Дипломная работа на тему "История жизни и деятельности духовенства Псковской епархии во второй половине XVIII в."

ГлавнаяРелигия и мифология → История жизни и деятельности духовенства Псковской епархии во второй половине XVIII в.




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "История жизни и деятельности духовенства Псковской епархии во второй половине XVIII в.":


Содержание

Введение

Глава 1. Система епархиального управления во второй половине XVIII века

1.1 Псковские архиереи и духовная консистория

1.2 Духовные правления Псковской епархии

Глава 2. Социальный состав духовенства

2.1 Порядок замещения вакансий в приходах Псковской епархии

2.2 Численность духовного сословия Псковской епархии и причины ее изменения

Глава 3. Духовное образование в Псковской епархии

3.1 Уровень профессиональной подготовки духовенства Псковской епархии

3.2 Духовные учебные заведения в Псковской епархии

Глава 4. Доходы духовенства

4.1 Источники доходов приходского духовенства Псковской епархии

4.2 Источники доходов монастырей Псковской епархии

Глава 5. Деятельность духовенства и его место в структуре российского общества

5.1 Особенности социального статуса духовенства. Деятельность духовенства

5.2 Место православного духовенства в российском обществе

Заключение

Источники и библиографический список литературы

Список сокращений

Приложения

Введение

Перемены в общественно-политической жизни России, имевшие место второй половине XVIII в., вызвали существенные изменения в социально-экономическом положении представителей духовного сословия. На период правления Екатерины II и Павла I пришлись такие значимые для жизни православного духовенства события как секуляризация церковных вотчин, введение монастырских штатов, разборы на военную и гражданскую службу, изменения в системе управления епархиями и системе духовного образования. В связи с этим возникает необходимость в изучении последствий государственной политики в отношении духовенства, различных аспектов деятельности служителей церкви.

И в наши дни, и в дореволюционной России общество не оставалось равнодушным к судьбам православия. Попытки осмыслить суть и причины имевших место в жизни православного духовенства явлений имели место во все периоды истории страны. Уже в дореволюционный период некоторые авторы, несмотря на наличие цензуры, указывали на существовавшие внутри церковной организации проблем, уходящих своими корнями в XVIII в. Советской историографией эти проблемы выпячивались и гиперболизировались, что приводило к искажению в освещении той роли, которую играло православие в истории Российской империи. Зарубежные исследователи при всей ответственности, с которой они подходили к изучению истории православной церкви в синодальный период, были во многом ограничены в своих выводах отсутствием доступа к широкому кругу архивных источников.

Изучение истории православной церкви на современном этапе закономерно повторяет путь, пройденный исследователями в XIX в. Используя иные, чем в XIX в., методы исследования современные ученые стремятся прежде всего изучить материалы по отдельным епархиям. В перспективе, опираясь на введенные в научный оборот источники, будет возможно создание обобщающего труда по истории русской православной церкви в синодальный период.

Хронологические рамки исследования обусловлены необходимостью изучения последствий секуляризации церковных вотчин. С 1764 г. правительство Екатерины II предпринимает ряд активных действий в отношении духовного сословия. Законодательство Екатерины II и Павла I в 1764-1801 гг. определяет ист очники доходов духовенства, изменяет социальный статус служителей церкви, регламентирует их деятельность.

Территориальные границы Псковской епархии изменялись на протяжении исследуемого периода. В 1788 г. произошло перераспределение городов и уездов между епархиями, имевшее целью приведение их границ в соответствие с новым административным делением страны. К Псковской епархии от Смоленской и Новгородской были причислены Порхов, Холм, Торопец и Великие Луки с уездами. Гдов с уездом и часть Лужского уезда отошли к Санкт-Петербургской епархии. К пограничной Псковской епархии на протяжении XVIII в. были присоединены некоторые вошедшие в состав Российской империи территории. С 1725 г. Лифляндия, а с 1772 г. Витебская, Полоцкая и Двинская провинции. В состав епархии также входило формально независимое от России Курляндское герцогство.

Объектом исследования в настоящей работе является черное и белое духовенство Псковской епархии в 1750-1801 гг. Духовенство Псковской епархии выбрано в качестве объекта изучения по целому ряду причин. Во-первых, все нововведения, исходящие от духовных или светских властей, практически сразу отражались на положении дел в расположенной близ столицы епархии. Во-вторых, на протяжении всего исследуемого периода архиереи, управлявшие Псковской епархией, входили в число самых активных членов Синода. В-третьих, епархия включала в свой состав ряд прибалтийских и белорусских земель, населенных лицами неправославного исповедания. В-четвертых, на территории епархии к моменту секуляризации сосредоточился огромный массив монастырских и церковных вотчин, что сделало реформу 1764 г. особо драматичной для псковского духовенства.

Предмет исследования – политика правительства в отношении духовного сословия, его структура, динамика численности, деятельность представителей духовенства, уровень их профессиональной подготовки, материальное положение, взаимоотношения с прихожанами.

