Дипломная работа на тему "Эмиграционная ситуация в Ставропольском крае"

ГлавнаяСоциология → Эмиграционная ситуация в Ставропольском крае




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Эмиграционная ситуация в Ставропольском крае":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФЕНОМЕНА ЭМИГРАЦИИ

1.1  Дефиниция понятия «эмиграция»

1.2  Детерминирующие факторы эмиграционных процессов

2 АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОЙ ЭМИГРАЦИОННОЙ СИТУАЦИИ В СТАВРОПОЛЬСКОМ КРАЕ

2.1 Развитие эмиграционного движения в регионе: причины, его территориальное направление и правовая обеспеченность

2.2 Динамика современных эмиграционных процессов в Ставропольском крае

3 ОРГАНИЗАЦИЯ И ССЛЕДОВАНИЙ ПОСЛЕДСТВИЙ ЭМИГРАЦИИ ДЛЯ ТЕРРИТОРИИ-ДОНОРА

3.1 Обоснование создания Центра мониторинга последствий эмиграции

3.2 Структура и функции Центра мониторинга последствий эмиграции

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Оригинальное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Краснодаре и в других городах РФ.

Актуальность темы. Эмиграция населения – сложный по своей природе, многообразный по формам и последствиям социальный процесс. Потоки эмигрантов представляют собой пеструю картину: трудовые эмигранты; претенденты на убежище из стран, где идут боевые действия или где они подвергаются преследованию по политическим, религиозным и иным причинам; члены семей, выезжающие к уже эмигрировавшим родственникам; люди, выбывающие по туристской визе, а потом добивающиеся права на проживание в другой стране, либо «растворяющиеся» там, среди нелегальных мигрантов и т. д. Такой состав эмиграционных потоков подтверждает положение, что на любом этапе существования в любом обществе всегда были и есть потребности, которые удовлетворяются в процессе перемещения или за счет перемещения.

Эмиграция не только сама испытывает влияние всех социальных явлений, но и оказывает воздействие на их развитие. Чаще всего о ней говорят как о революции, сотрясающей современные индустриально и информационно развитые общества. Действительно, эмиграция всегда – «взрывчатое вещество», многое меняющее и на многое влияющее в современном мире. Самые первые результаты трансформаций разных сфер, вызванных эмиграцией, проявляются на региональном уровне. В силу этого исследование эмиграционной ситуации в Ставропольском крае представляется весьма актуальной как с точки зрения осуществления концептуализации имеющегося теоретического знания в этой области, так и с точки зрения выявления ее последствий для региона, а также возможностью понять необходимые изменения в проводимой политике и структуре миграционной службы.

Библиографический анализ. Наиболее значимые теоретические положения темы раскрыты в работах В. В. Оболенского-Осинского «Международные и межконтинентальные миграции в довоенной России и в СССР»[36], А. Ахиезера "Эмиграция из России: культурно-исторический аспект" [15], Ж. А. Зайончковской «Развитие внешних миграционных связей России»[23], А. Марианского «Современная миграция населения»[31], С. В. Рязанцева "Влияние миграции на социально-экономическое развитие Европы: современные тенденции" [41], Н. С. Фрейнкман-Хрусталевой, А. И. Новикова "Эмиграция и эмигранты: история и психология" [48] и др.

Эмиграционные тенденции в современной России проанализированы в рамках исследований, проведённых такими крупнейшими отечественными учёными, как Ж. А. Зайончковская [22, 23], О. А. Иконников [24], В. А. Ионцев [26], Г. Ф. Морозова [32, 33], И. Г. Ушкалов [47]. Проблемы эмиграции квалифицированных кадров, так называемой «утечки умов», рассмотрены Н. Некипеловой и Л. Гохбергом [35], Л. Леденевой [29, 30]. Региональная специфика эмиграции населения Ставропольского края, к сожалению, остаётся фрагментарно изученной. Ей уделено внимание в работах таких исследователей, как В. С. Белозёров [16], С. В. Рязанцев [40, 41, 42] и других.

Объектом исследования выступает эмиграционная ситуация в Ставропольском крае.

Предметом исследования является процесс развития тенденций эмиграционных потоков.

Рабочая гипотеза состоит в том, что управляемая эмиграция является неотъемлемой частью не только современных демографических, политических, социальных, экономических процессов, но и способствует формированию единого мирового пространства.

Целью исследования определено изучение причин и тенденций развития эмиграционной ситуации в Ставропольском крае.

Для её достижения необходимо решение следующих задач:

- проанализировать теоретико-методологические аспекты феномена эмиграции;

- уточнить дефиницию понятия «эмиграция»;

- определить детерминирующие факторы эмиграционных процессов;

- охарактеризовать современную эмиграционную ситуацию в Ставропольском крае;

- определить условия и причины развития региональной эмиграционной ситуации;

- проследить динамику современных эмиграционных процессов на Ставрополье;

- разработать методику разработки концепции Центра мониторинга последствий эмиграции;

- определить структуру и функции Центра мониторинга последствий эмиграции.

Источниковая база исследования разнообразна. Она представлена документами правового и политического характера. Это документы, связанные с закреплением фундаментальных прав человека и основ современного мирового порядка. К ним относятся документы ООН [1, 3, 10], Европейского союза, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, Международной организации труда [5], Женевские конвенции [6, 7, 13] и некоторые другие. Исключительно важен национальный источниковый корпус [2, 4, 8, 9, 11, 14, 62, 67], раскрывающий специфику подходов к проблемам миграции. Этот блок источников помогает рассмотреть вопросы эмиграции в системе политических идей, отношений, институтов, в том числе определить их место в системе международных отношений. Важным источником следует назвать иммиграционные законодательства разных стран, расположенных по ссылке: document. de/wrvv. html. [60]. Так как эмиграция является значимым явлением для демографических процессов, то её невозможно изучить без анализа статистических данных, поэтому материалы Госкомстата тоже включены в источниковую базу [61].

Для проведения настоящего исследования были использованы такие общенаучные методы как анализ, сравнительный метод, дедуктивный метод, контент-анализ материалов СМИ, позволившие выявлять основные проблемы и степень влияния эмиграции на развитие территории.

Краткая характеристика работы по главам. В первой главе "Теоретико-методологические аспекты феномена эмиграции" рассматривается исторически-правовое закрепление понятия "эмиграция" в законодательстве различных стран, а также сложности формирования общей методологии исследования эмиграции как феномена международно-политической реальности и как объекта управления. Также в первой главе нашли отражение концептуальные взгляды авторов на совокупность представлений о сущности эмиграции и ее факторах, были сведены в систему виды эмиграционных перемещений, выявлены соподчиненные характеристики эмиграции и определены некоторые поведенческие характеристики перемещающихся людей.

Во второй главе данной дипломной работы "Анализ современной эмиграционной ситуации в Ставропольском крае" комплексно исследуется и раскрывается сущность процесса эмиграции в крае как феномена международной миграции, имеющий проявления в демографической, политической, социальной, экономической и других сферах региона.

Третья глава "Организация исследований последствий эмиграции для территории-донора" посвящена разработки структуры и определению функций Центра мониторинга последствий эмиграции.

