Дипломная работа на тему "Влияние семьи на возникновение и течение психосоматических заболеваний у детей"

ГлавнаяПсихология → Влияние семьи на возникновение и течение психосоматических заболеваний у детей




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Влияние семьи на возникновение и течение психосоматических заболеваний у детей":



Первый президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин – штрихи к политическому портрету

Содержание

Введение

1. Трансформация идейно-политических взглядов Бориса Николаевича Ельцина в 1989 – 1992 годах XX века

2. Политика Б. Н. Ельцина внутри страны в 1991-1999 годы

2.1 Россия в эпоху первого президентства Ельцина

2.2 Россия в эпоху второго президентства Ельцина

2.3 Финансовый кризис 1998 года: причины и следствия

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

В новейшей истории России большую роль играли и играют политические лидеры страны. От их компетентности, умения генерировать новые идеи, консолидировать общество во многом зависел и зависит ход реформационного процесса, успешная модернизация и построение истинно свободной и демократической России. Особую роль играет Президент РФ, определяющий в соответствии с конституцией РФ внутреннюю и внешнюю политику страны. В истории нашей страны Борис Николаевич Ельцин вошёл как первый Президент РФ, осуществивший радикально-демократические преобразования, но оставивший страну в состоянии социально-экономического кризиса.

Хронологические рамки

Нижняя граница – конец 80-х годов XX века – когда Ельцин будучи представителем партийной номенклатуры, являясь приверженцем марксистско-ленинской идеологии, участвовал в осуществлении перестройки на основе марксистского подхода к преобразованию страны, но сумел осуществить переход на радикально-демократические позиции возглавив межрегиональную депутатскую группу, образованную на I съезде народных депутатов в 1989 году.

Верхняя граница – 1999 год – завершающий этап деятельности Ельцина на посту президента РФ; добровольная отставка в декабре 1999 года.

Объектом изучения является личность первого президента РФ и его политическая деятельность в 90-е годы XX века.

Предметом изучения является процесс становления лидера-демократа и его роль в истории постсоветской России.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по нужной вам теме. Мастерское написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Челябинске и в других городах России.

Историография

Несмотря на относительно короткий промежуток времени, отделяющий нас от изучаемых нами событий, проблемы политической деятельности Ельцина в качестве Президента РФ довольно широко освещены, в основном в виде мемуаров и воспоминаний помощников и приближённых Ельцина.

Первый период в историографии проблемы хронологически охватывает 1990 - 1999 годы. В этот период происходило выдвижение и утверждение Ельцина как политического лидера страны. Это наложило определенный отпечаток на исследования, появившиеся в этот период.

Особенно стоит отметить мемуары самого Ельцина, такие как «Исповедь на заданную тему», «Записки президента», «Президентский марафон».

Ведя диалоги с самим собой и описывая события прошлого, Ельцин конструктивно критикует себя, давая понять, что ему как президенту не оставляли выбора действий, и следовательно многие меры, на которые ему пришлось пойти, будь-то расстрел Белого дома, подписание указа №1400 были вынужденными.

Историографию это периода можно разделить на два основных направления: одна часть исследователей, в общем и целом, поддержала политику Б. Н. Ельцина, включая расстрел «Белого дома», другие считали действия Президента осени 1993 года преступлением и критически относились к осуществляемым под его эгидой политическим и экономическим преобразованиям. В качестве наиболее ярких иллюстраций можно рассмотреть книги «Реванш. Недоперевыворот: Версия центра «РФ-Политика»[1] и «Ельцин-Хасбулатов: Единство, компромисс, борьба»[2]. Первая является сборником аналитических и информационно-справочных материалов и посвящена системному анализу социально-политических процессов в России и вокруг нее, в том числе процессов во внутренних структурах. На страницах книги опубликованы аналитические и иные материалы, в которых в концентрированном виде излагается системная оценка экспертами Центра ситуации в России и вокруг неё. Центр «РФ-Политика» оценивал развитие России 1992-1993 гг. как широкомасштабный номенклатурный реванш. Авторы считали, что события августа 1991 года в России привели к спасению, возрождению и укреплению партгосноменклатуры. При этом авторы рассматривали в качестве партноменклатуры представителей и законодательной, и исполнительной ветвей власти в России. Однако анализируя эту книгу, можно сказать, что Президент РФ Б. Ельцин в глазах авторов книги пользовался большим доверием, особенно импонировали им его действия в октябре 1993 года. Они оценивали политику Президента как, безусловно, правильную, поскольку, по их мнению, Верховный Совет и Съезд народных депутатов РФ постепенно превратились в номенклатурно-иерархический аппарат для установления режима личной власти Р. Хасбулатова.

Книга «Ельцин-Хасбулатов: единство, компромисс, борьба» представляет собой сборник основных документов - выступлений, речей, заявлений и статьей, посвященных периоду драматического конфликта законодательной и исполнительной власти. Материалы подобраны в таком виде, который способствует характеризовать позицию каждого из соперничающих лидеров. Противостояние «Ельцин-Хасбулатов» показано в книге как борьба двух политических направлений. Причины катастрофического результата реформ видятся не в «неприемлемости государственно-политического устройства и вытекающего отсюда противодействия преобразованиям, а в ошибочно или сознательно принятом пагубном курсе экономических преобразований. Следовательно, актуальная задача не в изменении государственно-политического устройства, а в смене реформаторского курса»[3]. Стремление «команды Ельцина» к созданию президентской республики рассматривается как средство насильственной реализации обанкротившейся концепции «возрождения». Кроме того, в сборник включены материалы рубрики «Мнение политиков, политологов, публицистов».

Характеризуя монографические издания 1994 — 1999 гг., следует обратить внимание на книгу «Режим Бориса Ельцина»[4], в которой автор книги - ведущий исследователь Фонда Карнеги за Международный мир, д. и. н., профессор Л. Ф. Шевцова анализирует характер, стиль правления Б. Ельцина, рассматривая при этом основные проблемы российского общества в 1990-х гг. Период противостояния законодательной и исполнительной ветвей власти в России она характеризует как период «двоевластия», как период борьбы за монополию на власть двух демократически избранных институтов. Л. Шевцова - один из немногих авторов, не рассматривающих

Съезд народных депутатов как пережиток советской эпохи. Две главы ее работы — «Мир или война» и «Ельцин перекраивает режим» посвящены политическому развитию России 1992 - 1993 гг. В них автор анализирует причины борьбы ветвей российской власти, ход и результаты экономических реформ Е. Т. Гайдара, существенное внимание уделяется работе Съездов народных депутатов. В 1997 году Л. Шевцова выпустила в свет еще одно исследование - «Политические зигзаги посткоммунистической России»[5]. Интересны исследования Л. Я. Дадиани, рассматривающего феномен «красно-белой» оппозиции Б. Н. Ельцину[6]. Автор анализирует причины консолидации различных политических сил для борьбы с режимом Б. Н. Ельцина и показывает непростые взаимоотношения внутри оппозиции, однако автор в своей работе во многом вторит и мемуарам Коржакова «Борис Ельцин: От рассвета до заката» и мемуарам личного секретаря Ельцина Костикова «Роман с Президентом», работы которых различны в своей оценке Ельцина как политического лидера и как главы государства, в результате чего, политический портрет Ельцина складывается в нечто невообразимо-противоречивое.

