Дипломная работа на тему "Особенности распространения неофашизма"

ГлавнаяСоциология → Особенности распространения неофашизма




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности распространения неофашизма":


Содержание

Введение........................................................................................................... 4

Глава 1. Исторические корни неофашизма и современное состояние.......... 6

1.1 Предпосылки возникновения фашизма.................................................... 6

1.2 Причины возрождения фашизма............................................................ 12

1.3 Неофашизм в современной Германии.................................................... 21

1.4 Движение неофашистов в современном мире........................................ 30

Глава 2. Особенности неофашизма в Израиле............................................. 47

2.1 Особенности политической и экономической ситуации в Израиле....... 47

2.2 Особенности неофашизма в Израиле..................................................... 57

2.3 Ультраправые националисты в Израиле................................................ 80

Глава 3. Борьба с неофашизмом................................................................... 87

3.1 Основные методы борьбы с неофашизмом............................................ 87

3.2 Предложения о разработке закона против фашизма............................ 96

Заключение.................................................................................................... 98

Список использованной литературы.......................................................... 101


Введение

Целью данной работы является рассмотрение проблемы неофашизма в Израиле, особенность его проявления и развития, а также его отличия от проявления неофашизма в других странах, в частности в Европе.

Задачами данной работы являются:

- исторический анализ развития идей фашизма в мире, особенность формирования идей фашизма в начале XX века, анализ предпосылок формирования идей фашизма именно на территории Италии и Германии, для чего необходимо проанализировать политико-экономическую ситуацию в данных странах,

- анализ предпосылок возникновения фашизма, для чего проанализировать особенности политической ситуации в Европе в начале XX века, последствия Первой Мировой войны, специфику политического развития в Италии и Германии,

- рассмотрение проблем распространения неофашизма в мире, на примере стран Европы и России, уделяя внимание именно Германии, особенностям проявления неофашизма на современном этапе: против кого направлено данное движение, какие цели преследуют, в чем проявляется,

- анализ проблемы распространения неофашизма в Израиле: кто входит в данные организации, что послужило толчком, против кого направлено данное движение, основные группировки, отношение общества к данному явлению, отношение правоохранительных органов к подобным группировкам.

Объектам данной работы является процесс развития и формирования неофашистского движения в Израиле, его особенность и отличие от европейского движения неофашистов.


263255058">Введение

Идеи фашизма возникают тогда, когда исконные жители колонии (аборигены) начинает осознавать несправедливость положения, при котором в его стране управляют не представители коренной национальности, а некие пришельцы. То есть все предпосылки для возникновения фашизма имеют субъективный характер, преодоление всех этих явлений зависит от общей культуры общества, развитости демократических институтов, социально-экономического положения страны. Чем более лояльно относится правительство к «пришельцам», чем больше льгот устанавливается в отношении них, тем большее развитие получают идеи фашизма. Не чувствуя поддержки со стороны правительства, коренное население переносит свою неудовлетворенность экономическим положением на некоренное население.

Характерными примерами развития идей неофашизма являются: период фашисткой Италии; Германии 30-40 годов XX века, страны СНГ после краха государственности СССР. Однако следует отметить, что фашизм характеризуется не грубым насилием и концлагерями, доносительством и тайными службами, пронизывающими всё общество и контролирующими всю его жизнь. Это и многие другое в случае установления фашистского режима — только инструменты решения им тех или иных проблем, с которыми он сталкивается при своём становлении и удержании власти над обществом. Основной чертой идей фашизма является деление общества на «своих» и «чужих», и установление правил для «своих» и «не своих», подобное положение приводит к формированию идеи сверхнации и дозволения уничтожения инакомыслия, в любой его форме.

И как бы ни развивалось общество, однако идеи фашизма проявляются при любых обстоятельствах в случаи возникновения сходных экономических и политических ситуаций.

Возрождению фашистской идеологии способствует и современная массовая культура, особенно продукция кино и шоу-бизнеса, производимая крупными американскими корпорациями. С ее помощью устанавливается культ вседозволенности, объявляются устаревшими нравственные нормы, целью жизни объявляется материальное потребление. Очевидно, что подобной культурной политике, объективно способствующей возрождению и распространению фашистской идеологии, нужно противопоставить деятельность по утверждению традиционных нравственных ценностей и принципов социальной солидарности

Как никогда актуален вопрос о возрождении фашизма в Израиле.

Целью данной работы является рассмотрение проблемы неофашизма в Израиле.

Задачами данной работы являются:

- исторический анализ развития идей фашизма в мире,

- анализ предпосылок возникновения фашизма,

- рассмотрение проблем распространения неофашизма в мире,

- анализ проблемы распространения неофашизма в Израиле.


263255059">Глава 1. Исторические корни неофашизма и современное состояние

263255060">

1.1 Предпосылки возникновения фашизма

“Фашизм” — слово, возводимое к латинскому “фасция”. Фасция — это пучок прутьев с воткнутым в середину топориком, обвязанный ремнём. В древнем Риме фасции были сначала знаком царской власти, потом знаком власти высших “магистратов” (государственных чиновников); за магистратами фасции носили “ликторы” — служители, обеспечивавшие их непосредственную охрану

Однако, когда ныне говорят о реальной или мнимой угрозе “фашизма”, то в большинстве своём уходят от рассмотрения реальных гарантий прав личности и семьи в буржуазно-индивидуалистическом, так называемом “демократическом” обществе, которое при этих умолчаниях пытаются представить в качестве универсального идеала. После этого вопрос об угрозе “фашизма” сводят, прежде всего, — к идеям национальной и расовой исключительности и нетерпимости (в прошлом характерным для германской модификации “фашизма”), к реальным и мнимым посягательствам на права представителей национальных меньшинств и диаспор, а также к унаследованным от Италии и Германии “фашистским” символике и фразеологии.

С формальной точки зрения, первая фашистская партия возникла в Италии ближе к финалу первой мировой войны, потом в Австрии, Германии, т.е. в странах, у которых Англия и Франция, по итогам этой войны, отняли колонии. Фашизм появился в период, когда страны Европы вступили в стадию своего общего кризиса. Фашизм зародился и начал развиваться в Италии на пороге 20-х годов — в бурный период послевоенных классовых столкновений. В результате первой мировой войны страна оказалась в тяжелом экономическом положении

Фашистское движение в Германии зародилось примерно в то же время и при тех же исторических обстоятельствах, что и в Италии. Особый характер классовых столкновений в Германии привел к тому, что германский фашизм прошел более длительный путь к власти. Однако причины появления фашизма и превращения его в орудие диктатуры монополистического капитала в Германии и Италии в основных своих чертах схожи.

Для выявления объективных причин возникновения фашизма необходимо вспомнить о причинах, приведших мир к первой и второй мировым войнам, рассмотрев неопровержимые факты истории мировой рыночной экономики

Германия все более укреплялась. Пруссия, победив основных своих конкурентов в борьбе за региональное лидерство - Австро-Венгрию и Францию - в 1871 году собрала все германские земли под свое крыло.

Общие тенденции развития привели к созданию огромных колониальных империй. Но к последней трети ХIХ века такой вкусный пирог колониального господства оказался уже фактически поделенным между более расторопными или удачливыми соседями: Великобританией, Францией, Нидерландами, Бельгией. Успели даже переделить: Испания и Португалия, бывшие колоссы, потеряли почти все колониальное наследие прошлого.

