Дипломная работа на тему "Проблемы толерантности в современном обществе"

ГлавнаяСоциология → Проблемы толерантности в современном обществе




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Проблемы толерантности в современном обществе":


Калужский государственный педагогический университет им. К. Э. Циолковского

Институт социальных отношений

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЫ Кафедра «Социально-психологических и гуманитарных дисциплин» ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИЦИРОВАННАЯ РАБОТА

на тему: Проблемы толерантности в современном обществе

Калуга - 2010

Содержание

Введение

Глава 1. Методология исследования проблем толерантности

1.1 Сущность понятия «толерантность» и его актуально сть в условиях современной России

1.2 Становление педагогики толерантности в зарубежной и отечественной науке

1.3 Исследование проблем толерантности в психологии

Глава 2. Государственно-правовое регулирование проблем толерантности в современном обществе

2.1 Анализ правовых актов по проблемам толерантности

2.2 Роль религии в формировании толерантности

Глава 3. Социально-педагогические условия решения проблем толерантности в современном обществе

3.1 Основные направления работы по формированию толерантных отношений

3.2 Методика работы по формированию толерантных отношений

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по желаемой вами теме. Грамотное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Самаре и в других городах России.

Заключение

Список использованной литературы

Приложение 1

Приложение 2

Приложение 3

Приложение 4

Введение

Формирование гражданского общества в России возможно лишь при усвоении фундаментальных демократических ценностей. Одной из таких ценностей является толерантность - непременное условие выживания и развития современной цивилизации. Высокие темпы перемещения и миграции населения привели к социальному взаимодействию представителей разных общин. Проблема толерантности актуальна для современной России в силу её многонационального состава и многоконфессиональности, а также в связи с особенностями переживаемого периода истории – распада СССР, локальными войнами, усилением сепаратистских настроений, ростом национального экстремизма и т. д. Во многом этим объясняются те усилия, которые предпринимаются в настоящее время различными общественными и государственными институтами России для формирования в обществе высокой толерантности. В связи с трансформацией российского общества, его интеграцией в мировое сообщество, снижением согласия и терпимости в социуме возникает потребность в анализе социальных и культурных предпосылок толерантности, а также тенденции её динамики. В настоящее время проблема формирования толерантности стоит особенно остро. Её актуальность объясняется рядом причин: резкое расслоение мировой цивилизации по экономическим, социальным и другим признакам и связанный с этим рост нетерпимости, терроризма; развитие религиозного экстремизма; обострение межнациональных отношений, вызванных локальными войнами, проблемами беженцев и т. д. Для решения этой задачи необходимо рассмотрение сущности и особенностей толерантности в полиэтническом российском государстве, изучение которой находится на стыке ряда гуманитарных дисциплин – социологии, истории, психологии, педагогики, политологии. Толерантность в качестве нового типа социальных отношений представляет проблему не только в сфере взаимодействия различных культур и цивилизации, но и внутри последних, особенно в России, находящейся в стадии трансформации. Нерешённость многочисленных социальных конфликтов в российском обществе, в том числе и вследствие отрицания их наличия, имевших место, как на макро -, так и на микроуровне, после разрушения мощного политического и государственного пресса привела к высвобождению огромной социальной энергии разрушения, нигилизма и нетерпимости. Важное значение для развития толерантности представляет нормальное функционирование механизмов интеграции общества. В качестве интеграторов, как правило, рассматриваются религия, государство, культура, территория и т. д. В частности, рост авторитета религиозных институтов пока слабо сказывается на росте терпимости в обществе. Социологические опросы подтверждают низкий рейтинг основных государственных институтов. Культура, существовавшая до начала либеральных реформ, оказалась не готовой ответить на новые вызовы времени (коммерциализация отношений, утрата прежних идеалов и ценностей, глобализация и т. д.).

Попытки вестернизации российской культуры, наряду с другими факторами, оказали влияние на обострение конфликта поколений. Вызывает особую тревогу тот факт, что у 66% опрошенных чрезвычайно низкий уровень терпимости по отношению к людям других национальностей. Конечно, подобное отношение объясняется, в первую очередь, войной в Чечне, и особенно, захватом заложников в театральном центре «Норд Ост». На вопрос: «Если Вы испытываете неприязнь к людям другой национальности, то к каким именно?», получены следующие ответы: к представителям «кавказских национальностей» (чеченцам, грузинам и д. р.) – 66%; к евреям – 17%; к представителям среднеазиатских национальностей (таджикам, узбекам и др.) – 13%; к представителям других национальностей – 4%.

Все указанные выше факторы и послужили причиной выбора темы исследования «Проблемы толерантности в современном обществе».

Объект исследования - социальная толерантность, включающая в себя различные формы терпимости людей во взаимоотношениях друг с другом.

Предмет исследования - проблема формирования толерантности в современном российском обществе.

Цель данной работы – выявить основные проблемы формирования толерантности в поликультурных регионах России для разработки рекомендаций по внедрению установок толерантного сознания в современном российском обществе.

Достижение поставленной цели потребовало решения следующих задач:

1)  изучить современные проблемы толерантности;

2)  проанализировать государственно-правовые акты, регулирующие проблемы толерантности;

3)  разработать комплексные социально-педагогические меры по развитию толерантности в современном обществе.

Гипотеза исследования: успешность решения проблем толерантности связана с реализацией следующих условий:

1)  изучения проблем толерантности в психологии и педагогике;

2)  использования государственно-правовых актов по проблемам толерантности;

3)  разработанности комплексных мер по развитию толерантности в современном обществе;

Пути и способы решения задач исследования предполагают определение основных методов, которые использовались при проведении исследования. В данной работе использовались методы: метод сравнительного анализа, монографический метод, статистический метод, метод анализа, анкетирование, опросы.

Глава 1. Методология исследования проблем толерантности.

1.1 Сущность понятия «толерантность» и его актуально сть в условиях современной России

Социокультурная ситуация в нашей стране, равно как и в прочих многонациональных и поликультурных обществах, всегда характеризовалась неоднозначным отношением членов социальной группы к представителям иных национальных культурных групп.

Жизненный опыт людей позволяет утверждать, что они создают вокруг себя не только материальный мир, но и мир человеческих взаимоотношений, включающий в себя систему социального поведения, которая регулируется обычаями, традициями, нормами, характерными для определённых национальных и культурных сообществ. Представители населения различных стран, каждая обособленная социальная группа, сельские и городские жители – все они живут в мире своих правил и норм, обычаев и традиций, которые выражаются в особом языке, манере поведения, религии, системе этнических взглядов, социальных институтах. На основе различий в системе нравственных и этических норм, обычаев и традиций уже в первобытную эпоху появились антитезы: «мы – они», «свои – чужие», «Я – другой». Человек как субъект и как личность не существует без другого, той единицы, той точки отсчёта, которая даёт представление о соразмерности человека в его сравнении с себе подобным. Философская категория «Другой» рассматривается в качестве центральной в трудах целого ряда философов.

