Дипломная работа на тему "Стресс в условиях боевых действий"

ГлавнаяПсихология → Стресс в условиях боевых действий




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Стресс в условиях боевых действий":


Дипломная работа

Тема:

«Стресс в условиях воинской деятельности. Методика работы психолога воинской части по преодолению стрессового состояния у военнослужащих»

2010

Введение

Современный бой – это суровое испытание физических и духовных сил воина, его способности активно противостоять действию экстремальных, крайне неблагоприятных для жизни факторов, сохранять волю и решимость, до конца выполнить поставленную ему боевую задачу. Одновременно он представляет собой ожесточенную борьбу целей, мотивов, убеждений, настроений, воли, мыслей военнослужащих противоборствующих сторон.

В функционировании психики воина в боевой обстановке проявляется ряд закономерностей. Выявить их – значит научиться предвидеть те физические, моральные и психологические испытания, с которыми встретятся военнослужащие в бою и реально использовать «человеческий фактор» и, следовательно, найти ключ к достижению победы над врагом.

В боевой обстановке психика военнослужащего подвергается множеству разнообразных воздействий. Одни из них способствуют мобилизации и концентрации физических и духовных возможностей человека, повышению боевой активности, смелости, самоотверженности. Другие, напротив, дезорганизуют боевую деятельность воина, блокируют доступ к имеющимся резервам организма, расстраивают работу нервной системы и психики. Третьи не оказывают заметного влияния на боевое поведение.

Человек, служащий в армии имеет один-единственный долг – служить своей стране, защищать её от врагов. Храбрость, стойкость, мужество – главные черты характера настоящего солдата. А что это такое с точки зрения психологии? Это как раз, и есть – стрессоустойчивость. Умение бороться со своими эмоциями и страхами, преодолевать себя – главная черта любого мужчины.

Всем на знакомо ощущение стресса. Некоторые ученые считают, что люди сегодня подвержены стрессу гораздо больше, чем когда-либо. Армия, взвод, полк – это, прежде всего коллектив, где «один за всех и все за одного». И в критических, экстренных ситуациях необходимо действовать сообща. А командир, главнокомандующий, офицер является лидером этого коллектива. И ему нужно помнить, что от того как он управляет коллектива, зависит как состояние всего коллектива, его сплоченность, так и эмоциональное состояние, стрессоустойчивость каждого из членов коллектива.

Когда возникает стресс? Когда имеется стрессовая ситуация, например, приближается экзамен или вокруг стоит сильный шум. Однако этот ответ неполон. Во-первых, человек – не пассивный объект воздействия со стороны среды. Во-вторых, те, кто это утверждает, забыли, что наша реакция на каждую ситуацию зависит не только от обстоятельств, но и от наших возможностей. Мы обладаем эмоциональными реакциями, многие из которых для наших предков оказались адаптивными и функционально полезными. Однако было неоднократно показано, что стресс имеет для организма больше негативных последствий, чем позитивных.

Цель нашей работы: научить воинов бороться со стрессовыми ситуациями в условиях боевых действий.

Объект: военнослужащие люди.

Субъект: стрессовая ситуация в условиях воинской деятельности.

Гипотеза: для того, чтобы преодолеть стресс в условиях боевых действий, необходимо сплочение коллектива в армии, а также нужно проводить тренинги, в котором проигрывается стрессовая ситуация.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам приобрести любые работы по нужной вам теме. Оригинальное написание дипломных работ под заказ в Красноярске и в других городах России.

Задачи:

1. изучить и проанализировать понятие стресса, его особенности и разновидности.

2. протестировать воспитанников на устойчивость к ситуациям риска.

1. Теоретические аспекты стресса

Анализ психологических исследований боевых действий в войнах прошлых веков и начала ХХ века (Вольф К. М., Гершельман С. К., Головин Н. Н., Дмитриевский А. М., Изместьев П. И., Корф П. А., Полянский В. Н., Резанов А. С., Хаханьян Г. А., Шумков Г. Е. и др.), в ходе Великой отечественной войны, в Республике Афганистан позволяет выделить две группы факторов, влияющих на боевую деятельность войск: внешние и внутренние.

Внешние факторы можно разделить на социальные и боевые.

Социальные факторы оказывают решающее воздействие на воинов в боевой обстановке, так как выступают основой для формирования широких социальных мотивов их поведения и прочных боевых установок. Опыт показывает, что характер боевых действий военнослужащих во многом зависят от отношения к войне народа, от степени ее популярности в сознании масс. Это, в свою очередь определяется понятностью для них и внутренним принятием целей войны, представленностью социальных, экономических, национальных, религиозных интересов в структуре вызвавших ее причин. Образ войны в сознании людей приобретает ту или иную эмоциональную окраску в зависимости и от того, насколько успешно, на чьей территории ведутся боевые действия и какая часть населения страны физически и психологически принимает в них участие.

Отношение народа к войне влияет на боевую активность воинов трояко.

Во-первых, благодаря работе механизмов психического заражения, внушения, подражания, военнослужащие усваивают господствующий в обществе настрой, формируют соответствующие установки и мотивы боевого поведения. Еще в начале века военные психологи России отмечали, что «воин, будучи сколком своего народа верно и точно отражает как доблести, так и немощь своего народа», что никакой энтузиазм в армии невозможен, когда не будет его в Отечестве». Анализ хода и исхода вооруженных конфликтов последнего времени убедительно подтверждает психологическую закономерность: победоносные войны имеют в своей основе идеи, понятные и близкие сердцу бойца и всего народа.

Во-вторых, боевая готовность воинов в большой степени определяется отношением народа к своей армии. Эта закономерность выявлена военными психологами еще в прошлом веке. Так, Зенченко М. В. подчеркивал, что для мощи войск необходимы симпатии всего населения, а Агапеев А. на примере отношения народов Германии и Франции к своим армиям показал, что оно является существенным фактором достижения победы в бою. Действие этой закономерности отчетливо ощущалось в ходе войны США во Вьетнаме, боевых действий наших войск в Афганистане и в более поздних вооруженных конфликтах.

В третьих, солдаты заражаются эмоциональным отношением народа к противнику, что также существенно влияет на активность их боевых действий. Опыт войны убедительно показывает, что в сражениях чаще побеждает та армия, воины которой видят в противнике лютого и ненавистного врага, посягающего на свободу и достояние их Родины. Великая Отечественная война еще раз подтвердила верность выявленной военными психологами закономерности: необходимо уже в мирное время прививать воинам ненависть к армиям тех стран, которые проявляют в своих действиях агрессивные устремления и являются потенциально опасными. А это означает, что всякая война требует длительной работы по формированию военного сознания людей.

Боевые факторы – широкий спектр переменных, определяющих те или иные реакции, состояние, поведение военнослужащих в бою. Данные военно-психологических исследований позволили выявить особую действенность таких боевых факторов, как вид, условия и интенсивность боевых действий, особенности применяемого оружия, надежность средств защиты, временные, природно-географические, погодно-климатические условия, объем и соотношение потерь сторон.

