Дипломная работа на тему "Социальная работа и психология"

ГлавнаяПсихология → Социальная работа и психология




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Социальная работа и психология":


ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава I. Стереотипность мышления как препятствие в решении проблемных ситуаций социальным работником

1.1 Специфика проф ессионального общения в социальной работе

1.2 Особенности мышления человека, способствующие возникновению стереотипов

1.3 Трудности решения проблемной ситуации клиента в связи со стереотипностью мышления

Вывод

Глава II. Технология проблематизации, способствующая ослаблению мыслительных стереотипов, и ее роль в проф ессиональном общении социального работника

2.1 Приемы и средства ослабления мыслительных стереотипов в проф ессиональном общении социального работника

2.1.1 Понятия "проблемная ситуация" и "проблема"

2.1.2 Различие формальной, диалектической и содержательно-генетических логик. Мышление в подходах трех логик

2.1.3 Описание технологии проблематизации

2.2 Использование технологии проблематизации для ослабления мыслительных стереотипов в социальной работе

Вывод

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по требуемой вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Иркутске и в других городах РФ.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


ВВЕДЕНИЕ

Социальная работа — новая в нашей стране, активно развивающаяся отрасль проф ессиональной деятельности. В самом общем виде социальная работа рассматривается как национальная система помощи. Такое понимание задает пространство смысловых значений профессии социального работника; ему предписывается необходимость оказания поддержки нуждающимся гражданам в рамках государственной системы, призванной защищать национальные интересы своего народа. Эта задача под силу специалисту, компетентному в вопросах развития личности и общества, обладающему фундаментальными знаниями взаимодействии человека с другими людьми и с окружающим миром.

Социальные работники - представители особой, деликатной и гуманной профессии. Их проф ессиональное предназначение - согласование личных и общественных интересов клиентов, гармонизация этих отношений. Они выступают в роли посредника во взаимодействии личности, семьи и социума, обеспечивая этого взаимодействие посредством социального развития клиента и преобразования социума. Их деятельность строится с учетом экономического, политического, законодательного и социального контекстов и на основе моральных ценностей, принципов и правил.

Особый акцент в деятельности социального работника делается на понимании того, что думает клиент, какова его персональная ситуация, требующая определенной стратегии и тактики, а также в чем уникальность человека, его персонального опыта, социально-психологических характеристик. Не менее важно определенное влияние социального опыта, событий жизни индивида на его психологический облик, эволюцию этого облика, оценка влияния последнего на решение проблем жизнесуществования личности.

При этом социальный работник обязан учесть собственные психические особенности и динамику развития отношений с клиентом, возможности контактов с людьми из его окружения, динамики и характера их взаимозависимости с подопечным. Принципиальное значение в данном контексте отношений, взаимодействия социального работника и клиента имеет учет индивидуального опыта, психологического склада, уникальности личности того, кому оказывается помощь.

Личностный подход к человеку как принцип социальной работы акцентирует внимание на человеке как личности, уникуме, индивидуальности.

В основном мыслительная деятельность человека осуществляется в режиме "автопилота" на основе сложившихся у него стереотипов мышления, как программ этой деятельности. Как складываются такие стереотипы мышления? они формируются в основном стихийно, начиная с самого раннего детства. Общаясь с людьми, каждый ребенок с детства усваивает нормы и правила мышления. Подобно тому, как человек учится говорить в контактах с другими людьми, он так же учится и мыслить. Люди воспитываются в определенных политических, нравственных, эстетических и других сферах жизнедеятельности общества, формирующих их взгляды и убеждения. Точно так же они воспитываются и в определенной логосфере (т. е. интеллектуальной, мыслительной атмосфере определенной социальной группы или общественной среды), под влиянием которой в первую очередь складываются навыки логического мышления. Основными социальными средами, в которых формируется человек, можно считать семью, образовательный учреждения и проф ессиональные коллективы. Следовательно, и логосферы этих социальных "инкубаторов" обеспечивают становление и развитие логической культуры человека.

Сформировавшиеся таким образом стереотипы мышления откладываются в подсознании человека. Именно подсознание, на основе этих стереотипов программ деятельности, управляет процессом мышления. Вот почему человек часто не может дать себе ответ на вопрос, почему он в данном случае рассуждал так, в другом случае иначе, и вообще, складывается впечатление, что мышление протекает само собой.

