. С этой целью одним из первых в стране было создано специализированное общежитие для краткосрочного проживания в Калининграде. Контингент лиц, которым оказывается помощь, ограничен лицами, отбывшими наказание только в этой области. Но по такому же пути пошли и в Ярославле, создав на базе общежития, принадлежащего промышленному предприятию, «переходной дом», где в течение месяца освобожденные могли проживать и одновременно решать вопросы обустройства своей жизни, до получения постоянного жилья и работы.

Заслуживает внимания и подход, выработанный в конце 80-х годов в Ленинграде. По решению исполкома было выделено под общежитие здание на 250–300 мест с передачей его на баланс центра по трудоустройству. Финансирование создаваемого центра социальной адаптации осуществлялось за счет долевых отчислений исполкомов райсоветов.

Полезен опыт создания и работы центра социальной адаптации в Самаре. Его можно считать переходным этапом от простейших форм социальной помощи (предоставление места для ночлега) к созданию организаций, оказывающих всестороннее содействие лицам, нуждающимся в жилье, трудоустройстве, материальной, юридической, медицинской помощи. Особенностью Самарского центра являлось то, что туда принимались не только лица, отбывшие уголовное наказание, ни и другие граждане, по тем или иным причинам утратившие связи с родственниками, постоянное место жительства.

В ряде регионов страны функционировали советы социальной адаптации, фонды социальной помощи и другое. Советы социальной адаптации – это добровольные общественные организации, оказывающие содействие освобождающимся по устройству жизни на свободе.

В начале 90-х годов исправительная политика Советского государства подверглась коренному изменению, что обусловлено проходящими в нашем обществе процессами смены государственности, политической власти, ценностных ориентаций общества и другими факторами. Законодательно были отменены многие правоограничения и введены нормы, закрепляющие право осужденных на свободу совести, вероисповедания, право на отпуск, на зачет времени работы в местах лишения свободы в общий трудовой стаж, право на личную безопасность, на телефонные разговоры и другие права. Социальной реадаптации способствовало признание незаконной нормы Жилищного кодекса РСФСР об утрате права на жилье лиц, осуждающихся к лишению свободы на срок свыше шести месяцев, а также нормы Закона «О государственных пенсиях», которая предусматривала приостановление выплаты пенсии во время лишения свободы по приговору суда, пересмотрены нормы обеспечения предметами первой необходимости осужденных к лишению свободы, не имеющих заработка.

Таким образом, к концу 90-х годов были созданы предпосылки для создания в исправительных учреждениях института социальной работы.

1.3 Связь социальной работы с попечительским советом и общественностью

Традиции участливого, жалостливого отношения к лишенным свободы, сострадания, благотворительности, патроната и попечительства в России имеют глубокие исторические корни. Очевидно, в этом проявляется особая чувствительность русской души, национальная склонность к сопереживанию с ближним, общинная ментальность, готовность помогать друг другу

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Становление социальной работы в пенитенциарных учреждениях". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 548

Другие дипломные работы по специальности "Социология":

Социология и ее практическое значение в прошлом и в современной жизни

Смотреть работу >>

Организация социальным педагогом досуговой деятельности младших подростков

Смотреть работу >>

Роль социального партнерства школы и группы по делам несовершеннолетних в решении актуальных проблем несовершеннолетних правонарушителей

Смотреть работу >>

Благотворительность в России

Смотреть работу >>

Безработица среди жен военнослужащих

Смотреть работу >>