О специфике влияния видов боевого действия и ОМП на психику и поведение воинов будет сказано в отдельной главе. В последнее время военные специалисты все более настойчиво говорят о возможности появления на полях сражений оружия несмертельного действия и психотронного оружия, которые по своим характеристикам приближаются к ОМП. Можно прогнозировать, что полная обездвиженность боевой техники, выход из строя систем оружия и управления одновременно и на больших площадях, ослепление военнослужащих и др. окажут на человеческую психику шокирующее воздействие. Не исключается и прямое воздействие на психику воинов посредством распыления над частями и подразделениями психотропных средств, облучения СВЧ – и психотронными генераторами. А это значит, что у противоборствующих сторон появляется реальная возможность активно влиять на психофизиологические состояния, настроения, боевую активность войск противника.

Военными психологами давно и пристально исследуется характер влияния на боевую активность воинов объема физических и психологических потерь. Н. Н. Головин ввел даже специальный термин «предел моральной упругости войск», под которым понимал их способность продолжать боевые действия несмотря на потери. По его данным в войнах конца XVIII и всего XIX века средний предел моральной упругости войск оценивался в 25% кровавых потерь, после чего они теряли способность к сопротивлению.

К внутренним относятся психофизиологические и психологические факторы.

Среди физиологических факторов, определяющих характер поведения военнослужащих важное значение имеет тип нервной системы.

Принято различать три типа нервной системы: сильный, слабый и средний. Установлено, что обстановка эскалации отрицательных факторов боя вызовет серьезные психологические расстройства, требующие медицинской помощи и, следовательно, полную потерю боеспособности на определенное время у воинов со слабым типом нервной системы. В аналогичных условиях воины со средним типом нервной системы снизят активность боевых действий лишь на короткое время. Воины с сильным типом нервной системы не подвергаются ощутимому психотравмирующему воздействию сложной обстановки. Наблюдение за действиями воинов в боевой обстановке и в других экстремальных ситуациях показывают, что их поведение в немалой степени зависит от типа темперамента. Так, воины сангвинического темперамента в сложных условиях решение принимают быстро и действуют смело. В случае неудачи они утрачивают решительность лишь на короткое время и быстро приходят в норму. Лица холерического темперамента проявляют смелость и решительность преимущественно в состоянии эмоционального подъема. В состоянии упадка сил они способны поддаваться безотчетному страху. Люди флегматического темперамента действуют активно и смело тогда, когда тщательно подготовлены к выполнению боевой задачи. Они обладают стабильностью эмоциональных переживаний, упорством и выдержкой. Воины меланхолического темперамента способны проявлять решительность и активность в течении короткого времени и при преодолении незначительных трудностей.

Говоря о психологических факторах боевого поведения, необходимо подчеркнуть, что воин – не слепое орудие в руках внешних обстоятельств боя и природных инстинктов. Его поведение в решающей степени определяется направленностью личности, особенностями характера, интеллекта, воли, эмоций, способностей. Без понимания этого невозможно объяснить откуда берутся самопожертвование, оправданный риск, взаимовыручка в тех ситуациях, где казалось бы должен превалировать инстинкт самосохранения. Именно преобладающие мотивы, уровень боевого опыта определяют поведение воина в обстановке действия «вторичных» психологических факторов боя: опасности, внезапности, неожиданности, новизны боевых событий, дефицита времени и информации, утраты боевых товарищей, дискомфорта, участия в насилии и др.

Социальные, боевые, физиологические и психологические факторы боевого поведения воинов действуют в разное время с разной силой, в различных комбинациях. Опасная для жизни обстановка будет по разному восприниматься воинами, различным образом понимающими цели войны, неодинаково относящимися к противнику, к сослуживцам, командирам, участвующими в разных видах боя, отличающимися боевым опытом, типом нервной системы и т. д.

Военные руководители всех уровней должны предвидеть специфику влияния факторов боя на поведение воинов и стремиться придать им положительный мобилизирующий, активизирующий характер.

Бой – величайшая драма, разыгрывающаяся в душе воина и захватившая все его существо. Постоянная угроза самой жизни человека, его здоровью, калейдоскопическое изменение боевой обстановки, длительные, нередко превышающие пределы человеческих возможностей нагрузки, утрата боевых товарищей, участие в жестоком насилии по отношению к врагу, противоборство возвышенных и низменных, альтруистических и эгоистических побуждений – все это сопровождается чудовищным напряжением физических и духовных сил воина, порождает богатейшую палитру эмоций, настроений, состояний, чувств. Познать природу и закономерности проявления психики воина в бою, и, следовательно, научиться влиять на нее – значит обеспечить психологическое превосходство над врагом, добиться победы над ним.

В военной психологии нет единой классификации психических реакций и состояний воинов в боевой обстановке. В последнее время психологи все чаще сходятся на том, что состояние, переживаемое воином в бою есть стресс. Под стрессом понимается широкий круг состояний человека, являющихся ответом на разнообразные неблагоприятные воздействия – стрессоры. Это комплекс биохимических, физиологических, психологических, поведенческих реакций человека на все, что для него вредно. По словам автора теории стресса канадского ученого Г. Селье, стресс есть неспецифический ответ организма на любое предъявленное ему требование, который помогает ему приспособиться к стрессу, справиться с трудностью.

Стресс сопровождается энергетической мобилизацией организма и вызывает значительные изменения в сердечно-сосудистых, дыхательных, мышечно-двигательных и эндокринно-биологических функциях. Одновременно происходят изменения в протекании психических процессов, эмоциональные, мотивационные сдвиги и др.

Умеренный стресс способствует мобилизации физических и психических возможностей, защитных сил организма, активизирует интеллектуальные процессы, создает оптимальное боевое возбуждение, интенсифицирует целесообразную деятельность воина.

Длительное и интенсивное воздействие отрицательных боевых факторов, высокая их значимость для военнослужащего, способны порождать непродуктивные стрессовые состояния. Дистресс возникает при таких вариантах стресса, при которых имеют место беспомощность, бессилие, безнадежность, подавленность. Он нередко сопровождается нарушением психических процессов, возникновением отрицательных эмоций, сбоями в координации движений, временными или длительными личностными трансформациями. Дистресс может вызывать различные психогенные патологические реакции и психологические расстройства. Стресс субъективно осознается как переживание страха, тревоги, гнева, обиды, тоски, эйфории, отчаяния, нечеловеческой усталости и т. д.

Значительное место в широком диапазоне отрицательных переживаний воина в бою в состоянии стресса занимает страх. Страх представляет собой эмоцию, возникающую в состоянии угрозы биологическому или социальному существованию человека, направленную на источник реальной или мнимой опасности.

Эмоция страха – полезное приобретение человека в процессе фило - и онтогенетического развития. Он служит предупреждением человеку о предстоящей опасности, позволяет мобилизовать внутренние силы и резервы для ее избегания или преодоления. По содержанию переживание страха проявляется в виде страха смерти, боли, ранения, страха остаться калекой, страха потери боеспособности и уважения сослуживцев и др. Состояние страха может варьировать в широком диапазоне переживаний. Выделяют следующие формы страха: испуг, тревога, боязнь, аффективный страх, индивидуальная и групповая паника. Каждая из форм страха выполняет свою функцию, имеет специфическую динамику проявления.

Испуг – это мгновенная реализация врожденной, инстинктивной программы действий в целях сохранения целостности организма в ситуации действия угрожающих раздражителей. Если бы люди не обладали этой охранительной, защитной реакцией, они погибли бы, не успев оценить грозящей опасности.