К началу ХХ века в мире фактически нетронутыми оставались считанные государства Востока. Но даже в таком положении Германии удалось «урвать» себе более 2 млн кв. км… Существенным было также ее влияние на некоторые полузависимые страны региона4" 4"[4].

В этот период схлестнулись интересы этих стран сразу в нескольких ключевых регионах планеты: на Балканах и в странах Магриба, на юге Африки и в Ираке; особенно же - на море…

Попытка решить внутренние проблемы посредством успешной Великой войны провалилась. Несмотря на феноменальное упорство правительства и мужество солдат, на изначальный расчет на войну на два фронта, могучая экономика Германии банально «не потянула» такую страшную нагрузку. Промышленное производство постоянно, с 1914 года, падало на 20-25% ежегодно, в итоге к 1918 уровень производства промышленных товаров сократился до 57% от довоенного. Были введены карточки на основные товары народного потребления. В стране начался голод.

Весь этот комплекс проблем побудил широкие народные массы взяться за оружие. В 1918 г. произошел революционный взрыв. Начавшись восстанием матросов Киля, революционная инициатива перешла в руки национальной буржуазии и помещиков. Для того чтобы добиться поддержки народа, они пошли на увеличение демократических свобод. Однако позже завоевания Веймарской республики постепенно уничтожались.

Германский фашизм возник в обстановке небывалого в истории этой страны обострения социальных противоречий и крайне высокого напряжения классовой борьбы5" 5"[5].

Версальский договор принес немецкому народу дополнительные тяготы. Навязанные США, Англией и Францией условия были рассчитаны на ослабление Германии как соперницы на мировом рынке и на политической арене. Одновременно договор должен был выполнить и другую задачу - сохранить германский милитаризм как орудие подавления революционных сил в стране и агрессии против Советской России.

Обстановка в Германии в первые послевоенные годы, приобщение к политической жизни миллионов неискушенных в политике людей вытолкнули на поверхность общественной жизни множество политических групп и партий, нередко очень малочисленных и не представлявших никого, кроме своих учредителей. Возникнув без какой-либо определенной программы, они, как правило, существовали недолго и исчезали, не оставив заметного следа. Уже с конца 1918 г. в Германии стали возникать многочисленные милитаристские союзы и "добровольческие" объединения, главной целью которых была борьба с революционным пролетариатом. В их состав входили оказавшиеся не у дел бывшие офицеры и унтер-офицеры, выбитые из привычной колеи или просто авантюристические элементы, преимущественно из мелкобуржуазных и крестьянских слоев.

Организованные по типу армейских подразделений, они служили массовым резервом рейхсвера и возглавлялись кадровыми офицерами. В Баварии, например, весной 1919 г. была создана массовая военизированная организация "Гражданская самооборона" во главе с Эшерихом и Ремом, которая стремилась распространить свое влияние по всей Германии. Перед ее участниками ставилась задача беспощадной борьбы против революционного движения, за реставрацию монархии.

При поддержке рейхсвера и реакционных монополий возникали различные националистические союзы, например "Оберланд", "Младогерманский орден", "Викинг", "Вервольф", "Антибольшевистская лига" и др.6" 6" title="">[6]

Они выдвигали лозунги борьбы против "большевистской опасности", марксизма, "еврейства и плутократии". В Мюнхене под вывеской организации "Консул" продолжала существовать распущенная в Северной Германии после провала капповского путча "морская бригада" Эрхардта. Кроме того, в Баварии действовало несколько десятков "фёлькише" ("народных") - крайне националистических расистских организаций. Все эти организации и группы не имели отчетливо выраженной политической платформы, и единственным, что их объединяло, была ненависть к "ноябрьским преступникам" - к революционным рабочим и интеллигенции.

Милитаристские и националистические организации, действовавшие в баварской столице, пользовались поддержкой командования рейхсвера и местных промышленников. Своеобразным "мозговым центром" их было так называемое "Общество Туле" - полуконспиративпая организация, построенная по образцу "масонских лож" и включавшая представителей местной элиты. "Общество" объединяло 61500 человек - расистов и крайне правых националистов.

"Общество Туле" с его социальным составом и малочисленностью не имело реальных политических перспектив. Поэтому его руководители решили связаться с "представителями народа". Осуществить эту идею было поручено Харреру.

5 января 1919 г. кружок был преобразован в Немецкую рабочую партию (ДАП). Председателем "имперской организации" партии (существовавшей тогда только в воображении ее членов) был избран Харрер, а председателем мюнхенской организации - Дрекслер. В состав новоиспеченной партии входило всего 25 человек. Во главе ее стоял "комитет учредителей", состоявший из шести человек. Цель деятельности партии, как се формулировал Дрекслер, заключалась в том, чтобы обеспечить всем "хорошую работу, всегда полный кухонный горшок и многодетную семью".

ДАП объявила себя бесклассовой организацией и выдвинула требование ограничить ежегодный доход каждого немца до 10 000 марок. Политические цели Немецкой рабочей партии были сформулированы весьма расплывчато и неопределенно: образование массового объединения рабочих на националистической основе, борьба против "несправедливого мира", "искоренение марксизма". Свои политические взгляды Дрекслер пытался изложить в написанной при помощи Харрера брошюре, претенциозно названной "Мое политическое пробуждение" и пронизанной погромными антисемитскими лозунгами, призывами к "возрождению германского духа" и "единению нации".

12 сентября 1919 г. Гитлер проник на собрание группы в пивной "Штернекерброй" в Мюнхене. Через два дня он присутствовал на другом собрании, в "Альтен Розенбау". Услышанные Гитлером националистические откровения партийных ораторов, демагогические призывы к борьбе против "процентного рабства" и засилья "еврейского капитала" заинтересовали его. После недолгих колебаний Гитлер принял предложение Дрекслера и вступил в его партию, получив членский билет за номером 555. (Чтобы создать впечатление массовости, список членов партии начинали с цифры 500.) Он даже вошел в "комитет учредителей" в качестве его седьмого члена.

На учебных курсах штаба Мюнхенского военного округа, куда он вскоре был зачислен, Гитлер однажды произнес яростную антисемитскую речь. Он был замечен и повышен в должности. Назначенный "офицером по просвещению" в один из мюнхенских полков, он фактически выполнял функции осведомителя, поставляя информацию политическим советникам контрразведки Мюнхенского военного округа майору Гирлю, капитану Майру и капитану Рему. Последний возглавлял также контрреволюционную террористическую организацию молодых офицеров, которая выразительно называлась "Железный кулак".

24 февраля 1920 г. Гитлер и его группа созвали в Мюнхене в пивном зале "Гофбройхауз" свой первый массовый митинг, на котором присутствовало около 2 тыс. человек. Здесь были объявлены так называемые "25 пунктов", ставшие вскоре официальной партийной программой.

Зачитанные Гитлером тезисы представляли собой смесь фашизма и реваншизма, примитивной социальной демагогии, злобного антидемократизма и антисемитизма. В первых трех пунктах программы содержались требования отмены Версальского договора и полного "самоопределения" для всех немцев, под которым подразумевалось создание "великой Германии" за счет земель, принадлежащих другим странам: Польши, Чехословакии, Франции, Литвы и др. Настойчиво подчеркивалась необходимость расширения германской территории.