Современный аргентинский философ и теолог Энрике Дуссель, подчёркивая этический характер латиноамериканской философии и полагая, что осмыслить существование латиноамериканца в его самобытности можно только с позиции этики, считает, что категория «Другой» отражает специфическое положение Латинской Америки по отношению к Европе. Фихте использует собственный вариант данной категории, заключая его в антитезу: «Я есть» - «Это не я», или, как заметил А. Ламартин: «… одной души нет рядом – и весь мир опустел». М. М. Бахтин определил потребность в соразмерности «себя с Другим» понятием «значимый Другой»; сущность человека, его самость проявляются лишь в диалоге, во взаимодействии с другим человеком. Но в силу индивидуального восприятия окружающего мира, каждая личность по-своему понимает особенности культурной среды представителя аутгруппы, которая определяется как группа, в которой данная личность не принадлежит. Такой взгляд на общество, при котором определённая группа считается центральной, а все остальные группы соизмеряются и соотносятся с ней, называется этноцентризмом [50,с.60].

Факты негативного влияния этноцентризма подтверждаются рядом социологических исследований. Так, например, ещё до распада СССР Институт социологических исследований АН СССР опросил 12 тысяч человек в ряде республик и областей. Выявилось, что имеет место «значительная распространённость отрицательных высказываний о людях других национальностей, их обычаях и традициях. Они имели место в Туркмении у 54 процентов опрошенных, в Киргизии – у 56, в Грузии – у 55, в Литве – у 64 процентов» [12,с.9].

Московским педагогом В. Б. Новичковым выделен целый ряд фактов, обуславливающих отрицательное, нетерпимое отношение индивида к особенностям культур представителей различных аутгрупп по г. Москва. Во-первых, одна из самых существенных социокультурных характеристик Москвы – её полиэтичность; сегодня Москву населяют представители свыше 120 этносов, а число эмигрантов и вынужденных переселенцев за последние пять лет заметно увеличивается. Во-вторых, многоконфессиональность Москвы, в которой представлены все мировые религии: христианство, ислам, иудаизм, буддизм. В-третьих, поликультурность среды, включающая в себя не только полиэтичность и конфессиональность, но и «… сопряжённость образцов деятельности в различных сферах социума» [24,с.83-84].

Основным понятием исследования является «толерантность». Значение данного слова при употреблении его в обыденных ситуациях легко улавливается из контекста. Однако при попытке дать научное определение толерантности возникают немалые трудности, так как данное понятие используется в самых разных областях знания: этике, психологии, политике, теологии, философии, медицине и др. Слово «толерантность» вошло в употребление в русском языке сравнительно недавно; в энциклопедическом словаре Брокгауза и Эфрона (изд. 1901 года) даётся лишь небольшая статья о существительном «толерантность», как о терпимости к иного рода религиозным воззрениям.

По сути своей, понятия «толерантность» и «терпимость» синонимичны. Согласно толковому словарю русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова (Т. 4. 1940), «толерантность» - производное от французского tolerant – терпимый [45,с.726] (подобные примеры синонимичности данного понятия содержатся и в других языках; например: нем. Duldsamkeit – терпимость и Toleranz – толерантность).

В словаре В. И. Даля (Т. 4) слово «терпимость» трактуется как свойство или качество, способность что или кого-либо терпеть «только по милосердию, снисхожденью» [8,с.755]. Подобным же образом трактует данное понятие и большинство современных словарей; так «Современный словарь иностранных языков» определяет понятие «толерантность» как «… терпимость, снисходительность к какому-либо, чему-либо» [35,с.610], а «Большой энциклопедический словарь» под общей редакцией А. М. Прохорова трактует «толерантность» как «…терпимость к чужим мнениям, верованиям, поведению»[1]. Расширенное определение толерантности, раскрывающее необходимость и позитивную сущность данного качества, содержится в Краткой философской энциклопедии: «Толерантность (от лат. tolerantia – терпение) – терпимость к иного рода взглядам, нравам, привычкам. Толерантность необходима по отношению к особенностям различных народов, наций и религий. Она является признаком уверенности в себе и сознания надёжности своих собственных позиций, признаком открытого для всех идейного течения, которое не боится сравнения с другими точками зрения и не избегает духовной конкуренции» [19,с.457]. Более полным представляется определение терпимости, данное в словаре по этике под редакцией А. А. Гусейнова и И. С. Кона: «Терпимость – моральное качество, характеризующее отношение к интересам, убеждениям, верованиям, привычкам и поведению других людей. Выражается в стремлении достичь взаимного понимания и согласования разнородных интересов и точек зрения без применения давления, преимущественно методами разъяснения и убеждения…» [36,с. 351]. Данное определение не ограничивает, в отличие от предыдущего, применения толерантности только к представителям иных наций, народностей и религий и отмечает моральную основу данного качества личности. Но и определение словаря по этике не является окончательным, так как в нём, подобно и ранее упомянутому определению, и определению, данному американским словарём «American Heritage Dictionary», трактующим толерантность в широком смысле как «способность к призванию или практическое признание и уважение убеждений и действий других людей» [48,с.16], не идёт речи о признании и уважении самих людей, которые отличаются от нас - признании как отдельных личностей, так и социальных или этнических групп, к которым они принадлежат. Для определения более адекватного понятия толерантности целесообразно рассмотреть данное качество в историческом и философском аспектах.

Идея толерантности возникла ещё в глубокой античности, как решение проблемы отношения к религиозным меньшинствам; постепенно вырабатывались принципы гуманных взаимоотношений с инаковерующими и инакомыслящими, включающие в себя такие компоненты, как терпимость, лояльность, уважение к вере и взглядам других людей, народов. Значительный вклад в разработку правового оформления и законодательного введения принципа свободы совести и веротерпимости внесли гуманисты эпохи Возрождения и Реформации, деятели Просвещения (Дж. Локк, «Письма о веротерпимости»; Вольте, «Трактат о веротерпимости»). Постепенно проблема толерантности перестала ассоциироваться с проблемой лишь религиозной терпимости, - одной из составляющих понятия «социокультурная толерантность».

Л. В. Скворцов проводит зависимость между доминирующим в государстве в определённый исторический момент общественным сознанием и сложившимся типом толерантности [34,с. 140-143]. Основываясь на признаках толерантности, выделенных автором, можно дать названия соответствующим типам толерантности (см. Приложение №1).

В. А. Лекторский рассматривает четыре возможные модели толерантности, которым соответствуют некоторые реально существовавшие и существующие философские концепции [20,с. 48-54] (см. Приложение №2).

Из выше перечисленных моделей толерантности лишь последняя представляется, по мнению автора, плодотворной в современной ситуации. Так считает и Р. Р. Валитова: «...толерантность предполагает заинтересованное отношение к Другому, желание почувствовать его мироощущение, которое побуждает к работе разум уже потому, что оно – иное, чем – то не похожее на собственное восприятие действительности» [2,с. 33-34]. По мнению Отфрида Хеффе, толерантность тоже предполагает взаимное уважение различных культур и традиций, признание самоценности других культур [51].

«Социокультурная толерантность» - это моральное качество личности, характеризующее терпимое отношение к другим людям, независимо от их этнической, национальной либо культурной принадлежности, терпимое отношение к иного рода взглядам, нравам, привычкам; необходима по отношению к особенностям различных культурных групп или к их представителям. Она является признаком уверенности в себе и сознания надёжности своих собственных позиций, признаком открытого для всех идейного течения, которое не боится сравнения с другими точками зрения и не избегает духовной конкуренции. Выражается в стремлении достичь взаимного уважения, понимания и согласования разнородных интересов и точек зрения без применения давления, преимущественно методами разъяснения и убеждения.

