Дипломная работа на тему "Социальные установки общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного взаимодействия"

ГлавнаяСоциология → Социальные установки общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного взаимодействия




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Социальные установки общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного взаимодействия":


Дипломная работа

На тему:

"Социальные установки общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного вза имодействия"

Оглавление

Введение.......................................................................................................... 3

1. Теоретико-методологические основы разработки проблемы социальных установок общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного вза имодействия................................................................... 6

1.1 Понятие социальной установки как формы оценивания объектов социальной действительности............................................................................................. 6

1.2 Социально-психологические исследования социальных установок общества к лицам пожилого и старческого возраста................................................................ 25

1.3 Понятие межпоколенного вза имодействия в работах различных специалистов 36

2. Методические основы исследования социальных установок к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного вза имодействия......... 44

2.1 Описание метода исследования.............................................................. 44

2.2 Описание программы исследования...................................................... 49

3. Анализ результатов исследования........................................................... 52

3.1 Структура аттитюдов представителей различных поколений женской выборки по отношению к лицам пожилого возраста...................................................... 52

Выводы.......................................................................................................... 67

Заключение.................................................................................................... 69

Библиографический список.......................................................................... 71


Введение

Мировая психологическая наука начала проявлять растущий интерес к проблеме старения человека и его жизни в пожилом и старом возрасте лишь в последней трети XX в. [6]. Неразработанность вопросов геронтопсихологии стала серьезным препятствием для создания целесообразной теории изменения и развития личности в пространстве и времени всей жизни субъекта, для построения психологии развития как самостоятельной дисциплины. Следует отметить, что психологами детально разработаны, исследованы периоды детства и юношества. При изучении зрелого человека акцент делается, как правило, на профессиональную сферу деятельности. Период поздней взрослости, старости исследован очень слабо. Не существует достаточно достоверных данных об особенностях мотивационной, эмоциональной сферы, самооценке и других составляющих личности пожилого человека.

Изменение социального статуса человека в старости, вызванное прежде всего прекращением или ограничением трудовой деятельности, изменениями ценностных ориентиров, самого образа жизни и общения, возникновением затруднений в социально-бытовой, психологической адаптации к новым условиям, требует необходимость выработки особых подходов, форм и методов психологической работы с пожилыми людьми.

Решением симпозиума по классификации и номенклатуре периодов старости и старения от 1962 г. принято в качестве рабочего следующее деление лиц позднего возраста [11,39]:

1) пожилой (предстарческий) возраст – 61-74 г. для мужчин и 56- 74 г. для женщин;

2) старческий возраст – 75-89 л.;

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по необходимой вам теме. Высококлассное выполнение дипломных работ на заказ в Красноярске и в других городах России.

3) долгожители – 90 л. и старше.

Объект данного дипломного проекта – категориальная структура обыденного сознания представителей различных поколений.

Предмет – социальные установки по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного вза имодействия

Целью настоящей работы является выявление социальных установок общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста. Достижение цели предполагается посредством решения следующих задач:

1) рассмотреть исследования социальной установки в психологической и социально-психологической литературе;

2) проанализировать современные научные разработки по проблеме социальных установок к лицам пожилого и старческого возраста;

4) провести исследование социальных установок к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного вза имодействия и проанализировать его результаты;

5) интерпретировать полученные результаты.

Гипотезы:

1)  Социальные установки по отношению к лицам пожилого возраста чаще носят негативный характер.

2)  Социальные установки общества детерменируют самооценку пожилых.

3)  Большинство аттитюдов в отношении лиц пожилого и старческого возраста касается их включённости в социальную реальность.

4)  Социальные представления субъекта о старости трансформируются при переходе его самого в период поздней взрослости.

Данный дипломный проект имеет своей целью изучение социальных установок, включающихся при восприятии лиц пожилого и старческого возраста. Полученные результаты позволят проследить тенденции изменения аттитюдов по мере перехода в следующую возрастную группу, на основе которых антиципировать развитие этих установок. На основе результатов возможно построение современной концепции психологического консультирования, которая позволит минимизировать травматические последствия перехода в период поздней взрослости, разработать рекомендации по оптимизации семейных и профессиональных взаимоотношений, а также выявить конкретные детерминанты конфликтов между лицами, принадлежащими к различным поколениям.

В качестве методологической основы выступает теория социальных представлений (С. Московичи, Д. Жоделе), концепция диспозиционной регуляции социального поведения личности В. А. Ядова, теория личностных конструктов Дж. Келли, методика «интерперсональной диагностики» Т. Лири, психосемантический метод, статистические методы.

1. Теоретико-методологические основы разработки проблемы социальных установок общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного вза имодействия

1.1 Понятие социальной установки как формы оценивания объектов социальной действительности

1.1.1 Социальные представления как основа образования социальной установки

Идейным источником теории социальных представлений является социологическая концепция Дюркгейма [73]. Социология, по мнению Дюркгейма, должна изучать общество как систему связей между индивидами. Внутри этой системы главным объектом являются социальные факты – продукты социального вза имодействия и одновременно его регуляторы, «принуждающие» индивида к определённому поведению. К социальным фактам относятся: нормы, стандарты поведения, оценки и коллективные представления.

Коллективные представления занимают центральное место среди социальных фактов.

Структура общества образуется социальными фактами двух уровней: «морфологическим» и «физиологическим». На «морфологическом» уровне находятся факты, характеризующие географический, экономический, демографический и др. аспекты «общественного организма». «Физиологический» уровень образуют факты, составляющие нематериальный, духовный аспект, коллективное сознание.

В свою очередь коллективное сознание имеет две формы: институционализированная, куда входят юридические, моральные нормы, религиозные догмы и т. д. и неинституционализированная, которую составляют общественные настроения, динамика общественного мнения и т. д.

Наиболее известной является теория социальных представлений в разработке Сержа Московичи, представителем критического направления в европейской социальной психологии. Московичи определяет социальное представление как сеть понятий, утверждений и объяснений, рождающихся в повседневной жизни в ходе межличностной коммуникации [4]. Следует отметить, что понятия «представление» в общей и социальной психологии нетождественны. Если для психологов представление – это звено в переходе о восприятия к мышлению или от образа к понятию, то для Московичи представления – это то, что в традиционных обществах называли мифами и верованиями. Социальное представление – это одна из форм познания действительности, точнее социально действительности.

Следовательно, социальные представления образуются в обыденном сознании с целью осмысления, интерпретации окружающей социальной действительности. Очевидно, что перед индивидом периодически возникают незнакомые объекты, новая информация. Тогда нарушается «гомеостаз» сознания, нарушается привычная картина мира, в которой все объекты имеют своё объяснение. Чтобы достичь равновесия, «консонанса» индивид стремится «приручить» новую информацию, поместив её в рамки своего образа мира. Московичи считает, что с помощью социальных представлений новое и непонятное со временем становится понятным. Существует понятие «общие знания», которое обозначает уровень овладения человеком широкого круга знаний, хотя бы на уровне представления. На основе школьных знаний, информации из СМИ и других источников человек может рассуждать, к примеру, о механизмах генной инженерии, психологических закономерностях («все болезни от нервов»). Московичи рассматривает индивида не как пассивного наблюдателя, а как учёного. Всё это нужно человеку, чтобы понять смысл окружающего его мира, чтобы облегчить процесс коммуникации с другими людьми по поводу каких-либо событий, для построения непротиворечивой картины мира.