На облик германской национал-социалистической рабочей партии (НСДАП) в значительной мере наложила отпечаток первая группа, из которой она выросла: те два десятка сереньких "людей из народа", которые собирались в мюнхенской пивной и основали там еще до Гитлера кружок для спасения нации.

Сходство между фашизмом и национал-социализмом видно не только в социальной и идеологической области, но также во внешнем облике и в политической практике. НСДАП была так же организована и построена по военному образцу, так же опиралась на одетые в мундиры и частично вооруженные подразделения7" 7"[7].

263255061">

1.2 Причины возрождения фашизма

Фашизм вновь встал в повестку дня мировых событий.

Проследим возможный путь происхождения фашизма. Фашизм угнетенной нации возникает тогда, когда исконные жители колонии (аборигены) начинает осознавать несправедливость положения, при котором в его стране управляют не представители коренной национальности, а некие пришельцы. Они отмечают явления, всегда сопутствующие совместному проживанию представителей двух народов8" 8"[8]:

а) языковые проблемы, когда язык метрополии начинает всё больше доминировать; вообще культурная экспансия, когда более развитая и поэтому более привлекательная культура метрополии вытесняет коренную культуру;

б) изменение баланса национального состава страны, когда в растущих городах большинство начинают составлять выходцы из метрополии; прямая ассимиляция, когда многие представители местной элиты вступают в смешанные браки, и их дети уже не относят себя к коренной национальности;

в) неоднородная занятость населения в экономике, когда коренное население оказывается занятой преимущественно в сельском хозяйстве и на работах, не требующих высокой квалификации.

Как видим, все предпосылки для возникновения фашизма имеют субъективный характер, преодоление всех этих явлений зависят от общей культуры общества, развитости демократических институтов, социально-экономического положения страны. Но национальной элитой все это трактуется как дискриминация и угроза существованию коренной нации. Это период возникновения национального самосознания, когда идеи о несправедливости такого положения, возникшие в духовной элите, проникают в общество.

Около года тому назад, 2 - 4 мая, в Брюсселе состоялся очередной, девятый семинар в рамках серии Международных коммунистических семинаров, организатором которых с 1991 года выступает Партия Труда Бельгии. На этот раз семинар был посвящён теме “Империализм, фашизация и фашизм”. Итоги и выводы дискуссии нашли своё отражение в резолюции семинара “Бороться с империализмом, фашизацией и фашизмом”9" 9"[9].

Новая стадия общего кризиса мировой капиталистической системы, начавшаяся в 1971 году, ещё более углубилась в 1989–1991 годах, после контрреволюции и реставрации капитализма в Восточной Европе, развала СССР и социалистического лагеря.

Углубление кризиса обострило конкуренцию между тремя центрами мирового империализма: США, Европейским Союзом и Японией. Вследствие этого усиливается их неоколониальное господство в Азии, Африке и Латинской Америке, в том числе и путём создания там полицейских режимов и военных диктатур, организации государственных переворотов, развязывания захватнических и провоцирования гражданских войн (Ирак, Панама, Югославия, Демократическая Республика Конго, Алжир, Руанда, страны СНГ).

Современный мир живёт под экономической диктатурой монополий и под политической диктатурой репрессивных сил, которые гарантируют транснациональным корпорациям свободу эксплуатировать и получать сверхприбыли. В этом контексте парламентская демократия, как никогда раньше, является обманом, жульничеством и маскарадом. Выборы стали средством “демократического” оправдания диктатуры монополий.

Таким образом, монополизация неизбежно сопровождается политической реакцией, а империализм – это всегда внешняя экспансия и внутренняя политическая реакция.

Современный мир является крайне несправедливым. Страны евро-атлантической цивилизации присвоили себе право на распоряжение мировыми ресурсами, не считаясь с интересами остального человечества, и стремятся навязать другим народам собственные культурные нормы. Нельзя закрывать глаза на то, что подобная геополитическая стратегия является фашистской по своей природе. Особенно ярко проявляется связь между фашистскими идеями и западной политической теории в международной политике США, пытающихся обосновать собственное право на одностороннее применение силы и ведение превентивной войны, не останавливающихся перед военным вторжением и бомбардировками мирного населения для достижения собственных геополитических целей. Несомненно, что подобная мировая обстановка способствует возрождению фашизма на национальном уровне, в первую очередь, в тех странах, где, как в Украине, стремление правящего класса любой ценой войти в евро-атлантическое пространство наталкивается на стойкое сопротивление большинства общества.

По сути дела страны евро-атлантической цивилизации отрицают за другими государствами право на национальный и экономический суверенитет. В повестку дня поставлена потеря национального суверенитета Украиной, в экономическом смысле уже оказавшейся в полной зависимости от развитых стран мира. Такая же опасность нависла над другими странами и народами Восточной Европы и других регионов мира. Подобный внешнеполитический курс создает внутренние угрозы в странах евро-атлантической цивилизации, - в них все более заметным становится влияние элитных группировок, стремящихся лишить демократические институты реального содержания. В результате под угрозой оказались механизмы, обеспечивающие гражданские свободы и свободное распространение информации, действие которых пытаются ограничить под предлогом 'глобальной войны с террором'. Для того, чтобы сохранить национальный и экономический суверенитет, создать действенные демократические институты, остановить возрождение фашизма Украине следует не вступать в евро-атлантическое пространство, а сопротивляться курсу на установление мировой гегемонии, опираясь на собственные исторические связи и поддержку свободолюбивых народов.

Возрождению фашистской идеологии способствует и современная массовая культура, особенно продукция кино и шоу-бизнеса, производимая крупными американскими корпорациями. С ее помощью устанавливается культ вседозволенности, объявляются устаревшими нравственные нормы, целью жизни объявляется материальное потребление. Очевидно, что подобной культурной политике, объективно способствующей возрождению и распространению фашистской идеологии, нужно противопоставить деятельность по утверждению традиционных нравственных ценностей и принципов социальной солидарности10" 10"[10].

В обществе “свободы” частной инициативы протестное движение “маленьких людей” против злоупотреблений олигархами властью неизбежно, поскольку “свобода” личной инициативы неизбежно выражается в статистике расслоения на меньшинство, стяжавшее себе разнородную власть в отношении других, и на большинство беспросветно обездоленных, опущенных до уровня средства удовлетворения потребностей властного меньшинства, в чём бы эта обездоленность ни выражалась в каждую историческую эпоху; в таком обществе неизбежны призывы к единению “маленьких людей” и, как следствие, неизбежно объединение маленьких людей в разнородные организации: от клубов по интересам и профсоюзов до политических партий и мафий.

Сохранение же толпо-“элитарного” характера изначально протестного (против злоупотреблений “элитарной” олигархии) движения “маленьких людей” — в случае прихода вождей этого движения к государственной власти — неизбежно выражается в создании ими новой олигархии с вовлечением в неё представителей прежней олигархии, проявивших лояльность вождям новой и в каком-то качестве для них полезных.

Методы у фашизма бывают разные, но суть — всегда одна и та же11" 11"[11]:

«Избранная нация» и её право устанавливать «новый мировой порядок» в том виде, который ей кажется правильным.

Агрессивная нетерпимость к инакомыслию, самобытности и самостоятельности народов, объявленных «неполноценными».

