Дипломная работа на тему "Понятие и сущность религиозных конфликтов"

ГлавнаяРелигия и мифология → Понятие и сущность религиозных конфликтов




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Понятие и сущность религиозных конфликтов":



Понятие и сущность религиозных конфликтов

Содержание

1. История исследования вопроса

2. Понятие конфликта и религиозного конфликта, специфика религиозного конфликта

3. Развитие конфликтов, специфика развертывания религиозных конфликтов

4. Сочетание религиозных и политических конфликтов в истории, послествия религиозных конфликтов во всемирной истории

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Актуальность темы исследования. После распада СССР и системы диалектического материализма, которая была в некотором плане «псевдорелигией», в странах СНГ образовался острый духовный в первой половине 90-х годов XX в., стал следствием глубоких социальный вакуум. Наиболее острым он стал для стран, в которых до революции 1917 г. официальной религией было христианство. Ислам и буддизм не подверглись столь тщательной нивелировки со стороны «Союза безбожников» и линии партии по борьбе с религией как христианство. Поэтому нет ничего удивительного в том, что именно в этих странах годы резко возрос интерес людей к религиям, как традиционным, так и новым культам. Многие из таких культов, как молодые и пассионарные учения, содержат резкие, иногда открыто враждебные окружающему социуму и принципам его организации положения. В связи с этим актуальной становится проблема религиозных конфликтов.

Последние выражаются не только как конфликты приверженцев различных вероисповеданий, но и тесно связываются с этносом носителей данных верований, что может придавать конфликту и национальный характер. Даже чистые религиозные конфликты, сопровождаемые проявлениями агрессии, насилия и нетерпимости, значительно дестабилизируют социальную обстановку в современном обществе. В этих условиях изучение интегрирующего и дезинтегрирующего влияния религии на современное общество имеет большую практическую значимость. Кроме того, актуальным является изучение вопросов взаимоотношения религии и политики в современном обществе, взаимосвязь конфликтных ситуаций в этих сферах общественной жизни.

Религия глубоко интегрирована во многие сферы общественной жизни - культуру, образование, быт и в политику. Поэтому социальные конфликты, пронизывающие различные сферы общественной жизни, находят отражение в религии, и наоборот - конфликтогенные процессы, возникшие на религиозной почве, разрастаясь и усиливаясь, неизбежно влияют на характер социальных отношений, в первую очередь политических, экономических, межнациональных.

При исследовании религиозных конфликтов нельзя пользоваться инструментарием какой-либо одной дисциплины, будь то политология, религиоведение или социология. Лишь комплексный анализ на пересечении данных дисциплин будет наиболее продуктивным при изучении религиозных конфликтов и их специфики

Отметим, что религия обладает возможностью как снятия конфликтных ситуаций, гармонизации межнациональных отношений, так и усиления психологической напряженности, дестабилизации общественно-политической ситуации в стране и т. д.

Необходимость изучения религиозного конфликта продиктована сложностью и многогранностью этого феномена, наличием большого количества внешних и внутренних факторов, влияющих на внутри конфессиональные и межконфессиональные отношения.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по требуемой вам теме. Грамотное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Челябинске и в других городах РФ.

Цель данной работы: провести анализ религиозных конфликтов в обществе, разобрать специфику их появления и развертывания, показать связь политических и религиозных конфликтов, их последствия.

Объектом исследования является феномен религиозного конфликта. Предмет исследования - причины возникновения, формы проявления, основные тенденции развития религиозного конфликта.

1. История исследования вопроса

Учение о противоположностях и их роли в возникновении вещей возникает в Древней Греции. Анаксимандр говорит, что вещи возникают из постоянного движения «апейрона» - единого материального начала, приводящего к выделению из него противоположностей. [2, с.97]. Мыслители прошлого, осознавая неизбежность конфронтации в общественной жизни, уже тогда пытались определить критерии «справедливого» и «несправедливого» насилия. В частности, Цицерон выдвинул тезис о «справедливой и благочестивой войне», которая могла вестись для отмщения за причиненное зло, для изгнания из страны вторгшегося врага. Аврелий Августин добавил к условиям Цицерона «справедливость намерений» ведущего войну. Его рассуждения о войне и мире звучат вполне современно: «...те, которые нарушают мир, не ненавидят его как таковой, а хотят лишь другого мира, который отвечал бы их желаниям».

В средние века Фома Аквинский, развивая мысли о допустимости войн в жизни общества, определил еще одно условие справедливой войны: на нее должна быть «авторизованная компетенция», то есть санкция со стороны государственной власти. Хотя в целом, по его мнению, «...война и насилие являются всегда грехом» [32, с.36; 34, с.39; 1,57].

Одну из первых попыток системного анализа социальных конфликтов предпринял флорентийский теоретик и государственный деятель Никколо Макиавелли. Ценность его концепции заключается в отходе от господствовавших тогда теологических взглядов на источники общественного развития. Он считал конфликт универсальным и непрерывающимся состоянием общества ввиду порочной природы человека, стремления различных групп людей к постоянному и неограниченному материальному обогащению. Макиавелли одним из источников социального конфликта считал знать, сосредоточивающую в своих руках всю полноту государственной власти. Он отрицательно относился к дворянству. Тем не менее, Макиавелли видел в конфликте не только разрушительную, но и созидательную функцию. Чтобы уменьшить негативную роль конфликта, нужно уметь правильно воздействовать на него. «Выполнять эту миссию призвано государство», - считал мыслитель [33, с.91-93]. Эразм Роттердамский отмечал наличие собственной логики начавшегося конфликта, который разрастается подобно цепной реакции, вовлекая в орбиту своего влияния все новые слои населения и страны. Анализируя причины войн, Э. Роттердамский подчеркивал, что часто низменные и корыстные качества правителей ввергают народы в войны [33, с.92].

Интересны идеи относительно природы конфликтов, высказанные английским философом Фрэнсисом Бэконом. Он глубоко проанализировал с причины социальных конфликтов внутри страны. Среди них ключевую роль играет бедственное материальное положение народа. Возникновению конфликтов способствует пренебрежение государей мнениями сената и сословий, политические ошибки в управлении, распространение слухов и кривотолков, а также «пасквили и крамольные речи» [35, с.74].

Томас Гоббс считал главной причиной конфликта стремление к равенству, которое приводит к возникновению у людей одинаковых надежд, желание завладеть теми же объектами, необходимыми для самосохранения или получения удовольствия, а это превращает людей во врагов, порождает соперничество, недоверие и честолюбие. В новое время были популярны идеи Жан-Жака Руссо об этапности всемирно-исторического процесса. Вначале существует «естественное состояние», когда люди свободны и равны - «... от природы люди вовсе не враги друг другу». Затем развитие цивилизации приводит к утрате состояния равенства, свободы и счастья и, наконец, заключив «общественный договор», люди вновь обретут утраченную гармонию общественных отношений, «вечный мир» и согласие. По мнению Ж.-Ж. Руссо, общественный договор возможен под жестким контролем народа, так как войны министрам нужны, и добрую волю они не проявят. [2, с.63].

