Дипломная работа на тему "Взаимосвязь эмоционального интеллекта и тревоги у студентов"

ГлавнаяПсихология → Взаимосвязь эмоционального интеллекта и тревоги у студентов




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Взаимосвязь эмоционального интеллекта и тревоги у студентов":


ВЯТСКИЙ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Гуманитарный факультет

Кафедра общей психологии

Взаимосвязь эмоционального интеллекта и тревоги у студентов

Выпускная квалификационная работа

студентки 5 курса

гуманитарного факультета

Карамышевой Юлии Геннадьевны

Научный руководитель - кандидат психологических наук, доцент

Никулина Е. В.

Киров 2010

Содержание

Введение

Глава 1. Теорети ческий анализ проблемы взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги

1.1 Понятие эмоций в психологических исследованиях

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Грамотное выполнение дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Москве и в других городах России.

1.2 Понятие и модели эмоционального интеллекта

1.3 Психологическая природа тревоги

Выводы по главе 1

Глава 2. Эмпирическое исследование взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги у взрослых людей

2.1 Этапы исследования. Характеристика выборки

2.2 Методики исследования

2.3 Результаты эмпирического исследования взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги

Выводы по главе 2

Заключение

Литература

Приложения


Введение

Выпускная квалификационная работа посвящена сложной и значимой проблеме изучения взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги у студентов. В настоящее время данная проблема относится к числу недостаточно исследованных и требует как теоретического, так и практического изучения всех ее аспектов.

Актуальность исследования взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги у студентов (период ранней взрослости по классификации Г. Крайг) обусловлена тем, что данная тема является мало изученной и слабо разработанной. В последнее десятилетие концепция эмоционального интеллекта как альтернативы традиционного интеллекта стала широко известной в психологической науке.

Многие сторонники данной концепции утверждают, что эмоциональный интеллект играет существенную роль в успешности повседневной деятельности. Так, некоторые авторы считают, что коэффициент эмоционального интеллекта имеет большую прогностическую ценность, чем простой интеллект.

Сегодня актуальность проблемы в большой степени обусловлена недостаточной разработанностью концепции эмоционального интеллекта в России. В настоящее время в отечественной психологической науке практически не проводится эмпирических исследований эмоционального интеллекта. Несмотря на наличие в зарубежных источниках разнообразных методик, направленных на определение уровня интеллекта, отсутствует их перевод на русский язык и адаптация на российской выборке.

Таким образом, актуальность исследуемой проблемы определяется как тенденциями развития научного знания, так и существующими потребностями социальной практики.

Отдельно хотелось бы обратить наше внимание на проблему изучения тревоги. Практически каждый современный человек, знает - как на своем личном опыте, так и из наблюдений над жизнью окружающих, - что в наше время феномен тревоги охватывает все стороны жизни. Несмотря на то, что тревога стала центральной проблемой во многих областях нашей культуры, понять эту проблему по-прежнему нелегко по той причине, что различные теории и исследования были и остаются не скоординированными между собой.

В отечественной литературе изучением проблемы взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги занимались такие авторы, как П. М. Якобсон (1958), В. К. Вилюнас (1973), Б. И. Додонов (1987), П. В. Симонов (1962, 1983, 1996), Л. И. Куликов (1997), В. О. Леонтьев (1982), Е. П. Ильин (2001) и др.

Из зарубежных авторов следует отметить З. Фрейда (1894), Р. Вудвортса (1950), Д. Линдсли (1960), П. Фресса (1975), Я. Рейковского (1979), Рувен Бар - Она (1985), К. Изарда (2000), Д. Мэйера (1990), П. Саловея (1990), Д. Гоулмана (1990).

Цель исследования: изучить взаимосвязь эмоционального интеллекта и тревоги.

Предмет исследования: взаимосвязь эмоционального интеллекта и тревоги.

Объект исследования: студенты заочного отделения, всего в исследовании принимало участие 32 человека, возраст от 20 до 33 лет.

Гипотеза исследования: предположим, что существует взаимосвязь между эмоциональным интеллектом и тревогой.

Задачи исследования:

Провести теорети ческий анализ литературы по проблеме взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги.

Охарактеризовать психологические особенности проявления тревоги.

Эмпирически исследовать особенности взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги.

Методы исследования: теорети ческий анализ психологической литературы по проблеме исследования, методы качественного анализа результатов исследования, психодиагностические методы, методы математической статистики.

Методики исследования: "шкала проявления личностной тревоги" Дж. Тейлор (вариант Норакидзе), приложение 1; тест-опросник определения эмоционального интеллекта Д. Гоулмана, приложение 2.

В качестве методов математической статистики использовался корреляционный анализ (коэффициент ранговой корреляции Спирмена).

Теоретическая значимость исследования состоит в том, что проанализированы понятия эмоционального интеллекта как способности, осознавать, свои эмоции и эмоции другого, способности управлять, своими эмоциями и эмоциями другого человека и на этой основе строить взаимодействие с окружающими людьми.

Проанализировано понятие тревоги как отрицательно эмоционального переживания, обусловленного ожиданием чего-то опасного, не связанного с конкретными событиями. Эмоциональное состояние, возникающее в ситуациях неопределенной опасности и проявляемое в ожидании неблагополучного развития событий.

Практическая значимость работы состоит в том, что полученные результаты исследования могут быть использованы практическими психологами для развития эмоциональной сферы.

Структура и объем работы: выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы (62 наименований) и 2 приложений. Работа иллюстрирована 3 таблицами.


Глава 1. Теорети ческий анализ проблемы взаимосвязи эмоционального интеллекта и тревоги 1.1 Понятие эмоций в психологических исследованиях

Психология эмоций как наука едва достигла своего совершеннолетия.

Довольно странно, что такая актуальная тема больше века оставалась в тени развития. Исследователи человеческой природы еще до появления научных данных, понимали важность эмоций для самосознания человека и его социальных отношений. Однако психология игнорировала эмоции фактически до восьмидесятых годов нашего столетия.

Практически каждый человек знает, что такое эмоции, так как неоднократно их испытывал. Но затруднения появляются тогда, когда человека просят описать какую-либо эмоцию. С большим трудом поддаются описанию переживания, ощущения, сопровождающие эмоции.

Эмoция (от лат. emovere - возбуждать, волновать) обычно понимается как переживание, душевное волнение [22]. Пoд эмоциями понимают протяжённые во времени процессы внутренней регуляции деятельности человека или животного, отражающие смысл (значение для процесса его жизнедеятельности), который имеют существующие или возможные в его жизни ситуации.

У человека эмоции порождают переживания удовольствия, неудовольствия, страха, робости и тому подобного, играющие роль ориентирующих субъективных сигналов. В этом контексте важно понимать, что сама по себе эмоция может, но не обязана такое переживание порождать, и сводится именно к процессу внутренней регуляции деятельности. Так, различают понятие "эмоция" от понятий "чувство", "аффект", "настроение" и "переживание".

В отличие от чувств, эмоции не имеют объектной привязки: они возникают не по отношению к кому или чему-либо, а по отношению к ситуации в целом. В связи с этим эмоции, в отличие от чувств, не могут быть амбивалентными: как только отношение к чему-то становится одновременно и плохим и хорошим, это что-то можно назвать объектом, а эмоциональные процессы по отношению к нему - чувствами.

В отличие от аффектов, эмоции могут практически не иметь внешних проявлений, значительно продолжительнее по времени и слабее по силе [32].

