Дипломная работа на тему "Взаимосвязь типа ценностей родителей и особенностей воспитания детей"

ГлавнаяПсихология → Взаимосвязь типа ценностей родителей и особенностей воспитания детей




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Взаимосвязь типа ценностей родителей и особенностей воспитания детей":


Дипломная работа

ВЗАИМОСВЯЗЬ ТИПА ЦЕННОСТЕЙ РОДИТЕЛЕЙ И ОСОБЕННОСТЕЙ ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ

Содержание

Введение

Глава I. Взаимосвязь типа ценностей родителей и их представлений о воспитании детей

1.1 Ценностные ориентации членов коллективистских и индивидуалистических культур

1.1.1 Описание культурного синдрома индивидуализм – коллективизм

1.1.2 Особенности ценностных ориентаций членов коллективистских и индивидуалистических культур

1.1.3 Росс ийский тип культуры

1.2 Родительские представления о воспитании детей

1.2.1 Зависимость родительских представлений о воспитании от принадлежности к коллективистскому или индивидуалистическому типу культуры

1.2.2 Родительские представления о воспитании детей

1.3 Модель исследования

Глава II. Эмпирическое исследование

2.1 Методики исследования

2.2 Результаты исследования

2.3 Обсуждение результатов

Заключение

Литература

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Высококлассное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Саратове и в других городах России.

Приложения

Введение

В последнее время много исследований посвящено изменениям в ценностной сфере россиян. На рубеже 20 в. ценности русской культуры существенно меняются, приводя к смене тех черт характера, которые традиционно были присущи русскому народу (исследование Лебедевой Н. М.). Отвергаются ценности, которые традиционно были присущи русскому народу (довольство своим местом в жизни, благочестие, скромность) [10]. Резко возросла ценность благосостояния (материальный успех и благополучие), автономии (как независимости и уверенности в себе, стремлении выразить свою уникальность), формируются установки на социальное неравенство. Таким образом, в сознании жителей России происходят изменения ценностей по оси «индивидуализм - коллективизм» в сторону большего индивидуализма.

Образцы поведения, нормы общения, ценности, присущие, прежде всего западной культуре, «перенимаются» довольно быстро, но, не подкрепленные собственным опытом, не соотнесенные с социальным контекстом, зачастую приводят к внутри личностным конфликтам [11].

Все это не может не повлиять на представления современных родителей о воспитании, о взаимодействии с детьми. Как правило, все мельчайшие изменения в обществе резко отражаются на детско-родительских отношениях. Во время острых экономических кризисов наступает семейный кризис, буря злости, обиды, гнева, раздражения обрушивается на ребенка, во время декларируемой государством идеологии социализма, родители воспитывают строителя светлого будущего коммунизма, прививая им принципы коллективизма, равноправия и консерватизма. По мнению Шварца, типы ценностей как единая система связаны с другими переменными (установками, поведением, групповым членством и др.) [20].

Поэтому закономерно возникает вопрос о том, что изменяется в отношениях родителей и детей, каким образом существующие изменения в ценностной структуре отразились на представлениях родителей о взаимодействии с ребенком, о том, как нужно воспитывать ребенка.

Исследовательский вопрос: Какова комбинация (взаимосвязь) родительских установок на воспитание детей и родительских ценностей?

Область исследования: Педагогическая психология, культурология.

Основные понятия: Родительские представления о воспитании детей, индивидуалистические и коллективистские ценности.

Объект исследования: Родительские представления о воспитании ребенка.

Предмет исследования: Комбинация (взаимосвязь) родительских представлений о воспитании детей и их ценностей.

Гипотезы: Можно предположить, что у родителей с преобладанием индивидуалистических ценностей будет наблюдаться излишнее дистанцирование от ребенка, а у родителей с преобладанием коллективистских ценностей будет наблюдаться излишняя концентрация на ребенке. Также нами предполагается наличие оптимального соотношения коллективистских и индивидуалистических ценностей и соответствующих им оптимальных родительских представлений о воспитании детей.

Цель исследования: Найти взаимосвязь между родительскими представлениями о воспитании ребенка и типом ценностей родителей.

Задачи исследования:

1.  Теоретическое исследование данных конструктов (родительских представлений о воспитании детей и типы ценностей - коллективистские и индивидуалистические)

2.  Проведение эмпирического исследования

3.  Анализ полученных результатов

Глава . Взаимосвязь типа ценностей родителей и их представлений о воспитании детей

родительский коллективизм ценностный индивидуализм

1.1 Ценностные ориентации членов коллективистских и индивидуалистических культур

1.1.1 Описание культурного синдрома индивидуализм – коллективизм

Существует несколько характеристик, которые изменяются в связи с изменением среды. Из этих характеристик состоят так называемые «культурные синдромы» (Triandis H., 1994) [20]. Культурный синдром, по мнению Триандиса – это определенный набор ценностей, установок, верований, норм и моделей поведения, которыми одна группа культур отличается от другой.

Триандис выделил 3 культурных синдрома – «простота-сложность», «индивидуализм-коллективизм», «открытость-закрытость».

Индивидуализм – коллективизм

Это главное измерение культурной вариативности, выделяемое теоретиками разных дисциплин. Индивидуалистической может быть названа культура, в которой индивидуальные цели ее членов не менее, если не более важны, чем групповые. Коллективистская культура, наоборот, характеризуется тем, что в ней групповые цели превалируют над индивидуальными [20].

Данные конструкты популярны в социальных науках уже около ста лет, однако до недавнего времени не было систематических экспериментальных исследований в этом направлении. Г. Хостфед в 70-х годах нашего столетия исследовал это измерение у нескольких тысяч служащих филиалов международной корпорации в 66 странах. Затем другие исследователи, изучая ценности студентов колледжей в 21 культуре, нашли также это измерение. Г. Триандис с коллегами повторил некоторые из результатов Хостфеда еще в 15 культурах и также выявил отличия по этому измерению (Triandis H., 1994) [20]. Таким образом, многие годы исследователи работали с разными опросниками и внутри одной культуры, и в разных культурах, в результате чего на сегодняшний день мы имеем ряд определяющих характеристик этого культурного синдрома.

Считается, что индивидуалистические культуры способствуют самореализации их членов. Согласно иерархии потребностей А. Маслоу, главная цель жизни человека – это самоактуализация. Каждая личность рассматривается как обладающая индивидуальным набором талантов и возможностей. Актуализация этих возможностей рассматривается как высочайшая цель, которой человек должен посвятить свою жизнь. Стремление к самореализации обычно сопровождается субъективным чувством правоты и хорошего личностного самоощущения.

Ценности же коллективистской культуры проиллюстрированы на примере Кении: «…В кенийских племенах никто не является изолированным индивидом. Его (или ее) неповторимость и уникальность – вторичный факт. Прежде всего, он (или она) – отдельный представитель народа. Его (или ее) жизнь основана на этом факте экономически, социально и физически. В этой системе групповая деятельность – доминирующая, ответственность разделяется между членами группы, каждый из которых подотчетен коллективу. Гармония и кооперация в группе основаны на коллективной деятельности и ответственности сильнее, чем на индивидуальной» (цит. по Gudykunst et al., 1988) [20].

Считается, что в индивидуалистических культурах люди заботятся в первую очередь о себе и членах своей семьи, в то время как в коллективистских культурах люди принадлежат к определенным группам, которые, в свою очередь, должны заботиться о них в обмен на преданность членов группы ее интересам.