Следует отметить, что у теории социальных представлений есть ряд точек соприкосновения с теориями когнитивного соответствия, например, с теорией когнитивного диссонанса Л. Фестингера. В ней проводится мысль, что в жизни человека происходит очень много неожиданностей, которые приводят его в состояние тревожности, дискомфорта. Желая сохранить привычный образ мира, индивид селективно отбирает информацию для достижения состояния консонанса. Однако, в теории социальных представлений акцент ставится не на потребность человека в консонансе, а на потребность понять смысл. Индивид стремится сделать свою жизнь осмысленной.

Опираясь на дюркгеймовское понятие «коллективное представление», которое послужило источником понятия «социальное представление», логично отметить, что оно выступает как фактор, конструирующий реальность не только для отдельного субъекта, но и для целой группы. Социальное представление есть «мнение группы, которое можно рассмотреть как её своеобразную визитную карточку», утверждает Московичи [4, с. 209]. Одна из представителей данного направления, Д. Жоделе определила социальное представление как общий образ реальности, характерный для данной группы, при этом этот образ часто не совпадает, а то и противоречит видению другой группы. П. Н. Шихирев также отмечает, что социальное представление – это основной элемент группового сознания, в котором выражено отношение определённой группы к тому или иному объекту. Поэтому оно выражает не индивидуальное мнение человека, а мнение его как члена группы, класса культуры [73].

Перейдём к структуре социального представления. Она складывается из трёх компонентов:

1)  информация, т. е. сумма, количество знаний об объекте, осведомлённость о нём;

2)  поле представления, которое указывает на качественную характеристику представления, единство образного и смыслового компонента, оно формируется в группе;

3)  установка, т. е. общее отношение к объекту, готовность к его оценке.

Социальное представление выполняет три основные функции:

1)  оно является инструментом познания социального мира;

2)  оно есть способ опосредования поведения, т. е. способствует направлению коммуникации в группе, обозначению ценностей, которые регулируют поведение;

3)  оно есть средство адаптации совершающихся событий к уже имеющимся, т. е. способствует сохранению сложившейся картины мира.

Реализацию этих функций обеспечивает особый механизм возникновения социального представления. Этот процесс состоит из трёх этапов:

1)  «зацепление»;

2)  объектификация;

3)  натурализация.

Первый этап – «зацепление» - состоит в том, что сначала на всяком новом объекте (т. е. незнакомом) нужно сконцентрировать своё внимание и далее зафиксировать в объекте то, что позволит его вписать в существующую рамку понятий.

На втором этапе – объектификации – происходит попытка обозначения нового необычного предмета в боле конкретный образ. Именно в ходе этого процесса незнакомое и абстрактное трансформируется в нечто конкретное, соотносимое с картиной мира индивида. Объектификация чаще всего осуществляется в форме персонализации, т. е. попытки сопоставить понятие с какой-либо личностью, относительно знакомой. Например, теория относительности как правило опознаётся посредством имени А. Эйнштейна. Очевидно, что неизвестное понятие в случае персонализации сводится к более известному имени, к конкретной личности.

Иногда объектификация осуществляется в форме фигурации, в процессе которой содержание понятия, обозначающего для субъекта нечто незнакомое, привязывается не просто к имени кого-либо, а к некоторой «формуле», связанной с этим именем. Например, понятие дуализма связывается с именем Декарта, который в свою очередь является автором общеизвестного изречения «Я мыслю, следовательно, я существую».

И, наконец, последний этап – натурализация, который заключается в принятии полученного нового знания как некоторой объективной реальности. При этом удовлетворена потребность в приведении новой информации в соответствие с индивидуальной картиной мира.

Описанный механизм выражает основную идею концепции социальных представлений: «каждый индивид интегрирует и модифицирует в каждый данный момент социальные формы, созданные культурой и отдельными группами» [4, с. 212].

С. Московичи критикует когнитивизм за отсутствие социального, однако, выступает за соединение этих двух подходов. С. Московичи источник познания видит в социальных отношениях. Он считает свою концепцию важным дополнением к когнитивным теориям: он объясняет процесс вписывания новой информации в когнитивную структуру субъекта в зависимости от того, с какой социальной группой он себя идентифицирует.

Таким образом, социальное представление является основой образования аттитюда, другими словами аттитюд является составляющей социального представления, отвечающей за интериоризацию материала, полученного и из поступившей информации, и из поля, и из предшествующего опыта. Социальная установка отражает отношение индивида к объекту, которое проявляется в оценке, осознании объекта-явления, в эмоциях к нему, а также определённом поведении по отношению к нему. Аттитюд участвует во встраивании нового, незнакомого объекта (социального) в индивидуальную структуру человека, что является генеральным механизмом функционирования социального представления.

1.1.2 Исследования проблемы установки в общей и социальной психологии

Понятие «социальная установка», или аттитюд (от англ. attitude) достаточно широко исследуется с начала XX века. Им определяется едва ли не самый важный психологический механизм включения индивида в социальную систему.

Будучи обращенным одной своей гранью к социологии, а другой к психологии, понятие социальной установки указывает одновременно и на факт психологического переживания и на факт его социальной детерминации и направленности, тем самым объединяя в себе смыслы аффектов, эмоций и их предметного содержания. Именно поэтому при помощи понятия аттитюд описывается поведение человека в различных прикладных исследованиях: процессах массового общения, рекламы, этнических конфликтах, социологии труда и т. п.

Проблема установки была специальным предметом исследования в грузинской психологической школе во главе с Д. Н. Узнадзе. Внешнее совпадения терминов “установка” и “социальная установка” приводит к тому, что иногда содержание этих понятий рассматривается как идентичное: понятийный аппарат, раскрывающий суть этих терминов очень схож “склонность”, ”направленность”, “готовность”. Однако существует различие в понимании установок Д. Н. Узнадзе и социальными психологами.

По определению Узнадзе, установка - это “целостное динамическое состояние субъекта, состояние готовности к определённой активности, состояние, которое обуславливается двумя факторами: потребностью субъекта и соответствующей объективной ситуацией» [71, с. 26]. Таким образом, настроенность на поведение для удовлетворения данной потребности и в данной ситуации может закрепляться в случае повторения ситуации, тогда возникает фиксированная установка в отличие от ситуативной. Такое понимание установки не связано с анонимом социальных факторов, определяющих поведение личности, с усвоением субъектом социального опыта.