В отличие от настроений, эмоции могут меняться достаточно быстро и протекать довольно интенсивно [20]. Под переживаниями обычно понимают исключительно субъективно-психическую сторону эмоциональных процессов, не включая физиологические составляющие. На протяжении многовековой истории исследования эмоций пользовались самым пристальным вниманием, им отводилась одна из центральных ролей среди сил, определяющих внутреннюю жизнь и поступки человека.

Однако в современной позитивистски настроенной психологии отношение к проблеме эмоций совершенно иное. Интерес к ним стал гаснуть по мере того, как стали накапливаться неудачи в попытках отыскать достаточно тонкие и надежные средства для объективного (в позитивистском смысле слова) их изучения. Внимание исследователей постепенно стало ограничиваться сравнительно узким кругом проблем, таких как выражение эмоций, влияние отдельных эмоциональных состояний на деятельность, допускающих разработку при помощи эксперимента. Большую путаницу в психологию эмоций вносят терминологические расхождения. В какой-то мере они заложены уже в повседневном языке, позволяющем называть страх эмоцией, аффектом, чувством или даже ощущением.

Из-за существующей терминологической неоднозначности в психологии эмоций очень важно учитывать условность названий и решать вопрос об их соотношении не по внешнему звучанию, а на основе тщательной проверки того, что именно они обозначают [22].

Попытки классифицировать эмоциональные состояния, переживания и чувства предпринимались давно.

Однако, как указывает П. В. Симонов, ни одна из предложенных классификаций не получила широкого признания и не сохранилась в качестве эффективного инструмента дальнейших поисков и уточнений. Очевидно, универсальную классификацию эмоций создать вообще невозможно, так что классификация, пригодная для решения одного круга задач, неизбежно должна быть заменена другой при решении задач иного сорта, принципиально отличных от первых. Объектом нашего внимания будут только те эмоции, в которых субъект чаще всего испытывает потребность, и которые придают ценность процессу его деятельности [19].

1. Альтруистические эмоции. Эти переживания возникают на основе потребности в содействии, помощи, покровительстве другим людям. Альтруистические эмоции люди могут испытывать, и, не помогая другим реально, а лишь отождествляя себя в воображении с тем или иным благородным героем.

2. Коммуникативные эмоции. Эти эмоции возникают на основе потребности в общении. Коммуникативные переживания нередко близки к альтруистическим. Надо отметить, что не всякая эмоция, возникающая при общении людей, является непременно коммуникативной. В процессе общения могут возникать любые эмоции; коммуникативными же являются только те из них, которые возникают как реакция на удовлетворение или неудовлетворение стремления к эмоциональной близости.

3. Глорические эмоции (от лат. gloria - слава). Эти эмоции связаны с потребностью в самоутверждении, в славе. Типичная для них эмоциональная ситуация - реальное или воображаемое “пожинание лавров".

4. Праксические эмоции. Термин “праксические чувства" введен в употребление М. Якобсоном, предложившим назвать так переживания, “вызываемые деятельностью, изменением ее в ходе работы, успешностью или не успешностью ее, трудностями ее осуществления и завершения” [61- c.228].

5. Пугнические эмоции (от лат. pugna - борьба). Эмоции, происходят от потребности в преодолении опасности, на основе которой позднее возникает интерес к борьбе.

6. Романтические эмоции. В академическом “Словаре русского языка" романтизм определяется как “умонастроение, проникнутое идеализацией действительности, мечтательной созерцательностью", а романтиком словарь называет того, “кто настроен романтически, склонен к мечтательности, к идеализации жизни и людей" (стремление ко всему необычайному, необыкновенному, таинственному).

7. Гностические эмоции. Гностические (от греч, gnosis - знание) эмоции издавна описываются в учебниках психологии под рубрикой интеллектуальных чувств. Часто, однако, при этом в одном ряду оказываются и конкретные переживания (удивление), и свойства личности (чувство нового). Это гностические эмоции связанные с потребностью в “когнитивной гармонии". Суть ее в том, чтобы в новом, неизвестном, из ряда вон выходящем отыскать знакомое, привычное, понятное.

8. Эстетические эмоции. Категория эстетических чувств выделена давно. Тем не менее, в вопросе о природе и самом составе эстетических переживаний до настоящего времени остается еще много неясного. Сложность проблемы состоит в том, что эстетические отношения к изображаемому проявляются через все другие чувства - радость, гнев, тоску, и т. д. Можно выделить два основных взгляда. Согласно первому, эстетических эмоций в чистом виде просто не существует. Согласно второму взгляду, эстетическая эмоция есть отражение потребности человека в гармонии с окружающим миром предметов.

9. Гедонистические эмоции. Сюда относятся эмоции, связанные с удовлетворением потребности в телесном и душевном комфорте.

10. Акизитивные эмоции (от франц. Acquisition- приобретение). Эти эмоции возникают в связи с интересом к накоплению, “коллекционированию" вещей, выходящему за пределы практической нужды в них [19 - c.109].

Данную классификацию считают "открытой", подразумевая, что число выделенных эмоциональных категорий при необходимости можно дополнять, не нарушая положенного в ее основу принципа.

В отечественной психологии распространена традиционная классификационная схема, выделяющая аффекты, чувства, собственно эмоции, настроения. Зарубежная психология, также не ушла дальше. Некоторые авторы добавляют еще чувства как устойчивые эмоциональные отношения человека.

Традиционная классификационная схема не имеет единого основания, заменяя его перечислением специфических отличий выделяемых классов. Скорее она представляет собой попытку систематического описания. Рассчитывать на простую линейную классификацию эмоций из-за их многогранности, сложных отношений с предметным содержанием, способностью к слиянию и т. д. не представляется возможным. Сегодня психология располагает рядом независимых признаков и оснований для деления эмоциональных явлений, а существующие классификационные схемы, акцентируют какое - либо из этих делений, или вводят их в той или иной последовательности и сочетании [38].

Эмоции различаются по мoдальности (качеству), интенсивности, продолжительности, глубине, осознанности, генетическому происхождению, сложности, условиям возникновения, выполняемым функциям, вoздействию на организм (стенические - астенические), форме своего развития, по уровням проявления в строении психического (высшие - низшие), по психическим процессам, с которыми они связаны, потребностям (инстинктам), по предметному содержанию и направленности (например на себя на других, на прошлое, настоящее и будущее), по особенностям их выражения [22]. При попытке разобраться в существующих классификациях важно уточнить, что именно подвергается различению: эмоциональные переживания, или целостные эмоциональные явления.

При описании разнообразия эмоциональных переживаний выделяют некоторый перечень базовых эмоций, иногда их еще называют прототипными или первичными. Но их существование не является общепринятым. В какой-то степени это мнение подтверждается несоответствием, свойственным выделить базовые эмоции. Б. Спиноза выделяет три базовые эмоции, Р. Декарт - шесть, у современных авторов - от двух до одиннадцати. Количественному несоответствию сопутствует качественное, это свидетельствует о том, что за исключением различия эмоциональных переживаний по знаку, рассматриваемая сама по себе модальность эмоций, не обнаруживает других явных признаков упорядоченности [22].

Объяснение этому факту было дано В. Вундтом, предложившим рассматривать модальность (качество) эмоциональных переживаний как составное свойство, определяющееся соотношением трех его двухполюсных компонентов: удовольствия - неудовольствия, возбуждения - успокоения и напряжения - разрешения. Хотя факторная интерпретация В. Вундтом модальности эмоций впоследствии получила серьезную поддержку в экспериментальном исследовании экспрессии и семантики эмоций, заметным признанием в современной психологии она не пользуется [38].