1 ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФЕНОМЕНА ЭМИГРАЦИИ

1.1 Дефиниция понятия «эмиграция»

Современное состояние понятийного аппарата темы «миграция» характеризуется наличием многих проблем. В их числе – не разработанность некоторых дефиниций; дискуссионность других, некорректное употребление третьих; незнание о способности к своеобразной субституции отдельных из понятий этой темы (иммигрант – иностранец; политэмигрант – беженец; адаптация - интеграция) и опасность подмены научной дефиниции правовой. Язык – важный компонент познания, потому как он не только средство передачи информации и выражения эмоций, но средство измерения жизни и ее форма [15]. Важнейшим требованием к нему является высокая степень адекватности понятий реальности: содержание и границы дефиниций должны как можно точнее передавать сущность обозначаемого процесса или явления.

Для нашего исследования основным понятием является «эмиграция», попробуем эксплицировать его. Оно происходит от латинского emigrare – выселяться, переселяться. Чаще всего под эмиграцией понимают переселение (добровольное или вынужденное, самотечное или организованное) в другую страну на постоянное или временное (на длительный срок) проживание, в большинстве случаев с изменением гражданства [46].

Оформление этой дефиниции было длительным, оно было связано с развитием такого явления как трансграничное перемещение. Так как перемещавшийся покидал пределы одного государства и пересекал границу другого, то, как минимум, эти два государства проявляли своё отношение к факту перемещения, что выражалось в его регламентации посредством нормативно-правового акта. Дефиниция этого понятия могла оформиться как правовая [49]. Отметим, что не все государства выбрали сразу интернациональный термин, давая определение этому виду перемещения.

Так в течение XIX – первой половине XX веков в Германии термин «эмиграция» в его латинском звучании не применялся, со второй половины XX века и в последние десятилетия этот термин признаваем немецкими исследователями процессов миграции, но нельзя говорить о его широком и устоявшемся употреблении. Для обозначения выезда из страны использовали и продолжают использовать термины, производные от глагола немецкого глагола «auswandern». Чтобы обозначить категорию выехавших исследователи выбрали (предпочли) термин «die Auslanddeutschen» (немцы вне Германии). Приблизительно с конца 1920-х годов в языке официальных документов закрепился термин «der Volksdeutsche» (этнические или народные немцы) для обозначения категории эмигрировавших и проживавших вне Германии, как сменивших подданства, так и не сделавших этого [54]. А вот в 1930-е гг. все те, кто выехал из Германии, скрываясь от преследований нацистского режима, составили категорию политических эмигрантов.

Таким образом, следует отметить, что в немецком языке удалось подобрать семантически соответствующие термины для обозначения самого выезда и оформившейся в результате этого перемещения общности. В русском языке предпочли заимствования. В этом нет ничего негативного: в Россию раньше чем в Германию пришел интернациональный термин «эмиграция» для замены немного неуклюжего для контекста официальных документов сочетания «отлучка за границу» и оказался более востребованным, нежели в немецком языке [50]. В русском языке этот термин закрепился в следующих значениях: 1) переселение из какой-либо страны в другую, вызываемое различными причинами; 2) совокупность эмигрантов, проживающих в какой-либо стране [46].

В начале XX века термин «эмиграция» получил правовую дефиницию в российском эмиграционном законопроекте, который так и не был принят из-за событий первой русской революции [20]. Так как массовый выезд российских подданных уже был осознан как социально-экономическая проблема и широко обсуждался в публицистике, то термин «эмиграция» оказался включенным в политическую и бытовую лексику. Его использовали для обозначения самого процесса выезда из страны, как со сменой подданства, так и временного. После 1917 года «эмиграцией» стали называть общность выехавших из России бывших российских подданных, не принявших советского гражданства. Это была так называемая «белая эмиграция» [15].

В целом же, можно говорить о том, что в первой половине XX века понятие «эмиграция» получило сторгую правовую дефиницию. Законодательство многих европейских стран под «эмиграцией» подразумевало выезд со сменой гражданства, а в российском законодательном проекте термин «эмиграция» использован для обозначения всех перемещений за границу, как со сменой подданства, так и без такового [49]. Если государства признали под «эмиграцией» перемещение, обычно сопровождающееся пересечением границы, то вполне возможно предположить, что на вопрос «кого считать эмигрантом?» они отвечают столь же однозначно.

Кажется, что в отношении международной миграции факт пересечения государственной границы должен быть единственным и исчерпывающим условием признания состоявшегося миграционного события, после которого в соответствии с мотивом перемещения следует отнести этого мигранта к той или иной категории. Но, практика показывает, что сам факт пересечения государственной границы еще не является для государства основанием считать выбывшего из страны эмигрантом.

Обратимся к историческому опыту регламентации трансграничного перемещения государствами Европы и Америки на рубеже XIX-XX веков. Первое, что следует отметить, – различная степень концентрации внимания на проблеме въезда и выезда. Все европейские государства без исключения развивали эмиграционную политику и разрабатывали эмиграционное законодательство, тогда как Америка была занята разработкой иммиграционного законодательства [53]. Пространственная мобильность населения Европы достигла фазы наивысшей активности. С одной стороны, она была обусловлена социально-экономическими процессами в самой Европе. Европейцы перемещались в пределах границ своих государств (внутренняя миграция) и в пределах Европы (внутриконтинентальная миграция) [41]. А с другой стороны, американская потребность и заинтересованность в приливе «человеческого капитала» обусловили межконтинентальную, заатлантическую направленность европейской миграции.

Французское законодательство (от 18 июля 1860 года и декрет 9 марта 1861 г.) определяло эмигрантом пассажира, едущего на эмигрантском судне. Т. е. судно должно быть специально приспособлено для массовой перевозки, – не менее 40 эмигрантов, – и предназначено для дальнего плавания. Едущий на таком судне пассажир признавался эмигрантом только в том случае, если он не пользовался общим столом с капитаном и офицерами. Он должен платить за свой проезд со столом менее 40 франков в неделю на парусных судах и менее 80 франков на пароходах, причем основанием для вычисления бралась продолжительность путешествия, норма которой определялась специальными правилами [50, с. 52-53].

Французский закон требовал, чтобы эмигранта от прочих пассажиров отличали 2 признака: дальность путешествия и определенная степень экономической обеспеченности. Продолжительность пути эмигранта измерялось неделями. Так, пассажир, едущий в Алжир меньше недели, эмигрантом не признавался. Признаком мало обеспеченности эмигранта было то обстоятельство, что он ехал на судне, приспособленном к массовой перевозке, и притом не столовался с офицерами и вносил наименьшую плату, не превышающую установленного максимума, т. е. он попадал под категорию т. н. палубных пассажиров [50, с. 53].

Итальянское государство наделяло статусом эмигранта всякого гражданина, который направлялся в страны, лежащие за Суэцким каналом. Т. е. кто направлялся в итальянские колонии и страны, состоящие под протекторатом Италии или лежащие на европейских берегах Гибралтарского пролива, такого статуса не получали. Итальянский закон определял, что эмигрантом мог быть пассажир, едущий третьим классом или классом, который, по признанию эмиграционного комитета, соответствует ему. Таким образом, закон называл эмигрантами тех, кто отправлялся в Америку, в Австралию, в Азию (кроме передней Азии) и в Африку (кроме стран северного побережья). Переселение в итальянские колонии и в страны, состоящие под итальянским протекторатом, не рассматривалось с точки зрения государственного права как эмиграция в другие страны, и едущие туда не считались эмигрантами. При наличии этого признака эмигрантами признавались лишь лица малосостоятельные, т. е. едущие в III (третьем) классе (третьим классом?). В этом условии implicite заключалось еще одно обстоятельство, необходимое для определения статуса итальянского эмигранта – выезде из Италии морем, а не через сухопутную границу. Это три признака определяли понятие «эмигранта», который является объектом защиты и покровительства закона [50, с. 41].

