Дипломная работа на тему "Христофагия"




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Христофагия":


В последнее время т. н. «еврейский вопрос» стал весьма актуальным и в общественном движении и, собственно, в Православной Церкви. Появился целый ряд сомнительных и противоречивых публикаций, создаются, раскалываются и прекращают существование общественные организации, интересующиеся этим вопросом, возникают и закрываются печатные издания, ведутся судебные процессы, тщетно ожидают своего расследования периодически совершающиеся убийства. Интереснейшие вещи происходят и в высших эшелонах власти , и в структурах церковной иерархии. У многих сложилось своего рода предчувствие, что ни одно серьезное событие в мире не может произойти так, чтобы этот деликатнейший вопрос остался в стороне. Но едва ли нам станет хотя бы что-нибудь ясно в этом вопросе, если мы не встанем прежде на строго Православную Церковную позицию.

В противном случае, поскольку религия иудаизма в значительной мере присуща лишь одному народу [1] то мы будем постоянно смешивать религиозный вопрос с национальным и требуемой ясности не достигнем. В этом смешении двух разных понятий нам будут постоянно и невидимо помогать, чтобы мы ни под каким видом не добрались бы до сути дела. Промыслом Божиим и по недосмотру определенных кругов в наше время мы оказались в значительной мере снабжены фактическим материалом по этому вопросу, который столь обширен и разнообразен, что трудно поддается краткому изложению. Рассчитывая на определенную осведомленность читателя, постараемся сделать лишь некоторые обобщения и выводы. Прежде всего, хотелось бы обратиться этой статьей к православным евреям, которые, по крайней мере, сами сознают, что приняли Христову Веру не по моде, не по совету, не как что-то украшающее жизнь, а лишь по одной только любви к Сыну Божию, пострадавшему за наши грехи и по чувству сожаления о своей хотя бы невольной причастности к греху предков. И в этой связи первый же возникающий вопрос есть еврейское богоизбрание.

1. В каком смысле избран еврейский народ?

Ответ талмудистов на этот вопрос состоит в том, что еврейский народ избран Богом раз и навсегда, от Авраама до грядущего иудейскаго мессии. Евреи, по сравнению с прочим человечеством, то же самое, что люди по сравнению с животными, и потому только евреи и могут называться собственно людьми, — это классика талмудизма. Языческий «зоологический» антисемитизм не признает Ветхаго Завета за Откровение Божие, а потому полностью отрицает самую возможность какой-либо богоизбранности еврейства; напротив, считает этот народ просто сатанинским порождением от природы. Обе точки зрения неприемлемы для Христианства. Имея Священное Писание Ветхаго и Новаго Завета, мы нигде не находим оснований такой однозначной зависимости избрания Божия (или сатанинского) от национальной принадлежности.

Христианская Вера издревле называет Богоизбранным народом, после Пришествия Спасителя, саму Церковь Христову, составленную из иудеев и язычников, ПРИНЯВШИХ ХРИСТА и в Нем усыновление Богу. При этом преимущества за христианами из обрезанных не устанавливается: «Несть иудей, ни еллин:… вси бо вы едино есте о Христе Иисусе»(Гал.3.28). «Несть бо разнствия иудееви же и еллину: Той бо Бог всех, богатяй во всех призывающих Его» (Рим.10.12).

Последнее время получила хождение, так сказать, «уточняющая» концепция, наиболее значительным проповедником которой является прот. А. Мень. Суть ея в том, что избрание евреев как этноса, древнее избрание сохраняется и при обращении Христу наряду с избранием во Христе, так что православные евреи имеют в Церкви некое особое положение, связанное с их двойным избранием и двойной миссией. Приводятся, к примеру, слова ап. Павла о том, что иудеи «по избранию же возлюблении отец ради», даже если они «по благовествованию убо врази вас ради». (См. Рим. 11.28). Аргумент сей представляется на первый взгляд достаточно веским, и путаница будет неизбежной, если прежде не разобраться, в чём смысл ветхозаветного избрания израильского народа.

Как-то по умолчанию весь цивилизованный мир принял, иудейскую точку зрения, что весь израильский народ избран был Богом со времен обетовании, данных Аврааму. Но так ли это? Завет Бога с человеком есть дело взаимное. Нет сомнения, что в те времена был призван Богом именно этот единственный народ. Однако же слова Спасителя о том, что много званных, да мало избранных полностью применимы и к ветхозаветным временам. Далеко не все израильтяне ответили на призыв Божий, данный через Моисея и пророков, и лишь остаток израиля истинно вступил в Завет с Богом, получив от Него и избрание. Величина этого «остатка» менялась в отношения ко всему еврейскому народу в разные времена от Моисея до Маккавеев, но, что он никогда не составляет абсолютного большинства, а был абсолютным меньшинством — это неопровержимый факт всей Священной Истории. Апостол Павел подытоживает те времена: «в нынешнее время останок по избранию благодати бысть?.. Егоже искаше израиль, сего не получи, а избрание (т. е. сей самый останок) получи, прочий же ослепишася» (Рим, 11.5—7). На основании этого мы не можем говорить об избрании Богом всего израильского народа, а должны говорить об избрании его остатка верных. Неверные же Богу и Его Обетованию о Пришествии будущаго Спасителя мира — никак не могут причисляться к богоизбранному народу. Дафан с Авироном и Ахав со жрецами Вааловыми, будучи этнически израильтянами, никак не могут называться богоизбранными. Против этой очевидности возразить вроде бы нечего, однакоже, когда речь заходит о богоизбранности еврейского народа, хотя бы и в ветхозаветные времена, об этом почему-то принято забывать, считая этническую принадлежность на те времена достаточной для наследования избрания Божия.

С избранием народа Богом часто путают особую милость Божию к тому или иному народу. Действительно, в ветхозаветные времена Израиль был отмечен совершенно особыми милостями, как никакой иной народ на земле. Но милость Божия есть одностороннее действие Господа, это, говоря словами Христовыми, «звание», т. е. призвание, а избрание Божие — подчеркиваем — есть действие двустороннее, т. е. обоюдное.

Само по себе избрание Господом остатка верных Ему не может служить для них предметом гордости или похвальбы, ибо саму верность свою избранные сохранили не иначе, как с помощью Божией. Тем более, особая милость Божия к народу, даваемая ему, так сказать, авансом, есть предмет сугубой ответственности, ни в коем случае не превозношения, предмет слез не столько радостных сколько покаянных, ибо милость Божия дана, но мы сами-то достойны ли ея? Не волен ли Господь в любой момент отнять ее от нас? Не послужит ли нам эта милость в сугубое осуждение, если не пользуемся ею к славе Божией.

Еврейский народ в дохристианские времена был искусно возделанным виноградником Божиим среди духовной пустыни. Но когда после стольких трудов Небеснаго Садителя виноградник приносит вместо гроздия терние, то он подлежит сначала оставлению (Мтф. 23.38), а потом и пожжению, ибо так поступают со всяким древом, не приносящим добраго плода (Мтф.3.10).

В Новозаветные времена особой милостью Божией были отмечены греческий и русский народы. Нет сомнения, что наша неверность Господу, также ставшая уже фактом, повлекла за собой, и повлечет в будущем, не менее тяжкие наказания. Однако же, мы верим, что остаток этих особо ущедренных Богом народов спасется. И если сами желаем присоединиться к этому остатку, то первое, с чего надо начать, — это покаяться в своем богоотступничестве, в своей личной причастности к беззакониям согрешившаго народа. Если же вместо этого начинается похвальба своей богоизбранностью, то это верный признак продолжения богоборства, это кратчайший путь к полному богооставлению и бездне адской. К сожалению, именно этот путь и избран абсолютным большинством еврейского народа — противление Богу, основанное на сатанинской гордости и наивной уверенности в том, что по известному талмудическому выражению, евреи более приятны Богу, чем Ангелы.

Но вернемся к приведенной выше цитате из ап. Павла о том, что иудеи в отношении избрания — возлюбленные Божии ради отцов. Действительно, тот из иудеев, кто имеет фактическое единение с богоизбранными отцами, кто истинно является сыном пророков, тот есть и возлюбленный Божий, ибо вместе с отцами своими принадлежит к избранному народу, — с этим нет спора. Но дело в том, что сами пророки, предвозвещавшие Пришествие Христово, указавшие время и место и обстоятельства появления Мессии на земле, обличавшие соплеменников за неверность Господу и пострадавшие за это от них, — эти отцы богоизбранного остатка Израиля принадлежат по духу исключительно Церкви Христовой, а к богоотступной иудаистской религии не имеют вообще никакого отношения.