Для более полного выяснения сущности понятия «толерантность» рассмотрим его противоположное значение – «интолерантность» («нетерпимость»). Исходя из определения толерантности, идентифицирует интолерантность как качество личности, характеризующееся негативным, враждебным отношением к особенностям культуры той или иной социальной группы, к иным социальным группам в общем или к отдельным представителям данных групп.

Исследованию чувств враждебности, понятию, по сути своей, противоположному толерантности, посвящены работы О. Шемякиной. В частности, её выделены в качестве эмоциональных сущностных характеристик враждебности гнев, отвращение и презрение [52, с.105].

Одной из наименее социализированных, а потому исторически более ранних эмоций, входящих в «триаду враждебности», является гнев – эмоция, для которой характерно сочетание высокой импульсивности и низкого уровня контроля и которая поэтому чревата насильственной формой агрессии.

Чувство превосходства, которое часто обуславливает недостаток внимания к реальным свойствам того объекта, на который направлена эмоция презрения – неуважения, является нарцистическим продуктом развития человеческой культуры. Данная эмоция гораздо опаснее по своим последствиям, чем гнев. Из трёх эмоций «триады враждебности» презрение – наиболее холодное чувство. Опасность презрения заключается в устойчивом характере этой эмоции, в отличие от гнева или отвращения. Гнев предполагает достаточно быструю аффективную разрядку, а чувство отвращения способствует переключению внимания на что-либо другое. Ситуация же презрения вызывает подчас удовольствие. Следовательно, оно само и связанное с ним повеление легко могут быть возобновлены.

Исторически культурным рецидивом древней эмоции, происходящей из представления о ритуально «чистом» и «нечистом», является эмоции отвращения. Например, известно, что враждующие представители христианской и мусульманской общин Бейрута взаимно считают друг друга «грязными». Отвращение побуждает человека отстраниться от объекта, вызывающего отвращение, или устранить сам объект. Причины появления данной эмоции с точки зрения общей психологии заключается в контакте с вещью, разложившейся или испорченной в физическом или психологическом смыслах. Порочность в сочетании с физической нечистоплотностью – идеальный объект для отвращения. Контакт с живой человеческой реальностью может разрушить первоначальные установки на объективизм восприятия тогда, когда одним из контрагентов общения выступает человек, несущий на себе груз системы ценностей той культуры, к которой принадлежит…» [52,с. 105-114].

Согласно словарю антонимов русского языка М. В. Львова, чувством, противоположным презрению является «уважение» [21,с. 769] – чувство, согласно Словарю русского языка под редакцией А. П. Евгеньевой (Т.4), основанное на признании чьих-либо достоинств, заслуг, качеств [37,с. 447].

Ко второму компоненту «триады враждебности» - отвращению – словарь антонимов пояснений не даёт, но в Словаре русского языка под редакцией А. П. Евгеньевой в статье «Антипатия» (Т.1) в синонимичном ряду данного понятия приведено и понятие «отвращение», и чувство, противоположное ему – «симпатия» [37,с. 40]. Таким образом, следующей сущностной характеристикой толерантности является понятие – симпатия.

Словарь А. П. Евгеньевой определяет гнев как чувство сильного негодования, возмущения, состояния раздражения, озлобления. В данном синонимичном ряду ни одно из определений не имеет, согласно словарю М. В. Львова, «эквивалентного» антонима. Но антоним к эмоции «зло», близкой по значению к «озлоблению», является «добро» («доброта»); то есть понятие доброта представляет собой также одну из сущностных характеристик толерантности.

Таким образом, исходя из приведённых выше определений толерантности с заключённой в них позитивной оценкой данного морального качества и его социальной необходимостью на различных этапах развития общества и в настоящий момент, в частности, рассмотрев различные точки зрения на понятие толерантности и выделив основные сущностные характеристики данного морального качества личности – уважение, симпатия, доброта, - можно сделать вывод о необходимости формирования социокультурной толерантности как морального качества личности в интересах успешности ведения «культурного» диалога и в целях избежания межкультурных конфликтов с различными социальными, культурными группами или их представителями.

1.2 Становление педагогики толерантности в зарубежной и отечественной науке

Педагогические идеи толерантности содержатся в работах многих педагогов прошлого и настоящего. Так, представителями свободного воспитания в лице Ж.-Ж. Руссо, М. Монтессори, Л. Н. Толстого, К. Н. Венцеля неоднократно высказывались идеи, близкие к идеям толерантности.

Взгляды Ж.-Ж. Руссо пронизаны доверием к личностному развитию ребёнка, представлением ему полной свободы, которые возможно идеально осуществить в изоляции от общества. Взрослому отводились вторые роли при активной роли ребёнка. В своём программном произведении «Эмиль, или О воспитании» Ж.-Ж. Руссо определяет одну из важных задач воспитания – воспитание добра посредством воспитания добрых суждений, чувств, воли. Ж.-Ж. Руссо категорично отказывался от наказаний, грубых воспитательных воздействий. Несколько похожи взгляды М. Монтессори, которая актуализирует идеи свободы в личностных проявлениях ребёнка. Активная роль принадлежит самостоятельности детей. Роль взрослого заключается в наблюдении и невмешательстве в естественное развитие ребёнка: «…руководительница должна прилагать все усилия, чтобы не нарушить принцип свободы ребёнка. Вызвав с его стороны малейшее усилие, она уже не сумеет разобраться в самопроизвольной деятельности ребёнка …нельзя настаивать, повторяя урок, нельзя давать почувствовать ребёнку, что он не ошибся или не понял, потому что этим она заставит сделать его усилие – понять и тем самым нарушить то естественное состояние его» [22, c.382]. Таким образом, педагогические воззрения М. Монтессори отличаются доверием и деликатным отношением к психическому самочувствию детей, бережному безманипулятивному воздействию со стороны педагога.

Показательны с точки зрения деликатного отношения к личностному развитию ребёнка педагогические идеи Л. Н. Толстого. Он выступает за уважение прав ребёнка, провозглашая принципы народности, гуманности, демократизма. Данные принципы призван обеспечить учитель. Л. Н. Толстой большое значение отводит личностным и нравственным качествам педагога, среди которых ведущее место принадлежит любви к детям и избранному творчеству педагогической стези. Л. Н. Толстой высказывался категорически против принуждения, жёстких дисциплинарных воздействий: «Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать, он будет лучше того учителя, который прочёл все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам, он – совершенный учитель» [46, c.95].

Принципиальное значение для педагогики толерантности имеют взгляды известного русского педагога К. Н. Вентцеля. В них провозглашаются принципы максимального развития творческих возможностей ребёнка на основе уважения его личности и представления свободы в действиях и желаниях. К. Н. Вентцель был противником принуждающего воздействия. В своей основной работе «Идеальная школа будущего и способы её осуществления» К. Н. Вентцель по сути провозглашает один из принципов толерантности через «развитие воли путём свободного действия и путём самостоятельного творчества, потому что воля является фактором душевной жизни» [4, c.429]. К. Н. Вентцелем предложено несколько новаторских для педагогики той поры идей: написание ребёнком своего учебника, где соединялись бы его знания, активная позиция ребёнка как исследователя, маленького искателя истины; совершенствование учения.