Сознание включается тогда, когда результат получается не тот, который ожидался, а, следовательно, возникает необходимость сознательной логической оценки своей или чужой мыслительной деятельности. Мышление осуществляется в режиме "ручного" управления и в том случае, когда человек решает какие-либо нетипичные для его мышления, проблемные ситуации с опорой на сознательной использование правил логического обсуждения.

В результате воздействия совокупности всех факторов у человека могут возникнуть сложности (вплоть до полной неспособности) в изменении намеченной программы деятельности в условиях, требующей ее перестройки, т. е. ригидность мышления. При решении задач необходимо умело распоряжаться наличными средствами работы, без обращения к основаниям формирования самих средств. Но при возникновении проблемной ситуации наличных средств выхода из затруднения оказывается недостаточно (или они представляются неадекватными); требуется пересмотр наличного "инвентаря". Таким образом, для "расшатывания" ригидности требуется наличие проблемной ситуации.

Противоречие: есть практическая потребность во внедрении в деятельность социального работника технологии проблематизации, ослабляющей мыслительные стереотипы, но не разработаны подходы к использованию данной технологии в проф ессиональном общении.

Проблема: каковы возможности технологии проблематизации (ослабляющей мыслительные стереотипы) в социальной работе с целью повышения эффективности разрешения проблем клиентов социальным работником.

Объект – проф ессиональное общение социального работника с клиентом в проблемной ситуации.

Предмет – технология проблематизации, используемая для ослабления мыслительных стереотипов, как средство разрешения клиентской проблемы в социальной работе.

Цель – изучить возможности применения технологии проблематизации в социальной работе для разрешения проблем клиента через нахождение и формирование новых алгоритмов деятельности.

Задачи:

1.  Дать сущностную характеристику проф ессионального общения социального работника с клиентом в проблемной ситуации (какие проблемы возникают, т. д.)

2.  Выявить проблемы проф ессионального общения социального работника в связи со стереотипностью мышления клиента.

3.  Определить технологию ослабления мыслительных стереотипов клиента, обеспечивающую возможность построения новых алгоритмов деятельности в разрешении проблемной ситуации.

На основе проведенных рассуждений можно сделать вывод, что изучение правил логического мышления не приводит однозначно к повышению логической культуры мышления, так как знание этих правил не означает автоматического их применения, необходимо, чтобы эти правила (при многократном их сознательном использовании) привели к выработке правильных стереотипов мышления, которые, уйдя в подсознание, применялись затем в режиме "автопилота", как только в них появляется нужда.

Таким образом, можно говорить о том, что сознании человека сформировались мыслительные структуры консервативного типа, не поддающиеся корректировке в условиях задачного типа обучения.

Возникновение данных структур обусловлено несколькими факторами, заключающимися в особенностях, которые условно можно поделить на несколько групп. Это особенности:

1.  Воспитания.

2.  Образования.

3.  Государственной социальной политики.

4.  Психики человека.

5.  Менталитета (этот фактор можно назвать доминантным, так как он влияет на организацию остальных четырех).

В постановке гипотезы мы исходим из следующей посылки: стереотипность мышления – это вредная привычка. Структура привычки – жесткая, неизменная последовательность действий, фактически, алгоритм.

За этим стоит ценностная ориентация на гарантированный результат. Гарантированность и предсказуемость результата повышает уровень комфортности и снижает уровень тревожности в процессе его достижения. Любое отклонение от предсказуемости и определенности, наоборот, повышает уровень тревожности и вызывает неприятные ощущения, что формирует мотив избегания ситуации неопределенности. Отсюда, отсутствие интереса к изменению характера привычного действия.

Противоречие возникает за счет такого изменения характера жизненной ситуации человека, когда он уже не может обеспечить удовлетворительный уровень своего существования, применяя привычные средства. В этом случае наступает либо фрустрация – человека "заклинивает" и он не в состоянии самостоятельно выбраться в конструктивное русло, либо он начинает искать более адекватные средства своей деятельности, то есть, вынужден развиваться.

Теоретические основы данной работы – результаты исследователей: Андрияко Л Я., Иванов Ф. Е., Семенов И. Н., Степанов С. Ю., Григорьева С. И., Узнадзе Д. Н., Холостова Е. И., Дементьева Н. Ф. и др.