Английский закон, как и итальянский, называл два признака, определяющих правовое понятие «эмигранта»: географический и экономический. Эмигранты – это люди, едущие в дальние страны – в Америку, в Австралию, в Азию (но не в ближайшие к Европе части), в Африку (с тем, же ограничением). Эмигранты – это люди, едущие на судах, приспособленных к массовой перевозке пассажиров. Но, в отличие от итальянского английский закон разрешал такому пассажиру пользоваться вторым классом (каютой, а не палубой). При этом такой пассажир, как эмигрант оставался под специальной защитой закона. Так, например, постановление о форме договорных билетов (ст. 320) были одинаковы для палубных пассажиров и для эмигрантов каютных. Впрочем, между палубным и каютным эмигрантом существовало некоторое различие в защите со стороны закона: так, в некоторых случаях, когда палубный эмигрант мог требовать возврата всей внесенной им платы, каютному предоставлялось право взыскивать лишь половину (ст. 308) [50, с. 51].

По венгерскому закону 1903 года эмигрантом считался тот, кто отправлялся заграницу на неопределенное время с целью постоянного заработка. Для тех, кто намеревался это сделать, существовали ограничения, т. е. венгерское законодательство установило некоторые изъятия в свободе переселения. Например, несовершеннолетние могли эмигрировать только с письменного согласия отца или опекуна. При этом делалась оговорка относительно несовершеннолетних мужского пола моложе 15 лет, а также о несовершеннолетних женского пола: и тем и другим переселение разрешается не иначе, как в том случае, если их сопровождает благонадежное взрослое лицо, и им заранее обеспечено пристанище в том месте, куда они едут. Не могли эмигрировать лица, не располагающие необходимыми для проезда в место назначения денежными средствами [50, с. 35-36].

Германия, так же как и Швейцария, Голландия, Бельгия, признавала эмигрантом того, кто направлялся заграницу при содействии специальных предприятий, действующих на основании особого разрешения под бдительным контролем правительства. Из общей массы эмигрантов германский закон особо выделяет тех, которые 1) едут морем; 2) во внеевропейские страны; 3) на судах, везущих не менее 25 эмигрантов, не считая каютных. Именно эту категорию немецкий закон назвал эмигрантами в собственном смысле этого слова. При этом закон не исключил из понятия «эмиграция» и переселения в другие страны иными способами передвижения [50, с. 54-56].

Обобщая европейское эмиграционное законодательство, следует отметить, что во всех европейских странах эмигрантом был признан пассажир, находящийся в пути или готовящийся к путешествию. Далее все законодательства установили, что это пассажир, отправляющийся заграницу, покидающий пределы отечества. Гражданин, переселяясь заграницу, оказывался в юрисдикции другого государства и как никто другой нуждался в значительной защите своего государства. И еще одно условие, которое можно обнаружить во всех западноевропейских законодательствах: эмигрант – это пассажир, отправляющийся заграницу морем. Лишь в Германии, Швейцарии и Венгрии помимо лиц переправляющихся морем, признавали эмигрантами лиц, направляющиеся заграницу сухим путем [50, с. 61].

Каждое из европейских государств, признавая необходимым регламентировать столь важное в экономическом и государственно-правовом отношении явление, как эмиграция, ставило связанный с этим промысел – перевозку эмигрантов – под усиленный контроль. Право этого промысла предоставлялось лишь предприятиям, удовлетворявшим целому ряду законных условий. Общим для законодательства европейских государств было признание того, что лишь эмигранты, пользовавшиеся для переезда именно этими предприятиями, могли претендовать на защиту и охрану своих интересов [50, с. 62].

Обеспечивая свои интересы, государства ограничивали выезд военнообязанных лиц (Венгрия, Италия, Швейцария, Германия), а также привлеченных к следствию. Например, в Германии в праве выезда ограничивался тот, постановление судебного или полицейского учреждения, об аресте которого уже состоялось, в Венгрии, – если желающий выехать состоял под следствием по обвинению в проступке, наказуемым лишением свободы, а также осужденные до отбытия ими наказания. Защищая интересы своих подданных, Швейцария ограничивала эмиграцию престарелых и больных. Германия ограничивала выезд несовершеннолетних. И те, и другие, скорее всего, могли оказаться в числе не принятых страной иммиграции. Ограничены в праве выезда были и те, кто не располагал достаточными средствами к переселению или получившие пособие или ссуду на переезд от страны иммиграции (Германия) [54].

В 1906 году в России был разработан проект эмиграционного закона, но который так и не был введен. Из-за событий первой русской революции, он не привлек внимание общественности [15]. Специалисты различных ведомств, по долгу службы, наблюдавшие и анализировавшие выезд российских подданных в заатлантические страны через немецкий порты, сокрушались по поводу того, что российская сторона теряет источник мощного финансового дохода. Располагая потенциалом, Россия могла бы при соответствующей организации, воспользоваться всеми выгодами этого движения, направив его через свои порты – Либаву, Ригу, а также финские порты [20].

Проанализированный сюжет убеждает, что в европейском эмиграционном законодательстве важность более точного определения эмиграции обнаружилась не в нормах, устанавливающих особую защиту эмигрантов в пути, и не в законах, обеспечивающих покровительство со стороны государственных органов заграницей. Установление субъективного признака эмиграции было более значимым в правовых положениях, ограничивающих в праве эмиграции. При анализе эмиграционного законодательства европейских государств выявляется, что эти ограничения продиктованы соображениями государственной пользы (выгоды) и защиты интересов отдельных граждан.

1.2 Детерминирующие факторы эмиграционных процессов

Рассмотрение эмиграции как самостоятельного феномена (а не как составляющей миграции), когда и оценивается влияние привлекающих и выталкивающих факторов, и соотносятся потери и выгоды от эмиграции - то значительное число работ по этой тематике страдает определенной односторонностью по сравнению с зарубежными исследованиями. Так что, при изучении понятийного аппарата эмиграции исследователи часто опираются на зарубежные источники, т. к. они являются более значимыми по сравнению с национальными и могут пополнить наши знания о далеко не всегда прозрачном и легко классифицируемом понятийном аппарате эмиграции.

Далее мы остановимся на основных эмиграционных факторах и их параметрах, а также на некоторых терминах и понятиях, подходах и концепциях чаще всего упоминающихся в исследованиях эмиграционного процесса, как в отечественной науке, так и в зарубежных исследованиях.

В соответствии с временным критерием выделяют постоянную, или безвозвратную эмиграцию (например, безвозвратный характер обычно имеет межконтинентальная миграция, при которой эмигранты выезжают на постоянное место жительство (ПМЖ) в принимаемой стране), временно-постоянную (когда эмиграция ограничена сроком пребывания в стране) и возвратную эмиграцию, которая включает временную миграцию на учебу, на работу и т. д. [57].

Также, часто, к критерию по времени относят и нелегальную эмиграцию – незаконный въезд в другую страну в поисках работы или прибытие в нее на законных основаниях (по частным приглашениям, в качестве туристов и т. д.) с последующим нелегальным обустройством. Нелегальная эмиграция – это преступление международного характера, посягающее на экономическое и социальное развитие государств, а также на их суверенитет [10].