Особый интерес с точки зрения внедрения в педагогическую практику принципов толерантности отводится и вальдорфской педагогике. Один из принципов обучения и воспитания ребят, создания вальдорфской системы в целом, нравственного свойства воспитателей носит название терпимости; в своё время провозглашённый Р. Штейнером и имеющий продолжение у его последователей.

«Стоит подумать о последствиях, вытекающих из двух положений – приверженность собственной позиции и понимание позиции других. Только из такого подхода вытекает способность людей к социальному сотрудничеству. Но никаким внешним доверием не добиться этого. Желание взаимодействовать должно исходить из глубины человеческой души. Когда, разделившись на разные религиозные группы в соответствии с пожеланиями родителей, ученики вместе с учителями расходятся по своим классам, мы видим, как на деле осуществляется принцип терпимости, а это формирует такую же позицию у школьников» [15, c.108].

Противоречивым можно назвать взгляды Л. С. Выготского по отношению к педагогике толерантности. С одной стороны, Л. С. Выготским высказывается жёсткая позиция на проблему взаимодействия между педагогом и детьми, преподавание им сравнивается с «войной» [5, c.368], с другой стороны, Л. С. Выготским высказываются гуманистические идеи в отношении обучения и воспитания детей: «…авторитарный принцип должен быть разрушен… послушание должно быть заменено свободной социальной координацией» [5, c.264].

Одним из ярких представителей советской педагогики является В. А. Сухомлинский. В основе его взглядов, по сути, лежат гуманистические идеи толерантности. Он писал: «В наших руках величайшая их всех ценностей мира – Человек» [38, c. 78]. На педагоге лежит огромная ответственность за формирование личности, поэтому чрезвычайно важно быть чутким, деликатным к развивающемуся человеку, терпимым к его недостаткам, что достигается посредством любви и трепетного отношения к подрастающему поколению: «…настоящая любовь воспитателя к воспитанникам – огромное, необратимое желание дать им то, что есть в вас доброго для вас самих» [39,c. 361].

В своей работе «Павлышская средняя школа» В. А. Сухомлинским провозглашаются постулаты этического поведения воспитанников, среди них отчётлива активная позиция автора против терпимого отношения к злу: «Не будь равнодушен к злу. Борись против зла, обмана, несправедливости. Будь непримирим к тому, кто стремится жить за счёт других людей, причиняет зло другим людям» [40, c.165]. В этом видится граница допустимого, где достоинство является мерилом терпимости: «Знай, что существует граница между тем, что тебе хочется, и тем, что можно. Проверяй свои поступки вопросом самому себе: не делаешь ли ты зла, неудобства людям?» [40, c.162].

Идеи толерантности в современной педагогике встречаются в работах педагогов-новаторов, таких как Ш. А. Амонашвили, Е. Н. Ильин, С. И. Лысенкова, В. Ф. Шаталов и многих других. Так, например, Ш. А. Амонашвили в процессе управления обучением и воспитанием детей вводятся безусловные правила, вот некоторые из них: принятие личности каждого ребёнка, учёт индивидуальных особенностей детей, воспитание и обучение с позицией уважения, достоинства и веры в ресурсы ребят, совместное создание атмосферы сотрудничества, соразвития, сотворчества.

В отечественной науке и практике идеи толерантности реализуются в педагогике сотрудничества, педагогике успеха, диалоговой педагогике, педагогике ненасилия.

Чрезвычайно близки к педагогике толерантности идеи педагогики ненасилия.

Направление «Педагогика ненасилия» относительно недавно возникло в отечественной науке. Педагогика ненасилия – это движение прогрессивных педагогов, выступающих против различных форм принуждения детей и юношества, опирающиеся на принцип личностного подхода; это направление, ориентированное на формирование у подрастающего поколения позиции ненасилия, что выражается в способности строить свои отношения с окружающим миром, природой, другими людьми на ненасильственной основе. В качестве конкретных задач педагогики ненасилия выступают два взаимосвязанных блока:

1) задачи, связанные с воспитанием у подрастающего поколения миролюбия, духа ненасилия;

2) задачи, связанные с гуманизацией процесса обучения и воспитания, взаимодействия взрослых и детей.

Терпимость в ракурсе рассматриваемого направления считается одним из психологических условий принятия позиции ненасилия, важным личностным свойством педагога, руководителя. Основоположники направления А. Г. Козлова, В. Г. Маралов, В. А. Ситаров предлагают начинать с дошкольного детства через тренировку и развитие выдержки, в младшем школьном возрасте через формирование элементов терпимости, в подростковом и старшем школьном возрасте – через развитие терпимости.

Из зарубежной литературы наибольший интерес представляют работы А. Маслоу, К. Роджерса, Д. Фрейберга, С. Френе, Дж. Колта, С. Мадди; проанализируем некоторые из них.

Гуманистические взгляды самоактуализирующейся личности А. Маслоу основаны на стремлении человека стать тем, кем он может стать: «Люди должны быть тем, кем они могут быть, они должны быть верны своей природе» [9, c.66]. По А. Маслоу, самоактуализирующей является любой вариант реализации способностей в деятельности. Люди, не осознающие своего потенциала, «бытийных» ценностей, страдают низкой самооценкой, страхами, тревогами, защитными механизмами. Задача руководителя, педагога – справиться с заниженной самооценкой, страхами, тревогами, защитами, прочувствовать «бытийные», экзистенциальные ценности и осознать свои возможности. Тогда любое воздействие, направляемое воспитателем, руководителем, учителем извне, потеряет актуальность, поскольку будет заменено внутренним самоуправлением и саморазвитием. Воспитать психологически здорового ребёнка смогут психологически благополучные взрослые. А. Маслоу утверждал, что главная цель педагога – помочь ребёнку обнаружить то, что в нём заложен, затем реализовать свой потенциал в деятельности. Для этого необходимо создание атмосферы, стимулирующей личностный рост и на протяжении всего учебного процесса соблюдение определённых условий. Во-первых, всем своим поведением демонстрировать доверие детям, учитывать их внутреннюю мотивацию к учению, чувствовать и понимать настроение детского коллектива, открыто выражать свои чувства.

Психотерапия К. Роджерса о безусловном принятии клиента, эмпатическом понимании и конргуэнтности психотерапевта имеют практическое звучание в педагогике. К. Роджерсом сформулирован тезис о личном опыте ребёнка в обучении. Педагогу отводится роль фасилитатора, т. е. человека, способствующего эффективному и результативному осуществлению группового образовательного процесса и действия. Педагог - фасилитатор призван стимулировать личностный рост воспитанника, создавая особые условия: полное принятие, понимание, конгруэнтность. Если ученики сталкиваются с высоким уровнем понимания, заботы и искренности, они научатся большему и лучше себя ведут, чем когда они имеют дело с невысоким уровнем поддержки. Очень важно относиться к ученикам как «чувствующим и сознательным человеческим существам» [32, c.357].

Концепция «действенного воспитания» Д. Динкмейера и Г. Д. Мак–Кейма строится на уверенной коммуникации взрослого при разрешении проблемных ситуаций с детьми. Действенное воспитание даёт воспитателю возможность для лучшей ориентации в ребёнке, в самом себе и в процессе воспитания, воспитательного взаимодействия с большей уверенностью в себе и стабильностью по отношению к ребёнку, создание прочных, развивающих и поддерживающих взаимоотношений с ребёнком, сохранение способности к действию в проблемных ситуациях повседневного воспитания.

