Дипломная работа на тему "Теоретико-эмпирический анализ взаимосвязи самооценочно-волевых характеристик и структурных особенностей личности студента"

ГлавнаяПсихология → Теоретико-эмпирический анализ взаимосвязи самооценочно-волевых характеристик и структурных особенностей личности студента




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Теоретико-эмпирический анализ взаимосвязи самооценочно-волевых характеристик и структурных особенностей личности студента":


ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1 Теоретические основания исследования взаимосвязи самооценочно-волевых характеристик и структурных особенностей личности

1.1 Феномен самооценки

1.2 Факторная структура личности

1.3 Воля как психический процесс

1.4 Факты и гипотезы о взаимосвязи самооценки и структурных особенностей личности

Глава 2 Эмпирические исследования взаимосвязи самооценочно-волевых характеристик и структурных особенностей личности

2.1 Результаты эмпирических исследований самооценки

2.2 Результаты эмпирических исследований факторной структуры личности

2.3 Результаты эмпирического исследования силы воли

2.4 Корреляционный анализ результатов исследований

Выводы

Список литературы

Приложение

Введение

Актуальность исследования обусловлена процессами реформирования высшего образования – присоединением России к Болонской конвенции. Декларируемой целью Болонского процесса выступает создание сильной конкурентоспособной в мире европейской системы образования, что предполагает выдвижение новых требований к вузам в целом и к студентам в частности. Усложнение процесса обучения, с одновременным сокращением его срока, развитие междисциплинарности, повышение роли современных инноваций в учебном процессе, предполагаемый рост мобильности студентов – эти нововведения для успешной адаптации в России обуславливают актуальность целостного понимания личности студента, частным аспектом которого является изучение самооценочно-волевых характеристик во взаимосвязи со структурными особенностями личности.

Проблема исследования

Психологические особенности структуры личности студентов являются условием успешной обучаемости студентов, овладения учебным планом, подготовки квалифицированного специалиста.

Цель исследования

Целью данного исследования является выявление взаимосвязей между самооценочно-волевыми характеристиками личности и ее структурными особенностями.

Гипотеза исследования

Конкретные особенности самооценки – ее уровень, адекватность связаны с определенным сочетанием черт личности, а также с волевыми характеристиками. Свойства личности: самооценка, черты личности, волевые характеристики образуют закономерные интраиндивидуальные связи.

Объектом исследования являются самооценочно-волевые характеристики, структурные особенности личности студентов. Объем выборки составили 100 студентов 3–5 курсов в возрасте от 21 до 42 лет, обучающихся на заочном отделении Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского по специальности «Психология».

Предмет исследования

Взаимозависимость самооценочно-волевых характеристик, структурных особенностей личности.

Для достижения цели исследования и проверки гипотезы были поставлены следующие задачи:

Эмпирические:

1. Изучить особенности самооценки обследуемых субъектов (ее уровень, адекватность-неадекватность).

2. Провести психодиагностическое обследование структуры личности респондентов.

3. Изучить особенности волевых характеристик респондентов.

4. Проанализировать связи между самооценкой, структурными особенностями личности и волевыми характеристиками.

5. Построить график корреляционной плеяды, осуществить визуальный анализ полученных связей.

Методы исследования

1. Психодиагностические методы: методика «Нахождение количественного выражения уровня самооценки» С.А. Будасси; личностный опросник MMPI-Мини-мульт, для интерпретации данных которого использовался стандартизированный многофакторный метод исследования личности СМИЛ Л.Н. Собчик (для обработки результатов использовалась компьютерная версия методики); тест на силу воли.

2. Методы обработки и анализа данных:

методы первичной статистической обработки – сравнение средних величин – моды, медианы, среднего арифметического; методы вторичной статистической обработки – линейный корреляционный анализ К. Пирсона, визуальный анализ с помощью корреляционной плеяды.

Научная новизна исследования заключается в том, что нами впервые изучены характеристики самооценки (ее уровень, адекватность) у студентов-заочников во взаимосвязи с другими свойствами личности: волей, тревожностью, пессимистичностью, эмотивностью, импульсивностью, ригидностью, индивидуальностью, оптимистичностью.


Глава 1 Теоретические основания исследования взаимосвязи самооценочно-волевых характеристик и структурных особенностей личности

1.1 Феномен самооценки

Феномен самооценки представлен в психологической науке достаточно подробно. Различные аспекты изучения самооценки рассмотрены в работах Б.Г. Ананьева, М.И. Лисиной, Л.И. Божович, Е.С. Шороховой, И.С. Кона, Л.В. Бороздиной, В.В. Столина, А.И. Липкиной, А.К. Болотовой, А.В. Захаровой, У. Джемса, Ч. Кули, Дж. Мида, Э. Эриксона, К. Рождерса, Р. Бернса и др.

Следует признать, однако, что в современной психологии до сих пор нет единого подхода к определению феномена «самооценка», несмотря на активное изучение его как отечественными, так и зарубежными исследователями. Анализ трудов, посвященных изучению самооценки человека, позволяет говорить о большом разнообразии используемых психологических категорий для ее описания. Здесь можно выделить такие понятия как обобщенная самооценка, самоуважение, Я-образ, самосознание, Я-коцепция, самопринятие, самоотражение, самопознание, эмоционально-ценностное отношение к себе, самоотношение, самоуверенность, самоудовлетворение, чувство собственного достоинства, аутосимпатия, самоценность и др.

За этими различиями в словоупотреблении чаше всего не стоит каких-либо общепризнанных и определенных концептуальных разграничений; значения используемых терминов в большинстве случаев употребляются как синонимы. Вместе с тем, анализ той психологической реальности, которая «скрывается» за вышеперечисленными понятиями, позволяет получить более подробные сведения о феноменологии отношения человека к себе.

В нашей работе мы проведем анализ понятий «самооценка», «самоотношение», «самосознание», «Я-образ», «Я-концепция», в связи с тем, что категории эти являются наиболее употребляемыми в рамках понимания сущности процесса самооценивания.

Самым устоявшимся в психологии является термин «общая» или «глобальная самооценка». Слово «самооценка» происходит от латинского «aestimare», означающего оценивание, которое человек делает в отношении чьей-либо значимости [77].

Глобальная самооценка стала предметом исследовательского интереса ученых-психологов благодаря работам У. Джеймса, изданным в конце XIX века. Он отнёс её к «первичным эмоциям», поставив её, таким образом, в один ряд с гневом и болью. По У. Джеймсу самооценка – это неудовлетворенность или удовлетворенность субъекта собой, т.е. самоотношение [25].

Предметом самооценки и самовосприятия индивида, может быть его тело, способности, социальные отношения и другие личностные проявления. Соответственно этому, становится возможным выделение системы частных самооценок. Однако предполагается, что эти частные самооценки, взятые в совокупности, объединены в некоторое переживание, которое связанно целостным образом «Я». Именно эта обобщенная и относительно устойчивая самооценка во многих исследованиях является предметом психологического изучения. При этом, рассматривая механизмы формирования глобальной самооценки из частных, можно выделить три подхода [75].

1. Глобальная самооценка как совокупность частных самооценок, связанных с различными аспектами Я-концепции.