Выезд на постоянное жительство все в большей степени замещается поэтапными и латентными формами эмиграции. Поскольку поэтапная и латентная формы миграции подразумевают выезд из страны по временным визам (по гостевой или туристической), а затем уже получение постоянной визы и изменение своего статуса в стране-реципиенте, категория граждан, выезжающих по этим «теневым» каналам, при которых тип въездной визы не соответствует цели или статусу пребывания, остается за рамками учета национальной статистики [47]. Существование нелегальной «теневой» эмиграции не позволяет однозначно оценить динамику выезда на ПМЖ.

Большое значение имеет деление эмиграции населения по факторам, и в науке нет недостатка в их классификации. Среди них известны разработки и подходы В. И. Переведенцева, Т. И. Заславской, В. И. Староверова, Е. Д. Малинина, А. К. Ушакова, Л. В. Корель, В. И. Чапека, М. В. Драгана, А. В. Топилина, Г. С. Вечканова, В. М. Моисеенко и многих других исследователей [41, с. 18-19].

Наиболее удачной является классификация факторов эмиграции Л. Л. Рыбаковского. По его мнению, на принятие миграционного решения оказывают влияние несколько факторов [Цит. по 41, с. 19]. В классическом варианте их подразделяют на две основные группы: объективные и субъективные.

В свою очередь объективные факторы подразделяются на три основных типа по возможности и степени регулирования (Приложение 1, Таблица 1). Первую группу составляют неуправляемые, или постоянно действующие факторы эмиграции. Например, такие, как географическое положение местности и природные компоненты, природные бедствия и катаклизмы, которые чаще всего способствуют оттоку населения, чем все остальные факторы.

Вторую группу образуют «временные» факторы, которые могут регулироваться косвенным воздействием и могут быть постепенно изменены. К их числу относятся уровень освоения территории, создание инфраструктуры, половой, возрастной и этнический состав населения, состав населения по продолжительности проживания.

Третья группа факторов – факторы текущего регулирования, или регулируемые переменные. Национальная и кадровая политика, условия жизни и обеспеченность рабочими местами населения.

Под субъективными факторами эмиграции следует понимать «те особенности личности индивидов, которые в одних и тех же условиях приводят к дифференциации принимаемых решений» [41, с. 19-20].

В научной литературе предпринято несколько попыток подразделения эмиграционных потоков на основе значимых факторов. В частности, В. А. Ионцев называет среди основных - экономические, социальные, культурные, политические, этнические (национальные), религиозные, расовые, военные, демографические и другие [Цит. по 41, с. 20]. А. Г. Вишневский называет среди главных факторов миграции населения «экономические и социальные, немалую роль играют политические и военные» [Цит. по 41, с. 20].

Крайне важно для разграничения «сферы деятельности» того или иного фактора выделять более подробно составные части – назовем их параметрами, которые позволили бы дать конкретные оценки каждому их факторов эмиграции [41, с. 20]. Можно предположить следующую квалификацию факторов эмиграции (Приложение 1, Таблица 2).

Однако даже столь большое многообразие факторов эмиграции и параметров их составляющих, не является исчерпывающим, но позволяет оценить роль каждого из факторов в формировании миграционных установок [41, с. 22]. Попробуем раскрыть некоторые детерминирующие факторы эмиграционных процессов более детально.

Многие исследователи придерживаются точки зрения, что решающую роль в эмиграции играют экономические факторы, так как они заключаются в обеспечении соединения территориально распределенных средств производства с необходимой рабочей силой и их функционированием в процессе производства. Экономический фактор эмиграции заключается в содействии повышению эффективности воспроизводства трудовых ресурсов.

Как отмечает В. А. Ионцев, «какие бы причины не определяли современную эмиграцию населения, главенствующая роль среди них принадлежит экономическим. Эмиграция населения имеет ярко выраженный экономический характер, обусловленный в первую очередь поисками нового места приложения труда» [Цит. по 41, с. 23].

Наибольшее влияние на развитие общества оказывает эмиграция рабочей силы. Она охватывает население в трудоспособном возрасте и называется трудовой эмиграцией. Понятие «учебная эмиграция» подразумевает передвижение (главным образом молодежи) в связи с получением образования.

Возросшее значение науки в социально-экономическом развитии превратило интеллектуальный труд в важнейший ресурс и фактор устойчивого развития и безопасности. По существу, сформировался глобальный феномен интеллектуальной эмиграции [45]. При этом под интеллектуальной эмиграцией понимается миграция научных и преподавательских кадров высокой и высшей квалификации, реально или потенциально занятых научными исследованиями и разработками, а также обслуживанием этой отрасли [24].

Большое значение для определения роли эмиграции в общественных процессах приобретают ее структурные характеристики. Она становится все более дифференцированной по профессиональным, квалификационным, образовательным признакам, специальностям ее участников.

Переход к постиндустриальному обществу существенно повысил роль научного и инженерного труда в социально-экономическом развитии стран, в эффективном использовании ими имеющихся ресурсов. Как отмечает американский ученый П. Друкер, «настоящим капиталом развитой экономики... являются знания, а работники интеллектуального труда превратились в группу, определяющую ценности и нормы общества» [Цит. по 24, с. 13]. И действительно, на современном этапе развития эмиграционных процессов, постоянно растет именно доля вовлекающихся в нее высококвалифицированных работников.

По мере того как поток интеллектуальной эмиграции набирал силу, он получал отражение и в попытках его концептуализации. Довольно быстро сложились две конкурирующие концепции.

Согласно концепции обмена знаниями и опытом (brain exchange) люди мигрируют в поисках нового места приложения труда с учетом своей профессии и квалификации. И «приток умов» (brain gain), и их «утечка» (brain drain) характерны для экономик всех стран и предполагают двусторонний обмен информацией о положении в стране-экспортере и стране-импортере трудовых ресурсов. Это сведения не только о рынках труда, но и о финансах, товарных рынках, условиях жизни.

В рамках концепции растраты умов (brain waste) интеллектуальная эмиграция рассматривается двояко. В самом широком смысле - как выезд из страны любых специалистов, занимающихся квалифицированным, интеллектуальным или творческим, трудом, а также потенциальных специалистов: студентов, аспирантов и стажеров [35]. Некоторые исследователи (например, В. Ионцев, В. Костаков, П. Стокер) включают в эту категорию работающих по контрактам тренеров, спортсменов, артистов, лиц других творческих специальностей, не связанных в своей деятельности с наукой как таковой [25]. Считается, что отток высококвалифицированных кадров подрывает способность страны к социально-экономическому развитию, что ведет к снижению в ней уровня жизни населения.

В настоящее время обе концепции представляются недостаточно эвристическими. Чтобы разобраться в специфике современной эмиграции научных кадров, необходим анализ сложного сочетания факторов, причин и условий эмиграции, их конкретных пространственно-временных особенностей.

Среди структурных факторов эмиграции выделяются профессиональные. Существует устойчивая корреляция между уровнем образования, профессиональной квалификацией и мобильностью населения [17]. Когда же в качестве главных субъектов эмиграции выступают научные кадры, профессиональные факторы тем более выходят на первый план. Этому способствует само содержание интеллектуального труда [24]. Существенную роль играет и такой «смежный» фактор, как возможность максимальной реализации творческого потенциала. Еще один действенный структурный фактор - это обладание большей информацией; он обеспечивает высокую потенциальную приспособляемость к изменившимся условиям.

