Дипломная работа на тему "Взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов"

ГлавнаяПсихология → Взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов":


Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические аспекты исследования отношений психических состояний и когнитивных процессов

1.1  Анализ отношений психических состояний и когнитивных процессов как самостоятельных категорий психических явлений

1.2  Категория взаимодействия как теоретико-методологическая основа исследования отношений психических состояний и когнитивных процессов

1.3   Рефлексивный, смысловой и динамический аспекты отношений состояний и когнитивных процессов

1.4 Особенности отношений психических состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности студентов

Выводы по главе 1

Глава 2. Организация и методы исследования

2.1  Основные этапы исследования взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности студентов

2.2  Методики измерения психических явлений и статистические методы обработки результатов

2.3  Результаты предварительного эмпирического исследования взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов

Глава 3. Исследование рефлексивных, смысловых и динамических характеристик взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов

3.1 Влияние рефлексивности, личностного смысла и времени на взаимосвязь психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов

3.2 Влияние личностного смысла на взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности студентов

3.2.1  Влияние личностного смысла самоутверждения на структурно- динамические характеристики взаимосвязи состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности

3.2.2  Влияние процессуального личностного смысла на структурно- динамические характеристики взаимосвязи состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности

3.3 Эмпирическая модель взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов

Заключение

Библиография

Приложения

Введение

Актуальность работы. Системный подход к психике человека предполагает изучение механизмов и закономерностей взаимосвязи между различными категориями психических явлений. В этом контексте исследование взаимоотношений состояний с когнитивными процессами является кардинальным, "жизненно важным" вопросом (Л. С. Выготский).

В теоретическом плане исследование взаимосвязи психических явлений существенно для понимания целостности психической деятельности, становления и развития психических функций, регуляции психической активности (С. Л. Рубинштейн). В контексте отношений психических состояний и когнитивных процессов это положение особо актуально для изучения продуктивности познавательной деятельности (Б. Г. Ананьев, Е. И. Степанова, 1972; 1977), адаптационных возможностей субъекта (Ф. Б. Березин, 1988; А. А. Реан, 2006), изучения саморегуляции психических состояний (Л. Г. Дикая, 2002; Е. П. Ильин, 2005; А. О. Прохоров, 2005), информационной детерминации состояний (В. А. Бодров, 2000) и др.

Особую значимость приобретает изучение взаимосвязи состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности. Знание этих отношений может способствовать повышению продуктивности учебной деятельности школьников и студентов, открывая возможности для создания обоснованных методов управления состояниями и активизации когнитивных процессов в ходе учебного процесса. Данная проблема затрагивается в работах, посвященных исследованиям психических состояний в учебной деятельности (Т. Н. Васильева, Н. В. Ванюхина, Г. Н. Генинг, Г. Т. Шавалиева и др.), саморегуляции психических состояний студентов (Г. Ш. Габдреева), состояниям школьников и студентов в компьютеризованной деятельности (А. Е. Сережкина), зависимости эмоциональных состояний от школьной успеваемости (А. А. Горбатков) и др.

Важным моментом в этих исследованиях является анализ опосредующего влияния личностных параметров во взаимоотношениях состояний и когнитивных процессов, что позволяет рассмотреть активную, регуляторную природу личностных характеристик (В. В. Селиванов, 2008). Исследование отношений состояний и когнитивных процессов как личностного феномена отвечает требованиям субъектно-деятельностного подхода, занимающего важное место в отечественной психологии.

На сегодняшний день, наряду с интенсивным изучением когнитивных процессов (Е. А. Сергиенко, М. А. Холодная и др.) и состояний (Е. П. Ильин, А. Б. Леонова, А. О. Прохоров и др.), взаимосвязи между ними, за редким исключением (Л. Р. Фахрутдинова, 2001), практически не рассматриваются. Исследования проводятся в рамках психологии эмоций (В. L. Fredrickson, 1998, 2001; A.M.Isen, 1985, 1987), социальной психологии (Л. Фестингер, 2000; J. Forgas, 2004), инженерной психологии (В. А. Бодров, 2000), нейропсихологии (М. D. Lewis, 1996; 2005). Вопрос отношений когнитивных процессов и психических состояний частично затрагивается в контексте изучения отдельных состояний: психической напряженности (Т. А. Немчин, 1983; Н. И. Наенко, 1976), утомления (А. Б. Леонова, 1984), монотонии (Е. П. Ильин, 1981) и др.

Слабая разработанность проблемы отражается на ее освещении в учебной литературе по психологии. Как правило, в учебниках имеется лишь краткое указание на то, что, с одной стороны, когнитивные процессы выступают в качестве первичных факторов формирования психических состояний человека, а с другой, - психические состояния влияют на течение и результат когнитивных процессов (К. К. Платонов, Г. Г. Голубев, 1977; А. Г. Маклаков, 2007). Этот факт указывает на недостаточность имеющихся знаний по данной проблеме и необходимость ее дальнейшего изучения.

Таким образом, ограниченный и разрозненный эмпирический материал, отсутствие четких теоретических представлений о соотношении двух психических явлений, и в тоже время очевидная теоретическая и практическая значимость обозначенной темы свидетельствуют о наличии противоречия между научным статусом вопроса и уровнем его разработанности.

Необходимость разрешения противоречия определяет в качестве проблемы исследования выяснение основных особенностей и закономерностей взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности студентов.

Цель исследования: выявить характер взаимоотношений психических состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности студентов.

Объект исследования: взаимоотношения психических состояний и когнитивных процессов.

Предмет исследования: рефлексивные, смысловые и динамические характеристики взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов.

Гипотеза исследования заключается в предположении о том, что смысловые и рефлексивные характеристики личности влияют на динамику взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов:

•  показатели рефлексивности выступают модератором взаимосвязи состояний и продуктивности когнитивных процессов;

•  личностный смысл влияет на организацию взаимодействия, определяя особенности интеграции структур состояний и когнитивных процессов;

•  в динамическом плане взаимодействие состояний и когнитивных процессов характеризуется процессами согласованного изменения их структур.

В соответствии с целью и выдвинутым предположением решались следующие теоретические и эмпирические задачи исследования:

1. На основе анализа отечественной и зарубежной литературы выделить основные направления теоретических и экспериментальных исследований отношений психических состояний и когнитивных процессов.

2.  Выявить совокупное влияние рефлексивности, личностного смысла и временного фактора на специфику взаимосвязи типичных состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности.

3.  Исследовать влияние рефлексивности на взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в учебной деятельности.

4.  Рассмотреть влияние личностного смысла на структурно- динамические особенности взаимодействия психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности.

5.  Исследовать динамику организации структур психических состояний и когнитивных процессов, выделить интегральные параметры их взаимодействия.

Методологические и теоретические основы исследования.