Практическая значимость исследования заключается в том, что данная работа может быть использована социальными работниками и другими специалистами в работе с клиентами.


Глава I. Стереотипность мышления как препятствие в решении проблемных ситуаций социальным работником 1.1 Специфика проф ессионального общения в социальной работе

Глубинный смысл социальной работы, ее сердцевина заложены в сострадании, сочувствии и любви к человеку, желании пробудить в нем силы для возрождения. Истоки социальной работы как филантропической деятельности лежат в области нравственности и религии. Эмерсон Эндрюсс сказал: "Матерью филантропии является религия".

Профессия "Социальная работа" способствует реализации социальных изменений в обществе, решению проблем человеческих взаимоотношений и укреплению свободы человека и его права на достойную жизнь. Используя теории человеческого поведения и социальных систем, социальная работа включается в процесс на этапе, когда люди взаимодействуют с окружающей средой. Принципы соблюдения прав человека и социальной справедливости являются фундаментальными для социальной работы.

Социальная работа в своих различных формах обращена к многостороннему, комплексному взаимодействию людей. Её миссия заключается в том, чтобы дать возможность всем людям использовать полностью свой потенциал, обогатить свою жизнь и предотвратить её разрушение. Проф ессиональная социальная работа сосредоточена на решении проблемы и изменениях. Социальные работники являются носителями изменений, как в обществе, так и в жизни отдельного человека, семьи, общины.

Социальная работа как вид деятельности является, в сущности, коммуникативной. Коммуникативное взаимодействие, понимаемое в широком смысле слова – взаимосвязь, смысловой аспект взаимодействия. Основная цель взаимодействия – оптимизация механизмов социального функционирования индивида или социальной группы, предполагающая:

1.  увеличение степени самостоятельности клиента, его способность контролировать свою жизнь и более эффективно разрешать возникающие проблемы;

2.  создание условий, в которых клиент может в максимальной мере проявить свои возможности;

3.  адаптация или реабилитация человека в обществе.

Объекты социальной работы – различные контингенты лиц, имеющих выраженные социальные проблемы (социально дезадаптированные лица, инвалиды, одинокие престарелые, дети сироты, многодетные и социальные семьи, лица, пострадавшие от стихийных бедствий, больные СПИДом и др.). Поэтому социальному работнику необходимо уметь находить "общий язык" с разными группами людей.

Социальные работники - представители особой, деликатной и гуманной профессии. Их проф ессиональное предназначение - согласование личных и общественных интересов клиентов, гармонизация этих отношений. Они выступают в роли посредника во взаимодействии личности, семьи и социума, обеспечивая этого взаимодействие посредством социального развития клиента и преобразования социума. Их деятельность строится с учетом экономического, политического, законодательного и социального контекстов и на основе моральных ценностей, принципов и правил.

Социальные работники признают ценность каждого человека и его право на реализацию своих способностей, на достойные условия жизни и благосостояние, на свободный выбор жизненной позиции с условием, чтобы права одного человека не препятствовали реализации интересов и прав других людей или групп.

Социальная справедливость и гуманизм являются ценностями социальной работы. Они предполагают:

-  справедливое и равноправное распределение ресурсов для удовлетворения основных социальных потребностей человека;

-  создание и соблюдение равных гарантированных возможностей использования потенциала государственных и общественных социальных служб, организаций и объединений;

-  обеспечение равных прав и возможностей их реализации при обращении и защите согласно закону.

Специфика клиентов заключается в том, что чаще всего социальному работнику приходится решать проблемы людей, мыслящих на уровне менталитета.

У многих социальные работники часто ассоциируются со всемирно известным карикатурным персонажем из "Вестсайдской истории" или колоритными старушками из благотворительной "Армии спасения". И такое не очень серьёзное восприятие подкрепляется всякий раз, когда в газетах или на TV появляется новое сообщение об очередном этапе борьбы с древними, как мир "социальными язвами": бедностью и неравенством, сегрегацией и дискриминацией, различными девиациями и делинквентностью. В современном обществе, к сожалению, принято говорить скорее о промахах и неэффективности социальных работников в борьбе с пороком и нищетой, чем об их успехах или достижениях в этой области. При этом обыватель уже не представляет себя и свой мир без множества разнообразных социальных служб и их безотказных работников. Отсюда при всей молодости социальной работы, – а этой профессии нет ещё и ста лет, – ряды социальных работников продолжают расти, так как в мире неуклонно увеличивается спрос на их услуги.