Идею функционального различения эмоций по их отношению к мотивации и деятельности более точно зафиксировал У. Макдауголл, который настаивал на принципиальном различении эмоций.

Существующие классификационные схемы различаются своей теоретической и эмпирической обоснованностью, и от этого зависит возможность их принятия и оценки.

Так же выделяют попытки описать разнообразные эмоции, опирающиеся на представления об их генетическом развитии и взаимодействии, такими авторами как Б. Спиноза, В. Грот. Этим попыткам свойственно стремление выделить некоторое число базовых эмоций и затем прослеживать условия и закономерности, по которым развиваются их сочетания и разновидности [38].

В. К. Вилюнас справедливо отмечает, что "многое из того, что в учении об эмоциях по традиции называют многообещающим словом "теория", по существу представляет собой скорее отдельные фрагменты, лишь в совокупности, приближающиеся к идеально исчерпывающей теории" [38 - c.6]. Проблема состоит еще и в том, что теории, созданные в различные исторические эпохи, не обладают преемственностью. С того времени, когда философы и естествоиспытатели стали всерьез задумываться над природой и сущностью эмоций, возникли две основные позиции. Ученые, занимающие одну из них, интеллектуалистическую, наиболее четко обозначенную И. Ф. Гербартом, позицию, утверждали, что органические проявления эмоций - это следствие психических явлений. По Гербарту, эмоция представляет собой связь, которая устанавливается между представлениями. Эмоция - это психическое нарушение, вызываемое рассогласованием (конфликтом) между представлениями. Это аффективное состояние непроизвольно вызывает вегетативные изменения [38].

Представители другой позиции - сенсуалисты, наоборот, заявляли, что органические реакции влияют на психические явления [38].

В эволюционной теории эмоций, Ч. Дарвин показал эволюционный путь развития эмоций и обосновал происхождение их физиологических проявлений. Суть его представлений состоит в том, что эмоции либо полезны, либо представляют собой лишь остатки (рудименты) различных целесообразных реакций, которые были выработаны в процессе эволюции в борьбе за существование [15].

В ассоциативной теории В. Вундта, его представления об эмоциях довольно эклектичны. С одной стороны, он придерживался точки зрения Гербарта, что в некоторой степени представления влияют на чувства, а с другой стороны, считал, что эмоции - это, прежде всего внутренние изменения, характеризующиеся непосредственным влиянием чувств на течение представлений. "Телесные" реакции Вундт рассматривает лишь как следствие чувств. По Вундту, мимика возникла первоначально в связи с элементарными ощущениями, как отражение эмоционального тона ощущений, высшие же, более сложные чувства (эмоции) развились позже [22].

Американский психолог У. Джемс выдвинул "периферическую" теорию эмоций, основанную на том, что эмоции связаны с определенными физиологическими реакциями. Независимо от У. Джемса, датский патологоанатом К. Г. Ланге в 1895 году опубликовал работу, в которой высказывал сходные мысли. Но если для первого органические изменения сводились к висцеральным (внутренним органам), то для второго они были преимущественно вазомоторными. С позиции теории Джемса - Ланге, акт возникновения эмоции выглядит следующим образом: "раздражитель - возникновение физиологических изменений - сигналы об этих изменениях в мозг - эмоция (эмоциональное переживание). Смысл этого парадоксального утверждения заключается в том, что произвольное изменение мимики и пантомимики приводит к непроизвольному появлению соответствующей эмоций [22].

Теория У. Кеннона - П. Барда, основанная на экспериментах с разрушением мозговых структур, дала повод заключить, что вегетативные проявления эмоций вторичны по отношению к ее мозговому компоненту, выражающемуся психическим состоянием. При исключении в эксперименте всех физиологических проявлений (при рассечении нервных путей между внутренними органами и корой головного мозга) субъективное переживание все равно сохранялось [22].

В психоаналитической теории эмоций 3. Фрейд основывал свое понимание аффекта на теории о влечениях, и по сути, отождествлял и аффект, и влечение с мотивацией. Суть этих представлений в следующем: воспринятый извне перцептивный образ вызывает бессознательный процесс, в ходе которого происходит неосознаваемая человеком мобилизация инстинктивной энергии, если она не может найти себе применения во внешней активности человека, она ищет другие каналы разрядки в виде непроизвольной активности. Видами такой активности являются "эмоциональная экспрессия" и "эмоциональное переживание". Они могут проявляться одновременно, по очереди и вообще независимо друг от друга [22].

И. Уэйнбаум, в сосудистой теории выражения эмоций, отметил тесное взаимодействие между лицевыми мышцами и мозговым кровотоком, откуда высказал предположение, что мышцы лица регулируют кровоток. Воздействуя противоположно на вены и артерии, они усиливают приток или отток крови в мозг. В наше время Р. Заянц возродил эту теорию, но в модифицированном виде. В отличие от Уэйнбаума он полагает, что мышцы лица регулируют не артериальный кровоток, а отток венозной крови. По мнению Заянца, в ряде случаев эфферентные сигналы от лицевых мышц могут инициировать эмоциональные переживания. Таким образом, автор частично возрождает теорию эмоций Джемса - Ланге [22].

В рамках биологической теории, эмоции рассматриваются как биологический продукт эволюции, приспособительный фактор в жизни животных. Как считает П. К. Анохин, возникновение потребностей, приводит к появлению отрицательных эмоций, которые играют мобилизующую роль и способствуют быстрому удовлетворению потребностей. Когда обратная связь подтвердит, что потребность удовлетворена, возникает положительная эмоция [3 - c.339].

Фрустрационные теории эмоций, объясняют возникновение отрицательных эмоций как следствие неудовлетворения потребностей, влечений, как следствие неудачи. В данном случае речь идет о рассудочных эмоциях, то есть эмоциях, возникающих как оценка степени успешности (а точнее - неуспешности) достижения цели, удовлетворения потребности. Когнитивистские теории появились как следствие развития когнитивной психологии и отражают точку зрения, согласно которой основным механизмом появления эмоций являются когнитивные процессы [22].

В соответствии с когнитивно-физиологической теoрией эмoций, предложенной С. Шехтером, какое-то событие или ситуация вызывают возбуждение, и у человека возникает необходимость оценить его содержание, то есть ситуацию, которая вызвала это возбуждение. По представлениям Шехтера, на возникновение эмoций, наряду с воспринимаемыми стимулами и порождаемыми ими физиологическими изменениями в организме, оказывают влияние прошлый опыт человека и оценка им наличной ситуации с точки зрения имеющихся в данный момент потребностей и интересов [22]. В познавательной теории эмоций М. Арнольд - Р. Лазаруса, в качестве познавательной детерминанты эмоций выступает интуитивная оценка объекта. Эмоция, как и действие, следует за этой оценкой. В концепции Р. Лазаруса центральной является идея о познавательной детерминации эмоций. Он считает, что когнитивное опосредование является необходимым условием для появления эмоций. Однако он критикует М. Арнольд за то, что понятие "оценка" остается у нее субъективным и не связывается с фактами, поддающимися непосредственному наблюдению.