Одна идеология и одна власть, если надо — внедряемые вооруженной рукой «по праву сильного».

Всё перечисленное в наличии имеется. А значит — имеется и новая редакция фашизма как историческая данность. Как бы она себя ни называла и какими бы овечьими шкурами ни прикрывалась.

Могут возразить, что передел мира ведется сегодня в пользу не одной какой-то нации, а целого сообщества наций — т.н. «золотого миллиарда». Однако вспомним общеизвестные признаки самого понятия «нация»: общая территория, язык, экономика, осознанная духовно-культурная и историческая общность, а также общая система базовых ценностей. Все эти критерии в той или иной мере уже имеются или усиленно внедряются на территории всех «западных» стран. Всё более всеохватные глобализационные процессы позволяют говорить об общем «западном» пространстве (территории, на которой границы играют всё меньшую роль), всё более общей экономике (принадлежащей одним и тем же транснациональным корпорациям), едином языке общения (англо-американском), нивелировании культур до состояния общей «массовой культуры». Осознание же своей духовно-культурной общности на базе западных ценностей, объявленных «общечеловеческими» и вовсе сомнений не вызывает. Таким образом, правомочно говорить о планомерно осуществляемом формировании Западной Меганации, противопоставляющей себя всему остальному человечеству.

При этом возникшую Меганацию ни в коем случае нельзя считать «центром кристаллизации», стремящимся вобрать в себя всё прочее человечество. Напротив, Запад подчеркнуто противопоставляет себя 5/6 проживающих на Земле людей, считая их в лучшем случае таким же «ресурсом» для осуществления собственных планов, как полезные ископаемые, а в худшем — избыточным населением, от которого желательно избавиться, чтобы не делиться ограниченными ресурсами планеты. Т.о., правомочно говорить о не декларируемом, но реально имеющемся не просто здоровом национализме, а воинствующем шовинизме Западной Меганации.

Как совершенно справедливо замечал ещё в прошлом веке Н. Трубецкой, особенность «западного» мировосприятия состоит в том, что полноценными людьми представители этой цивилизационной парадигмы считают только себя, и именно на этом основании объявляют свои ценности и образ жизни «общечеловеческими». Все же прочие народы признаются ими полноценными людьми лишь в той мере, в которой они соответствуют этим стандартам. Для «несоответствующих» вводится понятие «стран-изгоев», в отношении которых допустимо любое насилие. Подобный подход является типичным для нацизма (фашизма, расизма), утверждающего превосходство одних народов (Западной Меганации) над другими по формальным признакам (идеологическому несоответствию).

Присвоение себе исключительного права определять пути развития Человечества в сочетании с теорией «золотого миллиарда» (контроля «полноценных» народов над всеми мировыми ресурсами) выливается в присвоение себе права захватывать «жизненное пространство» и ресурсы других стран, отнесенных к «неполноценным». Этот критерий также вполне соответствует понятию «фашизм».

Т.о., есть все основания утверждать, что в идеологическом и духовно-мировоззренческом плане мы имеем дело с новой разновидностью фашизма (нацизма, расизма), проявляемой «Западной Меганацией» (включая Израиль) по отношению ко всему остальному миру. Это течение с полным основанием может быть названо либеральным фашизмом, а его сторонники вне и внутри страны — либерал-фашистами.

Обратимся к вполне серьезному источнику — Большой Советской Энциклопедии, определяющую понятие «фашизм» как «идеологию, политическое движение и социальную практику», которые характеризуются следующими шестью признаками:

[1] обоснование по расовому признаку превосходства и исключительности одной, провозглашаемой в силу этого господствующей нации;

[2] нетерпимость и дискриминация по отношению к другим «чужеродным», «враждебным» нациям и национальным меньшинствам;

[3] отрицание демократии и прав человека;

[4] насаждение режима, основанного на принципах тоталитарно-корпоративной государственности, однопартийности и вождизма;

[5] утверждение насилия и террора в целях подавления политического противника и любых форм инакомыслия;

[6] милитаризация общества, создание военизированных формирований и оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.

Особо отметив, что никаких принципиальных возражений к такого рода определению у господ либералов до сих пор не возникало, попробуем примерить эти критерии на ту политику и идеологию, которую ныне проводит Западная Меганация. Результат поражает: из шести признаков «фашизма» как идеологии, приводимых в БСЭ, ей явно присущи как минимум пять:

Обоснование по расовому признаку (в данном случае — по признаку цивилизационной принадлежности) превосходства и исключительности одной, провозглашаемой в силу этого господствующей нации (в данном случае — Меганации).

Нетерпимость и дискриминация по отношению к чужим «чужеродным» «враждебным» нациям и национальным меньшинствам (в данном случае — к т.н. «странам-изгоям»).

Утверждение насилия и террора в целях подавления политического противника и любых форм инакомыслия (Югославия, Афганистан, Ирак).

Милитаризация общества, создание военизированных формирований и оправдание войны как средства решения межгосударственных проблем.

Отрицание демократии и прав человека (в США уже проводится ограничение основных гражданских свобод под предлогом борьбы с «международным терроризмом»).

Шестым признаком в БСЭ признается «насаждение режима, основанного на принципах тоталитарно-корпоративной государственности, однопартийности и вождизма». В данный момент он не проявляется явно, но достаточно проанализировать перспективы мирового развития при продолжении навязываемой Человечеству «глобализации», чтобы убедиться, что именно к этому всё и идёт. В перспективе глобализация предполагает уничтожение наций и государств, превращение планеты в единый «глобальный рынок», фактическая власть в котором будет принадлежать отнюдь не «демократически избранным» структурам, а фактическим владельцам мировой экономики в лице десятка крупнейших транснациональных корпораций. Их владельцы в итоге будут являться полновластным и никому не подконтрольным «мировым правительством» (т.е. коллективным «вождем»). Вот и «тоталитарно-корпоративная государственность», «однопартийность» и «вождизм», совершенно органически выросшие из той политики, которую сегодня проводит «Запад».

Становление новой олигархии, злоупотребляющей властью, произошло в фашисткой Италии; это же произошло в фашисткой Германии, это произошло в государствах СНГ после краха государственности СССР. Но не этим вырождением вождей изначально протестного движения в злоупотребляющую властью новую олигархию характеризуется фашизм. Не грубым насилием и концлагерями, доносительством и тайными службами, пронизывающими всё общество и контролирующими всю его жизнь, характеризуется фашизм. Это и многие другое в случае установления фашистского режима — только инструменты решения им тех или иных проблем, с которыми он сталкивается при своём становлении и удержании власти над обществом.


263255062">1.3 Неофашизм в современной Германии

Еще в 1960 году, то есть за целых восемь лет до начала деятельности знаменитой “Фракции красная армия”, было известно о существовании таких неонацистских террористических организаций как “Bund Vaterlandischer Jugend” (“Союз молодежи Отчизны” – BVJ), “Bund Heimattreuer Jugend” (“Союз преданной Родине молодежи” – BHJ) и целого ряда популярных тогда “оборонно-спортивных групп” – так называемых “Wehrsportgruppe” (WGS).