В индивидуалистических культурах личная, или Я-идентичность, превалирует над групповой, или МЫ-идентичностью, которая является определяющей для личностного поведения в коллективистских культурах.

При ответе на вопросы теста Куна и Макпартленда «Кто Я?» представители коллективистских культур склонны отвечать в терминах социальной принадлежности «я – сын», «я - студент», а в индивидуалистических – в терминах личностных особенностей («я – творческий человек», «я – добрый»). Доля ответов, указывающих на социальную принадлежность, колеблется в коллективистских культурах в пределах 30 – 60%, а в индивидуалистических – 15 – 20%.

В индивидуалистических культурах поведение личности определяется ее мотивацией к достижению, а в коллективистских – принадлежностью к группе [17].

Есть еще очень важное психологическое отличие между данными типами культур: для членов индивидуалистических культур характерной является универсальная шкала ценностей, которая используется при оценке членов ингруппы (группы «своих», в которую входит индивид), так и членов аутгруппы (внешней по отношению к индивиду).

Представителям коллективистского типа культур, наоборот, свойственны частные системы ценностей: при оценке членов ингруппы – одни, при оценке членов аутгруппы – другие, которые могут весьма сильно различаться, как и поведение по отношению к «своим» и «чужим». Например, коллективисты могут помогать и опекать членов своей группы и в то же время эксплуатировать членов аутгрупп. Если, например, вы приглашены в дом традиционного коллективиста, вам будет подано лучшее угощение – такое, какое редко видят члены его семьи в обычной жизни. Индивидуалист подаст такое угощение для нескольких близких друзей или соседей, когда же предполагается много не очень близких гостей, то угощение будет довольно скудным и ординарным. Но индивидуалист будет вежлив с незнакомым человеком, общаясь в метро или по телефону, тогда как коллективист может третировать незнакомца, воспринимая его как досадную помеху (Triandis H., 1994) [20].

Члены индивидуалистических культур образуют собственные дружеские привязанности и отношения, в то время как члены коллективистских культур образуют дружеские отношения на основании тех, которые были сформированы в начале жизни, при участии родителей или других старших членов семьи или наставников. Это хорошо проиллюстрировано описанием дружеских отношений в США (индивидуалистическая культура) и Японии (коллективистская культура), сделанном Д. Кушманом и С. Кингом: «Японцы следуют, в основном, двум типам межличностных отношений: дружеские отношения, культивируемые и поддерживаемые как результат обязательств перед группой (например, семьей), и собственные друзья (такой тип отношений, которые развиваются из взаимных симпатий, интересов или общих ценностей)». Пример межличностных связей, основанных на взаимных симпатиях, интересах, ценностях, взаимном притяжении, - это дружба одноклассников одного пола, и таким связям свойственно сохраняться всю жизнь. Количество личных друзей обычно небольшое, но им отводится очень важная функция в жизни индивида – с ними он может свободно и искренне обсуждать свои интересы и ценности, свои личные проблемы, что помогает индивиду «отводить душу» так, как он не сможет сделать нигде в строго регламентированном японском обществе.

Североамериканцы формируют дружеские связи одного единственного типа – по личному выбору. Когда один американец встречает другого, кто восхищается тем же, что и он, тогда он делает попытки завязать дружбу. Подобные отношения, по-видимому, имеют три основных измерения: доверие (искренность), поддержание самоуважения и помогающее поведение. Доверие характерно для отношений, основанных на подлинных и искренних чувствах. Поддержание самоуважения характерно для отношений, основанных на признании и уважении социальной и личностной идентичности другого. Помогающее поведение характеризует отношения, основанные на взаимной помощи и поддержке в случае необходимости (Gudykunst et al., 1988) [20].

Г. Триандис считает, что ингруппа в коллективистских культурах имеет большое значение и оказывает сильное влияние на жизнь индивида, в то время как индивидуалистическим культурам это несвойственно.

Коллективистские культуры ставят цели, потребности и взгляды ингруппы над индивидуальными: социальные нормы ингруппы ставятся выше, чем личная воля каждого; господствующие в группе убеждения выше, чем верования и убеждения отдельного индивида; ценность кооперации в ингруппе выше, чем самореализация индивидов.

Количество ингрупп и глубина влияния каждой ингруппы зависят от того, является ли данная культура индивидуалистической или коллективистской. Увеличение количества ингрупп ведет к снижению их влияния. В индивидуалистических культурах человек может входить в разнообразные группы, влияние которых может быть противоречиво, и он сам склонен решать, как ему поступить.

Когда отношения по вертикали (родители – дети) входят в конфликт с отношениями по горизонтали (между супругами), люди из коллективистских культур отдадут предпочтение отношениям по вертикали, а из индивидуалистических – по горизонтали [40].

Поскольку индивидуалистические культуры имеют множество разнообразных ингрупп, то они оказывают меньшее влияние на индивида, чем ингруппы в коллективистских культурах, в которых есть только несколько главных ингрупп. Возможно, поэтому в западных обществах, принадлежащих большей частью к индивидуалистическим культурам, множество политических партий, обществ, союзов и т. д. играет довольно слабую роль в детерминации поведения людей, которое больше зависит от их личных симпатий и склонностей.

Г. Триандис считает, что ингруппы в коллективистских культурах не равны по важности: в некоторых культурах, например, на первом месте стоит семья, а в других – компания [20].

Набор ингрупп может быть разным: семейная группа, отношения с которой рассматриваются как очень близкие; ингруппа компании, в которой человек работает (сотрудники, коллеги), отношения с которыми также могут рассматриваться как очень близкие – «вторая семья»; университетская ингруппа (однокурсники также «братья и сестры») и т. д. Аутгруппы в этом ряду представлены, прежде всего, иностранцами и членами других этнических групп.

Ингруппа становится особенно значимой, когда ее члены воспринимаются индивидом как имеющие общую судьбу. Такая группа воспринимается и трактуется индивидом как своя группа. Своя группа – это совокупность людей, сходных в важнейших особенностях: верованиях, убеждениях, установках, моделях поведения, воспринимающих друг друга близкими и едиными особенно в ситуации внешней угрозы. Ситуация опасности выявляет «общность судьбы» и делает принадлежность к данной группе регулятором поведения.

Измерение по линии индивидуализм – коллективизм играет ведущую роль и в других теориях культурной вариативности.

Т. Парсонс, в частности, вывел культурно-вариативную модель самоориентированных и коллективистски-ориентированных, где самоориентация означает преобладание частных интересов в системе ценностей личности, а коллективистская ориентация – преобладание общих интересов коллектива [20].

Как уже отмечалось, в индивидуалистических культурах цели индивидов имеют преимущество перед целями группы. Это не значит, тем не менее, что индивиды могут самочинно поставить превыше всего свои собственные цели и игнорировать интересы других. Индивидуальные цели и роли автономны или независимы от целей групп. Служащие фирмы могу вместе с коллегами разделять цели компании, но в то же время они вправе оставит эту фирму, если они найдут более широкие возможности для профессионального или личностного роста еще где-то.

Гармония и сохранение мира – важные ценности коллективизма, поэтому любое несогласие в своей среде в данных культурах предпочитают тщательно скрывать («не выносить сор из избы»). В индивидуалистических культурах допускается конфронтация внутри группы, а иногда она воспринимается даже как желательная – необходимость «впустить свежий воздух».