Впервые конфликт как многоуровневое социальное явление был изучен Адамом Смитом в работе «Исследования о природе и причинах богатства народов». В основе конфликта лежат деление общества на классы (капиталисты, земельные собственники, наемные рабочие) и экономическое соперничество. Противоборство между классами А. Смит рассматривал как источник поступательного развития общества, а социальный конфликт, следовательно, как «...определенное благо человечества». Кант считал, что «...состояние мира между людьми, живущими по соседству, не есть естественное состояние...последнее, наоборот, есть состояние войны, т. е. если и не беспрерывные враждебные действия, то постоянная угроза. Следовательно, состояние мира должно быть установлено». Здесь просматривается связь с идеями Ж.-Ж. Руссо об «общественном договоре» [30, с.98].

В рамках зарубежной и отечественной можно выделить следующие направления исследований, связанные с проблематикой религиозных конфликтов: теоретическое осмысление интегрирующих и дезинтегрирующих общество функций религии (М. Вебер [7], Г. Зиммель [14], К. Маркс [19], В. И. Гараджа [9, 10], И. Н. Яблоков [27] и др.); изучение религиозной мотивации социально-политических конфликтов и движений социального протеста (В. И Добреньков [11]).Серьезного внимания заслуживают научные разработки, представленные центром «Религия в современном обществе» автором которых является Нурулаев А. А [22, 23].

Изучение литературы по теме показало, что конфликтогенные процессы в религиозной среде еще недостаточно изучены и требуют дополнительного комплексного рассмотрения.

Важно отметить, что в рамках российской социологии религии и религиоведения большинство из указанных направлений находятся в стадии формирования. Фактически отсутствует глубокая теоретико-методологическая база изучения конфликтности в религиозной сфере, также наблюдается недостаток эмпирических исследований данного феномена. Собственно религиоведческих работ, посвященных целенаправленному анализу религиозных конфликтов, практически нет. Немногочисленные исследования по данной проблематике исследуют в основном локальные во времени и пространстве религиозные конфликты, что усиливает ощущение дефицита теоретических разработок в данной области.

Отметим, что комплексный анализ конфликтогенных ситуаций на религиозной почве в современном обществе, проводился лишь в рамках специальных диссертационных исследований, данные которых не опубликовывались широко. В общих чертах, состояние научной разработанности проблемы таково:

а) категория «религиозный конфликт» в научной сфере общества малоисследованна;

б) теоретико-методологическая база для проведения подобных исследований практически не сформирована.

2. Понятие конфликта и религиозного конфликта, специфика религиозного конфликта

Понятие конфликта принадлежит как к обыденному сознанию, так и науке, наделяющей его своим специфическим смыслом. В обыденной речи слово «конфликт» используется применительно к широкому кругу явлений -от вооруженных столкновений и противостояния различных социальных групп до служебных или супружеских разногласий.

Слово «конфликт» происходит от латинского conflictus - столкновение. Анализ определений конфликта, принятых в различных энциклопедиях, обнаруживает их сходство. Как правило, содержание понятия конфликта раскрывается через следующие значения:

1. Состояние открытой, часто затяжной борьбы; сражение или война.

2. Состояние дисгармонии в отношениях между людьми, идеями или интересами; столкновение противоположностей.

3. Психическая борьба, возникающая как результат одновременного функционирования взаимно исключающих импульсов, желаний или тенденций [3, с.9-10].

До определенного времени практика обходилась без специальных знаний о конфликтах. Впервые предметом научного познания стали конфликты между государственной властью и обществом, отдельными социальными группами, что нашло выражение в учениях о демократии. Позже в круг интересов науки попадают социально-классовые конфликты, политические, этнонациональные, а затем межгрупповые и межличностные. Наконец, возникает потребность в систематическом анализе всех существенно значимых для общества конфликтных отношений и их взаимосвязи с отношениями гармонии и согласия. Она была продиктована самой природой современного общества, способного к нормальному функционированию и развитию, только будучи целенаправленно регулируемым и в основном сознательно управляемым.

Возникновение международных конфликтов неизбежно, в случае, когда одно государство или группа государств стремится навязать свои интересы другим, объявляет и добивается их монополии, ущемляя при этом или вообще не принимая во внимание иные интересы. Сфера возможных видов противоположных интересов, являющихся объектом конфликта, весьма широка: от непосредственно политических (безопасность, границы государств и т. д.) до общих экономических, национальных, информационных, идеологических и даже религиозных [22, с.65].

Конфликты всегда были неотъемлемой частью человеческого существования. Начиная с древнейших времен и по сегодняшний день человек ежедневно сталкивался с конфликтами в семье, с властью, во взаимодействии с другими людьми. Одно племя конфликтовало с другим, рабы восставали против рабовладельцев, один народ устраивал геноцид другого из чисто шовинистических соображений. Люди, сталкиваясь с теми или иными коллизиями, возникающими между ними, в конце концов, находили методом проб и ошибок необходимые средства и способы устранения последних. Однако при этом не осмысливался сам феномен конфликта, его основа и механизм разрешения. Человеку на протяжении веков было присуще свойство много действовать и слишком мало мыслить [7, с.61].

Но самое большое распространение получили этнополитические и религиозные конфликты.

Особенностью конфликтологии является ее комплексный характер. Поскольку конфликты имеют место во всех сферах общественной жизни и на всех уровнях ее организации и развития, то ими интересуются представители различных гуманитарных дисциплин. Политологи, социологи, юристы, экономисты и др. изучают различные аспекты социальных конфликтов, их развитие и преодоление. Общая для всех смежных наук цель – выявление и объяснение механизмов, управляющих социальными процессами, связанными с конфликтами, их динамикой.

Конфликт разворачивается в контексте противоречивого мира, являясь, с одной стороны, формой существования противоречия, а с другой стороны - одним из элементов бесконечного ряда противоречий действительности, а с третьей - источник всякого развития, движения.

Конфликт - явление сложное, многообразное и далеко не однозначное. Несмотря на усложненность данного социально-психологического феномена, возможно выделить его существенные признаки:

- субъектность носителя противоречия;

- личностный смысл предмета противоречия для каждого из субъектов;

- обстоятельства, выявившие противоречие и столкнувшие интересы субъектов.

Конфликт - это момент в межличностных отношениях двух субъектов, обладающих индивидуальным внутренним миром, когда между этими личностными структурами возникает противоречие, происходит столкновение личностных смыслов.

Понятие "религиозность" можно определить как реализуемую в жизни индивида или группы архетипическую установку на трансцендирование "социального" в целях духовной самореализации ("спасения", "просветления", "духовной эволюции" и т. п.). Данное понятие представляет собой идеальный тип. В соответствии с мерой отклонения от "эталона" можно выделить три уровня религиозности (экзистенциальный, мировоззренческий и нормативно-этический), характеризуемые разной силой "концентрации" асоциальности. Субъектами экзистенциальной религиозности являются мистики; мировоззренческой - личности, способные к рефлексии своих религиозных представлений; нормативно-этической - рядовые верующие, усвоившие религиозные установки в процессе социализации. Первый уровень религиозности ориентирован на духовное развитие человека, предполагающее преодоление его социальной обусловленности, последний - на укрепление в нем общественного начала и поддержание социального порядка. Между представителями этих уровней существует извечный конфликт. С этим связана проблема дуалистичности оценок разных проявлений религиозности, исходящих из приоритета потребностей и интересов либо отдельной личности, либо общества в целом. Органическое совмещение двух этих противоположных систем отсчета - важное условие объективного анализа религиозных феноменов [12, с.127].