В Германии одна из первых неофашистских организаций — "Национал-демократическая партия Германии" возникла еще в 1964 году. Через 19 лет после своего поражения фашистская идеология снова реанимируется. Позже на основе организации «Помощь Арестованным Нацистам», которая была составлена из бывших фашистов, появились еще 2 крупные националистические организации – «Германский Национальный Фронт» (“German Nationalistische Front”) и «Германская Республиканская Партия» (“German Republicaner Partei” (REP)).

Все эти три организации являются организациями полу террористического толка12" 12"[12].

“Freiheitliche Deutche Arbeiterpartei” (“Свободная Немецкая Рабочая Партия”) - самая опасная группа нацистов Германии, ведущих партизанский образ сопротивления властям. Одна из самых многочисленных партий Германии и Европы. Хорошо известна своими шествиями по улицам германских городов и столкновениями с полицией. Имеет большое влияние в Мальмском Интернационале и среди мировых неофашистских организаций.

В середине 60-х годов, были созданы и штурмовые отряды (“Schlagetrupps”) “Национал-демократической партии Германии”. Именно на их основе формировались в начале 70-х годов правоэкстремистские террористические группировки, вроде “Wehrsportgruppe Hengst”, деятельность которых явилась ответом на неспособность NPD добиться политического влияния законным путем.

В первой половине 70-х годов ключевыми фигурами в террористической деятельности правых ультра являлись такие поистине одиозные личности, как Хайнц Лембке (Heinz Lembke) и Карл Вайнманн (Karl Peter Weinmann). Первоначально Лембке был известен в среде неонацистов тем, что в 1959 году, в возрасте 22-х лет, ему удалось бежать из Восточной Германии на Запад, что, впрочем, в те времена, – еще до возведения Берлинской стены, – было делом сравнительно простым. Впоследствии он, уже работая простым лесничим в окрестностях северогерманского города Люнебурга, совершил стремительный взлет на вершину пирамиды влияния в ультраправых кругах. Являлся лидером уже упоминавшегося “Союза молодежи Отчизны”, состоял в рядах штурмового отряда “Национал-демократической партии” и, наконец, в 1980 году выступил в качестве одного из главных организаторов знаменитого теракта на традиционном фестивале пива “Октоберфест” в Мюнхене13" 13"[13].

Что же до Карла Вайнманна, то он, покинув в начале 70-х ряды формально относившейся к NPD спортивной группировки “Wehrsportgruppe Hengst”, организовал вместе с соратниками новую независимую группировку “Aktion Neue Rechte” (“Новое правое действие”), в которой с его легкой руки начали свою деятельность ставшие впоследствии известными молодые неонацисты Михаэль Кюнен (Michael Kuhnen) и Фридхельм Буссе (Friedhelm Busse). С последним Вайнманна связывали особенно теплые отношения и потому именно эта пара организовала в конце 70-х годов так называемую “Рабочую партию” (“Partei der Arbeit” – PdA), вскоре переименованную в “Народно-социалистическое движение Германии” (“Volkssozialistische Bewegung Deutschland” – VSBD) и запрещенную за террористическую активность в 1982 году. Впоследствии Карл Вайнманн выступал в качестве одного из создателей и активистов таких организаций и движений, как “Wiking Jugend”, “Nationalistischen Front” (NF), “Freiheitlische Deutsche Arbeiterpartei” (FDA) и, наконец, знаменитой спортивной группировки “Wehrsportgruppe Hoffmann”. Вайнманн питал слабость к пиротехнике и даже слыл большим мастером взрывного дела. В начале 80-х в неонацистских террористических кругах высоко ценилась написаная им брошюра о методах изготовления и использования различных видов взрывчатки.

Впрочем, в конце 70-х годов и Лембке, и Вайнманн уже играли второстепенные роли в неонацистской террористической среде, а их место заняли представители нового поколения правых ультра, жаждущие решительных действий. Одним из таких людей был неоднократно упоминавшийся выше Михаэль Кюнен.

В конец 70-х годов, когда неонацистская террористическая среда переживала процесс смены поколений, наряду с кюненовскими группировками появляются на свет такие известные террористические формирования неонацистского толка, как уже упоминавшаяся в связи с Карлом Вайнманном “Wehrsportgruppe Hoffman” и “Deutschen Aktionsgruppen” (“Германские группы действия”). Последней руководил знаменитый “коричневый” террорист, адвокат по профессии, Манфред Редер (Manfred Roeder).

Родившийся в 1928 году, Редер хотя и не относился к молодому поколению ультра, тем не менее остро ощущал назревшую потребность в решительных действиях ради выведения неонацистской среды из состояния стабильного гомеостаза. “Революция истинна только тогда, – записал он в своем дневнике 22-го августа 1980 года, – когда течет кровь”. Именно в этот день посланные им молодые террористы Сибилле Фордербрюгге (Sibylle Forderbreugge) и Раймунд Хернле (Raymund Hoernle) устроили пожар в гамбургском общежитии для иностранных рабочих, в огне которого заживо сгорели два гастарбайтера вьетнамского происхождения. До этого трагического инцидента в активе “Германских групп действия” уже числились такие громкие террористические акции, как взрыв на антифашистской выставке в Эссингене (21 февраля 1980 года), а также взрывы в лагерях для эмигрантов в Цирсдорфе (30 июля 1980 года) и в Леррахе (17 августа 1980 года)14" 14"[14].

Совершенные “Германскими группами действия” на рубеже 70-80-х годов теракты послужили катализатором террористической активности правых ультра на германоязычном пространстве в последующий период . Так, уже в декабре 1980 года террористом “Оборонно-спортивной группы Хоффмана” Уве Берендтом (Uwe Behrendt) были зверски убиты книгоиздатель еврейского происхождения Шломо Левин и его подруга Фрида Пешке. А в 1983 году по Германии прокатилась волна взрывов автомобилей, принадлежавших американским военным. Их организатор, член “Народно-социалистического движения” Вайнманна Одфрид Хепп (Odfried Hepp), был причастен также к целой серии дерзких ограблений германских банков и планировал, совместно с Петером Науманном (Peter Naumann) и Вальтером Кекселем (Walter Kexel) вооруженное освобождение из тюремного заключения фашистского главаря Рудольфа Гесса.

Одной из наиболее ярких отличительных черт нынешнего этапа развития национал-социализма является активное использование его адептами современных средств коммуникации. До недавнего времени новое поколение “арийских” экстремистов предпочитало для поддержания контактов телефонную сеть под названием “Nationale Info-Telephone” (“NIT”) и обыкновенную почту. Однако во второй половине 90-х годов главным средством общения правых “ультра” стала всемирная сеть Интернет. Именно с ее помощью распространяется информация о различных неонацистских деятелях и организациях (в том числе и запрещенных), распространяются литература и компакт-диски экстремисткого содержания (“произведения” неонацистской рок-музыки еще недавно можно было совершенно свободно скачать с сайта скандально известной компании Napster). Здесь же, в Интернете, публикуются так называемые “черные списки” политиков и общественных деятелей, подлежащих, по мнению правых радикалов, уничтожению за свои политические взгляды, а также вербуются неофиты и проводятся переговоры о проведении неонацистами из разных регионов и даже стран совместных мероприятий, посвященных памяти различных нацистских лидеров.