Уверенность в себе – ценность, значимая в обоих типах культур, но в разных значениях: в коллективистских культурах это означает: «Я не являюсь обузой для своей группы», а в индивидуалистических: «Я могу делать то, что мне надо». Современные исследования разделяют коллективизм на два типа: горизонтальный – характеризует взаимную зависимость людей друг от друга, и вертикальный – означает служение индивида группе (Triandis H., 1994) [20] оба типа коллективизма тесно коррелируют между собой.

Люди в индивидуалистических культурах часто отдают приоритет своим личным целям, даже когда они входят в конфликт с целями значимых групп (семья, рабочий коллектив, приятельская компания). Представители коллективистских культур, соответственно отдают предпочтение целям группы, что особенно заметно у тех, кто придерживается вертикального коллективизма.

Например, в коллективистских культурах люди могут жить рядом с состарившимися родителями, даже когда при этом страдает работа, карьера или им не нравится климат данной местности. В индивидуалистических культурах взрослые дети выберут лучший климат или работу вне зависимости, близко это или далеко от их родителей. Людям из коллективистских культур такое поведение может показаться эгоистическим [21].

В коллективистских культурах личность определяется через принадлежность определенным группам, которые влияют на разные типы социального поведения. Например, члены коллективистских культур часто (но не всегда) организованы в иерархическую структуру и имеют тенденцию:

-заботиться о своем влиянии на членов ингруппы;

-делиться с членами ингруппы;

- ощущать взаимную зависимость;

- чувствовать себя включенным в частную жизнь членов ингруппы;

- в сильной степени заботиться о целостности и сплоченности ингруппы.

Члены же индивидуалистических культур эмоционально абстрагируются от членов ингруппы и ощущают себя отдельными, независимыми, автономными личностями.

Коллективизм также влияет на различные стороны социальной жизни. Например, в автократических режимах государство может руководить наукой, искусством, политикой, религией, чего не наблюдается в индивидуалистических культурах. Совсем недавно в нашей стране мы наблюдали вмешательство государства в эти сферы человеческой деятельности, сейчас это уже кажется нелепым – происходит то, что можно назвать «разгосударствливанием» жизни

Главная предпосылка индивидуализма, по мнению Г. Триандиса – уровень благосостояния. Г. Хосфед выявил значимую корреляцию между долей валового национального продукта на душу населения и выраженностью индивидуализма (Hostfede G., 1980) [20]. Считается, что финансовое благополучие ведет к социальной независимости. Наиболее самостоятельные и образованные слои общества в любой культуре имеют тенденцию быть настроенным более индивидуалистически. Миграции, социальная мобильность и урбанизация также способствуют росту индивидуализма.

В то же время, проявление индивидуалистических или коллективистских тенденций зависит не только от культуры, но и от социального контекста: человек может демонстрировать коллективистские тенденции в семье и среди близких друзей, и индивидуалистическое поведение – на работе или с незнакомыми людьми.

Чем отличаются люди, придерживающиеся норм индивидуализма или коллективизма? Исследования показали, что в коллективистских культурах поведение людей трактуется с позиции норм, принятых в данной культуре, а в индивидуалистических – объясняется личностными установками и особенностями самого индивида. В коллективистских культурах успех человека чаще приписывается помощи других людей, богатству и т. д., а в индивидуалистических культурах успех приписывается способностям личности. Неудача, в свою очередь, в коллективистских культурах трактуется как следствие лени, а в индивидуалистических – как результат неблагополучного стечения обстоятельств.

В коллективистских культурах человек чаще сам приспосабливается к ситуации, чем меняет ситуацию «под себя», а в индивидуалистических культурах – наоборот, стремится изменить ситуацию в «свою пользу». В коллективистских культурах людям свойственно знать (и рассказывать) больше о других, чем о себе, а в индивидуалистических культурах – наоборот, индивид больше склонен знать (и говорить) о себе, чем о других.

Таким образом, особенности индивидуалистических и коллективистских культур оцениваются различными авторами по следующим критериям:

Цель.

В индивидуалистической культуре индивидуальные цели ее членов не менее, если не более важны, чем групповые. Коллективистская культура, наоборот, характеризуется тем, что в ней групповые цели превалируют над индивидуальными.

Признание уникальности личности.

В индивидуалистической культуре признается уникальность каждого индивида, есть условия для самореализации каждого человека. В коллективистской культуре неповторимость и уникальность человека – вторичный факт. Прежде всего, он (или она) – отдельный представитель народа.

Самоидентичность.

В индивидуалистических культурах личная, или Я-идентичность, превалирует над групповой, или МЫ-идентичностью, которая является определяющей для личностного поведения в коллективистских культурах.

Мотивация поведения.

В индивидуалистических культурах поведение личности определяется ее мотивацией к достижению, а в коллективистских – принадлежностью к группе.

Образование дружеских связей.

Члены индивидуалистических культур образуют собственные дружеские привязанности и отношения, в то время как члены коллективистских культур образуют дружеские отношения на основании тех, которые были сформированы в начале жизни, при участии родителей или других старших членов семьи или наставников.

Когда отношения по вертикали (родители – дети) входят в конфликт с отношениями по горизонтали (между супругами), люди из коллективистских культур отдадут предпочтение отношениям по вертикали, а из индивидуалистических – по горизонтали.

Нормы.

В коллективистских культурах поведение людей трактуется с позиции норм, принятых в данной культуре, а в индивидуалистических – объясняется личностными установками и особенностями самого индивида.

Адаптация.

В коллективистских культурах человек чаще сам приспосабливается к ситуации, чем меняет ситуацию «под себя», а в индивидуалистических культурах – наоборот, стремится изменить ситуацию в «свою пользу».

Преимущества и недостатки индивидуализма и коллективизма

Преимущества коллективизма. В традиционных культурах обычно ниже уровень преступности, что связано с типом социализации – забота о детях, поощрение взаимной зависимости позволяет в большей степени избежать проблем, связанных с преступностью, алкоголизмом и наркоманией. Развитие экономики и резкая вестернизация общества способствует росту индивидуализма в его жестких и неприглядных формах, и так называемая «волчья» философия (угнетение слабых, неспособных конкурировать и выталкивание их на тропу криминала) воспринимается как неизбежная плата за успех тех, кто способен к конкуренции [20].

Исследования Р. Неррола показали, что если у подростка есть хотя бы пять домов, где он может «без спросу» залезть в холодильник (показатель степени его принятия в этих домах), то вероятность того, что он станет на тропу преступления, равна нулю [20].

Недостатки коллективизма. Авторитаризм и давление на личность в коллективистских культурах выше – детей часто заставляют выбирать не то, что нравится им самим, а то, что нравится родителям. В масштабе общества выше вероятность автократических режимов, в которых имеют место преследования инакомыслящих. Ценность отдельной человеческой личности и даже человеческой жизни очень низкая. Для такого типа культур характерна высокая конкуренция между отдельными группами за власть, в результате которой никто не думает о народе в целом.

Преимущества индивидуализма. Акцент на правах отдельной личности, демократия, мультикультурализм. Наказывается один человек и только за свои проступки в соответствии с законом. Личность может развивать свои таланты, и это выгодно всему обществу, т. к. экономика развивается в результате энергии отдельных людей.