Второй период в историографии проблемы начинается с 2000 года, когда Президент Б. Н. Ельцин сошел с политической сцены, и продолжается до сих пор. Коллективный труд «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории», написанный в основном спичрайтерами Б. Н. Ельцина. Авторы последнего издания оправдывают даже самые жестокие действия Б. Н. Ельцина, Съезды же народных депутатов РФ характеризуют как «опасный атавизм советской системы, тормоз политической эволюции». Крайне негативно в книге оценивается Спикер Парламента Р. И. Хасбулатов. По мнению авторов, он «не имел четких мировоззренческих позиций, ценность власти была для него неизмеримо выше каких-либо принципов». В значительной степени именно благодаря личности Р. Хасбулатова, - указывают авторы, - многие до сих пор считают столкновение Б. Ельцина с VI съездом народных депутатов РФ и ВС РФ результатом обид и оскорблений, нанесенных Президенту депутатским корпусом. Авторы указывают, что в 1992-1993 гг. Б. Ельцин боролся не со Съездом, а Съезд — не с Б. Ельциным. В схватку вступили тоталитарные и демократические системы. Динамику строительства новой России, по утверждению авторов, долго сдерживало то, что Б. Ельцин слишком долго верил, что с Верховным Советом можно договориться. «Мощная бюрократическая машина законодательного органа, вобравшая лучшие номенклатурные кадры бывшего ЦК КПСС, опережала команду Ельцина, переигрывала ее в аппаратных комбинациях и закулисных интригах», — отмечают авторы. Выводы книги «Эпоха Ельцина. Очерки политической истории» принципиально расходятся с уже сформировавшимся в отечественной науке взглядом на сущность и перерождение партийной элиты в России начала 1990-х гг. и отражают скорее конъюнктурные интересы авторов, однако сама книга, содержащая богатый фактологический материал, является безусловно событием в историографии современной России.

В зарубежной историографии усиление и становление власти Ельцина отражено в работах Дж. Боффа, С. Коэна, П. Бонет[7] и других. Иностранные авторы рассматривают события в России более беспристрастно, чем отечественные. Они менее осторожны в своих высказываниях, раскованнее в выводах, стремясь связать внутренние процессы в России с развитием мировой истории. Так, С. Коэн в работе «Провал крестового похода: США и трагедия посткоммунистической России», рассматривая события в России последнего десятилетия XX века, акцентирует свое внимание на том, какую роль сыграла в этих событиях неоднозначная фигура Б. Н.Ельцина.

Цель работы – проанализировать политическую деятельность Б. Н.Ельцина в качестве президента РФ в 90-е годы XX века, выявить комплекс черт, характерных для политического новой России.

Задачи дипломной работы

1) Проследить эволюцию идейно-теоретических взглядов Бориса Ельцина в конце 80-х – 90-е годы XX века.

2) Проанализировать основные этапы политики Ельцина внутри страны

3) Выявить важнейшие составляющие политического портрета Б. Н.Ельцина.

При написании дипломной работы использованы:

1) исторический метод, который позволяет выяснить идейно – теоретические представления Б. Н.Ельцина, показать процесс переосмысления и перехода на иные политические позиции, реализацию политической деятельности Президента РФ.

2) психологический метод, который позволяет разобраться в трансформации идейных позиций Б. Н. Ельцина, через его личностные побудительные мотивы, черты, характеризующие неординарность мышления и личности.

3) историко-антропологический метод, использование которого позволило проследить, насколько идейно-политические взгляды Ельцина отразились в его публицистике и политической практике

При написании работы были использованы следующие термины и понятия:

1) Лидер политический - авторитетный член общественной организации или социальной группы, личностное влияние и воздействие которого позволяет ему играть существенную роль в социально-политических процессах и ситуациях, в регулировании взаимоотношений в коллективах, группах, обществах, нациях, государствах, международных отношениях.

2) Политическое лидерство – личностная способность влиять на политическое поведение и политическую деятельность людей, обусловленная системой социально-политических и психологических взаимоотношений и ориентации в группе, организации, обществе.[8]

3) Марксистко-ленинская идеология - система экономических, социально-политических и философских взглядов. Стержневая идея — утверждение исторической миссии пролетариата. На базе созданного в XIX в. учения К. Маркса развита В. И. Лениным и его последователями применительно к новым историческим условиям.[9]

4) Авторитет политический - (от лат. autoritas – власть, влияние и от нем. Autoritat – авторитет) – общественное признание возможности и права субъекта политики осуществлять власть, одно из фундаментальных качеств политического деятеля. Политический авторитет представляет собой оправданное доверие граждан к политику, вырастает как из личностных качеств политика, так из его умения и способности реализовать свой потенциал на практике, соединять слово и дело. В политическом авторитете находит выражение оценка обществом, социальной группой соответствия качеств политика потребностям политической, государственной или партийной деятельности на определенном этапе общественного развития. Используя политический авторитет, его носитель (субъект политики) может эффективно воздействовать на общество, социум, окружение.

5) Либерализм - (от лат. liberalis - касающийся свободы, присущий свободному человеку) - достаточно широкое идейное, социальное и политическое движение с определенной социальной базой, системой политических партий с программными стратегическими и тактическими установками. Сегодня не вызывает серьезных научных разногласий тезис о множественности проявлений либерализма для разных эпох (традиционный и новый), стадий (ранний и поздний), регионов (западноевропейский и восточноевропейский), идеологий социальных слоев (дворянский, буржуазный) или различных течений (христианский, национальный или даже социалистический). Здесь можно отметить такую черту либерализма, как недостаточность систематизирующего принципа и доктринальной строгости.[10]

При написании дипломной работы, использованы следующие виды исторических источников:

I. Документы государственных и управленческих структур.

К этой группе источников относится Конституция Российской Федерации, по которой Президент Российской Федерации является главой государства (ст. 80), назначает выборы Государственной Думы в соответствии с Конституцией Российской Федерации и Федеральным законом; распускает Государственную Думу в случаях и порядке, предусмотренных Конституцией (ст.84), осуществляет руководство внешней политикой Российской Федерации (ст.86), издаёт указы и распоряжения (ст.90). В ней очерчены полномочия Президента РФ, его роль в политической системе.

II. Мемуары.

Для изучения темы, весьма важны мемуары Ельцина. Эти ёмкие и содержательно – наполненные источники, во-первых работы «Исповедь на заданную тему», «Записки президента», «Президентский марафон». Их особенность заключается в том, что они были написаны действующим Президентом, а значит, отражали процесс становления и развитие его взглядов, формирование оценок и позиций по важнейшим политическим, социальным и экономическим проблемам

III. Периодическая печать.

Печать подразделяется на две категории

1) Официальная пресса.

В эту категорию подпадают «Российская газета», «Аргументы и факты», «Южный Федеральный», журналы (Коммерсант-власть, Итоги, Новое Время).

2) Независимая пресса.

Под независимой прессой мы понимаем такую прессу, которая свободна от правительственного, политического или экономического контроля, а также контроля, выражающегося в зависимости от материалов и инфраструктуры, необходимых для выпуска и распространения газет, журналов и периодических изданий.

К этой группе относятся газеты «Дуэль», «Завтра», «Грани» в которых широко освещены факторы, повлиявшие на трансформацию взглядов Б. Н. Ельцина.

IV. Мемуары политических деятелей. В эту группу относятся работы А. Коржакова, В. Костикова, Л. Пихои, Е. Гайдара и других. Работы этой группы чрезвычайно насыщены фактологическим материалом, собственным видением проблемы становления Б. Н. Ельцина, как Президента РФ. Нося субъективный характер, эти работы позволяют рассмотреть факторы, влияющие на характер власти Ельцина.

V. Ресурсы Интернет. Это наиболее информативно насыщенные, но имеющие огромное количество ошибок и неточностей источники. Чаще всего в Интернете высказываются более свободные суждения, чем в газетах или на телевидении, поскольку Интернет, формально считается неподконтрольным. Для изучения тематики конца 80-х начала 90-х годов XX века – Интернет-ресурсы являются источниками первостепенной важности.