Методологическую основу исследования составили общеметодологические принципы субъектно-деятельностного подхода (С. Л. Рубинштейн), "взаимодействия" (Я. А. Пономарев), "недизъюнктивности психического" (С. Л. Рубинштейн, А. В. Брушлинский), "единства интеллекта и аффекта" (Л. С. Выготский, С. Л. Рубинштейн), системно-динамического подхода (Н. М. Пейсахов), системно-категориального анализа (В. А. Ганзен). В работе использовались теоретические положения концепций функциональных структур и неравновесных психических состояний (А. О. Прохоров), рефлексивных механизмов деятельности (А. В. Карпов), а также структурно- уровневая концепция когнитивных процессов (Б. Г. Ананьев, Е. И. Степанова) и концепции самоорганизации (Г. Хакен, И. Пригожин, С. П. Курдюмов).

Методы исследования включили теоретический анализ проблемы, психодиагностические методы (опрос, тестирование), статистические методы обработки результатов исследований (описательные статистики, корреляционный и дисперсионный анализ). Основой эмпирических исследований явился динамический метод. В ходе учебных занятий трижды измерялись показатели состояний, свойств внимания, вербальной и невербальной памяти, опосредованного запоминания, оперативной памяти, восприятия времени, восприятия пространственных признаков. В исследовании использовались общеизвестные стандартизированные методики, приведенные в сборниках психодиагностических тестов, выпущенных под редакцией А. А. Крылова, А. И. Щербакова и др. Изучение психических состояний проводилось при помощи методики А. О. Прохорова "Рельеф психических состояний", для измерения рефлексивности применялась "Психодиагностическая методика определения индивидуальной меры рефлексивности" А. В. Карпова.

Эмпирическую базу исследования составили результаты диагностики и измерения рефлексивности, психических состояний и когнитивных процессов студентов естественнонаучных и гуманитарных специальностей в возрасте 19-20 лет. Общий объем исследуемой выборки составил 198 человек.

Надежность и достоверность результатов обеспечивалась непротиворечивостью и теоретической обоснованностью методологических положений; выбором психодиагностических методик, отвечающих предмету и задачам исследования; адекватным и корректным применением методов математической статистики; количественным и качественным анализом эмпирического материала и его согласованностью с результатами предшествующих исследований.

Научная новизна исследования:

Раскрыто опосредующее влияние рефлексивности на взаимодействие состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности. Показано, что высокий уровень рефлексивности способствует большей продуктивности когнитивных процессов, при этом когнитивные процессы связаны с менее интенсивными состояниями. В случае низкого уровня рефлексивности, независимо от переживаемых состояний, когнитивные процессы оказываются малопродуктивными.

Установлено, что взаимодействие состояний и когнитивных процессов студентов опосредовано личностным смыслом, определяющим их характеристики и особенности интеграции. Процессуальная направленность личностного смысла способствует оптимизации взаимосвязей между состояниями и когнитивными процессами, вследствие чего высокая продуктивность когнитивных процессов достигается при менее интенсивных состояниях.

Выявлены структурно-динамические характеристики самоорганизации состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности. Установлено, что взаимодействие состояний и когнитивных процессов характеризуется не только специфическими особенностями, но и качественно различными способами интеграции их структур. Выделены общие показатели взаимодействия состояний и когнитивных процессов, отражающие особенности их организации. Показано, что в ходе учебной деятельности влияние состояний на когнитивные процессы опосредовано временным фактором.

Теоретическая значимость результатов исследования определяется его вкладом в решение недостаточно изученной проблемы взаимосвязи психических состояний и когнитивных процессов. Установлено, что взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов опосредуется и регулируется личностными характеристиками — рефлексивностью и личностным смыслом. Выделены психологические показатели, способствующие взаимодействию состояний и продуктивности когнитивных процессов в учебной деятельности: рефлексивность высокого уровня и процессуальная направленность личностного смысла. Показано, что в ходе деятельности когнитивные процессы и состояния образуют динамическое единство, структура отношений которого перестраивается под влиянием личностных факторов и этапов деятельности субъекта.

Закономерности, полученные в ходе влияния рефлексивных, смысловых и динамических характеристик на взаимодействие состояний и когнитивных процессов, раскрывают новые стороны взаимоотношений этих психических явлений, углубляя представления о целостности и единстве психического.

Практическая значимость исследования определяется возможностью использования выявленных закономерностей для организации и оптимизации учебного процесса (соответствующие практические рекомендации представлены в заключительном разделе эмпирической части работы). Отдельные показатели (например, параметры внимания) могут иметь диагностическое значение при изучении состояний в учебной деятельности. Выделенные в ходе исследования ведущие элементы взаимодействия состояний и когнитивных процессов, с учетом смысловых особенностей ситуации, могут представлять интерес для создания обоснованных способов регуляции состояний и когнитивных процессов.

Апробация работы: теоретические и экспериментальные положения диссертации обсуждались на Межрегиональной научно-практической конференции "Непрерывность профессионального образования: организационно-педагогические и психологические аспекты реализации" (Казань — Зеленодольск, 2004), Всероссийской научно-практической конференции "В. М. Бехтерев и современная психология. К 120-летию открытия первой в России психологической лаборатории" (Казань, 2005), Всероссийских научно-практических конференциях "Вызовы эпохи в аспекте психологической и психотерапевтической науки и практики" (Казань, 2006, 2007), на Юбилейной научной конференции "Тенденции развития современной психологической науки" (Москва, 2007), на Первой Всероссийской научно- практической конференции "Психология психических состояний: теория и практика" (Казань, 2008), на Третьей Международной научно-практической конференции "Психология когнитивных процессов" (Смоленск, 2009). Обсуждение работы проходило на методологических семинарах и заседаниях кафедры психологии Татарского государственного гуманитарно- педагогического университета (Казань, 2005, 2006, 2007); на ежегодных семинарах Республиканской школы по психическим состояниям (Казань, 2007, 2008, 2009); на аспирантском семинаре кафедры общей психологии Казанского государственного университета в 2008 году.

Положения, выносимые на защиту:

1.  Теоретический анализ проблемы позволяет выделить рефлексивный, смысловой и динамический аспекты взаимоотношений психических состояний и когнитивных процессов. Рефлексивность, личностный смысл и временной фактор оказывают совокупное влияние на взаимодействие состояний и когнитивных процессов.

2.  В ходе учебной деятельности студентов большая продуктивность когнитивных процессов обуславливается высоким уровнем рефлексивности при менее интенсивных состояниях. Меньшая продуктивность когнитивных процессов связана с низким уровнем рефлексивности субъекта независимо от интенсивности переживаемых состояний.

3.  В случае доминирования процессуального смысла (по сравнению со смыслом самоутверждения) в ходе учебной деятельности, структуры когнитивных процессов и состояний более интегрированы (за исключением состояний высокой интенсивности, при переживании которых степень интеграции снижается). В количественном отношении это выражается в более высокой продуктивности когнитивных процессов при меньшей интенсивности состояний.