Два главных положения в концепции Р. Лазаруса:

1) Каждая эмоциональная реакция, независимо от ее содержания, есть функция особого рода познания или оценки 2) Эмоциональный ответ представляет собой некий синдром, каждый из компонентов которого отражает какой-либо важный момент в общей реакции. Центральным понятием концепции Лазаруса является угроза, понимаемая как оценка ситуации на основе предвосхищения будущего столкновения (конфронтации) с вредом, причем предвосхищение основано на сигналах, оцениваемых с помощью познавательных процессов [29,30].

В информационной теории эмоций П. В. Симонова, главным является то, что эмоции появляются вследствие недостатка или избытка сведений, необходимых для удовлетворения потребности. Степень эмоционального напряжения определяется, по П. В. Симонову, силой потребности и величиной дефицита прагматической информации, необходимой для достижения цели. Это представлено им в виде "формулы эмоций":

Э = П (Ин-Ис),

где Э-эмоция; П-потребность; Ин-информация, необходимая для удовлетворения потребности; Ис-информация, которой субъект располагает в момент возникновения потребности.

В дальнейшее теория Симонова подверглась серьезной критике со стороны таких авторов как Додонов, Ломов, Раппопорт. Надо отметить и то, что "формула эмоций" встретила поддержку у таких авторов как Смирнов, Шингаров.

В дифференциальной теории эмоций предложенной К. Изардом объектом изучения являются частные эмоции, каждая из которых рассматривается отдельно от других как самостоятельный переживательно-мотивационный процесс. К. Изард постулирует пять основных тезисов:

1) основную мотивационную систему человеческого существования образуют 10 базовых эмоций: радость, печаль, гнев, отвращение, презрение, страх, стыд, смущение, вина, удивление, интерес;

2) каждая базовая эмоция обладает уникальными мотивационными функциями и подразумевает специфическую форму переживания;

3) фундаментальные эмоции переживаются по-разному и по-разному влияют на когнитивную сферу и на поведение человека;

4) эмоциональные процессы взаимодействуют с драйвами, с гомеостатическими, перцептивными, когнитивными и моторными процессами и оказывают на них влияние;

5) в свою очередь, драйвы, гомеостатические, перцептивные, когнитивные и моторные процессы влияют на протекание эмоционального процесса.

К. Изард определяет эмоции как сложный процесс, включающий нейрофизиологические, нервно-мышечные и чувственно-переживательные аспекты, вследствие чего он рассматривает эмоцию как систему. Говоря о базовых эмоциях, К. Изард выделяет их некоторые признаки:

1) базовые эмоции всегда имеют отчетливые и специфические нервные субстраты;

2) базовая эмоция проявляет себя при помощи выразительной и специфической конфигурации мышечных движений лица (мимики);

3) базовая эмоция сопровождается отчетливым и специфическим переживанием, осознаваемым человеком;

4) базовые эмоции возникли в результате эволюционно-биологических процессов;

5) базовая эмоция оказывает организующее и мотивирующее влияние на человека, служит его адаптации.

Однако сам К. Изард признает, что некоторые эмоции, отнесенные к базовым, не обладают всеми этими признаками. Очевидно, что базовыми можно называть те эмоции, которые имеют глубокие филогенетические корни, т. е. имеются не только у человека, но и у животных [21].

Говоря о функциях эмоций и их влиянии на деятельность человека, хотелось бы отметить несколько важных моментов. Функция оценки: эмоции являются той системой сигналов, посредством которой субъект узнает о потребностной значимости происходящего. Функция побуждения (мотивирующая роль эмоций): субъектом отчетливо переживаются возникшие у него эмоциональные побуждения, причем именно ими он реально руководствуется в жизни, если только этому не препятствует другие. Этот простой факт и лежит в основе концепций, утверждающих, что эмоции мотивируют поведение.

Дезорганизующая функция: способность эмоций нарушать целенаправленную деятельность. Эмоции организуют некоторую деятельность, отвлекая на неё силы и внимание, что, естественно, может помешать нормальному протеканию проводимой в тот же момент другой деятельности. Сама по себе эмоция, дезорганизующей функции не несет, все зависит от условий, в которых она проявляется. Регулирующая функция: влияние эмоций на накопление и актуализацию индивидуального опыта [38].

Таким образом, эмоция (от лат. emoveo - потрясаю, волную) - это эмоциональный процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям. Эмоции со всей очевидностью обнаруживают свое влияние на производстве и в семье, в познании и искусстве, в творчестве и душевных кризисах человека.

Такая универсальная значимость эмоций должна являться, казалось бы, надежным залогом как повышенного интереса к ним, так и сравнительно высокой степени их изученности. Внимание исследователей постепенно стало ограничиваться сравнительно узким кругом проблем, таких как выражение эмоций, влияние отдельных эмоциональных состояний на деятельность, допускающих разработку при помощи эксперимента.

Отсутствие преемственности между теориями, созданными в различные исторические эпохи, не может не осложнять задачу ознакомления с психологией эмоций, объединения в единую обобщенную картину всего, что установлено или утверждается в отдельных концепциях и школах.

Следует отметить, что традиционные ссылки на не разработанность проблемы эмоций, противоречивость существующих концепций, являются несколько преувеличенными. Такое впечатление создают формальные особенности концепций, их внешний вид, различия в словаре, формулировках, решаемых проблемах и т. п. Уже одного этого достаточно для того, чтобы формулируемые в них положения при всей внешней несхожести иногда оказывались больше взаимодополняющими, чем противоречащими.

Из-за существующей терминологической неоднозначности в психологии эмоций очень важно учитывать условность названий и решать вопрос об их соотношении не по внешнему звучанию, а на основе тщательной проверки того, что именно они обозначают.

1.2 Понятие и модели эмоционального интеллекта

Первоначально понятие "эмоциональный интеллект" было связано с социальным интеллектом. Оно появилось именно в контексте разработки проблематики социального интеллекта такими исследователями, как Дж. Гилфорд, X. Гарднер и Г. Айзенк. Можно согласиться с мнением Д. В. Ушакова, что эмоциональный интеллект хотя и тесно связан с социальным интеллектом, но имеет свою специфику. Поэтому эти два понятия могут быть представлены как пересекающиеся области [53].

Термин эмоциональный интеллект - пользуется все возрастающей популярностью, но в науке по - прежнему не существует четкого определения этого понятия.

Впервые обозначение коэффициент эмоциональности, по аналoгии коэффициентом интеллекта - ввел в 1985 году клинический физиолог Рувен Бар - Он. В 1990 году Джон Мэйер и Питер Саловей ввели пoнятие "эмоционального интеллекта". Вместе с Дэниелом Гоулманом, наиболее известным в нашей стране, эти ученые составляют "тройку лидеров" в исследованиях эмоционального интеллекта. Общее же количество ученых, занимающееся исследованиями в этой области, огромно. Как и в случае со многими другими научными понятиями, ученые по-прежнему не могут договориться о том, что же такое эмоциональный интеллект [1].

Существует большое количество определений эмоционального интеллекта. Рувен Бар - Он, автор аббревиатуры "EQ", например, определяет эмоциональный интеллект как набор некогнитивных способностей, компетенций и навыков, которые влияют на способность человека справляться с вызовами и давлением внешней среды [14]. Дэниел Гоулман - как способность осознавать свои эмоции и эмоции других, чтобы мотивировать себя и других и чтобы хорошо управлять эмоциями наедине с собой и при взаимодействии с другими [1].