Под влиянием интернационализации мирохозяйственных связей существенное развитие получает и система «транзитной» эмиграции, которая удовлетворяет потребности в специфических профессиях и квалификациях, периодически возникающие на национальных рынках труда развитых стран. Она основывается на перемещении по каналам транснациональных корпораций рабочей силы высокой квалификации [25]. Для научных эмигрантов из России важны также этнические факторы.

Понятие этнического фактора следует рассматривать с двух позиций. Во-первых, объективный этнический фактор, т. е. причины этнического характера, которые могут способствовать формированию миграционных установок у человека. К ним можно отнести особенности этнического состава населения, состояние межнациональных отношений, этнические конфликты, этнические депортации, этническое разделение труда, языковую и религиозную ситуацию, а также этническую политику, проводимую на уровне государства.

Во-вторых, субъективный этнический фактор, который включает психологические особенности личности потенциального эмигранта. К примеру, на формирования желания эмигрировать оказывают существенное воздействие такие типично субъективные факторы как внутренняя самоидентификация, желание принадлежать к определенному народу, этносу, этническое самосознание, чувство этнической родины и т. п. [41, с. 26].

Российский исследователь Рязанцев С. В. в своей работе «Влияние миграции на социально-экономическое развития Европы: современные тенденции» [41], предлагает выражать этнический фактор через показатель этнический комфортности:

FCet = [ FCet(o) / FCet(s) ] n,

где FCet – фактор этнической комфортности,

FCet(o) – объективный фактор этнической комфортности,

FCet(s) – субъективный фактор этнической комфортности,

n – численность исследуемой совокупности потенциальных мигрантов.

В ряде государств и регионов существенную роль в формировании эмиграционной установки на временный или постоянный выезд играют причины политического характера.

Политическая эмиграция - явление сложное, многообразное, включающее в себя весь спектр общественной жизни [18].

Политический эмигрант - (англ. political refugee) - лицо, покинувшее страну своего гражданства по политическим мотивам и пользующееся правом убежища (включая входящие в него права и свободы, предоставляемые другим иностранцам) в другом государстве [32].

Социальные перемещения происходят в поисках работы, получения образования, в связи с замужеством или женитьбой (в основном это путь женщин) и т. п. [57]. Смысловое понимание социальной эмиграции можно свести к трем основным факторам. Первый - материальный. К нему относятся трудоустройство, жилищные условия, имущественное положение. Второй - нематериальный фактор, формирующий этнокультурные и психологические эмиграционные установки. Интегрирующим индикатором действия таких факторов выступают отношения эмигрантов с населением принимающих территорий. Третьим важным фактором специалисты считают степень информированности переселенцев о местах и условиях будущего расселения [29].

Немалую роль играют также религиозные, военные, экологические и другие факторы. Как следствие - значительное увеличение числа беженцев и вынужденных переселенцев (жертв вынужденной эмиграции, т. е. перемещения людей, связанных с постоянным или временным изменением места жительства по независящим от них причинам).

По определению Дж. Эйченбаума [32], беженцами могут считаться те индивиды (и их семьи), кто был вынужден бежать со своей родины, спасаясь:

1.  от реальных (или воображаемых) политических или религиозных гонений,

2.  вследствие стихийных бедствий (наводнение, засуха),

3.  от разрушительных последствий войны.

Общим для всех этих категорий людей является вынужденный характер их эмиграции, и неизбежность тягот и лишений, связанных с этим.

Ряд исследователей вначале 1990-х гг. предложили выделять экстремальные или стрессовые факторы (добровольные и вынужденные факторы эмиграции) [41, с. 22]. По способу реализации миграции населения делится на организованную, осуществляемую при участии государства или общественных органов и с их помощью, и неорганизованную (индивидуальную, самодеятельную), которая осуществляется силами и средствами самих эмигрантов. В зависимости от того, предпринимаются перемещения людей по собственному желанию или вопреки такому, эмиграция населения делится на добровольную и принудительную. В мире накоплен большой опыт организации эмиграции населения. В историческом развитии международной миграции существенную роль играли различные эмиграционные агентства и бюро, специальные правительственные организации по эмиграции рабочей силы и т. д. [18].

Экспатриация – это добровольное или принудительное выселение людей за пределы родины, обычно влекущее за собой лишение гражданства [10].

Под депортацией в широком смысле понимается принудительная высылка лица или отдельной категории лиц в другое государство или другую местность, зачастую под конвоем. Депортация применяется в случае утраты или прекращения законных оснований для дальнейшего пребывания иностранных граждан на территории той или иной страны. Депортация осуществляется за счет средств депортируемого иностранного гражданина, а в случае отсутствия таких средств – за счет средств пригласившего его органа, дипломатического представительства или консульского учреждения иностранного государства, гражданином которого является депортируемый иностранный гражданин, международной организации либо ее представительства. В случае если установление приглашающей стороны невозможно, мероприятия по депортации являются расходными обязательствами той страны, которая депортирует иностранного гражданина [10]. В Российской Федерации депортация гражданского населения – одно из запрещенных средств или методов ведения войны.

Репатриация – возвращение в страну гражданства, постоянного проживания или происхождения тех лиц, которые оказались в силу различных обстоятельств на территории других государств.

Осуществляется обычно на основе международных договоров (например, репатриация военнопленных), но возможна и внедоговорная репатриация, при условии существования соответствующих законов в заинтересованном государстве или государствах. Репатриация нередко бывает связана с изменением (приобретением) гражданства [10]. Обязательность репатриации военнопленных предусмотрена Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 г.

Есть еще один термин, который неразрывно связан с понятийным аппаратом науки об эмиграционных процессах – это реэмиграция.

Реэмиграция – это процесс возвращения эмигрантов в места их прежнего проживания [8].

В условиях давления со стороны профсоюзов, которые видят в наплыве иммигрантов главную причину безработицы, правительства многих западных стран с начала 70-х годов стали принимать активные меры по стимулированию выезда эмигрантов назад на родину [26]. В числе традиционных государственных мер реэмиграции выделяют:

¨  Программы стимулирования реэмиграции. Они включают широкий круг мероприятий, начиная от мер по принудительной репатриации незаконных иммигрантов до оказания материальной помощи иммигрантам, желающим вернуться на родину.

¨  Программы профессиональной подготовки иммигрантов. В качестве средства, которое могло бы побудить иммигранта вернуться на родину, правительства отдельных стран (Франция, ФРГ, Швейцария) рассматривают программы профессионального образования иммигрантов.

¨  Программы экономической помощи странам массовой эмиграции. Развитые страны заключают соглашения со странами—экспортерами рабочей силы об инвестициях части переводов работников на родину и части государственных средств в создание новых предприятий в развивающихся странах, которые могли бы стать местами работы для реэмигрантов.

Однако, несмотря на активные действия правительств принимающих стран, большинство программ стимулирования реэмиграции не достигли поставленных целей: при некотором увеличении реэмиграции в начале их осуществления отъезд иностранных рабочих на родину резко уменьшался по мере того, как сокращалось финансирование программ [26]. Однако главной причиной их низкой эффективности является то, что правительства стран, экспортирующих рабочую силу, просто не заинтересованы в ее реэкспорте и не предпринимают должных усилий по сокращению эмиграции.

Деление эмигрантов на этнических, политических, экономических, социальных, покинувших страну из-за религиозных притеснений и так далее, далеко не охватывает всех составляющих эмиграции. Мотивы, причины побудившие человека стать эмигрантом, часто очень индивидуальны.