В 1999 году, только в одной Германии насчитывалось около 330 интернет-сайтов неонацистского содержания. Сегодня же их число уже перевалило за 800 (из 1400 по всему миру) и продолжает неуклонно расти. При этом, согласно информации германской Службы охраны Конституции (BfV), возможности сети Интернет используются и для активного нападения на идеологических противников – посредством взлома их сайтов или бомбардировки их “мейл-боксов” бесчисленным количеством посланий. Борьба с подобными “сайбер-террористами” и просто “резвящимися” в Интернете неонацистами затрудняется их полной анонимностью, а также тем, что они пользуются услугами иностранных провайдеров – чаще всего американских и канадских.

Наиболее влиятельными право-экстремистскими партиями и организациями на территории Германии в настоящий момент являются

Республиканская партия (Die Republikaner – REP):

Число ее активных членов на протяжении нескольких последних лет колеблется в районе 15 тысяч, причем наибольшая их концентрация наблюдается в Баден-Вюртемберге. Лидер партии – Рольф Ширер (Rolf Schierer). В настоящий момент в партийных рядах имеет место значительный разлад по целому ряду вопросов, как то отношение к проживающим на территории ФРГ иностранцам, к парламентаризму и к насильственным действиям различных правоэкстремистских молодежных группировок. Именно в силу подобной аморфности идеологической платформы партия непредсказуема и считается наиболее потенциальной средой для образования новых, готовых встать на путь насилия группировок молодых “штурмовиков”. Раз в два месяца партийные идеологи издают газету под названием “Der Republikaner”, число подписчиков которой достигает 22000, причем ее сайт в сети Интернет регулярно посещает гораздо большее число пользователей. Республиканцы поддерживают тесные связи с зарубежными соратниками по борьбе и, прежде всего, с австрийской “Партией свободы” Йорга Хайдера.

Германский народный союз (Deutsche Volksunion – DVU):

Число активных членов союза выросло за последние пять лет с 15 до, приблизительно, 20 тысяч. Его лидером является доктор Герхард Фрей (Gerhard Frey), а главным идеологом – Франц Шонхубер (Franz Schonhuber), автор ряда трудов реваншистского содержания, прославившийся, в частности, нападками на ныне покойного главу еврейской общины ФРГ Игнаца Бубиса. В отличие от “республиканцев”, члены DVU прекрасно организованы и идеологических брожений здесь практически не наблюдается: союз четко придерживается круса на политическую реабилитацию национал-социализма и пропаганду антисемитских идей. С целью привлечения новых адептов и координации активности членов союза д-р Фрей содержит в Мюнхене издательство “DSZ-Verlag”, а также издает так называемую “Германскую еженедельную газету” (“Deutsche Wochen-Zeitung” – DWZ). Наиболее популярен DVU в Захсен-Анхальт и Бранденбурге. Попытки его объединения с REP (вроде консолидации на выборах в Бундестаг 27 сентября 1998 года) до настоящего момента не принесли никаких результатов, в основном по причине личной несовместимости двух “фюреров” – Фрея и Ширера.

Национал-демократическая партия Германии (Nationaldemokratische Partei Deutschlands – NPD):

Как наиболее опасная, запрещена решением германских властей в ноябре 2000 года. В настоящий момент активистами партии считают себя около 10 тысяч человек, тогда как еще в пять лет назад, в 96-м году, их было всего около 3,5 тысяч. Таким образом, во второй половине 90-х годов партия увеличила свои ряды более чем вдвое, показав наиболее высокую способность к распространению своего влияния. Председатель NPD – Удо Войгт (Udo Voigt). На сегодняшний день возглавляемая им партия обладает наиболее четко организованной структурой и ясной идеологической программой, являющей собой симбиоз социалистических идей о “всеобщем экономическом равенстве” с откровенным примитивным национализмом. Наибольшая активность NPD наблюдается не на западе страны, где она была создана в 1964 году, а в городах Дрезден, Бремен, Росток, в землях Саксония и Тюрингия – то есть в основном на территории бывшей ГДР. Согласно данным BfV, более 70% членов партии составляет молодежь в возрасте до 21 года. Именно поэтому при NPD была создана (еще в 69-м) юношеская организация под названием “Молодые национал-демократы” (“Jungen Nationaldemokraten” – JN), объединившая в своих рядах наиболее экстремистские молодежные группировки. Лидером JN в апреле 99-го года был избран Саша Россмюллер (Sascha Rossmueller).

Партия регулярно издает газету под названием “Германский голос” (“Deutsche Stimme” – редактор K.Sendbuhler), а также свободно распространяемое издание “DS-Extra”. Печатный орган JN носит название “Активист” (“Der Aktivist”).

Прочие наиболее значительные правоэкстремистские партии и движения, действующие на территории Германии16" 16" title="">[16]:

1. “Германская лига Нации и Отчизны” (“Deutsche Liga fur Volk und Heimat” – DLVH) – широко известны принадлежащие ей периодические издания “Nation&Eiropa – Deutsche Monatshefte” и “Signal”.

2. “Свободная рабочая партия” (“Freiheitlichen Arbeiterpartei” FAP) – запрещена властями и в настоящий момент фактически является фракцией в JN (см. выше).

3. “Боевой союз германских социалистов” (“Kampfbund Deutscher Sozialisten” – KDS) – лидер Михаэль Кот (Michael Koth).

4. “Объединенные правые” (“Vereinigte Rechte” – VR) – лидер Клаус-Петер Зайферт (Klaus-Peter Seifert).

5. “Народный союз германского Рейха” (“Volksbund Deutsches Reich” – VBDR) – лидер Ульрих Шветач (Ulrich Schwetasch).

6. “Движение Германия” (“Deutschland Bewegung” – DB) – лидер Грегор Мехтерсхаймер (Gregor Mechtersheimer).

7. “Германская народная армия” (“Deutsche Volks Armee” – DVA) – боевая группировка “скинов” из Нидерзахсен (Ниж. Саксония).

8. “За нашу Землю” (“Fur unser Land”) – движение бывшего террориста из RAF Хорста Малера (Horst Mahler).

9. “Националы” (“Die Nationalen”) – лидер Франк Швердт (Frank Schwerdt).

10. “Свободные националисты” (“Freie Nationalisten”) – лидер Томас Вульф (Thomas Wulff).

11. “Организация поддержки национальных политических заключенных и их родственников” (“Hilfsorganisation fuer nationale politische Gefangene und deren Angehorige” – HNG) – по некоторым данным, наиболее стремительно развивающаяся в последние годы организация. Включает в себя бывших членов FAP, а также “Свободной женской ассоциации” (“Freier Maedelbund”) и прочих неонацистских организаций. Уделяет особое внимание социальной защите отбывающих тюремное наказание нацистских военных преступников и членов их семей, именуя их “политическими заключенными”.

Возможно, своеобразной попыткой преодолеть партийную раздробленность является создание в последние годы (начиная приблизительно с 95-го) по всей Германии различных “неформальных” объединений – так называемых “товариществ” (“Kameradschaften”) – в ряды которых входят часто активисты совершенно различных правоэкстремистских партий и движений. Начало данному процессу положили молодые неонацисты и “скины”, периодически объединявшиеся для проведения отдельных массовых мероприятий вроде ставших уже традиционными “Дней национального восстания” в Ляйпциге (1 мая) и Ростоке (19 сентября). Как правило, их организаторы добивались высокой личной дисциплины участников. Впоследствии, после запрещения “Свободной рабочей партии” (FAP), именно на основе подобных временных объединений и стали создаваться неонацистские “товарищества”. Их основной задачей является сплочение и наведение дисциплины в рядах молодых, склонных к насилию неонацистов, а также завоевание популярности у населения.