Освещая тему с прикладной точки зрения, имеет смысл говорить об эмоциональной компетентности, а не об эмоциональном интеллекте. Высокий эмоциональный интеллект сам по себе может и не являться надежным предсказателем успешности в работе. Однако он служит основой для компетенций, которые необходимы для успеха.

Эмоциональная компетентность связана с эмоциональным интеллектом и основана на нем. Определенный уровень эмоционального интеллекта необходим для обучения конкретным компетенциям, связанным с эмоциями. Например, способность четко распознать, что чувствует другой человек, дает возможность развить такие компетенции как способность влиять на других людей и воодушевлять их. Сходным образом, людям, которые лучше способны управлять своими эмоциями, легче развивать такие компетенции как инициативность и способность работать в стрессовой ситуации. Именно анализ эмоциональных компетенций необходим для прогноза успешности в работе.

Весь двадцатый век внимание в основном уделяли "обычному" интеллекту, IQ. Именно на основании умственных и технических способностей оценивали перспективы человека на успех в жизни.

Дэниел Гоулман в своей книге "Эмоциональный интеллект", представил данные исследований, согласно которым IQ в разных версиях влияет на успешность человека с вероятностью от 4 до 25% [13].

В своей книге Гоулман убедительно доказывает, что наиболее эффективны в своей деятельности люди, которые сочетают разум и чувства. Именно люди с высоким эмоциональным интеллектом лучше принимают решения, эффективнее действуют в критических ситуациях и лучше управляют своими подчиненными, что, соответственно, и способствует их росту по служебной лестнице [13].

Необходимо отметить, что тема эмоций далеко не нова в научном мире. В двадцатом веке исследованию эмоций было посвящено множество различного рода исследований. О взаимосвязи эмоциональной и когнитивной сфер психики говорили Платон и Аристотель, известны также высказывания Л. С. Выготского, о единстве интеллекта и аффекта, но по-настоящему активное внимание эта тема привлекла в последнее десятилетие XX века [1].

Это связано в первую очередь с тем, что на основе традиционных тестов интеллекта (IQ) оказалось, невозможно предсказать успешность деятельности. Эмоциональный интеллект подразумевает, как возможность погрузиться в свои эмоции, чтобы осознать и почувствовать их, так и необходимость рационального анализа эмоций и принятия решения на основе этого анализа. Эмоции несут в себе огромный пласт информации, используя которую, человек может действовать значительно более эффективно.

Д. Гоулман, в своей модели эмоционального интеллекта выделяет такие компоненты как: эмоциональное самосознание, контроль, социальная чуткость, управление отношениями. Д. Гоулман считает, что люди с высоким эмоциональным самосознанием прислушиваются к своим внутренним ощущениям и осознают воздействие своих чувств на собственное психологическое состояние и рабочие показатели. Они чутко улавливают свои главные ценности и часто способны интуитивно выбрать лучший способ поведения в сложной ситуации, воспринимая благодаря своему чутью картину в целом.

Люди, наделенные развитым эмоциональным самосознанием, часто бывают справедливыми и искренними, способными открыто говорить о своих чувствах и верящими в свой идеал. Так же важна точная самооценка. Человек с высокой самооценкой обычно знает свои сильные стороны и осознает пределы своих возможностей.

В компоненте контроль Д. Гоулман выделяет такие показатели как уверенность в себе - это знание своих способностей позволяет человеку полноценно использовать свои сильные стороны. Человек обладающим таким качеством как обуздание эмоций, способен контролировать свои разрушительные эмоции и импульсы и даже использовать их на пользу делу.

Под открытостью автор понимает - искреннее выражение своих чувств и убеждений. Адаптивность, по мнению Д. Гоулмана, способность ловко расправляться с многообразными требованиями, не теряя сосредоточенности и энергии. Волю к победе автор рассматривает, как способность человека ориентироваться на высокие личные стандарты, заставляющие постоянно стремиться к совершенствованию - повышению качества собственной работы.

Инициативность - это способность использовать благоприятные возможности для достижения поставленных результатов. Под оптимизмом понимается способность найти выход из сложной ситуации, позитивно воспринимать других людей, ожидая от них самых лучших проявлений.

К социальной чуткости, Д. Гоулман относит сопереживание - способность прислушиваться к чужим переживаниям, умение настроиться на широкий диапазон эмоциональных сигналов. Это качество позволяет понимать невысказанные чувства, как отдельных людей, так и целых групп, участливо относится к окружающим и мысленно встать на место другого человека. Благодаря эмпатии человек прекрасно ладит с людьми из различных социальных слоев или даже других культур.

К деловой осведомленности, автор относит способность выявлять важнейшие социальные взаимодействия и разбираться в тонкостях властной иерархии. Предупредительность, по мнению Д. Гоулмана - это способность, стремится создать в организации положительный эмоциональный климат.

К управлению отношениями, Д. Гоулман относит воодушевление - это способность вызвать у других отклик и одновременно увлечь их привлекательным образом будущего или общей миссией. Влияние-это способность оказывать воздействие на людей: от умения выбрать верный тон при обращении к конкретному слушателю до способности привлечь на свою сторону заинтересованных лиц и добиться массовой поддержки своей инициативы.

Помощь в самосовершенствовании - это способность, проявлять неподдельный интерес к тем, кому помогают совершенствоваться, видят их цели, достоинства и недостатки. Содействие изменениям, автор рассматривает, как способность разглядеть необходимость в изменениях, бросить вызов установившемуся порядку вещей и отстаивать новый. К урегулированию конфликтов относится способность понять разные мнения и затем нащупать точку соприкосновения - идеал, который смогут разделить все. Командная работа и сотрудничество - это умение создать в организации атмосферу общности и подать пример уважительного, отзывчивого и товарищеского отношения к людям. Умение вовлекать остальных в активное стремление к общим идеалам [1, 2].

Эмоциональный интеллект в трактовке Р. Бар-Она - это все некогнитивные способности, знания и компетентность, дающие человеку возможность успешно справляться с различными жизненными ситуациями [13].

Р. Бар-Он выделяет следующие сферы эмоционального интеллекта: внутриличностная сфера, касается способности понимать себя и управлять собой.

Во внутриличностной сфере автор выделяет такие способности как самоанализ - способность распознавать, что человек чувствует и почему это чувствует. Ассертивность (самоутверждение) - способность открыто выражать свои мысли и чувства, быть твердым и защищать свою точку зрения. Независимость - способность направлять и контролировать самого себя.

Самоуважение - способность признавать свои сильные и слабые стороны и быть хорошего мнения о себе, несмотря на слабости. Самореализация - способность реализовать свой потенциал и быть удовлетворенным своими достижениями на работе и в личной жизни.

Межличностная сфера касается "общественных навыков", способности взаимодействовать и ладить с другими.

В межличностной сфере, Р. Бар-Он выделяет такие способности, как эмпатия - это способность понимать, что другие люди могут чувствовать и думать. Социальная Ответственность - это способность сотрудничать с другими людьми и быть полезным членом своей социальной группы. Межличностные отношения - это умение завязывать и поддерживать отношения, которые взаимно благотворны и отмечены способностью к компромиссам и чувству социальной близости. Сфера приспособляемости (адаптивности) включает в себя способность быть гибким и реалистичным и решать ряд проблем по мере их возникновения.

В сферу адаптивности входит понимание (адекватная оценка) действительности - способность видеть вещи такими, какими они на самом деле являются, а не такими, как хочется их видеть. Гибкость - способность согласовывать свои чувства, мысли и действия с изменяющимися условиями.