Р. Дрейкурс называл мужественными людей, которые признают своё несовершенство. Основой уверенности в себе является мужество признать своё несовершенство. Если взрослый может смириться со своим несовершенством и положиться на возможность совершенствоваться, это действует успокаивающе и стабилизирующее на ребёнка. «Сознание собственного несовершенства не предполагает его в качестве оправдательного аргумента при (преступной и прочей) неосторожности и при повторении ошибок. Такой подход даёт определённую уверенность (от возможных упрёков), но имеет отрицательный педагогический эффект (потому что учит ребёнка прибегать к отговоркам)» [26, c.78].

Б. Э. Риэрдон ставятся следующие актуальные проблемы педагогики толерантности: особенности терпимого поведения в классе, как обучать толерантности и из чего она складывается, предлагаемые подходы к обучению различным видам толерантности в начальной школе и другие. «Тремя сверхважными целями образования: (1) научить жить в многоликом мире, (2) научить конструктивно разрешать конфликты, (3) воспитать ответственность», - считает автор, необходимо посвящать занятия с учениками. На педагога возлагается большая надежда в культивировании толерантных идей в школах, среди воспитанников и их родителей. Совместными усилиями администрации, педагогов, детей, родителей, общественности и др., полагает автор, можно построить толерантные отношения в обществе и в целом мире [31, c. 17-24].

Таким образом, прогрессивная педагогическая мысль как отечественной школы, так и зарубежных авторов всегда была пронизана идеями гуманизма, сопротивлялась насильственному манипулятивному воздействию со стороны взрослых и в физическом, и в духовном плане. Переломные изменения, наблюдаемые в общественной жизни России, ставят приоритетность «мягкого» толерантного управления образованием всех участников образовательного пространства.

1.3 Исследование проблем толерантности в психологии

Гуманистическая философия и психология являются методологической основой терпимости и толерантности. Прежде всего, это работы А. Маслоу, М. Бубера, К. Роджерса, В. Франкла, G. Allport, психология прощения, психология и педагогика ненасилия. Для М. Бубера терпимость являет собой неотъемлемую часть диалога между «Я» и «Ты», при которой происходит подлинная встреча в отношениях, позициях, возможностях и т. д.

В контексте теории «здоровой личности» А. Маслоу терпимость выступает как один из ведущих принципов, дающий ключ к пониманию суть человека, объясняющий специфику взаимодействия людей. Данный принцип выступает, по крайней мере, дважды. Во-первых, можно заключить, что терпимость – это один из возможных путей самоактуализирующейся личности, особенно актуально данная мысль звучит, когда Маслоу говорит о самоактуализации как возможности выбора, личностного роста, возможности принимать себя и других людей такими, какие они есть, возможности в установлении с окружающими доброжелательных личных отношений.

Принцип терпимости достаточно ярко выражен в русле концепции «полноценно функционирующей личности» и недирективной терапии К. Роджерса. Оказать помощь другому человеку, в частности в решении возникающих у него проблем, можно не директивно, а опираясь на стремление человека к свободе и к позитивным изменениям. Это становится возможным благодаря безусловному принятию человека, эмпатическому пониманию и конгруэнтности, в результате стимулируется тенденция личности к самоактуализации, реалистическому представлению о себе, снятию противоречий между «реальным я» и «идеальным я», и, следовательно, более человечному, терпимому отношению к себе и окружению.

По мнению В. Франкла, который показывает путь духовного развития человека, движущегося по пути поиска и реализации смыслов, терпимости отводится роль неотъемлемой составляющей данного развития, поскольку это развитие носит целостный характер, выражающийся в постижении ценностей созидания, переживания, отношения, и развёртывается в направлении обретения свободы, независимости, гибкого реагирования на меняющиеся жизненные ситуации.

Согласно G. Allport, развитие человека происходит во взаимосвязи с социумом. G. Allport выделяет шесть критериев зрелой личности:

1)  широкие границы «Я» как способность посмотреть на себя со стороны и социальная активность;

2)  способность к тёплым сердечным социальным отношениям (в том числе терпимость);

3)  эмоциональная неозабоченность и самоприятие (умение справиться с собственным эмоциональным состоянием);

4)  реалистичное восприятие, опыт и притязания;

5)  способность к самопознанию и чувство юмора;

6)  направляющая (цельная) жизненная философия.

Таким образом, терпимость, или толерантность, является жизненно важным личностным свойством.

С позиции «Психологии прощения», разработанной Р. Аль-Мабуком, М. Сантосом, Р. Энрайтом, терпимости отводится центральная роль в правлении прощения.

Проявления прощения в межличностных отношениях могут быть определены как решение:

1.  отказаться от негативных мыслей, эмоций и поведенческих проявлений в отношении человека, который нанёс незаслуженную обиду;

2.  поощрять положительные мысли, эмоции и поведенческие проявления в отношении того же обидчика, то есть, проявляя терпимость;

Достаточно полно терпимость рассматривается в «Психологии и педагогике ненасилия», разработанной В. Г. Мараловым, В. А. Ситаровым.

Ненасилие рассматривается авторами как идеологический, этический и жизненный принцип, в основе которого лежит признание ценности всего жизненного, человека и его жизни; отрицание принуждения как способа взаимодействия человека с миром, природой, другими людьми, способа решения политических, нравственных, экономических и межличностных проблем и конфликтов, утверждение и усиление стремления всего живого к позитивному самопроявлению. Базовым понятием данного направления гуманистической науки является принятие позиции ненасилия. Авторы выделяют психологические условия приобретения личностью позиции ненасилия: принятие собственной личности; преодоление психологических защит; осознание уровня собственного эгоцентризма и приобретение ассертивности; формирование терпимости. Терпимость выступает в качестве внутреннего гибкого механизм существования позиции ненасилия, она сориентирована на другого человека, принятие и понимание его в сопоставлении с собой и своими взглядами. Овладение терпимостью является выражением личностной зрелости.

Функции терпимости и толерантности. Одним из центральных для психологии является вопрос о том, какова роль терпимости во взаимодействии человека с миром и другими людьми, каковы их функции.

В. А. Петрицкий выделяет следующие функции терпимости и толерантности. В рамках индивидуальной морали терпимость осуществляет коммуникативную и ориентационно-эвристическую функции. Терпимость позволяет понять партнёра по общению, совместной деятельности, оптимизирует процесс общения. В рамках общественной морали В. А. Петрицкий выделяет гносеологическую, прогностическую и превентивную функции. Интегрировав выделенные В. А. Петрицким функции терпимости, которые полностью не ограничиваются перечисленными, добавляю синдикативную функцию, которая находит своё выражение в сплочении больших и малых групп; трансляционную, необходимую для выполнения совместной деятельности, обучения, передачи знаний, способов деятельности и т. д.; адаптивную, предусматривающую приспособление к неблагоприятным факторам среды; активную функцию как возможность изменения чужого мнения, поведения, другого человека, но без применения средств принуждения; и функцию конгруэнтно-эмпатическую. Личность, обладающая развитой эмпатией, умеющая понимать и принимать не только себя, но и партнёра по общению, обладает подлинной конгруэнтностью, ориентирована на самоуважение и уважение других, сочетает внутреннюю свободу личности и самодостаточность [27, c.139-151].