Тревога представляет собой эмоциональное состояние, возникающее в ситуации неопределенной опасности и проявляющееся в ожидании неблагоприятного развития событий. Ее нередко называют беспричинным страхом, так как она связана с неосознаваемым источником опасности.

Тревога не только сигнализирует о возможной опасности, но и побуждает воинов к поиску и конкретизации ее источников, к активному исследованию обстановки боя. Она может проявляться как ощущение беспомощности, неуверенности в себе, бессилия перед надвигающейся опасностью, преувеличение угрозы.

Состояние боязни представляет собой как бы опредмеченную, конкретизированную тревогу и является реакцией на непосредственную опасность.

Аффективный страх – самый сильный страх, вызываемый чрезвычайно опасными, сложными обстоятельствами, порализующий на какое-то время способность к произвольным действиям. У каждого человека существует индивидуальный предел психического напряжения, после которого начинают преобладать защитные реакции: камуфляжа, стремление уклониться от опасности, покинуть угрожающую обстановку, как бы уменьшиться в размерах, заняв эмбриональную позу. Испытывая аффективный страх воин или «цепенеет», не может сдвинуться с места, или бежит, нередко в сторону источника опасности.

Установлено, что «бесстрашных» психически нормальных людей не бывает. Все дело в мгновениях времени, необходимого для преодоления растерянности, для рационального принятия решения о целесообразных действиях. По оценкам американских экспертов около 90% военнослужащих испытывают в бою страх в явно выраженной форме. При этом у 25% из них страх сопровождается тошнотой, рвотой, у 20% – неспособностью контролировать функции мочеиспускания и кишечника. Реакция на страх, как отмечалось ранее, зависят как от особенностей нервной системы, так и от уровня психологической подготовленности военнослужащих к встрече с опасностью, от характеристики их мотивационной сферы.

Индивидуально – психологическая специфика реагирования людей на опасность проявляется и в том, что они испытывают пики негативного переживания в разное время. В ряде исследований установлено, что примерно 30% воинов испытывают наибольший страх перед боем, 35% – в бою и 16% – после боя.

Особенно опасной реакцией военнослужащих на боевые стрессфакторы является групповая паника, представляющая собой состояние страха, овладевшего одновременно группой военнослужащих, распространяющегося и нарастающего в процессе взаимного заражения и сопровождающегося потерей способности к рациональной оценке обстановки, мобилизации внутренних резервов, целесообразной совместной деятельности. Боевая обстановка создает благодатную почву для развития панических настроений. Этому способствуют внезапные, неожиданные действия противника, его мощные огневые удары, психологическое, психотронное, психотропное воздействие, чрезмерная усталость, перенапряжение военнослужащих, распространение деморализующих слухов, настроений при отсутствии официальной информации и др. Катализаторами паники выступают паникеры – военнослужащие с истерическими чертами личности, повышенным самомнением, ложной уверенностью в целесообразности своих действий, обладающие высокой психосоматической проводимостью, выразительными движениями и гипнотической силой криков. Они способны в короткое время «инфицировать» паническими настроениями большие массы людей и полностью дезорганизовать их деятельность.

В групповой панике можно выделить: неожиданное общее смятение с мгновенной утратой боеспособности; потерю воли к борьбе и бегство от действительной или мнимой опасности; прекращение взаимодействия, временный кризис морально-психологической устойчивости подразделения.

Знание природы страха, динамики его проявления, условий возникновения групповой паники позволяет командирам целесообразно планировать боевые действия, дифференцированно подходить к расстановке людей и распределению боевых задач, прогнозировать реакции и поведение военнослужащих в бою, разрабатывать и осуществлять экспресс-программы предупреждения и преодоления негативных психических состояний военнослужащих.

Одной из причин возникновения дистресса и, в месте с тем, его показателем выступает усталость Известно, что сопротивление организма воина боевым стресс-факторам, его приспособление к условиям боевой обстановки, сопровождается мощным расходом энергетических ресурсов, утомлением, нервным истощением. Утомление – состояние сигнализирующее о степени израсходования энергетических запасов организма и необходимости их восполнения. Утомление субъективно воспринимается воином как усталость – ощущение слабости, бессилия, вялости, дискомфорта, сопровождающееся негативными эмоциональными реакциями, потерей интереса и мотивации боевой деятельности. Усталость отрицательно сказывается на эффективности действий военнослужащих ведет к нарушению чувствительности, внимания, памяти, мышления. Так, например, в состоянии усталости у людей могут возникать различные иллюзии восприятия объектов боевой обстановки, появляется болезненная чувствительность к определенным раздражителям, повышается конфликтность во взаимоотношениях с сослуживцами и т. д.

Усталость возникает как следствие сильных и продолжительных физических нагрузок; перцептивного, интеллектуального, эмоционально-волевого и мотивационного перенапряжения; нарушения привычного ритма жизнедеятельности; сбоев в системе психической саморегуляции и физического здоровья человека и т. д. Данные военно-психологических исследований, выполненных американскими специалистами показывают, что мощным аккумулятором усталости выступает нарушение режима сна. Установлено, что у военнослужащих активно действующих без сна в течении 3 суток в следствие нарастания усталости на 4-е сутки боеспособность будет утрачена полностью. Вдвое снижается боеспособность у воинов, сон которых составляет 1.5 часа в сутки в течении 6 дней. На 7-й день из строя выходит 50% личного состава. Наконец, высокая боеспособность сохраняется у военнослужащих в течении 9-и и более суток при ежесуточной продолжительности их сна равной 3 часам. Стремясь снизить отрицательное влияние усталости на боеспособность личного состава военные специалисты различных стран исследуют возможности использования медикаментозных препаратов из группы амфетаминов. Получены результаты, свидетельствующие о том, что имеющимися фармакологическими средствами можно продлевать состояние высокой боеспособности воина на 15–20 часов дальше описанных выше пределов.

Изучение показывает, что некомпенсированная отдыхом усталость имеет свойство аккумулироваться и достигать критических уровней. В исследованиях германского военного специалиста Е. Динтера установлено, что пребывание личного состава на переднем крае в соприкосновении с противником более 30–40 суток – непродуктивно. Это связано с тем, что после достижения пика морально-психологических возможностей, наступающего через 20–25 суток, у военнослужащих происходит быстрый их спад, обусловленный истощением духовных и физических сил.

Длительное пребывание человека в обстановке действия боевых стресс-факторов может привести к психогенным психическим расстройствам различной глубины. Наиболее частыми из них в боевых условиях являются неврозы и острые реактивные психозы. В случае возникновения подобных психических расстройств воин на определенное время полностью или частично утрачивает способность к активным произвольным действиям. Это происходит потому, что названные расстройства часто сопровождаются двигательными нарушениями, потерей слуха, зрения, истерическим воспроизведением признаков лучевой болезни, поражения ОВ, ступорозными реакциями, потерей ориентировки в пространстве, времени, боевой ситуации, собственной личности.

Устойчивость к действию психотравмирующих факторов боя, сохранение боевой активности, как показывает изучение, во многом определяются, прежде всего, высоким уровнем направленности личности, мотивами боевого поведения воинов, готовностью к активным и самоотверженным действиям, их боевым опытом. Например, установлено, что уже в 4–5 бою сила влияния на поведение воинов таких боевых факторов, как опасность, внезапность, неожиданность, новизна боевых событий и др. снижается в 1,5–2,5 раза.