Естественное поведение социального работника способствует снятию коммуникативных барьеров, возникающих в процессе проф ессионального взаимодействия; положительно сказывается на перцептивном аспекте общения, т. е. улучшении восприятия и понимания людьми друг друга; способствует реализации продуктивных стратегий взаимодействия, таких как компромисс и сотрудничество в отличие от избегания, приспособления и соперничества. Психологический смысл такого поведения заключается в способности человека отказаться от различных социальных ролей, позволяя актуализироваться подлинным, свойственным только данной личности мыслям, эмоциям и поведению, в котором реализуется согласованное, целостное, взаимосвязанное проявление основных психологических процессов и механизмов, обусловливающих личностное функционирование.

Второй отличительной чертой психологической позиции социального работника является принятие другого человека таким, каков он есть. Такое принятие предполагает отсутствие оценочных суждений и постижение смысловых аспектов переживаний клиента. Само понимание сути амбивалентности человека нередко служит профилактической основой формирования таких суждений. Целесообразность отсутствия оценочных суждений по отношению к людям и их поведению базируется на понимании неизбежности актуального поведения пользователей в связи с действием объективных и субъективных обстоятельств их жизни. Обычно первой реакцией человека на высказывания и действия других людей – немедленная оценка или суждение, а не понимание. Поэтому принятие другого человека является крайне сложной задачей. Она выполнима для социального работника, обладающего должной толерантностью, т. е. терпимостью по отношению к людям. Причем эта терпимость связана не с тем, что человек сдерживает себя, а с пониманием собственных недостатков. Толерантность не означает отсутствия всякой критичности по отношению к другим и к себе, но она предполагает баланс критичности и доброжелательности, основанный на единстве требовательности и уважения человека к самому себе и окружающим людям. Поскольку людям свойственно проецировать на окружающих те чувства, которые они испытывает к себе, важным является их самоотношение.

Следующей особенностью психологической позиции социального работника является уверенность в своих проф ессиональных возможностях и компетенции. Социальный работник верит в свою возможность помочь. Такая вера должна основываться на опыте, на предыдущих результатах работы, на доказательствах эффективности деятельности данного человека. Вполне понятно, что эта особенность психологической позиции социального работника возникает не сразу, а постепенно, в процессе накопления собственного проф ессионального опыта. Вера не может основываться лишь на стремлении социального работника помочь человеку. Этого слишком мало.

Проф ессиональная уверенность в своих силах всегда связана с реальным позитивным опытом практической деятельности. Социальный работник не должен обещать того, что он не сможет сделать. Понимание ограничений своих проф ессиональных возможностей также является частью проф ессиональной компетентности. Сама проф ессиональная компетентность развивается в ходе обучения и увеличивается на протяжении всей проф ессиональной карьеры. Она включает в себя проф ессиональную подготовку, индивидуальные склонности, индивидуальные технологии и методы работы, стаж работы, обучаемость (как способность извлекать уроки из опыта), самоуверенность (как уверенность в своих проф ессиональных силах и возможностях).

Психологическая позиция социального работника во многом определяется эмпатией – пониманием эмоционального состояния того, кому оказывается помощь. Эмпатическое понимание предполагает постижение сущности эмоционального состояния человека через собственный эмоциональный мир. Эмпатия не является результатом интеллектуальных усилий, но выступает как результат эмоционального развития личности. Эмпатия тесно связана с такими характеристиками человека как доброта, проф ессиональное искусство, теплота, искренность, жизненный опыт, мудрость и т. д. Вполне понятно, что данное качество детерминирует фасилитацию отношений между социальным работником и пользователем.

Ролевые конфликты и проблемы обычно возникают, когда одна роль несовместима с другой или в чем-то существенно противоречит ей. Возможны и внутриролевые конфликты, что случается тогда, когда различные роли, выполняемые одним лицом, являются несовместимыми или плохо совмещающимися. Интроролевой конфликт имеет место в том случае, если ожидания различных людей по поводу одной и той же роли не согласуются. А ролевая неоднозначность появляется, когда существует неопределенность по поводу того, что конкретная роль влечет за собой.