Умение решать проблемы - способность определить проблему и затем перейти к созданию и выполнению эффективного, подходящего решения.

Сфера умения справиться со стрессом касается способности человека выдерживать стресс и контролировать свои импульсы.

В сферу управления стрессом входит: переносимость стресса - способность оставаться спокойным и сосредоточенным, конструктивно противостоять неблагоприятным событиям и противоречивым эмоциям. Контроль над импульсами - способность сопротивляться искушению или отложить порыв к немедленному действию.

В сферу общего настроения входит оптимизм - это способность поддерживать реалистичную положительную установку, особенно при неблагоприятных обстоятельствах [13].

Майер и Сэловей, в модели эмоционального интеллекта, выделяют четыре взаимосвязанных между собой компонента.

Точность oценки и выражения эмoций, характеризуется тем, что эмоции являются для человека сигналом о важных событиях, которые происходят в мире, будь это внутренний мир или внешний. Важно точно понимать как свои эмоции, так и эмоции, которые испытывают другие люди. Это умение представляет собой способность определить эмоции по физическому состоянию и мыслям, по внешнему виду и поведению. Использование эмоций в мыслительной деятельности влияет на то, как человек думаем и о чем думает.

Эмоции направляют внимание человека на важные события, готовят к определенным действиям и влияют на мыслительный процесс. Эта способность помогает понять, как можно думать более эффективно, используя эмоции. Под умением понимать эмоции, авторы подразумевают способность определить источник эмоций, классифицировать эмоции, распознавать связи между словами и эмоциями, интерпретировать значения эмоций, касающихся взаимоотношений, понимать сложные (амбивалентные) чувства, осознавать переходы от одной эмоции к другой и возможное дальнейшее развитие эмоции.

Управление эмоциями, по мнению авторов - это способность принимать эмоции вне зависимости от того, являются ли они желаемыми или нет, и выбирать стратегии поведения с их учетом. Эта способность относится к умению использовать информацию, которую дают эмоции, вызывать эмоции или отстраняться от них в зависимости от их информативности или пользы, управлять своими и чужими эмоциями [1, 2].

В отечественной психологии идея единства аффекта и интеллекта нашла свое отражение в трудах Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна. Л. С. Выготский пришел к выводу о существовании динамической смысловой системы, представляющей собой единство аффективных и интеллектуальных процессов. С. Л. Рубинштейн, развивая идеи Л. С. Выготского, отмечал, что мышление уже само по себе является единством эмоционального и рационального [8,41].

Однако намеченные Л. С. Выготским подходы к пониманию единства аффекта и интеллекта в процессе развития человека пока не получили должной разработки. В современном обществе проблема компетентности в понимании и выражении эмоций стоит достаточно остро, поскольку в нем искусственно насаждается культ рационального отношения к жизни. В то же время К. Д. Ушинский, подчеркивая социальный смысл эмоций.

Действительно, культ рациональности и высокий образовательный ценз непосредственно не обеспечивают гуманистическое мировоззрение и эмоциональную культуру человека. По мнению Е. Л. Яковлевой, "осознание собственной индивидуальности есть не что иное, как осознание собственных эмоциональных реакций и состояний, указывающих на индивидуальное отношение к происходящему" [62 - с. 20-27].

Известно, что запрет на эмоции ведет к их вытеснению из сознания. в свою очередь, невозможность психологической переработки эмоций способствует разрастанию их физиологического компонента.

Согласно усовершенствованной модели, эмоциональный интеллект включает в себя следующие ментальные способности:

осознанная регуляция эмоций;

понимание (осмысление) эмоций;

различение и выражение эмоций;

ассимиляция эмоций в мышлении;

Таким образом, эмоциональный интеллект - устойчивая ментальная способность, часть обширного класса ментальных способностей. Эмоциональный интеллект может рассматриваться как подструктура социального интеллекта. В структуру эмоционального интеллекта входят способности к осознанной регуляции эмоций, пониманию (осмыслению) эмоций, ассимиляции эмоций в мышлении, различению и выражению эмоций.

В настоящее время существует потребность в дальнейшем исследовании феномена эмоционального интеллекта, его структуры, путей его развития, что сможет дать реальную возможность оптимизации взаимоотношений через более глубокое осознание эмоциональных процессов и состояний, возникающих между людьми в процессе межличностного взаимодействия. Развитие эмоционального интеллекта может рассматриваться как значимый фактор повышения психологической культуры общества в целом.

1.3 Психологическая природа тревоги

Тревога - отрицательно окрашенная эмоция, выражающее ощущение неопределённости, ожидание негативных событий, трудноопределимые предчувствия. В отличие от причин страха, причины тревоги обычно не осознаются, но она предотвращает участие человека в потенциально вредном поведении, или побуждает его к действиям по повышению вероятности благополучного исхода событий.

Обсуждая понятие тревоги, нельзя обойтись без ссылки на З. Фрейда. Именно он впервые выделил состояние тревоги, беспокойства и охарактеризовал это состоянием ожидания неопределенности, сопровождающееся чувством беспомощности. На данный момент изучению состояния тревоги посвящено огромное количество работ.

Термин "тревога" используется в многозначном понимании, из за того, что психологи данный термин используют в разных значениях. Тревога понимается и как временное психическое состояние, которое возникает под влиянием различных стрессовых факторов, как реакция на угрозу и т. д. Определения понятию "тревога" давали В. М. Астапов, Р. Лазарус, А. М. Прихожан и другие. В психологической литературе тревога чаще понимается как эмоциональное состояние, и в работах многих авторов сближается с эмоцией страха.

Но все-таки больше тревогу предпочитают рассматривать как особое состояние, рядом стоящее с аффектами и чувствами.

Необходимо отметить, что в настоящее время публикаций на тему изучения тревoги, увеличиваются с большой скоростью, но практически все они относятся к зарубежной науке.

Такие авторы как Ханин Ю. Л, Кэттел, Ч. Спилбергер различают тревожность как эмоциональное состояние и как индивидуальную психологическую особенность, которая проявляется в склонности интенсивно переживать состояние тревоги. В русском языке это обычно обознается терминами "тревога" и "тревожность".

Важную роль играют исследования по изучению функции тревожности и тревоги.

Эмпирическое исследование влияния тревоги на эффективность деятельности дает достаточно согласованные результаты. Результаты данных исследований показали, что тревога способствует достижения успеха в деятельности в простых для человека ситуациях и препятствует достижению успеха в сложных жизненных ситуациях.

Довольно неясно обстоят дела с изучением влияния тревоги на развитие личности.

На современном этапе влияние тревоги на личностное развитие обуславливается наличием данных клинических исследований. Таким образом, была установлена связь в эмпирических исследованиях, например между тревогой и уровнем притязаний, тревожностью и типами акцентуаций.

Но существует и обратная интерпретация полученных взаимосвязей, когда тревога рассматривается как производная от этих образований.

Значительные проблемы связаны с соотношением понятий тревоги и страха. Разграничение тревоги страха связано с именем С. Кьеркегора, который развел конкретный страх и безотчетный страх (тревога). На данный момент более распространена точка зрения, рассматривающая страх как реакцию на реальную опасность, а тревогу как переживание неопределенной, воображаемой самим человеком угрозы.

Согласно другой позиции, страх испытывается когда что-то угрожает существованию человека как живого существа, а тревога при социальной, личностной угрозе, в данном случае опасность понимается как угроза ценностям, потребностям человека. В некоторых работах страх рассматривается как базовая эмоция, а тревога как формирующаяся на ее основе, в комбинации с другими фундаментальными эмоциями [21,31].