Помимо классического деления эмиграционных факторов на объективные и субъективные, существует еще одно важное подразделение, без которого анализ детерминирующих факторов будет не полным - это стимулирующие факторы.

Стимулирующие факторы эмиграции (ее движущие силы) могут быть подразделены в свою очередь на две основные группы: «притягивающие» (pull) факторы, в которых суммируется сила открывающихся возможностей, и «выталкивающие» (push) факторы, или бремя ожидаемых трудностей [31].

В этой связи С. В. Рязанцев предполагает, что существует некоторая величина, определяющая степень комфортности определенной территории (страны) для человека, который пока не является эмигрантом. Данный показатель предлагается назвать «фактором комфортности». С одной стороны он основан на объективных факторах эмиграции – экономических, например, с другой стороны, сильно зависит от восприятия объективных факторов отдельной личностью. В частности, известна масса случаев, когда в самой экстремальной ситуации некоторые люди категорически отказывались выезжать из районов военных действий или межнациональных конфликтов [41, с. 23].

С. В. Рязанцев выводит и формулу для определения фактора комфортности территории;

FC = [ Fo / Fs ] ,

где FC – фактор комфортности,

Fo - объективные факторы,

Fs - субъективные факторы.

Данное соотношение может иметь различные значения. При этом оценка объективных факторов комфортности может быть дана на основе объективного анализа ситуации, на основе конкретных параметров. Значение субъективного фактора по каждому из параметров может определяться на основе оценок самих потенциальных или настоящих эмигрантов (либо их совокупности). При этом шкала комфортности может отражать значения от 0 и ниже. Под «0» понимается абсолютная (максимальная) комфортность.

В случае если FC имеет значение больше 1 (т. е. когда объективные факторы имеют большие показатели, чем субъективные оценки комфортности), тогда фактор комфортности наверняка не приведет к формированию устойчивых миграционных установок.

Возможно, что существует некоторый критический рубеж в значении показателя FC. Его можно определить равным 1. Показатели, имеющие более низкие значения (т. е. расположенные в диапазоне 0...1), характеризуют состояние дискомфорта человека и, чаще всего, приводят к формированию у него миграционных установок, связанных с переездом на другую территорию (страну) [41, с. 24].

Вполне определенно, что миграционные установки имеют различную степень устойчивости и вероятность реализации в эмиграционное движение. И отнюдь не всегда наличие миграционных установок приводит к реальной эмиграции. Для воплощения миграционных установок в эмиграционное движение требуются еще реальные возможности в виде денежных средств на переселение, возможности выезда и пр. В связи с этим предлагается определить эмиграционное движение как совокупность миграционных установок, подкрепленных реальными возможностями эмигранта.

В этом случае предложенную выше формулу исследователем С. В. Рязанцевым можно представить так:

FC = FCec + FCet + FCg + FCd + FCs + FCp,

где FCec – фактор экономической комфортности,

FCet – фактор этнической комфортности,

FCg – фактор эколого-географической комфортности,

FCd – фактор демографической комфортности,

FCs – фактор социальной комфортности,

FCp – фактор политической комфортности.

Каждый из перечисленных факторов, определяющих общую комфортность, может быть выражен также через соотношение субъективных и объективных составляющих [41, с. 25].

В современном мире, помимо традиционных факторов эмиграционного процесса, важную роль стал играть человеческий фактор. Он является не только непосредственным капиталом социально-экономического развития, он формирует значительнейшую часть этого капитала.

Характерными особенностями новейшей истории эмиграции являются ее постоянное увеличение, вовлечение в миграционный кругооборот населения практически всех стран мира, быстрый рост в нем доли трудовой миграции. Подобные процессы не могут обходиться без государственного регулирования [37]. Думаю, в данной главе будет уместно затронуть основные концепции в сфере эмиграционных процессов.

Выделяются три основные концепции государственной политики в сфере международной миграции. Первая из них - так называемая концепция активного регулирования. Ее сторонники убеждены в принципиальной возможности и целесообразности вмешательства государства в процесс межгосударственной миграции. Важное место отводится правовым механизмам вмешательства, при этом предлагается сделать акцент на сочетании внутригосударственных и международных правовых актов и соглашений, регулирующих (и стимулирующих) возвращение эмигрантов. Придерживаются этой концепции главным образом страны-доноры, несущие крупные потери от «утечки умов».

В основе концепции невмешательства лежит положение о принципиальной несовместимости государственного регулирования миграции и эмиграции высококвалифицированных кадров с неотъемлемым правом человека на свободу перемещения в интегрирующемся мире. Естественно, эта концепция популярна в основном в странах-реципиентах.

Концепция ориентации на перспективу исходит из того, что проблемы регулирования миграции могут быть решены только в перспективе (что отразилось в ее названии), на наднациональном уровне и при соблюдении интересов личности и государства - страны происхождения эмигранта. Для этого нужна разработка международных норм, которые не противоречили бы государственным, и не нарушали бы права эмигранта [17].

Последняя концепция органично входит в более широкую концепцию нового мирового порядка, которая, как известно, нацеливает на интеграцию всех видов жизнедеятельности обществ на наднациональной основе, в рамках мирового сообщества [45]. В таком контексте интернационализация рассматривается как явление вполне закономерное и естественное, в своем развитии проходящее путь от стартового состояния, которое определяется реальными особенностями стран и их взаимоотношений, к идеальной цели - максимизации межгосударственного взаимодействия с достижением полезных эффектов для каждой страны и для всего мира.

Наряду с возрастанием роли государств в регулировании миграции и их взаимного сотрудничества в этой области, существенное влияние на условия эмиграции оказывает отношение принимающего населения. Многочисленные данные свидетельствуют о том, что у населения с мигрантами в каждом конкретной стране складывается своя уникальная социально-психологическая общность людей, с присущими только ей традициями, психологическими установками и другими социально-психологическими особенностями. Не учитывать эти обстоятельства просто не имеют право, если всерьез заботиться о стабильной социальной обстановке [48].

Меры, предпринимаемые для социальной адаптации эмигрантов на разных уровнях государственного управления, нередко не приносят должных результатов, поскольку проводятся без серьезных концептуальных разработок и осуществляются эмпирически методом дорогостоящих проб и ошибок.

В нашей стране социально-психологические проблемы этнических эмиграций и аккультурации разработаны недостаточно, несмотря на то, что потребность в продуманной, научно-обоснованной государственной миграционной политике чрезвычайно велика.

Изучение научной и публицистической литературы показало, что разработкой дефиниции «эмиграция» занимаются представители различных наук - философы, социологи, политологи, психологи, экономисты, этнографы, демографы, экологи, правоведы, что вполне оправдано комплексным характером проблемы.

Обращаясь к теоретической разработке проблемы эмиграции, требуется обратить внимание на исследования, раскрывающие социально-политическую сущность этого процесса. В них нашли отражение концептуальные взгляды авторов на совокупность представлений о сущности эмиграции и ее факторах, были сведены в систему виды эмиграционных перемещений, выявлены соподчиненные характеристики эмиграции и определены некоторые поведенческие характеристики перемещающихся людей.

Мы подробно рассмотрели, каким образом эмиграционные процессы формируются под влиянием и воздействием многих факторов, обстоятельств, ситуаций. Различаются критерии, по которым квалифицируют отдельные виды и формы эмиграции: в зависимости от продолжительности, от административно-правого регулирования, от географических факторов и т. д.

