Дипломная работа на тему "Влияние ценностных ориентаций на психологическую готовность к материнству"

ГлавнаяПсихология → Влияние ценностных ориентаций на психологическую готовность к материнству




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Влияние ценностных ориентаций на психологическую готовность к материнству":


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

Высшего профессионального образования

«Кемеровский Государственный университет»

ФАКУЛЬТЕТ ПСИХОЛОГИИ

Дипломная работа

Тема:

Влияние ценностн ых ориентаций на психологическую готовность к материнству

КЕМЕРОВО 2007

Содержание

Введение

Глава 1. Современные представления о ценностн ых ориентациях в психологии

1.1 Понятие ценностн ых ориентаций

1.2 Особенности ценностн ых ориентаций женщин

2. Психологическая готовность к материнству

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по требуемой вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Иркутске и в других городах РФ.

2.1 Изучение проблемы материнства в психологии

2.2 Материнство как обеспечение условий для нормального развития ребенка

2.3 Физиологические и психофизиологические аспекты готовности к материнству

2.4 Психологические аспекты и этапы готовности к материнству

Глава 3. Экспериментальное исследование влияния ценностн ых ориентаций на психологическую готовность к материнству

3.1 Организация и методы исследования

3.2 Анализ результатов экспериментального исследования

Заключение

Выводы

Список литературы

Приложения

Введение

Ценностные предпочтения личности определяют главные и относительно устойчивые отношения человека ко всем основным сферам жизни – к миру, к другим людям, к самому себе.

Человек активно действует только в связи с тем, что представляет для него определенную ценность. Отсюда повышенный интерес к ценностям женщин, ожидающих ребенка.

Проблема изучения ценностн ых ориентаций недостаточно хорошо представлена как в рамках теорий отечественной психологии, так и зарубежными авторами. Именно от системы ценностей, сложившихся на сегодняшний день, зависит избирательная активность, поступки, которые в дальнейшем будут определять жизнь женщины и развитие ребенка.

Психология материнства — одна из наиболее сложных и малоразработанных областей современной науки. Актуальность ее изучения продиктована противоречием между остротой демографических проблем, связанных с падением рождаемости, огромным числом распадающихся семей, лавинообразным увеличением числа сиротеющих детей при живых родителях, с ростом числа случаев жестокого обращения с ребенком и неразработанностью программ социальной и психологической помощи семье, и в первую очередь женщине. Материнство изучается в русле различных наук: истории, культурологии, медицины, физиологии, биологии поведения, социологии, психологии. Но изучение ценностн ых ориентаций беременной женщины, психологической готовности к материнству все еще остается недостаточно разработанной областью, так как, во-первых, нет единого подхода к трактовке понятия ценностн ых ориентацией; во-вторых, кардинальные изменения в политической, экономической, духовной сферах нашего общества влекут за собой радикальные изменения в ценностн ых ориентациях и поступках людей, что проецируется, в том числе и на психологическую готовность к материнству.

В социально-психологических и психологических исследованиях изучается структура и динамика ценностн ых ориентаций личности в репродуктивном возрасте, роль ценностн ых ориентаций в механизме социальной регуляции поведения, взаимосвязи ценностн ых ориентаций женщин с индивидуально-типическими и характерологическими особенностями личности, с профессиональной направленностью и так далее.

Актуальность целостного психологического подхода к изучению материнства подкрепляется также и тем, что, несмотря на современные достижения в области медицины, физиологии, гинекологии и акушерства, повышении научного и технического уровня родовспоможения и неонатальных практик, психологические проблемы материнства и раннего детства не уменьшаются.

Актуальность изучения ценностн ых ориентаций обусловлена появлением целого ряда работ, посвященных разным аспектам этой проблемы.

Рассматривая ценностные ориентации, выдающийся советский психолог А. Н. Леонтьев отмечал: … - это ведущий мотив – цель возвышается до истинно человеческого и не обосабливает человека, а сливает его жизнь с жизнью людей, их благом… такие жизненные мотивы способны создать внутреннюю психологическую оправданность его существования, которая составляет смысл жизни [41, с. 117].

Кратко обобщая выводы исследований этих авторов, можно сказать, что они рассматривают пренатальную стадию жизни, как первый этап человеческого существования, где различные факторы оказывают значительное влияние на развивающиеся организм и психику, а взаимообусловленность духовного, психического и соматического наиболее наглядна и достоверна.

Актуальность изучения формирования ценностн ых ориентаций женщин в период беременности в настоящее время диктуется также той нестабильной социокультурной ситуацией, которая сложилась в нашей стране.

Объектом исследования являлись ценностные ориентации личности.

Предмет исследования - влияние ценностн ых ориентаций на формирование готовности к материнству.

Цель исследования - в выявление влияния ценностн ых ориентаций женщин на психологическую готовность к материнству.

Гипотеза исследования: ценностные ориентации влияют на состояние мотивационно – потребностной сферы в целом, а также на динамику к материнству.

Задачи исследования:

- рассмотреть современные представления о ценностн ых ориентациях в отечественной психологии;

-рассмотреть понятие и природа ценностн ых ориентаций;

- проанализировать особенности ценностн ых ориентаций женщин;

- изучить психологическую готовность к материнству;

- рассмотреть физиологические и психофизиологические аспекты готовности к материнству;

- проанализировать психологические аспекты и этапы готовности к материнству.

- изучить влияния ценностн ых ориентаций на психологическую готовность к материнству.

Методологические основы исследования: Д. А. Леонтьев [36; 37; 41], К. К. Платонов, Б. Ф. Ломов Э. К. Айламазян [7], К. А. Абульханова - Славская [5], А. С. Батуева, Г. И. Брехман, А. И. Брусиловский [14], В. Б. Ольшанский [58], а также труды других основоположников отечественной и зарубежной психологии.

Методы исследования:

1.Метод исследования уровня субъективного контроля (УСК) по Д. Роттеру. Адаптированная методика НИИ Бехтерева.

2. Тест СЖО (смысложизненн ых ориентаций). Адаптированная методика Д. А. Леонтьева.

3. Тест М. Рокича (методика «Ценностные ориентации»)

Практическая значимость исследования: показать различия ценностн ых ориентаций беременных в разных возрастных группах и влияние на степень сформированности готовности к материнству.

В ходе эмпирического исследования всего изучено 36 человек

Обоснованность результатов и выводов исследования основывается на адекватности методологических и теоретических положений исследования, репрезентативности выборки, применении комплекса надежных, объективных методик в соответствии с задачами исследования, а также использовании оптимальных методов статистического анализа.

В заключение работы представлены обобщенные выводы.

Структура дипломной работы. Дипломная работа включает в себя введение, 3 главы, заключение, список литературы (6 страниц) и приложения, и содержит таблицы.

1.  Современные представления о ценностн ых ориентациях в отечественной психологии

1.1  Понятие ценностн ых ориентаций

Ценности – это духовные и материальные феномены, имеющих личностный смысл, являющиеся мотивом деятельности. Ценности являются целью и основой воспитания.

Ценностные ориентации – это отражение в сознании человека ценностей, признаваемых им в качестве стратегических жизненных целей и общих мировоззренческих ориентиров (А. Н. Леонтьев, 1978).