Следовательно, согласно теории дифференциальных эмоций, тревога является устойчивым комплексом, который образуется в результате сочетания страха с другими базовыми эмоциями. Эта позиция носит локальный характер и за пределами данной указанной теории находит сравнительно мало последователей. И. Сарасон приводит различие между тревогой и страхом, исходя из направленности внимания: при страхе внимание человека направлено вовне, при тревоге оно фиксируется на внутреннем состоянии человека. Нередко, тревога и страх используются как взаимозаменяемые понятия.

В понимании тревожности как свойства темперамента ("психодинамическая" тревожность, по терминологии В. С. Мерлина) в качестве наиболее важных факторов признаются природные предпосылки - свойства нервной и эндокринной систем Понимание тревожности как устойчивой личностной характеристики обращает наше внимание на роль личностных и социальных факторов в ее возникновении и закреплении.

Г. С. Салливен рассматривал тревогу как фрустрацию межличностных отношений. Проводя различия между тревогой и страхом, автор отмечал, что при достаточной силе того и другого они переживаются одинаково, но в жизни человека это альтернативные процессы. То есть, единственный источник тревожности - это другой человек, а страх связан с возможностью неудовлетворения общих потребностей.

По утверждению Ролло Мэя до конца 30-х годов понятие "тревога" не вносилось в предметный указатель психологических монографий, за исключением книг по психоанализу [33].

Активное освоение этого понятия происходит после 50-х. годов, когда образуется сразу несколько крупных направлений по исследованию тревоги. В 1950 году одновременно выходит в свет несколько солидных монографий, посвященных исследованию тревоги.

Число исследований, посвященных тревоге, в период с 1960 по 1963 год зарегистрировано более 2500. Отечественные психологи начали изучать тревогу в шестидесятые годы нашего столетия. Несмотря на то, что изучению данной проблемы посвящено большое количество работ, тем не менее феномен тревоги до сих пор не изучен до конца. Понятие тревога рассматривается в разных значениях. Оно рассматривается как фрустрация социальных потребностей, как свойство личности, как свойство характер

В отечественной литературе можно встретить такие понятия как тревожность и тревожность. Тревогу понимают как эмоциональные состояния, возникающие в ситуациях неопределенности, ожидания неблагополучного развития событий. [37]. Тревожность понимается как свойство личности.

Такие авторы как Ф. Б. Березин, О. А. Черникова понимают тревогу в контексте стрессовых ситуаций, как эмоциональное состояние, возникающее в ситуации опасности [6,58].

В. Д. Небылицын и Ю. А. Катыгин рассматривали взаимосвязь тревожности с темпераментом [34]. Надо сказать, что до настоящего момента не существует единого подхода в понимании тревоги. Доминирующей является негативная установка, показатель тревоги однозначно считается субъективным проявлением неблагополучия личности.

Однако, наряду с доминирующим представлением о негативном влиянии тревоги на личность, о включении тревожности в эксперимент лишь для констатации показателя напряженности и дискомфорта, существует ряд фундаментальных работ, в которых это понятие изучается глубоко. К ним относятся работы Ф. Б. Березина, Н. Д. Левитова, A. M. Прихожана, Ю. Л. Ханина [6, 31, 35, 56].

Ряд ученых рассматривает тревогу как социально-обусловленное свойство личности. Н. В. Имедадзе, называет тревогу специфически социализированной эмоцией. Его экспериментальные материалы показывают, что на проявление тревоги у детей большое влияние оказывает социализация, интенсивно протекающая в детских садах. В этом же аспекте анализирует тревогу В. Р. Кисловская [27]. На основании исследования она показала, что уровень тревоги надежно коррелирует с социометрическим статусом. Работы Н. Д. Левитова рассматриваются также в области социально-обусловленного свойства, но уже характера.

Анализируя проблему тревоги, автор отмечает, что было бы неправильным считать страх и тревогу синонимами. Часто бывает, когда тревожащие нас состояния не сопровождаются страхом. В тех же состояниях тревоги, где страх переживается, он специфичен. В состоянии тревоги на первый план выступает вторая сигнальная система.

Автор также отмечает, что было бы неверным считать всегда тревогу отрицательным состоянием. Так, ученый антиципирует возможные возражения, критику. Чем более он видит недостаточность своего материала и своей аргументации, тем острее он переживает состояние тревоги. При этом в большинстве случаев не происходит дезорганизации деятельности. Н. Д. Левитов относит к тревожным такие психические состояния, которые вызываются возможными или вероятными неприятностями, а также изменениями в привычной обстановке и деятельности, задержкой приятного, желательного и выражающиеся в специфических переживаниях и реакциях.

Автор акцентирует внимание на различении беспокойства, тревоги как психического состояния и как более или менее устойчивой черты личности. При этом он отмечает, что в решении проблемы тревоги в структуре и формировании личности остается много неясного. Рассматривая тревогу в характерологическом плане, автор представляет в общих чертах следующую схему.

Беспокойство, тревога как черта характера положительная имеет следующие характеристики: адекватность раздражителям, самоконтроль. Беспокойство, тревога как черта характера отрицательная имеет следующие характеристики: неадекватность раздражителя; ослабление самоконтроля.

Тревога имеет отрицательное значение именно в тех случаях, когда она неадекватна объектам и ситуациям, имеет такие формы, которые свидетельствуют о потере самоконтроля, и плохо изживаются. Таким образом, Н. Д. Левитов рассматривает тревогу как черту характера, качественная сторона которой зависит от адекватности реальной действительности [5].

Сходной позиции придерживается Л. С. Выготский. Хотя в своих работах слово "тревога" он не употребляет, однако Л. С. Выготский рассматривает тревогу как свойство характера. Л. С. Выготский отмечает, что ни одно инстинктивное поведение животного не может быть нами правильно понято, если мы не знаем его финальной цели. Так же и у человека, финальный характер психологических актов, их направленность на будущее выступают уже в самых элементарных формах поведения.

У И. П. Павлова этот фундаментальный акт закрепился в термине "рефлекс цели". В процессе работы он пришел к заключению, что должен быть установлен особый безусловный рефлекс - рефлекс цели. При этом цель является первопричиной всякого развития. Л. С. Выготский отмечает, что два основных психологических положения - объяснение психической установки из будущего и принцип компенсации в развитии психики - оказываются внутренне связанными, одно является динамическим продолжением другого.

Существование препятствий, которое определяется чувством неполноценности (тревогой), создает "цель" для психических актов, т. е. вводит в развитие психики перспективу будущего. Наличие этой "цели" создает стимул для стремлений к компенсации. При этом компенсация есть борьба, и как всякая борьба, она имеет два полярных исхода - победу и поражение. Исход борьбы зависит от размеров дефекта (угрозы) и от богатства компенсаторного фонда, т. е. резервных сил организма.

Продолжая рассуждения относительно данной позиции, хотелось бы напомнить воспоминания В. Франкла о пребывании в концлагере. Он отмечал, что в этой ситуации сохраняли человеческий облик и могли управлять своим состоянием, своей тревогой люди, сильные духом [54].