Церковь Христова, этот богоизбранный народ, есть совокупность всех, кто имеет наследовать жизнь вечную, в какие бы времена они не жили. Началом ея послужили не апостолы, а именно пророки и те немногие, кто верили пророкам и следовали им. Они есть христиане до Христа, ибо они веровали в грядущаго Мессию, общались с Ним в духе еще до Его Воплощения, жили Обетованием Пришествия Его и спасения в Нем. Последние из таких «ветхозаветных христиан» приняли Христа, Пришедшаго во Плоти и последовали за Ним, потому что узнали в Нём Того, Кого пять с половиной тысяч лет ждало человечество. Спаситель Сам засвидетельствовал в назаретской синагоге об одном из многочисленных пророчеств Исаии о Нем: «днесь сбытся Писание сие во ушию вашею» (Лк.4.16—22). И добавлено: «и вси свидетельствоваху Ему», т. е. догадались хотя бы, о чем идет речь, хотя и не пожелали поверить, Тому, Чью молодость видели пред собою, не находя в ней ничего особеннаго.

Не очень точны выражения «новый Израиль», «ветхий Израиль». Лучше, быть может, сказать «духовный Израиль», подчеркнув, что он един, не разделяется Пришествием Христовым. Народ сей составляют все верные Господу и Христу Его, в едином исповедании образующие как бы единый ум, зрящий Бога.

В последние два тысячелетия слова «Израиль» и «Иудея» в прямом и положительном смысле слова относятся именно к Церкви Христовой, но ни в коем случае не к так называемой религии «иудаизма» и ее представителям, о которых сказал Дух Святый в Откровении св. Иоанну: «глаголющыяся быта иудеи, и не суть, но лгут», назвав их также «сонмищем сатаниным» (Откр.3.9). Действительно, «Иудея» значит «исповедание», «Израиль» значит «зрящий Бога», но где хулится Христос, там никак не может быть праваго исповедания, равно как и видения Тайн Божиих. Так что слова эти (вместе, кстати, со словом «Сион» — св. гора в Иерусалиме), оказались украденными у Церкви Божией представителями религии лжи, которые, как все волки, пожелали прикрыться овчими одеждами.

На вопросе терминологии следует задержаться чуть внимательнее, ибо именно здесь возникает смешение национальных и религиозных понятий. Итак, мы сказали о том, что истинные последователи ветхозаветного закона и пророков, в собственном смысле иудеи, приняли Христа Иисуса и вскоре стали сами называться Христианами, чтобы отличать себя от «сонмища сатанина». Богоотступники же и Христоубийцы стали называть себя иудеями и с этим названием стали известны по всему миру. Название это не просто ворованное, как свидетельствует о нём приведенное выше изречение Св. Писания, но оно неудобно еще и тем, что под ним принято понимать, как национальность, так и религию, ибо большинство евреев Христианами не стало. Отсюда всякое выступление против христоборной религии легко поддавалось шельмованию, как «национализм» и «антисемитизм». Славянский же язык даст нам несколько иной термин для обозначения религиозной принадлежности — жид, жидовство. Некоторые возражают, что это слово есть лишь польская транскрипция слова «иудей», однако в таком случае как же объяснить, что в славянском тексте Новаго Завета употребляются параллельно оба слова, также как и в житиях святых, кстати, и в Богослужебных текстах. Апостол Павел, говоря о себе, мимоходом разъясняет термин «жидовство»: «преспевах в жидовстве, паче многих сверстник моих в роде моем, излиха ревнитель сый отеческих моих преданий» (Гал. 1.14). Обратим внимание на последние слова. «Отеческие предания — это те самые предания старцев, за которые обличал Спаситель фарисеев, говоря, что они противоречат Заповедям Божиим [2]. Если бы Апостол хотел подчеркнуть свою приверженность к древнеиудейской религии, то сказал бы: преспевах в иудействе, ревнитель сый закона и пророк. Но речь здесь идет о другой религии, не иудейской, а жидовской внешним выражением которой являлись предания старцев, впоследствии составившие Талмуд. Справедливости ради следует отметить, что слово «жидовство» далеко не всегда в славянских текстах указывает именно на иную, фарисейскую, христоборную религию, и как-то путается со словом «иудейство», но, несомненно, что наши далекие предки, вводя два различных термина, видели разницу между ними, которая впоследствии при многочисленных переписываниях текста могла несколько затуманиться, в т. ч. не без помощи самих представителей жидовской веры. Русский секуляризованный язык уже утратил эту славянскую четкость. Вместо религиозной слову «жид» сообщилась какая-то национально-вульгарная окраска вроде «хохол» или «кацап». И в то же время слово «иудей» объединило необъединяемых людей: и пророков, и пророкоубийц, так что в русском переводе Нового Завета слово «жид» уже везде заменено на «иудей». Это немало послужило дальнейшему перемешиванию национального с религиозным, что, естественно, на руку только жидам (в славянском, религиозном смысле слова)

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по требуемой вам теме. Мастерское выполнение дипломных работ по индивидуальному заказу в Екатеринбурге и в других городах РФ.

Впрочем, многие славянские слова, употреблявшиеся без всякого вульгарного оттенка, впоследствии как-то «огрязнились», стали чуть ли не ругательствами. Например, то слово, которое в новых редакциях славянских текстов заменяется на «буесловие»: «оставиша Ирода, яко буесловна» (Акаф. Богородице, конд. 6). Кто читал старые книги, тот понял, о чем речь. Так и здесь, мы, оправдав славянское слово «жидовство», подчеркнув его религиозное значение, указав, что оно не имеет никакой национальной окраски, — все же в дальнейшем воздержимся от употребления его, как сильно загрязненного другим смыслом и потому понимаемого уже не очень верно в силу привычки. Какое же слово взять для обозначения той новой, христоборной религии, о которой идет речь? Слово «иудаизм» после того, как узнаешь перевод слова «иудея», — уже не годится, вдобавок, оно не различает религию Ветхаго Завета от той, которой мы тщимся дать название, обходя простое славянское слово «жидовство». Возьмем, пожалуй, по аналогии с неологизмом Шафаревича, слово, вынесенное в заглавие статьи, и покажем, кстати, что именно оно наиболее точно отражает идеологическую суть того движения, которое он именует «русофобией».

Закончив необходимое терминологическое отступление, вернемся вновь к вопросу богоизбрания. Теперь мы видим, что толковать о двойном избрании христиан из еврейского народа бессмысленно. Если сами пророки получили избрание Божие лишь во Христе, Которого предвозвестили, и Которому послужили всем даром своим пророческим, а вовсе не за еврейскую кровь отмечены Богом, то что сказать тогда о нынешних евреях? Хорошо говорил им некогда св. Иоанн Предтеча: «не начинайте глаголати в себе: отца имамы Авраама» (Мтф. 39). Хорошо говорил крещеным евреям и один современный священник: «да вы забудьте, что вы евреи, а думайте прежде всего о грехах своих». По национальной принадлежности Богом не был избран никто и никогда. И всё же, несмотря на это, и авторы теории «двойного избрания», и её противники как-то подспудно чувствуют, что у еврейских выкрестов есть все же какая-то особенность по сравнению с другими христианами. У Господа мы выбраны все одинаково, лишь во Христе получаем Его усыновление, с этим вроде бы трудно спорить, но не избрал ли нас еще кто-нибудь, вот в чем вопрос.