На основе анализа этих источников можно раскрыть цель дипломной работы.

1. Трансформация идейно-политических взглядов Бориса Николаевича Ельцина в 1989 – 1992 годах XX века

Приход к власти Горбачева ознаменовал начало перестройки не только страны, но и номенклатурной системы. Горбачев уже в первые годы своего правления нарушил незыблемые до него законы функционирования советской элиты. Он устроил кадровую «мясорубку». И прежние генсеки, приходя к власти, начинали с кадровых перестановок, дабы сколотить вокруг себя команду преданных людей. Такие перестановки проходили, как правило, в первые три года после прихода нового Генерального секретаря, после чего заметных кадровых перестановок больше не происходило, и новая команда работала почти в неизменном составе в течение последующих лет. При Горбачеве это правило было нарушено. Ни через три года, ни через пять лет он не прекратил поиски нужных людей. Замены на самом верху происходили постоянно. Этими кадровыми маневрами были ослаблены позиции подавляющего большинства могущественных ранее людей. Беспрецедентным в отношении чистки элиты стал 1989 год, когда на апрельском пленуме ЦК КПСС были отправлены в отставку 74 члена и 24 кандидата в члены ЦК КПСС. Были проведены демократические выборы народных депутатов, в результате которых многие руководители не были включены в состав так называемой «партийной сотки» (от КПСС, как от общественной организации, было выбрано сто депутатов) и были вынуждены баллотироваться в территориальных округах.

Перестройка с самого начала была сориентирована не на ликвидацию социализма, а на его трансформацию. Но курс на демократизацию и гласность, лозунг перехода к рынку несли угрозу тоталитарной элите, подрывали устои власти этой элиты. Этот слой существовал только для того, чтобы проводить «установки сверху» и мог только скрыто противостоять перестройке, объявленной Генеральным секретарем. Противоречие перестройки заключалось в том, что «революцию сверху» должна была проводить та самая бюрократическая элита, которая всей душой ненавидела эти преобразования и боялась их. Решение горбачёвской администрации очень часто не опережали и направляли общественные процессы, а следовали за ними – с нулевой в таких случаях результативностью. В огромной степени это объяснялось запоздалостью реформ, глубиной тотального кризиса, успевшего охватить основные звенья системы.

Сыграло здесь свою роль и другое обстоятельство. В первые годы «перестройки» не было серьёзных социально-политических сил, способных оказывать давление на государственное руководство, побуждая его искать эффективные и адекватные в быстро менявшейся ситуации решения. В обществе имелось лишь довольно абстрактное желание перемен; до осознанной готовности широких масс к радикальным преобразованиям, к смене модели общественного развития ещё предстояло пройти большой и трудный путь. Экономические реформы в это время были направлены на ускорение социально-экономического развития страны. Но ставка на энтузиазм, не подкреплённая необходимой техникой и квалификацией работников, привела не к «ускорению», а к значительному росту аварий в различных отраслях народного хозяйства.

В середине 80-х годов по всей стране развёртываются две административные компании: борьба с алкоголизмом и с «нетрудовыми доходами». И опять всё погубило чиновничье рвение и азарт. Вырубка виноградников, резкое сокращение продажи спиртного, повышение цен на него, всё это привело к обвальному росту спекуляции спиртным, самогоноварению, к массовым отравлениям винными суррогатами населения. А борьба с доходами на деле свелась к очередному наступлению местных властей на личные подсобные хозяйства. Реально она задела слой людей, выращивавших и продававших на рынке свою продукцию, а воротилы «теневого бизнеса», связанные с коррумпированной частью госаппарата, по-прежнему процветали. В середине 1988 года принимаются законы, открывшие простор для частной деятельности в более чем 30 видах производства товаров и услуг. Побочным действием стала фактическая легализация «теневой экономики» и её капиталов, накопленных разными способами, включая коррупцию и казнокрадство чиновников. В целом экономическая политика горбачёвской администрации отличалась непоследовательностью и половинчатостью, что усиливало кризис народного хозяйства. К тому же большинство «правильных» законов не работало, ведь они выхолащивались и глушились бюрократическим аппаратом, усматривавшим в непривычных новациях опасность своему благополучию.

В политической жизни в это время идёт реформирование закостеневшей политической системы СССР. В соответствии с решениями XIX Всесоюзной конференции КПСС (июнь 1988 г.) учреждается новый высший орган законодательной власти – Съезд народных депутатов СССР и соответствующие республиканские съезд. Выборы депутатов проводились в 1989-1990 годов на альтернативной основе. Из числа народных депутатов были сформированы постоянно действующие Верховные Советы СССР и республик. Водится новый пост – председателя Совета (от Верховного до районного). Председателем Верховного Совета СССР стал генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачёв (март 1989 г.), председателем Верховного Совета РСФСР – стал Б. Н. Ельцин (май 1990 г.).

Ещё раньше (с середины 1987 г.) был провозглашён курс на «гласность», т. е. на контролируемое сверху смягчение цензуры над средствами массовой информации, ликвидацию «спецхранов» в библиотеках, публикацию ранее запрещённых книг и т. п. Однако вскоре выяснилось, что партаппарат, давно утративший свою гибкость и адаптационные возможности, не способен удержать поток свободного слова в русле официально подтверждённого «социалистического выбора». В этих небывалых с 1917 г. Условиях свободы и духовного раскрепощения резко усилился спонтанный процесс формирования новых политических партий (точнее, протопартий) с крайне узкой социальной базой, зато самого широкого спектра: от монархистских до анархистских с преобладанием центристских (либерально – демократических) группировок.

В результате «перестройки» некогда монолитная советская элита разделилась на два лагеря: политическую элиту и экономическую элиту. С приходом к власти Б. Н.Ельцина начался этап цементирования новой элиты, пришедшей на смену старой после августа 1991 года и которую поспешили назвать демократической[11].

Ельцин, как правило, использует кадры, выдвинутые еще Горбачевым. Хотя приток новых людей наверх продолжается, можно утверждать, что революционный процесс трансформирования элиты завершился. Сложились структуры исполнительной власти - администрация Президента России и правительство - функционирует Федеральное собрание, избранное демократическим путем. Суд так и не успел сложиться в независимую ветвь власти. Центр власти все больше смещался в сторону исполнительных органов. Начавшееся при Горбачеве «пересаживание» - массовый переход номенклатурных кадров из партийных органов в советские - теперь принесло свои плоды. На местном уровне повсеместно шло формирование администраций за счет все того же источника - старой номенклатуры. Новая пирамида власти нарастала над старой.

Ельцинское руководство предприняло шаги по «закрытию» элиты. Первым шагом в этом направлении стало прекращение деятельности вышедшего из под контроля Верховного совета Российской федерации. Следующий шаг - принятие новой Конституции, в соответствии с которой парламент состоит наполовину из региональных глав администраций (Совет Федерации), которые только недавно стали занимать свои посты, победив на выборах, а раньше они назначались Президентом, и лидеров партий. Министры также в 1993 году получили депутатские мандаты, усиливая присутствие исполнительных органов внутри представительской власти.

Кризис охватывает и КПСС. В ней обозначилось, по меньшей мере, три течения: социал-демократическое, центристское и ортодоксально – традиционалистское. Происходит массовый отток из компартии (к середине 1991 г. Её численность сократилась с 21 до 15 млн. человек).