Недостатки индивидуализма. Одиночество, семейные конфликты, разводы, нарциссизм. Свобода приводит к отчуждению, детской преступности, ранним беременностям, наркотикам, самоубийствам. Моральные авторитеты отсутствуют, и все держится на законах. Возрастает риск сердечно-сосудистых заболеваний.

Исследования показали, что высокая ценность и ожидание богатства негативно коррелируют с успехом и благосостоянием, если деньги – основной мотив поведения личности. Оказалось, что поведенческие нарушения и преступления выше среди материалистов. Также высокий уровень дистрессов связан с высоким стремлением к власти, с желанием контролировать, подавлять других – комплексом мотивов, свойственных индивидуалистическим культурам.

Необходим синтез полезного из этих двух культурных тенденций, или синдромов. Следует отметить, что в мировом масштабе пересиливает психология охотника (первичная основа индивидуализма) над психологией земледельца (основа коллективизма). Это неизбежно приводит к кризису хищнического отношения к Земле, что мы уже и наблюдаем.

Подобное измерение культур – по направлению индивидуализм – коллективизм проводится в культурной антропологии, кросс-культурной психологии, социологии и философии.

1.1.2 Особенности ценностных ориентаций членов коллективистских и индивидуалистических культур

В конце 80-х гг. по инициативе и под руководством д-ра С. Шварца, профессора факультета психологии Иерусалимского университета, была организована Международная программа сравнительного (кросс-культурного) изучения ценностей [20]. Шварц утверждает, что главный содержательный аспект, отделяющий ценности друг от друга, это – тип мотивации, в которой они отражаются. Поэтому он сгруппировал отдельные ценности в блоки ценностей, разделяющих общую цель. Он исходил из того, что основные человеческие ценности, которые должны быть во всех культурах, те, которые представляют универсальные человеческие потребности (биологические нужды, потребности согласованного социального взаимодействия, требования групповой жизни) как осознанные цели. Основываясь на ценностях, выделенных предшествующими исследователями, найденных в религиозных и философских трудах в разных культурах, он сгруппировал ценности в десять различных видов мотивации, которые он понимал как основные типы или блоки ценностей. Он дал этим типам ценностей определения, основанные на их главной цели: власть, достижение, гедонизм, стимуляция, самостоятельность, универсализм, заботливость, традиционность, конформизм, безопасность.

Результаты более поздних исследований подтвердили эту структуру, выявив, что десять типов ценностей располагаются на двух биполярных осях: Открытость к изменениям (ценности самостоятельности и стимуляции) – Консерватизм (безопасность, конформность и традиции), Акцент на себе (власть и достижение) – Акцент на других (универсализм и заботливость). В дальнейшем Шварц постулировал, что типы ценностей как единая система связаны с другими переменными (установками, поведением, групповым членством и т. д.).

В своем исследовании Шварц выделил шесть культурных ареалов: Западноевропейский, Англоязычный, Восточно-европейский, Исламский, Восточно-азиатский и Латиноамериканский. Япония выделилась как отдельный ареал.

Вслед за Шварцем мы выделяем следующие ценностные ориентации членов индивидуалистических и коллективистских культур:

Ценности индивидуалистической культуры:

1.  Стремление к риску

2.  Независимость

3.  Выбор собственных целей

4.  Разнообразие жизни

5.  Яркость впечатлений

6.  Наслаждение

7.  Амбиции

8.  Способности (компетентность)

9.  Авторитет, влиятельность

10.  Влияние

11.  Значимое социальное положение

12.  Благосостояние

Ценности коллективистской культуры:

1.  Социальный порядок

2.  Семейная безопасность

3.  Чувство сопричастности, совместности

4.  Самодисциплина

5.  Гордость родителями и старшими

6.  Уважение традиций

7.  Принятие своего места в жизни

8.  Помощь другому

9.  Лояльность

10.  Истинная дружба

11.  Равенство

12.  Защита окружающей среды

1.1.3 Росс ийский тип культуры

В каждой культуре люди имеют как индивидуалистические, так и коллективистские тенденции сознания и поведения, однако относительно большой крен в сторону индивидуализма характерен для запада, а в сторону коллективизма – для Востока и Юга (Африка).

Согласно измерениям Г. Хостфеда, культурами индивидуалистического типа являются культуры США, Австралии, Великобритании, Канады, Нидерландов, Новой Зеландии, Швеции, Бельгии, Дании, Франции, Италии, Ирландии, Германии и др. [20].

Коллективистскими культурами, согласно этим же измерениям, можно считать культуры Кореи, Пакистана, Перу, Тайваня, Колумбии, Венесуэлы, Коста-Рики, Гватемалы, Эквадора, Индонезии, Португалии, Японии, Китая и др.

Русскую культуру также причисляют к культурам коллективистского типа [19, 10, 38]. Проведенные в 1994 – 1995 гг. исследования русских диаспор в странах так называемого ближнего зарубежья показали, что при контакте с культурами коллективистского типа (в таких странах как Казахстан, Узбекистан, Азербайджан) русские отмечают у себя (как наиболее типичные) черты, свойственные представителям индивидуалистического типа культур: сдержанность, холодность, разобщенность и др. При контакте же с культурами индивидуалистического типа (страны Балтии) они, напротив, отмечают у себя (как наиболее типичные) черты коллективизма: гостеприимство, общительность, жертвенность и др. (Лебедева Н. М., 1995, 1997).

Несмотря на такую «ситуативность», обусловленную евроазиатским положением России, следует помнить, что ценности традиционной русской культуры и ее духовной основы – православия, располагаются ближе к полюсу коллективистски-ориентированных культур [19].

В 1999 году в рамках проекта РГНФ «Изменяющаяся этническая идентичность. Опыт кросс-культурного анализа этнопсихологических исследований в России и СНГ в 90-х годах ХХ века» Лебедевой Н. М. было проведено эмпирическое исследование изменения базовых культурных ценностей русских [19]. Целью исследования являлся сравнительный анализ структуры ценностей двух респондентов (студентов и взрослых – учителей и других специалистов) для определения сходств и различий в структуре базовых ценностей двух поколений. Сходства – показатель неизменности ценностного ядра русской культуры, а различия – направления изменения ценностей в последнее десятилетие ХХ века. Мотивом к проведению данного исследования была неудовлетворенность результатами и их интерпретацией в работах Шварца относительно стран Восточной Европы. В результате исследования были сделаны следующие выводы: отвержение ценностей, свойственных традиционной русской культуре (довольство своим местом в жизни, благочестие, скромность) свидетельствуют об изменениях в ценностно-мотивационном блоке русской культуры. Можно сказать, что в ряду ценностей русской культуры к концу ХХ века наблюдаются серьезные изменения, затрагивающие ключевые основы национального характера. Молодые отвергают ценности коллективизма: уважение традиций, умеренность, равенство, а люди постарше – ценности индивидуализма: разнообразие жизни, интересная жизнь, наслаждение жизнью, удовольствие.

По данным исследования, опубликованным в докладе «10 лет российских реформ глазами россиян» в России на 2002 год существовали две сформированные модели ценностей [41]. Одна – постиндустриальная индивидуалистическая западного типа (порядка 25-30% населения), вторая – патриархально-коллективистская (порядка 30-40% населения). Остальная часть населения имеет противоречивую систему ценностей.