Еще три с половиной тысячелетия тому назад пророк Моисей передал призываемому Богом народу наряду с обетованием милости Божией за верность, страшные угрозы гнева Божия за неверность. То и другое было сказано одновременно. И милость, и гнев были обещаны, Одним и Тем же Господом. Благословение и проклятие, жизнь и смерть, избрание Божие и избрание диавольское полагались на свободную волю самого народа. Промежуточного состояния между благословением и проклятием, состояния, присущаго остальным народам, не указывалось: или избрание Божие или отчуждение от Лица Его, как сам пожелаешь. Есть ли здесь у Бога неправда? Если бы она была возможна, то она здесь такая же, как в случае попрания человеком обетов, данных Богу и той благодати, которая подается в ответ на эти обеты для тех или иных служении. Скажем, крещеному, отвергшемуся от Христа, будет хуже на Суде, чем некрещеному. Священник, сложивший с себя сан, не становится мирянином, также, как и монах, поправший обеты, оба называются расстригами. Супруг, изменивший в браке, подвергается большему осуждению, чем просто блудник, — это тоже естественно, ибо попраны супружеские обеты. Что же нам теперь, зная это, не креститься, не жениться, не стремиться угодить Господу особым каким служением? Подобно сему и народ, отмеченный особой милостью Божией, в случае ея отвержения, не может рассматриваться наравне с прочими народами, не может иметь в очах Божиих духовнаго равноправия с ними. Ту же мысль лучше выразить не на юридическом, а на аскетическом языке: народ, поправший некогда Завет с Богом, поправший его сознательно и глубоко, не раз и не два и не в одном поколении, — тем самым развивает и запечатлевает падение свое, становится все более глухим и трудновосприимчивым к действию благодати Божией. Блудодеяние от Господа превращается в своего рода навык, и это ведёт к полному духовному разложению. «Аще соль обуяет, — сказал Спаситель о призванных быть солью земли, — чим осолится. Ни в землю, ни в гной потребна есть: вон изсыпают ю». (Лк. 14.34-35). Так неизбежно бывало со всеми народами, более прочих ущедренными от Господа. В состоянии почти полнаго духовнаго паралича, например, находится ныне наш русский народ после своей измены Богу, — это горько, но факт. В таком же состоянии и греки. Эти народы, особо призванные Богом и более прочих приспособленные к служению Ему, после отпадения своего не смогли обустроить свое земное бытие, как это удалось небогоизбранному Западу. Потеряв свою силу, эта соль уже не сгодилась не только в пищу, но и в землю и в гной, т. е. не только для Неба, но и для земнаго преуспеяния, она выброшена вон на попрание прочим человекам.

При этом однако из всех обласканных Богом народов Израиль был первенцем. И по сроку призвания и по количеству чудес и по глубине откровений и по времени действия особой милости Божией, — ему не было равных народов. Не нашлось в других народах и большего количества измен Богу, не нашлось для них и более глубоких искушений, не совершено ими и более тяжких преступлений, чем выпало на долю потомков Иакова. В связи с этим и народ сей, будучи вдобавок весьма сильным и сплоченным, в сравнении с другими, не подвергся разложению и вырождению, как таковой, но беда, постигшая его, оказалась еще хуже…

Чтобы сделать более ясным вопрос об избрании, нам необходимо здесь вновь прерваться и хотя бы очень кратко рассмотреть историю превращения иудейской веры в христофагию и основные черты последней.

2. История богооступничества

Измена Господу обычно начинается с ропота, малодушия и маловерия. Ещё при изведении из Египта эти грехи «избранного» народа, дошедшие до богохульства и идолопоклонства, послужили причиной сорокалетнего блуждания по пустыне и почти полному вымиранию почти всех, некогда изведенных из рабства. Из всех царей иудейских и израильских верность Господу сохранили лишь Давид, Иосия и Езекия, остальные согрешили или идолопоклонством, или чёрной магией в большей или меньшей степени, многие же как Ахав и Манасия, — прямым гонением на правую веру. Пророки Божий в то время подвергались непрестанным гонениям (Илия, Иеремия) вплоть до мучительной смерти (Исаия).

Время вавилонского пленения дало богоотступным возможность глубокаго изучения халдейскаго пантеизма и магии и постепеннаго впитывания идей его, вплоть до учения о переселении душ. Происходило еще пока только проникновение этих центральных сатанинских идей, венчавшее все предыдущие срывы в «простое» идолопоклонство. Некоторые историки, которых подытоживает Ф. Бренье («Евреи и Талмуд» Париж, 1928), указывают, что тогда уже в фарисейской секте догматически сложилась совершенно новая, пока тайная, религия, рассматривающая Бога Иегову в плотском, человекообразном виде и ставящая над Ним некую высшую безличность — божество в пантеистическом понимании. В нравственном отношении такой плотской подход привел к идее богоизбранности этноса, на которой почила впоследствии вся мораль Талмуда.

Оформилась ли уже в то время эта новая фарисейская религия как-то догматически, трудно судить, но факт духовнаго прелюбодеяния в виде экуменическаго греха с халдейством неопровержим. Качественное отличие этого отступления от предыдущих состояло в большем лицемерии и двоедушии (ибо открытым отступникам трудно было бы встать во главе кающегося и обращающагося к Богу народа, уцеломудренного халдейским пленом), так что ныне в просторечии с трудом разделяются слова «фарисей» и «лицемер». По этой же причине и нам ныне трудно точно установить момент, когда гордящиеся богоизбранностью превратились из «просто» согрешивших неверностью в служителей инаго культа [3][3].

Трудно сказать также, отдавали ли себе отчет сами фарисеи в то время, что они служат уже не Богу, подменив Божий Заповеди своими преданиями. До Пришествия Христова такого сознательного, продуманнаго богоборства у них могло еще и не быть. Принимая на Себя образ раба Своего, человека, Господь даровал людям великое врачество, способное исцелить самый ужасный и застарелый духовный недуг, при том однакож условии, что у болящих найдется желание исцелиться, равно как и сознание своей болезни. Но, увы, у отступников было желание только сделать вид покаяния перед всем народом, полицемерить перед самой водой Иоаннова крещения. И, видя лукавство сердец их, боговдохновенный Предтеча Господень прямо называет их порождениями ехидны.

Почти в таком же тоне разговаривал с фарисеями и Сам Спаситель. В самом начале Своего земнаго Служения роду человеческому и перед концом его. Он бичует торгующих в храме, указывая на главную черту отступников: святопродавство. Прощая мытарей, блудниц и разбойников, Он прямо называет просящих у Него доказательств Его Богопосланности чадами диавола (Иоан.8.44), Выражение это слишком крепкое, чтобы им обличить простую гордость и заносчивость праведных своею правдою. Несомненно, обличение сие относится к новой зарождающейся религии прямого поклонения сатане. Перед фарисеями встал выбор: либо полностью отказаться от своей предательской линии по отношению к истинному Богу, отказаться от своего чаяния земного мессии — победоносного завоевателя, дающего мировое господство им и всему еврейскому народу, возвратиться в покаянии к истинному благочестию пророков, — либо же поднять руку на Мессию Истиннаго. Выбор этот свой они сделали не задумываясь, уже с самаго начала, и лишь Сам Христос не попускал им до поры до времени осуществить свой замысел. Начиная с проповеди и свидетельства об Иисусе, сказанных Иоанном Крестителем, они уже поняли, Кто есть Сей новый Чудотворец и Учитель, что Он никак не может быть шарлатаном или прельщённым прельстителем, вроде нынешних кудесников. Никодим, один из начальников иудейских, пришедший ночью к Иисусу ещё в самом начале Его проповеди, засвидетельствовал от лица, видимо, не только своего: «мы знаем, что Ты Учитель, Пришедший от Бога» (Иоан. 3.2). В ответ на это свидетельство Спаситель не сказал ни «да», ни «хорошо», ни «наконец-то», ни «молодцы», принял это как само собой разумеющуюся вещь, ибо знал, что фарисеи отслеживают каждый Его шаг, знают про все дела Его и не имеют ни малейшего повода сомневаться в Его Божественном Могуществе. Поэтому, пропустив мимо ушей Никодимову похвалу, что «никтоже может знамений сих творити, яже Ты твориши, аще не будет с Ним Бог», Господь обращает внимание собеседника сразу на главное: «аще кто не родится свыше, не может видеть Царствия Божия» (3.3), т. е. не велика заслуга в том, чтобы узнать в Нем Мессию, к спасению это само по себе не приблизит, нужно полное внутреннее перерождение через вседушное принятие Его.