Установка в концепции Д. Н.Узнадзе в основном касается вопроса о реализации простейших физиологических потребностей человека (“элементарные фиксированные установки” по В. А. Ядову). Очевидно, что разработки проблемы установки в общей психологии применимы и к проблеме аттитюда в социальной психологии. О том, что социальная установка действует по тому же принципу, что и общепсихологическая упоминает П. Н. Шихирев, ссылаясь на исследование М. Шерифа и К. Ховлэнда “Социальное суждение” [75]. Вывод из полученных авторами экспериментальных данных состоит в том, что социальная установка изменяется, как и общепсихологическая установка по основному закону ассимиляции и контраста. Закон ассимиляции гласит, что под воздействием фиксированной установки тот или иной объект (в т. ч. и социальный) в случае незначительного отличия от содержания установки воспринимается как однозначный. В противоположном случае наблюдается эффект контраста в определении Ш. Надирашвили: ”не соответствующий установке человека объект кажется ему более отличным, чем это есть на самом деле”. Но в конечном итоге исследования аттитюда как преимущественно психологического явления оставляет без внимания специфику аттитюда, заключающуюся в его социальной функции, общепсихологический подход к проблеме установки не предполагает рассмотрение объектов и процессов, расположенных вне субъекта, в социальной системе.

Существует ряд приёмов, к которым прибегают учёные для решения этой проблемы. Например, определение социальной установки через социальную ценность, социальный объект. Однако, область исследования данной дипломного проекта лежит не в области социологии, поэтому сугубо социологические разработки рассматриваться не будут.

Итак, основной недостаток “социологического”, так же как и “психологического”, уклона в исследованиях состоит в том, что и в том и в другом случае представляет не как качественно особый социально - психологический феномен, а как механистическое соединения психологических особенностей установки с её социологическими характеристиками. Общепсихологическая установка наделяется спецификой, раскрываемой через “социальность” (объекта, ценность, отношение, потребности, ситуации и других компонентов, участвующих в образовании установки).

Круг вопросов, касающиеся установки, обсуждался И. Н. Мясищевым в “концепции отношений человека”. Отношение, понимаемое как система временных связей человека как личности - субъекта со всей действительностью [5], объясняет направленность будущего поведения личности. Отношение есть предрасположенность к каким-то объектом, позволяющая ожидать раскрытие себя в реальных актах действия. Отличие от установки здесь состоит в том, что предполагаются различные объекты (в т. ч. и социальные), на которые эти отношения распространяются, и разнообразные ситуации, сложные с точки зрения социальной психологии.

Подобные процессы рассматривала Л. И. Божович при исследовании формирования личности в детском возрасте. Было установлено, что направленность - это внутренняя позиция личности по отношению к социальному окружению, к отдельным объектом социальной сферы. Направленность личности сама по себе может быть рассмотрена в качестве предрасположенности личности действовать определённым образом. Такая интерпретация направленности личности позволяет рассмотреть это понятие как однопорядковое с понятием социальной установки.

Рассмотренные общепсихологические идеи, по мнению Г. М. Андреевой, имеют право на существование понятия “социальная установка” в психологии наряду с понятием установки в понимании Д. Н. Узнадзе.

Однако нас более интересует специфика аттитюда в системе социально - психологического знания.

Традиция изучения социальной установки сложилась в западной социальной психологии и социологии. В истории исследования аттитюда Г. М. Андреева выделяет 4 периода [5]:

1.  от введения этого термина в 1918 г. до второй мировой войны. В этот период отмечают бурный рост популярности проблемы социальной установки и числа исследований по ней.

2.  40-50-е гг. В этот период произошёл упадок исследований аттитюда.

3.  50-60-е гг. Характерная черта - возрождение интереса к проблеме, возникновения ряда новых идей, вместе с тем признание кризиса исследований.

4.  70-е гг., которые характеризуются застоем, связанный с обилием противоречивых фактов.

В 1918 г. У. Томас и Ф. Знанецкий установили две зависимости, описывающих процесс адаптации: а) зависимость индивида от социальной организации и б) зависимость социальной организации от индивида. Исследователи предположили описать две стороны указанного отношения с помощью понятий “социальная ценность” и “социальная установка”. Таким образом, впервые в терминологию социальной психологии было включено понятие аттитюда, которое было определено следующим образом: «психологическое переживание индивидом ценности, значения, смысла социального объекта» [5, с. 292].

Существует множество подходов к проблеме социальной установки. Эти концепции разрабатывались как социальными психологами, так и специалистами в общей психологии.

П. Н. Шихирев в статье «Социальная установка как предмет социально-психологического исследования» рассматривает категорию социально-психологического образа (“эйдотипа”) [75]. Таким образом, обозначен подход к изучению социальной установки как специфического образа.Основная его функция - регулятивная, котораяпреобладает над познавательной. Генетически принадлежит к формам регуляции поведения человека, предшествованием понятийным, к тому этапу развития мышления.

В этой связи одна из задач исследователей социальной установки - выявление закономерностей вза имодействия двух структур в ней - психологического переживания и формы его выражения.

Их вза имодействие Шихирев предлагает рассматривать как отношение индивидуального и стандартного (распространённого). Исследование стереотипа, который представляет собой наиболее концентрированное проявление аттитюда, показали следующее. Наибольшая его устойчивость и действительность проявляется тогда, когда его контур оставляет субъекту определённую свободу для индивидуальной “настройки” устойчивого общепринятого образа, для проявления активности ищущего выхода психологического напряжения, возникающего в результате расхождения образа, фиксированного в социальной установке и актуально складывающегося. Стереотип, не дающий индивиду такой возможности, теряет свой ореол и превращается в простой штамп.

Пространство, оставляемого для личного заполнения есть не что иное, как поле реализации субъектом своих функций “первичного рецепта” незаметно накапливающихся изменений в социальной системе. Достраивание стереотипа происходит на бессознательном уровне, но если оно воссоздаёт отраженную в нем действительность адекватно, то немедленно начинает распространяться в данной социальной общности и заполняет старую форму новым содержанием, пока не исчерпает её возможности.

Введение категории социально-психологического образа, по мнению Шихирева [75], позволяет объяснить процесс фиксации социальной установки. Так как образ в онтогенезе и филогенезе предшествует логическому понятию, то становится ясным, что основная нагрузка в процессе социализации и дальнейшего изменения социальной установки падает на образ.

Закрепление аттитюда в целостном образе (или его символе) объясняет то, как в нём достигается единство информативного (т. е. ценностно-смыслового) элемента и алгоритмического (т. е. операционального) элемента. Анализу этих особенностей закрепление фиксации аттитюда позволяет изучить процесс расщепления его на два компонента и по-новому взглянуть на проблему его осознаваемости.

Шихирев указывает на существование в советской психологической школе противоположных мнений по поводу осознаваемости-неосознаваемости социальной установки. Будучи фиксированной в социально-психологическом образе, она может осознаваться и не осознаваться в зависимости от конкретных условий, при этом переход из осознаваемого в неосознаваемое (и обратно) не меняет её характер как регулирующего фактора.

С решением проблемы осознаваемости, на первый план выдвигает уже особенности этого перехода.