Такого рода социально-психологические аномалии затрудняют коммуникации, определяют характер проблем, на решение которых ориентированы как раз ролевая и коммуникативная модели социальной работы. В этой связи они учитывают как существенно важное и то, в каких обстоятельствах осуществляется коммуникация, взаимодействуют люди, исполняющие те или иные роли. Главной проблемой в этой связи рассматривается следование определенным ролям и отклонениям от него в различных и сходных социально-психологических ситуациях. На этой основе обычно разрабатываются оптимальные для них технологии социальной работы.

Коммуникативная модель обоснования социальной работы помимо ролевых проблем учитывает специфику средств коммуникации, облегчающих или затрудняющих общение, а также различия разных схем, характера поведения людей в процессе коммуникации. В этой связи в круг внимания теоретиков социальной работы попадают язык и речь, искусство и наука, религия и мораль, право и философия, мифы и символы реальности.

В данном своем качестве коммуникативная модель социальной работы предполагает полезную связь с другими теориями социальной работы и технологиями ее реализации. Наиболее существенное же в данном подходе к обоснованию теории социальной работы заключается в рассмотрении коммуникативного потенциала личности и условий реализации коммуникаций.

Теория коммуникации, как известно, была разработана вне проблематики социальной работы. Сегодня мы имеем дело лишь с ее использованием для оптимизации теории и практики организации социальной помощи людям. При этом помощь оказывается и в области поддержки способностей людей к коммуникации, то есть коммуникация выступает не только как средство обеспечения социальной поддержки, но и как благо, жизненная ценность, осуществление жизни.

В работе социального работника существуют контакты с другими людьми, имеющие целью выполнение какого-то дела, так называемое, деловое общение. Оно является очень важным, так как процесс поддерживания и развития уровня общества рождает разнообразные формы контактов. Для успешного делового общения требуется овладение искусством общения. Основные этапы включает подготовку к контакту с учетом психологических особенностей собеседника, осуществление контакта, применяя план беседы или импровизацию, не упуская главной цели, оценку результата контакта. К важнейшим требованиям делового общения следует отнести: предельное внимание к чужим мыслям и словам, корректность и чувство такта, умение слышать то, что скрыто за словами. Социальная работа многопланова; это и деловое общение, и межличностное, и групповое. Различаются цели, характер и содержание. Социальное общение это живая, эмоционально-нравственная основа социальной работы, всех ее видов. Можно сделать вывод, что социальное общение - интегрированное свойство всех видов, форм и методов социальной работы, обеспечивающее непосредственное взаимодействие социального работника с клиентом. На практике сущность общения состоит в умении налаживать, устанавливать контакты, завоевать доверие, облегчить трудности и страдания. Подготовка социальных работников, в частности овладение ими искусством общения, специфическими обязанностями, конкретными правилами, навыками в работе с людьми, имеет важное значение. Поэтому практическая и теоретическая подготовка социального работника, его профессионализм способны реализовать потенциальные возможности в таких аспектах, как:

-  совершенствование самой личности;

-  позитивное влияние на других лиц;

-  создание нравственно-психологической атмосферы в группах и т. д.;

-  влияние на стабилизацию в обществе, снятие; - социальной напряженности.

Первая встреча социального работника и клиента помимо чисто информативной функции имеет, по меньшей мере, три цели:

-  стремление заключить союз с клиентом относительно методов лечения, то есть социальный работник старается понять мысли и чувства клиента;

-  старается вселить в клиента чувство надежды, что он справится с ситуацией;

-  демонстрирует методы и формы работы.