Так велика разница между знанием и верою, между пониманием и исповеданием. Эту разницу еще в одном месте подчеркивает Спаситель, говоря к нежелающим веровать: « и Мене весте, и весте, откуду Есмь» (это о знании, а о вере продолжает так: «есть Истинен Пославый Мя, Егоже вы не весте», т. е. не Ему веруете, не Ему служите. (Иоан. 7.28). Есть и другие косвенные свидетельства Евангелия о том, что фарисеи и старцы прекрасно знали, на Кого поднимают руки. Они узнали Его еще тогда, когда Ирод спрашивал их о месте Рождения Спасителя, и они отвечали без запинки, разделяя его тревогу по поводу Чудеснаго Рождества будущаго Царя Иудейскаго. Они фактически благословляют избиение Иродом Вифлеемских младенцев, прекрасно зная, что среди них наверняка окажется и Сей Царственный Богомладенец. Не случайно именно с них обещал Господь взыскать всякую праведную кровь пролитую вплоть до крови Захарии Праведного, убитого между жертвенником и храмом. Имеется в виду Захария, отец Иоанна Крестителя, убиенный во время этой кровавой вакханалии за отказ выдать местонахождение жены своей Елисаветы с младенцем Иоанном. (Мтф. 2.16,23.35). Это свидетельствует, что такой Мессия не нужен был фарисеям с самого начала. Он мешал им даже не тем, что подрывал бы их авторитет в народе, а Самим Божеством Своим. Он был Тот, Кому они уже давно и сознательно изменили. Если бы они признали в нем только пророка, человека необычной внутренней силы, вроде Иоанна Крестителя, они не ставили бы Его Смерть столь необходимым условием собственнаго существования. Ведь и Иоанн, пользовавшийся большим авторитетом в народе, публично обличал их за самое страшное — за неверность Богу и лицемерие. Но его смерти они не добивались столь рьяно. Если бы они не знали совершенно определенно, что Сей Иисус Есть Сын Божий то, несомненно, для убийства Его выбрали бы способ попроще, скажем убили бы Его там же, в Гефсиманском саду, не устраивали бы ареста и судилища. Но они устраивают этот суд, привлекают к нему не только весь Синедрион, не только римские власти, но и весь собственный народ, всех заклинают Кровию Человека Сего. Неужели же они боятся власти оккупационного правителя и наказания за тайное убийство? Очевидно, нет, ведь у них оказалось достаточно средств, чтобы избавить, например, от неприятностей стражу Гроба Господня, которая за немалую мзду обязывалась сама себя оклеветать в таком страшном воинском преступлении, как сон на посту, за что по римским законам им грозила смерть. Неужели же у Синедриона не хватило бы средств «замять» тайное убийство Того, Кто не имел к римлянам никакого отношения? Если они, совершенно обезумев от ярости, избивали Апостолов и их учеников, а св. ап. Павла собирались буквально вырвать из рук охранявших его римлян для расправы, нимало не беспокоясь о том, что он римский гражданин, то зачем им были нужны какие-то формальные разбирательства перед Пилатом? Тот ведь сам даже предлагал им судить Схваченнаго ими по своим законам, показывая, что нисколько не станет им препятствовать в этом деле. Зачем же было им поднимать весь этот гвалт и напоминать Пилату, что они не имеют формального права казнить кого-то смертью без разрешения римских властей? Ответ может быть только один: они прекрасно понимали, что совершают безпрецедентное в истории человечества преступление, и им было страшновато убивать Сына Божия одним. Надо было повязать на Его Крови возможно большее число людей, как иудеев, так и язычников! Кстати, само поведение Пилата на суде показывает, что он никак не был более жестоким и трусливым, чем скажем Клавдий Лисий или Феликс с Фестом, защищавшие при подобных же обстоятельствах ап. Павла. Просто ему надо было обладать настолько же большим мужеством по сравнению со своими последователями, насколько сильнее была ярость христоненавистников, бесновавшихся перед ним, т. е. проще сказать, настолько же, насколько Царь, Распинаемый им, был выше самаго вернаго раба Своего, с которым имели дело Лисий и Феликс,

Нет преступления страшнейшаго, чем богоубийство. По словам свт. Игнатия Брянчанинова, даже на времена антихриста, когда мировое зло дойдет до предела. Промыслом Божиим не оставлено равнаго сему преступления. Но нам сейчас необходимо заострить внимание на одной стороне дела: на круговой поруке, на кровавом повязании множества иудеев на этом грехе. Даже если бы Евангелист позабыл донести до нас эти страшные крики толпы: «Кровь Его на нас и на чадах наших», подчеркнув, что так «вси люди реша», а не только первосвященники (Мтф. 27.25), сам факт публичнаго, всенароднаго, усиленнаго и громогласнаго осуждения на Крест Сына Божия, факт абсолютно достоверный для любых нехристиан, — неотступно подводит к мысли о своего рода«сатаноизбранности» бывшаго «богоизбраннаго» народа. Оговоримся сразу же, что речь идет не об этносе еврейском, а о новой религии, которая родилась в этом народе, и, представляя себя всем на Пилатовом судище, одновременно повязала множество людей с собою.

Сатаноизбрание, так же как и богоизбрание есть процесс двусторонний, зависящий в значительной мере от человеческаго произволения. Сатаною избраны лишь те члены этноса еврейскаго, которые захотели ему служить, захотели стать его чадами. Однакоже, если избрание Богом требует от человека личных усилий, то избрание сатаною требует лишь пассивного непротивления сатанинскому действию. Потому-то в избрании Божием не может быть круговой поруки и повязывания всех на добродетели, а в диавольском избрании такое действие, как повязывание всех на общем грехе есть первый общий принцип собирания сонмища сатаны. Пират считается принятым в банду лишь после пролития крови своих спутников, вместе с ним попавших в плен и отказавшихся стать пиратами. В любом масонском или ином тайном эзотерическом посвящении никогда не обходится без богохульства или святотатства со стороны самаго посвящаемого, как первейшаго условия принятия в разряд посвященных. Соответственно, чтобы потерять избрание Божие надо всего лишь перестать активно и вседушно служить Господу, а чтобы изгладить и смыть с себя печать сатаны, необходимо не только покаяние в своем личном грехе, но и разрыв всех цепей круговой греховной поруки, сознательный разрыв с обществом, служащим сатане и имеющим печать его. Не здесь ли секрет того особого положения евреев в Церкви Христовой, которое всеми интуитивно чувствуется, а некоторыми толкуется, как «двойное избрание».

Нетрудно убедиться в том, что фарисеи после Христоубийства потщались всемерно завязать на своем грехе всех евреев, где бы они ни жили, а не только тех, которые требовали обменять Сына Божия на уголовника перед судом Пилата. Те же письма, с которыми ревностный юноша Савл был послан в Дамаск, были распространены Синедрионом по всему еврейскому рассеянию с ясной инструкцией: организовать решительное, повсеместное и жестокое гонение на Христиан. Чтобы оценить результаты этой работы христофагов, вовсе не обязательно долго рыться в старинных источниках и в архивах. Достаточно открыть книгу Деяний свв. Апостолов и проследить по ней благовестнические путешествия ап. Павла. Мы увидим 11 описанных случаев гонения на его проповедь, 9 из которых организованы или проведены иудеями и лишь два раза на него ополчались язычники. Причем в обоих описанных случаях недовольство язычников вызвало не само Христианское благовестие, не какие-либо предосудительные поступки Павла, а чисто меркантильные соображения. В первом случае Апостол, изгнав беса-прорицателя из женщины-служанки, лишил ее хозяев определенного дохода (16.22), а во втором Ефесский серебренник Дмитрий, украшавший идольские капища, побоялся, что в случае успеха проповеди Павла, идолов почитать перестанут, и он лишится заказов и прибытка (Гл. 19). Совсем другими были мотивы ГОНЕНИЙ СО СТОРОНЫ ХРИСТОФАГОВ. ОНИ, сказано, «ЖЕСТОКО ПРОТИВИЛИСЬ СЛОВУ». Тут уж речь шла не о деньгах, а о вопросах более принципиальных. Соответственно и методы борьбы у них были не те, что у ефесских ковачей сих беспорядочной толпой, не понимавшей, в чем дело, и криками «велика артемида Ефесская». Слуги Синедриона использовали весь свой арсенал, сохранившийся почти неизменным и до сего дня: прямое сопротивление вплоть до убийства, клевету перед языческими правителями, провоцирование на погром толпы «гоев» и т. п. Язычникам и не пришло бы на ум преследовать Апостолов вне своего города, христофаги ради крови их готовы были идти на край света.