В исследовании 2004 года «Семейное воспитание: нормативные представления и социальные практики» Пресняковой Л. отмечается снижение роли традиционалистских ценностей воспитания и одновременное повышение роли ценностей модернистских, которые особенно характерны для представителей молодого поколения – респондентов в возрасте 18-24 и 25-34 лет [39]. При этом самые молодые респонденты заметно чаще, чем их ближайшие предшественники (и уж тем более – чем представители среднего и старшего поколения), называют такие качества, как самостоятельность и независимость, стремление успеху.

По данным последних исследований происходит смена культурных ценностей россиян, что связано с политическими изменениями (переход от авторитаризма – к плюрализму), изменения в ценностях, пропагандируемых СМИ (навязывание рыночной морали – «ты мне – я тебе»), общественными изменениями (классовым неравенством). По мнению Шварца, типы ценностей как единая система связаны с другими переменными (установками, поведением, групповым членством и др.). Поэтому закономерно возникает вопрос о том, что изменяется в отношениях родителей и детей, каким образом существующие изменения в ценностной структуре отразились на представлениях родителей о взаимодействии с ребенком, о том, как нужно воспитывать ребенка.

1.2 Родительские представления о воспитании детей

1.2.1 Зависимость родительских представлений о воспитании от принадлежности к коллективистскому или индивидуалистическому типу культуры

Родительские представления о воспитании, установки и методы воспитания детей зависят от тех традиций, ценностей, норм и ожиданий, которые свойственны социальной, культурной, национальной и религиозной среде, к которой принадлежит та или иная семья. Оказывается, все эти факторы во многом определяют особенности родительского поведения [40].

Исследования американских психологов показывают, что у коренных американцев и представителей разных этнических меньшинств – африканцев, азиатов, латино-американцев, культурные ценности и общие родительские убеждения по отношению к детям различны [40].

Так, для коренных американцев очень важны следующие ценности: центральное положение семьи, единение, гармония и скромность (ценности коллективизма).

Для афро-американцев главными культурными ценностями являются независимость (индивидуалистические ценности), уважение к властям, послушание и расовая идентификация (коллективистские ценности).

Для американцев азиатского происхождения на первом месте стоит самоконтроль, соблюдение социального этикета, эмоциональная зрелость и уважение старших (ценности коллективизма).

Для латино-американцев самое главное – верность семье, тесные межличностные связи, взаимное уважение и самоуважение (ценности коллективизма).

Такие же различия существуют и между общими родительскими действиями и убеждениями:

Коренные американские родители на первое место ставят либеральную дисциплину, совместное выполнение родительских обязанностей и совесть как дисциплинирующий детей фактор.

Афро-американцы также выделяют строгую дисциплину и совместное выполнение родительских обязанностей.

Родители азиатского происхождения подчеркивают значимость родительского контроля, опять же строгой дисциплины, а также умения улаживать конфликты с помощью переговоров и способность родителя выполнять роль учителя.

Родители латиноамериканцы больше всего ценят либеральную дисциплину в семье, совместное выполнение родительских обязанностей и свободу.

1.2.2 Родительские представления о воспитании детей

В психологической литературе понятия «родительские представления о воспитании», «стиль родительского отношения», «тип семейного воспитания», «родительская позиция», «родительская установка» очень часто рассматриваются как синонимы. Все эти термины описывают одно понятие – особенности воспитания.

В данной работе для определения понятия родительские представления о воспитании мы используем понятие представлений из психологии. Представления (из психологии) - наглядный образ предмета или явления, возникающий на основе прошлого опыта, путем его воспроизведения в памяти или воображении [26]. Представления о воспитании содержат в себе понимание средства воспитания, образ того, что я буду делать, чтобы воспитывать ребенка, чтобы взаимодействовать с ним.

Огромный вклад в развитие представлений о специфике отношений между детьми и родителями внесла теория классического психоанализа. Как известно, психоанализ был первой теорией, в которой отношения между ребенком и родителем рассматривались в качестве главного фактора детского развития. Впервые проблема стилей родительского воспитания была исследована А. Адлером (1932) [29]. А. Адлер описывал неблагоприятные ситуации детства, связанные с родительским воспитанием, на основе которых ребенок формирует ошибочные представления о жизни. К ним относятся баловство ребенка и пренебрежение ребенком. Эти деструктивные стили отношения к ребенку препятствуют развитию у него социального интереса, или общественного чувства – способности интересоваться другими людьми и принимать в них участие. А. Адлер подчеркивает, что попустительство и вседозволенность со стороны родителей приводит к развитию неадекватных представлений о самом себе, об окружающем мире, способах конструктивного взаимодействия с другими людьми. Эмоционально отвергаемые, пренебрегаемые родителями дети будут недооценивать собственные силы, преувеличивать трудности жизненных задач, у них могут быть трудности в межличностных отношениях.

Классической считается работа С. Броди (1956), выполненная в рамках клинического подхода [29]. Наблюдая видеомагнитофонные записи 4-х часового общения матери с ребенком, она выделила 4 типа материнского отношения:

1 тип. Мать легко и органично приспосабливается к потребностям ребенка. Для нее характерно поддерживающее, разрешающее поведение.

2 тип. Сознательно мать старается приспособиться к потребностям ребенка, но из-за напряженности и отсутствия непосредственности в общении с ребенком ее попытки часто безуспешны. Мать чаще доминирует, чем уступает.

3 тип. В основе материнства – чувство долга. В отношении с ребенком отсутствует интерес, теплота, спонтанность. Инструмент – жесткий контроль.

4 тип. Мать ведет себя неадекватно возрасту и потребностям ребенка. Ее воспитательные воздействия непоследовательны и противоречивы.

По мнению С. Броди, наиболее вредным для ребенка оказался 4-й стиль материнства, т. к. постоянная непредсказуемость материнских реакций лишала ребенка мира стабильности и провоцировала повышенную тревожность.

Д. Стивенсон-Хайнд, М. Симсон (1982) выделяют 3 типа родительского отношения [8]:

Спокойная мать, преимущественно использующая похвалу как инструмент воспитания. Экзальтированная мать с широкой амплитудой эмоциональных реакций на любые мелочи в поведении ребенка. “Социальная” мать – для нее характерна легкая отвлекаемость от ребенка на любые стимулы.

А. Болдуин (1906) выделил два стиля родительского воспитания: демократический и контролирующий [29].

Демократический стиль характеризуется следующими параметрами: высокая степень вербального общения между родителями и детьми, включенность детей в обсуждение семейных проблем, успешность ребенка при готовности родителей всегда прийти на помощь, стремление к снижению субъективности в видении ребенка.

Контролирующий стиль предполагает существенные ограничения поведения ребенка при отсутствии разногласий между родителями и детьми по поводу дисциплинарных мер, четкое понимание ребенком смысла ограничений. Требования родителей могут быть достаточно жесткими, но они предъявляются ребенку постоянно и последовательно и признаются ребенком как справедливые и обоснованные (Крэйг Г., 2000).

Д. Боумрид (1975) выделила четыре параметра изменения родительского поведения []29:

Родительский контроль: при высоком уровне родители предпочитают оказывать большое влияние на детей, способны настаивать на выполнении своих требований, последовательны в них. Контролирующие действия направлены на модификацию проявлений зависимости у детей, агрессивности, развитие игрового поведения, а также на более совершенное усвоение родительских стандартов и норм.