Исходя из данного контекста дается общая характеристика конфронтирующих - институциональных и внеинституциональных, традиционных и нетрадиционных - форм религиозности (первые в каждой паре тяготеют к нормативно-этической, вторые - к экзистенциальной религиозности). С учетом многомерности и поливариантности религии классифицируются и описываются ее социальные функции ( легитимации - разлегитимации, регуляции - аномизации, идентификации - маргинализации, интеграции - дезинтеграции, отчуждения - компенсации, социального протеста - адаптации, социальной трансформации - социальной консервации); подчеркивается их амбивалентность, порождающая при определенных условиях напряжения, конфликты и социальные катаклизмы в обществе [21, с.9].

Но каковы бы ни были причины возникновения различных религиозных групп, проблема религиозных конфликтов всегда остро стояла перед человечеством и наиболее актуальна стала в наши дни. Последние события, террористические акты в Америке, подталкивают мировое сообщество к объединению, к началу войны цивилизованного мира с терроризмом. Но если вглядеться в эту проблеме глубже, то становится ясно что, к сожалению, война с международным терроризмом, это еще и религиозное противостояние. Известная формула о том, что у бандитов нет веры и национальности, в сознании людей срабатывает, увы, не всегда. [25, с.61].

Религиозный конфликт – это, прежде всего, конфликт человеческий, обусловленный противоречиями интересов различных социальных групп, объединенных в два или более враждебных лагеря, при условии что каждый лагерь руководствуется единой для всех его членов системой ценностей, взглядов на мир, нравственных и моральных убеждений. При этом, каждое отдельный лагерь пытается представить субъектом конфликта не себя, а оппонента. Субъектом такого конфликта является группа людей, но объектом выступают определенные моральные нормы и ценности, относительно иерархии, которых имеются разногласия между сторонами. В принципе, поскольку не бывает людей с абсолютно одинаковыми идеалами, такие разногласия можно признать естественными, можно также в большинстве случаев и найти пути их разрешения: либо путем взаимоприобщения к ценностям друг друга, либо путем терпимости и признания права на инаковерие. Однако эти пути не всегда возможны. Препятствием разуму и доброй воле здесь лежит фанатизм [24, с.28].

Специфика религиозных конфликтов заключается в том, что они затрагивают духовную жизнь людей, внутренний мир верующих, связанный с миром иным, божественным.

Верующий человек все более был озабочен проблемой спасения, божественного акта, который станет наградой за праведную жизнь, достижения на Земле, за свои старания и страдания. Когда же люди, служители церкви, но все-таки – люди, начинают просто раздавать такое спасение без учета заслуг человека, а иногда - и вопреки его действиям, просто за богатые пожертвования, в результате это и вызвало критику католической церкви, которая не то чтобы находилась в упадке, но не могла полностью соответствовать все возраставшим требованиям паствы. Одним из своеобразных выходов из этого противоречия и явилось создание и развитие религиозных братств, которое свидетельствовало о повышении религиозной активности мирян, стремившихся самостоятельно позаботится о спасении души и уменьшить страх перед мучениям, поджидавшими их в Чистилище. Еще одним ответом на религиозный вызов эпохи явилась Реформация, точнее, различного рода реформационные учения [27, с.83].

Так, например, Варфоломеевская ночь трактуется как порождение конфликта разных политических концепций королевской власти. Екатерина Медичи и Карл IX разделяли ренессансные идеи неоплатонизма, предполагающие узы всеобщей любви и единения, связывающие подданных со своим государем, вооруженным тайным, герметическим знанием законов бытия. Гугеноты являлись носителями тираноборческой традиции, согласно которой королевская власть может быть оспорена в том случае, если король плохо выполняет свои функции. Католическое большинство видело короля во главе мистического тела королевства. В условиях ожидания неминуемого конца света от христианнейшего короля ждали, что он должен выполнить Божью волю и истребить злодеев. В противном случае Париж и всю страну постигнет судьба Содома и Гоморры [16, с.107].

Активнейшее участие дворян в Религиозных войнах свидетельствует не только и не столько об изменении их экономического или социального положения, сколько эволюцией идеологии и этических норм. В частности, формированием убежденности в том, что новая форма правления, которую историки назовут позже абсолютизмом, извращает юридические традиции Франции, основанные на гармонии и доверии между королем и дворянством, королем и другими сословиями. Дворяне отстаивали право управляемых выражать свою волю, требовали гарантий от произвола. Эти идеи содержались и в дворянских требованиях на Генеральных Штатах, и в тираноборческих трактатах и памфлетах [7, с.64].

Что же касается экономических трудностей, порожденных неблагоприятной конъюнктурой, тяготами войны и недородами, то они не являлись непосредственной причиной, побудивших жителей Нанта участвовать в Лиге. Но, понимаемые как проявление Божьего гнева, они способствовали политической активности горожан. Религия предоставляла базу для совместного выступления различных слоев населения Нанта, давала достаточно для понимания целей выступления ‑ спасение церкви через реформу государства, обеспечивала сплав сакральных и мирских целей. И все же задачи движения были в первую очередь политическими, религия лишь служила контекстом или основанием для выработки политического решения.

Исследуя соотношение понятий "социальная деструкция" и "социальный конфликт", можно понять, что деструкция предшествует конфликту (в качестве его причины или предпосылки), присутствует в конфликте (будучи характеристикой самих конфликтных взаимодействий) и есть следствием конфликта (выражаясь в ущемлении интересов одной или обеих сторон). Религиозный конфликт рассматривается при этом как социальный конфликт, возникающий либо внутри религиозного "жизненного мира", либо на стыке его с "миром" секулярным (конфликт "священного" и "светского") [21, с.10].

В определенном смысле религия может быть понята как трансцендентальная конфликтология. Для верующих она является тем семантическим контекстом, в рамках которого происходит их восприятие, оценка и выбор стратегии решения конфликта. В этом находят свое отражение конфликтологические функции религии (интерпретации, инициации, устранения, маскировки и опосредования социальных конфликтов). Основные направления в их изучении автор раскрывает в аналитическом обзоре теоретических подходов, в рамках которых освещаются религиозность, деструкция и конфликт (марксистский, функциональный, формальный, понимающий, феноменологический, деривационный, антропологический, психоаналитический). С учетом вышеупомянутых концепций обрисовывается специфика религиозной конфликтности и деструкции [9, с.89].

Возникновение религиозных конфликтов объясняется действием четырех факторов: архетипического (наличием "структурных" и "антиструктурных" тенденций в развитии любой системы), культурно-исторического (мерой совпадения границ государства, этноса и вероисповедания), социетального (влиянием процессов, происходящих в социуме, на религиозную подсистему), конфессионального (спецификой самих религиозных отношений). Поскольку религиозные конфликты суть конфликты абсолютных ценностей, постольку они часто имеют хронический характер, легко провоцируемы и практически не поддаются урегулированию. Одним из путей их решения является преобразование возникших на религиозной почве "конфликтов ценностей" в "конфликты интересов",- т. е. отфильтровывание главных причин конфликта от мировоззренческого антагонизма конфликтеров. Но в случае "чистых" религиозных конфликтов требуется длительный процесс формирования новой ценности - религиозной терпимости и готовности к диалогу. [21, с.11].