Понятие «Я-концепция» трактуется как совокупность установок «на себя» (например, у Р. Бернса [10]). В соответствии с этим, такие традиционные аспекты установки как когнитивный, поведенческий, эмоциональный в рамках Я-концепции представлены как:

– образ «Я» – представления человека о себе;

– самооценка – оценка данного представления с участием эмоциональной сферы человека, которая имеет разную степень интенсивности в связи с тем, что отдельные свойства образа «Я» могут вызывать более или менее сильные эмоции, которые принимаются либо осуждаются;

– потенциальная поведенческая реакция – определенные действия, которые вызываются и напрямую зависят от представлений индивида о себе и от его самооценки.

При этом когнитивная составляющая самооценки пробуждает у индивида оценочную реакцию, эмоции, степень интенсивности которых зависит от контекста и от самого когнитивного содержания.

2. Как целостная самооценка, состоящая из ее частных аспектов, определенных по их значимости для индивида.

У. Джеймс утверждал, что неуспех в малозначимых сферах мало влияет на общую самооценку, т.е. различные свойства и особенности личности, рассматриваемые как объекты самооценок, далеко неравнозначны: самооценка играет большую роль, там, где оцениваемый аспект является субъективно более значимым для человека [25]. Наиболее популярным среди исследователей является именно этот подход, поэтому соответствующих представлений придерживались многие ученые.

М. Розенберг высказал подобную точку зрения в своей интерактивной гипотезе. Согласно основным ее положениям высокие уровни самооценок по значимым аспектам значительно повышают глобальную самооценку индивида, тогда как, при низких уровнях частных значимых самооценок самоотношение оказывается существенно сниженным. И, соответственно, наоборот: вклад самооценок по менее значимым аспектам в глобальную самооценку оказывается меньшим [78].

3. Как иерархическая структура, которая включает конгломерат частных самооценок, интегрированных по сферам личностных проявлений, составляющих в комплексе обобщенное «Я», находящееся наверху иерархии.

Одна из наиболее распространенных моделей такого рода принадлежит Р. Щавельзону, которым на основе анализа «номологической сети» переменных самооценки был выделен ряд сфер, наиболее важных для понимания обобщенного «Я». В соответствии со структурой этой модели общая самооценка, находящаяся на вершине иерархии, разделяется на академическую и неакадемическую (связанную или несвязанную с успехами в учебе). Неакадемическая, в свою очередь, подразделяется на социальные, физические, эмоциональные аспекты. Следовательно, Я-концепция и обобщенная самооценка – это просто одно и то же [78].

Несмотря на то, что подобные точки зрения кажутся вполне очевидными и, к тому же являются весьма распространенными, прямых доказательств их обоснованности до сих нор не получено [72; 74].

В отечественной психологии под глобальной самооценкой преимущественно понимается особое аффективное образование личности, которое является результатом интеграции самопознания и эмоционально-ценностного самоотношения [112] или общее чувство «за» или «против» себя как совокупность позитивных и негативных моментов самоотношения [83]. Необходимо отметить, что в отечественной психологии понятие целостной общей самооценки развития не получило: большее число исследований посвящено частным самооценкам, которые являются факторами саморегуляции личности, и не позволяют судить о самой сути отношения человека к себе.

В процессе формирования глобальной самооценки психологи обнаруживают такие механизмы, как проекция осознаваемых качеств на внутренний эталон [80; 88]; суждение индивида о самом себе, относящееся к степени, в которой он или какие-либо аспекты его «Я» соответствуют желаемым свойствам; сравнение реального «Я» с идеальным «Я» [23; 81; 84; 114]; отражение субъектом информации о себе с точки зрения определенной системы ценностей [18]; личностное суждение о собственной ценности, отражающее субъективную значимость «Я» [10; 13]; оценка своих характеристик как способствующих или препятствующих самореализации [75; 98; 100]; оценка личностью реализации своего « Я» [94]; своей успешности [52].

Анализ психологических механизмов формирования глобальной самооценки позволяет, вслед за И.С. Коном [47], утверждать, что в ее основании обнаруживаются такие процессы как усвоение субъектом внешних оценок (это может быть и непосредственное отражение чужих оценок, и равнение на генерализированного другого), социальное сравнение по признакам «лучше – хуже» или «похожий – непохожий» и самоатрибуция, когда индивид заключает о себе и о своих внутренних состояниях, наблюдая и оценивая свое поведение в различных ситуациях.

В психологии самосознания имеют место расхождения относительно содержания глобальной самооценки. Она рассматривается как переживание, устойчивое чувство, пронизывающее «образ Я» [101]; как устойчивое чувство в адрес собственного «Я», которое содержит ряд различающихся как по эмоциональному тону переживания «Я» и по семантическому содержанию специфических модальностей [22; 74]; как система переживаний, включенных в процесс самосознания, отражающая внутренние ценности личности, принятые ею в отношении самой себя [112], как «накапливающийся аффект на себя», связанный с мерой удовлетворенности своими действиями, результатом реализации намеченных целей [29; 30], как чувство самодовольства-недовольства собой [25], как чувство собственного достоинства [81], как «аффективно-моторный эквивалент», сливающийся с общим витальным фоном организма [72], как эмоционально окрашенное состояние личности [52], «ощущение» собственной ценности, осознание того, за что мы ответственны, что мы должны делать, а что нет, если не хотим уронить или лишиться своего человеческого достоинства [119].

Несмотря на существенные различия в понимании содержания глобальной самооценки, она отражает такую сторону отношения человека к себе как его чувство «за» или «против» себя. Это чувство характеризуется относительной устойчивостью, амодальностью, недифференцируемостью и мало зависит от актуального самовосприятия. При этом чувство «за» или «против» себя традиционно рассматривается как устойчивая личностная черта (свойство), которая складывается постепенно и приобретает привычный характер.

Так, человек с высоким самоуважением верит в себя, считает, что может преодолеть свои недостатки. Развитое позитивное чувство в адрес «Я» как устойчивая личностная черта является центральным звеном внутреннего психического мира человека, оно лежит в основе единства и целостности его личности, согласовывает и упорядочивает внутренние ценности, завершает структуру характера [112]. Самоотношение как свойство личности теснейшим образом связано с целями ее жизни и деятельности, с ее ценностными ориентациями, выступает важнейшим фактором образования и стабилизации ее единства [4; 71]. Выступая устойчивой личностной чертой, самоотношение тесно связано с другими свойствами личности, особенно волей. Оно влияет на формирование содержания, структуры и формы проявления целой системы психологических особенностей личности [112].

Человек с низким самоуважением – это человек с устойчивым чувством неполноценности, ущербности [44], ранимостью, чувствительностью к внешним воздействиям, оторванностью от реального взаимодействия с другими людьми. В сфере деятельности такое отношение к себе может проявляться в непоследовательности и нерешительности. Личность с пониженным самоуважением отличается неустойчивым внутренним миром, не обладает твердой и последовательной линией поведения в общении, во взаимоотношениях с другими людьми [112].

В психологической литературе можно встретить такие специфические обозначения чувства человека в адрес самого себя как гордость или стыд [71; 119], высокомерие, тщеславие, самопочитание, заносчивость, чувство собственного достоинства, и противоположные им – скромность, смирение, сострадание, застенчивость, уничижение, сознание собственного позора [25], чувство неполноценности, недовольство собой [116]. Близким глобальной самооценке по своей содержательной нагрузке является разработанная в рамках аналитической психологии категория «чувство уверенности в себе» [119].