Целью исследования является изучение явлений характерных для жизни и деятельности духовенства Псковской епархии во второй половине XVIII в. Данной целью определена постановка следующих задач:

-  изучить систему епархиального управления и принципы ее функционирования;

-  выявить особенности формирования состава духовенства, особо пристально рассмотрев вопрос о наследовании приходов;

-  выявить источники содержания духовенства;

-  изучить последствия государственной политики в отношении духовенства;

-  исследовать круг вопросов, связанных с системой духовного образования;

-  исследовать различные аспекты деятельности служителей церкви.

Поскольку данное исследование носит комплексный характер и опирается на широкую источниковую базу, в работе над темой диссертации использовались такие общенаучные методы как историзм, научная объективность и системный подход. Для установления причинно-следственных связей между различными явлениями характерными для жизни духовного сословия во второй половине XVIII в. использовался логический метод. В ходе выявления общего и различного в социально-экономическом положении духовенства Псковской и других епархий привлекался сравнительно-исторический метод. Использование в работе массовых источников привело к необходимости применения статистического метода. Изучение элементов повседневного быта представителей духовного сословия, их жизненных ценностей и мировоззрения делает необходимым применение историко - антропологического подхода.51402325

Историография. Изучение вопросов, связанных с историей духовного сословия во время правления Екатерины II и Павла I, имеет давнюю традицию.

Дореволюционные исследователи обращались к этой теме главным образом в рамках создания обобщающих трудов по истории Русской православной церкви. Первой среди подобных работ в свет вышла в 1847 – 1848 гг. "История Русской Церкви" в пяти томах, принадлежавшая перу архиепископа Рижского Филарета (Гумилевского). (Филарет (Гумилевский), архиепископ. История русской церкви. Т. I - V. Рига, М., 1847 - 1848) Царствование Екатерины II и Павла I было отнесено автором к пятому периоду, названному периодом Синодального управления. Повествование в данном труде было доведено до 1826 г. Краткая для такого обширного хронологического периода работа не отличалась серьезностью попыток осмыслить политику правительства по отношению к духовному сословию, ограничиваясь перечислением указов, касающихся духовного ведомства и важнейших событий в жизни Православной церкви. С 1847 по 1894 гг. работа выдержала 6 изданий и широко использовалось как учебное пособие. Скованность в оценках событий синодального периода можно объяснить цензурными условиями, приверженностью Филарета приемам формальной богословской школы и таким субъективным моментом, как отмеченная А.В. Карташевым скупость автора на слова.

В 1870 г. в Казани вышло в свет "Руководство к истории русской церкви" профессора Казанской духовной академии П.В. Знаменского, которое тут же приобрело большую популярность в качестве учебного пособия и выдержало несколько изданий. Эта краткая по объему работа наметила ряд проблем, связанных с распространением православной веры, духовным просвещением и церковным управлением в России во второй половине XVIII в. К сожалению, эти вопросы были освещены весьма кратко и безоценочно. В работе имеется несколько важных наблюдений автора, касающихся жизни Псковской епархии. Так, П.В. Знаменский отмечает ориентацию православных церквей в Прибалтийском крае на удовлетворение нужд расквартированных там воинских частей. "Первые начатки движения в пользу православия" он относит к более позднему периоду и связывает их с открытием в 1836 г. в Риге псковского викарства.

Для нужд учебных заведений издается ряд справочных пособий по истории Православной церкви. Это, прежде всего, труды, задачей которых было систематизировать законодательство, регулирующее различные сферы жизни православного духовенства и дать толкование содержащимся в нем нормам права.

Написанию первых обобщающих работ по истории церкви предшествовали попытки создать общероссийские справочные пособия по истории монастырей и епархиального управления. В начале XIX в. издается "Словарь географический Российского Государства" Афанасия Щекатова, содержавший некоторые сведения по истории Псковской епархии в предыдущем столетии.

В течение всего дореволюционного периода изучения истории Православной церкви неоднократно предпринимались попытки систематизировать имеющиеся сведения о монастырях.

Среди справочных пособий, созданных в дореволюционный период, можно отдельно отметить работы, собравшие сведения о церковных деятелях, оставивших после себя изданные поучения, проповеди и другие подобные произведения.

Дореволюционный период изучения истории духовного сословия во второй половине XVIII в. богат монографическими исследованиями и научными статьями в периодических изданиях. Ряд исследователей пытались изучить различные аспекты положение духовенства в царствование Екатерины II и Павла I, дать свою оценку эффективности действий правительства в деле его улучшения. Большая часть работ ограничивалась каким-либо одним проблемным вопросом истории духовного сословия, но было и несколько исследований, ставивших перед собой задачу всестороннего изучения проблемы.