Страна – осталась без прошлого, но у нее еще не было будущего. И это напряженно искомое будущее стране дал Борис Николаевич Ельцин. Именно его государственная политика в кратчайшие сроки позволила перейти от застойного прошлого к бурно развивающейся современности России – нашему времени. Поэтому данный вопрос остается и, как мне кажется, останется в ближайшие годы, одним из самых значимых и открытых в истории страны.

Но все же надо признать, что Ельцин, будучи основоположником российской демократии, далеко не идеален в своих решениях. И у него были ошибки, причем весьма серьезные. Как любую историческую личность такого масштаба, Ельцина нельзя рассматривать лишь с одной стороны, поскольку он многогранен, как и любой другой политик такого масштаба, а особенно в масштабе такой неординарной страны, как Россия.

Но нельзя забывать, что человек, какие бы посты он не занимал, прежде всего, остается человеком. Огромную роль в политической жизни Ельцина сыграл его необыкновенный характер. Разобраться в хитросплетении его политического поведения поможет его биография.

Родился 1 февраля 1931 года в селе Бутка Талицкого района Свердловской области в семье раскулаченных крестьян. Отец — Ельцин Николай Игнатьевич (1901-7?), мать — Ельцина (Старыгина) Клавдия Васильевна. Во время крещения нетрезвый священник, крестивший Бориса, чуть не утопил его в купели, после чего его откачали и решили, как достаточно крепкого и живучего, назвать Борисом. Детство Ельцин провел в городе Березники Пермской области, там же закончил школу. Будучи старшеклассником, Борис похитил гранату РГД-33 с оружейного склада и, желая узнать, как она устроена, отнёс её в лес, положил на камень и ударил по ней молотком, забыв вытащить запал, в результате чего повредил руку и остался без двух пальцев.

19-летнему Борису Ельцину в 1950 году не удалось поступить в Уральский политехнический институт из-за того, что его дед, церковный староста, был раскулачен, а отец репрессирован. Клеймо сына и внука "врагов народа" стояло на Ельцине до самой перестройки и не позволяло ему в полной мере реализовать интеллект, силу воли и тягу к власти. Во время учёбы в институте осуществил двухмесячную поездку по стране, передвигаясь на крышах и подножках вагонов, попал в неприятную историю, играя с уголовниками в «буру».

В 1961 году вступил в КПСС. В 1963 году назначен главным инженером, а вскоре — начальником Свердловского домостроительного комбината. В 1963 на XXIV конференции партийной организации Кировского района города Свердловска единогласно избран делегатом на городскую конференцию КПСС. На XXV районной конференции избран членом Кировского райкома КПСС и делегатом на Свердловскую областную конференцию КПСС. В 1968 году переведён на партийную работу в Свердловский обком КПСС, где возглавил отдел строительства. В 1975 году избран секретарём Свердловского обкома КПСС, ответственным за промышленное развитие области. В 1976 году по рекомендации Политбюро ЦК КПСС избран первым секретарём Свердловского обкома КПСС (фактическим руководителем Свердловской области), занимал эту должность до 1985 года. Организовал строительство автодороги, соединяющей Свердловск с севером области, а также переселение жителей из бараков в новые дома. Организовал исполнение решения Политбюро о сносе дома Ипатьевых (место расстрела царской семьи в 1918 году), добился принятия решения Политбюро о строительстве метрополитена в Свердловске. 1978—89 — депутат Верховного Совета СССР (член Совета Союза). С 1984 по 1985 и с 1986 по 1988 являлся членом Президиума ВС СССР. Кроме того, в 1981 году на XXVI съезде КПСС был избран членом ЦК КПСС и занимал эту должность до выхода из партии в 1990 году. В декабре 1985 года после избрания М. Горбачёва Генеральным секретарём ЦК КПСС стал первым секретарем Московского городского комитета КПСС, а позднее - кандидатом в члены Политбюро ЦК партии, взялся за чистку райкомов партии, исполкомов Советов народных депутатов, в апреле возглавил отдел строительства ЦК КПСС, а в июне 1985 избран секретарём ЦК КПСС (по вопросам строительства).

В декабре 1985 года рекомендован Политбюро ЦК КПСС на должность первого секретаря Московского городского комитета КПСС. Придя на эту должность, уволил многих руководящих работников МГК КПСС и первых секретарей райкомов. Стал популярен благодаря многочисленным популистским шагам, таким как поездки в общественном транспорте, проверка магазинов и складов, допускал относительную свободу слова в городской прессе. Организовал в Москве продовольственные ярмарки. В последние месяцы начал публично критиковать руководство партии, в октябре 1987 года после ряда конфликтов с руководством Политбюро ЦК КПСС достаточно резко выступил на Пленуме ЦК КПСС и «добровольно» ушёл с должности первого секретаря МГК, попал в больницу. В ноябре 1987 года назначен первым заместителем председателя Госстроя СССР — министром СССР.

В октябре 1987 года выступил с критикой в адрес Егора Лигачев на пленуме ЦК КПСС. В неявном виде в речи содержались выпады против Генерального секретаря Михаила Горбачева. Потребовал более решительных реформ. Пленум осудил это выступление. 26 марта 1989 года избран народным депутатом СССР по национально-территориальному округу № 1 (город Москва), получив 90 процентов голосов москвичей. Это были первые за многие десятилетия альтернативные выборы в Москве (Ельцину противостоял поддерживаемый властями генеральный директор ЗИЛ Евгений Браков). С июня 1989 по декабрь 1990 года — член Верховного Совета СССР. В 1989 произошёл ряд скандалов: летом 1989 Ельцин, приглашённый в США, выступал якобы в пьяном виде, а в 28 сентября 1989 года Ельцин упал в воду с моста недалеко от правительственной дачи. По рассказам его главного телохранителя Коржакова, Ельцин рассказал ему, что неизвестные надели ему на голову мешок и сбросили с моста. Что произошло на самом деле, до сих пор неизвестно. Долгое время ходили слухи о мести Ельцину со стороны партийной верхушки и попытке дискредитировать его. Что же касается выступлений с которыми в конце 1989 года Ельцин ездил по Соединённым Штатам Америки, то в советских газетах писали, что Ельцин выступал в нетрезвом виде, а по телевизору показали его плохо скоординированные движения (которые, впрочем, могли быть результатом киномонтажа). Сам Ельцин объяснил свое неадекватное состояние действием снотворного, которое он принимал, борясь с перенапряжением и бессонницей[12]. В марте 1990 года избран народным депутатом РСФСР от Свердловска, 29 мая 1990 избран Председателем Верховного Совета РСФСР. В июле 1990 года вышел из КПСС. В период парламентской деятельности резко критиковал политику Горбачёва и советского правительства, резко негативно отзывался о существующей системе распределения материальных благ. В 1990 году, несмотря на противодействие Михаила Горбачева и партноменклатуры, был избран председателем Верховного Совета РСФСР.

Все же в начале 1990 года, еще до августовского путча, старые связи с коммунистами не были полностью порваны, не было известно, как будут развиваться события. Кроме того, в умонастроениях людей старшего поколения оставалась, сильна вера в то, что коммунистический путь развития единственно верный, так как уровень жизни граждан России начал неумолимо снижаться. Поэтому не стоило терять голоса старшего поколения, не изменившего своим взглядам. Из тех же соображений он не забывает упомянуть на встречах с народом о том, как конспектировал в школьные годы ленинские произведения[13].

12 июня 1991 года состоялись президентские выборы, победу на которых одержал Борис Николаевич Ельцин, собрав 57% голосов. Он стал первым всенародно избранным Президентом России. В этот день Россия, ее граждане сделали свой выбор, они выбрали новый путь развития. Россия проголосовала за более существенные демократические преобразование, за коренную перемену жизни. Ельцин был человеком, в которого верили и который действительно мог изменить Россию, т. к. поставив себе определенные цели он умел их добиваться. В этот день народ выбрал своим Президентом человека, который осуществит в стране великие по своим масштабам и значению реформы, который поведет Россию по демократическому пути развития.