Если не принимать эти факторы во внимание, то управление ситуацией невозможно. Особенно это важно, если наблюдается негативная реакция со стороны клиента. Иногда социальные работники переживают, что порой они сталкиваются с необщительными клиентами, которые вместо того, чтобы сказать, какая помощь им нужна, делают все, чтобы заблокировать ее. Одной из причин этого является то, что встреча с незнакомым человеком может вызвать чувство стыда, больших ожиданий, чувства неудачи, ощущение зависимости. Социальный работник не должен выявлять интимные, вызывающие смущение или пугающие факты о клиенте или о себе самом, поскольку это может вызвать негативную реакцию клиента. Практики часто бывают расстроены, если те, кто пользуются их услугами, не являются на встречу после первой беседы. Исследования показывают, что около 50% обратившихся за помощью не возвращаются для участия во второй встрече. Причем даже если первая беседа привела к положительным результатам, то существует и множество других причин неявки на вторую встречу. Например, для кого-то первой беседы оказалось достаточно, кто-то не хочет продолжительного вмешательства в свою жизнь, кто-то предпочитает обращаться в случае необходимости и т. д. Удачные беседы не зависят только от содержания разговора, важно, если к работнику после этого интервью относятся как к человеку, способному понять чувства клиента, их мысли по поводу их трудностей, и как социальный работник реагирует на субъективные чувства клиента и использует их в рабочих отношениях. Интервью считается успешным, если работник попытается устранить барьеры общения, приводящие к непониманию. Если клиент обладает физическими недостатками, умственными, слуховыми, речевыми расстройствами, то могут понадобиться альтернативные методы общения. Но даже и опытные работники порой предвосхищают события или додумывают за клиента, что он хотел бы сказать или выразить нереально. Лучше дать клиенту возможность говорить максимально свободно, поскольку, если человеку дать возможность самому рассказать свою историю, то удивительно как скоро он сам приходит к решению своей проблемы. Стереотипное отношение к клиенту создает препятствия. Не стоит рассматривать клиента как принадлежащего к определенному классу, и т. д., так как это искажает представление о нем и приводит к поспешным выводам: люди слишком сложны, чувствительны и склонны к динамике, чтобы делать о них поспешные выводы.

1.2 Особенности мышления человека, способствующие возникновению стереотипов

В отдельных случаях человек может контролировать мышление, отчасти свое, но в большей степени чужое. И это он, безусловно, может делать при наличии знаний правил логического мышления. Но именно в отдельных случаях, а не постоянно. Дело в том, что человек осуществляет свое мышление как бы в двух режимах: в "ручном" режиме и в режиме "автопилота". В основном мыслительная деятельность человека осуществляется в режиме "автопилота" на основе сложившихся у него стереотипов мышления, как программ этой деятельности. Как складываются такие стереотипы мышления? Они формируются в основном стихийно, начиная с самого раннего детства. Общаясь с людьми, каждый ребенок с детства усваивает нормы и правила мышления. Подобно тому, как человек учится говорить в контактах с другими людьми, он так же учится и мыслить. Люди воспитываются в определенных политических, нравственных, эстетических и других сферах жизнедеятельности общества, формирующих их взгляды и убеждения. Точно так же они воспитываются и в определенной логосфере (т. е. интеллектуальной, мыслительной атмосфере определенной социальной группы или общественной среды), под влиянием которой в первую очередь складываются навыки логического мышления. Основными социальными средами, в которых формируется человек, можно считать семью, образовательный учреждения и проф ессиональные коллективы. Следовательно, и логосферы этих социальных "инкубаторов" обеспечивают становление и развитие логической культуры человека.

Начальной, исходной логосферой для ребенка является логосфера его семьи. С семьи ребенок "фотографирует" готовые формы и способы размышления, которые в общении с ним представляют его родные. На этой стадии идет именно "фотографирование" этих форм и способов мышления без их критического осознания. Ребенок, как губка впитывает их в себя. Можно сказать, что эти формы и способы рассуждения, не осознаваясь ребенком, сразу попадают в его подсознание и оседают в нем в виде готовых стереотипов мышления.

Эти осевшие в подсознании формы и способы мышления могут быть как логически правильными (отвечающими требованиям законов мышления), так и логически неправильными (сложившиеся с нарушением этих законов). Это зависит от того, какова была сфера родных ребенка. Если логическая культура мышления родных высока, то форма и способы мышления ребенка максимально логически правильно, если низка, то во многом логически неправильны. И соответственно стереотипы мышления ребенка являются такими же. По мере взросления ребенка на формирование его форм и способов мышления влияют логосферы других социальных сред и, прежде всего, логосферы образовательных учреждений. В этих логосферах логическая культура мышления так же может быть различной, хотя в целом она значительно выше, чем в средней семье, у большинства людей их стереотипы мышления в целом сформировываются к концу их обучения в образовательных учреждениях. И только у людей проф ессионально занятых интеллектуальной деятельностью развитие логической культуры продолжается всю оставшуюся трудовую жизнь. Логосферы их проф ессиональных коллективов и собственно интеллектуальная деятельность обуславливают дальнейшее формирование стереотипов мышления.