Подобные труды стали появляться с 80-х гг. XIX в., и первым среди них было исследование И. Знаменского "Положение духовенства в царствование Екатерины II и Павла I". Работа строилась главным образом на анализе указов правительства в отношении церкви. Автор пришел к выводу о существовании таких проблем сословия, как недостатки в структуре образования, болезненности для духовенства разборов, неудовлетворенность материальных нужд служителей церкви. По мнению И. Знаменского, в решении очевидных для всех проблем правительство ограничивалось полумерами, но, тем не менее, создало некоторые предпосылки для "нравственного развития духовенства и возвышения духовного сословия" уже в XIX в. Сравнивая духовенство XVIII и XIX вв., автор отметил превосходство своих современников в "нравственном и умственном отношении". И. Знаменский также сделал очень важный для понимания особенности положения духовного сословия, вывод о разобщенности духовного сословия с другими слоями населения, отсутствии со стороны паствы понимания "нравственного значения служения духовенства".

Еще более критично оценивал политику светских властей в отношении духовного сословия А.А. Папков в своей работе «Упадок православного прихода (XVIII – XIX вв.). Историческая справка». С его точки зрения попытка государства поставить духовенство к себе на службу и придать его деятельности политический оттенок привела к падению авторитета священнослужителя среди его паствы.

Большие возможности в деле изучения истории духовного сословия давала работа комиссии при Синоде, созданная в 1835 г. для разбора хранящихся в его архиве дел. Изучив разобранные комиссией архивные документы, Н. И. Григорович дал свою оценку материального положения белого духовенства во второй половине XVIII в. В частности, он пришел к выводу, что большая часть приходского духовенства, являясь мелкими землевладельцами, лично обрабатывало землю, отвлекаясь от выполнения своих "прямых духовных обязанностей". И только незначительная часть служителей церкви, распоряжаясь значительными земельными угодьями, отдавала землю в оброк или обрабатывала ее руками наемников. Фактически оценка материального положения духовенства повторяет сделанные ранее П.В. Знаменским выводы. Правда, П.В. Знаменский видел причину бедности духовенства не только в скудном обеспечении землей, но и в неопределенности прав духовенства на получение приличной руги от прихожан.

На недостатки духовного образования во второй половине XVIII в. впервые указал профессор П.В. Знаменский. Он, в частности, отметил во многих епархиях стремление местной церковной администрации дать семинарское образование детям священнослужителей и отсутствие заботы об обучении детей причетников.[22]

Изучению вопроса о духовном образовании в синодальный период уделил внимание А. Добросклонский. Низкое качество духовного образования он объяснял, прежде всего, "малоудовлетворительной" подготовкой учителей, совмещении ими нескольких должностей и отсутствии специализации преподавателей на одном предмете.

Дореволюционные исследователи очень осторожно касались вопроса о подчинении духовной власти светской. О процессе огосударствления церкви в годы царствования Екатерины Великой и Павла I исследователи заговорили лишь с конца XIX в. Этот вопрос остро поставил, как было указано выше, А.А. Папков. В 1899 г. появляется очень содержательная, основанная на архивных документах, работа В.В. Благовидова, посвященная обер-прокурорам Синода.

Исследователи дореволюционного периода также не очень охотно обращались к изучению таких явлений как замкнутость сословия, разборы духовенства и их необходимость. По мнению В.Э. Дена, разборы были неизбежными, если принять во внимание стремление государства привести в соответствие и удержать в этом состоянии реальную численность духовенства и количество штатных мест.

Исследователи в дореволюционный период обращались преимущественно к опубликованным источникам и материалам архивов центральных органов управления. Наиболее полным трудом, основанным на изучении архивных материалов, хранившихся в архивах консистории, стало исследование Н.П. Розанова. Работая в архиве Московской духовной консистории, Н.П. Розанов собрал и обобщил сведения о системе епархиального управлении, доходах духовенства, его повседневном быте, проступках и наказаниях за них. Автор весьма скуп на интерпретацию приводимых им фактов, его задача – изложить в систематическом порядке все доступные сведения о жизни московского духовенства при том или ином архипастыре. Лишь подводя итоги деятельности церковных иерархов, Н.П. Розанов допускал в своей работе оценочные суждения, в которых иногда проглядывает позиция автора по некоторым проблемным вопросам истории духовенства. Например, подводя итог деятельности митрополита Платона (Левшина), природного великороссиянина, Н.П. Розанов приводит следующее пространное суждение: "Мы полагаем, что духовные власти из малороссиян, с Петра I стоявшие в главе управления российской Церкви, потому более противоборствовали постоянным стремлениям высшего правительства отделить церковные вотчины от ведомства духовного, что с интересами церковными соединяли свои интересы. Но когда в главе управления российской Церковью стали духовные власти, происходившие из великороссиян, то они с одной стороны, зная быт белого духовенства и неудовлетворительность его состояния, с другой стороны оценивая те блага, которые высшее правительство, при новых переменах давало белому духовенству, бескорыстно отказалось от своих выгод, и сами приняли участие в распоряжениях об отчислении монастырских и церковных вотчинных земель в ведомство Коллегии Экономии".[29] Предпринял попытку написать исторический очерк о Псковской епархии председатель Псковского церковного историко-археологического комитета протоиерей В. Д. Смиречанский. История епархии представлена через деятельность псковских архиереев. В. Смиречанский привел в своей работе биографические сведения об архиереях и кратко изложил содержание их указов, показавшихся ему наиболее значимыми.