Второй параметр — родительские требования, побуждающие к развитию у детей зрелости; родители стараются, чтобы дети развивали свои способности в интеллектуальной, эмоциональной сферах, межличностном общении, настаивают на необходимости и праве детей на самостоятельность.

Третий параметр — способы общения с детьми в ходе воспитательных воздействий: родители стремятся использовать убеждение с тем, чтобы добиться послушания, обосновывают свою точку зрения и одновременно готовы обсуждать ее с детьми, выслушивают их аргументацию. Родители с низким уровнем чаще прибегают к крикам, жалобам и ругани.

Четвертый параметр — эмоциональная поддержка: родители способны выражать сочувствие, любовь и теплое отношение, действия и эмоциональное отношение направлены на содействие физическому и духовному росту детей, они испытывают удовлетворение и гордость от успехов детей.

Оказалось, что комплекс черт компетентных детей соответствует наличию в родительском отношении всех четырех измерений — контроля, требовательности к социальной зрелости, общения и эмоциональной поддержки, т. е. оптимальным условием воспитания является сочетание высокой требовательности и контроля с демократичностью и принятием.

Е. Т. Соколова (Соколова Е. Т., 1989), обобщив опыт работы в психологической консультации, выделила следующие стили отношений “мать – ребенок” [22]:

1. Сотрудничество. В общении матери и ребенка преобладают поддерживающие высказывания над отклоняющими. В общении присутствуют взаимоуступчивость, гибкость (смена позиций ведущего и ведомого). Мать побуждает ребенка к активности.

2. Изоляция. В семье не принимается совместных решений. Ребенок изолируется и не хочет делиться своими впечатлениями и переживаниями с родителями.

3. Соперничество. Партнеры по общению противостоят друг другу. Критикуют друг друга, реализуя потребности в самоутверждении и симбиотической привязанности.

4. Псевдосотрудничество. Партнеры проявляют эгоцентризм. Мотивация совместных решений не деловая, а игровая (эмоциональная).

Е. Т. Соколова считает, что партнеры при реализации того или иного стиля получают “психологические выгоды”, и рассматривает два варианта отношений “матери – ребенка”: доминирование матери и доминирование ребенка.

Доминирующая мать отклоняет предложения ребенка, а ребенок поддерживает предложения матери, демонстрируя покорность и/или действуя за спиной и под защитой матери.

Если доминирует ребенок, мать получает следующие психологические выгоды: мать соглашается с ребенком, чтобы обосновать его слабость и тревогу за него или чтобы принять позицию “жертвы”.

В. И. Гарбузов (1990) выделил три типа неправильного воспитания [4, 22].

Воспитание по типу А (неприятие, эмоциональное отвержение) — неприятие индивидуальных особенностей ребенка, сочетающееся с жестким контролем, с императивным навязыванием ему единственного правильного типа поведения. Тип воспитания А может сочетаться с недостатком контроля, полным попустительством.

Воспитание по типу В (гиперсоциализирующее) выражается в тревожно-мнительной концепции родителей о состоянии здоровья ребенка, его социальном статусе среди товарищей, и особенно в школе, ожидании успехов в учебе и будущей профессиональной деятельности.

Воспитание по типу С (эгоцентрическое) — культивирование внимания всех членов семьи на ребенке (кумир семьи), иногда в ущерб другим детям или членам семьи (Гарбузов В. И., 1990).

Также интересной нам представляется классификация, предложенная А. Е. Личко и Э. Г. Эйдемиллер для подростков [36]. Авторы выделили следующие отклонения в стилях семейного воспитания:

Гипопротекция. Характеризуется недостатком опеки и контроля. Ребенок остается без надзора. К подростку проявляют мало внимания, нет интереса к его делам, часты физическая заброшенность и не ухоженность. При скрытой гипопротекции контроль и забота носят формальный характер, родители не включаются в жизнь ребенка. Невключенность ребенка в жизнь семьи приводит к асоциальному поведению из-за неудовлетворенности потребности в любви и привязанности.

Доминирующая гиперпротекция. Проявляется в повышенном, обостренном внимании и заботе, чрезмерной опеке и мелочном контроле поведения, слежке, запретах и ограничениях. Ребенка не приучают к самостоятельности и ответственности. Это приводит либо к реакции эмансипации, либо к безынициативности, неумению постоять за себя.

Потворствующая гиперпротекция. Так называют воспитание “кумира семьи”. Родители стремятся освободить ребенка от малейших трудностей, потакают его желаниям, чрезмерно обожают и покровительствуют, восхищаются его минимальными успехами и требуют такого же восхищения от других. Результат такого воспитания проявляется в высоком уровне притязаний, стремлении к лидерству при недостаточных упорстве и опоре на свои силы.

Эмоциональное отвержение. Ребенком тяготятся. Его потребности игнорируются. Иногда с ним жестоко обращаются. Родители (или их “заместители” — мачеха, отчим и пр.) считают ребенка обузой и проявляют общее недовольство ребенком. Часто встречается скрытое эмоциональное отвержение: родители стремятся завуалировать реальное отношение к ребенку повышенной заботой и вниманием к нему. Этот стиль воспитания оказывает наиболее отрицательное воздействие на развитие ребенка.

Жестокие взаимоотношения. Могут проявляться открыто, когда на ребенке срывают зло, применяя насилие, или быть скрытыми, когда между родителями и ребенком стоит “стена” эмоциональной холодности и враждебности.

Повышенная моральная ответственность. От ребенка требуют честности, порядочности, чувства долга, не соответствующих его возрасту. Игнорируя интересы и возможности подростка, возлагают на него ответственность за благополучие близких. Ему насильно приписывают роль “главы семьи”. Родители надеются на особое будущее своего ребенка, а ребенок боится их разочаровать. Часто ему перепоручают уход за младшими детьми или престарелыми.

Помимо этого выделяются также следующие отклонения в стиле родительского воспитания: предпочтение женских качеств (ПЖК), предпочтение мужских качеств (ПМК), предпочтение детских качеств (ПДК), расширение сферы родительских чувств (РРЧ), страх утраты ребенка (ФУ), неразвитость родительских чувств (НРЧ), проекция собственных нежелательных качеств (ПНК), внесение конфликта между супругами в сферу воспитания (ВК).

А. Я. Варга и В. В. Столин выделяют четыре типа родительского отношения [29]:

1. Принимающе – авторитарный – субъективное благополучие родителей: теплое отношение и принятие ребенка с требованиями социальных успехов и достижений при контроле в этих областях.

2. Отвергающий с элементами инфантилизации и социальной инвалидизации – эмоциональное отвержение ребенка, низкая ценность его индивидуально-характерологических свойств, отношение как к более младшему по сравнению с реальным возрастом, приписывание дурных наклонностей.

3. Симбиотический – стремление установить с ребенком тесный напряженный эмоциональный контакт, соучаствовать во всех мелочах его жизни.

4. Симбиотическо – авторитарный – гиперпротекция и тотальный контроль поведения психической жизни ребенка, блокирование осуществления детской потребности в психосоциальной идентификации.

Параметры измерения родительского отношения: “Принятие – отвержение”, “Кооперация” (социальная желательность), “Симбиоз”, “Авторитарная гиперсоциализация”, “Маленький неудачник” (инфантилизация – инвалидизация).