Термин «самоотношение» впервые в научный обиход ввел Н.И. Сарджвеладзе, рассматривая его как подкласс социальной установки. Самоотношение – это отношение субъекта потребности к ситуации ее удовлетворения, которое направленно на самого себя. По мнению исследователя, отношение к себе наряду с социальным статусом и установкой личности к внешнему миру, составляет содержание системы «личность – социальный мир» и является одной из структурных единиц диспозиционального ядра личности. Диспозиция по Н.И. Сарджвеладзе – это «предрасположение к определенному взаимодействию личности с социумом и самим собой, ... как некоторая готовность или фиксированная установка субъекта жизнедеятельности» [87, с. 192].

В рамках теории «отношений» А.Ф. Лазурского – В.Н. Мясищева была разработана категория «самоотношение», где данное понятие описывается как совокупность динамических и содержательных компонентов личности, степень осознанности и качество эмоционально-ценностного принятия себя как ответственного и инициативного человека в социуме [49; 68].

Самоотношение личности – это сложное когнитивно-аффективное образование, адекватность которого можно определить степенью согласованности его составляющих и качеством их взаимосвязей [49; 53]. Структура самоотношения описывается как состоящая из двух компонентов:

1) рациональное отношение к себе как субъекту, включенному в социальные связи («образ-Я» или категориальное «Я»)

2) эмоционально-ценностное отношение к себе – переживание и оценка собственной значимости как субъекта социальной активности, которые образуют рефлексивное «Я» [49]. Эти компоненты взаимодействуют с потребностно-мотивационной сферой личности, в результате чего самоотношение включается в процесс деятельностной и личностной саморегуляции, стимулируя развитие рефлексивности. Необходимо отметить, что в отношении именно регуляционного аспекта самоотношения психологи проявляют самый большой исследовательский интерес. Еще У. Джемс писал, что «самочувствие проявляется через «инстинктивные побуждения», которые направлены на заботу человека о себе, на его стремление к социальному и духовному самосохранению» [25, с. 14].

То, как человек относится к себе, оказывает непосредственное влияние на его социальную активность, обусловливает адекватную адаптацию. Самоотношение является мотивом саморегуляции поведения, включаясь во все этапы осуществления деятельности от возникновения мотивов до оценки результата этого поведения, участвует в механизмах регуляции поведения от уровня конкретной ситуации деятельности до уровня длительной реализации идейных замыслов [112].

В психологии представлено огромное количество исследований, выявляющих взаимосвязь между отношением человека к себе как к субъекту жизненных отношений и поведением [3; 6; 7; 9; 40; 50; 56; 58; 108]. В них отмечается, что высокое самоуважение личности является условием продуктивности в деятельности, максимальной активности, реализации потенциала [57], влияет на свободу самовыражения, спонтанности в общении [84]. Позитивное самоотношение позволяет человеку верить в свои возможности, проявлять энергичность, самостоятельность, оптимизм в ситуациях неопределенности [38]. Люди, относящиеся к себе позитивно, гораздо реже страдают психосоматическими расстройствами, так как не поглощены своими внутренними проблемами. Одним из мотивов, побуждающих человека соблюдать моральные нормы, является его стремление сохранить положительное самоотношение [120].

Поведение человека с негативным самоотношением ригидно в связи с тем, что его поглощает проблема ценности своего «Я», излишне повышается уровень активности, затрудняя выбор способов адекватного взаимодействия [81]. Неприятие личностью себя, конфликтное отношение к себе предопределяет ее девиантное поведение: наркоманию, алкоголизм, совершение преступлений, суицидальное и агрессивное поведение [18; 45; 78; 83], а также положительно коррелирует с депрессией [79].

Влияние самоотношения на процессы самопознания достаточно подробно описано И.Г. Чесновой. Она обращается к имеющимся в психологии данным, что развитие аффективной составляющей в онтогенезе предшествует познанию себя, о том, что знание человека никогда не бывает свободным от оценочных характеристик, которые играют чрезвычайно важную роль в механизмах восприятия. Воспринимая и описывая другого человека, люди в значительной степени фиксируются на его общей привлекательности (неосознанно), приписывая при этом многие положительные характеристики тем, кто им нравится, и отрицательные тем, кто не нравится. В механизмах межличностного восприятия, самовосприятия процессы когнитивного анализа находятся под сильным и непрерывным влиянием эмоциональных факторов, вносящих свой вклад в их ход и результат. Эмоциональные оценки черт личности (будучи во многом независимыми от наблюдения за реальным поведением) как бы накладываются на структуру этих наблюдений, придавая образам социальной перцепции необходимую константность, целостность и обобщенность. Отсюда общее эмоциональное отношение к самому себе играет роль «цемента», скрепляющего всегда разрозненные, часто противоречивые фрагменты процесса познания и самопознания [111].

В психологической литературе имеются данные, которые указывают на зависимость эталонных представлений педагога о личности ученика [43], восприятия им педагогической ситуации от типологических характеристик самоотношения [42].

Таким образом, в исследованиях регуляторной функции самоотношения личности можно выделить три взаимодополняющих друг друга аспекта:

– изучение влияния отношения личности к себе как субъекта жизненных отношений на ее поведение;

– изучение самоотношения личности как детерминанты самовосприятия;

– изучение обусловливания самоотношением личности ее восприятия других людей.

В психологической науке самооценку рассматривают в качестве компонента самосознания, функционирующего как ее часть [13; 29; 44; 85; 99; 101; 112].

В психологии принято следующее определение самосознания: «Совокупность психических процессов, посредством которых индивид осознает себя в качестве субъекта деятельности, называется самосознанием, а его представления о самом себе складываются в определенный «образ «Я». «Образ «Я» – это не просто представление или понятие личности о самой себе, а социальная установка, отношение личности к себе. Поэтому в образе «Я» можно выделить три компонента:

– познавательный (когнитивный) – знание себя, самосознание;

– эмоционально-оценочный – ценностное отношение к себе;

– поведенческий – особенности регуляции поведения [44].

Интеграция этих компонентов возможна на основе методологического положения о единстве деятельности, личности и (само)сознания [55; 85]. Так, С.Л. Рубинштейн пишет, что «изучение... деятельности естественно и закономерно переходит в изучение свойств личности... Всякая деятельность исходит от личности как ее субъекта... Личность как сознательный субъект осознает не только окружающее, но и себя в своих отношениях с окружающими... сознательно присваивает себе все, что делает человек, относит к себе все исходящие от него дела и поступки и сознательно принимает на себя ответственность в качестве их автора и творца... Проблема... изучения личности... завершается раскрытием самосознания» [85, с. 434-435].

По мнению Л.В. Бороздиной, внутри самосознания имеются некоторые образования, подструктуры, которые не следует смешивать: образ себя, самооценка и отношение к себе – это разные элементы, имеющие свою самостоятельную природу, сущность. В целом самосознание есть отражение в сознании персоны его носителя, данного субъекта [13].