Очень многие проблемы жизни приходского духовенства во второй половине XVIII в. затрагивает работа Б. Семевского. Работа основана на неизданной "Записной книге священника Иоанна Матусевича", которую тот вел с 1774 по 1780 гг. Автор также приводит ряд интересных сведений из жизни Вологодской и Ярославской епархий. Самая сильная часть работы Б. Семевского это детальный анализ структуры доходов и расходов сельского священника, сделанный на материале имеющегося в распоряжении автора источника. Заслуживает внимания также сделанный им вывод об отсутствии различий в материальном и нравственном отношениях между сельским пастырем и его прихожанами.

Специальное исследование вопросу происхождения фамилий в среде духовенства посвятил В.В. Шереметевский. Именно во второй половине XVIII в. присвоение фамилии стало обязательным при поступлении в духовную школу.

На протяжении XVIII – начала XIX вв. исследователями были подготовлены и опубликованы многочисленные работы по истории отдельных монастырей и храмов. В Псковской епархии начало такому виду исследований положил псковский архиепископ Евгений (Болховитинов). В начале 20-х гг. XIX в. он создал описания всех существовавших при нем в епархии монастырей. Особо ценны те работы, авторы которых изучили документы, хранившиеся в архивах описываемых ими монастырей и храмов. Среди них Е. Лебедев, игумен Иоанн, А. Березский, Н. Быстров, А. Канавин и другие.

Материалы по истории Православной церкви на польских и лифляндских землях, вошедших в состав Псковской епархии, нашли отражение в очерках И. Беляева и Б. Добрышева, в "Историко-статистическом описании церквей и приходов Рижской епархии" и других работах.

Подводя итоги дореволюционного периода истории изучения положения духовного сословия второй половины XVIII в., нужно отметить, что в XIX – начале XX вв. в научный оборот было введено значительное количество источников из архивов многих церковных учреждений, детально изучено законодательство, касающееся духовного сословия, выделены характерные явления жизни духовного сословия и предприняты попытки их интерпретации. Наиболее актуальными для исследователей были вопросы о материальном обеспечении духовенства, его профессиональном образовании и месте среди других сословий Российской империи. Это связано с тем, что указанные вопросы не были еще до конца разрешены и в современной исследователям России. Вопрос о мотивах государственной политики и о характере складывающихся между государством и церковной организацией отношений, за редким исключением, либо вовсе замалчивался, либо сводился к объяснению всех действий светской власти в этом направлении монаршей заботой о нуждах бедного духовенства. Особенностью дореволюционного периода, также является преобладание среди авторов работ по истории духовного сословия лиц духовного звания и наличие потребности в их исследованиях церковной организации. Эти характерные особенности дореволюционного периода отечественной историографии дали повод В.Н. Асочаковой охарактеризовать ее как "ведомственную церковную" или "клерикальную".

В советский период развития отечественной историографии по известным политико-идеологическим причинам произошел резкий спад интереса к истории церкви. В период с 1931 и до 1967 гг. единственной монографической работой, касающейся истории церкви в XVIII в., оставалась иллюстрированная "История русской церкви" профессора Н.М. Никольского, чье становление как ученого состоялось в дореволюционный период в Московском Университете. Научно-популярная публикация Н. М. Никольского написана с марксистских позиций, на богатом фактическом материале, чем выгодно отличалась от современных ей работ Г. Рыбкина, Е.Ф. Грекулова и других авторов.

Обращаясь к вопросам, связанным с деятельностью духовенства во второй половине XVIII в., исследователи повторяли выводы сделанные Н.М. Никольским. Так, А.И. Клибановым и Н.И. Павленко было отмечено, что правящий класс требовал от церкви "более активного воздействия на массы", а главной задачей церкви стало удерживание бунтующих крестьян от волнений.

Одной из первых в советской историографии обобщающих работ по истории православной церкви в XVIII в., основанной на использовании дореволюционных исследований П.В. Знаменского, И. Знаменского, А. Добросклонского и других, а также на анализе законодательных актов и архивных источников, стала глава, написанная П.Г. Рындзюнским для коллективной монографии "Русское православие: вехи истории", вышедшей в 1989 г. П.Г. Рындзюнский еще использует для характеристики роли духовенства в жизни общества идеологические штампы, как например "прямые союзники эксплуататоров", но тут же отмечается "нищета и забитость сельского священника", которые иногда "приводили его в ряды участников восстания".

В советской историографии так же имеется несколько работ, посвященных отдельным вопросам церковной истории в разных частях Российской империи. Это, прежде всего, основанные на архивных документах работы Н. Д. Зольниковой, в которых автор рассматривает проблемы взаимоотношений приходского духовенства с местными властями и прихожанами, анализирует деятельность органов епархиального управления и различные способы получения духовного образования детьми служителей церкви.

Непосредственно Псковской епархии касается работа патриарха Алексия (написана в 1984 г.), построенная на анализе научной литературы дореволюционного периода, посвященной истории православия в Прибалтике.