Впрочем, кроме свидетельства Священного Писания, есть не менее определенные свидетельства отцов Церкви первых веков. Св. муч. Иустин Философ в «Разговоре с Трифоном Иудеем» пишет: «В оскорблениях, наносимых Иисусу Христу и нам, другие народы менее виновны, чем вы, евреи… Действительно, распявши Его и с достоверностью узнавши о Его Воскресении и Вознесении на Небо, вы не только не покаялись, но в этот самый момент разослали по всему миру своих тщательно подобранных агентов. Эти агенты… распространили о нас отвратительные слухи, повторяемые еще и теперь всеми нас не знающими» (§17). Аналогичные же свидетельства приводят Тертуллиан, Ориген, Евсевий Памфил. Объем работы не позволяет нам привести все цитаты и мы отсылаем интересующихся к соответствующей литературе. Да и нет нужды цитировать много, ибо едва ли кто из современных юдофилов и христофагов сможет привести какие-либо опровержения этих свидетельств. Можно сделать вполне основательный вывод о том, что все гонения древности на Христиан, начиная от печально известной Нероновой наложницы иудеянки Поппеи, переведшей гнев тирана за поджог Рима с евреев на Христиан, и кончая Юлианом Отступником, который пытался восстановить Иерусалимский храм для открытого поклонения сатане и открытой христофагии, пользовался великим почетом у богоубийц и всем этим в большей мере, чем кто бы то ни был, явился предтечею антихриста и прообразом его, — все тогдашние гонения не обошлись без прямого или косвеннаго участия христофагов на руководящих ролях. При этом деятельность по организации уничтожения Христианства не только не доставляла гонящим прибытка, но и вводила их в определенные расходы, требовала многих и многих трудов, усилий и затрат, с готовностью приносимых богоубийцами на алтарь сатаны.

Брань Христа и Церкви Его с сонмищем сатаны — есть прежде всего брань духовная. У Христиан непобедимое оружие — Крест Господень и правое исповедание истины. У христофагии против этого целый арсенал различных ложных учений, всякой лжи и ереси. Не только открытым гонением действует она, но не менее удачно применяет и все эти средства. На этом мы остановимся подробнее несколько ниже.

Любители смешивать национальное с религиозным подводят нас к мысли, что «исторически Христианство основано на еврейской почве, вобрало в себя многие национальные духовные черты иудейства и т. п.» Все время христофагия пытается скрыть или обойти факт размежевания между двумя религиями: Божией и сатанинской, религией пророков, апостолов и нашей, с одной стороны, и своей религии с другой.

Поворотной точкой, от которой началось уже окончательное отпадение фарисейскаго зловерия и его дальнейшее развитие, — подчеркнем это еще раз, — должно считать именно Крест и Воскресение Христово, два последовательных события, которые, как ничто иное, ясно показали, Кто есть Бог Истинный, как за Ним последуют возлюбившие Его, и кто суть враждующие против Него и против них. Именно здесь тайное стало явным и открылись помышления многих сердец (Лк. 2.35).

Подобно тому, как на хорошо удобренной, ухоженной и политой земле, вырастают и прекрасные плоды, и самые мощные и грубые сорняки, так и в еврейском народе, особо отмеченном милостию Божией, в час Пришествия Истиннаго Мессии встречается самый широкий «диапазон» человеческих душ. В каком еще народе, в одном поколении мы встретим Божию Матерь с Иоанном Крестителем и Каиафу с Иродом и Иудою? Однакоже, если сознательно и усердно не выращивать доброе насаждение, то само собою вырастет только терние. Так было и здесь. До поры до времени тучная златокласная пшеница росла вместе с плевелами. Верные Господу и Христу Его жили бок-о-бок с закоренелыми богоотступниками и христоубийцами. И хотя внутренняя, духовная черта разделения была проведена самим Крестом Христовым, внешнее разделение произошло несколько позже. Конкретной датой последняго можно назвать 70 г. — пленение и разрушение Иерусалима римлянами. Гонение на Христиан со стороны Синедриона началось, как мы видели, тотчас же после Пятидесятницы. Были моменты, когда Христианская община рассеивалась во все стороны из Иерусалима (Деян, 8. 1). Однако же до 70 года иерусалимская община жила в каком-то неопределенном состоянии. Сам Спаситель при жизни на, земле соблюдал закон Моисеев, отвергая только противоречащие ему фарисейские предания, подчеркивал, что Пришел не нарушить закон, а исполнить, т. е. довести до совершенства, привести в исполнение высказанные в нем пророчества. («Исполнить» — значит «выполнить» или, говоря бюрократическим языком, — «закрыть дело»). Первые Христиане, бывшие из иудеев, сохраняли закон, в т. ч. и его обрядовую сторону, приносили жертвы (Деян. 21.24-26), не понимая, а точнее не имея пока еще удостоверения свыше, что смысл этих жертв уже утрачен после Единой Истинной Голгофской Жертвы, так что эти преобразовательные жертвы уже безполезны. Тем более трудно им было тогда понять, что они не просто бесполезны, а уже весьма вредны, равно как и обрезание и проч. обряды, ибо всю эту культовую часть захватила верхушка христофагов, придав жертвам и обрядам значение богоборнаго служения сатане. Жертва Каиафы после Распятия Христова и раздрания храмовой завесы была уже совсем не с тем духовным знаком, что жертва Авраамова, к примеру, хотя телец там и там закалался по одному чину. В первые годы Христовой Церкви это не всем Христианам из обрезанных было очевидно. Это нам теперь все ясно, мы готовы возмутиться: как это так, сперва обрезывать младенца, а затем крестить, когда вырастет? Или утром приводить агнца к Каиафе на заклание, а вечером вкушать Хлеб Евхаристии? Но Господь, щадя остаток Своего облагодатствованного народа, не сразу «ломал» его привычки, снисходил к немощи разумения еврейскаго. Но разрыв с синагогой постепенно углублялся; люди разделились совершенно четко. Или ты со Христом, или с христофагами — третьего не дано. Господь дал на это разделение 37 лет.

Между тем образовывались Христианские общины из язычников, которые были духовно здоровы не менее, если не более, чем еврейские. Христиане из язычников обиловали духовными дарами не меньше еврейских, грех у них воспринимался как нечто совершенно жуткое (вспомним коринфского кровосмесника). Вспомним хотя бы, с какими слезами провожают апостола Павла на страдания в Иерусалим Ефесские Христиане (Деян. 20.37) и как довольно прохладно встречают его в Иерусалиме, говоря о необходимости прежде всего принести жертву очищения страха ради иудейска, а затем не предпринимают почти никаких мер по защите арестованного Апостола. А ведь все «языческие» Христианские Церкви многократно собирали пожертвования на «святых в Иерусалиме», которые доставлял с немалым трудом и опасностями тот же ап. Павел. Конечно же, это не было еще каким-то отступничеством Иерусалимской общины, — сохрани нас, Господи, от такой мысли! Это еще не измена, не грех, но все-таки некоторое ослабление любви, и причиною ему служило экуменическое общение с тем храмом, из которого явно ушла благодать при Распятии Спасителя и который сделался воистину вертепом разбойников Эти разбойники, когда Спаситель бичом изгонял их из храма, были «всего лишь» пророкоубийцами, а к тому времени, о котором говорим, сделались они и христоубийцами, и апостолоубийцами. Ходить с ними вместе в один храм стало уже просто небезопасно для души. Что же Господь? Во-первых, дал откровение ап. Павлу, что Ветхий Закон уже должен быть явно отменен, «ибо делами закона не оправдится никакая плоть» (Рим. 3.20) и «аще законом правда, убо Христос туне умре» (Гал.2.21). Во-вторых, видя, что кое-кому жестоко будет слово сие, Сам упразднил законное ветхозаветное богослужение руками римских воинов, попустив им сжечь Иерусалим и разрушить храм; предварительно же через особое откровение повелел Христианам покинуть город. Теперь Христианское Богопочитание окончательно — и внешне, и внутренне — отделилось от иудейскаго, с тех пор в Христианской Церкви евреев было уже очень немного. В разрушении Иерусалимскаго храма принято видеть только кару Божию за Кровь Христову. Это, конечно, верно, но главная цель была думается, не в этом. Неужели Господу мало наказать богоубийц в вечности, неужели нужно Ему еще на земле сводить с ними счеты? Рассчитывать на их вразумление и покаяние не приходилось, это очевидно. Кроме того, никакая война в истории, подобная этой, вплоть до гитлеровской, унося даже тысячи еврейских жизней, никогда не задевала и не могла задеть тайную головку христофагов, которая сама в таких случаях приносила в жертву своих же соплеменников и делала на крови их свой материальный и политический капитал. Так что главные христоненавистники не, могли быть наказаны римским мечом. Главный же смысл этого попущения Божия, видимо, заключался для Церкви в том, что произошло, наконец, давно назревшее размежевание истинных иудеев, ставших христианами, от сатанинскаго сонмища.