Особенности терпимости и толерантности. В работах Г. У. Солдатовой, Е. М. Макарова, G. Allport описываются как активность, равноправие, взаимоуважение, сотрудничество и солидарность, позитивная лексика, психологическая устойчивость, универсальность и др.

Виды терпимости и толерантности. А. В. Зимбули, В. А. Петрицким выделяются следующие виды терпимости, с характеристикой которых можно согласиться. Под квазитерпимостью («quasi» (лат.) – как будто, будто бы, т. е. мнимые, иллюзорные, ненастоящие) понимаются виды сдержанности в контактах, когнитивных, аффективных, мотивационно-ценностных и поведенческих реакциях и оценках, внешне выступающие как терпимость. Например, сдержанное поведение педагога относительно вальяжного поведения ученика, сына директора школы. А. В. Зимбули под псевдотерпимостью («pseudos» (греч.) – ложные, притворные) понимает случаи проявления сдержанности в эмоциональных ситуациях с целью сознательного введения кого-либо в заблуждение, например проявление сдержанности с целью холодного расчёта и личных выгод, лицемерие, притворство в поведении и оценках.

Различие между квазитерпимостью и псевдотерпимостью можно метафорично представить как различие между иллюзией, больным или очень богатым нетривиальным воображением и обманом.

Негативная терпимость выделяется В. А. Петрицким, суть её определяют мотивы равнодушия, пассивности, безразличия, злонамеренного невмешательства, показного цинизма.

Перечисленные виды терпимости обозначаются термином толерантность. Мотивы внимания, понимания, симпатии обуславливают позитивную терпимость. Учитывая результаты сдержанного поведения, различают нравственно-деструктивную и нравственно-конструктивную терпимость, т. е. положительно мотивированные проявления терпимости, ведущие к негативному или позитивному результатам.

Формы терпимости, толерантности, нетерпимости. Виды терпимости, толерантности, нетерпимости проявляются в формах. Формы представляют собой способы проявления терпимого, толерантного либо нетерпимого отношения.

Формы выражения терпимого, толерантного, нетерпимого отношения могут быть выделены в зависимости от позиции, которую занимает объект в процессе взаимодействия.

Среди всего многообразия подходов к пониманию позиции: доминирование, равенство, подчинение; «Родитель», «Взрослый», «Ребёнок»; «Сверху», «рядом», «Снизу» - мы выбираем последнюю как наиболее универсальную и нейтральную, хотя используем некоторые характеристики позиций из типологии Э. Берна.

При терпимом отношении в позиции «сверху», терпимость выступает как снисходительность, невзыскательность, покровительственное разрешение чего-то, патронаж, опека.

Толерантное отношение в позиции «сверху» выступает как высокомерие, ярко выраженная или завуалированная надменность, кичливость.

В позиции «рядом» толерантность выступает как терпение, терпеливость. Терпеливость предполагает проявление выдержки, самообладания, самоконтроля и проявляется как способность делать что-то долго, настойчиво, упорно, как умение владеть собой. В основе терпеливости лежит механизм терпения.

Нетерпимость при равноправии проявляется как отстранённость, равнодушие, безразличие, безучастность, отчуждённость. В поведении данные характеристики проявляются в виде сознательного игнорирования того, что раздражает, противоречит собственным воззрениям. В позиции «снизу» терпимое отношение принимает формы уступчивости, покладистости, вежливо-смиренного отношения, готовности подчиниться чужой воле, кротости, незлобивости, приноравливания. При нетерпимости переживается неприятие в виде эмоционального реагирования, агрессии, бунта, злости, злорадства, открытой неприязни, стремления действовать активно, бороться – совершать хулиганские, не поддающиеся логике, анализу и здравому смыслу, объяснению поступки: ругаться, кричать, драться, наносить физический, материальный и моральный ущерб, вредительство и т. д.

Границы терпимости и толерантности. Следует отметить, что проблема изучения границ терпимости рассмотрена недостаточно. А. В. Зимбули выделяет три фактора нравственной меры терпимости: конкретность (социальный фон, внутреннее состояние человека, резкий контраст между воспринимаемым фактом и ожиданиями и т. д.), инструментальность (сопряжённость с другими нравственными ценностями), внутренняя напряжённость. Граница определяется спецификой проявления личностью терпимости или толерантности. Говоря о терпимости, человек вправе проявлять терпимое отношение ко всему, если это не угрожает личности, коллективу, социуму. В случае угрозы в виде физического действия, идеологии, границы терпимости сужаются, человек вправе проявить принуждение в рамках существующих законов. При толерантности границы шире: человеку безразлично происходящее, пока оно не касается его самого. Таким образом, при толерантности снижен порог чувствительности личности, т. е. толерантность выступает как пассивная форма реагирования. Терпимость предполагает наличие сдержанности, терпеливости, понимания и, в конечном итоге, принятия. Расширение сознания от сдержанности – выдержанности до принятия «другого», «иного», чем «я», делает мировосприятие более многомерным, целостным, а значит более адекватным реальности [10, c.23-27].

Глава 2. Государственно-правовое регулирование проблем толерантности в современном обществе

2.1 Анализ правовых актов по проблемам толерантности

В Декларации о ликвидации всех форм дискриминации на основе религии или убеждений, которая была принята Генеральной Ассамблеей ООН 25 ноября 1981 г. говорится о том, что достоинство и равенство присущи каждому человеку и что все государства-члены обязались предпринимать совместные и самостоятельные действия в сотрудничестве с ООН для содействия и поощрения всеобщего уважения и соблюдения прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка или религии. Во Всеобщей декларации прав человека и в международных пактах о правах человека провозглашаются принципы не дискриминации и равенства перед законом и право на свободу мысли, совести, религии или убеждений. Так же говорится о том, что игнорирование и нарушение прав человека об основных свобод, в частности права на свободу мысли, совести, религии или убеждений любого рода, являются прямо или косвенно причиной войне и тяжёлых страданий человечества, особенно когда они служат средством иностранного вмешательства во внутренние дела других государств и приводят к разжиганию ненависти между народами и государствами [42, с.335-340].

Декларация принципов толерантности, принятая Генеральной Ассамблеей ООН 16 ноября 1995 г. принимает во внимание соответствующие международные акты, в том числе:

-  Международный пакт о гражданских и политических правах;

-  Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах;

-  Международную конвенцию о ликвидации всех форм расовой дискриминации;

-  Конвенцию о предупреждении преступлений геноцида и наказания за него;

-  Конвенцию о правах ребёнка;

-  Конвенцию 1951 г. о статусе беженцев, а также Протокол 1967 г., касающийся статуса беженцев, а также региональные правовые акты в этой области;

-  Конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин;

-  Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания,

-  Декларацию о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений;

-  Декларацию о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам;

-  Декларацию о мерах по ликвидации международного терроризма;

-  Венскую декларацию и Программу действий, принятые на Всемирной встрече на высшем уровне в интересах социального развития, состоявшейся в Копенгагене;

-  Декларацию ЮНЕСКО о расе и расовых предрассудках;

-  Конвенцию и Рекомендацию ЮНЕСКО о борьбе с дискриминацией в области образования.