Таким образом, анализ воздействия факторов современного боя на психику и поведение людей позволяет сделать следующие выводы. Опасная обстановка неизбежно вызывает у воинов психическое напряжение. Это состояние оказывает существенное влияние на протекание психических процессов и эффективность боевой деятельности. Стресс может влиять на психику как мобилизующе, так и угнетающе. Характер этого влияния зависит от мотивации, индивидуально психологической устойчивости, боевого опыта воинов. Следовательно, имеются реальные основания для изменения восприимчивости воинов к действию боевых стресс-факторов в процессе психологической подготовки и обеспечения их высокой активности в бою.

Анализ боевой деятельности разных категорий военнослужащих показывает, что основные психологические трудности вызывают факторы реального боя, оказывающие угнетающее воздействие на психику воина или ведущие к ее перевозбуждению, а в последующем и к срыву деятельности.

В военной психологии принято выделять две основные группы психогенных факторов ситуаций, создающих затруднения в деятельности военных специалистов:

– группа А – факторы, оказывающие непосредственное эмоциональное воздействие на личность военнослужащего;

– группа Б – факторы, оказывающие опосредованное эмоциональное воздействие, зависящее от его профессиональных возможностей.

Если рассмотреть психологию боевой деятельности на примере командира, управляющего огнем, то к группе «А» можно отнести:

А1 – опасность: жизни своей собственной, подчиненных или взаимодействующих в деятельности людей, боевой технике и вооружению, без которых невозможно выполнение боевой задачи, а также жизни родных и близких воина.

Опасность воспринимается как объективно существующее стечение обстоятельств или предметов, угрожающих жизни и здоровью людей. При этом она может быть реальной или мнимой.

Восприятие опасности иногда зависит от индивидуальных особенностей воинов: одни склонны преувеличивать степень опасности, другие – недооценивать. И то и другое вредно в боевой деятельности, т. к. в бою опасность почти всегда реальна. Непосредственное восприятие опасности должно быть адекватным. Для этого, она не должна застать воина врасплох или вызвать у него чувство страха. Это возможно при развитой стойкости в оценке реальной опасности и осмотрительности при внешне безобидной ситуации.

Неадекватное восприятие опасности ведет к ошибкам, к перенапряженности, к срыву деятельности. При этом возрастает угроза поражения от противника. Воину необходимо хладнокровие перед лицом смертельной опасности, храбрость, выдержка, самообладание.

А2 – внезапность. Как правило, ее эффективное воздействие на психику людей достигается по трем основным параметрам: по времени, по месту и по решению. Например, инициатива в выборе времени, места удара, совершения маневра принадлежат воздушному противнику, действующему в зоне ответственности. Войска ПВО – войска ответного удара. Поэтому воздушный противник всегда стремится к созданию новой, т. е. нестандартной для ситуации.

А3 – новизна обстановки. Между гарантией прогноза и реальным развитием боевой ситуации, как правило, оказывается разрыв, который является в бою источником дистресса. Причина этому видится в несоответствии между пониманием ситуации лицом принимающим решения и реальным ее развитием.

Опыт боевых действий зенитных ракетных систем во Вьетнаме и на Ближнем Востоке показал, что способы действий противника в ходе войны изменяются периодически. В каждом конкретном же бою применялись отдельные совершенно новые элементы, приемы, действия, которые ставили командиров в очень сложное положение, вызванное фактором новизны.

А4 – неопределенность. Это дефицит или противоречивость личностно значимой информации. Воздушная обстановка, как правило, бывает очень неопределенна: целей в воздухе много, а информации о них мало. К тому же, применяемые противником помехи снижают достоверность этой информации, повышает ее неопределенность. Не могут исключить недостаток информации о противнике и технические боевые средства. На средствах отображения информации командир видит лишь часть сил воздушного противника, отображаемых в виде условных знаков и формуляров. По ним он должен представить себе весь его реальный боевой состав, действующий в зонах обнаружения и огня, включающий самолеты, крылатые ракеты и другие беспилотные летательные аппараты, летящие на предельно малых, средних, больших и стратосферных высотах, применяющие мощные средства радиоэлектронного подавления. В условиях применения противником средств радиоэлектронной борьбы на экранах индикаторов будет наблюдаться лишь пеленговая информация, по которой можно судить лишь о направлениях на группы или одиночные цели, но нельзя видеть: количество, типы СВН и высоту их полета. Командир вынужден в бою оценивать обстановку по сравнительно неполной и недостаточной информации о действиях воздушного противника. И здесь ему трудно ждать помощи даже от сверхсовременных АСУ.

Неопределенность в боевой деятельности командира создается также в случае, когда к обороняемому объекту приближаются с разных азимутов несколько групповых целей и неизвестно, какие из них будут наносить удар, а какие выполняют имитационно-отвлекающую роль.

По неполной и отрывочной информации командир должен уметь прогнозировать картину предстоящих действий.

А5 – ответственность за принятое решение и его исполнение перед страной, перед старшим командиром, перед законом и нравственными требованиями к ЛПР, перед подчиненным ему личным составом.

А6 – негативные эмоциональные реакции взаимодействующих специалистов: старших начальников, равных по взаимодействию и подчиненных исполнителей воли ЛПР. Этот фактор оказывает влияние как на командиров, так и на других членов боевого расчета КП, на командиров подразделений, на их операторов и приводит к снижению качества боевой работы. Он может вызывать обострение уже имеющихся затяжных конфликтных ситуаций и стимулировать возникновение новых межличностных конфликтов. Нервозность, проявление боязни боя и ответственности за неудачу, неуверенность в действиях старших начальников, командиров, нечеткость команд и докладов могут снизить эффективность боевой деятельности зрп и наоборот, обстановка уверенности в победе, спокойствия, товарищеской взаимопомощи и доверия, боевого азарта в коллективе полка в бою мобилизуют силы воинов.

А7 – монотония от избытка времени в период длительного ожидания способна дестабилизировать деятельность отдельных воинов, в том числе и командиров, обладающих такими особенностями характера, как: демонстративность, возбудимость, гипертимность, аффективная экзальтированность.

А8 – групповая изоляция вынужденное одиночество при выполнении боевых задач. Особенно тяжело переносится экстравертами.

А9 – клаустрофобия – боязнь замкнутого пространства, например, в укрытии при нанесении ударов противником. Сопровождается неосознанным стремлением покинуть это укрытие, несмотря на еще более возрастающую при этом угрозу безопасности.

А10 – Кровь, тяжелые ранения или смерть боевых товарищей, разрушение укрытий, зданий или боевой техники, как правило, парализует неподготовленную для хладнокровного восприятия всего этого психику человека.

А11 – Дискомфорт – отсутствие нормальных условий для жизни и боевой деятельности.