К наиболее известным “товариществам” относятся: “Kameradschaft Treptow” (Берлин; “прославилось” благодаря убийству полицейского и ряду покушений на жизнь политических деятелей, совершенных боевиком Каем Дизнером), “Bundnis Rechts” (появившийся на свет в 98-м году в Любеке своеобразный симбиоз “товарищества” и правоэкстремистской партии), “Kameradschaft Oberhavel” (Бранденбург; запрещено в 97-м году), “Hamburger Sturm” (Гамбург; запрещено в августе 2000 года), а также “Kameradschaft Karlsruhe”.

Согласно официальной статистике, в 2006 году в Германии правыми экстремистами было совершено 8730 преступлений, год спустя – 11719, а в 2008 году – 11049, 435 из них (то есть более половины) были направлены против иностранцев. В 2009 году данный показатель снизился – 10037 преступлений. В целом, несмотря на некоторое снижение числа приверженцев национал-социалистической идеологии, в последние два года наблюдается стойкая тенденция к росту числа актов насилия с их стороны приблизительно на 10% в год.


263255063">1.4 Движение неофашистов в современном мире

В современном политическом лексиконе слова “ фашизм ”, “нацизм”, “национал-социализм” стали синонимами вопреки тому, что каждое из них именует своеобразное явление в жизни общества. Мало кто осознает главное отличие фашизма и национализма: фашизм увлекал массы доступной их пониманию идеей, а нацизм подчинял массы не вполне понятной, но таинственной ВЕРОЙ - В ВОЖДЯ и собственное мистически-высокое ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ, суть которого - установить на земле навечно особый, новый порядок, при котором есть раса господ - и все прочие, долженствующие им подчиняться или быть стёртыми с лица земли

Как понимать и определять родовое понятие фашизм? В чем сущность и актуальность фашизма? Каковы причины и последствия фашизма? Можно ли говорить о таком феномене как неофашизм? Если да, то насколько он является политически значительным? Как развивались и в каком направлении развиваются международные сравнительные исследования фашизма? Какие сходства и отличия существуют между разными научными интерпретациями фашизма?

С окончанием «холодной войны» количество новых статей и книг, в которых, так или иначе, делается попытка ответить на эти вопросы, постоянно растет. На английском и немецком языках за последние три года вышло более двадцати значительных новых сборников и монографий по проблеме сравнительного изучения межвоенного и послевоенного правого экстремизма.

Кратко представлены еще шесть менее объемных новых работ по изучению классического фашизма и неофашизма:

300-страничный сборник статей Фашизм и неофашизм: критические исследования правого радикализма в Европе под редакцией канадской германистки Анжелики Феннер и американского историка европейского тоталитаризма Эрика Д. Вайтца, вышедший в книжной серии Исследования европейской культуры и истории англо-американского издательства Палгрев-Мэкмиллэн,

600-страничный сборник статей Фашизм составленный американским политологом Майклом С. Нейбергом и вышедший в серии Международная библиотека эссе о политической истории британского издательства Эшгейт,

200-страничный учебник Фашизм в Европе в 1918-1945 гг. берлинского историка Арнда Бауэркемпера, вышедший в Универсал-библиотеке штуттгартского издательства Филипп Реклам Младший,

375-страничное исследование Искушение неразумом: роман интеллектуалов с фашизмом от Ницше до постмодернизма ню-йоркского историка политических идей Ричарда Волина, вышедшее в издательстве Принстонского университета,

200-страничная монография Национализм и фашизм: Франция, Италия и Германия в сравнении гамбургского социолога Штефана Бройера, вышедшая в дармштадтском издательстве Научное книжное общество и

300-страничное исследование В поисках неофашизма: польза и злоупотребление общественными науками итало-американского политолога Антони Джеймса Грегора, вышедшее в издательстве Кембриджского университета.

В основополагающей монографии Сущность фашизма, опубликованной в 1991 г. в серии Темы правой политики и идеологии лондонского издательства Пинтер, а в 1993 г. переизданной издательством Роутледж, Гриффин определил фашизм как «политическую идеологию, мифологическим ядром которой, в ее различных пермутациях, является палингенетическая (т.е. стремящаяся скорее к новому рождению, чем к возрождению нации) форма популистского ультра-национализма». В результате такой идеологической установки, фашизм у власти, как позже уточнил Гриффин, «не был всего лишь революцией ценностей, попыткой оторваться от либеральных, гуманистических и, в конце концов, христианских традиций, но был продуманной попыткой использования беспрецедентной мощи современного государства для социальной инженерии, для проведения фундаментального преобразования способа построения и целей общества, вплоть до мельчайших деталей жизни каждого отдельного человека».

Несмотря на то, что большинство статей заслуживают внимания, претензия редакторов на то, что вопрос, «в какой степени современные экстремистские правые связаны с классическим фашизмом» определяет композицию сборника, кажется преувеличением.

Только некоторые статьи, — как, например, работа Проу, — вносят определенный вклад в поиск ответа на этот вопрос. В целом же, эти сами по себе хорошие исследования слишком многообразны для того, чтобы можно было проследить какую-то связующую нить. Том будет представлять интерес для высоко специализированной аудитории и может быть использован для дополнительного чтения при проведении семинаров, т.е. в комбинации с другой литературой, в которой поясняется исторический контекст. Однако, как таковое собрание статей Феннер и Вайтца кажется несколько случайным.

Подобную оценку можно дать и впечатляющему переизданию М.С. Нейбергом 26 важных журнальных статей из области историографии ненемецких разновидностей правого экстремизма. Последняя формула является, пожалуй, более подходящим заглавием для этого сборника, нежели фактическое название книги Фашизм. Этот термин для данной компиляции, отчасти неправильный, поскольку издание не полностью отражает актуальные тенденции, преобладающие определения и господствующие теории в области сравнительного изучения фашизма. Проблема здесь не только и не столько в том, что Третий Рейх рассматривается в другом сборнике книжной серии Джереми Блека Международная библиотека эссе по политической истории, в составе которой был опубликован Фашизм Нейберга, так что его том содержит всего лишь пару исследований, которые рассматривают нацизм среди других движений. Заголовок книги также не указывает на то, что ни одна восточно-европейская разновидность межвоенного фашизма и ни одна форма послевоенного фашизма не представлена отдельной статье в этом сборнике.

Также удивляет во введении Нейберга и выбора им статей из разных научных журналов то, что он, видимо, включает франкоизм в так называемое им «широкое определение фашизма». Рассматривать идеологию правления Испанией генералом Франко как фашистскую — классификация, с которой согласятся сегодня лишь немногие исследователи.

То же относится и к решению Нейберга называть не только стремления Муссолини, но и его режим «тоталитарным». Хотя многие сравнительные изучения тоталитаризма ссылаются на одобрительное использование Муссолини этого понятия, политическая система Италии 1922-1943 гг. обычно не считается разновидностью родового понятия тоталитарного государства.