Существует соотношение между жизненными силами человека и конфликтностью в религиозной сфере. Жизненные силы человека – это о его способность поддерживать, восстанавливать или создавать новое равновесие между внешними условиями и внутренними смыслами своего существования (или иначе - как способность трансцендировать дуальность социального бытия). Учитывая это, можно допустить, что: а) существуют различные модели религиозности, характеризуемые разными способами трансцендирования социальных противоречий; б) различные модели религиозности обладают разным конфликтным потенциалом. Под моделью религиозности автор понимает интегративную характеристику религиозного сознания и поведения; устойчивый "узор" религиозных ориентаций индивида или группы. Структура модели включает три компонента:

1) мировоззренческий (формулы "добра и зла", "судьбы" и "отношения к миру");

2) организационный (специфические особенности форм религиозной организации: церквей, деноминаций, культов, сект, богоискательства);

3) индивидуально-личностный (социальные и собственно религиозные характеристики верующих) [21, с.12].

Относительно формулы "добра и зла" (религиозного способа разрешения фундаментального конфликта добра и зла), формулы "судьбы" (религиозного способа видения и формирования жизненного пути) и формулы "отношения к миру", т того, какова формула "добра и зла" ("разделение", "интеграция" или "индифферентность"), зависят степень религиозной толерантности и особенности проявления деструктивной формы религиозности;

- с содержанием формулы "судьбы" ("волюнтаризм", "синергизм", "фатализм") кореллирует ориентация на избегание (или пассивное претерпевание) социальных конфликтов, либо на активное участие в их разрешении;

- в зависимости от формулы "отношения к миру" ("изоляция", "адаптация", "преобразование"), можно говорить о разной частоте и остроте конфликтов верующих с неверующими и приверженцами других конфессии [13, с.38].

Относительно организационного фактора - приверженцы церквей и деноминаций характеризуются достаточно бесконфликтными отношениями с неверующими и, в то же время, высокой степенью религиозной нетерпимости; сектанты и культасты наиболее конфликтны во взаимодействиях и с "миром", и с последователями других конфессий; наконец, богоискателям свойственны наибольшая религиозная терпимость и малая вероятность конфликтов с неверующими. Очевидно, для целей данного исследования также имеет смысл фиксация социально-демографических и индивидуальных религиозных характеристик верующих: они, возможно, прямо или опосредованно влияют на уровень конфликтности своих "носителей".

По моему мнению, религиозный конфликт следует понимать как: а) конфликт интерпретаций; б) конфликт организационных форм: в) конфликт субъектов с различными групповыми и индивидуально-личностными характеристиками.

Причины возникновения и характер аномалий религиозности связываются с особенностями "типа экзистенции" человека - базового: "объектного", "субъектного", "трансцендированного" или переходного: "квазисубъектного" либо "квазитрансцендированного". Деструкция имеет место в ситуации неадекватности разделяемой человеком религиозной системы его типу экзистенции. Условно "объектному" типу соответствует нормативно-этическая, "субъектному" - мировоззренческая, "трансцендированному" – экзистенциальная религиозность [14, с.54].

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

а) о религиозной конфликтогенности: наиболее вероятны высокая степень религиозной нетерпимости верующих по отношению к приверженцам других конфессий и декларируемая нейтральность по отношению к неверующим;

б) о религиозном конфликтировании: наиболее вероятны низкая частота религиозных конфликтов в целом, а также тенденция к большей частоте конфликтов с неверующими, чем с приверженцами иных вероучении;

в) вследствие а) и б) можно ожидать "разрыва" между показателями религиозной конфликтогенности и конфликтирования;

г) характеристики религиозного конфликтирования предположительно кореллируют между собой.

Для каждой конфессии характерны 1-2 базовые модели религиозност, в которых можно выделить наиболее и наименее конфликтные конфессии в соответствии с их базовыми моделями религиозности.

Наибольшим конфликтным потенциалом обладает модель религиозности со следующими параметрами:

- мировоззренческий фактор представлен установками на "разделение" (формула "добра и зла"), "волюнтаризм" или "синергизм" (формула "судьбы"), "преобразование" мира или "изоляцию" от него (формула "отношения к миру”);

- в организационном плане религиозная группа является сектой, культом или идеологической оппозицией внутри господствующей конфессии;

- в религиозной группе велика доля людей в возрасте 40-60 лет (самый конфликтный возраст); большая часть верующих активно проповедует и осознает свое глубокое отличие от неверующих на уровне и сознания и поведения;

Наименьшим конфликтным потенциалом обладает модель религиозности со следующими параметрами:

- мировоззренческий фактор представлен установками на "интеграцию" (формула "добра и зла"), "фатализм" или "синергизм" (формула "судьбы"), "адаптацию" к миру (формула "отношения к миру");

- в организационном плане религиозная группа является церковью или деноминацией - т. е. "традиционной" для российской конфессиональной среды;

- в религиозной группе велика доля людей в возрасте 20-30 и старше 60 лет (самый бесконфликтный возраст); большая часть верующих не занимается активной проповеднической деятельностью и указывает на отсутствие глубоких различий в сознании и поведении между собой и неверующими.

Анализ конфликта включает рассмотрение его структуры и функций. Не зная того и другого, трудно управлять конфликтными отношениями и вообще осмысленно подходить к этому явлению. В любом конфликте функции зависят от структуры, а последняя, в особенности ее субъекты, могут видоизменяться под влиянием доминирующей функции [38, с.41].

Всякий конфликт характеризуется конфликтующими сторонами, а также предметом противоборства. Эти два определяющие элемента конфликта не исчерпывают его структуру. Последняя включает конфликтное действие в той или иной форме и направляющее его сознание, средства и методы действия, поле конфликта. Кроме того, ни один конфликт невозможен без сложившейся до его появления конфликтной ситуации [3, с.12].

Одна из трудностей, с которыми сталкивается функционализм, интерпретируя религию как фактор интеграции общества, заключается в том неудобном для интегративных теорий и все же очевидном факте, что религия может вызывать конфликты и способствовать дезинтеграции общества, включая и макросоциологический уровень. Конфликтологические теории, восходящие к Марксу, в основу объяснения религии как социального явления кладут конфликт в качестве причины, порождающей религию или — того результата, к которому приводит религиозная мотивация поведения индивидов и групп [11, с.87].

Согласно Марксу в классовом обществе религию питает социальный антагонизм, порождаемый частной собственностью на средства производства. Классовая борьба пронизывает все области жизни таких обществ, борьба между господствующим меньшинством и эксплуатируемым бесправным большинством. Для поддержания системы, построенной на неравенстве и эксплуатации человека человеком, помимо принуждения необходима идеологическая опора, необходимо, чтобы идеи господствующего класса стали господствующими идеями и представили частный, эгоистический интерес господствующих классов в качестве всеобщего интереса. Религия в классовом обществе является идеологией, оправдывающей существующий строй, т. е. служит инструментом в руках господствующих классов, затушевывая классовые противоречия и примиряя обездоленных с их участью, мешая развитию классового сознания, проповедует идею классового примирения. В Советской России после 1917 г. вся антирелигиозная пропаганда строилась на том. что религия — классовый враг трудящихся. За послушание и смирение в «этом мире» религия обещает награду в посмертном существовании, является «опиумом народа» [19, с.97].

Конфликт порождается также под воздействием комплекса факторов, не имеющих причинного характера. Это пространственный и временной факторы, функциональная взаимосвязь, закономерности взаимодействия системы и ее элементов, взаимоотношение материального и духовного, целевая детерминация и т. п. В совокупности детерминирующих факторов переплетаются необходимость и случайность, динамические и статистические связи, рациональное и иррациональное, практическое и духовное, религиозное и научное - все зависит от того, какой конфликт возникает. Противоречие лежит в основе конфликта. Принимая противоречие за исходное, ошибочно считать его существующим вне и независимо от деятельности сознания людей [19, с.101-102].