Понятие ценностн ых ориентаций было введено в послевоенной социальной психологии как аналог философского понятия ценностей, однако четкое концептуальное разграничение между этими понятиями отсутствует.

Отнесение того или иного объекта окружающей действительности к ценности выражается в его способности удовлетворять потребности, интересы и цели человека (Е. И. Головаха, 2000).

Ценностные ориентации, являются одним из центральных личностных новообразований, выражают сознательное отношение человека к социальной действительности и в этом своем качестве определяют широкую мотивацию его поведения и оказывают существенное влияние на все стороны его действительности. Особое значение приобретает связь ценностн ых ориентаций с направленностью личности. Система ценностн ых ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее взглядов на окружающий мир, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения, ядро мотивации и «философию жизни». Ценностные ориентации – способ дифференциации объектов действительности по их значимости (положительной или отрицательной).

Таким образом, направленность личности выражает одну из самых существенных ее характеристик, определяющую социальную и нравственную ценность личности. Содержание направленности – это, прежде всего доминирующие, социально обусловленные отношения личности к окружающей действительности. Именно через направленность личности ее ценностные ориентации находят свое реальное выражение в активной деятельности человека, то есть должны стать устойчивыми мотивами деятельности и превратиться в убеждения.

Ценности охватывают жизнь Человека и человечества в целом во всех его проявлениях и сторонах, а это значит, что они охватывают познавательную сферу человека, его поведение и эмоционально-чувственную сферу.

Кроме того, понятие «ценность» в его психологической трактовке эквивалентно некоторому комплексу психологических явлений, которые, хотя и терминологически, обозначаются разными понятиями, но семантически однопорядковы: Н. Ф. Добрынин называет их «значимостью»; А. И. Божович «жизненной позицией»; А. Н. Леонтьев «значением» и «личностным смыслом»; В. Н. Мясищев «психологическими отношениями».

Ценность внутренне освещает всю жизнь человека, наполняет ее простотой и гармонией, что ведет к подлинной свободе – свободе от колебаний и страхов, свободе творческих возможностей. Ценности не являются неизменными, раз и навсегда упорядоченными, их перестройка возможна.

С. Л. Рубинштейн говорил, что ценность – значимость для человека чего-то в мире, и только признаваемая ценность способна выполнять важнейшую ценностную функцию – функцию ориентира повеления [68; 69].

Условно когда мы говорим «ценности», мы подразумеваем культурологические ценности, выработанные человечеством за историю его существования и вознесения на гребень современной культуры. Понятно, что один человек в число своих ценностей включает еду, деньги, вещи и иных не признает, а другой считает еду, вещи, деньги условиями существования, а ценностями избирает любовь, труд, прекрасное, природу, познание.

Ценностные ориентации формируются на основе высших социальных потребностей и их реализация происходит в общесоциальных, социально-классовых условиях деятельности. Они являются составными элементами сознания, частью его структуры. В связи с этим они подчиняются принципу единства сознания и сознания и деятельности, сформированному С. А. Рубинштейном [68]. Ценностная ориентация обнаруживает себя в определенной направленности сознания и поведения, проявляющихся в общественно значимых делах и поступках (В. Н. Мясищев, Б. Г. Ольшанский,1965).

Также ценностные ориентации формируются в определенных социально-психологических условиях, конкретных ситуациях, которые детерминируют поведение человека, задают ему определенный «горизонт видения», и являются важнейшей характеристикой его личности, поскольку определяют его отношения и особенности взаимодействия с окружающими людьми, детерминируют и регулируют поведение человека (Б. Г. Ананьев, А. Г. Здравомыслов, В. Н. Мясишев, Б. Г. Ольшанский, В. А. Ядов).

Так, А. И. Брусиловский определял ценностные ориентации как сознательный регулятор социального поведения личности. Он говорил, что ценностные ориентации играют мотивационную роль и определяют выбор деятельности [24].

Осознавая собственные ценностные ориентации, человек имеет свое место в мире, размышляет над смыслом и целью жизнедеятельности.

В современной науке понятие «ценностн ых ориентаций» соотнесено с ценностными стандартами группы, класса, нации, социальной системы, с другой стороны с мотивационными ориентациями личности [47; с. 51].

Существует также понятие «ценностных отношений». Персональная иерархия ценностей невоспроизводима и строго индивидуальна. Комбинация сочетания взаимоотношений субъекта и объекта и взаимосвязей ценностных выборов бесконечна. Прослеживание социального развития личности производится через динамику его конкретных и частных отношений к общечеловеческим ценностям, аккумулирующим в себе достижения культуры.

Таким образом, мы делаем вывод о том, что ценностное отношение – это устойчивая избирательная, предпочтительная связь субъекта с объектом окружающего мира. Когда этот объект, выступая во всем своем социальном значении, приобретает для субъекта личный смысл, расценивается как нечто значимое для жизни общества и отдельного человека (Б. Г. Ольшанский, 1965).

Сам объект не всегда осознает личностную иерархию ценностей, меру значимости их для своей жизни. Принято считать что экстремальная, кризисная ситуация (в том числе и беременность), выявляет истинные предпочтения и ориентир. Но если учитывать, что в таких ситуациях часто нарушается психическое равновесие человека, то они (экстремальные ситуации), пожалуй, не могут служить окончательной проверкой. Хотя, может быть, дело не в хитроумных способах обнаружения и фиксации ценностн ых ориентаций, а в динамичности отношений, которые как текущая река, не позволяют войти в себя дважды. Однако ценностные ориентации проявляют себя ежеминутно, только контролировать человеку производимый им выбор невозможно, так как он весь поглощен деятельностью и процессом взаимодействия с окружающей действительностью. Проживание этих предпочтений составляет содержание жизни человека.

Смысловые образования предельного обобщения превращаются в ценности, и человек сознает собственные ценности, только относясь к миру как целому. Поэтому когда говорят о человеке, то естественно приходят к понятию «ценность». Это понятие рассматривается в разных науках: аксиология, философии, социологии, биологии, психологии. В ценностях сконденсированы опыт и результата познания прошлых поколений людей, воплощающие устремленность культуры в будущие ценности рассматриваются как важнейшие элементы культуры, придающие ей единство и целостность.

Таким образом, развитие ценностн ых ориентаций тесно связано с развитием направленности личности. С. Л. Рубинштейн указывал: «что в деятельности человека по удовлетворению непосредственных общественных потребностей выступает общественная шкала ценностей. В удовлетворении личных и индивидуальных потребностей через посредство общественно полезной деятельности реализуется отношение индивида к обществу и соответственно соотношение личностного и общественно значимого» (С. Л. Рубинштейн 1976, стр. 365). И далее: «Наличие ценностей есть выражение не безразличия человека по отношению к миру, возникающего из значимости различных сторон, аспектов мира для человека, для его жизни» [69; с. 368].

У каждого может существовать своя система ценностей, и в этой системе ценностей ценности выстраиваются в определенный иерархической взаимосвязи. Конечно, эти системы индивидуальны лишь постольку, поскольку индивидуальное сознание отражает сознание общественное. С этих позиций в процессе выявления ценностн ых ориентаций беременных, как показателя определенного уровня развития их личности необходимо учитывать два основных параметра: степень сформированности иерархической структуры ценностн ых ориентаций и содержание ценностн ых ориентаций (их направленность), которое характеризуется конкретными ценностями, входящими в структуру (Б. Г. Ананьев, 1980).