Сформировавшиеся таким образом стереотипы мышления откладываются в подсознании человека. Именно подсознание, на основе этих стереотипов программ деятельности, управляет процессом мышления. Вот почему человек часто не может дать себе ответ на вопрос, почему он в данном случае рассуждал так, в другом случае иначе, и вообще, складывается впечатление, что мышление протекает само собой.

Сознание включается тогда, когда результат получается не тот, который ожидался, а, следовательно, возникает необходимость сознательной логической оценки своей или чужой мыслительной деятельности. Мышление осуществляется в режиме "ручного" управления и в том случае, когда человек решает какие-либо нетипичные для его мышления, проблемные ситуации с опорой на сознательной использование правил логического обсуждения.

На основе проведенных рассуждений можно сделать вывод, изучение правил логического мышления не приводит однозначно к повышению логической культуры мышления, так как знание этих правил не означает автоматического их применения, необходимо, чтобы эти правила (при многократном их сознательном использовании) привели к выработке правильных стереотипов мышления, которые, уйдя в подсознание, применялись затем в режиме "автопилота", как только в них появляется нужда.

Известно, что строить заново значительно проще, чем перестраивать что-то. Если в подсознании человека находятся неправильные стереотипы мышления, то переделать их совсем непросто. Какие стереотипы окажутся в подсознании зависит от многих факторов, и, прежде всего, от логосферы той общественного группы и, в целом, общественной среды, в которой живет человек. Чтобы не пришло заниматься серьезной перестройкой стереотипов мышления, нужно, чтобы логосферы, ответственные за их формирование, были развиты. Повлиять на логосферу семьи достаточно сложно. А вот организовать логосферу образовательных учреждений и целенаправленно использовать для создания стереотипов мышления учеников вполне возможно. Идеи по этому вопросу уже высказывались в статье Журавлева В. М. Суть их заключается в необходимости разработать концепцию сквозного логического образования, начиная с дошкольного воспитания и заканчивая высшим образованием.

На арсенальный набор стереотипов человека существенным образом влияет менталитет, обуславливающий организацию социальной жизни и быта, набор социальных норм, а также общекультурно-образовательный уровень, так как менталитет определяет содержание, формы, методы и следствия воспитания и образования, результатом которых является набор жизненных ценностей и установок, которые во многом определяют цели и деятельность по их достижению.

Ментальность - чрезвычайно существенная характеристика любого социума, поскольку в качестве социокультурного субъекта человек принадлежит не столько объективному миру, сколько интерсубъективной картине мира, творимой тем или иным менталитетом. Валерий Тюпа в докладе "Диагностика ментального кризиса" на семинаре в Высшей школе экономики (20.12.2001) говорил о том, что априорно можно было предположить наличие по крайней мере двух векторов российской ментальности: квиетизм (сверхценность покоя: ничего не достигать, ничего не отвергать) и утопизма (коммунистического, либерального или другого толка).

Любая ментальность характеризуется творимой ею (и одновременно обеспечивающей ее стабильность) картиной мира. Актуальные для субъекта культуры системы ценностей, мыслительных и поведенческих стереотипов вписаны в эту картину мира.

Базовую характеристику любой социокультурной субъектности составляет доминирующий модус сознания (тип ментальности). Таких состояний человеческого духа история цивилизации (социальный филогенез) и становление индивидуальной психики (онтогенез) знают четыре.

При доминировании в ментальности роевого модуса МЫ-сознания картина мира децентрирована. Мирообразующее отношение здесь – отношение "своего" и "чужого" (а не центра/периферии). Ментальный вектор ценностных реакций и поведенческих стереотипов такого сознания – вектор покоя.

У ментальности с авторитарной (ролевой) доминантой картина мира экстрацентрична. Отождествляя себя с ролью в миропорядке, "я" располагается на большем или меньшем расстоянии от его центра – в промежутке между центром и "краем" мира, за которым начинается неприемлемая для этого менталитета маргинальность. Ментальный вектор в данном случае – вектор власти (обеспечиваемого властными отношениями порядка).

Ментальность уединенного Я-сознания творит интроцентричную картину мира: "я" созерцает мир с позиции центра, а все остальные компоненты картины мира актуальны лишь в меру своей соотнесенности с этой позицией. Если действительные социальные отношения, в которые субъект уединенного сознания вступает, не способствуют реализации его "наполеонических" претензий на центральное местоположение в мире, он оказывается в позиции внутренней (а нередко и внешней) маргинальности к миру "других". Ментальный вектор такого самоутверждающегося сознания – вектор свободы (безотносительной вольности самопроявлений).