3. Содержание христофагии

После уничтожения Иерусалима, христофагия удалилась как бы в подполье и развивалась далее в раз и навсегда выбранном направлении тайно и самостоятельно. История этого периода также весьма поучительна, но мы не будем ее рассматривать подробно, а только кратко подытожим, к чему же эта религия пришла, или, лучше до чего докатилась.

Здесь, правда возникают специфические трудности. Во-первых, Талмуд предписывает смерть гою за изучение закона, т. е. самого Талмуда, вследствие чего книга эта для Христиан чрезвычайно труднодоступна. Во-вторых, даже при наличии первоисточника требуется умение с ним работать, знание языка и особенностей стиля, что гою, как правило, так же не доступно. В-третьих, особо важную роль играют различные растолкования Талмуда, особенно тех мест, которые связаны с культовой стороной — т. н. ритуальными убийствами. Эти обстоятельства приводят к тому, что приходится пользоваться литературой специалистов по этому вопросу, которые обильно цитируют первоисточники. Но эти-то исследования, критически рассматривающие Талмуд, постоянно ошельмовываются мировой христофагией как предвзятые и антисемитские. Впрочем христофаги, захватив монополию прессы и с ее помощью формируя общественное мнение, научились вообще не допускать пред лицем своим никаких, самых логичных и точных возражений и опровержений, забивая их своей тарабарщиной, назойливым вдалбливанием своих идей. Об этой особенности христофагии хорошо пишет родоначальник борьбы с русофобией (за что мы приносим ему благодарность). Поэтому, думается, нет. смысла подробно выяснять разные стороны учения Талмуда, его противоречие не только с Законом Божиим„но и с человеческими нравственными нормами, пытаясь убедить кого-либо из нежелающих убеждаться. Существует специальная литература по этому вопросу, из которой непредвзятый читатель без труда может почерпнуть достаточно сведений. Нет у нас никакого желания и пространно цитировать талмудические тексты (хотя они под рукой), ибо почти все они исполнены омерзительнейшего богохульства. Ограничимся только некоторыми выводами, рассчитывая на несколько осведомлённого и, главное, единомысленнаго читателя.

А. Учение о Боге

Талмуд далеко отходит от Ветхозаветнаго восприятия Божества, от понятия о Боге Неизследимом, Недоведомом, Вездесущем и Всемогущем, — к понятию антропоморфическому, человекообразному. Господь Иегова выставляется очень похожим на Зевса, или другого божка из греческой мифологии. Так, например, сообщается о том, чем занимается Господь в различные часы дня. Главное, что этим достигается, — это уничтожение страха Божия и чувства святости и абсолютности Божией. Образ диавола (без рассуждения о его тварной природе и греховном произволении) представляется как-то очень рядом с Богом, вовсе не в образе согрешившей и падшей твари, как скажем, в книге Иова. Создается неотходное впечатление, что над Иеговой и диаволом и всем ангельским миром, существуют еще какие-то законы, еще нечто вроде Высшаго Разума. Богохульство, вводимое этим, более, чем очевидно, выражено оно больше, чем в любой другой религии. Язычество,. если бы рассуждало подобным образом, могло бы быть еще как-то извинено незнанием Божия Откровения о Себе. Этой же религии такая степень богохульства, при знании Св. Писания, абсолютно непростительна. В то же время именно богохульство, как первый и высший грех сатаны, пролагает короткий путь к непосредственному общению с падшим архангелом.

Заметим, что, не отрицая прямо Ветхаго Завета. Талмуд неоднократно провозглашает сам себя над Библией, как знание истины на более высоком уровне, поэтому возникающие противоречия между Св. Писанием и Талмудом всегда заведомо разрешаются в пользу последняго, а Ветхий Завет толкуется в нужном плотском русле.

Б. О человеке

В талмудическом учении о человеке нет, конечно, ничего похожаго на Христианскую антропологию, на учение о совершенном сотворении и последующем грехопадении человека, о его восстановлении и обожении во Христе. Талмуд признает переселение души и приводит примеры, в кого вселились души пророков. Здесь заметно прямое смыкание с восточным сатанизмом. Идея переселения душ однозначно отрицает Суд Божий и будущее посмертное воздаяние, и потому она наиболее часто используется падшими духами для поддержания человеков в греховном состоянии. Талмуд, переняв прежде всего именно эту богохульную восточную идею, с ее помощью непосредственно возглавил и скоординировал весь мировой сатанизм. Ведь именно на этой ложной антропологии, а также на идеях пантеизма, безличнаго божества, и строится вся отрицательная духовность, все бесообщение, в котором лидирующая и организующая роль, без сомнения, принадлежит ныне христофагии. Достаточно только посмотреть, кто именно проводит идеи и методы восточной духовности в нашу бездуховную среду, чтобы в этом убедиться. Достаточно вспомнить о тесных связях обществ «нетрадиционной медицины» с такими мировыми масонскими объединениями как ООН и ЮНЕСКО. Достаточно вспомнить о признаниях наших местных колдунов типа Кашпировского, как они своими методами помогали в печальные августовские дни победе русофобской демократии.

Говоря о талмудической «антропологии» надобно отметить, что людьми по Талмуду являются только евреи, а прочие народы, гои, не суть человеки, а лишь скоты с человеческими лицами. Поэтому в отношении к гоям пропоповедуется полный аморализм: можно и должно грабить, убивать, обирать и насиловать гоев, лгать им под любою клятвою, и всячески, как только можно вредить им.

В. Учение о Мессии и Царстве Его

Здесь полная противоположность между Христианством и талмудизмом прослеживается яснее всего, становится очевидной любому младенцу в Вере. Талмудисты распяли Истиннаго Мессию, а их собственный лжемессия, антихрист, будет распинать Христиан. Вот как всё просто, когда речь идет о личности Мессии. Но у Церкви и у христофагии совершенно противоположные взгляды и на то, каким должен быть и Сам Мессия и Царство Его. Мы, вслед за Спасителем нашим исповедуем Царство Его не от мира сего, духовное владычество, духовную победу Христовой правды на земле в течение определённого срока времени (то, что в Апокалипсисе указывается, как тысяча лет), что выразилось в христианизации цивилизованного мира, в установлении Православного Царства, а главное, — в расцвете Христианской святости, в обильном ниспослании удивительных духовных дарований свв. угодникам Божиим и всей Церкви в целом. Вот в чём выразилось Царство Истиннаго Мессии на земле. При этом мы отдаем себе отчет, что это видимое, земное благодатное Царство Христово, есть лишь бледное отражение, точнее сказать предначаток будущаго совершенного Царства Мессии, которое настанет по воскресении мертвых и которому не будет конца. В противоположность сему, Талмуд рассматривает Мессию, как всемирнаго иудейскаго царя, который даст всю полноту власти и земнаго благоденствия евреям, вверив им все блага мира сего и поработив им, в самом прямом и скверном смысле этого слова, все остальные народы. Это царство, где все гои будут, наконец, загнаны в приготовленный им человеческий свинарник [4], мнится христофагам чем-то вроде коммунизма, миф, о котором они столь успешно применили против Церкви Христовой. Согласно с этим и Церковь учит нас, что стремление к раю на земле есть осуществление программы антихриста, его призывания и принятия, его кратковременнаго земнаго царства, которое Господь Иисус Христос уничтожит Своим Вторым Пришествием.