К группе факторов «Б «можно отнести:

Б1 – Дефицит времени на оценку воздушной обстановки, выработку и принятие решений в условиях высоких скоростей перемещения средств воздушного нападения противника. При этом воздушные цели постоянно маневрируют: обгоняют друг друга, одни исчезают, другие появляются на ИКО. Время пребывания целей в зонах принятия решений и постановки задач слишком мало. Но ведь даже в спокойной и мирной обстановке, если человек куда-то опаздывает или что-то не успевает сделать, то при этом испытывает психологический дискомфорт. А в условиях психической напряженности в бою этот дискомфорт приобретает угнетающее значение.

Б2 – Увеличение темпа действий. Все это требует быстроты, как моторных действий, так и принимаемых решений. При этом эффективность будущего решения может быть обеспечена на основе опережающего отражения, предугадывания назревающих событий.

Б3 – Крайняя интеллектуальная сложность решений. Вскрытие замысла действий воздушного противника является наиболее сложной творческой работой командира. Противник может действовать несколькими воздушными группировками. Поэтому в боевой ситуации очень важно правильно оценить: какая группировка противника выполняет отвлекающие и разведывательные цели, а какая ударные.

Никак нельзя поддаться на провокацию отвлекающей группы, включиться в боевой режим деятельности по ней. Ибо она имеет своей главной задачей вскрытие системы нашей ПВО. Затем, не долетая до зоны открытия огня, она совершит маневр и уйдет от поражения наших средств. При этом будет обеспечена развединформацией реальная ударная группировка, приближающаяся к нашим позициям скрытно. Опыт событий в Ливии показал, чем это может кончиться для ЗРС.

Б4 - Избыток информации. Любой зенитный ракетный комплекс имеет параметры и ограничения. Есть пределы возможностей по одновременной обработке определенного количества целей за единицу времени. Но противник всегда навязывает зрп свою тактику и решает свои задачи различными силами, которые могут превышать потолок возможностей зрп. Командир в любом случае обязан продолжить выполнение боевых задач и любой ценой помешать реализации замыслов противника.

Объективный приоритет врага является тяжелым психогенным фактором деятельности в таких ситуациях.

Б5 – Совмещение нескольких видов деятельности одновременно:

а) афферентные операции – восприятие информации: считывание ее с экрана ИКО, с приборов, получение приказов и команд с вышестоящих КП по средствам связи и АСУ, получение информации от представителя авиационных сил, взаимодействующих с зрп в зоне его ответственности, от командиров подчиненных подразделений и членов боевого расчета КП зрп, от ближайших постов и рот РТВ по средствам связи, от прикрываемых войск и постов визуального наблюдения также по средствам связи или установленными сигналами, контроль за результатами стрельб;

б) логические операции – связанные с переработкой информации, оценка обстановки и принятие решения на постановку огневых задач подразделениям;

в) эфферентные операции – связаны с осуществлением принятых решений: целеуказание, целераспределение.

Б6 – Степень слаженности действий специалистов: членов боевого расчета КП и командиров подразделений, находящихся во взаимодействии с ЛПР.

Б7 – Высокий уровень психофизического утомления.

Совокупность перечисленных факторов создает психологическую нагрузку, воздействующую на командира зрп при управлении огнем. Ее величина в конкретной ситуации деятельности зависит от суммарного воздействия факторов, но с обязательным доминированием в общей нагрузке отдельных из них. Величина и структура психологической нагрузки в различных ситуациях определяется особенностями конкретной деятельности. Так, при управлении огнем зрп на полигоне, наибольшее эмоциональное воздействие на командира оказывает боевая работа по скоростной малоразмерной цели. При управлении огнем в ходе тактических учений с боевой стрельбой командиры зрп, по их мнению, испытывали психологическую нагрузку в 3 раза большую, чем во время тактических учений с зачетными учебными стрельбами и в 5 раз большую, чем в ходе тактических учений с учебными стрельбами.

Таким образом, увеличение личностной значимости ситуации для командира зрп приводит к значительному возрастанию психологической нагрузки.

Психическая напряженность – это состояние командира в ситуациях управления огнем. Она возникает, когда командиру необходимы дополнительные психологические возможности для преодоления трудностей боя и перестройки психики при переходе к новому уровню ее функционирования.

Целями такой перестройки являются:

а) сохранение психологической устойчивости;

б) сохранение эффективности профессиональной деятельности.

Виды психической напряженности у командиров зрп при управлении огнем:

1. «Просто «напряженность:

а) повышение активности всех психических процессов;

б) сохранение высокого уровня безошибочности деятельности у большинства командиров в 95% ситуаций.

2. Высокая напряженность:

а) появление ошибок;

б) снижение эффективности деятельности у части командиров в 20% ситуаций.

в) сохранение повышенной активности всех психических процессов у остальных командиров.

3. Перенапряженность:

а) значительный рост ошибок;

б) снижение эффективности деятельности вплоть до срывов в боевой работе ЛПР.

Классификация форм напряженности:

– перцептивная – возникающая в случае больших затруднений и ошибок в восприятии необходимой информации, например, за счет сужения внимания воин, работающий на аппаратуре, видит лишь 1/5 часть боевой информации, т. е. того, что он устойчиво наблюдает в спокойном состоянии. Для устранения этой психологической трудности в деятельности командира зрп при управлении огнем его функциональные обязанности по оценке воздушного противника дублируются боевым уставом в обязанностях еще двух ответственных профессионалов: начальника штаба и начальника разведки полка.

– интеллектуальная – когда человек не может найти способ решения задачи или выход из критической ситуации. Так в случае психических расстройств происходит нарушение познавательных процессов: ухудшение ориентировки, ослабление памяти, затруднения при осуществлении расчетов, сужается объем внимания;

– эмоциональная – когда возникают эмоции, дезорганизующие деятельность. В состоянии психического перенапряжения могут возникнуть следующие негативные реакции у воинов:

а) злость и агрессивность или апатия и вялость;

б) ухудшение координации движений; суетливость; тремор;

в) замедление реакций и движений;

г) потеря уверенности в себе, в товарищах, в командирах, в боевой технике и оружии;

д) реакции самосохранения;

– волевая – когда человек не может проявить сознательное усилие и овладеть собой методами самоубеждения; самовнушения; самопоощрения; самопринуждения; самоконтроля; саморегулирования;

– мотивационная – связанная с борьбой мотивов, например, продолжать активно выполнять долг или уклониться от опасности и риска.

Психическая напряженность – это состояние, которое может быть также обусловлено предвосхищением негативного развития событий.

Страх – эмоция, возникающая в ситуациях угрозы биологическому или социальному существованию индивида и направленная на источник действительной или воображаемой опасности.

В отличие от боли и других видов страдания, вызываемых реальным действием опасных для существования факторов, страх возникает при их предвосхищении.

В зависимости от характера угрозы интенсивность и специфика переживания страха варьирует в достаточно широком диапазоне оттенков: опасение, боязнь, испуг, ужас.

Если источник опасности является неопределенным или неосознанным, возникающее состояние называется тревогой.

Функционально страх служит предупреждением субъекту о предстоящей опасности, позволяет сосредоточить внимание на ее источнике, побуждает искать пути ее избегания.

В случае, когда страх достигает аффекта, он способен навязать стереотипы поведения: бегство, оцепенение, защитная агрессия.

Сформировавшиеся реакции страха являются сравнительно стойкими и способны сохраниться даже при понимании их бессмысленности. Главной причиной этого является бессознательная регуляция психики в этом состоянии. Поэтому воспитание устойчивости к страху обычно направлено не на избавление от него человека, а на выработку умений владеть собой при его наличии.