Установка на будущее помогала им в ситуации невозможности совершать целенаправленную активность. Компенсаторные механизмы, структурирующие сильный дух, позволяли регулировать тревогу высокой интенсивности. Ф. Б. Березин рассматривает тревогу как один из компонентов стресса. Он считает, что тревогу стоит расценивать как единое явление и акцентировать внимание на неадаптивном усилении тревоги при патологии, а не на различении невротической и реальной тревоги. Ф. Б. Березин считает, что тревога выступает как ощущение неопределенной угрозы, характер и время возникновения которой не поддаются предсказанию, как чувство диффузного опасения и тревожного ожидания, как неопределенное беспокойство.

Тревoга представляет собой результат возникновения или ожидания фрустрации и наиболее интимный механизм психического стресса. Он также отмечает, что тревога представляет собой не столько форму психической адаптации, скoлько сигнал, свидетельствующий о ее нарушении и активирующий адаптивные механизмы. Именно поэтому тревога может играть охранительную и мотивационную роль.

Тревога изменяет характер поведенческой активности и включает механизмы интрапсихической адаптации. При этом снижение активности тревоги указывает на адекватность реализуемых форм поведения. Тревога может не только стимулировать активность, побуждать к более интенсивным и целенаправленным усилиям, но и способствовать разрушению недостаточно адаптивных поведенческих стереотипов, замещению их более адекватными формами поведения.

При этом она определяется в конечном итоге особенностями трансакций в системе человек - среда. Тревога лежит в основе любых (адаптивных и неадаптивных) изменений психического состояния и поведения, обусловленных психическим стрессом. Продолжая тему управления уровнем возбуждения, необходимо отметить концепцию спортивного психолога [5].

Ю. Л. Ханина, который выдвинул гипотезу и экспериментально обосновал о том, что каждому индивиду присуща "зона оптимального функционирования" [56].

Согласно этой теории один спортсмен будет достигать своих наилучших результатов при наивысшем возбуждении, другой - при полном расслаблении, третий - при умеренном уровне возбудимости.

Другими словами, уровень ситуативной тревожности различен для разных спортсменов, не существует оптимального уровня возбуждения при выполнении определенного задания. Чтобы спортсмен показал наилучшие результаты в своей деятельности, считает автор, необходимо учитывать оптимальный уровень "полезной тревоги" для него. Необходимо отметить, что существует пять теоретических подходов к управлению уровнем возбуждения у спортсменов. Наиболее ранняя теория базируется на исследованиях, предсказывающих улучшение результативности деятельности с ростом возбуждения.

Существует пороговая теория, а также теория релаксации. Однако имеются убедительные доказательства в пользу того, что данные, подтверждающие эти теории, отсутствуют. Теория оптимального возбуждения, базирующаяся на работе Ю. Л. Ханина, рассматривает "полезную тревогу". Каждому индивиду присуща "зона оптимального функционирования" (ЗОФ), при этом эффективность деятельности оказывается наилучшей, когда уровень возбуждения находится в пределах ЗОФ [56].

Другой специалист по тревоге, В. М. Астапов работал над разработкой единой концептуальной схемы проявления тревоги на основе ее функционального назначения. Автор считает, что тревога предвосхищает тот или иной вид опасности, предсказывает неприятную ситуацию и сигнализирует об этом индивиду. Сигнализируя о неопределенности опасности, тревога побуждает к активному поиску ее источников. Действия тревоги могут распространяться далеко за рамки реальной ситуации, перенося субъекта, как в будущее, так и в прошлое.

Субъект по собственной инициативе выходит за рамки предложенного ему задания, сам организует процесс постановки новых целей и способов их достижения. Совершая поисковую активность навстречу угрожающему объекту, субъект уменьшает тревогу. В. М. Астапов на основании функционального подхода рассматривает тревогу как сложный процесс, включающий когнитивные, аффективные и поведенческие реакции на уровне целостной личности [5].

Этот процесс развертывается в ситуации, субъективно оцениваемой как потенциально опасной. Тревога ориентирована на поиск этой опасности и оценку средств по ее преодолению. При этом способность выйти за пределы возможностей конкретной угрожающей ситуации является основой в успешном преодолении экстремальной ситуации.

3. Фрейд считал тревогу фундаментальной проблемой. Его отношение к этому вопросу находилось в процессе постоянного развития. В первой концепции тревоги 3. Фрейд отмечал, что человек воспринимает свои либидозные импульсы как нечто опасное и вытесняет их из сознания, в результате они автоматически превращаются в тревогу и выражаются в форме "свободно плавающей" тревоги или в виде симптомов, которые можно считать эквивалентами тревоги. Источником тревоги является страх потери матери или страх отделения от матери, следовательно, это страх потери ценностей.

В процессе дальнейшей своей работы теория либидо отходит на второй план. Во второй теории "Я" осуществляет функцию вытеснения с помощью "десексуализированного" либидо, а опасность (реакцией на которую является тревога) заключается в нарушении, которое вызвано усилием стимулов, требующих какого-то определенного ответа.

Важно также отметить, что если раньше он думал, что вытеснение порождает тревогу, то впоследствии стал говорить, что тревога порождает вытеснение. Это представление предполагает, что тревога и ее симптомы возникают из стремления человека избежать опасных ситуаций в мире взаимоотношений. Эта тенденция рассматривать тревогу как отражение попытки человека справиться с окружающей средой выразилась в том, что З. Фрейд чаще использует выражение "опасная ситуация", а не просто "опасность С помощью тревоги, "Я" воспринимает и интерпретирует опасную ситуацию.

Наряду с невротической тревогой, 3. Фрейд выделяет реальную тревогу. Реальная тревога представляет собой реакцию на восприятие внешней опасности, т. е. ожидаемого предполагаемого повреждения. Появление реальной тревоги зависит от состояния нашего знания и от ощущения собственной силы перед внешним миром. При этом целесообразность появления этого состояния 3. Фрейд объясняет тем, что тревожащая ситуация характеризуется готовностью к опасности. Это выражается в повышенном сенсорном внимании и моторном напряжении. Отсутствие готовности к опасности может привести к серьезным последствиям.

Далее 3. Фрейд отмечает, что чем больше развитие тревоги ограничивается только подготовкой, только сигналом, тем беспрепятственней совершается переход "готовности к тревоге" в действие, тем целесообразнее протекает весь процесс. Развитие же тревоги является нецелесообразным, по мнению автора [5].

Отто Ранк, рассматривал тревогу как составную часть развития и индивидуализации человека. Он был убежден, что вся человеческая жизнь - это непрерывная череда отделений. Тревога есть опасение, сопровождающее каждое отделение субъекта. При этом первичная тревога - тревога отделения от ситуации полного единства с матерью, когда человек попадает в абсолютно новые условия существования в окружающем мире. О. Ранк использует одно слово страх для обозначения, как тревоги, так и страха. При этом, описывая первичный страх, он говорит о недифференцированном ощущении опасности, то есть дает определение тревоге.

Он рассматривает две формы страха - страх жизни и страх смерти. Страх жизни есть тревога перед любой новой возможностью, которая предполагает автономное действие. Такая тревога появляется в тот момент, когда человек ощущает присутствие в себе творческих способностей. Она является развивающей. Страх смерти характеризует тревогу потери своей личности. Эта тревога возникает у человека тогда, когда он застывает в ситуации зависимых симбиотических отношений. При этом каждый человек ощущает в себе две эти противоположные формы тревоги. Невротик не способен найти равновесие между этими двумя формами тревоги. Здоровый, творческий человек способен преодолевать тревогу в должной мере, чтобы раскрыть свои воз

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Взаимосвязь эмоционального интеллекта и тревоги у студентов". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 500

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>