Образ «Я» – не статичное, а чрезвычайно динамичное образование личности. Образ «Я» может возникать, как представление о себе в момент эмоционального переживания, в котором отражается собственное отношение личности к тому, что она узнает, понимает, «открывает» относительно самой себя, обозначаемого в психологии как реальное «Я». Одновременно образ «Я» является идеальным, т.е. таким, каким он должен стать, чтобы соответствовать социальным нормам и ожиданиям окружающих. Это то, к чему стремится человек, кем он хочет стать в будущем. Возможно еще существование и фантастического «Я». В этом случае человек смотрит на себя сквозь призму собственных желаний, не учитывая своих реальных возможностей. Все «Я» уживаются в человеке одновременно. При перевесе в структуре личности фантастических представлений о себе, не сопровождающихся поступками, происходит дезорганизация деятельности и самосознания человека [44; 46].

«…образ Я и самооценка различные образования самосознания, но имеющие определенные соотношения друг с другом: знание о себе служит необходимым материалом для самооценки, а оценка себя позволяет соотнести отдельные стороны «образа Я» с определенной системой ценностей» [93, с.231]. Кроме того, самооценка служит источником пополнения знаний человека о себе, знаний особых, прошедших оценку, поэтому имеющих более высокий порядок [13].

Знание о себе накапливается в процессе самопознания и фиксируется в виде «Я-концепции». Во многих психологических исследованиях «Я-концепция» рассматривается как совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженная с их оценкой [10].

Существует точка зрения, которая предполагает, что «Я-образ» и «Я-концепция» – два разных компонента самосознания. В самосознании, согласно этим представлениям, различают образный и понятийный компоненты; говоря о «Я-образе» и «Я-концепции» выделяют образ себя и знания о себе [104]. В.В. Столин отмечает, что «Я-концепция» – это для себя, а «Я-образ» – это для других [100].

А.А. Реан и Я.Л. Коломинский подчеркивают, что «Я-концепция» – это относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе. Несмотря на очевидную близость, психологические понятия самооценки и «Я-концепции» имеют отличия. «Я-концепция» представляет набор скорее описательных, чем оценочных представлений о себе. Понятие самооценки, наоборот, непосредственно связано с тем, как человек оценивает свои собственные качества. Одни и те же качества могут интерпретироваться одним человеком в позитивном плане, а другим – в негативном. В целом понятие «Я-концепция» шире понятия «самооценка» [82].

Следовательно, можно сделать вывод о том, что самооценка – это сложное и многогранное понятие, однако в научной литературе нет его однозначной трактовки. В ходе теоретического анализа понятие «самооценка» соотнесено нами с такими категориями, как: «самосознание», «Я-концепция», «Я-образ», «самоотношение». Самооценка, Я-концепция, самоотношение, Я-образ входят в структуру самосознания. Самооценка рассматривается как центральный компонент Я-концепции и понимается как отражение человеком знаний о самом себе разной степени осознанности, дифференцированности, обобщенности, связанное с его индивидуальными особенностями. «Я-концепция» – это относительно устойчивая, в большей или меньшей степени осознанная, переживаемая как неповторимая система представлений индивида о самом себе, на основе которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе. Несмотря на очевидную близость, психологические понятия самооценки и «Я-концепции» имеют отличия. «Я-концепция» представляет набор скорее описательных, чем оценочных представлений о себе. Понятие самооценки, наоборот, непосредственно связано с тем, как человек оценивает свои собственные качества. Структура самоотношения состоит из двух компонентов: рационального отношения к себе как субъекту, включенному в социальные связи («образ-Я»); эмоционально-ценностное отношение к себе – переживание и оценка собственной значимости как субъекта социальной активности, которые образуют рефлексивное «Я». Образ-Я – динамичное образование личности, включающее три составляющие: я-реальное, я-идеальное, я-фантастическое.

1.2 Факторная структура личности

Различные теории можно сравнивать по тем понятиям, которые они используют, чтобы определить некие базовые элементы личности, предрасположенности действовать, чувствовать, думать именно так, а не иначе. Понятия, характеризующие структуру, указывают на более стабильные и устойчивые аспекты личности, являющиеся строительными блоками ее теории. В этом смысле они сравнимы с частями тела или с такими понятиями, как атомы и молекулы в физике. В построении концепции человека наиболее популярны такие структурообразующие понятия, как реакция, привычка, черта или тип.

Понятие «черта» относится к согласованности и устойчивости индивидуальных реакций на разнообразные ситуации и близко к таким понятиям, которыми пользуется неспециалист, чтобы охарактеризовать людей. Например, можно воспользоваться такими прилагательными, как «умный», общительный», «честный», «веселый» или «серьезный».

Понятие «тип» обозначает объединение многих различных черт. По сравнению с понятием черты понятие типа предполагает гораздо большую обобщенность и повторяемость поведения. Некоторые люди могут иметь много черт с разной степенью выраженности, но все они в более общем плане могут быть отнесены к одному определенному типу. Например, индивиды могут быть типологизированы как экстраверты или интроверты [76; 110].

Факторная стратегия изучения личности или факторно-аналитическое исследование личности получило свое название по той статистической процедуре, посредством которой строится типичная структура личности, – факторному анализу. Основная цель данного метода – упростить описание данных посредством сокращения числа необходимых переменных. Например, если установлено, что пяти факторов достаточно для обозначения большого числа показателей, полученных на основе опросников, оценок, ситуационных тестов или любого другого источника, то в большинстве случаев исходные показатели без существенной потери информации можно заменить этими пятью. Получившиеся в результате факторы и отражают черты личности. Общие принципы и процедурные тонкости использования факторного анализа в психологическом исследовании подробно изложены авторами О.В. Митиной и И.Б. Михайловской [66].

Первые принципы современного факторного анализа были предложены в 1904 г. Ч. Спирменом [5], выдающимся английским психологом, который разработал двухфакторную модель анализа как средство определения существования генеральных факторов и помощи в их выявлении в области психологии способностей. Т. Келли, Л. Терстоун, Р.Б.Кэттел, Дж.П. Гилфорд, Г.Ю. Айзенк, С. Барт, Д. Фиске, У. Норманн, Л. Голдберг, П. Коста и Р. Мак-Крей, Л.Н. Собчик и др. совершенствовали этот метод. Результатом данных работ на сегодняшний день является тот факт, что факторный анализ вот уже более двадцати лет интенсивно применяется в психологии личности с целью выявления фундаментальных качеств.

Неоспоримо ценный и вклад в конструирование структуры личности с помощью метода факторного анализа внес Р. Кэттелл. Его теория стремится объяснить сложные взаимодействия между системой личности и более объемной социокультурной матрицей функционирующего организма. Он убежден в том, что адекватная теория личности должна учитывать многочисленные черты, составляющие индивидуальность, степень обусловленности этих черт наследственностью и влиянием окружающей среды, а также то, каким образом генетические факторы и факторы окружающей среды взаимодействуют между собой, влияя тем самым на поведение [110].

Базовая структурная единица личности для Р.Б. Кэттелла – это черта. Понятие черты означает, что поведение следует некоему паттерну и устойчиво во времени и в разных ситуациях. Согласно Р.Б. Кэттеллу, существует три способа классификации черт: 1) черты способностей, черты темперамента и динамические черты; 2) поверхностные черты и глубинные черты; 3) общие, т.е. свойственные многим людям, и уникальные, т.е. характеризующие конкретного человека [106].