Как видно из примеров, приведенных выше, единой основы классификаций типов семейного воспитания нет. Иногда за основу брались эмоциональные компоненты воспитания, иногда способы воздействия на ребенка, иногда родительские позиции и т. п. Поэтому, хотя разными исследователями предлагаются различные классификации, Т. В. Архиреева считает, что их можно соотнести между собой в силу того, что отдельные виды воспитания, носящие разные названия, имеют много сходного (Архиреева Т. В., 1990) [1].

На наш взгляд, в данной таблице приведены классификации типов семейного воспитания по персоналиям. Однако не выделены критерии, по которым их можно было бы сопоставлять.

Рассмотрев понятия «тип семейного воспитания», «стиль родительского отношения», «родительская установка», мы увидели, что они являются схожими. В нашей работе мы используем понятие «родительские представления о воспитании», которое также подобно рассмотренным нами терминам. Представления (из психологии) - наглядный образ предмета или явления, возникающий на основе прошлого опыта (ощущений и восприятий), путем его воспроизведения в памяти или воображении. Представление о воспитании содержат в себе понимание средства воспитания, образ того, что я буду делать, чтобы воспитывать ребенка, чтобы взаимодействовать с ним.

В качестве основных представлений о воспитании мы используем следующие показатели (Архиреева Т. В.) [2]:

Показатель оптимального эмоционального контакта включает следующие родительские представления:

1.  Вербализация (предоставление ребенку возможности высказаться)

2.  Равенство родителей и ребенка

3.  Поощрение активности ребенка

4.  Товарищеские отношения между родителями и детьми

Этот показатель отражает принятие ребенка, признание его равноправия, побуждение к активности. То есть эти представления о воспитании носят демократический, принимающий характер.

Показатель излишней эмоциональной дистанции от ребенка включает следующие родительские представления о воспитании:

1.  Строгость родителей

2.  Раздражительность

3.  Избегание общения с ребенком

Данный показатель носит авторитарный, отвергающий характер. Через эти представления отражается отвержение, неприятие ребенка.

Показатель излишней концентрации на ребенке включает следующие родительские представления о воспитании:

1.  Оберегание ребенка от трудностей

2.  Подавление воли ребенка

3.  Страх причинить вред ребенку

4.  Зависимость ребенка от матери

5.  Подавление агрессивности

6.  Подавление сексуальности ребенка

7.  Навязчивость родителей

8.  Ускорение развития

В этом показателе содержатся представления о воспитании, носящие характер гиперопеки, гиперпротекции (доминирующей), авторитарности, симбиоза.

Показатель отношения к семейной роли (отражает представления родителей о семейной роли, которые находятся в тесной связи с представлениями о воспитании) включает в себя следующие представления:

1.  Ограничение матери ролью хозяйки дома

2.  Жертвенность родителей

3.  Супружеские конфликты

4.  Поощрение зависимости ребенка от родителей

5.  Мученичество родителей

6.  Невнимательность мужа к жене

7.  Власть матери

8.  Необходимость посторонней помощи в воспитании ребенка

Такие показатели как власть матери, мученичество родителей, супружеские конфликты говорят об авторитарности в воспитании. Такие показатели как жертвенность родителей, поощрение зависимости ребенка от родителей, ограничение матери ролью хозяйки дома – говорят о гиперопекающем, симбиотическом воспитании (Архиреева Т. В.).

1.3 Модель исследования

Таким образом, наиболее адекватной с точки зрения воспитания ребенка является шкала оптимального эмоционального контакта с ребенком, поскольку она отражает родительские представления о воспитании ребенка, способствующие развитию в ребенке активности, лидерских качеств, любознательности. Родители с этими представлениями о воспитании предоставляют ребенку возможность высказывать свое мнение, считаются с ним, общаются на равных, стараются участвовать в его делах, разделяют и поощряют его интересы. Но, с другой стороны, для развития постоянства, целеустремленности, воли, в воспитательных воздействиях необходим контроль, наличие требовательности. Здесь можно отметить такой показатель, как строгость (но не в высоких значениях).

Поэтому оптимальным профилем родительских представлений о воспитании детей мы считаем профиль с высокими баллами по показателям:

q  Вербализация (предоставление ребенку возможности высказаться)

q  Равенство родителей и ребенка

q  Поощрение активности ребенка

q  Товарищеские отношения между родителями и детьми

Средними значениями по шкале:

q  Строгость родителей

И низким значениям по всем остальным показателям.

Какой тип ценностей соответствует этому профилю?

Как мы говорили ранее, наиболее адекватным типом ценностей является такой тип, который сочетает в себе все достоинства индивидуализма и коллективизма. Необходим синтез полезного из этих двух культурных тенденций: уважение отдельной личности, признание уникальности, независимости каждого, забота о других членах общества, уважение старших. Поэтому из полученного анализа литературы мы составили профиль адекватных ценностей с точки зрения оптимальных родительских представлений о воспитании детей. Основные показатели такого профиля:

q  лояльность

q  истинная дружба

q  помощь другому

q  равенство

q  гордость старшими

q  уважение традиций

q  совместность

q  способности, компетентность

q  выбор собственных целей

q  независимость

q  самодисциплина (в средних значениях)

q  авторитет, влиятельность (в средних значениях).

Показатель вербализации соответствует следующим ценностным ориентациям: лояльность, истинная дружба, помощь другому. Равенство родителей и ребенка соответствует следующим ценностным ориентациям: равенство, истинная дружба, помощь другому, гордость старшими, совместность. Поощрение активности ребенка соответствует следующим ценностным ориентациям: способности (компетентность), выбор собственных целей, независимость. Показатель товарищеских отношений с ребенком соответствует следующим ценностным ориентациям: истинная дружба, лояльность, помощь другому, совместность, уважение традиций. Показатель строгости соответствует следующим ценностным ориентациям: самодисциплина, авторитет (в средних значениях).

Мы предположили, что у родителей с преобладанием индивидуалистических ценностей будет наблюдаться излишнее дистанцирование от ребенка, проявляющееся в высоких значениях по следующим показателям:

q  раздражительность, вспыльчивость родителя,

q  уклонение от контакта с ребенком,

q  стремление ускорить развитие ребенка.

В свою очередь у родителей с преобладанием коллективистских ценностей будет наблюдаться излишняя концентрация на ребенке, проявляющаяся в высоких значениях по следующим показателям:

q  оберегание ребенка от трудностей,

q  подавление воли ребенка,

q  чрезмерное вмешательство в мир ребенка,

q  подавление агрессивности ребенка,

q  зависимость ребенка от матери.

Глава II. Эмпирическое исследование родительских представлений о воспитании детей

2.1 Методики исследования

В исследовании участвовало 52 человека. В качестве опрошенных выступали матери детей дошкольного возраста 3 детских садов Октябрьского района г. Красноярска. Матери выступали в качестве опрошенных поскольку, во-первых, используемая нами методика изучения родительских представлений о воспитании направлена на изучение в первую очередь материнских представлений, во-вторых, в нашей культуре принято воспитанием детей в большей степени заниматься матери, нежели отцу. Возраст детей 4-5 лет. Возраст детей тоже выбран не случайно, поскольку тревожность родителей по поводу адаптации ребенка к детскому саду уже прошла, а тревожность по поводу подготовки к школе еще не началась, также этот возраст и у ребенка является стабильным.

Метод исследования: анкетные опросы (методика PARI Шефер и Белл, опросник на выявление типов ценностей по методике Шварца). Инструкции и текст опросников – смотри Приложение 3.