Если на каждой стадии развития отрицательных психических состояний не фиксировать их исходный уровень, не анализировать их и не принимать меры противодействия, то происходит автоматическое сползание из одной стадии в другую – более тяжелую по форме проявления.

Возможен прогноз развития этих психических состояний в их динамике. Это осуществляется, как правило, в обычных ситуациях. Выявляется существующий в коллективе психологический контур распространения неофициальной информации, слухов, ропота, недовольства. В этом контуре всегда можно обнаружить: генератора слухов, передаточные звенья распространения информации. Выявление этих контуров в мирное время может обеспечить эффективность управления их функционированием в боевой обстановке или принимать своевременные меры по изоляции генератора отрицательных состояний коллектива, разрывать цепи движения негативной информации.

Психологическая устойчивость предполагает:

– профессиональную подготовленность;

– психологическую готовность к решению задач в психогенных условиях реального боя

Во время ВОВ воин становился с каждым годом войны все более «упругим», т. е. психологически устойчивым.

Элементы психологической устойчивости:

1. Интеллектуальный компонент: уже в боях под Москвой воины стали ориентироваться в обстановке, стали формироваться стереотипы оценки врага, предвидение его алгоритма действий, а отсюда и возможность упреждающих действий /Курск/.

2. Эмоциональный компонент: чувство горечи за утрату части территории родной страны, переживание за тех, кто остался под врагом, ненависть к врагу. И главное – это эмоциональная подготовка в условиях напряженности, в ситуациях профессионально-боевой деятельности.

3. Волевой компонент: росла устойчивость за счет того, что руководство войсками все более и более становилось адекватным ситуациям; эффективным по воздействию на людей, грамотным с тактической, стратегической и психологической точки зрения. Управляющие воздействия укрепляют волю как командиров, так и их воинов. Наблюдается динамика роста навыков самоконтроля и саморегулирования.

События в Чечне убеждают: воин будет уверен и спокоен, зная, что: командир, штаб, аппарат по воспитательной работе – профессионалы, мастера организации боя и руководства войсками; связь обеспечена, товарищи-профессионалы своего дела и поддержат в бою, техника надежна, боевой ресурс в достатке, тыл все имеет и все вовремя подаст, раненому или психотравмированному помогут, убитого отправят на родину и захоронят, а страна будет гордиться своими защитниками и вечно хранить их память. Гарантией всему может быть то, что армия и народ едины: армия – это почти весь народ, как было в годы ВОВ или это – родной сколок со всего общества, а не отрезанный кусок.

Возникновение, развитие и смена боевых ситуаций при выполнении боевых и учебно-боевых задач представляет собой боевую деятельность командира полка при управлении огнем в ходе отражения ударов СВН противника.

Психология риска в управленческой деятельности командира в бою.

В психологии под риском понимается действие, направленное на вполне определенную цель, достижение которой связано с опасностью, угрозой поражения, неудачи. Соответственно, нерискованное действие – это более спокойное, не связанное с угрозой неудачи, поражения, кажущееся более надежным и безопасным.

Риск связан с особенностями деятельности специалиста в условиях ожидаемого неблагополучия, при возможном неуспехе в деятельности.

Риск представляет собой ситуацию выбора между двумя возможными вариантами действий: менее привлекательным, но более надежным и более привлекательным, но менее надежным, то есть исход которого проблематичен и связан с возможными неблагоприятными последствиями. Таким образом риск предполагает два класса ситуаций деятельности, в которых:

а) успех и неуспех оцениваются по определенной шкале достижений, соответствующих или нет уровню притязаний лица принимающего решение;

б) где неуспех влечет за собой наказание.

Главным образом понятие «риск» раскрывается в аспекте активного предпочтения субъектом опасного варианта действия безопасному.

Риск также может быть связан с выбором такого варианта действий, который идет в разрез с инструкциями, предписаниями, жесткими правилами. Причем, если отступление от обязательных для выполнения предписаний приведет к положительному результату деятельности, то оценка данного варианта решения может быть дана положительная и даже высокая. Кроме того, сторона, оценивающая деятельность лица, принимавшего данный вариант решения, не будет акцентировать внимание на его несоответствии требованиям боевого устава и, скорее всего, назовет его «творческим». Однако, в случае неудачного результата деятельности специалисту будет предъявлено обвинение, в первую очередь, в нарушении требований боевого устава. Этим же будет объясняться и неудачный результат всей деятельности. Хотя подлинные причины неудач может вскрыть лишь полноценный анализ ситуации деятельности и уровня профессиональной и психологической подготовленности к деятельности специалиста в подобных ситуациях.

Опыт ВОВ. Например, блестящей победы над врагом добился капитан 3-го ранга А. Маринеску именно благодаря принятому им рискованному решению при уничтожении советской подводной лодкой немецкого боевого суперкорабля «Вильгельм Густлов». Чтобы уничтожить врага А. Маринеску ввел подлодку ночью в бухту, занятую врагом, и со стороны бухты уничтожил новейший фашистский корабль, который теоретически считался непотопляемым. Однако, принятое советским командиром рискованное решение было нарушением важнейшего требования Морского боевого устава – атаковать со стороны вражеского берега им запрещается в целях обеспечения выживаемости подводных лодок. В боевых уставах зафиксированы положения, следование которым, должно обеспечить выполнение боевой задачи с наименьшей угрозой потерь, т. к. принято считать, что в уставе уже учтено соотношение возможностей выполнения задачи с наименьшей угрозой потерь и наибольшего сохранения личного состава и техники в процессе ее выполнения. Однако, анализ опыта командиров, принимавших решения на бой в годы Великой Отечественной войны, показал, что принятие рискованных решений дает большой шанс достижения победы в бою.

Принято также различать и такие ситуации, связанные с риском, где: а) исход зависит от случая – шансовые ситуации; б) исход связан со способностями субъекта. Исследования психологов позволили установить, что люди обнаруживают более высокий уровень риска в ситуациях, связанных не с шансом, а с навыком, когда человек считает, что именно от него что-то зависит при достижении результата.

Таким образом, риск можно рассматривать как ситуацию выбора между возможными вариантами действий. В психологическом словаре дается следующее его определение: «Риск – ситуативная характеристика деятельности, состоящая в неопределенности ее исхода и возможных неблагополучных последствиях в случае неуспеха». Исходя из такого определения, термин «Риск» может подразумевать несколько взаимосвязанных значений:

а) риск – как мера ожидаемого неблагополучия при неуспехе в деятельности, определяемая сочетанием вероятности неуспеха и степени неблагоприятных последствий в этом случае;

б) риск – как действие, в том или ином отношении грозящее субъекту потерей.

При этом различаются:

– риск мотивированный, который рассчитан на ситуативные преимущества: например, на преимущества в технике и вооружении, в численном составе своих сил, в уровне его профессиональной и психологической подготовленности; на выгодность боевых позиций; на неожиданность выбора данного решения для противника и т. д.

– риск немотивированный – проявляется в явлениях творчества, интеллектуальной активности, «бескорыстного» риска: например, художественный риск режиссера или актера.