Конфликтная ситуация включает, в первую очередь, острую форму противоречия, образующего основу конфликта; именно такую, при которой обе противоположности или одна из них уже не могут существовать в рамках прежней взаимосвязи, единства.

Ключевым фактором формирования социальных отношений являются эгоистические интересы индивидов и групп. Религиозные группы — одно из звеньев системы, в которой противостоят, сталкиваются интересы враждующих сил. В этой связи, прежде всего, необходимо иметь в виду межрелигиозные конфликты, религиозную рознь и нетерпимость. Боги древних греков постоянно враждовали и воевали между собой. Выбирая одну мировоззренческую позицию, вы отказываетесь от других, т. е., служа одному Богу, вы оскорбляете всех остальных богов [9, с.95].

Наглядным примером такого рода конфликтов может служить история многовековой вражды между иудаизмом и христианством или отношения между иудаизмом и исламом, т. е. религиями, тесно связанными между собой узами происхождения. Первым христианским мучеником считается Стефан, проповедовавший и Иерусалиме [5, с.63]. По приговору Синедриона он был забит камнями. Только что зародившаяся христианская церковь в Иерусалиме стала объектом гонений со стороны иудаизма, когда все ее приверженцы были иудеями и христианство еще не было передано людям других национальностей. Но именно потому, что ранняя христианская церковь была прежде всего иудейской и существовала в русле иудаизма, возникший конфликт был неустраним. Он возник на основе комплекса самоидентификации посредством размежевания с "чужим", но таким близким "чужим": иудеи и христиане жили в одном и том же городе, и жили все же разной жизнью, они читали одну и ту же Библию, и все-таки читали они ее по-разному "они" выглядели совсем так же как "мы" и все же были совсем другими. Особую остроту в такого рода размежевание привносит обвинение каждой стороной противников в "отступничестве", "измене" истине. Таковы по своей природе конфликты между католиками и протестантами, православием. Именно то, что отличает данную сторону от другой ("не-иудаизм или "некатолицизм"), составляет основу понимания в себе самого существенного и определяющего: чужой — это не такой, как ты [24, с.30].

В основе такого отношения лежит тот факт, что религиозная группа является нормативной, придерживающейся определенных ценностей. Каждая группа притязает на абсолютное и универсальное значение своего вероучения, она знает, что есть добро и что — зло, что человеку необходимо и чем он может, пренебречь. Притязание на общезначимость придает исповедуемой этой группой "истине" черты императивности и авторитарности. Коммуникация с другими группами оказывается чрезвычайно затрудненной. И чем тотальней, всеобъемлющей представляется группе система се убеждений, тем сильнее суживается ее коммуникативная возможность. Религиозная рознь не сводится, следовательно, к чисто волюнтаристским и эмоциональным моментам, она заложена на когнитивном уровне [20, с.97-99; 28, с.81].

Религиозная нетерпимость связана с неспособностью понять и признать: право другого на истину и обладание ею. Иными словами, конфликт, должен либо вылиться в насилие, либо принять латентную форму, либо, разрешиться на основе определенного компромисса, отступления от притязания на абсолютный и универсальный характер своей веры.

Это очень важные вопросы для социальной жизни. По какому нраву, например, может вообще та или иная группа, в том числе — церковь, считать свои взгляды обязательными (должными) для большей или меньшей части общества, которая эти взгляды не разделяет? По какому праву она оказывает, скажем, давление на законодательство, пытается повлиять на правовые установления и содержание системы общественного образования? Или же она должна ограничиваться исключительно определением того, что относится к ее членам, т. е.; людям, сознательно разделяющим установки и взгляды данной группы. Причина такого рода конфликтов называется партикуляризмом; т. е. притязание религиозной группы на исключительное обладание истиной и моралью приводит к методам насильственного насаждения своей веры. Партикуляризм всегда нуждается во врагах, с которыми можно сравнивать собственное поведение как эталон мудрости и добродетели. Враги нужны руководителям таких групп, чтобы поддерживать свое влияние, чтобы легче было манипулировать своими сторонниками, чтобы обосновывать свои действия. Если на самом деле врагов у такой группы не оказывается, их приходится создавать, в том числе — и внутри группы. Такого рода религиозный партикуляризм тесно связан с религиозными групповыми предубеждениями, нетерпимостью, фанатизмом. У религиозных групп, которым не присущ партикуляризм, не наблюдается враждебного отношения к другим группам и их верованиям. Таким образом, среди возможных и существующих религиозных ориентации есть и такая — религиозный или теологический партикуляризм, — которая вызывает конфликты в религиозной среде по причине религиозных расхождений [21, с.11].

Проявления партикуляризма встречаются в виде деления религий на "истинные" и "ложные", "хорошие" и "плохие", "полезные" и "вредные".

Часто за такого рода позицией кроется еще один источник внутрирелигиозных конфликтов, более важный, чем теологические разногласия. Религиозная рознь часто является формой выражения классовых и этнических конфликтов. Враждебность в отношении других религиозных групп колеблется в зависимости от того, в какой мере религиозные различия связаны с экономическими, политическими или национальными интересами. Религиозные различия могут выступать в таких ситуациях в качестве символа скрывающихся за ними расхождений и интересов, выполняя чисто идеологическую функцию. Так, нередко можно услышать утверждение, что в бывшей Югославии суть событий сегодня определяется войной между православием и исламом. Конфликты существуют не только между религиозными группами, но и внутри них. Они сопутствуют жизни любой религиозной группы, происходящим в них внутренним процессам, являются составной частью происходящей и здесь борьбы за власть, престиж, привилегии. С точки зрения конфликтологического подхода социальное поведение членов религиозных групп также мотивируется стремлениями к удовлетворению эгоистических интересов отдельных индивидов или их группировок. Примером внутрицерковного конфликта может служить столкновение интересов высшего и низшего духовенства, весьма различающихся по своему социальному статусу. Наряду с этим — конфликт между клиром, стремящимся монополизировать управление церковными делами, и мирянами. Сравнительно недавно, с середины нынешнего столетия, католическая церковь вынуждена была, например, пойти на расширение прав и влияния мирян на церковную жизнь. К числу такого рода конфликтов можно отнести борьбу между сторонниками религиозного модернизма и консерваторами, соблюдающими традицию и отстаивающими ее неприкосновенность. В русской православной церкви сегодня есть сторонники и противники новшеств, например, это касается языка, на котором ведется богослужение, форм организации жизни прихода, степени участия мирян в решении церковных проблем. Конфликты внутри группы могут быть связаны с внешними для нее обстоятельствами, это может быть разная политическая ориентация верующих одного вероисповедания в церковном руководстве. Короче говоря, в религиозном поведении, так же, как и в человеческом поведении вообще, решающую роль играют эгоистические интересы, приводящие к конфликтам, последствия которых могут быть самыми разными — как функциональными, так и дисфункциональными. Еще один тип конфликтов связан с существованием религии в обществе, находящемся на той или иной стадии развития процесса секуляризации. Эти конфликты могут быть вызваны изменениями духовпой жизни общества, обусловленными формированием светской культуры, приходящей в противоречие с традиционными религиозными взглядами на мир и моральными ценностями. Религиозная приверженность может приводить к конфликту не только с научными взглядами на мир, но и с нормами светской морали, требованиями закона. Религиозные убеждения могут противоречить службе в армии, участию в политической жизни или гражданской деятельности [9, с.94-96].