4.  Динамика взаимосвязей состояний и когнитивных процессов студентов характеризуется процессами координации и согласования их структур. Интегральными характеристиками взаимодействия состояний и когнитивных процессов являются качественные показатели, отражающие особенности организации их структур. На взаимосвязь интенсивности состояний и продуктивности процессов влияет временной фактор: в начале учебного занятия наибольшая продуктивность когнитивных процессов достигается в состояниях средней интенсивности, на последующих этапах — в состояниях высокой интенсивности.

Структура диссертации отражает логику исследования и состоит из введения, трех глав, заключения, библиографии, состоящей из 197 наименований (из которых 15 — на иностранном языке), 4 приложений. В

рефлексивность когнитивный психический учебный студент

Глава 1. Теоретические аспекты исследования отношений психических состояний и когнитивных процессов

Впервые в рамках общей психологии проблема взаимоотношений психических процессов и состояний сформулирована Н. Д. Левитовым в монографии "О психических состояниях человека". Изучение состояний, по мнению автора, способствует лучшему пониманию динамики и результатов психических процессов, открывает новые возможности для объяснения психологических свойств личности [82]. Необходимость этих исследований вызвана тем, что в схожих ситуациях люди демонстрируют различия в протекании психических процессов, в то же время, одна и та же ситуация может вызывать у человека разнообразные реакции и формы поведения. Введение категории психических состояний в данном случае позволяет решить проблему "функциональной разорванности" психических процессов и свойств [83].

На современном этапе развития психологической науки проблема взаимоотношения психических состояний и когнитивных процессов исследуется в рамках различных теоретических концепций. С позиции деятельностного подхода состояния и процессы относят к одному уровню, который является ведущим для организации деятельности [88, 91]. При этом когнитивные процессы выполняют ориентировочную функцию, обеспечивая адекватное отражение и понимание ситуации. Состояния выполняют функции оценки и регулирования отражения в соответствии с потребностями субъекта. Динамику отношений между психическими процессами и состояниями определяет "вектор мотив-цель деятельности" [91]. Перспективы деятельностного подхода и его модификаций для изучения проблемы психических состояний изложены в следующих работах [32, 52, 85].

Кроме того, взаимодействие состояний и процессов может изучаться на уровне сознания [127], в качестве функциональных средств саморегуляции активности субъекта [1, 99], в контексте изучения психологического стресса [191], эмоционального интеллекта [196], самоорганизации эмоций и когнитивных оценок [192, 193], влияния "позитивных" состояний на эффективность умственной деятельности [185, 186, 188, 189, 190].

В то же время, специальные исследования, посвященные проблеме отношений состояний и когнитивных процессов, в настоящее время практически не ведутся. За последнее время по данной теме выполнена лишь одна диссертационная работа [161]. В связи с отсутствием достаточного объема литературы в психологии состояний, в некоторых случаях будет привлекаться теоретический и эмпирический материал из психологии эмоций.

При этом эмоции будут рассматриваться как эмоциональные состояния в "узком смысле", в качестве "реакции на ситуацию". Согласно Н. Д. Левитову, именно такое понимание позволяет отнести эмоции к сфере состояний [82, с. 125-126]. Подобные определения эмоций аналогичны определениям психофизиологических состояний, например, в формулировке Е. П. Ильина: "Состояние человека — это целостная системная реакция (на уровне организма и часто - личности) на внешние и внутренние воздействия, направленная на сохранение целостности организма и обеспечение его жизнедеятельности в конкретных условиях обитания" [68, с. 18]. Неудивительно, что автор рассматривает эмоции как состояния, поскольку их характеристики, состав и функции во многом аналогичны психическим состояниям.

Кроме того, представления об эмоциях как состояниях индивида соответствуют сути функциональных состояний, которые также имеют биологическую целесообразность возникновения и приспособительный характер реакций. В то же время, это реакции не только организма, но и личности, поскольку в реагирование включаются и психологические подсистемы регулирования. Тем самым они отличаются от элементарных состояний возбуждения и торможения, развивающихся на определенных уровнях регулирования^[там же, с.25].

По мнению В. А. Ганзена, все эмоции необходимо понимать как эмоциональные состояния различной продолжительности и силы, кроме того, во множество психических состояний следует включать и чувства [40, с. 127].

Э. И. Киршбаум, А. И. Еремееева считают, что во временном плане эмоции как процесс и эмоции как состояние проявляются одновременно. Изучение эмоций с точки зрения состояния предполагает изучение их мобилизующей функции и характеристик интенсивности [77, с.58].

По мнению Д. В. Люсина, несмотря на различное понимание термина "эмоция", этими различиями можно пренебречь, поскольку существуют инвариантные представления относительно природы эмоций. Они рассматриваются как состояние организма, проявляющееся на физиологическом, психологическом и поведенческом плане. Это состояние выражает готовность реагировать на ту или иную ситуацию [93, с.ЗЗЗ]. Вместе с тем, в отечественной психологии готовность к действию обычно связывают с понятием "установка", которое Д. Н. Узнадзе трактовал как целостное и бессознательное состояние субъекта, предшествующее актуально развертывающейся деятельности [20, с.556].

В целом, как отмечает Г. Бреслав, границы между эмоциями, настроениями, состояниями настолько размыты, что вопрос их "разведения" имеет лишь дидактический смысл. Поэтому многие исследователи применяют "психологически нейтральный" термин "эмоциональные явления" [21].

Таким образом, имеются теоретические основания, чтобы понимать эмоции как кратковременные состояния определенной модальности, длительности и интенсивности. В состав эмоций, как правило, включают подструктуры переживаний, поведения и физиологических процессов.

В заключение вводной части обозначим ключевые вопросы, рассмотрению которых будет посвящена первая глава. Первый вопрос будет посвящен проблеме соотношения психических состояний и когнитивных процессов как отдельных категорий психических явлений. На основании анализа теоретических представлений по данному вопросу, будет выбран метод исследования, обуславливающий логику и организацию последующих эмпирических исследований. Второй вопрос связан с поиском и выделением в отношениях состояний и когнитивных процессов различных аспектов с целью последующего эмпирического анализа.

1.1 Анализ отношений психических состояний и когнитивных процессов как самостоятельных категорий психических явлений

С философских позиций вопрос о соотношении понятий процесс и состояние проанализирован А. Л. Симановым. В онтологическом плане любое состояние подвержено процессам изменения, в свою очередь, любой процесс проявляется в текущем времени через состояние. Таким образом, понятия состояние и процесс являются противоположными и диалектически связанными друг с другом [146].

Применительно к психологии проблема отношений процессов и состояний включает в себя вопрос их специфичности [174]. Критерием разделения двух категорий чаще всего выступает временной план, состояния рассматриваются как более устойчивые образования, при этом процессы сохраняют в данном отрезке времени определенный диапазон изменений [40; 124].