Из всего вышеизложенного, к сожалению, очевиден недостаточный объем научной литературы в области изучения эмиграционных процессов. Правда, в большей степени, это справедливо по отношению к исследованиям данной проблематики, проходящим в Российской Федерации. Зарубежные авторы в последние годы активно изучают трудовую эмиграцию. Однако и тут из-за не разработанности методологических подходов и скудности информационной базы все, что происходит после переезда в другую страну, т. е. последствия трудовой или любой другой эмиграции, находят наименьшее отражение в работах отечественных и зарубежных ученых. И пока эти пробелы не будут заполнены, мы не будем располагать материалом, необходимым для тщательного анализа эмиграционных процессов и разработки программ по их регулированию.

2 АНАЛИЗ СОВРЕМЕННОЙ ЭМИГРАЦИОННОЙ СИТУАЦИИ В СТАВРОПОЛЬСКОМ КРАЕ

2.1 Развитие эмиграционного движения в регионе: причины, его территориальное направление и правовая обеспеченность

Последующая, после распада СССР, демократизация жизни в стране принесла множество перемен, которые не могли не коснуться как динамики, так и структуры эмиграционных потоков. Она способствовала оформлению группы факторов, связанных с расширением прав и свобод личности, в том числе свободы передвижения. Наша страна провозгласила в Конституции Российской Федерации свободу передвижения, обеспечивающую свободу выезда и въезда в страну, и выбора места жительства [14].

В условиях нестабильной экономической ситуации в стране многие из жителей края предпочитают воспользоваться своим правом на свободное передвижение и покидают страну в поисках более высоких и стабильных доходов (Приложение 2).

Среди региональных на первое место выдвигается так называемый «исламский» фактор: укрепление мусульманских общин, требующих обеспечения этнокультурных и конфессиональных интересов в регионе. В условиях распространения ваххабизма, политизации и радикализации требований некоторых этнических групп по пересмотру границ и переделу территорий, "расползания" терроризма, который ассоциируется с конкретными северокавказскими этносами (чеченцами, карачаевцами, народами Дагестана), у русских и у представителей других этнических групп присутствуют страх и опасения перед "чеченским, карачаевским, ногайским, даргинским факторами", которые, по мнению населения, представляют наибольшую угрозу для политической, территориальной и этнокультурной целостности Ставропольского края [16].

С одной стороны, русские, проживающие на Ставрополье, стараются сохранять традиционную межэтническую толерантность и выполняют важнейшую объединяющую роль. За исключением некоторых групп казачества и представителей Ставропольского краевого отделения РНЕ, которое было создано в 1993 г. и практически распалось параллельно с российской организацией, жители края не исповедуют националистическую идеологию [40]. Но с другой – в этих условиях эмиграция предоставляет больше возможностей для реализации этнопрофессиональных ресурсов, для сохранения этнической дистанции.

Расположение края в центральной части Предкавказья и на северном склоне Большого Кавказа обуславливают его буферную роль в региональном взаимодействии. Относясь к "русским" субъектам Северного Кавказа, Ставрополье граничит с другими "русскими" субъектами – Ростовской областью и Краснодарским краем, а также с республиками Дагестан, Калмыкия, Северная Осетия-Алания, Карачаево-Черкесской, Кабардино-Балкарской и Чеченской. В буферную зону между Ставропольским краем и Чеченской республикой входят как восточные районы Ставрополья (Курский, Степновский), так и Шелковской и Наурский районы Чечни [44]. Два последних района до 1957 г. находились в составе Ставропольского края. Будучи русскими и казачьими по основной массе населения, они изменили свой этнокультурный облик за время первой и второй чеченской войн. Сегодня Ставропольский край взял шефство над этими районами. В свое время жители казачьих станиц Шелковского и Наурского районов помимо своей воли оказались "изъятыми" из политико-правового и социокультурного пространства края и превратились в нетитульное население Чечено-Ингушской республики. В течение нескольких десятилетий шел процесс медленного "поредения" русских, а в ходе событий последнего десятилетия развернулся их эвакуационный исход на Ставрополье. В настроениях некоторой части населения края, в особенности Терского и Ставропольского казачества, прослеживаются идеи реванша – возврата этих районов под эгиду Ставропольского края. Однако на официальном уровне подобные настроения не провозглашаются и не поддерживаются [16]. Таким образом, эмиграционные процессы являются реакцией населения на меняющуюся ситуацию в северо-кавказском регионе и в стране в целом (Приложение 3).

Общее число ставропольцев, участвующих в миграционных процессах в 2005 году равняется 45521 тыс. чел., из них в пределах Российской Федерации - 10 654 тыс. чел., в том числе, внутрирегиональные перемещения - 5631 тыс. чел. и межрегиональные - 5023 тыс. чел. (Приложение 4). В миграционном обмене со странами ближнего и дальнего зарубежья участвовало 528 чел. В страны СНГ и Балтии выбыло 88 чел., а прибыло с этой территории в Ставропольский край 207 чел. В страны дальнего зарубежья выехало 219 ставропольцев, а въехало всего 14 иностранцев [43] (Приложение 5). Подавляющая часть стран СНГ стала крайне непривлекательной для эмигрантов (Приложение 6). Причиной тому кризис в этих странах. В странах СНГ произошло падение производства и сокращение числа рабочих мест. Здесь значительно сузились возможности получения образования, так как произошло сокращения видов среднего технического и среднего специального образования [22]. Кроме того, образование стало менее доступным из-за небольших размеров стипендий, которые не соответствует высоким ценам на продукты питания.

Беспрецедентное значение в эмиграциях приобрел этнический фактор, что связано с легкостью его использования в качестве инструмента самоутверждения правящих элит и консолидации основной части населения в условиях развала экономики. Политические элиты стран ближнего зарубежья активно использовали этнический фактор в борьбе за власть, за присвоение и передел бывшего государственного имущества и доступ к денежным потокам, что, в свою очередь, породило кризисные миграционные потоки [23] (Приложение 7). Национализм, территориальные претензии, сепаратизм и гегемонистские устремления обернулись в итоге этническими конфликтами и массовыми потоками беженцев и перемещенных лиц [32]. Эти процессы отодвинули вглубь классические детерминанты миграций, такие, как урбанизация, рынок труда и образование. Их заменило стремление к этнической безопасности. Вынужденная репатриация стала доминирующим эмиграционным потоком, точно так же, как это было в первые годы после революции 1917 года.

Кроме того, в этих странах игнорируют интересы эмигрантов. Не была гарантирована (хотя бы на ограниченный срок) преемственность основных гражданских прав для желающих переехать в одну из бывших союзных республик. То же относится к правовым гарантиям национальных меньшинств, диаспорных групп, вообще нетитульного населения, которое заранее не было ограждено от этнического произвола никакими взаимными обязательствами новых государств. Правовая неопределенность затронула интересы многих миллионов людей [59]. Так что эмигранты и меньшинства остаются одними из наименее защищенных в правовом отношении групп населения в странах СНГ.

Ограниченное понимание роли эмиграционных процессов и мобильности населения для развития рыночных отношений вообще и в условиях глобализации, в особенности. Отсюда излишне жесткие требования к гражданству, расхождение между передовыми декларациями и консервативной практикой. Крайне медленное развитие рынка жилья, почти полное отсутствие систем его кредитования, защиты, его высокая криминализация — все это крайне затрудняет эмиграцию в страны СНГ.