Таким образом автор противопоставляет “американский подход” к изучению социальной установки, который приводит к отождествлению социальной установки и мнению, убеждения, веры и т. п., и предлагает обратиться к исследованию природы социальной установки на новом уровне - уровне образа.

Можно сделать вывод, что аттитюд определяется как фиксированный психический образ, имеющий единый личностный смысл для членов данной социальной и выполняющий функцию психологического фактора их поведения. Введение категории образов систему социально-психологических понятий предполагает решения ряда проблем. Например, соотношение понятий социально-психологического образа с уже принятыми понятиями, как ценность, потребность, ценностная ориентация и т. п.

Один из выдающихся подходов к проблеме аттитюда отразил В. А. Ядов в своей «концепции диспозиционной регуляции социального поведения личности».

По мнению В. А. Ядова, основной недостаток имеющихся исследований социальной установки состоит в том, что их авторы «ограничивают область социально-установочной регуляции поведения некими абстрактными социальными условиями, вне их связи с конкретно-исторической, социально - экономической основой» [39, с. 92].

Основная идея концепции заключается в том, что человек обладает сложной системой различных диспозициях образований, которые регулируют его поведение и деятельность. Эти диспозиции организованы иерархически, другими словами существуют более высокие и более низкие её уровни. Системообразующим признаком, единым для этой целостности, должны быть различные состояния и различные уровни предрасположенности или предуготовленности человека к восприятию условий деятельности, его поведенческих готовностей, направляющих деятельность, которые так или иначе фиксируются в личностной структуре в результате онтогенеза.

Определение уровней диспозиционной регуляции социального поведения личности осуществляется на основе схемы Д. Н. Узнадзе, по которой установка возникает всегда при наличии определённой потребности, с одной стороны, и ситуации удовлетворения этой потребности - с другой. Однако, как указывалось выше, рассматриваемые Д. Н. Узнадзе установки возникали при встречи элементарных человеческих потребностей и несложных ситуаций их удовлетворения.

В. А. Ядов сделал предположение, что на других уровнях потребностях и более сложных ситуациях (в том числе, социальных) действуют другие диспозиции. При этом они возникают при соприкосновении определённого уровня потребностей и определённого уровня ситуации удовлетворяющих их.

Смена и закрепление СУ обусловлены соответствующими отношениями между потребностями и ситуациями, в которых они удовлетворяются. Общий механизм образования “фиксированной” установки В. А. Ядов описывает схемой П → Д ←С, где П - потребность, Д - диспозиция, С – ситуация [39]. Потребности, диспозиции, ситуации образуют иерархические системы.

Что касается потребностей, то они классифицируются по одному основанию – с точки зрения включение личности в различные сферы социальной деятельности. Первая сфера, где реализуются потребности субъекта - семейное окружение; вторая сфера - контактная (малая) группа, в рамках которой непосредственно действует субъект; третья сфера - сфера деятельности, связанная с пространством труда, быта, досуга; и наконец - четвёртая - сфера деятельности, рассматриваемая как определённо социально-классовая структура, в которую индивид включается через освоение идеологических и культурных ценностей общества.

Далее автор концепции выстраивает иерархию ситуаций, в которых может действовать индивид и которые встречаются с определёнными потребностями. Эти ситуации структурированы по длительности времени, “в течение которого сохраняется основное качество данной условий”, по определению В. А. Ядова [39, с. 94]. Общесоциальная установка (четвёртая сфера) претерпевает сколько-нибудь существенные изменения в рамках “исторического” времени, условия деятельности в той или иной социальной сфере (например, в сфере быта) могут изменяться несколько раз в течении жизни человека, условие групповой ситуации изменяется в течении нескольких лет или месяцев, а предметная сфера (первая сфера) - в считанные минуты.

При рассмотрении иерархии уровней различных диспозиционных образований соответствующая диспозиция обозначена на пересечении каждого уровня потребностей и ситуаций их удовлетворения. Рассмотрим иерархическую систему диспозиций.

1.  Первый, низшей уровень составляют элементарные фиксированные установки, как их понимал Д. Н. Узнадзе. Они формируются на основе витальных потребностей и в простейших ситуациях. Эти установки лишены модальности (переживание “за” или “против”) и неосознаваемы (отсутствует когнитивные компоненты).

2.  Второй уровень - более сложные диспозиции социальные фиксированные установки, или аттитюда, или как уточняет Ядов, “система социальных установок” [с. 95]. Они имеют сложную структуру из трёх компонентов (когнитивный, аффективный, конативный). Факторы, формирующие социальную установку - 1) социальные потребности, связанные с включением субъекта в первичные и другие контактные группы, 2) соответствующее социальные ситуации. Социальные установки образуются на базе отдельных социальных объектов (или их свойств) и отдельных социальных ситуаций (или их свойств). В. А. Ядов делает ссылку на эксперименты М. Рокича, которые выявили на основание двух аттитюдов одновременно: на объект и на ситуацию. “Включаться” может то один, то другой аттитюд. “Объектные” социальные установки относятся к диспозициям по поводу объектов действий, “ситуационные” - к диспозициям способов действий.

3.  Уровень фиксирования общей направленности интересов личности относительно конкретной сферы социальной активности, или базовые социальные установки. Данные установки формируются на основе более сложных социальных потребностей приобщение к определённой сфере деятельности и включения в эту сферу как доминирующую среду других. Так же, как и аттитюды, базовую социальную установку имеют трёх компонентную структуру, однако это оценка, отношение скорее не к отдельному социальному объекту, а к более значимым социальным областям. Например, можно обнаружить доминирующую направленность в сферу профессиональной деятельности, на семью. Такая общая направленность личности более устойчива, им установки на отдельные социальные объекты или ситуации.

4.  Высшей уровень диспозиционной иерархии образует система ценностных ориентаций личности, которые регулируют поведение и деятельность личности в наиболее значимых ситуациях её социальной активности, в которых выражается отношение личности к целям жизнедеятельности, к средствам удовлетворение этих целей, т. е. к обстоятельствам жизни личности, детерминированным общими социальными условиями, типом общества, системой его экономических, политических, идеологических принципов.

Предложенная иерархия диспозиций выступает как регулятивная система по отношению к поведению личности в социальной среде.

Если структурировать деятельность в отношения ближайших и более отдельных целей, можно выделить четыре иерархически расположенных уровней поведения.

1.  Регуляция специфических реакций субъекта на актуальную предметную ситуация (“поведенческий акт”).

2.  Регуляция поступков личности, осуществляемых в привычных ситуациях. Целесообразность поступка зависит уже от более сложных обстоятельств деятельности и отвечает более высокому уровню потребности регуляции поведения в социальных условиях. «Поступок есть элементарная социально значимая “единица” поведения, и его цель - установление соответствия между простейшей социальной ситуаций и социальной потребностью субъекта» [5, с. 97].

3.  Регуляция систем поступков, которые можно назвать поведением. Последовательность поступков образует поведение субъекта в той или иной сфере деятельности, где субъект преследует существенно более отдельные цели, достижение которых обеспечивается системой поступков.