В целом же можно отметить, что вопросы, связанные с историей духовного сословия, не являлись популярной среди исследователей темой. Труды историков дореволюционного периода оказались невостребованными. Сократился круг рассматриваемых исследователями вопросов. Упор делался на поиск фактов поддержки духовенством "крепостнического режима"

В то же время изучение истории православия вообще и, в XVIII в. в частности, велось за рубежом. Речь идет, прежде всего, о работе профессора Богословского института в Париже А. В. Карташева, эмигрировавшего во Францию в 1920 г. Его "Очерки по истории русской церкви" были изданы в Париже в 1959 г. и переизданы на русском языке лишь в 1991 г. К сожалению, истории церкви во второй половине XVIII в. А.В. Карташев посвятил очень небольшой и последний фрагмент своего фундаментального труда. В своей работе автор уделяет большое внимание духовному образованию, ходу разборов, вопросу о наследственности мест и участию служителей церкви в антипомещичьих выступлениях. А.В. Карташев настойчиво доказывает тезис об имевшем место "самозамыкании в сословную касту" духовенства, пагубно отразившемся впоследствии на взаимоотношениях паствы и пастырей. Одним из примеров сословной замкнутости был порядок наследования церковных мест, который постепенно вытеснялся новым порядком предоставления прихода образованным кандидатам.

В те же годы работал над историей русской православной церкви и немецкий профессор И. К. Смолич. По большинству вопросов И.К. Смолич пришел к тем же выводам, что и А.В. Карташев. Он полагал, что во второй половине XVIII в. духовное сословие становиться замкнутым, чему способствует принцип наследования приходов, постепенно вытесняемый принципом распределения вакансий среди образованного духовенства.

И.К. Смолич и А.В. Карташев, активно используя научные труды дореволюционных авторов, а также опубликованные источники, не имели возможности обратиться к материалам, хранящимся в архивах на территории СССР, что сильно ограничивало их исследовательские возможности.

Весьма интересной в плане анализа дореволюционной литературы и архивных источников является работа Г. Фриза, в которой приводятся статистические сведения и свидетельства современников, характеризующие социально-экономическое положение рядового духовенства центральных епархий Российской империи.

В современной историографии нет работы, ставившей перед собой цель дать всестороннюю оценку процессам, происходившим внутри духовного сословия во второй половине XVIII в., проанализировать различные направления деятельности духовенства и изучить особенности взаимоотношения церкви и государства в этот период истории. По широте поставленных задач из числа многочисленных работ выделяется труд Б.Н. Миронова «Социальная история России периода Империи (18-начало 20 вв.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства». С точки зрения Б.Н. Миронова "церковь попала в зависимость от государства и вынуждена была проявлять в отношении к нему гораздо большую лояльность, чем ей того хотелось".

Целый ряд работ так или иначе касается взаимоотношений церкви и государства. Преимущественно этому вопросу посвящена, в частности, работа З.П. Тининой. Хотя автор и ставит своей целью изучение истории церковно-государственных отношений в первой четверти XIX в., некоторое внимание в работе уделяется и политике Павла I в отношении духовенства, характеру его взаимоотношений с церковными иерархами.[61] А.М. Кузнецов, анализируя политику Павла I по отношению к православной церкви, пришел к выводу о его стремлении поднять авторитет служителей церкви, и , "не ослабляя контроля светской власти над церковью", "поднять значение духовенства в государственной жизни". К выводу о сочетании двух явлений: огосударствления и либерализации в жизни духовного сословия во второй половине XVIII в. приходит Л.Ю. Зайцева. В самом понятии государственная служба духовенства она выделяет такие ее разновидности как информативная, просветительская, миссионерская, внешнеполитическая и другие.

Интерес научной общественности к вопросу о взаимоотношениях церкви и государства привел к появлению посвященных этому учебных пособий. Автор одного из них И.В. Левченко главным итогом реформы 1764 г. полагает "полное превращение церкви в ведомство государственного управления, а епископов – в чиновников".

Изучением вопросов, связанных с подготовкой и проведением секуляризации церковных вотчин, занимался А.И. Комиссаренко.

Другую группу составляют исследования, посвященные отдельным аспектам жизни духовного сословия в отдельных регионах. А. В. Карасев, на материале Тверской епархии изучив процессы наследования в среде духовенства и переход детей служителей церкви в ряды чиновников, пришел к выводу о неспособности сословия "удержать молодежь" и его ориентации на "экспорт кадров" для губернских канцелярий и других государственных учреждений. Матисон А.В. приводит в своей работе интересные рассуждения о перспективах изучения генеалогии приходского духовенства, уделяя важное место частному генеалогическому исследованию. Социальной структуре и динамике численности духовенства посвящена работа Н.А. Ершовой. Особое внимание она уделяет изучению переходов в другие сословия, как возможности "более точно определить место приходского духовенства в общественной структуре". Порядок заполнения церковных вакансий изучил на материале Олонецкой епархии М.В. Пулькин, обозначив как специфическую местную проблему "катастрофическую" нехватку в епархии образованных кадров. Им же проведена работа по изучению вопроса о материальном обеспечении храмов Олонецкой епархии со стороны прихожан, в которой он сделал вывод о высокой активности прихожан в деле обеспечения церквей всем необходимым для проведения богослужений. А.В. Рощектаев изучив влияние реформы 1764 г. на жизнь монастырей Казанской епархии, сделал вывод, что она «как бы следовала принципу естественного отбора, упразднив слабых и дав развиваться другим».