Черты способностей характеризуют навыки и способности, которые позволяют индивиду действовать эффективно. Примером такой черты может быть интеллект. Черты темперамента относятся к эмоциональной жизни человека и к особенностям стиля поведения. Склонен ли человек работать быстро или медленно, проявлять хладнокровие или бурные эмоции, действовать импульсивно или предварительно подумать – все это имеет отношение к характеристикам темперамента, которые у людей не одинаковы. Динамические черты характеризуют стремления, мотивационную жизнь индивида, виды значимых для человека целей – это установки, эрги и чувства. Р.Б. Кэттелл считает, что черты способностей, темперамента и динамики охватывают все основные стабильные элементы личности.

Различение поверхностных и глубинных черт связано с уровнем, на котором мы наблюдаем поведение. Поверхностные черты выражают особенности поведения, которые при поверхностном рассмотрении кажутся связанными между собой, но на самом деле не всегда изменяются совместно и совсем не обязательно имеют общую причину. Глубинные черты, напротив, выражают связь между особенностями поведения, действительно изменяющимися одновременно, образуя единый, независимый параметр личности. Если поверхностные черты можно выявить субъективными методами, например, спрашивая самих людей какие личностные характеристики по их мнению, варьируют совместно, то для того, чтобы обнаружить глубинные черты, требуются тонкие статистические процедуры типа факторного анализа. Глубинные черты представляют собой блоки, из которых строится личность [76]. Кроме того, согласно Р.Б. Кеттеллу, исходные черты можно разделить на два подтипа – в зависимости от их источника: конституциональные черты и черты, сформированные окружающей средой. Первые развиваются из биологических и физиологических данных индивидуума. Вторые наоборот, обусловлены влияниями в социальном и физическом окружении. Эти черты отражают характеристики и стили поведения, усвоенные в процессе научения, и формируют модель, запечатленную в личности ее окружением [110].

Проведя обширную исследовательскую работу, Р.Б. Кеттел пришел к выводу о том, что основополагающая структура личности образована примерно шестнадцатью исходными чертами. Эти факторы черт личности более известны в связи со шкалой, которая теперь используется для их измерения: опросник Р.Б. Кеттела «Шестнадцать личностных факторов» [37]. Факторы, включенные в тест биполярны по своей природе. Они называются: Шизотимия (обособленность, отчужденность) – Циклотимия (сердечность, доброта); Глупость (низкая интеллектуальная способность) – Ум (интеллектуальность); Слабость Эго (эмоциональность, нестабильность) – Высокая сила Эго (зрелость, спокойствие); Конформность (мягкость) – Доминантность (агрессивность); Десургенсия (угрюмость, молчаливость) – Сургенсия (восторженность, разговорчивость); Слабость Суперэго (небрежность, необязательность) – Высокая сила Суперэго (добросовестность, настойчивость); Тректия (робость, застенчивость) – Пармия (авантюризм, толстокожесть); Харрия (жесткость, реалистичность) – Премсия (чувствительность, феминность); Внутренняя расслабленность (доверчивость, адаптивность) – Протенсия (подозрительность, зависть); Праксерния (традиционность, практичность) – Аутия (богемность, беспечность); Наивность (простодушие, неловкость) – Хитрость (искушенность, утонченность); Уверенность (непоколебимость) – Робость (неуверенность, тревожность); Консерватизм (следование общепринятым стандартам) – Радикализм (стремление экспериментировать, критичность); Зависимость от группы (подражательство) – Самодостаточность (находчивость); Низкий самоконтроль (небрежность, ненадежность) – Высокий самоконтроль (контроль, аккуратность); Нефрустрированность (флегматичность, сдержанность) – Фрустрированность (напряженность, возбудимость) [60].

В целом Р.Б. Кэттелл выделяет 35 личностных черт первого порядка – 23 черты, присущие нормальной личности, и 12 патологических черт. Эти факторы коррелируют между собой, что позволяет провести повторный факторный анализ, и выявить, по крайней мере, восемь черт второго порядка. Эти первичные и вторичные факторы в теории Р. Кэттелла называются «основными чертами личности», но все они преимущественно являются темпераментными чертами [106].

В отличие от Р.Б. Кеттелла, Г.Ю. Айзенк убежден, что для объяснения большей части поведенческих проявлений человека необходимо не более трех суперчерт, которые он называет типами. А также считает, что черты личности и типы определяются прежде всего наследственностью [110].

Основным положением теории Г.Ю. Айзенка является иерархическая организация элементов личности в ней. На самом нижнем и простейшем уровне ученый рассматривает поведение как набор специфических реакций. Например, манера вступать в разговор с незнакомым человеком, проявляющаяся в настоящий момент. На втором уровне связанные друг с другом специфические реакции формируют привычки, диагностируемые как поверхностные черты. На третьем уровне анализа обнаруживается, что повторяющиеся формы поведения могут объединяться в некоторые, содержательно однозначно определяемые комплексы, факторы первого порядка. Например, тенденция активно вступать в разговор, обыкновение часто бывать в компании дают основания постулировать наличие такой черты, как общительность. И на четвертом уровне анализа содержательно определенные комплексы сами объединяются в факторы второго порядка, или типы, не имеющие явного поведенческого выражения, но основанных на биологических характеристиках [48; 76; 106; 110].

На уровне факторов второго порядка Г.Ю. Айзенк выделил три общих типа или суперфактора, которые биполярны по своей природе: экстраверсию – интроверсию, нейротизм – стабильность, психотизм – сильное «суперэго». Распределение характеристик, относящихся к каждому типу не подразумевает принадлежность большинства людей к одному или другому полюсу, оно скорее, бимодальное, чем унимодальное.

Факторы эти ученый рассматривал как генетически обусловленные активностью ЦНС, что свидетельствует о их связи с чертами темперамента, выделенными древнегреческими врачами Гиппократом и Галеном, и с более широким спектром личностных характеристик [1; 106].

Факторы II порядка Р.Б. Кэттелла соответствуют первым двум факторам Г.Ю. Айзенка, который при исследовании личности также использовал методы оценки, опросники, ситуационные тесты, физиологические измерения [24].

Итогом всего вышесказанного будет полное представление факторной структуры личности по Г.Ю. Айзенку [76; 110]:


Таблица 1 – Факторная структура личности по Г.Ю. Айзенку.

| Стабильный | Невротичный |
---------------------------------------------------------
Интроверт | Флегматик. Пассивный, осторожный, рассудительный мирный, сдержанный, надежный, уравновешенный, спокойный, заботливый. | Меланхолик. Унылый, тревожный, трезво мыслящий, пессимистичный, замкнутый, ригидный, тихий (незаметный), легко поддающийся переменам настроения. |
---------------------------------------------------------
Экстраверт | Сангвиник. Общительный, открытый, разговорчивый, отзывчивый, беспечный, живой, лидер, беззаботный, покладистый. | Холерик. Активный, ранимый, оптимистичный, импульсивный, непостоянный, возбудимый, агрессивный, беспокойный, обидчивый. |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Фактор психотизм – суперэго независим от двух других. Люди, у которых степень выраженности этой суперчерты высока, эгоцентричны, склонны противиться общественным устоям, импульсивны. Они часто бывают беспокойными, трудно контактируют с людьми и не встречают у них понимания, намеренно причиняют другим неприятности. Г.Ю. Айзенк предположил, что психотизм – это генетическая предрасположенность к тому, чтобы стать психотической либо психопатической личностью. Он рассматривает психотизм как личностный континуум, на котором можно расположить всех людей [110].