Плотской взгляд на Мессию и Царство Его привел, однако, еще к одному чрезвычайно важному и печальному по своим последствиям результату — к ложному перетолкованию пророков и пророчеств Ветхаго Завета. Действительно, пророки описывали будущее Царство Мессии как владычество Израиля над всем миром и всеми народами, как сокрушение врагов богоизбраннаго народа. Но мы уже видели выше, что слова «Израиль» и «избранный народ», в их прямом смысле относящиеся только к Церкви Христовой, — эти слова похищены у Церкви мировой христофагией и перетолкованы в плотском, т. е. чисто этническом смысле. Точно также переосмыслены ею и слова пророков о будущем Царстве Мессии. Пророки предсказывали духовное владычество Церкви, содержащей Истину Христову над всем миром, лежащим в разных тимениях лжи, а будущее богатство Израиля означало обильные духовныя дары и расцвет святости в Церкви Божией. Под покорёнными врагами и иноплеменниками понимались враги Христовой Истины, бесы и руководимые ими еретики и лжецы. Если мы с этих позиций рассмотрим писания пророков, то всякое обвинение их в проповеди еврейской национальной исключительности отпадет само по себе, а синагога будет в очередной раз посрамлена как богоотступное и пророкоубийственное сонмище. Именно в таком русле рассуждал свт. Иоанн Златоуст: «Я потому-то особенно ненавижу синагогу и гнушаюсь ею, что имея пророков, иудеи не веруют пророкам, читая Писание, не принимает свидетельств Его, а это свойственно людям в высшей степени злобным… Иудеи ввели с собою (в синагогу — ред.) пророков и Моисея не для того, чтобы почтить, но чтобы оскорблять и безчестить их. Ибо, когда они говорят, будто пророки и Моисей не знали Христа, и ничего не сказали о Его Пришествии, то какое же еще может быть большее оскорбление для этих святых, как обвинение в том, будто они не знают своего Владыку и участвуют в нечестии иудеев?» (Слово против иудеев 1, Соч. т. 1, М. 1991 г.) Вот эталон Православного понимания вопроса! Нам чрезвычайно важно ныне уяснить тот факт, что пророки не имеют абсолютно никакого отношенияк синагоге, что Ветхий Завет позорится и унижается богоотступным сонмищем, но вовсе никак не может служить каким-либо обоснованием сионизма и проповеди еврейской исключительности.

Надобно заметить, что кривое толкование пророков богоотступниками началось еще до Пришествия Христова. Отступив от Бога и отвергнув Дух Истиннаго Мессии, Которого проповедывали пророки, они, по словам свт. Игнатия Брянчанинова, вступили в общение с духом антихриста. Они ждали и во времена Христовы точно такого же мессию, которого ждут и сейчас, такого же блистательного иудейскаго царя. Никаких существенных изменений во взглядах на царство Мессии с тех пор у них не произошло. Ко времени Пришествия Христова иудеи рассеялись уже почти по всему свету, и везде проповедывали свою религию, а главное, во множестве народов, и прежде всего в своем, заложили основы своего учения о Мессии. В наше время широко распространилось мнение, что это знание и ожидание Мессии немало способствовало принятию апостольской проповеди. Такое мнение очевидно ложно. Иудеи научили мир ждать не Христа, а антихриста, не Богочеловека, а человекобога, не Искупителя, и Обновителя падшей природы, а гениальнейшего мироваго злодея, не Отверзителя для нас Врат Райских, а устроителя всеобщаго благоденствия на земле. Об этом засвидетельствовал Сам Христос, обличая фарисеев: «горе вам, книжницы и фарисеи лицемери, яко преходите море и сушу, сотворити единаго пришельца, и всегда будет, творите его сына геены сугубейша вас». Как объяснить эти слова, если единственным грехом фарисеев считать их гордость и мелочность в обрядах, как нас всюду учат церковные либералы, представляющие фарисеев чуть ли не самыми горячими последователями Иеговы? Единственное верное объяснение этих слов может быть только такое, что фарисеи, проповедуя у язычников, готовили их к тому, чтобы истиннаго Мессию не узнать, а поверить вместе с ними мессии ложному. Сам Спаситель многократно терпеливо искоренял это ложное «народное» представление о Мессии у Своих учеников, говорил им о прележащих Ему Страданиях и Воскресении, и все время слова эти наталкивались на непонимание. Уже перед самым Входом в Иерусалим на Пасху Страданий сыновья Зеведеевы с матерью своей подытожили это общее непонимание Царства Истиннаго Мессии своею просьбою сесть у Него по правую и левую сторону в Царстве Его (Мтф. 20.21). Ответ Господа был: «не веста, чесо просита», т. е. у вас по-прежнему неправильное представление о Царстве Небесном, представление иудейское, земное. Так растолковывает эту сцену, например свт. Иннокентий Херсонский в книге о последних днях земной жизни Спасителя. Еммаусские путники вдень Воскресения Христова пересказывают обстоятельства Его Страданий и Смерти с нескрываемым разочарованием: «мы же надеяхомся, яко Сей есть хотяй избавити Израиля» (Лк. 24.21), на что Сам неузнанный ими Воскресший Господь отвечает: «о, несмысленные и косныя сердцем, еже веровати о всех, яже глаголаша пророцы!» Действительно, если бы вникли в суть учения самих пророков, а не в басни фарисеев и книжников, тогда бы поняли, — Кто Есть Мессия и каково Царство Его. Так что к Вере любого ученика Христова приводил прежде всего сам факт Креста и Воскресения, а уж затем эта Вера подкреплялась правильным Христианским пониманием пророческих книг. Именно об этом свидетельствовал, скажем, смч. Игнатий Богоносец, что мы веруем прежде в факт Пришествия Мессии, а потом осмысливаем пророческие книги, став на камени настоящей Веры. И в правильном понимании пророков всем ученикам Христовым приходилось постоянно отвергать навязанное ранее фарисейское учение о Мессии, это как раз то, о чем говорил Апостол: «понеже бо в премудрости Божией не разуме мир премудростию Бога, благоизволил Бог буйством проповеди спасти верующих» (1Кор. 1.21). Сначала прими «слово крестное, которое погибающим убо юродство есть» (1.18), а потом уже послушай премудрости, «глаголемой в совершенных, Премудрость Божию в тайне сокровенную» (2.6-7). Миру, обработанному рафинированной иудейской идеологией, было не легче, а труднее принять Истиннаго Мессию, не потому ли проповедь ап. Павла в синагогах всегда встречала больше противников, чем последователей. Были, конечно, те, кто пришли к желанию принять Истиннаго Спасителя, читая Писания, как, например, вельможа ефиопской царицы, которому послал Господь на пути ап. Филиппа. Но ведь вельможа этот не фарисейское толкование слушал, а сам пророка Исаию читал, да еще какое важное место, именно о Страданиях Христовых, не о чем другом. Конечно, через это он был подготовлен к принятию благовествования. Многие языческие поэты и мыслители незадолго до Пришествия Христова ожидали, что вот-вот на Востоке покажется могущественный царь, который покорит себе мир (свидетельство римских историков Светония и Тацита в кн. А. Лопухина «Библейская история Ветхаго Завета». Монреаль, 1986). Как известно, именно эта «интеллигентская когорта» соблазнилась на Крест Христов и произвела из себя множество всяких философствующих еретиков типа гностиков, сходившихся в отрицании Божества Христова. Между тем, приняли Христа как раз не слыхавшие прежде иудейских интерпретаций, во исполнение пророчества: «Явлен бых не ищущим Мене обретохся не вопрошающим о Мне, рекох: Се Есмь, языку, иже не призваша Имени Моего» (Ис. 65.1 ср. Рим. 10.20-21).

Величайший идейно-духовный «успех» мировой христофагии в том, что ей удалось-таки представить избитых ею пророков «своими» (быть может, путем раскрашивания их гробниц — Мтф. 27.29), заставить забыть приведенные выше слова Златоуста, отражающие учение всей Церкви, навязать всему языческому и безбожному миру мысль о том, что Ветхий Завет — это их, талмудическое писание. Тем самым языческий мир был спровоцирован к простому зоологическому антисемитизму вместо противоталмудической духовной брани, и, как это всегда в таких случаях бывает, нашел виноватою… саму Церковь Христову, назвав ее «проводницей еврейской идеологии» или «троянским конем иудаизма» в языческой Руси. Вот, оказывается, в какой бред можно поверить, потеряв в духовном мире единственно надёжный православный компас! На самом же деле Речь идет не о «еврейской» идеологии (таковой просто не существует, как нет «сербской» или «русской» идеологии), а о мировой религии антихриста, которая никак не может иметь своею частью Богооткровенное Писание. Не понимая этого, наши горе-антисемиты перевели духовную брань в чисто национальную плоскость, чем вполне скомпрометировали ее, а сами, между тем, невольно сделались орудием в руках христофагии, воюющей с Церковью. Для настоящих христофагов простой антисемитизм вовсе не страшен, более того, он им на руку, они делают на нём политический капитал и пропагандистскую шумиху. На каждом побитом простом еврее они воспитывают сотни юдофильствующих.