Данные представления обусловлены традиционной классификацией психических явлений по степени их динамичности: психические процессы, состояния и свойства. Как отмечает Л. В. Куликов, психические явления рассматриваются здесь в порядке снижения динамичности, скорости протекания и ситуативной обусловленности, одновременно от процессов к состояниям увеличивается стабильность и внутренняя обусловленность явлений. Психические состояния, занимая промежуточное положение по признаку динамичности, выполняют в целостной психике функцию опосредования [81, с.9].

В словаре по общей психологии понятие "психический процесс" раскрывается как условное обозначение динамической характеристики

психики, а понятие "психическое состояние" — как условное выделение в психике человека относительно статического момента [112].

В. Н. Дружинин замечает по этому поводу, что понятие "состояние" в естественных науках представляет собой мгновенную характеристику объекта, наиболее общее и неопределимое понятие. Множество изменений состояний во времени обозначается как "процесс". В психологии же "состоянием" называют некоторую внутреннюю характеристику психики человека, относительно неизменную составляющую психического процесса, при этом состояние проходит вместе с породившим его процессом. Автор указывает на парадоксальность данной ситуации [55, с.7].

Следует отметить, что понимание психических состояний как целостной характеристики является наиболее распространенным в психологической литературе и связано с подходом Н. Д. Левитова. По мнению исследователя, психическое состояние — "это целостная характеристика психической деятельности за определенный период времени, показывающая своеобразие протекания психических процессов в зависимости от отражаемых предметов и явлений действительности, предшествующего состояния и психических свойств личности" [82, с. 18]. Существенной стороной данного определения является то, что психическое состояние рассматривается как временная характеристика функционирования психики, которая зависит от особенностей протекания психических процессов. Близкие по сути определения можно найти у других авторов [39, 40, 87, 106, 176]. Отсюда, по-видимому, возникает расхождение в понимании отношения состояний и процессов в естественных науках и психологии.

Другой исследователь Е. П. Ильин указывает, что при изучении взаимосвязи между процессами и состояниями следует учитывать, что само состояние является процессом как последовательность когнитивных, аффективных и поведенческих реакций, актуализирующихся под воздействием той или иной ситуации. В целом необходимо учитывать условность разделения психических явлений на процессы, состояния и свойства, поскольку это приводит к парадоксальной ситуации, когда "состояние — это остановившийся (но не исчезнувший!) на некоторое время процесс, а свойство — застывшее состояние" [68, с.32].

Автор отмечает, что сама категория "процесс" бессодержательна и повисает в воздухе. Вместо этого следует употреблять более точные категории "психические функции" и "психические познавательные действия". В частности, он отмечает: "...если состояния это совокупность психических процессов, то могут ли процессы влиять на самих себя? Очевидно, что состояния влияют на психические процессы только в том случае, если под этими процессами понимают познавательные действия. Следовательно, речь должна идти о зависимости эффективности проявления психических функций от состояний" [там же, с.35]. Тем самым, по мнению автора, основной целью экспериментальных исследований должно являться изучение влияния психических состояний на эффективность проявления когнитивных функций.

Замечания по поводу условности разделения состояний и процессов можно встретить и в зарубежной литературе. Например, Р. Лазарус отмечает, что состояние в качестве преходящей реакции тождественно процессу, поскольку оба явления аппелируют к тому, что происходит в данной ситуации и как она меняется. Согласно общепринятому определению процесс означает изменение, однако и состояние, изменяясь во времени, становится процессом. Состояние тревоги приходит и уходит вместе с обстоятельствами, различаясь по глубине и другим характеристикам [191, р.287].

Вопрос специфичности категорий процесс и состояние в той или иной мере затрагивался многими отечественными исследователями. Так, В. Н. Мясищев считал различия между этими категориями существенными, как с эмпирической, так и с логической точки зрения. Под процессом он понимал последовательность изменений психической деятельности при взаимодействии человека с миром, под состоянием - "общий функциональный уровень, на фоне которого развивается процесс" [101, с. 16].

Касаясь вопроса об основных сторонах психической жизни, которыми являются процессы, состояния, свойства и отношения, В. Н. Мясищев подчеркивал, что ведущее положение здесь занимает личность, поскольку её свойства обнаруживаются во всех психических явлениях. Центральным понятием во взаимоотношениях психических процессов и состояний автор считал отношение, которое является потенциалом психической реакции в связи с каким-либо процессом, предметом или фактом действительности: "Процесс деятельности всегда развивается на определенном функционально- динамическом фоне состояния и по уровню своей активности определяется отношением к объекту как к задаче или цели деятельности" [там же, с. 17]. В. Н. Мясищев также подчеркивал принципиальное различие церебральных основ психических процессов и состояний, поскольку последние являются общим условием функциональной динамики.

Основоположник теории установки Д. Н. Узнадзе подчеркивал, что эмоциональные состояния и познавательные процессы обладают несводимыми друг к другу психическими содержаниями. Для познавательных процессов характерно объективное и максимально расчлененное отражение окружающей действительности. Эмоциональные состояния, напротив, имеют диффузный, целостный характер, представляя собой состояние субъекта. Они способствуют ясному отражению объективной ситуации и концентрации на ней сознания [160].

С. Л. Рубинштейн по данному вопросу отмечает, что эмоциональные состояния характеризуются несколькими феноменологическими признаками: во-первых, в отличие от когнитивных процессов они выражают модификации внутреннего состояния субъекта и его отношение к объекту; во-вторых, отличаются полярностью [138].

В. А. Ганзен, считает категории процесс и состояние противоположными, разграничивая их по признаку динамичности. Актуальное психическое состояние, по мнению автора, характеризуется совокупностью значений параметров одновременно протекающих процессов и является для них фоном.

Между двумя категориями существуют сложные диалектические взаимосвязи: психические процессы в определенных условиях могут рассматриваться как состояния. Однако процессы преимущественно выполняют функцию отражения, а состояния — функцию регулирования [40].

По мнению А. О. Прохорова, автономность категорий процессы и состояния заключается во временном аспекте, а также в обусловливании процессов психическими состояниями, которые задают диапазон их изменений, особенности развертывания и способа организации [124].

В рамках нейропсихологического подхода Е. Д. Хомская суммировала основные различия эмоциональных состояний и когнитивных процессов, как высших психических функций [174].

1.  Высшие когнитивные психические функции — это различные виды психической деятельности, направленные на решение тех или иных психологических задач, т. е. на получение определенного результата. Эмоциональные состояния инициируют и сопровождают решение когнитивных задач, отражая успешность или неуспешность их осуществления по отношению к той или другой потребности. Их "назначение" - регуляция и оценка действий и ситуаций.