Американский психолог Дж.П. Гилфорд также внес свой вклад в исследование личностных структур с помощью факторного анализа, также рассматривал личность как простое сочетание определенных индивидуально-специфических черт.

Дж.П. Гилфорд начал свою научную деятельность с составления опросника на различение экстравертов и интравертов, но ожидавшееся измерение единственного фактора в реальности выявило несколько различных личностных факторов. В соответствии с этим ученый выделил десять факторов, которые вошли в разработанный совместно с В.С.Циммерманом тест «Обзор темперамента». Факторы называются: Общая активность (поспешность, положительное отношение к скорости, подвижность, живость – медлительность и взвешенность, быстрая утомляемость, непродуктивность); Сдержанность (вдумчивость, взвешенность, настойчивость – беззаботность, импульсивность, любовь к острым ощущениям); Доминирование (самозащита, лидерство, тенденция запугивать – покорность, неуверенность, избегание заметности); Социабельность (наличие большого количества друзей, поиск социальных контактов и места в центре всеобщего внимания – малое число друзей, застенчивость); Эмоциональная стабильность (ровность настроения, оптимистичность, самообладание – изменчивость настроения, пессимизм, мечтательность, чувство вины, тревожность, одиночество); Объективность (толстокожесть – гиперчувствительность, эгоцентричность, подозрительность); Дружелюбие (толерантность к враждебным действиям, принятие подчиненной позиции, почтительность к другим – воинственность, враждебность, обидчивость, желание доминировать); Рефлексивность (чуткость, наблюдательность в отношении себя и других, рассудительность – интерес к показной деятельности и умственная дезорганизованность); Отношения с людьми (терпимость к людям, доверие к социальным институтам – придирчивость, критичность к социальным институтам, жалость к себе); Маскулинность (интерес к мужским видам деятельности, толерантность к отвратительному, хладнокровие – интерес к женским видам деятельности, брезгливость, трусливость, романтичность, эмоциональная экспрессивность) [48; 24; 60].

Весьма интересным является тот факт, что между 10 факторами, выделенными Дж.П. Гилфордом и списком из 16 факторов Р.Б. Кеттелла имеется определенное сходство. Эмпирические исследования, в которых одним и тем же субъектам давался 16-факторный опросник Р.Б. Кеттела и методика Гилфорда-Циммермана, показало, что обе системы факторов охватывают во многом одну и ту же область личности [60; 109].

Кроме того, Дж.П. Гилфорд, как и Г.Ю. Айзенк, рассматривает личность как иерархическую структуру черт, на вершине которой располагаются широкие типы, на более низком уровне – первичные черты, затем гексы (достаточно специфические диспозиции, подобные навыкам) и – на нижнем уровне – специфические действия. В структуре личности выделяет три сферы: способностей, темперамента и гормическую сферу (динамические черты, по Р.Б. Кэттеллу). Каждый фактор Дж.П. Гилфорд рассматривает как более общую функцию, проявляющуюся в поведении. Например, параметр темперамента «позитивный-негативный» в поведении выступает как фактор «уверенности против неполноценности», а в области эмоций – как фактор «бодрость против робости» [24; 60].

В более поздних работах теоретиков, (начиная с 60-х годов) опирающихся в своих исследованиях на метод факторного анализа, количество факторов, обнаруженных Р.Б. Кэттелом, и их содержание начинает подвергаться сомнению [27].

У. Норман, опираясь в своем исследовании на ранние работы Г.Ю. Айзенка, Р.Б. Кэттэлла и других, на основе оценок испытуемыми самих себя и оценок со стороны обнаружил пять базовых личностных факторов. Аналогичные структуры были получены несколькими теоретиками, в частности Д. Фиске, Л. Голдбергом, П. Костой и Р. Мак-Крейем в исследованиях, проведенных на разных данных, на разных выборках и с использованием разных инструментов измерения. Более того, было показано, что все пять факторов относительно стабильно сохраняются в течение жизни взрослого человека и обладают значительной надежностью и валидностью. Так факторы получили свое название – Большая пятерка. Слово «большой» означало признание того, что каждый из пяти факторов включает в себя множество более конкретных черт[5; 27; 36; 48; 76].

Пол Коста и Роберт Мак-Крей разработали тест NEO-PI-R, который дает показатели по пяти главным измерениям, или областям личности и по 30 дополнительным чертам, или аспектам, которые определяют границы каждой области.

Первая область – нейротизм с аспектами: тревожность, злобная враждебность, застенчивость, импульсивность, депрессия, ранимость.

Вторая область – экстраверсия с аспектами: сердечность, ассертивность, стадность, активность, положительные эмоции, поиск возбуждения.

Третья область – открытость опыту с аспектами: воображение, чувства, идеи, действия, эстетика, ценности.

Четвертая область – уживчивость с аспектами: доверие, альтруизм, скромность, прямота, мягкость, покладистость.

Пятая область – сознательность с аспектами: самодисциплина, порядок, чувство долга, компетентность, осмотрительность, достижение [5].

В русскоязычной модели приняты следующие названия черт: 1) энергичность, экстраверсия, активность; 2) согласие, дружелюбие; 3) совестливость, сознательность, самоконтроль; 4) эмоциональная стабильность, уверенность в себе; 5) открытость опыту, интеллектуальная свобода [16].

Важно отметить, что Большая пятерка, выделенная на основании тех терминов, которыми свойства личности описываются в английском языке, не оказалась специфичной только для английского языка. Исследования, проведенные в Дании, Германии, Японии и Китае, по той же схеме (т.е. начиная с анализа терминов, которые существуют в языке, заканчивая факторным анализом) продемонстрировали аналогичные результаты: сведение всего многообразия черт личности к пяти основным характеристикам [27; 36].

Современный российский психолог, ведущий специалист в области психологии личности, индивидуальности и психологической диагностики Л.Н. Собчик, разработала концепцию личности, которая структурирована в виде теории ведущих тенденций. Согласно этой теории личность рассматривается как единство биологического, психологического и социального фактора.

Л.Н. Собчик утверждает, что каждый человек индивидуально для себя, на основе своих базисных свойств выбирает и осваивает определенную информацию из окружающего мира, акцентируя внимание на одних явлениях, пренебрегая другими. При этом в основе такой индивидуальности лежит ведущая тенденция, пронизывающая все уровни целостной личности, оказывающая влияние на развитие личности. Проявляясь на более первичных, несформированных уровнях самосознания как типологические базисные черты, ведущие тенденции постепенно (по мере созревания личности) перерастают в личностные свойства [96; 97].