Дни с 19 по 21 августа 1991 года запомнились всей стране как дни победы демократии в России. 19 августа высшими руководителями страны был организован Государственный комитет по чрезвычайному положению (ГКЧП) во главе с Г. Янаевым. Эта попытка повернуть вспять все реформы, попытка сделать шаг в прошлое заставила выйти на улицы в знак протеста тысячи москвичей. По приказу ГКЧП в столицу были введены танки и войска. 19 августа в 12 часов дня Борис Ельцин поднялся на один из вошедших в Москву танков. Стоя на броне, он зачитал обращение руководства России, в котором охарактеризовал ГКЧП, как «правый, реакционный, антиконституционный переворот»[14]. Вокруг «Белого дома» собралось свыше 160 тысяч человек. Они построили вокруг здания кольцо баррикад и оставались на площади более двух суток. Вечером Борис Ельцин подписал еще более суровый указ, в котором о членах ГКЧП говорилось: «Изменив народу, Отчизне и Конституции, они поставили себя вне закона». В ночь на 21 августа была пролита кровь трех человек. А ранним утром 21 августа был отдан приказ вывести войска из города.

Вся постперестроечная карьера первого российского президента – это череда локальных побед, ведущих к полномасштабному поражению. Сплошные тактические удачи с неизбежным стратегическим проигрышем в конце.

Так протекали все схватки Ельцина с его политическими конкурентами, с оппозицией, с врагами. С первого дня.

Победа над Горбачёвым, ради которой Борису Николаевичу пришлось распустить Советский Союз, сразу перевела Россию в ранг второразрядных мировых держав; эту простую истину Кремль до сих пор не в силах ни осознать, ни принять. Не жаль Империи, туда ей и дорога, но Ельцин, похоже, до самого последнего дня полагал, что сместив президента СССР, занял именно его пост. Болезненные выпады против Друга Билла и унизительные переговоры с МВФ впоследствии, бряцание ядерным оружием и тоска по кредитам – вся эта психология агрессивного нищего отрабатывалась ещё при Горбачёве и усилилась после того, как кремлёвским царём стал Ельцин[15].

Как можно проследить по биографии, вся жизнь Бориса Николаевича представляет собой череду конфликтов с самим собой, проверку самого себя на «Слабо?». Будучи рискованным, но отнюдь не глупым человеком, Ельцин совершал все свои подвиги при зрителях, а ежели и без них, то в итоге эти поступки становились общеизвестными. Ежедневная борьба совмещённая с тончайшим политическим чутьём, позволила Ельцину вовремя переметнуться из консервативного лагеря в «демократический». Его судьба поистине необычная, может, даже пророческая: простой паренек из никому неведомой сибирской деревни Бутки, пройдя все испытания довоенного и послевоенного советского бытия в обычной среднестатистической семье, выбившись в местные партийные деятели, снеся Ипатьевский дом, в котором ленинцы томили перед расстрелом царскую семью, вдруг оказался в Кремле. Но вдруг ли? Звезда его судьбы какими-то таинственными нитями оказалась связана со звездой судьбы самой страны – России. Его судьба самым неожиданным образом вошла, можно сказать, ворвалась, в жизнь каждого человека. И не только в России, но во всем бывшем Союзе, а также – без преувеличения – во всем мире. Возможно, сегодня это еще трудно понять и осознать – слишком мало времени страна и мир прожили без Бориса Ельцина, который, по-видимому, так и останется в потоке времени и в истории для одних – гением, для других – злодеем. Впрочем, это участь почти всех реформаторов разных времен и народов. Сегодня его еще трудно поставить в один ряд с Петром Первым или Столыпиным, но масштаб его личности – при всех его недостатках и ошибках (или даже больше, чем ошибках) — не вызывает сомнения. В нем было главное — то, за что его так полюбили «дорогие россияне» — в нем был стержень, та особая русская, исконно сибирская сила (или удаль), которая, вырвавшись из цепких партийных объятий, уже никогда не могла быть загнанной обратно — в рамки политконцентрационных лагерей.

Бывшие соратники по партии упрекали Ельцина в том, что он «был неправ», выступив в Кремле на партийном съезде единственной руководящей и направляющей против системы лицемерия и подхалимажа. Такого там не прощали. И – точно не простили бы, да свет звезды его судьбы уже нащупывал путь, чтобы пересечься со звездой судьбы России.

На волнах всенародной любви он легко и быстро мог бы уничтожить эту партию, которая, как справедливо замечали его критики, «ему все дала». Но он почему-то не сделал этого, несмотря на то, что его такие же бывшие партийные соратники взывали «ату!», показывая пальцем вниз. Возможно, именно потому, что она и вправду «ему все дала».

В народе говорят: высоко подниматься – больно падать. Борис Ельцин не подстелил себе соломки – в политическом смысле. Но падать было больно с небес всенародной любви на грешную землю, скорее всего, не потому, что приложил руку к распаду империи СССР, что в свою очередь привело к социально-экономическим потрясениям народной жизни, о которых никто не задумывался в пылу борьбы за перемены. (Целились в КПСС, а выходит, вольно ли невольно — попали в страну.) Падать было больно потому, что свою избирательную программу первому президенту России Борису Ельцину удалось выполнить – увы! — только для узкого круга далеких от народа «революционеров», купающихся ныне в «Челси», многомиллиардных особняках, яхтах, бриллиантах и прочей «ерунде». У остальных, уходя от них совсем больным – с пятью инфарктами — и совсем непохожим на их прежнего любимца Ельцина, он попросил прощения, сказал «спасибо» и всех объявил свободными. Что, впрочем, тоже немало. Что, по большому счету, и есть, наверное, главное в жизни человека. Вспомним: свобода вообще и свобода выбора в частности – это был главный избирательский наказ и первый пункт всех демократически настроенных кандидатов в народные депутаты СССР, а также кандидата в президенты свободной России Бориса Ельцина. Но жизнь внесла свои коррективы: оказалось, что быть свободным и нищим так же плохо, как быть равным в бедности и жить за «железным занавесом». В общем, хотелось как лучше для всех, но хорошо получилось снова для избранных[16].

Существует мнение, что Ельцин пошёл на борьбу с системой и Горбачёвым в частности лишь потому, что неустраивала его власть, которую нужно делить с кем бы то ни было. Добиваясь единоличной власти, Ельцин слабо представлял, что делать дальше и со страной и с властью. Получая наслаждение от самой политической борьбы, Ельцин не заметил. Как остался на верхушке один и вину уже валить было не на кого. Однако, как бы не отворачивался Ельцин от номенклатурных позиций, разнося демократию направо и налево, он оставался партократом до конца. Однако, это был человек, который, несмотря на то, что сформировался в советские годы и принадлежал к советской номенклатуре, понял необходимость развития России в сторону демократии, невзирая на колоссальные трудности, ведь его президентство пришлось на очень тяжелый период, когда экономика лежала в развалинах, и государственная, и социальная система тоже, когда был огромный госдолг и не было денег. В таких условиях очень легко было сказать, что обстоятельства требуют завинтить гайки и наводить порядок авторитарными средствами, но он на это не пошел, и в его президентство, когда условия были гораздо тяжелей, чем сейчас, мы были гораздо более демократичной страной. Стоит вспомнить его отношение к СМИ, которые не щадили его авторитет и делали порой такие вещи, которые бы не позволили себе журналисты в цивилизованной стране, но он ни разу не позволил себе не только наказать журналиста, газету или канал, но даже просто одернуть их. Просто невероятно, как мог советский номенклатурщик воспитать в себе такое отношение к свободе слова и так сдерживать себя в течение всего срока своего правления. Ельцина не любила боявшаяся его "непредсказуемости" бюрократия, его поливали грязью в "свободно-олигархических" средствах массовой информации, в нем непрерывно "разочаровывалась" интеллигенция, неспособная к политической деятельности, к пониманию реального положения дел в стране и в мире.