4.  Регуляция целостности поведения, или собственно деятельности. Целеполагание на этом уровне (высшем) представляет собой “жизненный план” важнейшим элементом которого выступают отдельные жизненные цели связанные с главными социальными сферами деятельности человека.

Разработка данной концепции, по мнению Г. М. Андреевой, ликвидирует “вырванность” социальной установки из более широкого контекста и отводит ей определённое место в регуляции всей системы деятельности личности [5]. В конкретных сферах общения и ситуациях повседневного поведения с помощью аттитюда можно понять предрасположенность личности или её готовность действовать таким, а не иным образом. Но для более сложных ситуаций, при необходимости решения жизненно важных вопросов, аттитюд не в состоянии объяснить выбор личностью определенных мотивов поведения. В её регуляцию тогда включается боде сложные механизмы: личность рассматривается не только в её “ближайшей” деятельности, но как единица широкой системы социальных связей и отношений, как включённая не только в ближайшее пространство социального вза имодействия, но и в систему общества.

В. А. Ядов отличает, что на высших уровнях диспозиций когнитивный, аффективный, и поведенческий компоненты проявляются в специфических формах и удельный вес каждого из них различен. В относительно простых ситуациях, при “столкновении” с более или менее конкретными объектами, аффективный компонент играет значительную роль. На высших уровнях регуляции поведения и деятельности личности превалирует когнитивный компонент, т. к. эта деятельность может быть освоена только при осмыслении, осознания в достаточно сложных системах поведения.

С позиции предложенной В. А. Ядовым концепции появляется возможность объяснить феномен, выявленный экспериментами Ла Пьера который заключается в том, что существует расхождение между установкой и реальным поведением людей. Данный феномен уже был объяснён тем, что существует “аттитюд на ситуацию” и “аттитюд на объект”, а также тем, что на одном и том же уровне может возобладать то эмоциональный (аффективный), то когнитивный компонент. По концепции диспозиционной регуляции социального поведения, в каждой конкретной ситуации поведения работают разные уровни диспозиции.

1.1.3 Структура и функции социальной установки

Следует отметить, что несмотря на обилие эмпирического материала о социальной установке, многие из проблем, связанные с особенностями её функционирования как механизма регуляции поведения человека, ещё не нашли своего решения. Одна из наиболее глубоких причин сложившегося положения заключена, по мнению П. Н. Шихирева, в том, что термин «аттитюд» представляет собой “гибкое порождение” систем понятия двух наук – психологии и социологии, не имеет чётко обозначенного объёма социально - психологического содержания и в каждом отдельном случае в зависимости от цели или методики исследования трактуется с акцентом либо на её социологический, либо на психологический аспект.

Для американской социальной науки больше характерен второй подход, зафиксированный в определении Г. Олпорта: «Аттитюд есть составление психонервной готовности, складывающиеся на основе опыта и оказывающее направляющее и (или) динамическое влияние на реакции индивида относительно объектов или ситуаций, с которыми он связан» [с. 279]

Социальная установка в самом деле не может рассматриваться вне индивида, действительно представляет собой реальный феномен, присутствующий в функциональной структуре любого целеустремлённого действия человека, а именно особое внутреннее состояние носителя социальной установки, предшествующее развёртыванию актуального действия и регулирующее и управляющее им.

Поэтому необходимость изучения закономерностей функционирования социальной установки в психологической структуре человека очевидна. Однако П. Н. Шихирев при этом считает, что этого не достаточно для создания адекватного представления о феномене социальной установки как специфически социального образования.

Исследования социальной установки в её психологическом аспекте не может выявить и не выявляет иных, помимо динамических, психологических характеристик, интенсивности, скорости, скорость формирования, биполярность, ригидность - лабильность и т. п., то есть лишь те закономерности, которые являются общим как для установки восприятия, так и для социальной установки.

После открытия феномена аттитюда начался бурный рост исследования данной проблемы. В 1935 г. Г. Олпорт написал статью по вопросу толкования аттитюда, где были рассмотрены 17 определений этого понятия. Олпорт выделил лишь те особенности, которые отличались во всех дефинициях. Аттитюд понимается как:

1)  определённое состояние сознание и нервной системы,

2)  выражающее готовность к реакции,

3)  организованное,

4)  на основе предшествующего опыта,

5)  оказывающее направляющее и динамическое влияние на поведение [5].

Перейдем к определению понятия “ социальная установка”. Д. Майерс предлагает под социальной установкой понимать «благоприятную или неблагоприятную оценочную реакцию на что-либо или на кого-либо, которая выражается в мнениях, чувствах и целенаправленном поведении» [35, с. 154]. Т. е. социальная установка - эффективный способ дать окружающему миру оценку. Когда необходимо быстро отреагировать или продемонстрировать, что мы чувствуем, думаем, установка может определить нашу реакцию.

Данное определение демонстрирует трёхкомпонентную структуру аттитюда, определённую в 1942 г. М. Смитом. В структуре аттитюда выделяют следующие компоненты:

1)  когнитивный, или знание об объекте. Он связан с формированием стереотипа, конструктора, с отнесением объекта познания к некоторой категории.

2)  аффективный, который отвечает за формирование предубеждения к объекту или, напротив его привлекательности.

3)  конативный, отвечающий за поведение.

Следовательно, аттитюд можно определить как осознание, оценку и готовность действовать определённым образом.

Поскольку очевидно, что аттитюд служит удовлетворению каких-то потребностей индивида, необходимо указать основные функции аттитюда. Выявлены и исследованы 4 функции [4]:

1.  Эгозащитная функция позволяет субъекту противостоять негативной информации о себе самом или о значимых для него объектов, поддерживать высокую самооценку и защищаться от критики. Также субъект может обернуть эту критику против того лица, от которого она исходит. Эгозащитная функция не гарантирует точности самооценки, но сохраняет веру в свои способности.

2.  функция самореализации (функция выражения ценностей) помогает субъекту определить, к какому типу личности он относится, что из себя представляет, к чему испытывает приязнь/неприязнь. Эта же функция определяет и отношение к другим людям и социальным явлениям.

3.  Адаптивная, или приспособительная функция помогает человеку достигать желаемых результатов и избегать нежелательных целей. Представления об этих целях и о способах их достижения обычно формируется в предшествующем опыте, и именно на его основе складывается аттитюд.

4.  Функция знания помогает человеку организовывать свои представления об окружающем мире, интерпретировать возникающие в повседневной жизни события и явления. Знания опираются на то, что получено при помощи трёх вышеописанных функции аттитюда, поэтому “знание”, доставляемые установкой, крайне субъективны и “знание” разных людей по поводу одних и тех же объектов различны.

Следовательно, аттитюды диктуют индивиду ориентиры в окружающем его мире и способствует тому, чтобы процесс познания этого мира осуществлялся более целенаправленно в целях лучшей адаптации к его условиям, оптимальной организации поведения и действий в его структуре. Социальные установки “объясняют” человеку, чего ожидать, а ожидание - важный ориентир в получении информации.