Типология личностных свойств по Л.Н. Собчик делит людей по их реакции на внешние воздействия:

– реакция, силы которой направлены вовне (наступательность, активное отстаивание своей позиции, противодействие, обвинение во всем окружающих, наиболее резкий способ реагирования – агрессия в отношении других);

– реакция, преимущественно направленная на себя, внутрь личности (отступление, готовность отказаться от реализации своих намерений, склонность к самообвинению, наиболее резкая форма реагирования – суицид, аутоагрессия).

Базисные типологические свойства: преобладание тормозимых свойств нервной системы – преобладание возбудимых свойств нервной системы, тугоподвижность нервной системы – лабильность нервной системы преобразовываются в процессе развития в психологические особенности, которые представлены восемью ортогональными признаками: интроверсия – экстраверсия, тревожность – агрессивность, ригидность – лабильность, сензитивность – спонтанность [96].

Тревожность в норме – это ответственность по отношению к окружающим, осторожность в принятии решений, социальная созвучность среде; при заострении – мнительность, боязливость, склонность к навязчивым страхам и паническим реакциям.

Стеничность (агрессивность) в норме проявляется тенденцией к самоутверждению и активной самореализации; при акцентуации – эгоцентризмом, склонностью к агрессивной манере самоутверждения вплоть до явной агрессии и криминальных действий.

Интроверсия – это черта обращенности индивида в мир субъективных переживаний и фантазий, замкнутость, застенчивость, социальную пассивность; при заострении интроверсия проявляет себя как аутизм.

Экстраверсия – это обращенность в мир реально существующих ценностей, общительность, социальная активность; при акцентуации – избыточное неразборчивое общение, неконструктивная социальная активность.

Спонтанность – это раскованное самоутверждение, предприимчивость, стремление к лидерству; при патологическом развитии данной черты наблюдается выраженная импульсивность и противоправное поведение.

В сочетании с экстравертированностью и агрессивностью, эта черта формирует «сильный» (гипертимный) тип поведения.

Сензитивность проявляется чувствительностью, конформностью, ориентацией на авторитет более сильной личности, чертами зависимости, при заострении можно наблюдать депрессивное состояние, а в сочетании с интровертированностью и тревожностью, формирует атрибутику типологически «слабой» (гипотимной) конституциональной структуры.

Биполярные свойства ригидности и лабильности формируют два полярных типа, представляющих собой смешанные варианты по отношению к чисто гипертимному и чисто гипотимному. Ригидный характеризуется сочетанием субъективизма интроверта с инертностью установок и настойчивостью личности, склонной к настороженной подозрительности и педантизму. Эксплозивность (взрывные реакции) и паранойяльность – его патологические проявления. Лабильный проявляется выраженной изменчивостью настроения, повышенной эмотивностью, мотивационной неустойчивостью, чертами демонстративности, которые при дезадаптации перерастают в истерический паттерн поведения.

Промежуточные характеристики представляют собой сплав свойств, проявляющихся в стиле межличностного поведения индивида: конформность, социальная пассивность, индивидуализм, неконформность, лидерство, социальная активность, коммуникативность, компромиссность.

Умеренная степень выраженности данных типологических свойств отражает стабильность и уравновешенность гармоничной личности, а при дезадаптации эти тенденции усиливаются.

Интеграция личности в целое осуществляется через самосознание, самооценку и самоконтроль, составляющие реальное «Я» человека, при этом его идеальное «Я» определяет то направление, в сторону которого намечены субъективные перспективы дальнейшего развития личности. Самосознание формируется через сравнительный анализ чувств, мнений и поступков индивида с переживаниями, мыслями и поведением окружающих лиц [97].

На основе методологии своей концепции личности Л.Н. Собчик разработала индивидуально-типологический опросник ИТО, адаптировала ряд зарубежных тестов: многофакторный метод исследования личности MMPI (СМИЛ), тест межличностных отношений ДМО, метод цветовых выборов МЦВ (тест Люшера), метод портретных выборов (тест Сонди), обеспечив психологическую практику обоснованным психодиагностическим материалом [95].

Подводя итог, можно сделать выводы о том, что в результате применения факторного анализа формируется группа (фактор) признаков или реакций, так что признаки, принадлежащие одной группе (фактору), тесно коррелируют друг с другом и не связаны с признаками другой группы (фактора). Исследователи, занимающиеся разработкой факторной структуры личности, выделили различное число личностных черт: Р.Б. Кеттелл – 16, Г.Ю. Айзенк – 10, Дж.П. Гилфорд – 2. Но, не смотря на эти различия, просматриваются очевидные сходства структуры личностных свойств, описываемых в данных теориях. Прямым доказательством этого факта может служить сведение всего многообразия черт к пяти основным характеристикам в «Большой пятерке», разработанной и подтвердившей свою валидность несколькими авторами одновременно.

Кроме того, на уже более емкой основе Л.Н. Собчик создана концепция целостного понимания личности на базе теории ведущих тенденций, которая положена в основу более полной индивидуально-личностной типологии. А уже на базе целостного подхода к личности, создана психодиагностическая модель изучения индивидуально-личностных свойств.

1.3 Воля как психический процесс

Осознавая необходимость действовать и принимать соответствующее решение, человек далеко не всегда переходит к его реализации. Объяснение подобного рода явлений связывают с проявлением личностью воли.

Традиционно принято рассматривать волю во взаимосвязи с ее основной функцией – сознательного регулирования поведения и деятельности в затрудненных условиях при помощи волевого усилия. Воля соотносится со всем сознанием человека как одна из форм отражения действительности, функцией которой является саморегуляция активности человека в затрудненных условиях жизнедеятельности. Она представляет собой сложное психическое явление. К указанному психологическому феномену относят волевые процессы (обладающие динамичностью, подвижностью, стадийностью), волевые состояния, а также волевые свойства личности. Последние представляют собой относительно постоянные, независимые от данной ситуации атрибуты личности, выражающие ее способности и умения преодолевать трудности (настойчивость, решительность, самообладание, смелость, инициативность и др.). Волевые свойства являются непременным компонентом характера личности [90, с.8-10].

В период становления отечественной психологии проблему воли исследовали Л.И. Божович, Л.С. Выготский, С.Л. Рубинштейн, Б.М. Теплов, Д.Н. Узнадзе. В настоящее время благодаря работам А.Г. Ковалева, П.П. Блонского, К.Д. Левитова, Ш.Н. Чхартишвили, Т.И. Агафонова, А.В. Веденова, А.Ц. Пуни, П.А. Рудика, В.И. Селиванова, А.И. Высоцкого, В.А. Иванникова, В.К. Калина и многих других ученых в отечественной психологии принято рассматривать волю как особую форму активности человека, выраженную в умении сознательно регулировать поведение и деятельность при совершении целенаправленных действий и поступков.

Ссылаясь на ряд исследований в области психологии воли, можно выделить два основных подхода к ее рассмотрению в отечественной и зарубежной психологии: мотивационный и регуляционный [33]. Мотивационный подход к изучению воли характеризуется тем, что ориентирован на ее побудительную функцию и мотивационные составляющие. Предполагается, что силу воли определяет собственно сила мотива. Так, в русле мотивационного подхода к исследованию воли Л.С. Выготский включает в структуру волевого акта операцию введения вспомогательного мотива для усиления побуждения к действию необходимому, но слабо связанному с личным желанием человека. Он впервые формулирует мысль о произвольной форме мотивации наряду с другими процессами. Сущность воли ученый видит в овладении собой, своими психическими процессами, в том числе и мотивацией. Л.С. Выготский обращается к системе смысловых образований личности, полагая, что изменение смысла действия меняет и побуждение к нему. Причем стремление к осмыслению действия рассматривается как необходимое условие его выполнения [19].