Для "ультрадемократов" Ельцин был недостаточно демократичен, для бюрократов он был недостаточно бюрократичен, для либералов-западников - недостаточно либерален, для националистов - недостаточно националистичен и т. д. Словом, Ельцин не угодил никому, но потому только он и смог что-то сделать. Борис Ельцин был настоящим, реальным политиком, а не политиканом, что для России большая редкость. Как настоящий политик, он умел чутко улавливать настроения людей, даже не высказанные вслух, а витающие в воздухе. Как настоящий политик, он умел принимать важные решения и претворять их в жизнь. Как настоящий политик, он умел не перекладывать ответственность на других, а брать ее на себя, в том числе ответственность за крупные ошибки и неудачи, которых было немало. Как настоящий политик, он был способен на решительные действия, но умел и лавировать, достигать компромисса, договариваться даже с не очень симпатичными ему лично и по-другому думающими людьми. Можно быть уверенным, что качества Ельцина-политика не скоро будут правильно оценены большинством людей. Зато припомнят ему многое, тем более что действительно есть что припоминать.

Припомнят ему развал Советского Союза, гайдаровскую шоковую терапию начала 1990-х, расстрел парламента в 1993-м и дефолт 1998-го. Но при этом забудут, что СССР необратимо распадался еще до Ельцина, что республики буквально бежали от союзного центра и не желали ему подчиняться. Забудут, что цены на нефть и газ во время всего президентства Ельцина были в несколько раз ниже, чем сейчас, и что деньги для выплат пенсий и зарплат часто было брать неоткуда. Забудут, что в 1991 году золотой запас, благодаря мудрой политике КПСС, был пуст, что вместо товаров в магазинах были талоны и очереди, что большая часть денег, лежавших на сберкнижках граждан, была ничем не обеспечена и потому эти деньги представляли собой пустые бумажки. Забудут, что парламента в России до 1993 года не было, а был съезд народных депутатов, выбранный в 1990 году не очень демократическим путем.

Этот съезд, согласно действовавшей до 1993 года Конституции, был высшим органом власти в стране и мог без серьезного обсуждения вносить бесконечные поправки в Конституцию, чем активно и занимался. Забудут, что в 1993 году, по существу, никакой Конституции в России - ни хорошей, ни плохой - не было, поскольку из-за многочисленных поправок одни ее положения противоречили другим и в целом она была неработоспособна. Забудут, что договориться со съездом народных депутатов о принятии новой Конституции было невозможно из-за нежелания съезда и руководства Верховного Совета поступиться своими властными полномочиями. Забудут, что дело было не в личных отношениях Ельцина и Хасбулатова с Руцким, а в системном противоречии, в двоевластии. Забудут, что США вместо реальной помощи демократической России (подобную той, которую они по плану Маршалла оказали всей Западной Европе) отделывались кредитами МВФ с грабительскими процентами и людоедскими требованиями снизить "неэффективные" расходы на социальные нужды - на пенсии, зарплату бюджетникам, медицину, образование, науку, экологию. Забудут обо всем, поскольку необычайно легко все проблемы и беды современной России объяснить ошибками и "преступлениями" одного человека и тем самым забыть о своей собственной ответственности за все, что происходило и происходит в стране. Значит ли это, что ошибок, провалов и нарушений закона не было вовсе? Нет, не значит, их было немало. Ельцин был настоящим русским мужиком со всеми присущими русскому мужику сильными и слабыми сторонами. Он был способен на решительные действия и на нечеловеческие усилия, но ненадолго: после коротких периодов усиленной работы у него, как и у большинства русских людей, наступали долгие периоды "расслабления".

Он был не прочь выпить, за что его с пеной у рта обличали и до сих пор обличают все алкоголики необъятной России. Он слишком доверял своим советникам-экономистам и обещаниям сначала Явлинского, затем Гайдара, потом других сделать все быстро, "за 500 дней", за год, за несколько месяцев. Подобная доверчивость, опять-таки свойственная всем русским людям, дорого обошлась стране. В результате за несколько месяцев возник класс богатых и сверхбогатых, но нормальный рынок, многочисленный средний класс и действительно современная экономика не созданы и по сию пору. Ельцин чрезмерно доверял американским политикам и натовским стратегам, озабоченным исключительно своими сиюминутными интересами и решением своих проблем за счет России.

Наконец, он оказался не в состоянии решить главную проблему, доставшуюся ему от Советского Союза, - ему не удалось обуздать номенклатурную бюрократию с ее ненасытными аппетитами, победить криминал и коррупцию, сформировать гражданское общество в России, пробудив в низших и средних слоях российского общества инициативу и ответственность. Беда заключалась в том, что реформировать пришлось совершенно растленное государство, прогнившее сверху донизу, державу смекалистых взяточников и воров. Других там, наверху, за исключением Гайдара не было, да и быть не могло: процесс быстрого перерождения редких демократических особей, долетевших до каких-нибудь мэрских кресел, россияне с грустью наблюдали в середине 90-х. Ворьё сидело в кремле и в провинции - да и почти в любом мало-мальски руководящем кресле. Это и был капитализм, построенный Ельциным, но винить его в этом бессмысленно: при любом президенте, при любом строе, вспомним хоть брежневский, вглядимся хоть в путинский, ничего иного не получалось[17].

И все же первому российскому президенту удалось построить по-своему эффективную систему сдержек и противовесов, которая смогла даже выдержать испытание относительно демократическими президентскими выборами 1996 года. Правда, для этого пришлось в октябре 1993 года разогнать непокорный Верховный Совет с помощью танковых орудий, что обернулось сотнями трупов. Но иначе покончить с двоевластием тогда, наверное, было нельзя. В итоге с помощью либерализации цен Ельцину удалось покончить с извечной проблемой советских времен - тотальным дефицитом, однако основная масса народа жить лучше не стала, а социальное расслоение выросло в разы.

Ельцин сохранял основные элементы свободы слова, и этим он тоже навсегда запомнится соотечественникам, хотя многие из них эту свободу не одобряли, называя ее вседозволенностью. В первые годы ельцинского правления на демонстрациях оппозиции можно было видеть плакаты "Банду Ельцина под суд!", и никто эти демонстрации не разгонял. И он был довольно ловким политическим тактиком. Умел эффективно управлять страной в условиях, когда была дозволена всеобъемлющая критика власти, не исключая ее первых лиц. Более того, в течение многих лет Борис Николаевич терпел существование оппозиционного парламента, где доминировали коммунисты. Влияние парламента нейтрализовывалось судебной системой, тесно аффилированной с исполнительной властью.

Вот политическим стратегом Ельцин был никаким. У него не было ни сколько-нибудь продуманного плана реформ, ни ясной картины того, какой бы он хотел видеть Россию в будущем. Единственно, чего он точно не хотел, так это становиться авторитарным правителем, хотя порой и скатывался к авторитаризму, будь то во время расстрела парламента в 93-м, проведения президентской кампании 1996 года или во времена двух чеченских войн. Ельцин создал режим, очень напоминающий санационный режим, установленный Юзефом Пилсудским в Польше после переворота 1926 года. Тогда тоже сохранялись основные права и свободы, но фактически правил страной Пилсудский, а не парламент.