Первый параметр - степень сформированности иерархической структуры ценностн ых ориентаций, очень важен для оценки уровня личностной зрелости женщины. Дело в том, что интериоризация ценностей как осознанный процесс происходит лишь при условии наличия способности выделить из множества явлений те, которые представляют для него некоторую ценность (удовлетворяют его потребности и интересы), а затем превратить их в определенную структуру в зависимости от условий, близких и далеких целей всей своей жизни, возможности их реализации и тому подобное.

Не трудно заметить, что такая способность может осуществиться лишь при высоком уровне личностного развития, включающего определенную степень сформированности высших психических функций сознания и социально-психологической зрелости.

Второй параметр - содержание ценностн ых ориентаций (их направленность), характеризующий особенности функционирования ценностн ых ориентаций, дает возможность квалифицировать содержательную сторону направленности личности находящейся на том или ином уровне развития. В зависимости от того, какие конкретные ценности входят в структуру ценностн ых ориентаций личности, каковы сочетание этих ценностей и степень большего или меньшего предпочтения их относительно других и тому подобное, можно определить, на какие цели жизни направлена деятельность человека. Анализ содержательной стороны иерархической структуры ценностн ых ориентаций может также показать, в какой степени выявленные ценностные ориентации беременных соответствуют общественному эталону, насколько они адекватны цели воспитания [47; с. 42-48].

Поскольку ценностные ориентации связаны с воспитанием, рассматривая этот вопрос нельзя не затронуть такое понятие как «личность».

В. А. Петровский говорил (1989), что быть личностью значит быть субъектом собственной жизнедеятельности, строить свои витальные контакты с миром. В. С. Мухина личность определяла так: Личность – это человек, как продукт общественно-исторических отношений, имеющих определенные индивидуальные качества [50]. Личность, по утверждению О. А. Копыл, представляет собой интегральную индивидуальность, совокупность относительно свободных автономных систем, индивидуальных свойств организма, ценностную характеристику социально-типических и индивидуальных свойств человека [12]. Человек же в свете современных антропологических достижений являет собой единство трех сущностей: природной, социальной и культурной.

Понятие «ценность» широко используется в современных общественных науках (философии, психологии, социологии), где оно обычно трактуется как субъективное отражение в сознании индивида некоторых специфических свойств предметов и явлений окружающей действительности (Е. И. Головаха, 2000; О. Н. Безрукова, 1998)

Итак, мы пришли к выводу: система ценностн ых ориентаций определяет содержательную сторону направленности личности и составляет основу ее взглядов на окружающий мир, к другим людям, к себе самой, основу мировоззрения, ядро мотивации и «философию жизни». Ценностные ориентации – способ дифференциации объектов действительности по их значимости (положительной или отрицательной).

1.2  Особенности ценностн ых ориентаций беременных женщин

Сказанное ранее дает основание полагать, что ценностные ориентации, усваиваемые в процессе развития зависят от того, в какую деятельность включена личность. Так, в истории человечества существовали периоды, когда отцовство считалось чисто биологической функцией, но аналогичного периода для материнства не было. Материнство всегда являлось социокультурным и психологическим феноменом.

Тем более это актуально для современности, когда деторождение становится важным социальным событием, в которое вовлекаются не только родители ребенка, но и различные социальные и медицинские службы, государственные органы и коммерческие организации (сервисные услуги для беременных и молодых родителей, продажа товаров для беременных и новорожденных, агентства по усыновлению, суррогатное материнство, искусственное оплодотворение и т. д.).

Все вышесказанное в полной мере касается и беременности как первого этапа материнства. На протяжении беременности вызревает не только плод в утробе матери, но и сама мать, та часть личности женщины, которая в последующем будет выполнять материнские функции.

Именно в период беременности актуализируются те ценностные установки, поведенческие и социокультурные стереотипы, которые будут определять тот или иной тип материнства.

Эмоциональное состояние матери во время беременности оказывает значительное влияние на протекание беременности и родов, последующее отношение к ребенку и к себе, а также на становление его самосознания, формирование сугубо человеческих качеств.

Плод в утробе матери является не только биологическим объектом, но и субъектом целенаправленных формирующих и воспитательных воздействий, т. е. беременная уже выполняет материнские воспитательные функции.

Феномен беременности как особое социокультурное явление, неотъемлемое от человеческого существования, нашло отражение в различных произведениях культуры, традициях, религиозных представлениях.

На протяжении веков положение женщины в обществе и ее роль всегда связывались с материнством. Социальные и духовные функции материнства сохранились практически в неизменном виде с древнейших времен и до наших дней [16].

У неевропейских народов отмечается сходная картина. Материнство выступает как особый вид деятельности - трансляция на индивидуальный уровень ценностей культуры. Неизменность биологической основы материнства и социокультурных функций ставит его вне сиюминутных социальных правил, норм, требований моды. Оно вечно архаично и всегда современно. В нем отдельный человек соединен со всей природой (воспроизводя вечный природный закон продолжения рода), культурой и историей. Это позволило материнству как явлению сохраниться на протяжении веков практически в неизменном виде (при изменениях таких явлений, как семья, отцовство, родительство) в качестве универсальной социокультурной и социально-психологической деятельности.

Социально-политическая эмансипация женщин и все более широкое вовлечение их в общественное производство делает их семейные роли, включая материнство, не столь всеобъемлющими и, возможно, менее значимыми для них. Самоуважение женщины имеет, кроме материнства, многие другие ценностные установки — профессиональные достижения, социальную независимость, самостоятельно достигнутое, а не приобретенное благодаря замужеству общественное положение. Некоторые традиционно-материнские функции в институте семьи принимают на себя общественные институты и профессионалы (врачи, воспитатели, специализированные общественные учреждения и пр.). Это не отменяет ценности материнской любви и потребности в ней, но существенно изменяет характер материнского поведения (Н. И. Лапин, 1996).

Как пишет П. Массен, в последние десятилетия изменился образ ребенка в общественном европейском сознании: он стал мыслиться как докучливое, ненужное создание, которое стараются «отодвинуть» даже чисто физически, уменьшая количество и качество телесного контакта, делая воспитание ребенка подобным технологическому процессу (П. Массен, 1982).

Спад рождаемости связан с боязнью будущего, ростом мотивации личностного развития, желанием утвердить свое место в жизни, свою индивидуальность, иметь устойчивое социальное положение раньше, чем посвятить себя заботе о детях (B. C. Мухина, 1985).

Исследования разных культурных вариантов материнства в современном обществе также свидетельствуют о влиянии имеющихся моделей семьи, детства и ценностей, принятых в данной культуре, на материнское поведение и переживания женщины. Большой интерес представляет сравнение распределения материнских функции в разных культурах, материнского поведения и отношения к ребенку, которые обеспечивают формирование необходимых в данной культуре личностных качеств (например, особенности когнитивной и эмоциональной сферы, качества привязанности, особенностей переживания успеха и неудачи в достижении цели).