2.  Высшие когнитивные психические функции в значительной степени осознанны и подчиняются наиболее совершенной форме контроля — произвольному контролю. Эмоциональные явления менее осознаны и хуже управляемы.

3.  Эмоциональные состояния характеризуются знаком и модальностью, для когнитивной сферы качественно специфичны другие явления, например, ощущение цвета.

4.  Эмоциональные состояния тесно связаны с потребностно-мотивационными процессами, являясь их "внутренними зеркалами". Когнитивные процессы меньше определяются потребностями, за исключением гностических потребностей, являются, прежде всего, "механизмами познания".

5.  Эмоциональные состояния тесно связаны с различными физиологическими процессами (вегетативными, гормональными и др.), когнитивные процессы — в меньшей степени, при этом они взаимодействуют с работой физиологических систем иным образом.

6.  Эмоциональные явления входят как обязательный компонент в структуру личности. Когнитивные процессы в меньшей степени определяют структуру личности: их частные нарушения совместимы с сохранностью личности как таковой.

Таким образом, теоретические представления различных авторов показывают, что психические состояния и когнитивные процессы обладают специфическими характеристиками и тем самым являются относительно самостоятельными классами психических явлений.

Наряду с проблемой специфичности данных психических явлений, не менее важной является проблема их единства. Во времена "когнитивной революции" эмоциональные состояния рассматривались лишь как факторы, являющиеся источником ошибки и подлежащие контролю при проведении экспериментов. В конце прошлого века эмоции стали возвращаться в исследования познавательных процессов, например, X. Томэ высказывает мысль о насыщенности когнитивных репрезентаций (в число которых он включает восприятия и представления) эмоциональными переживаниями [цит. по 8].

В настоящее время все больше ученых акцентируют внимание на тесной взаимосвязи двух категорий. Разрабатываются модели показывающие, что итоговая оценка ситуации является результатом сложного взаимодействия когнитивных процессов и эмоциональных состояний [192]. Обнаружен эффект "эмоционального обрамления процессов принятия решения", согласно которому состояния (сожаление, раздражение, удовлетворение и др.) обусловлены "рамочными эффектами", поскольку зависят от того, будет ли воспринят результат в форме выигрыша или потери [72].

По мнению В. Д. Шадрикова, разделение процессов и состояний соответствует глобально-аналитическому этапу изучения психики. На основе системного подхода необходимо переходить к синтезу накопленных знаний [180]. В своей концепции внутреннего мира человека автор уделяет ведущее место эмоциональным состояниям. Касаясь вопроса о взаимоотношениях когнитивных процессов и состояний, автор пишет, что эмоциональные состояния определяют результативную сторону психических процессов. Они не только активизируют когнитивные процессы, но и создают их эмоциональный фон, эмоциональную окрашенность. Поэтому при характеристике когнитивных процессов можно говорить об эмоциональном восприятии, эмоциональной памяти, эмоциональном мышлении. Однако, по словам автора, данный аспект психических процессов разработан недостаточно.

Идею о том, что эмоциональная и познавательная сферы психики неразрывно связаны и должны исследоваться в единстве, впервые в отечественной психологии сформулировали С. Л. Рубинштейн и Л. С. Выготский.

Вопрос "единства интеллекта и аффекта" рассматривался Л. С. Выготским как центральный в теории психического развития ребенка. Это единство обнаруживается в динамической взаимосвязи и взаимовлиянии этих сторон психики на всех этапах психического развития. Способ решения этого "жизненно важного" вопроса лежит в том, чтобы рассматривать аффективную и интеллектуальную сферы как единую динамическую смысловую систему [35, с.20]. Эти идеи получили дальнейшее развитие в экспериментальных работах О. К. Тихомирова и его учеников.

С позиции теории деятельности взаимодействие когнитивных процессов и эмоциональных состояний рассматривалось в контексте предметной практической деятельности. Поскольку познавательные процессы отвечают тем или иным потребностям и побуждениям, они испытывают на себе регулирующее влияние эмоциональных состояний. [88, с.37]. Тесная взаимосвязь когнитивных процессов и эмоциональных состояний выражает, по словам А. Н. Леонтьева, пристрастность субъекта, его активность, принадлежность чувственного отражения деятельному субъекту [там же, с.46].

Пристрастность сознания субъекта выражается в избирательности внимания, в эмоциональной окрашенности познавательных процессов [там же, с.114]. При этом эмоции выполняют функцию внутренних сигналов и отражают отношения между мотивами и успехом (или возможностью успешной реализации) соответствующей деятельности субъекта. Они являются непосредственным чувственным отражением этих отношений, переживанием, возникая до рациональной оценки субъектом своей деятельности [там же, с.151].

По мнению С. Л. Рубинштейна, психические процессы и состояния не должны противопоставляться, динамика состояний и закономерности которым они подчиняются, неотрывны от динамики психических процессов. Подлинной единицей психического должен служить целостный акт отражения субъектом того или иного объекта. "Продукт" отражения всегда имеет в своем составе единство двух противоположных компонентов — "знания и отношения, интеллектуального и эмоционального, из которых тот или иной может быть преобладающим" [138, с.236].

Следовательно, как состояния могут подчинять когнитивные процессы (например, человек понимает только то, что "чувствует"), так и когнитивные процессы могут вызывать различные эмоциональные состояния [там же, с.551]. Автор замечает, что существование интеллектуальных состояний удивления, любопытства, сомнения, уверенности является примером взаимопроникновения интеллектуальной и эмоциональной сферы [там же, с.575].

Идею единства состояний и процессов, а также динамического характера их взаимосвязи наряду с Л. С. Выготским, С. Л. Рубинштейном высказывают и многие другие исследователи. Например, А. В. Петровский отмечает, что в контексте психики отдельные психические процессы и состояния выступают в единстве, образуя целостные системы активности, реализующие взаимопереходы "объективного" и "субъективного", выступая тем самым в качестве динамической системы [112, с.26]. Схожее мнение высказывает Ж. Пиаже, согласно которому поведение предполагает существование двух взаимосвязанных аспектов: энергетического (или аффективного) и когнитивного (или структурного). Аффективный аспект обеспечивает обмены со средой, которые структурируются когнитивными процессами, определяющими связи между субъектом и объектом. Аффективная и когнитивная сфера являются, таким образом, неразделимыми, оставаясь в то же время различными [113].

Диалектическое единство двух категорий отмечает И. И. Чеснокова. По мнению автора, состояние выступает способом организации психических процессов в определенный период времени. С другой стороны, ход развертывания самих психических процессов, непосредственно связанный с условиями деятельности, продуцирует новые психические состояния, которые начинают взаимодействовать с фоновым состоянием [177].