В статье 2 говорится о том, что для того чтобы сделать общество более терпимым, государствам следует ратифицировать существующие международные конвенции о правах человека и, если это необходимо, разработать новое законодательство с целью обеспечения в обществе равноправного подхода и равенства возможностей для всех групп и отдельных людей [42, c.342-349].

В Декларации и программе действий в области культуры мира говорится о том, что более полное становление культуры мира неразрывно связано с ликвидацией всех форм расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости [42, c.350-351].

В Декларации тысячелетия ООН, принятой на Саммите тысячелетия 6-8 сентября 2000г. описывается ряд фундаментальных ценностей, который будет иметь существенно важное значение для международных отношений в XXI веке: свобода, равенство, солидарность, терпимость (при всём многообразии вероисповеданий, культур и языков люди должны уважать друг друга; следует активно поощрять культуру мира и диалог между всеми цивилизациями), уважение к природе, общая обязанность [42, c.351-353].

На Всемирной конференции по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости, которая проходила в Дурбане (Южная Африка) 31 августа – 7 сентября 2001 г. акцент был сделан на то, что «…все мы – одна человеческая семья, эта истина становится теперь самоочевидной в свете первоначальной расшифровки генотипа человека – выдающегося достижения, которое не только лишний раз подтверждает нашу человеческую общность, но и обещает трансформировать научную мысль и практику, а также представления нашего человеческого рода о самом себе». Эту Декларацию о видении будущего, инициированную Верховным комиссаром ООН по правам человека и генеральным секретарём Всемирной конференции против расизма Мэри Робинсон, при патронаже Нельсона Манделы, подписали руководители 75 стран [42, c.354-355].

Гражданские и политические права. Несовместимость демократии и расизма.

Из доклада Верховного комиссара по правам человека на 58-й сессии Комиссии по правам человека ООН 7 февраля 2002 г.: «…Всемирная конференция по борьбе против расизма, расовой дискриминации подтвердила, что демократия необходима для эффективного предотвращения расизма и связанной с ним нетерпимости и их ликвидации»[42, c. 355-361].

Всемирная конференция выразила обеспокоенность по поводу того, что расистские и ксенофобные программы вновь получают политическое, моральное и даже правовое признание многими путями, в том числе через посредство некоторых политических партий и организаций. Конференция подчеркнула ключевую роль, которую политические деятели могут играть в борьбе против такого зла, как расизм, ксенофобия и связанная с ними нетерпимость. Она призвала политические партии предпринять конкретные шаги для поощрения равенства, солидарности и недискриминации.

Предложения, одобренные Всемирной конференцией по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости.

Право и политика. Конференция настоятельно призвала к всеобщей ратификации к 2005 году Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, а также к отзыву всех оговорок. Она также рекомендовала ряд законодательных, судебных, регулирующих, административных и иных мер на национальном уровне в целях предупреждения расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и защиты от них. К ним относится принятие следующего:

а) конституциональных, законодательных и административных мер для содействия равенству, включая рассмотрение, исправление и отмену национального законодательства и административных положений, которые могут приводить к дискриминации;

б) национальной стратегии, планов действий, законодательства и административных мер по борьбе против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости;

в) законодательных и административных стратегии, а также других превентивных мер для защиты определённых групп трудящихся;

г) эффективных стратегий и программ по предотвращению и привлечению к ответственности за проступки сотрудников полиции и других правоохранительных органов, включая преследование в судебном порядке лиц, совершивших такие проступки;

д) мер, направленных на ликвидацию расовой ориентации.

Государственные учреждения, позволяющие урегулировать разногласия посредством диалога, также играют важную роль в обеспечении защиты прав уязвимых групп. Конференция рекомендовала создавать и укреплять уже существующие независимые национальные учреждения в целях борьбы против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и оказания помощи жертвам.

Гражданское общество. Конференция также признала основополагающую роль, которую гражданское общество играет в борьбе против расизма и в стимулировании общественной заинтересованности. Она также отметила, что содействие обеспечению более высокой степени взаимного уважения и доверия между различными группами внутри общества должно быть общей, но дифференцированной обязанностью государственных институтов, политических лидеров, низовых организаций и граждан.

Средства массовой информации. СМИ, будь то аудиовизуальные, электронные или печатные, играют важную роль в демократических обществах. Признавая позитивный вклад, вносимый СМИ в борьбу против расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости. Всемирная конференция с сожалением отметила, что некоторые СМИ, создавая неверное представление об уязвимых группах и отдельных лицах, в частности мигрантах и беженцах, и формируя негативные стереотипы, способствуют распространению в обществе ксенофобии и расистских настроений и в некоторых случаях поощряют насилие со стороны расистски настроенных лиц и групп.

Образование. Невозможно переоценить важную роль образования в обеспечении информированности и поощрении уважения и терпимости в целях предотвращения расизма, расовой дискриминации, ксенофобии и связанной с ними нетерпимости и борьбы с ними. Всемирная конференция, состоявшаяся в Дурбане, вновь подчеркнула не только важность доступа к образованию без какой-либо дискриминации, но также и роль образования в области прав человека в борьбе с расизмом, расовой дискриминацией, ксенофобией и связанной с ними нетерпимостью и в укреплении взаимопонимания между всеми культурами и цивилизациями.

Решения Будапештского Саммита СБСЕ 1994г.

Государства – участники осуждают проявления нетерпимости, особенно – агрессивно национализма, ксенофобии и антисемитизма, и будут оказывать дальнейшее содействие эффективным мерам, направленным на их искоренение. Они постановили, что должны приниматься надлежащие меры для более эффективного предотвращения расистских вылазок и других насильственных проявлений нетерпимости в отношении рабочих-мигрантов и их семей. Они положительно оценивают принятый Советом Европы план действий в отношении расизма, ксенофобии, антисемитизма и нетерпимости. Предпринимая дальнейшие шаги в свете Декларации римской Встречи Совета, институты СБСЕ будут изучать возможности для совместной работы с Советом Европы, а также с ООН и другими международными организациями.

Федеральная Целевая Программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе» (на 2001-2005 годы).

Целью Программы является формирование и внедрение в социальную практику норм толерантного поведения, определяющих и социальных групп в различных ситуациях социальной напряжённости как основы гражданского согласия в демократическом государстве. Программа состоит из следующих подпрограмм: 1) «Личность», включает разработку и внедрение в систему образования всех ступеней программ и учебных материалов, воспитывающих подрастающее поколение в духе толерантности; развитие механизмов страхования как социального института конструирования мотивации безопасности поведения; 2) «Семья», включающая разработку и реализацию комплекса мероприятий по повышению социальной роли семьи в воспитании у подрастающего поколения толерантности; 3) «Общество», включающая разработку и реализацию комплекса мероприятий по пропаганде миролюбия, повышению устойчивости к этническим, религиозным конфликтам; 4) «Государство», включающая комплекс мероприятий, обеспечивающих повышение эффективности государственной политики по снижению социально-психологической напряжённости в обществе; 5) «Организационное и информационное обеспечение», включающая разработку и реализацию комплекса мероприятий по повышению эффективности реализации Программы, включая международное сотрудничество. В Москве один раз в год, по данной программе в школах, проводится «День толерантности». В Калуге таких мероприятий нет, соответственно идею московского региона надо принять на вооружение и Калужской области.