В реформируемой России "женский вопрос" чрезвычайно актуализировался: положение женщины все более зависит от ситуации в стране, от того, как быстро и успешно идет экономическая реформа и реформа политической жизни, развитие демократии. Другими словами, создание лучших условий для реализации потребностей и интересов играют большую роль в реформировании системы ценностей женщин и выступают в качестве целей жизни и основных средств достижения этих целен В силу этого жизненные ценности приобретают функцию важнейших регуляторов социального поведения женщин.

Социальные ценности - продукт социализации женщин, освоения ими общественно политических, нравственных, эстетических, этических идеалов и непреложных нормативных требований, предъявляемых к ним как членам общества. Социальные ценности самым тесным образом связаны, во-первых, с социально-экономической периодов общества и объективными условиями предметной деятельности женщин, во-вторых социальными установками высшего уровня, соотносимыми с целостностью образа женщины.

В системе жизненных ценностей современных женщин профессиональная деятельность занимает чрезвычайно важное место. Особенность здесь заключается в том, что смысл трудовой деятельности уральские женщины видят прежде в повышении материального благосостояния семьи. Профессиональная карьера подавляющего большинства жизненной ценностью не является (О. Н. Безрукова, 1998).

Важной жизненной ценностью женщины считают образование. Повышение образовательного уровня рассматривается как условие профессионального роста, повышения материального благосостояния и самореализации (Е. И. Головаха, 2000).

Но все же, результаты исследования, сравнительный анализ дает возможность предположить изменение ценностн ых ориентаций женщин в пользу семьи. Но при этом наблюдается разброс в женских оценках семьи, возникает большой разрыв между гипотетическим и реальным поведением женщин в отношении семьи, детей, прослеживается ориентация на одно -, двудетную семью.

Социальные ценности, будучи отражением фундаментальных интересов женщин, выражают и субъективную общественную позицию женщин, их мировоззрение и нравственные принципы. Формирование системы ценностн ых ориентации означает становление личности женщин как активного субъекта социальной действительности.

В силу этого изучение жизненных ценностей современных женщин представляется весьма актуальным. А они, но нашим наблюдениям, весьма разнообразны и дифференцированы (П. Массен, Дж. Конгер, Дж. Каган, Дж. Гивитц, 1982).

Так, можно говорить, например, о трех больших группах женщин, различающихся но отношению к труду. Первая - это женщины, сориентированные на возрождение традиционных отношений мужчины и женщины в семье, где женщине отводится роль хранительницы очага, а мужчине - роль добытчика и коммуникатора, он должен материально обеспечивать семью и осуществлять связь между малой общностью - семьей и большой - обществом. У другой группы женщин важное место занимает ориентация на профессиональную деятельность, экономическую самостоятельность, самореализацию независимо от материальной обеспеченности мужем, наконец, третья группа женщин- с четко выраженной ориентацией на труд, поскольку заработанные ею деньги жизненно необходимы для нее самой, ее семьи независимо от брачного статуса женщины.

Сочетание социальной деятельности женщин с выполнением семейных, материнских функций часто имеет противоречивый характер. Это выражается в том, что женщины не всегда могут проявить себя и свои способности в полной мере как в социальной, так ив семейной деятельности.

Кроме того, с развитием общества требования к воспитанию, содержанию, обучению детей постоянно растут. А значит, и растут материальные, моральные, физические траты, а с увеличением числа детей в семье происходит перераспределение не только материальных средств, но и внерабочего, свободного времени. В результате при одинаковом участии в общественном производстве мужчин и женщин последние имеют меньше возможностей для накопления профессиональных знаний, продвижения по работе, участия в общественной деятельности. Ограничиваются у них возможности и для удовлетворения материальных, духовных и других потребностей.

2. Психологическая готовность к материнству

2.1 Изучение проблемы материнства в психологии

Материнство изучается в психологии в различных аспектах, психологических школах и направлениях. Есть немало научных и научно-популярных изданий, посвященных этой проблеме. Разные аспекты материнского поведения затрагиваются в психологии личности, в детской психологии, педагогической психологии и т. д.

Важность материнского поведения для развития ребенка, его сложная структура и путь развития, множественность культурных и индивидуальных вариантов, а также огромное количество современных исследований в этой области позволяют говорить о материнстве как самостоятельной реальности, требующей разработки целостного научного подхода для его исследования.

Материнство в психологии изучалось многими иследователями: А. В. Мудрик, И. С. Кон, В. М. Кузнецов, Ф. Дольто [7], Д. Пайнз [10], Л. Нильсон, Т. Верни, А. Бертин, основным выводами, сделанными авторами этих исследований, является, во-первых, констатация необходимости продолжения психологических исследований материнства как целостного явления и, во-вторых, отсутствие адекватного подхода и теоретической концепции для осуществления такого исследования.

Важность материнского поведения для развития ребенка, его сложная структура и путь развития, множественность культурных и индивидуальных вариантов, а также огромное количество современных исследований в этой области позволяют говорить о материнстве как самостоятельной реальности, требующей разработки целостного научного подхода для его исследования. В психологической литературе (преимущественно зарубежной) много внимания уделяется биологическим основам материнства, а также условиям и факторам индивидуального развития его у человека. Березин Ф. Б. выделяет факторы, которые обусловливают женскую репродуктивную активность. К генетически и социально обусловленным факторам, определяющим женскую репродуктивность он относит: состояние здоровья, личностные особенности, физическую привлекательность, условия социальной среды, включающие взаимоотношения со значимыми мужчинами (Оллпорт Г., 1998)

При этом он указывает на разновероятностное значение для формирования жизненного сценария женщин таких условий социализации, как особенности воспитания и образования, материальная обеспеченность, стереотипы материнского поведения в родительской семье, возраст начала сексуальных контактов, число половых партнеров, наличие зарегистрированных семейно – брачных отношений [2., с. 96 – 99.], [3., с. 79 – 87.], [5., с. 49 – 57].

Наиболее полно материнские функции женщины реализуются в рамках семьи. Изучение такого фактора, как семейный статус матери (сравнение замужних и незамужних матерей), вскрыло не только принятие незамужней матерью функции отсутствующего супруга по материальному обеспечению семьи, но и обнаружило характерную для них девальвацию самой ценности счастливой супружеской жизни, которая компенсируется за счет повышения значимости полноценного общения с друзьями [Собкин В. С.,Марич Е. М.,2002.].

В отечественной психологии в последнее время также появился ряд работ, связанных с феноменологией, психофизиологией, психологией материнства, психотерапевтическими и психолого-педагогическими аспектами беременности и ранних этапов материнства, девиантным материнством.

Если обобщать все основные направления исследований, то можно обнаружить, что материнство как психосоциальный феномен рассматривается с двух основных позиций: материнство как обеспечение условий для развития ребенка и материнство как часть личностной сферы женщины.

2.2 Готовность к материнству в контексте материнско – детского взаимодействия

В ряде исследований: (В. И. Брутман, А. Я. Варга, И. Ю. Хамитова, 2000) и других, готовность к материнству рассматривается в контексте материнско-детского взаимодействия. Основной ход рассуждений в постановке целей работ и интерпретации получаемых данных — от задач воспитания ребенка к особенностям матери. Выделяются материнские качества и характеристики материнского поведения, а также их культурные, социальные, эволюционные, физиологические и психологические основы. Все это часто рассматривается в аспекте определенного возраста ребенка, в результате чего сами материнские качества и функции, анализируемые в разных работах, не всегда легко сопоставить между собой. В исследованиях, проводимых с этих позиций, можно выделить несколько направлений.