К. Изард, рассматривая вопрос о взаимоотношениях когнитивных процессов и эмоциональных состояний, замечает, что эмоциональные состояния часто связаны с ментальными образами, образуя аффективно- когнитивные структуры, причем эмоциональная составляющая обеспечивает мотивационный заряд структуры. В качестве примера автор приводит состояние счастья, в котором человек воспринимает мир сквозь "розовые очки", при этом эмоциональное состояние организует и направляет мыслительную активность индивида [65]. Теоретический анализ вопроса отношений когнитивных процессов и эмоциональных состояний приводит автора к следующему выводу: как состояние может активировать когнитивный процесс и влиять на его протекание, так и наоборот. Следовательно, связь между когнитивными процессами (восприятием, воображением, памятью, мышлением) и эмоциональными состояниями "...можно охарактеризовать как динамическую и реципрокную" [там же, с.88].

Наиболее отчетливо взаимосвязь когнитивных процессов и психических состояний проявляется в измененных состояниях. Ч. Тарт в определении "измененного состояния сознания" указывает, что одним из его важнейших категориальных признаков является изменение качества ментальных процессов. Именно изменение качества когнитивных процессов является критерием измененных состояний, хотя индивид чувствует и количественные изменения, например, увеличение или уменьшение числа визуальных образов, большая или меньшая четкость образов и пр. В многочисленных исследованиях, которые приводил Ч. Тарт, показано влияние данных состояний на качественные и количественные характеристики когнитивных процессов: восприятия времени, избирательности и объема внимания, логического мышления и т.д. [158].

В заключение параграфа отметим еще один аспект взаимосвязи состояний и процессов, связанный с представлениями о доминирующем компоненте состояний. На основе данного критерия Н. Д. Левитов классифицировал психические состояния на три группы: познавательные, волевые и эмоциональные. При доминировании какого-либо компонента само состояние может рассматриваться в качестве зависимой составляющей.

Упомянутый аспект обсуждается также в работах Ю. Е. Сосновиковой, отмечавшей, что взаимоотношения психических состояний и когнитивных процессов "сложно, противоречиво, взаимозависимо" [153, с.7]. По мнению автора, каждый компонент психики имеет в психическом состоянии частное, конкретное выражение. Однако при доминировании какого-либо компонента состояние может рассматриваться как его часть. Поэтому имеет смысл выделить целую группу психических состояний, общей характеристикой которых будет доминирование одного из когнитивных процессов. Например, на фоне всех остальных проявлений психики преобладающее значение может получить процесс мышления или воображения. В этом случае психические состояния следует рассматривать как состояния размышления, грезы, мечтательности [там же, с.11].

Схожих взглядов придерживаются Э. И. Киршбаум, А. И. Еремееева. В частности, по признаку доминирования ими выделяется группа гностических психических состояний: любознательность, удивление, недоумение, сомнение, озадаченность, мечтательность и др. [77].

Таким образом, анализ теоретических положений различных авторов показывает, что когнитивные процессы и психические состояния различаются по критерию динамичности, психическим содержаниям, структуре, функциям и нейрофизиологическим основаниям. С другой стороны, они рассматриваются многими исследователями в качестве взаимосвязанных психических явлений.

Следовательно, общеметодологическая категория взаимодействия и динамический подход могут являться эффективными инструментами изучения проблемы отношений психических состояний и когнитивных процессов.

В следующем разделе будут рассмотрены основные подходы к изучению взаимодействия в естественных и гуманитарных науках.

1.2 Категория взаимодействия как теоретико- методологическая основа исследования отношений психических состояний и когнитивных процессов

При изучении взаимоотношений психических состояний и когнитивных процессов возникает ряд трудностей, решение которых определяет логику эмпирических исследований. На наш взгляд, наиболее важным является вопрос конъюнктивности двух психических явлений. Действительно, психические состояния и когнитивные процессы традиционно рассматриваются как отдельные категории психических явлений, в то же время, большинство исследователей рассматривают когнитивные процессы в качестве компонента психических состояний. Это связано с тем, что когнитивные процессы, как составляющая состояний, характеризуют состояние в целом и методики диагностики когнитивных процессов используются для изучения состояний. Например, исследования А. Б. Леоновой показали, что наиболее выраженными и существенными признаками утомления являются нарушения внимания — снижается объем, страдают функции переключения и распределения внимания.

Поэтому на психологическом уровне данное состояние можно рассматривать как личностно когнитивный синдром [87].

Вместе с тем, степень интеграции каждого отдельно взятого процесса в структуру психических состояний может быть различна. Данное положение показано в эмпирических исследованиях А. О. Прохорова, в которых состояние рассматривается как функциональная система, интегрирующая те процессы и свойства, которые необходимы для эффективного выполнения деятельности [124].

На наш взгляд, при изучении отношений двух категорий необходимо руководствоваться принципами "взаимодействия" и "недизъюнктивности психического". Последний принцип в формулировке С. Л. Рубинштейна звучит следующим образом: "В психологии часто говорят о единстве эмоций, аффекта и интеллекта, полагая, что этим преодолевают абстрактную точку зрения, расчленяющую психологию на отдельные элементы или функции... В действительности нужно говорить не просто о единстве эмоций и интеллекта в жизни личности, но о единстве эмоционального, или аффективного, и интеллектуального внутри самих эмоций, так же как и внутри самого интеллекта" [138].

В соответствии с указанными принципами не только психические состояния интегрируют когнитивные процессы, но и наоборот. Например, в исследованиях О. К. Тихомирова процессы мышления являются интегратором определенной совокупности эмоциональных состояний, выполняющих ориентирующие и эвристические функции [159]. Функцию интеграции могут выполнять также когнитивные процессы оперативной памяти, воображения и внимания [31].

Реализации этих принципов на практике способствует системный подход, рассматривающий систему как множество взаимодействующих компонент. Таким образом, когнитивные процессы и психические состояния, оставаясь самостоятельными категориями психических явлений, в то же время могут рассматриваться в качестве единой взаимодействующей системы.

Понятие "взаимодействие" как философская категория обозначает процессы взаимного воздействия различных объектов друг на друга, их взаимообусловленность. В онтологическом плане данное понятие является атрибутом объективной реальности в ряду её других неотъемлемых свойств: движения, пространства, времени, отражения, структуры и т. д. "Взаимодействие" определяет структурную организацию любой материальной системы и раскрывает их свойства [163].

В понятии "взаимодействие" фиксируются прямые и обратные воздействия вещей и явлений друг на друга, непосредственные и опосредованные отношения между объектами, взаимные обмены веществом, энергией и информацией. Конкретизация понятия взаимодействие осуществляется через понятия "изменение", "становление", "процесс", "развитие" [149].

В математической статистике под "взаимодействием" понимается эффект взаимозависимости двух переменных, например, трудность задачи и уровень возбуждения часто взаимодействуют таким образом, что усиление возбуждения приводит к увеличению успешности решения простых задач, но уменьшению успешности решения сложных [135].

В психологии "взаимодействие" рассматривается как процесс взаимного воздействия, порождающий взаимную обусловленность и взаимосвязь, а также как интегрирующий фактор, способствующий образованию структур [131, с.51].