Нашим антисемитам, еще пытающимся как-то заигрывать с Церковью, следует помнить, что главный враг христофагов все-таки не Россия, а Церковь Православная, Россия же была ненавистна им лишь постольку, поскольку хранила Православие и поскольку еще пока потенциально способна вернуться к отеческому благочестию хоть в малой мере.

Христос велит, если снимают ризу, отдавать вместе с нею и срачицу, но никак не велит потакать или оправдывать богоборную ложь. И если «сионисты» обобрали Россию до нитки, то это не самая страшная их вина. Это почти мелочь по сравнению с их лютым богоборством, с их тщанием о погибели душ человеческих. Пусть они возьмут все мировое золото и всю мировую власть, — станем ли сокрушаться о таких временных и тленных благах? Беда в том лишь, что это богатство и эту власть они умело используют для борьбы с Церковью, чтобы отводить людей от Истины Христовой в самые различные тимения лжи, от ереси «жидовствующих» до плотскаго антисемитизма. Да и им самим, даже имея все блага мира сего в своем полном распоряжении, все никак не успокоиться до тех пор, пока на земле остается хоть один человек, исповедающий Распятого ими, до тех пор, пока хотя бы кто-то заботится о спасении души своей, которую Спаситель оценил дороже всех богатств мира.

Ложное толкование Ветхаго Завета и отрыв его от Новаго привело еще к одному печальному последствию, — потере христологической оси Ветхаго Завета. Ал. Павел пишет: «покрывало в чтении Ветхаго Завета пребывает неоткровенно, зане о Христе престает» (2 Кор. 3.14), т. е. нехристианину суть Ветхаго Завета не откроется никогда. Без христологической оси, держащей все Писание в единстве, оно превращается в библиотеку историко-религиозных сведений, годную лишь для составления на их основе талмуда или Корана. В то же время и обратно. Новый Завет, будучи оторван от Пророчеств Ветхаго, еще не дает нам четкаго убеждения в невозможности какого-либо третьего Завета, еще какого-то особого откровения Божия о себе. В Ветхом Завете всё указывает на Христа, обращено вперед. Новый же Завет находится в тесной связи с пророчествами и прообразами Ветхаго. Расшатывание же в нашем сознании этой истины, отрыв от двух частей Писания друг от друга породили возможность возникновения множества ересей и ложных откровений вселенскаго характера, претендующих на роль третьяго Завета. Новый Завет в соединении с Ветхим ясно указывает, что «третий» завет у человечества будет только с антихристом. Если бы мы хорошо помнили об этом, то никак не стали бы болеть разными софианствами, береславскими откровениями и прочей чушью! Так что в отрыве от Церкви ветхозаветных Писаний кроется еще и вот такая опасность, которая сама по себе представляет тему для долгаго разговора и мы на ней подробно останавливаться не будем. Приносим извинение за отвлечение от главной темы, но уж таков мир лжи, в котором нам приходится жить и через который проходит тесный и узкий путь Христовой Истины. Нельзя отсечь ложь только слева, надо отсечь её и справа, иначе правая ложь тут же перетянет к себе и утащит нас вниз, туда, где обе «половины» лжи смыкаются друг с другом. Лишь отрубив ложь с обеих сторон, мы увидим, кстати, что при всем внешнем разнообразии и даже противоречивости лжи, центр ея оказывается один, и не только в преисподней, но и на земле. Кому не нужен Господь и Христос Его, тот неизбежно будет служить диаволу и антихристианской религии его, имя которой христофагия.

Г. Тайна крови

Говоря о всемирно-координирующей сатанинской религии, никак нельзя обойти молчанием её диавольский жертвенник, т. е. вопрос о ритуальных убийствах. Мы не собираемся здесь вновь доказывать давно уже доказанные по суду факты существования в недрах талмудической религии этого культа человеческих жертвоприношений. Их интересной культовой особенностью является часто открытие всему миру совершённого злодеяния, с возможностью провести гласную экспертизу трупа, чтобы весь мир абсолютно все понял, а видя полную безнаказанность изуверов, невозможность их привлечения к ответу никаким судом, — трепетал бы сам тайной расправы, от которой практически никто не застрахован. Последние исторические примеры — дело Бейлиса, а также незаведенное «дело» Вуковарских младенцев. Тут нечего доказывать, ибо убийцы сами не скрываются! Кроме того, достоянием гласности стали многочисленные документальные источники, приводимые в списке литературы, так что если кто-то после этого всерьез продолжает отрицать существование талмудическаго жертвенника с кровавыми человеческими жертвами, тот просто никак не может быть признан за честнаго человека, а только лишь за сознательнаго пособника убийц. Если же кто признает себя неосведомленным в этом вопросе, отсылаем его к соответствующей литературе, которую даже кратко пересказать здесь нет никакой возможности. Жертвами талмудических изуверов становятся, во-первых, младенцы из гоев, убиваемые с целью добывания крови для сатанинских ритуалов, а во-вторых, лица, обличающие тайну беззакония, преимущественно христиане из евреев и вообще евреи, обратившиеся в Православие серьёзно, нелестно и неленостно и тем самым вступающие в невидимую духовную брань с синагогой сатаны.

Ещё в Ветхозаветные времена, по свидетельству Св. Писания, богоотступные иудеи закалали в жертву идолам своих собственных детей, или же проводили их через огонь (т. е. запекали в медных быках). (См. Пс. 105.37, Втор» 12.31, 4Цар. 21.6). Об этом так говорил свт. Иоанн Златоуст. «Какого злодейства, какого беззакония не затмили они своими гнусными убийствами. Они закалали в жертву демонам своих сыновей и дочерей, не познали самой природы, забыли муки деторождения… стали свирепее всех зверей, Чему прежде изумляться в них? Нечестию ли, или жестокости и безчеловечию? Тому ли, что они закалали своих сыновей, или что они закалали их в жертву демонам?» (Слово против иудеев 1).

На это обличение христофаги, будучи приперты к позорному столбу, кричат, что, мол, мы не отвечаем за какую-то изуверную хасидскую секту, и вообще, подумайте лучше о миллионах абортов, которые делают все гои, чем о единичных преступлениях фанатиков.

Когда сербские войска вернулись в оставленный ранее г. Вуковар, ими были обретены останки 40 распятых православных младенцев.

Не возводя обвинения на весь еврейский народ, а только лишь на религиозную общность христофагов и кровоядцев, мы ответим на риторический вопрос Златословеснаго обличителя так. Безусловно, гораздо большее омерзение вызывает именно нечестие, а даже не жестокость.

На изуверство, на садизм способны, естественно, не только христофаги. Однако же, кроме них едва ли кто способен на такое изощренное богохульство и богоборство, ведь в каждом ритуально убиваемом младенце ими убивается Христос. Воспроизведение богоубийства, совершеннаго на Голгофе — первая и главная цель ритуала. Все подробности Крестных мучений Спасителя воспроизводятся вновь, начиная от 30 сребренников, которые кагал собирает в уплату кому-либо из гоев-предателей, помогавшему схватить младенца, и кончая нередким в таких случаях распятием. Садисты получают удовольствие в самих страданиях жертвы, — но находить

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Христофагия". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 792

Другие дипломные работы по специальности "Религия и мифология":

Св. Стефан Пермский-выдающийся миссионер Русской Православной Церкви

Смотреть работу >>

Апологетика православия в Интернет-пространстве: история, тенденции, развитие, перспективы

Смотреть работу >>

Роль церкви, семьи и общества в религиозном опыте подростка

Смотреть работу >>

Религия в контексте общества потребления

Смотреть работу >>

Религиозное сознание кабардинцев на современном этапе: культурологический дискурс

Смотреть работу >>