В современных исследованиях институт материнства рассматривается как исторически обусловленный, изменяющий свое содержание от эпохи к эпохе [Г. Оллпорт [56], Ф. Дольто [30], Д. Пайнз [10], А. Бертин и и др.].

Однако имеется значительное разнообразие во взглядах по ключевым аспектам этой проблемы. Работы Ф. Дольто показали, что материнская забота и привязанность к ребенку настолько глубоко заложены в реальных биологических условиях зачатия и вынашивания, родов и кормления грудью, что только сложные социальные установки могут полностью подавить их. Женщины по самой своей природе являются матерями, разве, что их специально будут учить отрицанию своих детородных качеств: «Общество должно исказить их самосознание, извратить врожденные закономерности их развития, совершить целый ряд надругательств над ними при их воспитании, чтобы они перестали желать заботиться о своем ребенке, по крайней мере, в течение нескольких лет, ибо они уже кормили его в течение девяти месяцев в надежном убежище своих тел» (М. Мид, 1989, с. 3).

Там, где беременность наказывается социальным неодобрением и наносит оскорбление супружеским чувствам, женщины могут идти на все, чтобы не рожать детей. Расхожим являлось спокойное отношение к гибели ребенка: «Бог дал, Бог и взял», «в мире ином ему будет лучше».

Представление о «диадическом симбиозе» ребенка с матерью, появление на ранней стадии развития их взаимодействия единого, совокупного субъекта, неразделение ребенком себя и матери как субъектов действия, потребностей, мотивов и даже субъективных переживаний. Такой подход основан на интерпретации идей Э. Эриксона о процессе разделения ребенком в своем субъективном мире «внутреннего и внешнего населения» и абсолютизирован в работах А. Валлона, Д. Винникотта, М. Кляйн и др., в отечественной психологии ассимилирован в некоторых исследованиях по изучению раннего взаимодействия матери и ребенка (М. В. Колоскова, А. Я. Варга, К. В. Солоед и др.). В этих случаях акцент ставится на ребенке, и остается неясным, как в таком «совокупном субъекте» можно рассматривать мать, обладающую вполне сформированными представлениями и самосознанием.

Исследования развития ребенка, материнского поведения и взаимодействия матери с ребенком в детской психологии (Е. О. Смирнова, С. Ю. Мещерякова, Н. Н. Авдеева и др.), в психологии личности и смежных областях (В. И. Брутман и М. С. Радионова, Г. В. Скобло и О. Ю. Дубовик и др)

В когнитивной психологии (Е. А. Сергиенко и др.) показали ограниченность этой идеи, и необходимость обращения к исследованию матери и ребенка как самостоятельных субъектов.

Другой аспект материнства представлен в русле изучения материнско-детского взаимодействия в отечественной психологии. Роль взрослого в развитии ребенка как представителя человеческого рода, принятая в качестве основополагающей в культурно-историческом подходе (Л. С. Выготский, Д. Б. Эльконин, А. Н. Леонтьев, А. В. Запорожец, Л. И. Божович, М. И. Лисина), в отечественной психологии легла в основу выделения взаимодействия ребенка со взрослым в качестве самостоятельного объекта исследования. Поведение матери рассматривается как источник развития ребенка — как субъекта познавательной активности, общения, самосознания.

В исследованиях последних лет (Н. Н. Авдеева, С. Ю. Мещерякова и др.) анализируются качества матери, необходимые для создания оптимальных условий развития ребенка (отношение к ребенку как субъекту, поддержка его инициативы в общении и исследовательской активности и др.). В данном направлении исследователи активно обращаются к теории привязанности, используя ее понятийный аппарат и экспериментальные подходы (Н. Н. Авдеева, СЮ. Мещерякова, Е. О. Смирнова и др.).

Ранний и дошкольный возраст и соответствующие ему особенности матери в основном затрагиваются в тех работах, которые связаны с изучением эмоционального благополучия ребенка и его связи с типом материнского отношения и стилем материнско-детского взаимодействия (О. А. Копыл, Л. Л Баз, О. В. Баженова, 1993 и др.). Здесь разработаны типологии (материнского отношения и материнско-детского взаимодействия), основанные на эмоциональном отношении матери к ребенку и его проявлении в поведении матери в ситуации взаимодействия с ребенком, показана их связь с индивидуально-типологическими особенностями ребенка, его аффективными проявлениями, познавательной мотивацией, предложены диагностические и коррекционные методики. В рамках этих исследований было разработано представление о том, что критерием оценки успешности материнства является общее эмоциональное благополучие ребенка.

В рамках этого направления изучается материнское отношение, материнская (родительская) позиция, родительские ожидания и установки, особенности детско-родительского взаимодействия (О. А. Копыл, Л. Л Баз, О. В. Баженова, Н. Н. Авдеева, СЮ. Мещерякова и др.).

Трансформации в общественном сознании подвергались не только ценностные материнские установки, но и образ ребенка. Л. Стоун выявил четыре альтернативных образа новорожденного ребенка в европейской культуре: 1) традиционно-христианский, предполагающий, что новорожденный несет на себе печать первородного греха и спасти его может только беспощадное подавление воли, подчинение родителям и духовным пастырям; 2) социально-педагогический детерминизм, согласно которому ребенок по природе своей не склонен ни к добру, ни к злу, а представляет собой tabula rasa, на которой общество и воспитатель могут написать что угодно; 3) природный детерминизм, по которому характер и возможности ребенка предопределены до его рождения; 4) утопически-гуманистический взгляд, утверждающий, что ребенок рождается хорошим и добрым и портится только под влиянием общества (Ж. Грабер, С. Гроф [6], Ф. Дольто [7], Р. Ассаджиоли, X. Никель, С. Фанти [20], Д. Пайнз [10], Л. Нильсон, Т. Верни, А. Бертин и др.)

Таким образом, материнство — это одна из социальных женских ролей, поэтому даже если потребность быть матерью и заложена в женской природе, общественные нормы и ценности оказывают определяющее влияние на проявления материнского отношения. Понятие «нормы материнского отношения» не является постоянным, так как содержание материнских установок меняется от эпохи к эпохе. Той или иной социальной установке соответствует определенный образ ребенка. Отклоняющиеся проявления материнского отношения существовали всегда, но они могли носить более скрытые или открытые формы и сопровождаться большим или меньшим чувством вины в зависимости от общественного отношения к этим актам.

2.3 Физиологические и психофизиологические аспекты готовности к материнству

Спектр исследований физиологических и психофизиологических исследований аспектов готовности к материнству велик, в основном они направлены на изучение нейрогуморальных механизмов полового созревания и обеспечения беременности и лактации. Для данного направления традиционным является сопоставление данных, полученных на животных и человеке. Изучается связь гормонального фона и эмоциональных состояний, их роль в развитии материнства, обеспечении эмоциональных особенностей материнско-детских отношений.