Ряд исследований удачно охватывает широкий круг вопросов истории духовного сословия на материале отдельных епархий. Такова, например, работа О.Е Наумовой об Иркутской епархии, содержащая, в частности, важные сведения об источниках доходов духовенства.[75] Еще больший хронологический период охватывает коллективная монография М.В. Пулькина, О.А. Захаровой и А.Ю. Жукова. В ней нашли свое отражение такие важные для понимания места духовного сословия в социальной структуре российского общества вопросы, как порядок выбора прихожанами клира, причины конфликтов служителей церкви с прихожанами, образования духовенства и другие. Большой круг проблем ставит в своем исследовании В.Н Асочакова. Их комплексное изучение привело автора к выводу о превращении духовенства в "замкнутое, полупривилегированное сословие", об отрыве духовенства от общины и развитии в нем черт "отсталости, косности".[77]

Современная историография достаточно разрабатывает вопросы, касающиеся социального статуса представителей духовенства, их места в структуре населения Российской империи. Много внимания исследователи уделяют вопросу об отношениях между служителями церкви и прихожанами. Остается дискуссионным вопрос степени бюрократизации клира. Недостаточно внимания уделяется экономическому аспекту жизни духовенства.

Источники. В данной работе были использованы следующие группы источников: материалы законодательства, делопроизводственные материалы (клировые ведомости, ведомости монастырей и духовных учебных заведений, судебно-следственные дела, журналы и указы Псковской духовной консистории, счетные списки монастырей и другие), кадастровые (ревизские сказки и офицерские описи) и нарративные (дневниковые записи священнослужителей).

Изучение законодательных актов позволяет делать выводы о степени активности правительства и Синода в решении вопросов связанных с жизнью и деятельностью духовенства, выделять основные направления политики в отношении духовного сословия. Содержание некоторых нормативных актов позволяет выявить личное отношение законодателя к предмету законодательного регулирования и выявить стадии законодательного процесса. Так, из содержания вводной части указа Синода от 22 марта 1800 г. становится известно, что Павел I, рассмотрев рапорт Тамбовского губернатора о смерти от пьянства диакона Крестовоздвиженской церкви г. Нижнего Ломова Анания Петрова. В связи с этим император “повелеть изволил предписать, кому следует, чтоб люди духовного состояния удерживались от подобных деяний, заметя притом, сколь сие противно их званию”.

Для XVIII в. характерна активизация законотворческой деятельности правительства и «расширение сферы законодательного регулирования», связанная с распространением в политических верхах мнения о «возможности устраивать правовую жизнь посредством новых законов». Поскольку законодательной инициативой по вопросам жизни духовного сословия обладали как духовная, так и светская власть, Н.Д. Зольникова предложила разделить все законодательные материалы и распоряжения, исходящие от центральных органов власти, на 3 группы: 1) центральной светской власти; 2) центральной духовной власти; 3) их совместные указы.[80] Указы, относящиеся к 1 и 3 группам, опубликованы в числе прочих нормативно-правовых актов в "Полном собрании законов Российской империи с 1649 г". Самые важные из них объединены в тематические блоки и опубликованы в издании "Законодательство Екатерины II". Они активно использовались исследователями дореволюционного периода. На основе документов, хранящихся в архиве Синода, в 10-х гг. XX в. было подготовлено "Полное собрание постановлений и распоряжений по ведомству Православного исповедания Российской империи". Издание включает в себя не только правительственные акты, но и многочисленные указы Синода. Для указов XVIII в. характерно тяготение к мелочной регламентации регулируемых вопросов, а также наличие обширной мотивировочной части. В ней авторы указа, приводя конкретные примеры из жизни, наглядно демонстрирующие необходимость принятия соответствующего указа или подтвердить уже действующий. Так в подтверждении указа 1797 г. «Об обрабатывании церковных земель прихожанами», изданном в 1799 г., был дан подробный перечень жалоб епархиальных архиереев на злоупотребления представителей местной светской власти, тормозящих ход реформы. В 1868 – 1902 гг. были частично опубликованы экстракты дел, хранившихся в архиве Синода. (т. I – XII, с перерывами до XXXV). Частично охваченным изданием оказался и период правления Екатерины II.