С точки зрения сохранения демократии и свободы заслуги Ельцина велики. Он окончательно рассчитался с советской системой. При Ельцине коммунистическое прошлое и Сталин были так дискредитированы, что возврат к этому прошлому в чистом виде стал уже невозможен. Но не менее велики и грехи Ельцина против демократии. Тут и расстрел парламента, и две чеченские войны. Спустя всего лишь несколько лет, Ельцин из всесильного хозяина, превратился в аутсайдера. И многое, на чём держался его авторитет кануло в лету вместе с авторитетом. Наиболее бьющим в глаза и разоблачающим Ельцина обстоятельством является его быстрая и безболезненная трансформация из борца против привилегий и за социальное равноправие в создателя и покровителя беспрецедентных даже по российским меркам льгот и привилегий для очень узкого слоя людей.

Ельцин завоевал популярность в годы горбачевской "перестройки" в качестве беспощадного критика привилегий советской бюрократии. "Вопросы социальной справедливости. Конечно, по-крупному, на социалистических принципах они у нас решены. Но остались некоторые вопросы, которые не решаются, вызывают возмущение людей, снижают авторитет партии, пагубно действуют и на темпы перестройки. Мое мнение. Должно быть так: если чего-то не хватает у нас, в социалистическом обществе, то нехватку должен ощущать в равной степени каждый без исключения"[18].

В этом же речи Ельцин требовал "ликвидировать продовольственные "пайки" для, так сказать, "голодающей" номенклатуры" и настаивал на необходимости "исключить элитарность в обществе".

Ельцин описывает также свои впечатления от посещения дачи Горбачева, которая была передана ему. Описывая роскошь обстановки этой дачи, резко контрастировавшей с интерьером квартир рядовых советских граждан, Ельцин говорит, что он сам был поражен, "семья же была просто ошарашена и подавлена". "Больше всего убивала бессмысленность всего этого, я сейчас даже не говорю о социальной справедливости, расслоении общества, огромной разнице в уровнях жизни. Это само собой понятно. Но вот так-то зачем? Почему понадобилось так абсурдно реализовывать мечту об удовольствии и собственном партийно-номенклатурном величии?"[19].

Если сегодня окинуть взглядом то гигантское расслоение общества по социальному и имущественному положению, которое произошло за десять лет ельцинского правления, то невольно напрашивается вывод, что все эти привилегии старой советской бюрократии не идут ни в какое сравнение с той роскошью, которой окружают себя сегодняшние "новые русские".

Еще в 1992 году, на заре либерализации экономики и в момент начала "шоковой терапии", Ельцин говорил: "Нам нужны не сотни миллионеров, а миллионы собственников"[20]. Эти слова хорошо запомнились миллионам российских граждан. Уходя со своего поста, Ельцин находился в эпицентре международного коррупционного скандала, связанного с отмыванием гигантских денежных сумм в западных банках при участии Кремля и "семьи" Ельцина.

Особо мифологизированным является вопрос о роли Ельцина в создании российской "демократии". Достаточно упомянуть лишь о том, что "отцом российской демократии" назвал Ельцина Билл Клинтон ("демократизм" которого отчетливо виден хотя бы из того, что именно он руководил массированными бомбардировками Югославии). Все обстоятельства ухода Ельцина были тщательно режиссированы таким образом, чтобы спасти его политический имидж именно в качестве "демократа". В этой связи уместно поставить вопрос: какова может быть политика, проникнутая действительно демократическим духом? Это должна быть, прежде всего, политика, которая исходит из интересов основной массы граждан, а также ориентирована на то, чтобы основные решения общественной жизни обсуждались и принимались при деятельном и реальном участии массы рядовых граждан.

В истории российской государственности 1992-1999 годов мы не находим и следа подобного подхода. Могло ли стремительное создание узкого слоя богатых нуворишей быть результатом реализации демократического решения большинства членов общества? Другой момент, который важно подчеркнуть, состоит в том, что в принятии всех важнейших решений ельцинского периода общество и народ не играли абсолютно никакой роли.

Что касается последнего периода правления Ельцина, то достаточно только лишь упомянуть о глубоко антидемократической чехарде премьер-министров на протяжении 1998-99 гг., а также обстоятельствах, связанных с началом и проведением новой войны на Северном Кавказа во второй половины 1999 года.

С другой стороны, сами формы ельцинского правления очень скоро стали напоминать монархию. В обращение была запущена фраза о "царе Борисе", которая стала общеупотребительной, а сам Ельцин завел привычку время от времени назначать себе "преемника", последним из которых стал нынешний исполняющий обязанности президента В. Путин. И если монархические тенденции не достигли в России такой степени, как в некоторых центральноазиатских республиках, как, например, в Туркменистане, где Сапармурад Ниязов недавно был провозглашен пожизненным президентом, то только потому, что в России до сих пор очень сильны чувства протеста против любой формы деспотизма и самодержавия[21].

Если обозреть общий характер ельцинского периода правления и его собственных черт как политика, то мы увидим черты, прямо противоположные тем, которые ставятся ему в заслугу. Очень примечательны в этом отношении слова А. Коржакова, который был близок к президенту еще со времен его опалы и первых шагов становления нового режима в Кремле: "... Борис Николаевич поразительно быстро был сломлен всем тем, что сопутствует неограниченной власти: лестью, материальными благами, полной бесконтрольностью... И все обещанные народу перемены свелись, в сущности, к бесконечным перестановкам в высших эшелонах власти. Причем после очередной порции отставок и новых назначений во власть попадали люди, все меньше склонные следовать государственным интересам. Они лоббировали интересы кого угодно: коммерческих структур, иностранных инвесторов, бандитов, личные, наконец. Да и Ельцин все чаще при принятии решений исходил из потребностей семейного клана, а не государства"[22].

К этому важно добавить только, что подобные перемены только отчасти могли быть объяснены личными особенностями Ельцина. Скорее, личные перемены Ельцина были выражением тех объективных тенденций, в направлении которых развивался созданный им режим. Ельцин менялся и эволюционировал по мере того и в соответствие с тем, какие приоритеты реально оказывались в центре государственной политики.

Поиски наследника – последний, заключительный этап политической карьеры Бориса Николаевича – свёл воедино все беды ельцинской эпохи. Болезнь президента, дефолт 98-го, провал экономической реформы, засилье олигархов, холод в отношениях с западом… Ельцин метался, справедливо полагая, что в таком виде такую невезучую страну надо отдавать в крепкие и надёжные руки. Помимо соображений личной безопасности и безопасности своих близких владели им и мысли более прозаические. Он мучительно размышлял о том, кто продолжит его дело, кому больше повезёт. О чём по-настоящему грустно думать, так это о том, что наследника славных дел выбирал больной Ельцин, человек, не вполне адекватно воспринимающий действительность. Всё, что происходит теперь,- в какой-то мере плод его политических и личных иллюзий. Нынешняя Россия живёт внутри этих галлюцинаций.

Впрочем, последний ход Ельцина стал по традиции его победой.

Блистательной тактической победой над оппозицией. Мощным ударом, повергших многочисленных противников кремля в состояние унылой растерянности. Июньские выборы 2000 года, к которым изготовились коммунисты и другие конкуренты ельцинского наследника, состоялись в марте. Выиграл их Путин, поскольку ни времени, ни сил, ни средств, ни политической воли у его оппонентов уже не было. Объявив о своей отставке, Борис Николаевич выстелил ковровую дорожку к трону своему приемнику. Опять всё сложилось так, как он желал. Опять он выиграл. И как всегда, плоды его победы общество будет расхлёбывать много лет подряд.