Развитие материнства и динамика состояния в беременности рассматриваются с точки зрения формирования физиологической «доминанты материнства», нарушения в течение беременности, успешность родов и послеродового периода связываются с левоправополушарным доминированием, психофизиологическими особенностями эмоциональной сферы женщины и ее личностными характеристиками [А. С. Батуев, И. В. Добряков].

Исследования гормональной регуляции полового поведения [К. Остин и Р. Шорт и др.] и его связи с эмоциональным состоянием показали, что эмоциональное состояние женщины изменяется в некотором диапазоне от фаз менструального цикла.

Влияние гормональных изменений на эмоциональное состояние зависит от индивидуальных и культурных особенностей. Низкоэстрогенный и высокопрогестеронный предменструальный цикл характеризуется эмоциями страдания и гнева, описывается как состояние депрессии, раздражительности, враждебности. Повышенный эстрогенный фон фазы овуляции способствует повышению самооценки и снижению отрицательных эмоций, что способствует, в свою очередь, социогенности и гетеросексуальности женщины. Это интерпретируется как биологически адаптивное эмоциональное состояние для репродуктивной функции.

Физиологические изменения в менструальном цикле, пубертате и менопаузе, а также послеродовом периоде могут способствовать ощущениям страдания и депрессии. Исследования интерференции фаз репродуктивного цикла в основном касаются несвоевременной беременности, так как именно тогда гормональные изменения, характерные для регуляции беременности и послеродового взаимодействия с ребенком, могут быть соотнесены с характерными изменениями возрастной фазы. Это в первую очередь касается беременности подросткового возраста. Показано, что такая беременность является фактором риска в отношении вынашиваемости, родов, формирования материнского поведения, привязанности матери к ребенку после родов, половой сферы, а также развития личности.

Влияние гормонального фона в послеродовом периоде на установление привязанности матери к ребенку. Исследования Klaus and

Kennel и др. позволили предположить, что для возникновения и дальнейшего успешного развития привязанности матери к ребенку необходим эмоциональный и тактильный контакт матери с ребенком в течение 36 часов после родов. Последующие исследования показали, что влияние 36-часового периода различно при желанной и нежеланной беременности, причем эффект сохраняется лишь в течение первого месяца, после чего происходит компенсация за счет развития более поздних форм взаимодействия матери с ребенком. Кроме того, выявились различия влияния качества и продолжительности после родового контакта от пола ребенка.

К этой области примыкают исследования послеродовой депрессии. Считается, что состояние матери, обеспеченное ее гормональным фоном, интерпротируется ею в зависимости от личностных и ситуативных факторов (склонность к депрессивным переживаниям во время соответствующего гормонального фона в другие фазы репродуктивного цикла, принятие беременности и материнства, жизненная ситуация, личностные качества, психическая патология и др.)

Роль биологических факторов в формировании материнского отношения обсуждается в этологических исследованиях. Импринтинг и привязанность первоначально рассматривались как приспособительный механизм вида, увеличивающий шансы выживания. Действительно для ребенка установление и поддержание контакта с матерью является витальной задачей. Исследования показывают, что психосоматическое равновесие ребенка тесно связано с взаимодействием ребенка и матери.

Специфически человеческим стимулом считается улыбка младенец. Более филогенетически древним, но не менее значимым для возникновения привязанности является обонятельная стимуляция, наряду с визуальными и акустическими сигналами, тактильной стимуляцией при сосании.

Если взаимодействие между матерью и ребенком отсутствует или мало развивается с рождения, можно предположить существование феноменов, которые в норме препятствуют безразличию и агрессивным проявлениям. Помимо прочих, уже названных, существует феномен «терпимости друг к другу», который подготавливает развитие привязанности при недостатке изначального взаимного влечения.

Ребенок отвечает проявлениями, которые питают взаимодействие и открывают путь к общению. В отношении ребенка также имеется фаза «терпимости», подготавливающая взаимодействие/Большое значение для формирования привязанности имеет поведение, которым обмениваются мать и младенец, в том числе слова и образы, которые каждый строит относительно другого, Ф. Дольто показал, что взаимодействие между 2-месячным ребенком и его матерью может быть названо беседой, в том смысле, что каждый партнер дожидается, чтобы другой окончил действовать (или говорить), прежде чем возобновить действия. Было показано, что ритм (темп, паузы) и содержание «беседы» меняются от одной диады к другой. В одной преобладает вокализация, в другой — телесные движения и касания. Каждая диада имеет собственный ритм и модальность беседы.

2.4 Психологические аспекты и этапы готовности к материнству

В психологических исследованиях также существует много направлений, которые можно объединить следующим образом.

Выделяются и подробно описываются функции матери, особенности ее поведения, переживаний, установок, ожиданий и т. п. Популярным является выделение типов и стилей материнского поведения, отношения, позиции и т. п. Именно в этих исследованиях наиболее ярко проявляется ориентация на возрастные особенности ребенка (и периода материнства), в зависимости от чего выделяются (и объясняются) особенности матери. Поэтому целесообразно проанализировать такие работы по критерию периода материнства, соотносимого с возрастом ребенка.

С позиций анализа беременности как условия развития ребенка исследуются особенности психического состояния женщины в беременности, влияющие на развитие ребенка. В первую очередь это наличие стрессов, депрессивных состояний, психопатологических особенностей, их возникновение и обострение в различные периоды беременности. Показано, что наиболее опасны для развития ребенка стрессы, депрессивные эпизоды и т. п. во втором и третьем триместрах беременности, усиление к концу беременности депрессивных состояний прогностично как для возникновения послеродовых депрессий у матери, так и психических нарушений у ребенка (в основном в сфере общения), а также связано с наличием психологических проблем в подростковом возрасте.

С целью прогноза стиля отношения матери к ребенку и особенностей материнско-детского взаимодействия в постнатальном периоде исследуются материнские (и шире — родительские) ожидания, установки, воспитательные стратегии, ожидание удовлетворенности материнской ролью, компетентность матери. В качестве методов применяются опросники, интервью, беседа, самоотчеты, проективные методы. Выявляется наличие регулирующего или фасилитирующего стиля материнского отношения, способность к индивидуализации (субъективизации) ребенка, сензитивность и респонсивность к стимуляции от ребенка, личностное принятие, уровень материнской компетентности. Один из специально выделяемых факторов — качестве привязанности матери, выявляемое при помощи специально созданных опросников.

Качество привязанности влияет на материнское отношение и ее поведение во взаимодействии с ребенком, что обеспечивает развитие соответствующего качества привязанности у ребенка.

В комплексных исследованиях состояния женщины во время беременности, связанные с успешностью ее адаптации к материнству и обеспечением адекватных условий для развития ребенка, учитываются разнообразные факторы: личностные особенности, история жизни, адаптация к супружеству, особенности личностной адаптации как свойство личности, удовлетворенность эмоциональными взаимоотношениями со своей матерью, модель материнства своей матери, культурные, социальные и семейные особенности, физическое и психическое здоровье.

В течение беременности на основе комплексного психологического, психиатрического, медицинского, социального исследования конструируется «матрица Материнства», прогностичная для постнатального развития материнского поведения. Установлено, что успешная адаптация к беременности коррелирует с успешной адаптацией к материнству (как удовлетворенность своей материнской ролью, компетентность, отсутствие проблем во взаимодействии с ребенком, успешное развитие ребенка). Сходный подход используется в некоторых отечественных исследованиях, где также на основе комплексного подхода (психологического, психиатрического, медицинского) выявляются факторы риска, влияющие на качество материнско-детского.