1.2 Социально-психологические исследования социальных установок общества к лицам пожилого и старческого возраста

Занимаясь изучением проблем геронтопсихологии, психологи, прежде всего, стали исследовать социально-психологическую атмосферу, в которой живут пожилые и старые люди, отношение к ним общества, шаблоны и аттитюды, распространенные в социуме по поводу старения. Основные результаты были получены в американской социальной психологии. Исследователи констатировали, что в обществе значительное распространение получили представления о людях позднего возраста, как о беспомощных, болезненных субъектах, неспособных самостоятельно принимать решения, успешно выполнять общественные функции, приносить пользу обществу. Также старые люди стереотипизируются, т. е. они рассматриваются как однородная группа, у которой индивидуальные различия стираются. Такое негативное отношение повлияло и на самих пожилых и старых людей. Психологи США выявили, что в колониальной Америки было распространено почтительное отношение к старым людям, Эти традиции сохранились вплоть до настоящего времени. Они вошли в методологическую основу “геронтофильной теории старения и старости”, которая создана в 90-е гг. XX в.

Первые исследования аттитюдов пожилых людей начались с 50-х гг. XX в. В 1952 г. Дж. Такман и И. Лорг опубликовали “шкалу стереотипов”, они проводили исследования, показавшие, что пожилые люди обычно воспринимаются негативно и что существует некое разделение на “молодых” и “старых”. Позже некоторые авторы поставили под сомнение правомерность возможности научного использования шкал Такмана и Лорга. Дальнейшие исследования, использующие другие методы, не всегда показывали негативное отношение к пожилым.

С начала исследований социальных установок на пожилых, специалисты столкнулись с проблемой. По результатам одних исследований, пожилые люди не рассматривались более негативно, чем молодые (Н. Латски, Т. Брутбакер, Е. Пауэр) [30, с. 84]. Другие авторы пришли к выводу, что пожилые действительно стереотипизированы более негативно, чем молодые (М. Кити и В. Джонсон).

Следует также отметить трудности разграничения аттитюда и стереотипа. Существует несколько понятий стереотипа в науке. Под стереотипом мы будем понимать социальную установку с ригидным когнитивным компонентом.

Негативный “имидж” старости у многих представителей поздней взрослости вызвал в Америке бурный протест, что повлекло за собой создание движений, организаций против негативных социальных установок. Они доказали свою способность к высокой социальной активности, к сопротивлению негативным шаблонам.

В отечественной науке проблемам геронтопсихологии были посвящены работы 60–70-х годов Б. Г. Ананьева, М. Д. Александровой и др. В 80–90-е годы начали развертываться эмпирические исследования отношения различных социальных групп к пожилым людям, а также их личностных характеристик и типологических особенностей. Анализ психологических работ, информации, содержащейся в СМИ, позволил раскрыть значительный разброс мнений относительно личности и социальной значимости людей пожилого и старческого возраста, например, увидеть попытки манипулировать мнением старшего поколения в политической борьбе.

Согласно исследованиям крупного специалиста в области геронтопсихологии О. В. Красновой, представители разновозрастных групп выделили такие особенности стариков, как мудрость, наличие большого жизненного опыта, доброта, духовная значимость для молодого поколения. Вместе с тем отмечены и негативные характеристики: ворчливость, консерватизм, критическое отношение к молодежи, плохое здоровье [7]. Автор подчеркивает, однако, что упоминание о негативных чертах личности пожилых не влияет на положительные шаблоны (“старших нужно уважать”, “старые люди заслуживают сострадания” и т. п.). Исследователь отношения к пожилым людям в разных регионах СССР в 1979-1982 гг. Н. Ф. Шахматов, выявил, что наличие в семье пожилого родственника престижно; его прошлое, жизненный опыт, личностные качества, психологическая полноценность являются, являлись предметом гордости родственников любой национальности [7]. Уважительное отношение к старшему поколению в России закреплено в произведениях народного творчества (пословицах, поговорках, сказках). Общеизвестно почтительное отношение к старикам на Кавказе.

Стереотипы и аттитюды к лицам старшего поколения определяются культурно–социальными факторами, определяющими специфику старения и положения пожилых в обществе, выделенные И. Розоу [30]. К ним относятся:

-  владение собственностью и доход;

-  работоспособность;

-  взаимная зависимость поколений;

-  традиции и религия;

-  потеря ролей и ролевая неопределенность;

-  потеря будущего.

Эти социальные факторы одновременно являются и теми индикаторами, которые формируют отношение к пожилым людям. Тогда рассмотрение истории старого возраста взаимосвязано с историей формирования отношения к пожилым людям общества. Можно дополнить выделенные фактором ухудшения состояния здоровья пожилых людей. Рассмотрим некоторые их этих факторов.

Доход – это то, на чем держится экономика пожилого человека, в противном случае он попадает в угнетенную группу и целиком зависит от благотворительности общества.

Владение собственностью и доход являются основой обеспечения каждого человека, в том числе и пожилого. В традиционных обществах собственность дает существенную власть над молодыми. Самодостаточность и независимость пожилых были связаны с пожизненным контролем над семейной собственностью, что с одной стороны, отодвигало момент экономической независимости молодого поколения, а с другой – гарантировало родителям полноценную старость.

В наше время власть старшего поколения над молодыми не так зависит от собственности, как в традиционных обществах, поскольку в современном обществе молодое поколение становится независимым в результате возможности получения образования. В эпоху Средневековья личное богатство играло существенную роль и признается право частной собственности, позволяли пожилым людям удерживать статус “старших”.

С возрастом снижаются физические и психические возможности человека. При старении существенным образом изменяются нейродинамические параметры активности мозга и режим работы ЦНС, что выражается в ограничении внешнего и внутреннего перцептивного пространства когнитивных процессов и определяется как сужение объема психической деятельности. Если условно принять здоровье молодого человека 17-20 лет за 100%, то к 65 годам уровень здоровья снижается до 69%, к 75 – до 60%.

И. Розоу считает, что для качественного выполнения работы пожилым человеком, ему рекомендуется однотипная привычная деятельность в тех сферах, в которых они работали наиболее длительное время, где ими накоплен большой опыт [28]. Некоторые специалисты считают, что пожилые люди могут сохранять свое социальное функционирование в низкопродуктивных и примитивных технологиях.

В результате долгой жизни появляются стратегические знания и опыт. Поздний возраст – это период аккумуляции опыта.

В традиционных обществах, где экономика строилась на семейных связях, знания от старшего поколения передавались младшим. Поэтому активность старшего поколения была наполнена смыслом. Концентрация экономической деятельности внутри семьи позволяла старшим осуществлять различные полезные функции до глубокой старости, что повышало их активность и социальный престиж. Общества, которые имели устные традиции, обычаи, были терпимее к пожилым людям. С появлением книгопечатания знания пожилых людей оказались бесполезными. Таким образом, в современном мире роль преемственности знаний значительно ослабла. Научно – технический прогресс и развитие общества обесценили понятие опыта пожилых, который сохранился только в некоторых областях знания и искусства. Опыт уже не эквивалентен знаниям, таким образом, пожилые выключаются из социальной эволюции. Другими словами в современном обществе исчезают постфигуративные элементы.