Сущность категории "взаимодействие", применительно к общей психологии наиболее полно раскрыли в своих работах С. Л. Рубинштейн и Я.А.Пономарев. [116, 117, 137]. Для определения "взаимодействия" они использовали понятие "отражение" - всеобщее свойство материи, заключающееся в способности объектов воспроизводить структурные характеристики и отношения других объектов. Взаимодействие является отражением одних явлений другими [137, с.49].

По мнению Б. С. Алишева, категория взаимодействия является более широкой, чем категория деятельности, поскольку последняя не может осуществляться без тесного взаимодействия субъекта со средой. "...Даже внутренняя, психическая, например, мыслительная деятельность происходит по поводу чего-то и является взаимодействием в представлении (в образной или понятийной форме). Именно поэтому мы полагаем, что понятие взаимодействия является в методологическом плане более корректным, чем понятие деятельности: оно фиксирует неразрывную связь субъекта и объекта" [3, с.70].

Автор отмечает также, что взаимодействие всегда связано с преодолением неопределенности, поэтому в филогенезе складываются механизмы принятия решений, интерпретации, рефлексии, планирования, антиципации, позволяющие переводить неопределенность в определенность или уменьшать вероятность неопределенности в будущем. Преодоление неопределенности как информационно-энергетического барьера ведет к развитию биологических и социальных систем, а личность рассматривается как продукт и средство преодоления психикой и сознанием неопределенности, поскольку преодоление неопределенности при взаимодействии с ситуацией возможно лишь на основе "внутренней" определенности субъекта [там же].

С точки зрения практического приложения вопрос о взаимодействии сводится к управляемости того или иного явления, а также возможности его целенаправленного изменения. Изучение взаимодействия или раскрытие закономерной обусловленности психических явлений позволяет впоследствии переходить к поиску путей их формирования, воспитания и самоуправления [137, с.209].

Рассмотрим некоторые подходы к изучению взаимодействия, которые будут использованы в эмпирической части работы.

Системный подход. Изучение психических состояний как полифункционального, целостного, многоуровневого явления требует адекватного методологического аппарата. Этим требованиям удовлетворяет системный подход, понимаемый как "группа методов, с помощью которых реальный объект описывается как совокупность взаимодействующих компонентов" [40, с.З].

Одной из разновидностей системного подхода является системно- аналитический подход Я. А. Пономарева, в контексте которого представлена авторская концепция взаимодействия [117]. По мнению исследователя "подлинным предметом научного анализа может быть только взаимодействующая система" [там же, с. 19].

С позиции Я. А. Пономарева анализ любой взаимодействующей системы в функциональном отношении, независимо от ее конкретных особенностей, позволяет выделить категории "продукт" и "процесс". В первой отражена статическая, пространственная сторона системы. Во второй — динамическая, временная сторона [там же, с.20]. Функционирование взаимодействующих систем осуществляется путем взаимопереходов процесса в продукт и реорганизацией структур компонентов путём дифференциации и реинтеграции их элементов. Продукты взаимодействия, возникая как следствие процесса, превращаются в условия нового процесса, оказывая обратное влияние на весь ход взаимодействия. В зависимости от свойств, присущих компонентам, складывается способ взаимодействия, на основании которого можно отнести систему к той или иной форме. Для дифференциации качественно своеобразных форм взаимодействия Я. А. Пономарев выделяет два критерия: организация структуры взаимодействующей системы (качественный критерий) и латентный период (количественный критерий), который выражает естественную единицу времени свойственную той или иной форме взаимодействия. Таким образом, время можно рассматривать как процессуальную сторону взаимодействия.

Автор выделяет "внешние" и "внутренние" взаимодействия (см. рисунок 1). Внешние связи предполагают переорганизацию структур компонентов посредством внутренних связей. Условием всякого процесса взаимодействия является некоторая неуравновешенность в сложившейся на данный момент системе компонентов. Она может быть вызвана как внешними влияниями, так и процессами внутри компонента. Всякое изменение состояния одного из компонентов приводит к изменению отношений между компонентами, выступая поводом к их взаимодействию.


Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Рисунок 1 "Внешние" и "внутренние" взаимодействия в системе (Я. А. Пономарев, 1976)

Описанные Я. А. Пономаревым особенности взаимодействия содержат в себе тенденция к развитию системы, поскольку её равновесие никогда не остается статическим, а сохраняется только в динамике. Автор дает определение понятия "развитие" следующим образом: "Развитие - способ существования системы взаимодействующих систем, связанный с перестройкой конкретной системы, с образованием качественно новых временных и пространственных структур" [там же, с.24].

В заключение приведем наиболее общие условия, необходимые для взаимодействия: во-первых, то, что вступает во взаимодействие, должно относиться к определенному структурному уровню: биологическому, психическому, физическому и др. (закон сходства); во-вторых, взаимодействующие структуры не должны быть идентичными, им следует в чем-то различаться, чтобы возникло взаимодействие (закон различия).

В результате выполнения этих условий происходит взаимовлияние, взаимообмен и порождение продукта взаимодействия [10].

Синергетический подход. В синергетике понятие "взаимодействие" играет фундаментальную роль, что отражено в ее определении как науки о взаимодействии [171]. Путь к пониманию сложных систем лежит в открытии законов, на основе которых они организуются, используя свою внутреннюю активность. Процессы, приводящие к возникновению пространственно- временных структур, получили название "самоорганизации" [73, с. 103].

В настоящее время идеи синергетики активно применяются в различных областях психологии. С позиции синергетики исследуются проблемы внутреннего мира человека [180], психических состояний [125], восприятия [11, 167, 168, 170], социальных групп [141] и т.д. Синергетику можно рассматривать как возможную новую парадигму психологической науки [80].

Одна из важнейших задач синергетики — изучение взаимоотношений между бытием и становлением [120, с. 185]. Начальные условия, воплощенные в состоянии системы, ассоциируются с бытием, а законы, управляющие темпоральным развитием системы — со становлением. Бытие и становление должны рассматриваться как два соотнесенных аспекта реальности [там же, с.258] Главная идея синергетики заключается в том, что на этапе становления неравновесность выступает источником порядка: "...Источником порядка является неравновесность. Неравновесность есть то, что порождает "порядок из хаоса" [там же, с.238].

Синергетическое мировидение позволяет по-новому подойти к проблеме эффективного управления развитием сложных систем. Неэффективное управление когнитивной или социальной системой заключается в навязывании системе несвойственной формы организации [79, с.162]. Согласно новому подходу необходимо ориентироваться на собственные законы эволюции и самоорганизации сложных систем. В этой связи С. П. Курдюмов предлагает идею "спектра структур", которая позволяет выявить общие возможности данной системы, определить внутренние тенденции ее развития [там же, с.57].