В целом конфликт и интеграция — две стороны одной медали и должны рассматриваться в связи между собой.

1) Конфликт может быть функциональным с точки зрения внутригрупповой интеграции, источником сплочения религиозной группы; некоторые группы культивируют конфликт с внешним миром в целях достижения внутренней сплоченности, враждебность "чужому" обеспечивает ее.

2) Конфликт может быть функциональным, вызывая изменения не только в религиозной группе, но и в обществе.

Социология религии, в особенности Вебер, уделяет в этой связи большое внимание роли харизматических лидеров. Вебер видел в харизме фундаментальный противовес социальной стабильности и важный источник перемен. Он ссылался, на пророческие религии. Пророки часто провозглашали, что бог установил равенство и справедливость, а люди самовольно нарушили божественные установления. Такого рода пророчество может вызывать социальный конфликт и крупные по своим масштабам изменения в обществе [22, с.69].

Конфликтологическая теория религии вносит, таким образом, существенно важное дополнение к интеграционной модели религии Конфликт, противоречие могут иметь не только негативно разрушительные последствия, но и позитивные. Все же теория конфликтов, односторонне подчеркивая противоречие и борьбу, испытывает затруднение в объяснении солидарности и кооперации в социальной жизни. Необходимо учитывать оба момента — гармонию и диссонанс, — хотя их соотношение может в конкретных процессах варьировать в широких пределах, позволяя ставить акцент то на одном, то на другом. В конечном счете, эти два подхода не исключают, а дополняют один другой.; Ясно, что роль религии в обществе не может быть сведена только к функциональной или только к дисфункциональной. Случаи, когда религия выступает как фактор дезинтеграции, конфликта, разрушения, вовсе не должны служить основанием для отнесения ее к социальной патологии в этих проявлениях. Конфликт на одном уровне может способствовать интеграции на другом. Конфликтологическая теория связывает понимание религии с социальным контролем (укрепляя положение господствующих групп общества) и социальным изменением (изменяя тип поведения значительной части членов общества) [13, с.43].

Субъектами общественных и религиозных конфликтов выступают: личности, группы, классы, этнические общности, социальные организации и институты, политические союзы, государства, международные объединения.

Соответственно различаются типы конфликтов: межличностные, внутригрупповые и межгрупповые, межклассовые и внутриклассовые, этнические (или национальные), внутренние конфликты организаций и институтов, конфликты, возникающие между государствами, т. е. международные.

Для анализа конфликта, его динамики важно различать субъекта, инициирующего конфликтное действие и доминирующего в этом действии. Причем, это не всегда один и тот же субъект. Агент, спровоцировавший конфронтацию, зачастую оказывается не ведущей, не определяющей, а ведомой, определяемой стороной.

Поведение и действия субъектов направляются конфликтным сознанием. Его образует особое состояние сознания, специфика которого заключается в осознании противоборствующими сторонами противоположности своих интересов, ценностей, целей и превращении их в мотивацию активности [13, с.43].

Материальный или духовный объект жизни, в отношении которого формируется противоположная направленность активности людей, составляет предмет конфликта. В конфликте наряду с реальным предметом конфронтации может фигурировать мнимый, так сказать, квази-предмет. Действительный предмет нередко скрыт до поры до времени [38, с.45].

Любой конфликт возникает, протекает и разрешается на фоне конфликтной ситуации - неотъемлемая сторона конфликта, существенный элемент его структуры.

Классифицируя конфликты, мы тем самым получаем возможность конкретней раскрывать их возможности, отследить индикаторы конфликтности в той или иной сфере общественных отношений и деятельности, специфику динамики конфликтов различных типов, а на этой основе разработать стратегию и тактику распознавания конфликтов, их регулирования и разрешения.

Ввиду многообразия конфликтов разнообразны причины и условия их возникновения. Тем не менее, существуют общие детерминанты. При анализе конфликта любого вида выявляются объективные и субъективные причины его возникновения. Во-вторых, конфликт - это всегда субъективно-объективное отношение (взаимодействие), происходящее в социальной среде. Поскольку он существует в действительности, но также и в представлении субъектов, то причины конфликта соответственно формируются не вне этого взаимодействия, а внутри “его, по-разному осознаваемого и оцениваемого субъектами с позиции своих интересов”. Из определения конфликта как борьбы за реализацию противоположных интересов вытекает вывод об определяющей роли последних в совокупности факторов, детерминирующих конфликты. В-третьих, конфликт - многосложное явление, в нем переплетаются различного рода психологические элементы. Природа конфликтов не исключает влияния на их возникновение биологического фактора. Акцентируя внимание на объективных причинах и условиях, было бы односторонностью недооценивать роли внутрисубъектных, в том числе иррациональных факторов, включая менталитет и даже инстинкты. Все это порождает противоборство субъектов, проходит через их сознание и самосознание и приобретает вид, зависящий от многих обстоятельств, в первую очередь - от уровня культуры человека [38, с.48].

Нельзя забывать, что религиозные конфликты характерны, прежде всего, для государств с многоконфессиональным населением, в которых принимаются и действуют дискриминационные законы или игнорируются и нарушаются права верующих. Создание преимуществ для одной религии неизбежно приводит к ущемлению прав других. Вот почему в нашем обществе возникают опасения в связи с тем, что православие может приобрести де-факто статус государственной религии, а это, в свою очередь, вызовет усиление националистических движений в стране. И эти опасения небеспочвенны, так как в общественном сознании православие тесно связано с русским этносом, с русской нацией. Распространено мнение, согласно которому быть русским значит быть православным. Для сравнения: в украинском национализме такая связь отсутствует, быть "настоящим украинцем" не означает исповедание какой-либо определенной ветви православия или католицизма. Однако в грузинском национализме, например, очевидна связь с православием, а в армянском – с Армянской Апостольской церковью [37, с.17].

Начало конфликтного действия предполагает наличие комплекса его мотивов. Мотив - не причина, а обозначение намерений субъектов, что представляется им адекватным обоснованием действий. Мотивы формируются на основе оценивания конфликтной ситуации как побуждающей к активности, а также поведения противника, противоречащего интересам одной из сторон, и собственных действий.

Провозглашаемые мотивы конфликтного действия не всегда являются реальными, что даже не осознается в ряде случаев конфликтующими сторонами. И не случайно: в мотивах сочетаются и сознательное и подсознательное начала [12, с.134].

Реализация конфликтной ситуации, переход ее в явный конфликт всегда начинается с какого-либо толчка: внутреннего, исходящего от одного из субъектов противоречия, или внешнего. Первоначальный акт, провоцирующий конфликт, называется инцидентом. Это - действие одной из сторон, вызывающее ответную реакцию другой стороны.

Инцидент - это тело конфликта, его материализация, его образ, представленный для зрителя, его норма, помогающая субъекту ясно осознавать выявившееся противоречие. Степень его напряженности быстро растет, вынуждая субъектов искать выходы из противоречия.

Инцидент следует назвать пусковой причиной. Но не всякий инцидент выступает в этом качестве, а лишь тот, который внутренне связан с конфликтным взаимодействием. Если же инцидент является внешним по отношению к конфликтному противоречию, то его следует рассматривать в качестве повода. Провокационный акт со стороны желающего поскорее разжечь костер конфликта будет не причиной, а поводом [13, с.45].