На складывающийся в том или ином обществе образ представителей старшего поколения, бесспорно, оказывают установившиеся общественные отношения. В высоко развитых странах по причине господства рыночных отношений, основанных на конкуренции. Конкурентоспособность основывается на качествах, таких как, быстрота, выносливость, проворство, честолюбие, целеустремленность, мобильность и др., присущие молодому поколению. Однако гуманистические движения ставят барьер на пути абсолютизации и генерализации производственных отношений, отстаивая примат “человеческих ” ценностей – жизни, достоинства человека. При этом в периоды обострения политической борьбы отмечается отрицание этих ценностей и совершаются попытки установления в нашем обществе негативного образа пожилых людей.

Социальные установки, проявляющиеся в различных формах поведения, оказывают значительное влияние на формирование самооценки пожилых. Под воздействием негативных мнений многие представители поздней взрослости теряют веру в себя, свои способности и возможности. Происходит обесценивание себя, потеря самоуважения, падение мотивации; отсюда – снижение социальной активности.

Г. Крайг, ссылаясь на многочисленные исследования, пишет о том, что в любом возрасте, мнения о своих возможностях и способностях оказывают значительное влияние на эффективность деятельности субъекта [24]. Некоторые пожилые люди твердо уверены в том, что в скором времени они потеряют память и будут не в состоянии делать то, что они делала ранее, что они частично потеряют контроль над своей жизнью. Под влиянием проникнувших в их сознание мнений они действительно утрачивают свою компетентность и контроль над обстоятельствами жизни. Такой циклический процесс, как объясняет Г. Крайг, иногда называют выученной беспомощностью. Иначе говоря, некоторые пожилые люди перестают развиваться как субъекты своей жизни и даже регрессируют в этом качестве. Между тем, качество отношения к себе играет важную роль в успешности и благополучии человека во все периоды его жизни, особенно в поздние годы. Поскольку в обществе господствуют определенные шаблоны социального статуса данной возрастной группы, многие характерные черты пожилых людей обусловлены распространенными в обществе негативными аттитюдами по отношению к старым людям. Их считают людьми бесполезными, беспомощными деградирующими. При этом многие пожилые интериоризируют данное отношение к себе, снижается их самооценка, они боятся своим поведением подтвердить существующие шаблоны. Однако, есть часть пожилых людей, которые не приемлют подобные социальные вмешательства в своем самосознании. Однако, не находя в себе ресурсов противостоять негативному мнению и испытывая тревогу и страх подтвердить своим поведением эти социальные установки, они по возможности изолируют себя от общества. Например, пожилой человек еще достаточно силён, здоров, но старается как можно реже выходить на улицу в гололед, чтобы не подтвердить мнение, что “все старики немощны и неуклюжи”. Они испытывают страх перед потенциальными укорами, обидными оценками в свой адрес и т. д. Отсюда явление “социального падения” [57, с. 588]

Отрицательная модальность субъективного отношения к себе - важный фактор не только психического, но и физического старения человека.

Н. Ф. Шахматов подчеркивает: “Признание себя старым есть важнейший психологический фактор старения” [7, с. 88]. С. Г. Максимова указывает, что ориентация личности на свой паспортный возраст мешает субъекту включаться в “несвойственные возрасту” занятия. Социально – психологическая недооценка или обесценивание пожилых людей тесно связана с другими неблагоприятными для их полноценного функционирования обстоятельствами. К ним относятся: потеря работы, вынужденный уход на пенсию, утрата личностно значимый социальных ролей. В результате субъект лишается своего профессионального будущего, наполненного замыслами, проблемами, планами. Он также оказывается выключенным из системы межличностных, коллегиальных связей, в которую входят представители разных поколений.

Покидая место работы, пожилые люди утрачивают свой микросоциальный экран, компенсирующий или минимизирующий негативные воздействия дальнего социума. При этом исчезает один из важных источников информации в многочисленных событиях профессиональной, гражданской, политической жизни. Лишаясь значимых статусов и ролей, ветеран труда уходит из сферы действия регламентирующих его жизнь требований, задач, ожиданий, предписаний. В результате старения человек попадает в уникальную для него по степени сложности и непривычности ситуацию неопределенности. Именно снятие неопределенности становится главной жизненной задачей стареющего человека. Для решения такой задачи субъекту необходимо резко ограничить число степеней свободы, непомерное возрастание которых и характеризует тяжелое состояние неопределенности. Ее устранение требует от личности мобилизации, совершенствования, дальнейшего развития субъектных способностей: выбрать сообразно со своими возможностями и потребностями – новые роли и принять ответственность за их использование, поддерживать и расширять сеть межличностных отношений. Снятие неопределенности представляет собой процесс установления смыслов и значений жизненных ситуаций. Одна из трудностей жизни в условиях выхода на пенсию заключается в том, что человек должен сам выработать требования к своему поведению, стать жестким и в то же время гибким в отношениях с окружающими. Он должен стать субъектом самооценок, т. е. личностью, способной противостоять социальным ярлыкам и шаблонам. Для “благополучного старения” пожилой человек должен из многообразия окружающего мира создать оптимальные условия своей жизнедеятельности и развития.

Появление в семье незанятого на работе человека требует ее социально – психологической перестройки. На пожилого человека перекладывается часть домашней работы, возлагается забота о внуках, таким образом, ему предлагаются новые социальные функции, которые он может принять или отвергнуть. Происходит перестройка и межличностных семейных отношений, становится необходимой коррекция личностных качеств членов семьи. Стоит отметить, что положение в семье новоиспеченного пенсионера изучено слабо, в то время как перестройка семьи и их взаимоотношений при появлении ребенка занимает психологов гораздо сильнее и этой проблеме уделяется значительное количество внимания специалистов.

Может показаться, что проблема снятия неопределенности и построения нового мира решается гораздо легче при переселении пожилых людей в дома – интернаты, поскольку жизнь в таких заведениях регламентирована. Обитатели приютов должны овладеть обязательными правилами общежития. Они могут общаться со своими сверстниками, устанавливать с некоторыми из них дружеские отношения. Однако, по результатам исследования, перемещения в интернаты оказалось одним из трех причин скорой смерти старых людей [7]. Приюты сильно ограничивают число степеней свободы личности, не стимулируют их социальной активности, не порождают чувства своей нужности. В интернатах отсутствует такой важный фактор продолжения социально – психологического развития старых людей, как интенсивное общение между разными поколениями. Каждое поколение со своих позиций создает картину социальных событий, жизненные ситуации, общественно – исторические изменения. Каждая возрастная группа анализирует складывающиеся обстоятельства через включение их в своеобразную систему своего мировоззрения, новых взглядов на известные вещи. В процессе межпоколенного общения и пожилые люди пересматривают свой жизненный опыт, определяют место того, что было создано ими, в аспекте нового уровня развития общества. В интернатах же старые люди изолированы от постоянно обновляющегося потока общественной жизни. Они ощущают себя ненужными, их самооценка резко снижается. Они характеризуют себя через негативные штампы: “старик”, “старуха”, “пенсионер”. Это самообесценивание – одно из главных препятствий для актуализации и совершенствования резервных возможностей пожилого человека.