Проблема риска специфическим образом связана с социально-психологическими факторами при принятии групповых решений. Психологами установлено, что при этом обычно происходит сдвиг в сторону большего или меньшего уровня риска в условиях группового обсуждения деятельности.

Выявлены три типа процедур сдвига к риску:

а) сравнение первичных индивидуальных решений с согласованным групповым;

б) сравнение первичных индивидуальных решений после согласованного группового решения с вторичными индивидуальными;

в) сравнение первичных индивидуальных решений после проведения групповой дискуссии без обязательного согласования с вторичными индивидуальными.

В ходе дискуссии каждый член группы предусматривает свое решение, чтобы приблизить его к ценностному стандарту группы.

В умении рисковать следует отличать оправданность риска от его результативности. Исходя из соотношения ожидаемого выигрыша или проигрыша при реализации соответствующего действия выделяют оправданный и неоправданный риск. Оправданность риска – это степень эффективности, прогнозируемая в момент принятия решения. Результативность риска – это реально достигнутая эффективность принятого решения. Риск оправдан, когда ожидается не только высокая эффективность, но и есть уверенность в правильности оценки, предвидении развития ситуации. Риск в принятии решения является одной из разновидностей боевого риска.

Так как рискованные действия, с одной стороны, увеличивают, а с другой понижают возможность предполагаемого успеха, то при прогнозе развития ситуации, командир с развитым качеством склонности к риску считает, что вероятность достижения преимуществ в результате рискованных действий выше, чем вероятность проигрыша. Однако, в бою трудно с большой вероятностью, в деталях предвидеть развитие событий. Поэтому те условия, которые командир в момент принятия рискованного решения считает менее важными, могут стать основными и оказать решающее воздействие на исход боя. Кроме того, даже самый обоснованный прогноз в бою может оказаться неточным. В силу этих обстоятельств, оправданно рискованное решение не всегда приводит к победе. Точно так же, как и риск только в надежде на удачу лишь волей случая может стать результативным. Опыт войн показывает, что эффективность в бою чаще всего обеспечивает только оправданно рискованное решение.

Исследования военных психологов свидетельствуют, что действия командира будут рискованными в том случае, когда он для достижения поставленной цели перераспределяет свои усилия: увеличивает вероятность выполнения одних условий, обеспечивающих успех, за счет ущерба другим условиям, которые в данной ситуации он считает менее важными. Рискованные действия, с одной стороны, увеличивают, а с другой, уменьшают возможность и степень предполагаемого успеха.

Исследования деятельности командиров по принятию решений на бой в годы ВОВ проведены группой военных психологов с целью изучения их эффективности с учетом риска и без него.

Результаты этой работы свидетельствуют о том, что более 70% рискованных решений обеспечили успех выполнения боевой задачи и лишь менее 30% решений из них оказались неэффективными. И наоборот, менее 50% нерискованных решений обеспечили эффективность выполнения боевых задач.

Таким образом, рискованные действия командиров в бою оказались гораздо более эффективными по сравнению с избеганием риска. Проведенные исследования позволили сделать вывод, что эффективность риска зависит от двух основных факторов: от увеличения вероятности и степени выполнения боевой задачи по сравнению с нерискованным вариантом действий, а также от вероятности и величины возможных потерь в следствии рискованных действий, т. е. от степени риска.

Психологический анализ риска в принятии решений предполагает ответ на два вопроса: во-первых, что значит для командира рисковать? Во-вторых, почему командир рискует? Командир рискует выполнением задачи, жизнью своей и подчиненных ему людей, сохранностью боевой техники и вооружения. Риск, связанный с опасностью для жизни, обусловливается положительной общественно значимой мотивацией, представляющей собой действенную сторону сознательности человека. В бою при встрече с опасностью чувство страха может возникнуть и тут же заглушиться, вытисниться более сильным чувством, наконец, вместо него в ответ на опасность может активизироваться чувство боевого возбуждения. Оно и позволяет командиру рисковать при принятии решений в бою, несмотря на опасность для жизни.

Наиболее трудным в психологическом отношении является риск срыва выполнения боевой задачи. Безусловно, командир всегда стремится к тому, чтобы потери личного состава и боевой техники исключить или свести к минимуму. Однако, противодействие противнику крайне редко обходится без потерь.

При анализе риска в процессе принятия решения командиром основой явилось понимание его как формы проявления активности личности. Исследование показало, что прибегая к риску, командиры, например, зенитных ракетных частей стремились:

а) выполнить поставленную задачу в самых неблагоприятных условиях – при невыгодном соотношении сил и средств, при неясности обстановки и т. д.;

б) сделать значительно больше, чем это определялось боевой задачей, сообразуясь с конкретной обстановкой. Пример такого боя, прикрывавшего г. Дамаск, приводится в интервью офицера.

Опыт боевых действий. В октябре 1973 г. командир из состава бригады, оборонявшей г. Дамаск, обнаружил на экранах индикатора кругового обзора станции разведки целей отметку групповой цели с запада на дальности 7 километров, что соответствовало предельно ближней границе зоны поражения для данного комплекса. Командир зрдн принял решение: немедленно произвести пуск ракет по цели с максимально возможным темпом. По его команде станция наведения была развернута в сторону цели и на дальности, меньшей 7 километров, был произведен пуск 3 ракет. При этом летчики трех израильских самолетов «Скайхок», заметив вспышки пущенных ЗУР, катапультировались, были взяты в плен, а самолеты разбились.

При исследовании вопроса: «Почему командир решается на риск?», было установлено, что в основе риска лежит расчет. Речь идет не о слепом и безрассудном риске, который в большей степени связан с импульсивностью в поведении, а о взвешенном соотношении уставных, типовых методов поиска решений с новыми идеями, новыми оригинальными способами действия, которые являются продуктом творчества и вдохновения. Идя на риск, командир обычно рассчитывает: в одном случае – на хорошую подготовленность свою, личного состава и техники; в другом – на внезапность; в третьем – на выгодное расположение своих сил и т. д.

В ходе исследования нас интересовали вопросы: почему командир рискует, почему принимает нестандартные решения и как это связано с особенностями его мотивации? Как правило, на риск командир идет тогда, когда он всерьез воспринимает задачу и не видит других вариантов решения. Исследование показало, что рискуют те офицеры, у которых преобладает мотивация, направленная в первую очередь на деятельность: долг, ответственность, патриотизм. Это – беззаветно преданные Родине командиры, самоотверженные, отважные, влюбленные в военную службу. Анализ имеющихся данных показывает, что наибольший процент рискованных решений приходится на боевую деятельности.