Таким образом, можно сказать, что Ельцин трансформируя общество - трансформировался сам, и наоборот, чем больше трансформаций шло в обществе, тем больше трансформировался и сам Борис Николаевич.

Объяснение здесь самое простое, поскольку Ельцин в 1989 – 1992 годах, являясь лидером надежд и чаяний простых обывателей, настолько в итоге врос в общество, окружающее его, что другое и помыслить трудно.

Следовательно, пропуская все изменения через себя, пробуя все реформы в первую очередь на себе, Ельцин не побоялся стать тем первопроходцем, которых редко поминают добрым словом, но которые на века остаются в истории.

2. Политика Б. Н. Ельцина внутри страны в 1991-1999 годы

2.1 Россия в эпоху первого президентства Ельцина

После августовских событий 1991 г., которые привели к полному падению авторитета союзных властей, а затем и к демонтажу СССР, Ельцин, избранный еще в июне 1991 г. президентом России, получил возможность самостоятельно определять стратегию развития России, не оглядываясь на президента и органы власти СССР.

К осени 1991 г. намерения Ельцина достаточно определились. Уже сразу после избрания президентом России в июне 1991 г. он перестал говорить что-либо позитивное о социализме и советском периоде развития страны. Напротив, этот период оценивался только как негативный, как «трагический эксперимент», уход с «цивилизованного пути» развития. Свою задачу президент РФ видел в том, чтобы вернуть страну на «цивилизованный путь», т. е. развиваться по пути ведущих капиталистических стран. Однако термин «капиталистический путь» Ельцин никогда публично не употреблял.

В октябре 1991 г. на 5 съезде народных депутатов РСФСР Ельцин обнародовал программу «крупного реформистского прорыва», суть которого состояла в разрушении плановой государственной экономики и переходе к рыночным частнокапиталистическим отношениям.

Программа предусматривала: «либерализацию» цен, т. е. освобождение их из-под контроля государства; отказ от монополии на внутреннюю и внешнюю торговлю; приватизацию и акционирование предприятий с целью создания класса собственников; реформирование банковской системы; земельную реформу с введением права купли-продажи земли.

Осуществлять эту программу планировалось методами «шоковой терапии», которые были разработаны группой американских экономистов и применялись в Польше и ряде других стран Восточной Европы с конца 1980-х гг. С учетом российских условий они были переработаны группой экономистов во главе с Е. Т. Гайдаром. Речь шла о том, чтобы максимально быстро создать рыночные механизмы, которые должны были сами обеспечить оптимальное развитие страны. Важнейшими элементами шоковой терапии были одномоментный отпуск цен и ликвидация госрегулирования экономики.

Ельцин признал, что предстоящие меры в начале будут болезненными, но заявил, что предлагаемый им путь – единственно возможный в сложившихся условиях. Президент обещал, что трудности и лишения будут ощущаться всего лишь несколько месяцев, и уже с осени 1992 г. начнется экономический рост и улучшение жизни россиян[23].

Для проведения реформ Ельцин запросил и получил от съезда дополнительные полномочия сроком до декабря 1992 г. В их числе были право осуществлять реформы президентскими указами, не дожидаясь принятия парламентом соответствующих законов, а также право единолично формировать правительство без контроля со стороны парламента. Ельцин получил согласие съезда и на практику назначения президентом глав администраций в субъектах РФ.

В ноябре 1991 г. было сформировано правительство во главе с Б. Ельциным. В него вошли так называемые «младореформаторы», сторонники радикальных экономических реформ, большинству из которых было чуть более 30 лет: Е. Т. Гайдар, А. Н. Шохин, А. Б. Чубайс, А. И. Нечаев и др. Это было самое молодое правительство за всю историю России. Получив хорошее образование, будущие реформаторы занимались, как правило, научной деятельностью. Реального опыта управления экономикой никто из них не имел.

Большинство младореформаторов ориентировалось на зарубежный опыт. Правительство направило меморандум о вступлении России в МВФ, по которому в обмен на финансовую поддержку фактически соглашалось поставить свою политику под контроль МВФ, и пригласило 15 западных консультантов во главе с Д. Саксом помогать Е. Гайдару.

Было ли в обществе понимание сложности переходного периода, выдвигались ли альтернативные варианты реформирования экономики?

Для ответа на этот вопрос следует учесть, что в тот момент большая часть россиян оказывала Ельцину доверие. Его решительные заявления о необходимости устранения привилегий у руководящего слоя, демократизации общественной жизни, которые он делал в период 1987 – 1990 гг. порождали надежду на то, что радикальные экономические реформы будут проведены в интересах большинства. Действия Б. Ельцина в течение 1990 – 1991 гг. против союзного руководства и М. Горбачева, которых многие воспринимали к тому времени как консерваторов, мешавших поступательному движению вперед, вызывали общественную симпатию и поддержку. Авторитет Б. Ельцина после августа 1991 г. достиг своего пика. Борьба с «путчистами» создавала вокруг его имени ореол борца за свободную, независимую и демократическую Россию.

Авторитет Ельцина сыграл важную роль в том, что на первых порах новая политическая элита смогла добиться существенный общественной поддержки курса реформ. Так, согласно опросам общественного мнения, осенью 1991 года около 47 % опрошенных были готовы ради будущего процветания России и изобилия потребительских товаров терпеть на начальном этапе реформы безработицу, рост цен, «временное» снижение уровня жизни. Только 17,8 % были настроены решительно против реформ. Эти результаты говорили о том, что люди устали от массовых дефицитов предшествующих лет, от «топтания на месте» в перестроечные времена и готовы были дать кредит доверия новой власти во имя будущего процветания[24].

К тому же средства массовой информации, особенно электронные СМИ, развернули хорошо спланированную, мощную, широкомасштабную кампанию с помощью новейших РR-технологий, ежедневно показывая обывателю «ужасы» социализма и преимущества западноевропейского и американского стандартов жизни.

На этом фоне общественного доверия Ельцин не рассматривал альтернативные варианты реформ, и критика противников «шоковой терапии» звучала глухо. Хотя многие ученые и хозяйственники предупреждали, что в условиях высокой степени монополизации советской экономики освобождение цен приведет не к росту конкуренции предприятий за потребителя, а к банкротству большинства предприятий, резкому падению производства, массовой безработице и обнищанию населения. Они обращали внимание на тот факт, что нигде в мире монетаристская модель не была реализована в чистом виде. Напротив, во всех развитых странах регулирующая роль государства велика, а в кризисные периоды она всегда усиливалась. Опасения вызывала и ускоренная приватизация, которая не могла быть социально справедливой.

Следует отметить, что применение методов «шоковой терапии» отнюдь не диктовалось экономической обстановкой, так как несмотря на все потрясения «перестроечных» лет, экономика страны в начале 1990-х гг. работала устойчиво. В 1990 г. объем продукции промышленности в СССР был ниже, чем в 1989 г., всего лишь на 1,2 %, а в 1991 г. – на 8 %. Сокращение произошло главным образом по причине уменьшения объемов капитальных вложений и начавшегося разрыва межреспубликанских связей. После провала ГКЧП в августе 1991 г. союзные и автономные республики стали много хуже выполнять свои обязательства по взаимным поставкам, что и привело к сокращению общего объема производства к концу 1991 г.

Единственной серьезной проблемой в этот период была проблема «лишних денег». В результате непродуманных шагов правительства Н. Рыжкова в 1986-90 гг. на руках у населения денег было гораздо больше, чем товаров на прилавках магазинов. Именно избыток

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Влияние семьи на возникновение и течение психосоматических заболеваний у детей". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 435

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>