Таким образом, неудивительно, что происходит сокращение эмиграции из Ставропольского края в страны СНГ. Сильнее всего миграционные параметры изменились в обмене со Средней Азией: поток из стран этого региона в полтора раза возрос, а выезд в два раза сократился. В том же направлении эволюционировал обмен со странами Закавказья: из Казахстана иммиграция возросла на 14%, а эмиграция сократилась на 50% [39]. В обмене со странами Балтии произошли радикальные перемены: если раньше они оставались единственным регионом, куда продолжался отток населения из России, в целом, и из Ставропольского края, в частности, то сейчас эмиграция в страны Балтии сократилась в 3,5 раза [43]. Структурные изменения затронули составляющие миграционного обмена с разной силой. Структура эмиграции по странам почти не изменилась: в иммиграции же сильно понизилась доля западных стран и повысилась доля всех остальных, больше всего Средней Азии (Приложение 8).

Считается, что рынок труда и эмиграция находятся в определенном взаимодействии: насыщенность рынка труда, его география, соотношение спроса и предложения на отдельные виды труда – одни из важнейших факторов эмиграции населения. Эмигранты трудоспособного возраста принимают участие в формировании производственного потенциала территорий [25]. Многие страны дальнего зарубежья заинтересованы в рабочей силе, а потому обеспечивают легальность въезда на свою территорию (Приложение 9).

В последние годы наблюдается изменение в характере внешних эмиграционных процессов: выезд на постоянное жительство все в большей степени замещается поэтапными и латентными формами эмиграции. Меняются не только механизмы и каналы эмиграции, происходит трансформация и самой структуры эмигрантов [22]. Об этом свидетельствуют, в частности, данные иммиграционной статистики США. Поток эмигрантов из России в эту страну молодеет, быстро растет число студентов [52]. Похоже, что оттоку студентов во многом способствует усиливающаяся коммерциализация российского высшего образования при одновременной деградации его качества. Интересно, что сегодня в высших учебных заведениях, суммы, необходимые для обучения, нередко мало чем отличаются от сумм, которые запрашивают в западных вузах. Очевидно, что при таком соответствии цены и качества предлагаемого обучения, студенты желают эмигрировать за рубеж, где могут получить самое современное образование и впоследствии устроиться на работу в одну из западных компаний [30].

Из стран западной Европы, в области эмиграционных процессов, особую роль играет Германия. История российских немцев - народа созидателя, имеющего огромные заслуги перед Россией в деле развития её производительных сил, науки, культуры, государственного строительства, в течение 250 лет является трагической историей "чужаков", к которым российская власть, начиная со времени образования Германской Империи, всячески культивировала отношение вражды и неприязни. Периоды же войн с Германией отмечены политическими репрессиями, переходящими в геноцид. Это поставило на край гибели немецкий этнос в России, явилось причиной утери языка и культуры подавляющим большинством российских немцев, эмиграции, фактически изгнания более половины их в настоящее время [22]. В последние годы отношение власти к проблеме российских немцев маскировалось пустыми постановлениями и различного рода подачками, составляющими лишь пятую часть поборов с германской гуманитарной помощи, направляемой в Россию на решение проблемы наших немцев. По сути, как и ранее, немцев в России сделали разменной картой в игре политических элит России и Германии.

Предлагаемый вариант политической реабилитации российских немцев в виде системы немецких национальных районов уже нашел поддержку в регионах: в Алтайском крае и Омской области такие районы образованы и успешно развиваются, в Ульяновской области создан немецкий национальный сельсовет и действует уже более 5-и лет, в Саратовской области и Ставропольском крае по инициативе губернаторов ведется в настоящее время интенсивная работа по созданию таких районов [21]. Их отличие от обычных муниципальных образований местного самоуправления заключается в том, что они составляют систему, имеющую свое представительство в федеральных органах власти и отдельное финансирование на уровне региональных бюджетов.

Особенность территориальной реабилитации российских немцев заключается в том, что вместо восстановления национально-территориальных образований в прежних границах им возвращается дарованное их предкам и впоследствии отнятое у них право компактно селиться и проживать в России. При этом оказывается государственная поддержка в реализации данного права [22]. Предоставление определенной категории российских немцев права двойного гражданства (в соответствии с Конституцией РФ) не только позволит сохранить их для России, но и существенно облегчит им связи с исторической родиной, что является, с учетом глубины ассимиляции, необходимым условием для возрождения родного языка и культуры [9]. Необходимо учесть также и то, что более 1,5 млн. эмигрировавших в последнее десятилетие российских немцев уехали не с самыми добрыми чувствами к своей настоящей родине, соответственно, они не лучшим образом будут влиять на западноевропейское общественное мнение о России. Это не способствует инвестиционному климату нашей страны. Кроме того, следует иметь ввиду, что из репрессированных народов государственность имели 7 народов: немцы, крымские татары, чеченцы, ингуши, карачаевцы, балкарцы, калмыки. Проблема крымских татар после распада СССР вместе с Крымом перешла к Украине [22]. Из 6-и оставшихся репрессированных народов национально-государственные образования (государственность) были возвращены 5-и.

В то время как большинство стран мира продвигаются по пути либерализации своей внешней торговли, практически все они применяют меры, ограничивающие международную эмиграцию. К негативному эффекту страны-приема относят финансовое бремя, которое иммигранты возлагают на бюджет более развитых стран [33]. Особенно четко это проявляется, когда развитые страны близко расположены или даже граничат с менее развитыми государствами. Такое близкое соседство приводит к наплыву не только легальных, но и нелегальных эмигрантов, которые требуют финансовых расходов либо для материальной поддержки, либо для депортации. По оценкам, в США постоянно находится около 4 млн., а в Западной Европе - около 3 млн. нелегальных эмигрантов [51].

Вмешательство государства в международное движение рабочей силы началось значительно раньше, чем его участие в регулировании международной торговли. Уже в конце XVIII века в Англии были приняты законы, запрещавшие промышленным рабочим эмигрировать за границу. В течении XIX века многие европейские страны принимали законы, ограничивавшие въезд нежелательных лиц [18]. Тогда же страны стали заключать двухсторонние конвенции, регулирующие миграцию, часть из которых действует по настоящее время.

Законодательства большинства стран, регулирующие въезд иностранцев, прежде всего, проводят четкое различие между иммигрантами - людьми, переезжающими в страну на постоянное место жительства, и не иммигрантами - людьми, приезжающими в страну временно и не претендующими там, на постоянное место жительства.

Несмотря на то, что не иммигранты зачастую могут находиться и работать в принимающей стране в течение продолжительного периода времени, наиболее важным с экономической точки зрения является регулирование трудовой миграции [17]. Правительства стран регулируют процесс трудовой миграции населения, чтобы из общего потока потенциальных мигрантов получить для св

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Эмиграционная ситуация в Ставропольском крае". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 565

Другие дипломные работы по специальности "Социология":

Социология и ее практическое значение в прошлом и в современной жизни

Смотреть работу >>

Организация социальным педагогом досуговой деятельности младших подростков

Смотреть работу >>

Роль социального партнерства школы и группы по делам несовершеннолетних в решении актуальных проблем несовершеннолетних правонарушителей

Смотреть работу >>

Благотворительность в России

Смотреть работу >>

Безработица среди жен военнослужащих

Смотреть работу >>