Д.Н. Узнадзе полагает, что побуждение к любому действию связано с наличием установки. В импульсивном действии установка определяется актуально переживаемой потребностью, а за волевыми установками скрываются потребности человека как личности [105].

По мнению С.Л. Рубинштейна, воля относится к побудительной, а не к исполнительной регуляции. Зачатки воли заключены уже в потребностях как исходных побуждениях человека к действию [85].

Волю как социальное новообразование личности, как высшую психическую функцию в мотивационной сфере, возникающую в результате человеческих потребностей, опосредованных интеллектом, определяет Л.И. Божович [12]. Воля рассматривается с точки зрения разновидности произвольной мотивации. Сущность волевого поведения заключается в способности подчинять его сознательно поставленным целям даже вопреки непосредственным побуждениям, когда человек преодолевает свои личные желания ради малопривлекательных для него в данный момент, но социально значимых целей [11].

В.И. Селиванов считает волю самостоятельным процессом, одной из сфер психики наряду с познавательными процессами и эмоциями. Эти три сферы, по мнению ученого, образуют треугольник, в центре которого находятся потребности и мотивы. В.И. Селиванов в своей концепции воли большое значение уделяет волевому усилию как механизму волевой регуляции. Для наших исследований представляет интерес точка зрения ученого в отношении волевого усилия, под которым он понимает сознательно управляемое личностью психическое напряжение, мобилизуемое для преодоления встретившихся трудностей поведения и деятельности; основной способ волевой регуляции. Подобная точка зрения позволяет отнести концепцию В.И. Селиванова не только к мотивационному, но также и к регуляционному подходу. «Нельзя отождествлять волевые усилия и силу мотива. Если мотив – то, ради чего совершается действие, то волевое усилие – это то, посредством чего осуществляется действие в затрудненных условиях» [90, с. 9].

К мотивационному подходу можно отнести также взгляды на волю Д. Пристли, А. Коллинза, В. Виндельбандта, А. Бэна, В. Вундта, Н. Ах, Т. Рибо, У. Джеймса, К. Левина. Согласно В. Вундту началом воли выступает эмоция, выражающая себя в сознательной готовности действовать.

У. Джеймс в качестве сущностной характеристики волевой регуляции рассматривал способы преобразования препятствий. Им выделялось пять типов решимости: 1) «разумная решимость» как рациональное прояснение ситуации и отыскание способов поведения, адекватных конкретному случаю; 2) «случайное изменение обстоятельств»; 3) «случайное изменение субъекта», когда субъект игнорирует воспринимаемые им свидетельства о препятствии и продолжает действие; 4) «нравственное изменение человека», основанное на изменении структуры мотивов; 5) «акт воли», за счет которого происходит придание мотиву дополнительной значимости (например, ситуация «дела чести»). Основное значение в акте воли признавалось им за сознанием, которое должно обеспечивать усилие внимания и борьбу с препятствующими фактами [25].

К. Левин утверждает, что поведение личности управляется большим количеством «напряженных систем», которые представляют собой цели, идущие от самого субъекта либо заданные извне. Цели являются не только репрезентацией будущего состояния (когнитивный аспект), но одновременно динамическим выражением каких-либо потребностей личности (мотивационный аспект), хотя полностью к этим потребностям не сводятся; поэтому они получили название квазипотребностей. В зависимости от квазипотребностей он выделяет два типа людей: «действенный» (намеренное действие протекает у этого типа людей как бы само по себе, без сознательного контроля со стороны субъекта) и «мыслительный» (напротив, характеризуется значительным сознательным контролем). К. Левин отождествляет побудительную функцию воли с формированием квазипотребности как механизма побуждения к намеренному действию [48].

Н. Ах считал основной функцией воли преодоление препятствий. По его мнению, воля тесно связана с мотивацией, но все же не совпадает с ней. Если мотивация определяет общую детерминацию действия, его инициацию, то воля лишь усиливает эту детерминацию. Волевой акт, формирующий усиление детерминации, возникает только при наличии препятствий на пути действия. Воля, согласно мнению ученого, усиливает детерминирующие тенденции, превращает их в «специфическую детерминацию» или намерение, далее в тенденцию действия – процесс реализации намерения.

Как часть мотивационного процесса рассматривает волю Х. Хекхаузен. Он выделяет четыре стадии мотивации действия: мотивация до принятия решения о действии, воля, осуществление действия, оценка последствий действия. Если мотивация связывается больше с выбором действий, то воля – с его инициацией и осуществлением. Позднее Х. Хекхаузен вводит понятие мотивационного и волевого состояний сознания, окончательно разделив тем самым проблематику мотивации и воли. Несмотря на органическое единство мотивационных и волевых процессов, каждый из них, по Х. Хекхаузену, выполняет специфическую функцию. Процессы мотивации опосредуют связи потребности и мотива, ожидания и ценности, подготавливая переход мотива из латентного в активное состояние – намерение. Мотивационная фаза завершается принятием решения – своеобразной границей, отделяющей мотивационную фазу от волевой. Сущность последней заключается в реализации намерения путем инициирования тенденции действия. Эта модель получила название теория четырех стадий действия или «модель Рубикона» [108].

Одно из известных направлений в западной психологии, связанных с изучением волевого поведения в русле мотивационного подхода, составляют исследования настойчивости. Настойчивость, по мнению ряда авторов, представляет собой важное поведенческое проявление мотивации (Мак-Дауголл, Э. Толмен, К. Левин, Дж. Аткинсон, Д. Биндра и др.). Среди основных аспектов в исследовании настойчивости можно выделить следующие: связь настойчивости с уровнем социализации в онтогенезе; влияние индивидуальных различий в локусе контроля на уровень настойчивости в поведении; исследования настойчивости в процессе обучения; изучение связи настойчивости с самоконтролем и самооценкой и др. [61].

Обобщая взгляды ученых, работавших в русле мотивационного подхода к изучению воли, можно констатировать, что воля здесь понимается как способность к инициации действий или к усилению побуждения к действию. В этой связи необходимо отметить несомненную заслугу указанного подхода, заключающуюся в констатации тесной связи воли человека с системой его побуждений. Но попытки объяснить активность личности зачастую лишь ее мотивам... Дипломная работа приведена как образец, поэтому дана не полностью. Сегодня скачивать готовые работы с Интернет не имеет смысла, так как ни одна из них не пройдет проверку на плагиат. А проверки на уникальность проводят в каждом ВУЗе. Лучше всего заказать дипломную работу по дисциплине "Психология", заполнив форму заказа. Жми кнопку вверху меню "Узнать стоимость". Цена дипломной работы по психологии зависит от сложности, сроков выполнения. Если где-то слишком низкая цена дипломной работы, то следует насторожиться, так как профессионалы не работают за копейки. Оформи заказ прямо сейчас.

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Теоретико-эмпирический анализ взаимосвязи самооценочно-волевых характеристик и структурных особенностей личности студента". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 993

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>