Интерес к особенностям материнства в младенческом периоде развития ребенка в психологии возник первоначально в русле двух направлений: при изучении роли матери в образовании ранних личностных структур, в первую очередь основ личностных конфликтов (психоанализ и другие направления психологии личности: 3. Фрейд, К, Хорни, Э. Эриксон, Дж. Боулби и др.), и в практических исследованиях, связанных с нарушением психического развития ребенка (задержки и нарушения психического развития, детская психиатрия, нарушение социальной адаптации и психологические проблемы детей и подростков).

В этих исследованиях разработано представление о «хорошей» и «плохой» матери («достаточно хорошая мать» у Д. Винникотта, понятия «хорошая грудь» и «плохая грудь» М. Кляйн, хорошие и плохие качества материнского объекта в теории «object relation» и т. п.), выделяются типы матерей по критериям сензитивно-сти, респонсивности и использования средств контроля во взаимодействии с ребенком (Д. Рафаэль-Лефф).

В исследованиях последних десятилетий, основанных на работах Э. Эриксона, Д. Винникотт, Ж. Грабер, С. Гроф [6], Ф. Дольто [30], Р. Ассаджиоли, Д. Пайнз [10], и др., мать и ребенок рассматриваются как составляющие единой диадической системы, только в рамках этой системы приобретающие статус «матери» и «ребенка» и взаимно развивающиеся как элементы этой системы. Мать рассматривается как «среда» для ребенка, а ребенок в свою очередь «объект» для матери — как ее проявления в качестве этой «среды» (и наоборот). Таким образом, в качестве объекта исследования здесь выступает взаимодействие матери с ребенком. Увлечение диадическим подходом в исследовании материнско-детского взаимодействия, по мнению многих ученых, привело к исчезновению в научном анализе матери и ребенка как самостоятельных субъектов. Абсолютизация диадического подхода наиболее ярко проявилась в двух направлениях исследований:

Теория социального научения (С. Гроф [6], Ф. Дольто [30], Р. С. Фанти [20] и др.) в русле которого взаимодействие матери и ребенка рассматривается как взаимновызванное стимул-реактивное поведение, изменяющееся в процессе взаимного научения.

Предполагается наличие биологически детерминированных исходных уровней развития способов взаимодействия как у матери, так и у ребенка. Происхождение, формирование и индивидуальные особенности этих исходных образований практически не рассматриваются. По сути, это очень подробное и точное феноменологическое описание особенностей взаимодействия матери и ребенка и его последовательного изменения, причем чаще всего в идеально «нормальном» варианте.

Но даже в рамках этого весьма механистического подхода оказалось невозможным обойтись без определения в качестве потребностей обоих партнеров взаимодействия — потребности в поддержании оптимального уровня возбуждения и потребности в достижении и переживании положительных эмоций (М. Кляйн).

Круг проблем, связанных с развитием детско-родительских взаимоотношений, в последние годы выдвигается в ряд наиболее значимых. Исследования психологов и психиатров показывают, что взаимоотношения ребенка с окружающими людьми, и в первую очередь с матерью, в первые годы жизни имеют чрезвычайно важное значение для его дальнейшего личностного развития и психического здоровья. Так, установлено, что дефицит общения со взрослыми уже в первые месяцы жизни ребенка ведет к отклонениям и задержкам в его психическом развитии [1], [2].

Из литературы известно также, что неадекватное материнское отношение к ребенку в раннем детстве выдвигается на первое место среди средовых факторов в развитии шизофрении и других заболеваний [8], [12]. Существуют данные о том, что нарушения взаимоотношений ребенка с близкими имеют отдаленные последствия для формирования родительского поведения: большинство матерей, отказывающихся от своих детей, с раннего детства имели негативный опыт межличностных взаимоотношений в семье [3].

По данным А. И. Захарова, около 50 % обследованных психически здоровых матерей не смогли выработать адекватного отношения к ребенку [31]. При исследовании готовности к материнству было обнаружено, что уже примерно у 40 % беременных женщин обследованной выборки выявились те или иные особенности, могущие впоследствии оказать неблагоприятное влияние на развитие ребенка [9].

Таким образом, перед психологами стоит задача коррекции взаимоотношений матери и ребенка, точнее, своевременной коррекции материнского поведения. Эта задача требует раннего выявления отклонений в материнском поведении, понимания их причин и, соответственно, изучения закономерностей их становления. В данной работе мы предприняли попытку изучения психологической готовности к материнству с позиций концепций В. И. Брутмана, А. Я. Варга, И. Ю. Хамитовой [25].

Исследования, выполненные данными авторами, убедительно доказали, что важнейшую роль в психическом и личностном развитии ребенка играет его общение со взрослыми людьми [1], [2], [10]. В концепции Б. Г. Ананьева под общением понимается такое взаимодействие между людьми, при котором адресатом воздействий выступает личность другого человека, т. е. личностно-ориентированное взаимодействие.[10].

Тот или иной тип отношения, проецируясь на взаимодействие взрослого с ребенком, определяет характер общения между ними. Только при отношении взрослого к ребенку как к субъекту реализуется личностно-ориентированное общение с ним. При этом создаются наиболее благоприятные условия для формирования у младенца положительного самоощущения, переживания себя как источника активности и в конечном счете — для общего психического развития. При объектном отношении взрослого у младенца не формируется положительное самоощущение, он становится пассивным, его дальнейшее развитие задерживается и искажается [1], [2].

Исходя из сказанного, психологическая готовность к материнству рассматривается нами как сцецифическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку. Мы считаем, что это отношение проецируется после рождения ребенка в реальное материнское поведение и определяет его эффективность. По каким же показателям можно определить уровень психологической готовности к материнству до рождения ребенка? Адекватно ли это понятие в отношении прогноза будущего реального материнского поведения? На эти вопросы мы предполагали получить ответы в своем исследовании.

Чтобы выявить круг показателей уровня психологической готовности к материнству, необходимо было предварительно разработать модель формирования этого личностного образования.

Мы опирались на данные из литературных источников и на собственные представления.

Формирование материнского поведения изучалось преимущественно этологами у животных и лишь в последние годы стало исследоваться и у человека [3], [9], [11], [13]. В своей работе мы исходим из представления о том, что психологическая готовность к материнству формируется под влиянием нераздельных биологических и социальных факторов и, с одной стороны, имеет инстинктивную основу, а с другой — выступает как особое личностное образование.

Мы разделяем мнение И. Ю. Малисовой [45], что мотивационная основа материнского поведения человека формируется на протяжении всей жизни, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов. Соответственно, уровень психологической готовности к материнству определяется суммарным эффектом действия этих факторов к тому моменту, когда женщина становится матерью. Не претендуя на выявление всех значимых для формирования материнского поведения этапов и факторов, мы попытались вычленить наиболее существенные из них и использовать при выделении показателей уровня психологической готовности к материнству.

Важнейший, с нашей точки зрения, этап — это первые годы жизни.