Методика PARI - авторы Е. Шефер и Р. Белл. Адаптация Т. В. Архиреевой. Опросник РАRI направлен на изучение наиболее общих особенностей родительского воспитания. Он не связан с установками на воспитание конкретного ребенка. Родители выражают свое мнение, касающееся воспитания детей вообще. Поэтому этот инструмент выбран нами как наиболее адекватный [37].

Методика изучения ценностных ориентаций С. Шварца. Адаптация Лебедевой Н. М. Представляет собой список из 24 ценностей (12 - ценности индивидуалистической культуры, 12 - ценности коллективистской культуры). Из всех возможных опросников ценностных ориентаций данный инструмент удовлетворял нашему требованию по разделению ценностей на коллективистский и индивидуалистический типы [20].

2.2 Результаты исследования

Результаты, полученные в ходе эксперимента, занесены в таблицы 48% (25 человек) опрошенных имеют индивидуалистический тип ценностей, 15% (8 человек) - коллективистский тип ценностей, 37% (19 человек) – смешанный тип.

1.  При сопоставлении профилей родительских представлений о воспитании коллективистов и индивидуалистов выявились следующие тенденции:

Для коллективистов характерно:

Высокие показатели:

-  оберегание ребенка от трудностей (7,25б из 10)

-  поощрение зависимости ребенка от родителей (7,12б из 10)

-  зависимость ребенка от матери (6,25б из 10)

Средние показатели

-  подавление воли ребенка (6б из 10)

-  навязчивость родителей (5б из 10)

-  ускорение развития (5,87б из 10)

-  раздражительность (5,6б)

-  равенство родителей и ребенка (5,25б из 10)

-  мученичество родителей (5,12б из 10)

-  власть матери (4,87б из 10)

-  супружеские конфликты (4,5б из 10)

Для индивидуалистов характерно:

Высокие показатели:

-  раздражительность (7,96б из 10)

-  строгость (6,56б из 10)

Средние показатели:

-  супружеские конфликты (5,44б из 10)

-  избегание общения с ребенком (5,36б из 10)

-  ускорение развития (5,6б из 10)

-  мученичество родителей (4,9б из 10)

-  равенство родителей и ребенка (4,76б из 10)

-  власть матери (4,52б из 10)

Рассмотрим профиль «смешанного» родителя.

Для респондентов со смешанным типом ценностей характерен профиль родительских представлений о воспитании, схожий с профилем коллективиста. Большинство из них находятся ближе к коллективистским ценностям (12 из 19 человек). Высокие и средние баллы по шкалам:

-  оберегание ребенка от трудностей (6,9б из 10)

-  ускорение развития ребенка (6,4б из 10)

-  подавление воли ребенка (5,4б из 10)

-  раздражительность (5,4б из 10)

-  власть матери (5,2б из 10)

-  зависимость ребенка от матери (5,2б из 10)

-  поощрение зависимости ребенка от матери (5,6б из 10)

-  супружеские конфликты (4,7б из 10)

-  раздражительность (5,4б из 10)

2.  Далее нам интересно было посмотреть профили родителей по ценностям и выявить у них общее и различия (см. профили в Приложении 7). Мы получили следующие данные:

У коллективистов следующие предпочтения:

-  социальный порядок

-  совместность

-  принятие своего места в жизни

-  самодисциплина

-  лояльность

-  семейная безопасность

-  способности, компетентность

-  благосостояние

Для индивидуалистов значимо:

-  независимость

-  выбор собственных целей

-  наслаждение

-  амбиции

-  влияние

-  авторитет

-  значимое социальное положение

-  благосостояние

-  семейная безопасность

-  способности, компетентность

Низкие значения у большинства респондентов (коллективистов и индивидуалистов) по следующим шкалам:

-  уважение традиций

-  истинная дружба

-  защита окружающей среды

Также низкие значения по шкалам:

-  разнообразие

-  яркость впечатлений

2.3 Обсуждение результатов

Таким образом, у коллективистов самые высокие значения по шкале концентрации на ребенке (что подтверждает нашу гипотезу и отличает коллективиста от индивидуалиста). Также в средних значениях находятся шкалы – супружеские конфликты (что характерно для типичной российской семьи по последним исследованиям), мученичество родителей (эта шкала коррелирует с конфликтностью в семье), власть матери (что говорит об авторитарности в воспитании), раздражительность (отражает общее неблагополучие детско-родительских отношений). То есть с одной стороны, гиперопека, забота, концентрация на ребенке, а с другой стороны – авторитарность и повышенная конфликтность в семье.

В общем можно сказать, что представления коллективистов о воспитании ребенка носят не совсем благоприятный характер – отсутствует предоставление ребенку свободы, автономности, нет места для развития лидерских качеств. Но присутствует желание ускорить развитие ребенка – отсюда и появляется раздражительность и мученичество родителей. Если ребенку не предоставляют возможности проявить активность, высказаться, но требуют от него активного развития, успешности, то чего можно от этого ожидать?

Самая благоприятная тенденция в родительских представлениях о воспитании коллективистов – признание равенства родителей и ребенка (5,2б из 10, т. е. в средних значениях).

Чем можно объяснить такую тенденцию коллективистов к гиперопеке? Мы предполагаем, что здесь играет роль следующие коллективистские особенности: большая зависимость от старших, авторитет старших, уважение их мнения. Но, с другой стороны, мы наблюдаем противоречивую картину – такие ценности как «гордость старшими» и «уважение традиций» находятся в относительно невысоких значениях у коллективистов. Возможно, идет смена ценностных ориентаций, связанная с современными общественными тенденциями (неуважение старшего поколения, их ненужность обществу), но родительские представления о воспитании еще остаются в коллективистском духе. Что и является неблагоприятным – внутренний конфликт между своими предпочтениями в воспитании (которые идут из образа семьи, в которой вырос и воспитывался человек) и представлениями, образами, которые сейчас необходимы обществу. То есть, с одной стороны, я хочу воспитывать ребенка, который уважает старших, родителей, уважает традиции, но с другой стороны, для жизни в обществе, как мне, так и моему ребенку эти качества совсем не нужны.

Теперь подойдем к рассмотрению профиля индивидуалиста.

Самые высокие значения – по шкале излишней дистанции с ребенком (раздражительность, строгость, избегание общения). Также средние и повышенные баллы по следующим шкалам: конфликтность, власть матери, мученичество родителей. То есть присутствует дистанцирование от ребенка, а также некоторая авторитарность в воспитании (проявляющаяся в строгости и власти матери).

Здесь профиль получился абсолютно противоположным коллективисту. Если у коллективиста есть необходимость в поддержании тесного эмоционального контакта с ребенком (даже излишняя концентрация на ребенке), то для индивидуалиста такие шкалы как зависимость ребенка от матери, навязчивость родителей, не являются значимыми. Это можно объяснить тем, что с индививидуалистической точки зрения, ребенку, чтобы выжить, встроиться в общество, успешно социализироваться, нет необходимости быть зависимым от родителя, наоборот, ему необходимо быть независимой, свободной личностью. Вроде бы эта тенденция положительная, но, учитывая высокие показатели по шкалам раздражительности, строгости, избегания общения с ребенком, супружеских конфликтов, мученичества родителей в целом картина не совсем р

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Взаимосвязь типа ценностей родителей и особенностей воспитания детей". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 608

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>