Отметим, что в роли конфликтогенов могут выступать не только высказывания и деятельность лидеров религиозных организаций, надругательство над чувствами верующих со стороны активистов враждебного движения, но и СМИ. Обращаясь к религиозной тематике, журналисты могут совершать две типичные ошибки: употреблять слова с негативной окраской в отношении представителей религиозных меньшинств и, доказывая преимущество одной конфессии над другими, принижать, а иногда и просто унижать их. В этом случае они, как правило, пользуются источниками, заинтересованными именно в принижении какого-либо прихода, священнослужителя, церкви или конфессии. И – что совершенно противоречит принципам журналистского профессионализма – не дают критикуемым возможности ответить, представить свою точку зрения в той самой статье, в которой они критикуются [21, с.11].

Например, обращение в религию – вербовка, последователь вероучения или прихожанин общины – адепт, пост – насильственное лишение пищи, миссионерская деятельность – экспансия, жертвенное служение – рабство, религиозная община – волчье логово, обращение в веру – промывка мозгов, пожертвование денежных средств на религиозную организацию – вымогательство и мошенничество и т. п. Употребляя подобные эмоционально окрашенные слова, авторы статей уходят от объективного освещения темы – одного из главных принципов профессиональной журналистики

Тем не менее, самым глубоким стимулом перерастания конфликтной ситуации в реальный конфликт выступает противоположность интересов. Если исходным пунктом противоборства служит во многих случаях противоречивость ценностей и позиций, то формирование конфликта, так или иначе, ставит проблему трансформации ценностей в трансформацию интересов [21, с.12].

Незамеченная конфликтная ситуация не столь опасна, как незамеченный инцидент, так как первое все равно приведет к осознанию существующих противоречий, если они не будут сняты изменением обстоятельств, второе загонит противоречие внутрь, и рост напряженности станет протекать вне сознания, и повторный инцидент сразу взорвет отношения, приняв вдруг для субъектов форму бурного прорыва плотины. Вот когда начинают вспоминать про прецедент, случай, имевший ранее место [15, с.164].

Чтобы фиксировать происходящее как инцидент и не пропустить прецедента, надо уметь различать форму протекания данной стадии конфликта.

Недовольство - ощущение неудовлетворенности и высказывание неудовлетворенности чем-то либо кем-то, проявляется гримасой, интонацией, пластикой, иногда — лексически. С одной стороны, недовольство еще не конфликт, потому что субъект плохо осознает причину такого состояния, объект нереализуемого интереса располагается пока на периферии сознания, но не в центре сознания. С другой стороны, недовольство — уже конфликт, потому что обстоятельства ведут к столкновению интересов, хотя не успели явственно обрисовать противоречие интересов.

Следующая ступень развития напряженности инцидента — противодействие, т. е. действие, препятствующее другому действию.

Между недовольством и разногласием может лежать длительный временной период. Между разногласием и противодействием этот период краток: ведь осмысление противоречия произошло, и каждый субъект знает, чего хочет, его желание достичь необходимого стремительно растет. Поэтому если субъекты здесь и сейчас не одумаются и не включат активное воображение, рисующее картину будущих взаимоотношений, не направят усилия на поиск способа разрешения возникшего противоречия, то не заметят сами, как окажутся на уровне противостояния, где накал напряжения чрезмерно высок [38, .с.48-51].

Наивысочайшей степени напряженности конфликт достигает при противоборстве, борьбе против кого-либо или чего-либо, что, по мнению, субъекта, мешает достижению цели, реализации интересов. Так как таким препятствием чаще всего в момент высокого психологического напряжения видится именно другой человек, то все силы направляются на уничтожение данного человека. Способы уничтожения или подавления с трудом контролируются, поэтому не исключается и применение физической силы, наряду с унижением, оскорблением, ущемлением противника конфликта.

Если на первой ступени (недовольство) добрые отношения и связи не порваны и еще нет конфликта, но в то же время он уже присутствует, то на последней ступени (противоборство) оборваны уже все связи и конфликта по сути дела уже нет, но он все же еще присутствует.

То, как будет разрешен конфликт, и как будут складываться дальнейшие отношения между субъектами конфликта, зависит от того, какой характер разрешения мы предпочтем. Это — третья стадия конфликта.

Если путь разрешения будет конструктивным, т. е. плодотворным, то конфликт разрешится, и отношения между субъектами конфликта перейдут на новый уровень развития. За счет чего это происходит? Каждый субъект конфликта должен сопоставить свои интересы с интересами другой стороны. Затем им необходимо признать право каждого субъекта реализовать свои интересы. И, наконец, очень важно уметь прогнозировать будущие отношения с Другим при выборе того или иного варианта разрешения конфликта [38,с.40].

Но путь разрешения конфликта может быть и деструктивным, разрушающим нормальную структуру чего-либо. Тогда каждая сторона будет упорно отстаивать свои интересы, не желая видеть интересы Другого, не желая прогнозировать будущие отношения с этим Другим. В этом случае конфликт не будет разрешен никогда и взаимоотношения войдут в тупик, а, возможно, даже будут прерваны. Третий этап в развитии конфликта является ключевым, центральным. Он решает исход всего дела. Именно поэтому, когда говорят о конфликте, имеют в виду этот момент как определяющий все дальнейшее развитие отношений.

Конструктивное разрешение имеет благоприятный исход, потому что оба субъекта выходят на новый уровень отношений, более высокий в силу того, что они научились учитывать интересы другого, этот другой начинает входить в структуру их личности как некая значимость, ценность.

Деструктивное разрешение чревато неблагоприятным исходом для обоих субъектов: их отношения достигают кризисного состояния, а личностная структура “выбрасывает” из системы ценностей жизни другого как автономную личность, заслуживающую уважения и признания [3, с.19].

Таким образом, понятия «конфликт» и «религиозный конфликт» с точки зрения конфликтологии являются состоянием открытой, часто затяжной борьбы, либо состоянием дисгармонии. Конфликтами характеризуется вся жизнь человечества, и, согласно закону единства и борьбы противоположностей, конфликты не только несут разрушение, но и являются той колыбелью, в которой зарождается нечто принципиально новое.

Всякий конфликт характеризуется конфликтующими сторонами, а также предметом противоборства. Эти два определяющие элемента конфликта не исчерпывают его структуру. Последняя включает конфликтное действие в той или иной форме и направляющее его сознание, средства и методы действия, поле конфликта. Кроме того, ни один конфликт невозможен без сложившейся до его появления конфликтной ситуации.

Религиозный конфликт – это, прежде всего конфликт человеческий, обусловленный противоречиями интересов различных социальных групп, объединенных в два или более враждебных лагеря, где каждый лагерь руководствуется единой для всех его членов системой ценностей, взглядов на мир, нравственных и моральных убеждений. При этом, каждое отдельный лагерь пытается представить субъектом конфликта не себя, а оппонента. Субъектом такого конфликта является группа людей, но объектом выступают определенные моральные нормы и ценности, относительно иерархии которых имеются разногласия между сторонами. В принципе, поскольку не бывает людей с абсолютно одинаковыми идеалами, такие разногласия можно признать естественными, можно также в большинстве случаев и найти пути их разрешения: либо путем взаимоприобщения к ценностям друг друга, либо путем терпимости и признания права на инаковерие. Однако эти пути не всегда возможны. Препятствием разуму и доброй воле здесь лежит фанатизм

Возникновение религиозных конфликтов объясняется действием четырех факторов: архетипического (наличием "структурных" и "антиструктурных" тенденций в развитии любой системы), культурно-исторического (мерой совпадения границ государства, этноса и вероисповедания), социетального (влиянием процессов, происходящих в социуме, на религиозную подсистему), конфессионального (спецификой самих религиозных отношений). Поскольку религиозные конфликты суть конфликты абсолютных ценностей, постольку они часто имеют хронический характер, легко провоцируемы и практически не поддаются урегулированию. Одним из путей их решения является преобразование возникших на религиозной почве "конфликтов ценностей" в "конфликты интересов",- т. е. отфильтровывание главных причин конфликта от мировоззренческого антагонизма конфликтеров. Но в случае "чистых" религиозных конфликтов требуется длительный процесс формирования новой ценности - религиозной терпимости и готовности к диалогу.