Складывающееся в общении первое личностное образование может рассматриваться и как первый вклад в становление будущего родительского поведения. Если опыт общения с близкими взрослыми был положительным, это означает, что стартовые условия для формирования субъектного отношения к другим людям были благоприятными и основа для формирования субъектного отношения к своему ребенку заложена.

Мы предположили, что о характере раннего коммуникативного опыта, полученного будущей матерью в общении с близкими взрослыми, можно судить по аффективным следам, оставленным в ее первых воспоминаниях о себе и родителях, об их стиле воспитания, о своих привязанностях. Если родители были ласковы, общение с ними оставило в памяти женщины яркий след, если была сильная привязанность к матери или другим родственникам, значит, в раннем детстве женщина имела благоприятный опыт эмоционального общения, что ставит ее в более выгодные условия в прогнозе будущего материнского поведения по сравнению с теми, кто такого опыта не имел.

Большое значение в становлении родительского поведения вслед за эмоциональным, мы придаем общению со сверстниками, старшими и младшими детьми. Основания для этого мы находим также в исследовании В. В. Бойко [20].

Таким образом, в первую группу показателей психологической готовности к материнству мы включили особенности коммуникативного опыта женщины в ее раннем детстве.

Безусловно важным этапом в становлении материнского поведения является период от зачатия до рождения ребенка. В это время в организме и психике женщины происходят глобальные преобразования, актуально подготавливающие ее к материнству, вырабатывается отношение женщины к своему собственному конкретному еще не родившемуся ребенку. О характере этого отношения можно судить по особенностям взаимодействия будущей матери с ним, наличию или отсутствию воображаемого общения [9]. Многие авторы выделяют в качестве важных факторов, влияющих в этот период на последующее материнское поведение, желанность — нежеланность ребенка, особенности протекания беременности и субъективное переживание женщиной беременности [4], [6], [7].

Исходя из положения Г. Г. Филлиповой о том, что мотивационная основа материнского поведения человека формируется на протяжение всей жизни человека, испытывая влияние как благоприятных, так и неблагоприятных факторов следует отметить, что уровень психологической готовности к материнству определяется суммарным эффектом действия этих факторов к тому моменту, когда женщина становится матерью (Г. Г. Филлипова, 1995).

Наиболее благоприятной ситуацией для будущего материнского поведения являются желанность ребенка, наличие субъектного отношения матери к еще не родившемуся младенцу, которое проявляется в любви к нему, мысленной или вербальной адресованности, стремлении интерпретировать движения плода как акты общения. Поэтому во вторую группу показателей готовности к материнству мы включили переживания женщиной отношения к еще не родившемуся ребенку на этапе беременности составили установки женщины на стратегию воспитания ребенка.

Мы предположили, что выделенные показатели в совокупности могут отражать ее уровень и служить основанием для прогноза эффективности последующего материнского поведения.

Исходя из сказанного, психологическая готовность к материнству рассматривается нами как специфическое личностное образование, стержневой образующей которого является субъект-объектная ориентация в отношении к еще не родившемуся ребенку. Можно предположить, что это отношение проецируется после рождения ребенка в реальное материнское поведение и определяет его эффективность.

Глава3. Экспериментальное исследование влияния ценностн ых ориентаций на психологическую готовность к материнству

3.1 Организация и методы экспериментального исследования

Экспериментальное исследование влияния ценностн ых ориентаций на психологическую готовность к материнству проводилось на базе Роддома № 1, расположенного в г. Кемерово, пр. Октябрьский, 22.

В качестве испытуемых были выбраны женщины от 18 до32 лет.

Целью нашего исследования являлось изучение ценностн ых ориентаций беременных женщин.

Экспериментальное исследование проводилось в следующей последовательности.

На первом этапе работы была поставлена цель исследования по состоянию беременных женщин, психологически подготовленных к материнству.

Была сформулирована гипотеза исследования: ценностные ориентации влияют на состояние мотивационно – потребностной сферы в целом, а также на динамику к материнству.

Обследование проводилось по единой диагностической программе. Включало анкетный опрос, заполнение опросника мотивации к деторождению (Мамышевой Н. Л.) и психологическое тестирование, во время которого заполнялись тесты:

1.  Метод исследования уровня субъективного контроля (УСК) по Д. Роттеру. Адаптированная методика НИИ им. Бехтерева.

2.  Тест СЖО (смысложизненн ых ориентаций). Адаптированная методика Д. А. Леонтьева.

3. Тест М. Рокича (методика «Ценностные ориентации»).

В исследование использовалось структурированное интервью по методу Мамышевой Н. Л., разработанное специально для определения готовности к материнству, стиля переживания беременности и т. д. [16., с. 125 - 150]. Оно содержит вопросы о сроке беременности, ее желанности, отношениях в семье, самочувствие, эмоциональном состоянии пациентки, испытываемых опасениях, тревогах и планах, связанных с ребенком, главной причине иметь ребенка.

Данные, полученные в процессе психодиагностического интервью, фиксируются в соответствующих графах карты обследования (см. Приложение).

3.2 Анализ результатов экспериментального исследования

Оптимальный детородный возраст (21 – 25лет)– 33 %.

Состоят в зарегистрированном браке – 75 %,

состоят в незарегистрированном браке – 25 %.

Запланированная беременность – 58 %,

незапланированная беременность – 42 %.

Первобеременных - 41 %

повторнобеременных -59 %.

Имеющие детей - 25 %

неимеющие детей - 75 %

Таблица 1

Образование:

--------------------------------------------------

Неполное среднее

Среднее

Среднее специальное

Неоконченное высшее

Высшее

|

– 8 %

– 25 %

– 50 %

– 9 %

– 8 %

|
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Таблица 2

Социальная группа:

--------------------------------------------------

Учащаяся (школы, лицея, колледжа)

Студентка ВУЗа

Рабочая

Служащая

Предприниматель

Домохозяйка

|

- 14 %

- 14 %

- 21 %

- 29 %

- 7 %

- 14 %

|
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Результаты исследования по методу Мамышевой

Низкая удовлетворенность – условия в районе проживания, работа, жилищные условия, развлечения, материальный достаток.

Высокая удовлетворенность – семья, дети, духовные потребности, сексуальная жизнь, душевный покой, питание, общение с друзьями.

Опираясь на данные проведенных исследований, можно говорить о наличии у ряда испытуемых внутриличностного конфликта.

Например, при описании образа «идеальной» женщины, в ряду предъявляемых требований («женщина должна быть») указываются взаимоисключающие качества, которые могут быть сгруппированы в пары: быть независимой, свободной – семейной; волевой – уютной; общительной, иметь много друзей и знакомых – быть домохозяйкой; иметь возможность самореализации – быть домашней.

Также указывается, что «плохо, когда женщина» не реализовала себя в профессии, карьере – уделяет ребенку недостаточно времени; не имеет семьи - уделяет недостаточно времени профессиональной деятельности.

Таблица 3. Готовность к материнству

--------------------------------------------------
Качество жизни | Уровень |
---------------------------------------------------------
100 – 60 % | 60 – 30 % | 30 – 0 % |
---------------------------------------------------------

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Влияние ценностных ориентаций на психологическую готовность к материнству". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 978

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>