Таблица 1. Соотношение рискованных и нерискованных решений, принятых командирами при решении боевых и учебно-боевых задач

--------------------------------------------------
Характер решения | Реальный бой | ТУ с боевой стрельбой | др. ТУ | Боевое дежурство |
---------------------------------------------------------
Рискованные решения | 80–85% | 20% | 40% | 0% |
---------------------------------------------------------
Нерискованные решения | 15–20% | 80% | 60% | 100% |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

То есть в бою примерно 8 решений из 10 было принято рискованных. Однако, в настоящее время если командир принял рискованное решение, но при этом его постигла неудача, то ответственность за невыполнение задачи значительно возрастает. В практике нередки случаи, когда командир, принявший рискованное решение, но не выполнивший при этом задачу, терпел полный крах в дальнейшей своей перспективе. Назначенная для расследования причин неудачи комиссия, выявляла факт отступления от уставных требований командира при принятии решения. В след за этим следовали организационные выводы, которые становились достоянием других командиров и в дальнейшем отнюдь не способствовали развитию их инициативы, творчества, формированию навыков принятия рискованных решений в бою. Тем более, что в наших боевых уставах, наставлениях и других боевых документах, регламентирующих боевую работу командира ЗРК, принятие рискованных решений не предусматривается и тем самым не поощряется риск в их деятельности. Нерискованные – «надежные» решения грозят меньшей опасностью для жизни ЛПР и подчиненных ему людей, меньшей степенью ответственности в случае срыва выполнения задачи, но при этом в меньшей степени гарантирует успех ее выполнения. На основе анализа литературных источников боевой деятельности командиров ЗРК США выявлено, что американские боевые уставы наоборот нацеливают своих командиров ЗРК «Патриот» на развитие навыков принятия рискованных решений в бою.

При оценке боевой задачи командир дивизиона ЗУР «Патриот» среди прочих обязанностей»… должен рассмотреть степень приемлемого риска для подразделений ЗУР «Патриот»…». Этот пункт является одной из важнейших уставных обязанностей командира ЗРК США еще и потому, что боевые уставы США предполагают осуществлять подготовку командиров ЗРК к управлению подчиненными подразделениями в бою с учетом того, что реальные боевые действия дивизиону ЗУР «Патриот»…» придется вести в условиях недостаточного количества своих сил и средств, прикрывающих сухопутные соединения и части, для полного уничтожения воздушного противника». Таким образом в уставе США записано положение, предусматривающее необходимость психологической подготовки командиров ЗРК к готовности противостоять в бою превосходным силам воздушного «противника».

Заслуживающий внимания опыт формирования навыков принятия рискованных решений накоплен в Японии. Особенно ценным в этом опыте представляется то, что экономический прогресс, по мнению японцев, во многом зависит от способности руководителя идти на риск. Более того, опасным для организации считается тот руководитель, который избегает принятия рискованных решений, ибо тем самым он обрекает организацию на застой. Чем лучше менеджер, тем он больше делает ошибок, так как постоянно ищет новые пути. Недопустимо лишь повторение одних и тех же ошибок, а конечная оценка делается по общему результату работы.

Ценность японского менеджера также определяется наличием тенденции в его потребностно-мотивационной сфере увеличивать притязания после неуспеха или сохранять данный уровень притязаний после неудачи в деятельности. При этом в Японии справедливо понимают под деятельностью менеджера мотивированные процессы использования тех или иных средств для достижения цели. Риск в его управленческой деятельности рассматривается одним из таких важнейших средств.

Сложившаяся система подготовки командиров зрп к бою не способствует в достаточной степени проявлению риска в принятии решений. Шаблон в действиях на полигоне ограничивает способность командира принимать рискованные решения. В ходе зачетно-учебных стрельб на тактических учениях процент рискованных решений несколько выше, чем при боевой стрельбе на полигоне. Но при этом установлено, что зачастую риск в решениях командиров зрп не всегда обоснован, а порой даже авантюристичен. Это вызвано наличием формализма в оценке результатов зачетно-учебных стрельб. С другой стороны, уклонение командиров зрп от принятия самостоятельных решений в пределах предоставленных им прав при действиях по самолетам-нарушителям воздушных границ Родины, фактически исключает риск из практики их боевой деятельности.

Случай с западногерманским самолетом, пилотируемым М. Рустом, нас подвела отнюдь не техника, а неготовность руководителей принимать и умело реализовать смелые, нестандартные решения.

Необходимость наличия у ЛПР навыков и опыта принятия нестандартных и рискованных решений в немалой степени обусловливается тем, что инициатива в выборе времени и места нанесения удара, в совершении маневра принадлежит воздушному противнику, который всегда стремится к созданию нестандартных для ситуаций, а войска ПВО объективно являются средством ответного удара. Тем не менее, командир может и должен за счет инициативы и творчества нанести упреждающий удар по СВН противника. Однако, это возможно при наличии у него навыков и психологической готовности к принятию нестандартных и рискованных решений, когда нестандартная ситуация им воспринимается как обычное явление в бою.

Для решения этой психолого-педагогической проблемы подготовки командиров к эффективному управлению в бою представляется необходимым внести в документы, регламентирующие боевую работу ЛПР, положение, которое обязывало бы его совершенствовать свои навыки принятия нестандартных и рискованных решений, а также перестроить систему подготовки ЛПР таким образом, чтобы она способствовала формированию у него важнейшего морально-боевого качества – склонности к риску в бою.

Для этого представляется целесообразным:

а) включить в обязанности командира при управлении огнем пункт: «При оценке воздушной обстановки командир обязан рассмотреть степень приемлемого риска для своих огневых подразделений;

б) формировать готовность ЛПР к принятию решений на открытие огня в том числе и на ближнем рубеже целераспределения при боевой работе с ЭВМ.

Учеными и практикой боевого применения ЭВМ на АКП доказано, что машина без вмешательства человека может принять до 80% правильных решений на бой; человек без ЭВМ – 20–30%; а командир зрп с помощью машины способен принять 85–90% правильных решений на уничтожение воздушных целей противника.

Деятельность командира в бою требует от него принятия рискованных решений. Но командир полка может оказаться склонным к риску, а может и не обладать данным качеством личности. Как бы предусматривая разные варианты качеств руководителя боя, АСУ имеет две глубины зоны целераспределения, при выходе на их рубежи происходит процесс ЦР подразделениям. Если рубеж постановки задач фиксирован, то глубина ЦР будет зависеть от рубежей начала и конца выработки рекомендаций решений.

Пути и способы поддержания психологической устойчивости и боевой активности личного состава в ходе боевых действий.

Эффективное выполнение боевой задачи с минимальными потерями – одна из основных задач войск. Современная боевая деятельность сопряжена с большими физическими и психическими нагрузками, снижающими ее успешность, дистабилизирующими психику воинов, что негативно сказывается на результатах выполнения боевых задач в целом.

Современное воинское дело требует высокой подготовки и профессионализма воинов, предъявляет более высокие требования к формированию устойчивости сложных навыков, умений, других психических образований, поддержанию их длительное время и в различных условиях.

В связи с этим актуально возникает проблема анализа и учета различных факторов, влияющих на психологическую устойчивость личного состава в ходе боевых действий.

Наиболее характерными факторами влияющими на военно-профессиональную деятельность и обученность личного составляются следующие:

современный уровень развития военно-промышленного комплекса, который закономерно приводит к поступлению на вооружение новейших образцов военной техники и стрелкового оружия;

сложности современного вооружения во всех видах и родах войск Российской Армии, имеющая свою специфику освоения и эксплуатации, предъявляющая повышенные требование и уровню профессиональной подготовки военнослужащих;

существенное изменение требований к военно-профессиональной подготовке воинов.

Современный солдат должен быть: высококлассным специалистом, профессионалом в своей области; имеющий прекрасную физическую подготовленность; обладающим необходимой для военной службы суммой знаний, умений и навыков; имеющим моральную и материальную мотивацию на выполнение слу

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Стресс в условиях боевых действий". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 410

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>