Г. Крайг обозначила существующие стереотипы пожилых, которые мешают объективно воспринимать пожилых людей, как субъектов с существующими между ними различиями, и могут приводить к образованию негативных аттитюдов и поведению, которое может отбить у них стремление, потребность в социальных контактах и активное участие в труде.

Негативные стереотипы пожилых в современном обществе [24]:

1)  Большинство старых людей бедны.

2)  Большинство старых людей не могут свести концы с концами из-за инфляции.

3)  У большинства старых людей есть жилищные проблемы.

4)  Старые люди слабые и больные.

5)  Старые люди не являются политической силой и нуждаются в защите.

6)  Большинство старых людей обладают плохой работоспособностью, продуктивностью. Они негативно воспринимают новшество, у них низкая творческая активность.

7)  У старых людей медленнее протекает мыслительные и мнемические процессы.

8)  Старые люди ригидны и догматичны. Они закоснели в своих привычках, взглядах на жизнь, и не стремятся их менять.

9)  Большинство старых людей находится в социальной изоляции, и страдают от одиночества.

Позитивные стереотипы пожилых в современном обществе:

1)  Старые люди относятся к довольно зажиточной категории населения. Они щедро обеспечиваются пенсиями, льготами.

2)  Старые люди обладают политической силой. Они активно принимают участие в политической жизни.

3)  Старики легко сходятся с людьми. Они доброжелательны, легко идут на контакт.

4)  Большинство старых людей обладают мудростью, жизненным опытом.

5)  Старые люди умеют слушать, особенно они терпеливы к детям.

6)  Они отличаются добротой, щедростью по отношению к своим детям и внукам.

Следовательно, негативные установки не обязательно являются правилом. Исследования показали, что аттитюды в отношении пожилых людей часто амбивалентны, даже внутренне противоречивы. Многие авторы признают, что пожилые являются возрастной группой, которая подвергается стереотипизации, возникновению социальных установок.

М. Кермис суммировала стереотипы пожилых в современной западной культуре, которые характерны и для населения России:

1.  Пожилые все одинаковы.

2.  Старые люди бедные.

3.  Пожилые все нездоровы.

4.  Все пожилые подвержены депрессии.

5.  Пожилые – обуза для окружающих.

6.  Пожилые не способны функционировать в обществе.

7.  Все старые люди одиноки.

8.  Все старые люди становятся слабоумными. [28]

И. Розоу отмечает, что негативный образ пожилых распространен не только среди представителей молодых поколений, но и среди самих пожилых. Они осуждают других пожилых в отрицательных оценках, причем похожих с терминами молодых.

Аттитюды пожилых включают в себя обобщенный комплекс или набор, негативных представлений в отношении трудностей, связанных с возрастом, таких, как: ухудшение здоровья, физических и умственных способностей, проявление физических признаков старости и др.

Социальные установки и стереотипы пожилых – это набор представлений и ожиданий представителей одной группы о типичных характеристиках другой группы. Установки на пожилых содержат элементы, которые обобщены и с готовностью воспринимаются членами других групп. Было выявлено, что негативные характерные черты могут быть связаны с пожилыми автоматически, неосознаваемо.

В то же время современные психологические исследования представляют и успешные образы людей позднего возраста, которые строят обширные планы на будущее и реализуют свои замыслы. Эти исследования показывают, что большинство людей в пенсионном возрасте сохраняют работоспособность, компетентность, интеллектуальный потенциал.

Л. И. Анцыферова подчеркивает, что распространенные в наши дни негативные стереотипы старости применимы лишь к конечным этапам позднего возраста. На первых же этапах, которые могут длиться несколько десятилетий, люди сохраняют работоспособность и желание приносить пользу обществу. Люди, только вступившие в период старости обладают реалистичным подходом к событиям, способностью преодолевать жизненные трудности. С другой стороны, нелегко представить социальное участие пожилых людей в качестве “института” в современном обществе. И рассмотрев перечисленные выше факторы, можно сделать вывод о том, что пожилые представляют для современного общества как в развитых странах Запада, так и в Российской Федерации. Пожилые люди претерпевают девальвацию, обесценивание. Этот факт и отражают негативные стереотипы и аттитюды пожилых.

1.3 Понятие межпоколенного вза имодействия в работах различных специалистов

Каждое общество, пишет И. С. Кон, разделяется на страты соответственно возрасту своих членов, а развитие общества может быть представлено как процесс последовательной смены и преемственности этих слоёв – поколений. Система возрастной стратификации включает в себя:

-  возрастной состав и структуру населения (социально-демографический аспект);

-  возрастную структуру общественной деятельности (социально-экономический аспект);

-  возрастную структуру общественных организаций. [54].

Между возрастными свойствами индивидов и системой возрастной стратификации существует сложная обратная связь. С одной стороны, индивиды разного возраста, т. е. находящихся на разных стадиях развития, различаются по своей способности выполнять те или иные социальные роли. Например, сроки биологического и социального созревания детерминируют юридический и фактический брачный возраст. С другой стороны, возрастные слои различаются по тем социальным ролям, которые должны выполнять их члены и с которыми ассоциируется определённый набор прав и обязанностей. Характер закреплённой за данным возрастным слоем деятельности и связанные с этим нормативные предписания определяют фактическое общественное положение представителей этого слоя, их самосознание и уровень притязаний.

Между возрастной стратификацией и жизненным путём субъекта существует тесная взаимосвязь. Разрабатывая модель возрастной стратификации, М. Райли формулирует следующие принципы [54]:

1.  Старение – не исключительно биологический процесс. Старение состоит из нескольких взаимосвязанных биологических, психических и социальных процессов.

2.  Внутри каждого возрастного слоя индивиды активно выполняют определённый комплекс ролей, которые могут влиять на способ их старения, их способности, мотивы, установки, а также на других людей.

3.  Индивидуальные члены любого данного возрастного слоя, становясь старше, взаимодействуют с членами других слоёв, что способствует либо их сближению и взаимной социализации, либо возрастно-специфической напряжённости и конфликтам.

4.  Способы, которыми люди старятся, взаимосвязаны: структура, образ жизненного пути одного лица влияет или подвержена влиянию структуры жизненного пути других людей, с которыми данное лицо взаи

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Социальные установки общества по отношению к лицам пожилого и старческого возраста в контексте межпоколенного взаимодействия". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 546

Другие дипломные работы по специальности "Социология":

Социология и ее практическое значение в прошлом и в современной жизни

Смотреть работу >>

Организация социальным педагогом досуговой деятельности младших подростков

Смотреть работу >>

Роль социального партнерства школы и группы по делам несовершеннолетних в решении актуальных проблем несовершеннолетних правонарушителей

Смотреть работу >>

Благотворительность в России

Смотреть работу >>

Безработица среди жен военнослужащих

Смотреть работу >>