Важным источником по истории духовенства Псковской епархии является труд псковского архиепископа Иннокентия (Нечаева) «Наставление от архипастыря священнику», изданный в 1790 г. в Санкт-Петербурге. Сочинение архиепископа Иннокентия содержит ряд предписаний, регламентировавших отношения священника с прихожанами, порядок выполнения им своих обязанностей и быт семьи служителя церкви. “Наставление” архиепископа по объему занимает 16 листов малого формата, содержащих текст, набранный кириллицей. Листы плотные, текст обрамлен орнаментом. Структура работы включает пространное вступление, объясняющее читателю необходимость издания данного руководства для священнослужителей, и трех наставлений (что сохранять должен священник в провождении своея жизни, что должен делать священник по пастырской своей должности, что делать пред совершением святых таинств). Имеется также обозначенные цифрами деление текста внутри частей. Автор включает в свою работу многочисленные цитаты из Священного Писания, в том числе и те, которые священник должен был использовать при отправлении треб. Все предписания лаконичны и изложены доступным языком. Некоторые из них касаются быта семьи священнослужителя. Следует так же отметить, что в “Наставлении” Псковский архиепископ привел в систему те требования, которые предъявлялись с им к белому духовенству на протяжении предшествующих десятилетий. Эта работа дает нам возможность полнее представить круг обязанностей священника, формальные требования к его повседневному поведению и образу жизни.

Часть опубликованных источников представляет собой дневниковые записи священнослужителей. «Домашнюю летописную книгу» вел священник псковской Космодемьянской церкви Онисим Негоновский. Полный текст «Домашней летописной книги» утрачен, но выписки из него были опубликованы в Псковских Губернских новостях. Они фрагментарны, но охватывают большой период времени, начиная с 1766 г., освящая самые примечательные события в истории Пскова. Для записей Онисима Негоновского характерно внимание к мелким деталям даже при описании важнейших событий в жизни епархии, вроде визита Екатерины II. Группа екатеринбургских ученых опубликовала дневник протоиерея соборной церкви в г. Екатеринбурге Ф. Л. Карпинского. С некоторыми перерывами в дневнике отражен период 1798-1807 гг. Ф. Л. Карпинский ежедневно записывал все события, происходившие в его частной жизни, практически не упоминая о свои повседневные обязанности настоятеля храма и члена духовного правления. «Дневник екатеринбургского священника» позволяет изучить некоторые особенности мировоззрения представителя духовного сословия, круг его интересов и характер отношений с представителями различных сословий. [86]

Среди массовых источников дающих материал для исследования по истории духовенства во второй половине XVIII в. в первую очередь следует назвать клировые ведомости и ревизские сказки. Клировые ведомости составлялись в приходских церквях и соборах начиная с 1769 г.[87] Использовавший в своей работе клировые ведомости А.М. Адаменко, как недостаток данного вида источника справедливо отметил неполный обхват ими церквей епархии, "так как добиться регулярности составления отчетности со стороны причтов приходских церквей всегда было сложной задачей для епархиального управления".[88]

В настоящей работе использованы клировые ведомости за 1789 – 1795, 1797, 1799 – 1801 гг., что позволило свести воедино данные по всем духовным правлениям Псковской епархии на период конца 80-х начала 90-х гг. и сопоставить их с данными на конец 90-х гг. XVIII в. Ведомости за остальные годы исследуемого в работе периода сохранились лишь по отдельным духовным правлениям.

Хранящиеся в фонде Псковской духовной консистории ГАПО клировые ведомости объединены в связки по духовным правлениям. Форма заполнения ведомостей на протяжении исследуемого периода не изменялась, рукописный формуляр заполнялся на листах плотной синей бумаги большого формата, имеющей водяные знаки. В некоторых ведомостях в графах требующих указания точных цифр (число дворов, число приходских душ, количество отведенных к церкви десятин и саженей земли и т.д.) имеются лакуны, ограниченные с двух сторон кавычками, иногда со следами механически удаленного текста. К подаваемой ведомости прикладывали руку все служители церкви. Каждую ведомость проверял и подтверждал своей подписью десятоначальник. Несмотря на эти предосторожности, клировые ведомости часто содержат неточности и противоречат другим источникам. Например, в клировой ведомости за 1789 г., поданной от причта великолукской церкви Входа Господня в Иерусалим упоминается дьячок Авксентий Ильин, занимавший эту должность с 1780 г.

В данной работе также использованы ревизские сказки V ревизии, охватывающие духовенство Великолукского и Новоржевского уездов. Первичным материалом ревизии являлась ревизская сказка, составлявшаяся на отдельное лицо или семью. Сказки, поданные от представителей духовного сословия, составлялись на каждый приход. "Ревизские сказки священноцерковнослужителей" отслеживают все перемещения лиц духовного звания из прихода в приход, происходившие в результате назначения, перевода или брака. Указывались также, иногда подробно, причины убытия из духовного сословия. Сведения заносились в 7 граф, имеющих точное наименование. Формуляры имели стандартную структуру. При составлении сказок допускалось исправление в тексте документа фактических ошибок. Указывая место перевода, полученное место и подобные сведения составители нередко допускали неточности. Так, в ревизской сказке, поданной причтом из погоста Апросьево Новоржевского уезда, было указано, что дочь священника Михаила Лукина Анна выдана замуж, за священника из погоста Аксеново того же уезда. В то же время по сказке, поданной от духовенства погоста Аксеново Анна Михайлова, показана женой диакона Антона Яковлева.