В настоящей работе мы будем опираться в основном на труды Г. Хакена, которой первым ввел в научный обиход термин "синергетика". Данное обстоятельство обусловлено тем, что в отличие от других исследователей, Г. Хакен серьёзное внимание уделял приложениям своих идей в психологии и других гуманитарных науках.

В частности, рассуждая о применение синергетики в гуманитарных науках, автор отмечает: "Такие синергетические понятия как параметр порядка и подчинение применимы к наукам, которые еще не подвергались математизации, и к наукам, которые никогда не будут математизированы, например, к теории развития науки" [169, с.363].

Отвечая на критику о приложении синергетики в психологии, автор замечает, что принципы синергетики используются повсеместно, странно было бы, если бы они не распространялись на мозг и его психическую деятельность. Исходное положение при исследовании психических процессов автор выразил следующим образом: "Психическая деятельность мозга протекает в соответствии с основными принципами самоорганизации" [170, с.14].

Согласно подходу Г. Хакена, биологические и социальные системы очень сложны и невозможно предложить общий "рецепт" для их анализа. Поэтому необходимо использовать основную идею синергетики: "Искать качественные изменения в макроскопическом масштабе" Г167, с.451.

Г. Хакен в рамках своего подхода сформулировал основные вопросы синергетики: Какие механизмы порождают новые макроскопические структуры? Каким образом описать переходы из одного состояния в другое? [169, с.40]. Для поиска ответов на эти вопросы автор выделяет следующие особенности синергетических систем и "инструменты" их исследования.

1. Сложные системы предназначены для выполнения определенных функций, которые могут быть выполнены только при согласованном взаимодействии составляющих ее частей [166, с. 18].

2.  Во всех случаях, представляющих интерес для синергетики, решающую роль играет динамика, поэтому необходимо исследовать пространственно-временную эволюцию системы [169, с.40].

3.  К числу отличительных свойств синергетических систем относится их стохастичность, временная эволюция систем зависит от причин, не предсказуемых с абсолютной точностью [там же, с.43].

4.  Существенная особенность синергетических систем состоит в том, что ими можно управлять, изменяя действующие на них внешние факторы. Эти внешние факторы называются "управляющими параметрами" [там же, с.42]. Изменяя управляющие параметры можно изучать самоорганизацию системы [167, с.44].

2. Основным инструментом исследования динамических систем являются "параметры порядка", которые определяют поведение компонент системы. Суть параметра порядка заключается в том, что это форма для движения материи, показатель кооперации и абстрактная величина [170, с.41].

Параметр порядка выполняет две функции, с одной стороны он подчиняет себе элементы подсистемы, с другой - те же элементы поддерживают его в неизменном виде [171, с.207].

Поведение параметров порядка можно проиллюстрировать двумя способами: во-первых, соответствующей пространственно-временной моделью, во-вторых, используя точные расчеты [там же, с. 112].

Концепция неравновесных психических состояний. В рамках этого подхода, основанного на идеях синергетики, состояния рассматриваются как функциональные структуры, образующиеся вследствие внесения энергии и информации в систему и обладающие определенным запасом энергии [125, с.11].

По определению А. О. Прохорова, категория "неравновесные состояния" включает в себя подмножество множества всех состояний, проявления которых зависят от уровня психической активности субъекта. Данные состояния актуализируются вследствие личностной значимости ситуаций, их определенного содержания и высокой информационной насыщенности [там же, с.7]. "Неравновесные психические состояния возникают как реакция на различные значимые ситуации жизнедеятельности" [там же, с.36]. Ведущей составляющей неравновесных состояний является эмоциональный компонент [там же, с.36]. Наиболее общей функцией неравновесных состояний является обеспечение процесса самоорганизации системы [там же, с. 131].

Классификация состояний по энергетической шкале произведена автором на основе континуума активации Д. Линдсли и шкалы уровней психической активности В. А. Ганзена. В соответствии с этим были выделены относительно равновесные состояния, состояния повышенной и пониженной психической активности. Неравновесные состояний разного уровня интенсивности обладают специфическими качествами, которые отражены в их структуре, функциях, влиянии на другие психические явления [там же, с.10].

Неравновесные психические состояния обладают рядом специфических характеристик: неустойчивыми параметрами системы являются небольшое число характеристик состояния, описывающих макроструктуру (модальность, длительность, интенсивность), они определяют поведение составляющих частей системы и отношения между ними; в диапазоне от длительных состояний низкой интенсивности к кратковременным состояниям высокой интенсивности возрастает когерентность их структуры [там же, с. 129].

1.3 Рефлексивный, смысловой и динамический аспекты отношений состояний и когнитивных процессов

При выделении различных аспектов отношений состояний и когнитивных процессов мы руководствовались теоретическими положениями отельных авторов, результатами экспериментальных исследований, показывающими важную роль той или иной характеристики, а также некоторыми современными тенденциями в развитии психологии состояний и когнитивной психологии.

Рефлексивная сторона отношений психических состояний и когнитивных процессов.

Выделение рефлексивной стороны отношений изучаемых явлений необходимо по следующим соображениям.

Во-первых, включение рефлексии в отношения состояний и когнитивных процессов соответствует положениям "передового края" когнитивной психологии — метакогнитивизму. Согласно данному подходу существует особые метакогнитивные процессы, не принимающие непосредственного участия в переработке информации, но выполняющие функцию ее регуляции. Рефлексия входит в состав метакогнитивных процессов и образует с базовыми процессами переработки информации неразрывное целое. Например, в концепции интеллекта М. А. Холодной интеллектуальная рефлексия включена в состав метакогнитивного опыта, который является психологической основой способности к интеллектуальной саморегуляции [173, с. 133]. В контексте изучения мышления В. В. Селиванов относит рефлексию к одной из основных содержательных составляющих мышления — метакогнитивному плану, "...проявляющемуся в перманентной рефлексии способов действия с познаваемым объектом, приемов анализа и обобщения условий и требований задачи, осознания когниций и смыслов" [143, с. 157].

Во-вторых, объектом когнитивных процессов являются не только предметы внешнего мира, но и собственные процессы, состояния и свойства. В частности, сами психические состояния становятся "информацией", требующей переработки. По словам Л. В. Куликова: "Внутренняя жизнь личности, ее внутренний мир чрезвычайно богаты, занимают внимание человека не меньше, а часто — больше, чем события и обстоятельства окружающего мира. Все это является сильной детерминантой психического состояния" [81, с.28]. Степень осознанности субъектом своего состояния относится к числу важнейших характеристик психического состояния, она подчеркивает регулирующую роль самосознания.

В-третьих, в ходе выполнения деятельности происходит "разделение" внимания, одна часть которого направлена на содержание деятельности, а другая — на самого себя. По этому вопросу А. В. Карпо

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Взаимодействие психических состояний и когнитивных процессов в ходе учебной деятельности студентов". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание
опытному автору»


Просмотров: 564

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>