3. Развитие конфликтов, специфика развертывания религиозных конфликтов

Большая опасность проистекает из игнорирования очень важной закономерности - эскалации конфликтогенов. Состоит она в следующем:

На конфликтоген в наш адрес мы стараемся ответить более сильным конфликтогеном, часто максимально сильным среди всех возможных.

Получив в свой адрес конфликтоген, пострадавший хочет компенсировать свой психологический проигрыш, поэтому испытывает желание избавиться от возникшего раздражения, ответив обидой на обиду. Трудно удержаться от соблазна проучить обидчика. В результате сила конфликтогенов стремительно нарастает. Пытаясь оправдаться, действуем по принципу “лучшая защита - это нападение”. Вероятно, это объясняется тем, что потребность чувствовать себя в безопасности, комфортно и оберегать свое достоинство относится к числу основных потребностей человека, и потому покушение на нее воспринимается крайне болезненно. Эту закономерность сравнивают с известным принципом механики: сила противодействия равна действующей силе, но противоположно к ней направлена. У людей противодействие обычно сильнее действия (а не равно ему), есть еще одно принципиальное отличие в том, что принцип механики действует независимо от нашей воли, а эскалацию конфликтогенов мы все же можем остановить усилием воли [3, с.21].

Первый конфликтоген часто появляется ситуативно, помимо воли людей, а дальше вступает в действие эскалация конфликтогенов... и вот уже конфликт налицо. Для предотвращения конфликтов надо как-то прервать цепочку конфликтогенов.

Типы конфликтогенов.

Большинство конфликтогенов можно отнести к одному из трех типов:

- стремление к превосходству;

- проявление агрессивности;

- проявление эгоизма.

Общим для всех этих типов является то, что конфликтогены представляют собой проявления, направленные на решение психологических проблем или достижение каких-то целей (психологических или прагматических).

Рассмотрим наиболее распространенные конфликтогены каждого из типов в отношении к религиозному конфликту.

- снисходительное отношение, то есть проявление превосходства, но с оттенком доброжелательности. В истории такой тип конфликтогена отражен в высмеивании доматоведов-католиков трактовки Лютера и Цвингли о богатствах церкви, когда в послании нунция было зачитано об ошибках в переводе катехизиса Лютером с латыни на немецкий язык. Католическое догматическое богословие и сегодня считает многие положения протестантизма просто следствием неверного перевода [10, с.72].

- хвастовство, вызывает раздражение, желание “поставить на месть” хвастуна. Проявлялось также во время реформации католической церковью в ответ на аскетический образ жизни Лютера и его последователей как простое следствие несостоятельности их обеспечить себе более достойное существование.

- категоричность, безапелляционность - проявление излишней уверенности в своей правоте, самоуверенности; предполагает свое превосходство и подчинение собеседника. Данный конфликтоген характерен для всех внутриконфессиональных и межконфессиональных конфликтов и заложен в самом отличии одной религии от другой. Иудаизм считает лишь иудеев избранным народом, и проявление антисемитизма трактует как зависть со стороны гоев, в Коране безапелляционно устанавливается главенство мусульман над неверными, Библия, Ветхий и Новый заветы показывают богоизбранность христиан. Внутри того же христианства каждая из ветвей и подветвей (старообрядчество в православии, амишизм в протестантизме) категорически убеждена в своей правоте и обреченности иных, даже родственных конфессий и т. д. [9, с.94; 10, с.72].

Кризис сопровождается сложными процессами как внутри конфессий, так и вокруг них. В последнее десятилетие активизировалась деятельность религиозных объединений, имеющих весьма непродолжительную историю. В христианском мире речь идет, прежде всего, о деятельности членов различных протестантских церквей, а так же адептов новых религиозных учений. Что касается мусульманского общества, то оно в наибольшей степени подвержено "разрушению", которое характеризуется распадом по национальным, родоплеменным и другим основаниям.

Конфликт нужен тогда, когда он помогает нам выйти на новый этап развития личности, на новый уровень развития межличностных отношений. С этой точки зрения, конфликт необходим нам для жизни в равной степени как воздух. Он является своеобразным катализатором формирования, становления личности. Еще раз отметим, что конфликт хорош и нужен, когда он помогает нам достичь в процессе его разрешения иной высоты своего развития [9, с.96].

Развитие конфликта есть процесс его перехода от неполного к полному конфликту, с последующим его завершением (разрешением и затуханием). Это включает качественные изменения субъектов и основы конфликта, усложнение форм противоборства, нарастание его интенсивности, расширение поля конфликта и масштабности борьбы. В противоположность охарактеризованному поступательному процессу развития конфликта, в общественной жизни также закономерно нисходящее развитие (затухание) конфликта. Это переход полного или неполного конфликта из явного, открытого в латентное, потенциальное состояние или же в гармонию взаимоотношений [6, с.159].

Развитие конфликта – это, прежде всего качественное изменение основы взаимодействия конфликтующих субъектов. Данное понятие обозначает систему или подсистему, ее отдельные элементы, на базе которых разворачивается конфликт. В основу конфликта мы включаем противоречие, порождающее конфликт, - предмет противоборства. Основа конфликта есть совокупность отношений, связывающих противоположные стороны в некоторое единство и вместе с тем обусловливающих их взаимоисключение. При разрушении основы конфликта - исчезают (гибнут) конфликтующие субъекты.

Этап конфликта, ознаменованный изменением его основы и соотношения противоборствующих сил, предшествует этапу затухания конфликта, если бы он разрешился. Возможные варианты подавления конфликта доминирующей стороной, разумеется, не ведут к его затуханию, а делают противоречие скрытым, латентным [12, с.136].

Любой конфликт может быть более или менее интенсивным, интенсивность, в основном, есть количественная мера активности противоборствующих сторон. Она измеряется частотой их столкновений, использованием разнообразных средств борьбы, в том числе насильственных, уровнем остроты борьбы.

Возрастание интенсивности конфликта как сознательно спровоцированный процесс обозначается термином “разжигание”

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Понятие и сущность религиозных конфликтов". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 672

Другие дипломные работы по специальности "Религия и мифология":

Св. Стефан Пермский-выдающийся миссионер Русской Православной Церкви

Смотреть работу >>

Апологетика православия в Интернет-пространстве: история, тенденции, развитие, перспективы

Смотреть работу >>

Роль церкви, семьи и общества в религиозном опыте подростка

Смотреть работу >>

Религия в контексте общества потребления

Смотреть работу >>

Религиозное сознание кабардинцев на современном этапе: культурологический дискурс

Смотреть работу >>