Сведения о персональном составе черного духовенства содержатся в ведомостях монастырей. Ведомости по монастырям епархии являлись по своему назначению и структуре формой отчетности аналогичной клировым ведомостям. В первой ее части содержатся сведения о количестве и состоянии монастырских храмов, величине суммы полученной от свечной продажи и кружечных сборов, размер монастырских угодий и характер их использования. Вторая часть содержит сведения биографического характера: возраст, социальное происхождение, год принятия пострига (для монашествующих), предыдущие места службы по духовному ведомству, должность, занимаемая в монастыре, данная настоятелем характеристика морального облика и способности к монастырским послушаниям. В настоящей работе были использованы самые ранние из имеющихся в нашем распоряжении ведомости за 1804-1805 гг.

Сравнительный материал по составу черного духовенства предоставляют офицерские описи. Офицерские описи составлялись в связи с секуляризацией церковных вотчин обер-офицерами армейских полков по единым “высочайше апробированным” формам. Помимо формы, составляющие описи офицеры, использовали инструкцию из 13 параграфов.

Производство по переписи духовных имений было сосредоточено в Москве в коллегии экономии. Разбором описей ведала счетная экспедиция во главе с коллежским советником Андрияном Поздняковым.

-  Местоположение монастыря;

-  Монастырские строения (в том числе школы и богадельни);

-  Состав братии с указанием годового жалования;

-  Прочие обитатели монастыря (бельцы, служители и отставные военные);

-  Приписные монастыри и пустыни;

-  Вотчины, угодья, размер барщины;

-  Доходы с вотчин за 1761 г.

Отображая в описях численный состав братии офицеры не считали нужным указывать подробные сведения о монашествующих, ограничиваясь в большинстве случаев указанием количества иеромонахов, иеродиаконов и монахов, а также величиной получаемого ими денежного содержания. Иногда монахи перечислялись поименно с указанием их этнической принадлежности и способности заниматься каким-либо рукоделием.

Для изучения вопроса о характере расходования штатных средств использовались счетные списки, составленные по материалам приходно-расходных книг монастырей Псковской епархии за 1770-е гг.[101] Счетные списки хранятся подшитыми в отдельные для каждого монастыря тетради. Наиболее полно представлены сведения по Старовознесенскому (1771 - 1777 гг.) и Псково-Печерскому (1774-1778 гг.) монастырям. Счетные списки имели одинаковую структуру. Начинались с указания полученной в каждом полугодии суммы штатного жалования. Далее следовал перечень всех закупок, сделанных монастырем в течение года, с указанием даты покупки и потраченной суммы. Тем же способом фиксировались и все виды работ, которые монастырь оплачивал из штатного жалования. Обязательно указывалось имя и звание поставщика товаров и услуг. По этим источникам так же хорошо прослеживаются работы по ремонту обителей, которые вели на штатные деньги монастыри и архиерейский дом. В конце документа указывалась общая сумма расходов и давалась их постатейная роспись. Счетные списки проверялись чиновниками из коллегии экономии, контролировавшими эффективность и целесообразность расходования казенных средств. Использование счетных списков позволило рассмотреть вопрос о возможности на выделяемые государством штатные суммы вести в монастырях ремонтные работы и обновлять ризницу.

В фонде Канцелярии Святейшего Синода РГИА находится ряд документов, являющихся по своему назначению материалами учета. Ведомости по всей Российской империи составлялись на основе рапортов и ведомостей, присланных из епархий. Во многих случаях оригинальные первичные документы сшивались и приобщались к составленной на их основе ведомости. Из генеральной ведомости и подшитых к ней доношений состоят, например, «Ведомость о разборе 1796-го года декабря 22 дня. По именному высочайшему указу об обращении излишних священнически- церковнических детей в военную службу» и свод доношений "О ревизии и разборе священно и церковнослужительских детей", составленный в 1784 г. В рапортах и доношениях, прилагавшихся к генеральной ведомости 1784 г., указывалось общее количество штатных священно- и церковнослужительских мест в епархии, число действительных служителей церкви, число незанятых штатных священно- и церковнослужительских мест, число выходцев из духовного сословия, подлежащих разбору (8 различных категорий) по губерниям. Прилагались также именные списки семинаристов, с указанием учреждения, в которое они назначались по результатам разбора.

Именные списки представителей духовного сословия епархии, на основе которых можно изучать его персональный состав, подавались редко. В работе использованы ведомости об учениках и учителях духовных учебных заведений за 1790, 1793 и 1797 гг.Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "История жизни и деятельности духовенства Псковской епархии во второй половине XVIII в.". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание
опытному автору»


Просмотров: 556

Другие дипломные работы по специальности "Религия и мифология":

Св. Стефан Пермский-выдающийся миссионер Русской Православной Церкви

Смотреть работу >>

Апологетика православия в Интернет-пространстве: история, тенденции, развитие, перспективы

Смотреть работу >>

Роль церкви, семьи и общества в религиозном опыте подростка

Смотреть работу >>

Религия в контексте общества потребления

Смотреть работу >>

Религиозное сознание кабардинцев на современном этапе: культурологический дискурс

Смотреть работу >>