Отсутствие толерантного климата в сегодняшнем российском обществе способствует возникновению в стране очагов социальной напряжённости, различных конфликтов (межэтнических, межрелигиозных и проч.), проявлений экстремизма, великодержавного шовинизма, вспышек русофобии. Эффективное противодействие этим негативным социально-политическим явлениям возможно при осуществлении целой системы мер. Эффективность же государственной и общественной деятельности зависит во многом от воплощения в жизнь принципов толерантного поведения, от реального соблюдения терпимости в различных областях жизни. Так, в Декларации принципов толерантности, принятой 28-й сессией Генеральной конференции ЮНЕСКО 16 ноября 1995 г., утверждается, что «терпимость – это прежде всего активное отношение, формируемое на основе признания универсальных прав и основных свобод человека…»; что «терпимость – это понятие, означающее отказ от догматизма, от абсолютизации истины и утверждающие нормы, установленные в международно-правовых актах в области прав человека…» [42, с. 78].

2.2 Роль религии в формировании толерантности

Для постепенного распространения в российском обществе духа и принципов толерантности важное значение имеют повсеместное утверждение в нём свободы совести, отношение к последователям любого религиозного или светского течения, мировоззренческих систем без их дискриминации, ущемления прав по вероисповедному, мировоззренческому признаку.

Актуальность и трудности обеспечения религиозной толерантности в современной России обусловлены рядом обстоятельств: негативными историческими традициями (вопросы свободы совести нередко решались в стране в угоду политическим интересам государства, партий); сложным поликонфессиональным (около 70 религиозных течений) и полиэтническим (более 150 этносов) составом населения; необходимостью регулярных усилий по поддержанию взвешенных взаимоотношений между разными религиями (православие – ислам, православие – иудаизм, ислам – иудаизм и т. д.), конфессиями (православие – католицизм, православие – протестантизм, протестантизм – католицизм и т. д.), между традиционными религиями и новыми, в том числе эзотерическими, религиозными образованиями, между верующими (45% населения), неверующими и другими мировоззренческими группами населения (более половины россиян – неверующие, безразлично относящиеся к вере и неверию или неопределившиеся в своих мировоззренческих исканиях); не изжитой практикой нарушения конституционных норм должностными лицами; проявлениями среди определённых групп населения, в том числе в молодёжной среде, экстремизма и различных форм нетерпимости по отношению к тем или иным верованиям и этносам и т. д.

Для нашей страны, познавшей в последнее время горечь национальных распрей, этнического эгоизма, даже этнофобии, особое значение приобретает позиция религиозных организаций, отношение верующих к перечисленным проблемам. Это тем более важно, что националистические, экстремистские группировки в центре и на местах, местные элиты в своей борьбе за власть и материальные привилегии неизменно используют в той или иной мере религию, порождая тем самым межнациональную и межконфессиональную напряжённость. А это – игра с огнём. Ведь если к существующим этническим противоречиям и конфликтам добавятся столкновения на религиозной почве, то последствия (как свидетельствует печальный опыт Ольстера, индии, Пакистана, Боснии, Хорватии, Косово) могут быть трагическими. К счастью, благодаря традиционной религиозной толерантности в России, здравомыслию религиозных руководителей, их моральному авторитету во многом были нейтрализованы попытки полномасштабного использования религиозного фактора в преступных целях этнократически настроенными и экстремистскими группировками. Достаточно отметить, что кровопролитные события в Чечне на стыке 20 и 21 вв. вопреки стремлению сепаратистов не переросли в религиозную войну, хотя религиозный фактор всячески используется террористами для обоснования своих преступных действий.

Общий позитивный толерантный настрой во взаимоотношениях представителей различных российских этнических и религиозных общностей неизменно находит подтверждение в ответах на многие вопросы. Так, при опросе 2001 г. вновь крайне низкий процент опрошенных (3,6%) посчитал, что иное вероисповедание оказывает негативное влияние на его отношение к другому человеку. Правда, почти столько же (3,2%) сочло, что данное обстоятельство оказывает позитивное влияние, но основная масса исходит из того, что на отношение к другому человеку иное вероисповедание никакого влияния не оказывает (73,7%).

В этом массовом безразличии – как верующих, так и неверующих – к вопросам веры в межличностных отношениях не следует усматривать какие-то негативные моменты. Наоборот, что, как представляется, свидетельство отсутствия помех для нормальных личностных взаимоотношений, невзирая на мировоззренческие различия. Подобное утверждение толерантных, рациональных начал можно считать серьёзным показателем демократичности нашего общества, отсутствия в нём предубеждённости против представителей других этноконфессиональных общностей. Исходя из того, что чувства, составляющие «триаду враждебности» - гнев, отвращение, презрение, - являются сущностными характеристиками понятия «интолерантность» как понятия, антонимичного «толерантности», можно предположить, что сущностными характеристиками «толерантности» являются понятия, противоположные по значению чувствам, составляющим «триаду враждебности» [42, c.36-40].

Прочность данной позиции позволяет уточнить ответы на вопросы относительно ряда бытовых ситуаций, где присутствуют этноконфессиональные факторы. Как следует из таблицы (данные опроса 2001 года, схожие результаты фиксировали и предыдущие исследования), у верующих в Бога всё же в большей мере, чем у неверующих, проявляется бытовая толерантность (см. Приложение №3).

В целом результаты мониторинга показывают, что общественное мнение заинтересовано в диалоге последователей разных конфесий и мировоззрений, в устранении предубеждённости и тем более экстремистских проявлений в межличностных отношениях, в утверждении принципов толерантности и сотрудничества во имя общего блага. Вместе с тем опросы отразили обеспокоенность респондентов состоянием межнациональных отношений. Подавляющее большинство респондентов (около 80%) уверено, что напряжённость в этой сфере может привести к развалу Российского государства. Это мнение характерно для всех мировоззренческих и конфессиональных групп.

Особенно остро существующие межнациональные и межконфессиональные проблемы проявляются в молодёжной среде. Так, заслуживает пристального внимания высокий уровень нетерпимости, проявляемый самой молодой возрастной группой (16017-летние) к ряду национальностей. Доля самых молодых, отрицательно относящихся к иным этносам и другим религиям, в 1,5 – 2,5 раза выше, чем в старших возрастных группах.

Воспитание в духе толерантности и противодействия экстремизму зависит от объективного и многостороннего учёта сегодняшних реалий, от умения опираться на позитивные духовные и социальные традиции и нейтрализовывать отрицательные факторы; важное значение имеет и характер законодательства по религиозным вопросам, практика его реализации.

Современное российское законодательство в принципе обеспечивает равенство различных религиозных объединений перед законом, исключает дискриминацию по религиозным мотивам, создаёт условия для обстановки терпимости, взаимного сотрудничества последователей всех религиозных направлений. На практике нарушения духа и буквы законодательства о свободе совести во многом связаны с тем, что российское общество (при всех кардинальн

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Проблемы толерантности в современном обществе". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 727

Другие дипломные работы по специальности "Социология":

Социология и ее практическое значение в прошлом и в современной жизни

Смотреть работу >>

Организация социальным педагогом досуговой деятельности младших подростков

Смотреть работу >>

Роль социального партнерства школы и группы по делам несовершеннолетних в решении актуальных проблем несовершеннолетних правонарушителей

Смотреть работу >>

Благотворительность в России

Смотреть работу >>

Безработица среди жен военнослужащих

Смотреть работу >>