Подобные неверные классификации не имели бы значения, если бы они не влияли на общую оценку природы фашизма Нейбергом в его введении. Там Нейберг заключает: «В случае фашистской Италии, как и во многих других, даже тоталитарное правительство не привело к абсолютной революции (или, как большинство фашистов перефразировали бы, возрождению) социальных отношений, к чему стремились многие фашисты. Антонио Казорла-Санчес, делает такое же заключение на политическом уровне. Несмотря на риторику испанских националистов, что они изменят неэффективную и коррумпированную систему, которая традиционно управляла Испанией, эта статья показывает удивительный континуитет в деятельности правительства, особенно на местном уровне. Такие заключения ставят под вопрос точку зрения о неизбежности политических перемен в фашистских режимах, нисходящих от правящих кругов государства».

В то время как последний вывод, возможно, сам по себе имеет место, его иллюстрация могла быть более убедительной, если бы Нейберг, например, принял во внимание понятие «пара-фашизм», введенное Гриффином, отсутствие работ которого, кстати, заметно в этом издании. (Нейберг кратко упоминает Гриффина в своем введении, но не включил его как участника дискуссии с собственной статей). Гриффин предложил термин «пара-фашизм» для обозначения ряда режимов тридцатых и сороковых годов XX века, в том числе Испанию генерала Франко, которые подражали итальянскому и германскому фашизмам, но, будучи антидемократичными и националистическими, все же не руководствовались истинно палингенетическими идеологиями и действительно революционными стремлениями.

Тогда как сборник Нейберга дает в целом искаженное впечатление о текущем состоянии международных изучений фашизма, монография А. Бауэркемпера Фашизм в Европе, 1918-1945 гг., выполняет, то, что обещает ее заголовок и может быть рекомендована, как рентабельная инвестиция для получения краткого, но многостороннего и достоверного обзора классического европейского фашизма. Глубокое знание Бауэркемпером своей темы и внятное описание всех значимых тем и вопросов в изучении межвоенного фашизма так же, как и привлекательная розничная цена издательства Реклам в размере 5,40 евро, делает эту небольшую по размеру, но содержательную книгу значительным вкладом во введение «фашизма», как широко используемого родового понятия, в немецкие исторические и политические науки. Это почти идеальный учебник, который имеет хороший баланс между обсуждением концептуальных проблем и объяснительных теорий, с одной стороны, и эмпирическим анализом, с другой.

Данная монография справляется с задачей адекватного рассмотрения всех значительных представителей межвоенного европейского фашизма, не забывая при этом рассказать в отдельной главе, об одном из наиболее показательных и потрясающих эпизодов из истории фашизма — попытке создания фашистского интернационала. И только после того, как подчеркнуть свое восхищение содержанием и стилем этой очень полезной работы Бауэркемпера, я рискну сделать маленькое замечание по поводу критики Бауэркемпером гриффиновского определения фашизма. Даже эта ремарка относится в меньшей степени лично к Бауэркемперу, а скорее к одной из общих тенденций среди историков, изучающих фашизм, которых он представляет.

Бауэркемпер воспроизводит здесь суть многих нападений на Гриффина, в которых утверждается, что британский историк якобы претендовал на всеобъемлющую интерпретацию фашизма как исторического феномена путем сосредоточения на фашистской идеологии, и ее определения как «палингенетический ультранационализм». Это, насколько мне известно, не являлось целью гриффиновской характеристики фашизма. Его дефиниция создавалась лишь как инструмент для идентификации тех эмпирических феноменов, которые должны изучаться под заглавием «сравнительный фашизм», к примеру, для того, чтобы отличать фашистские группировки от нефашистских форм радикальной правой политики (напр., от ультра-консерватизма или религиозного фундаментализма). И только в виде этой простой цели — выбор, какие собственно реальные политические явления должны рассматриваться исследователями, изучающими фашизм, и какие нет — Гриффин предложил сфокусироваться на фашистской программе и картине мира. А то, что для полного осмысления и объяснения фашизма важны и другие элементы, кроме идеологии (психология, традиции, экономика, международный контекст, институциональные ограничения, политические возможности и т.п.), насколько мне известно, не только не оспаривается Гриффином, а продемонстрировано в главах семь «Психо-исторические основы родового фашизма» и восемь «Социально-политические предпосылки успеха фашизма» его основополагающей монографии 1991 г

То что «фиксация» Гриффина на идеях может быть адекватным подходом не только по прагматическим причинам, а его интерес к послевоенным развитиям (также часто критикуемому историками межвоенного периода, в том числе Бауэркемпером) заслуживает внимания, иллюстрируется в новой монографии Волина Искушение неразумом. Являясь крупным вкладом в современную интеллектуальную историю, труд Волина анализирует различные политические последствия идей и образов мышления Джозефа де Майстре, Иоганна Готтфрида Хердера, Артура де Гобино, Фридриха Ницше, Освальда Шпенглера, Карла Шмитта, Карла Густава Юнга, Мартина Хайдеггера, Ханса-Георга Гадамера, Жоржа Батай, Мориса Бланшо, Жака Деррида, Мишеля Фуко и Жана Бодрияра.

В двух «политических экскурсах» Волин указывает, как идеи этих и других авторитетных мыслителей, которые так или иначе ставили под вопрос такие основные западные ценности, как рационализм и права человека, перед Второй мировой войны через немецкую «консервативную революцию» влияли и до сегодняшнего дня через европейских так называемых «новых правых» влияют на правоэкстремистские партии, как и на политический мэйнстрим. Волиновское использование термина «фашизм» в заглавии книги, правда, может иногда ввести в заблуждение, поскольку только некоторые из протагонистов его великолепного исследования были полностью определившимися фашистами. Тем не менее, его труд — ценное дополнение не только к истории идей, но и к сравнительному изучению фашизма. Работа содержит множество ярких примеров, иллюстрирующих, почему и как идеи имеют последствия, в целом, и каким именно образом анти-рациональные и анти-демократические мысли видных интеллектуалов могут использоваться право-экстремистскими движениями, чтобы оправдать политический авторитаризм, этнические чистки и государственное насилие, в частности.

Хотя монография Штефана Бройера Национализм и фашизм кажется на первый взгляд похожей на книгу Бауэркемпера, в ней представлен проект несколько другого направления. Исследование Бройера было, видимо, разработано как альтернатива или своего рода реплика классическому произведению Эрнста Нольте Фашизм в своей эпохе 1963 г., в котором внимание также акцентировалось на ультранационализмах Франции, Италии и Германии в тех же межвоенном и военном периодах. Книга Бройера содержит не что иное, как новую интерпретацию классического фашизма и представляет, помимо большого количества эмпирических данных и объёмной типологии разновидностей национализма, новое оригинальное определение фашизма. Как и предыдущие исследования Бройера, данная работа — насыщенный и информативный текст, полный разоблачающих деталей, увлекательных наблюдений и интеллигентных трактовок, читать которого — одно удовольствие. Исследование начинается со всестороннего обсуждения понятия

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности распространения неофашизма". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание
опытному автору»


Просмотров: 612

Другие дипломные работы по специальности "Социология":

Социология и ее практическое значение в прошлом и в современной жизни

Смотреть работу >>

Организация социальным педагогом досуговой деятельности младших подростков

Смотреть работу >>

Роль социального партнерства школы и группы по делам несовершеннолетних в решении актуальных проблем несовершеннолетних правонарушителей

Смотреть работу >>

Благотворительность в России

Смотреть работу >>

Безработица среди жен военнослужащих

Смотреть работу >>