Конвергентному сознанию присуща полицентричная, неплоскостная картина мира, где "я" составляет один из многих ее полюсов. Такое "я" реализует себя не в ролевом исполнительстве и не в акте самоутверждения, а в "диалоге согласия". Оно нуждается для самоактуализации в необезличенном "своем другом". Широта конвергентной картины мира зависит от множественности "своих других" (не сливающихся в "референтную группу" роевого или авторитарного сознаний) и в принципе может быть бесконечной. Ментальный вектор ценностной и поведенческой конвергенции – вектор ответственности (внеролевого самоограничения личной свободы, не посягающей на свободу "других").

Есть все основания предполагать, что в латентных или редуцированных, размытых формах они же фундаментально значимы и в организации людьми своей повседневной жизни, в их ценностных ориентациях и стереотипах поведения. Первый вектор лежит в основании конформистского, апассионарного сознания патриархального типа.

Второй характерен для "державнической", тоталитаристской ментальности с ролевой идентификацией личности.

Третий вектор отличает автономное сознание либералистского типа, свойственное самоутверждающимся личностям.

Четвертый присущ диалогизированной (в отличие от первых трех сугубо монологических) ментальности единения с другими социальными субъектами, но без утраты собственной идентичности, без растворения "я" в "мы".

В практической жизни повседневного сознания ни один из перечисленных ментальных типов не выступает в чистом виде. В аспекте синхронии модусы сознания предстают уровнями, структурирующими деятельность каждого ментального "я". Всякий акт индивидуального мышления совершается на том или ином из этих уровней, отвечает тому или иному вектору духовности. Человек современных (динамичных) обществ, как правило, обладает не постоянным, а переменным менталитетом: в разные эпохи и в различных ситуациях своей личной и общей исторической жизни в его духовном бытии могут преобладать различные тенденции. Конфигурации этих тенденций и составляют ментальность данного социума.

Одним из важнейших аспектов термина "ментальность" является обозначение определенного качества ума, характеристики человеческого мышления и деятельности. Смысловая сложность объектов, актуально проявленных в вербальной ментальности, существующей культуры, определяет важные характеристики культурного сознания.

Но зачастую одному и тому же человеку присущи в отдельных конкретных ситуациях различные ментальные реакции, различные стереотипы ментальной артефактности. Например, высоконаучная ментальность может не исключать примитивной ментальности, проявляемой на обыденно-повседневном уровне человеческой деятельности. Хотя можно с очевидностью фиксировать, что сложные алгоритмы научной ментальности создают сложные стереотипы мышления, много более сложные, чем те ментальные алгоритмы деятельности, которые необходимы в повседневной обыденности. Тем более характерен достаточно большой перепад ментальных реакций, присущих определенной социальной группе или обществу в целом. В последнем случае диапазон перепада ментальных реакций может быть настолько разительным, что приводит к необходимости парадоксального осмысления данных внутренних противоречий конкретной ментальной культуры.

Семантическая интерпретация ментальности позволяет установить взаимозависимость между определенными стереотипами мышления и выявляемым уровнем смысла, уровнем понимания.

Ментальность есть семантическая матрица, предопределяющая смысловые реакции определенных субъектов. Ментальность проявляется как семантическая аксиоматичность предустановленных смысловых ориентаций потенциальной деятельности. Ментальность есть система контекстуальных вербальных стереотипов мышления. Мышление и мыслительные реакции содержат заложенные в них оценочные отношения, соответствующие им смысловые ориентации деятельности. Ментальность есть логико-семантическая структурированность сознания, определяющая диапазон возможных мыслительных реакций. Ментальность есть система вербально зафиксированных смысловых ориентаций в пределах, представленных границами умозрительного пространства смысла.

Таким образом, становится очевидна значимость влияния менталитета на формирования жестких структур мышления человека, обозначается его роль в формировании стереотипных и мыслительных реакций.

Также формированию стереотипного мышления и поведения способствует государственная социальная политика. То есть повышенное количество функций государства превышающее возможности по их реализации; большое количество пересекающихся льгот; иждивенчество граждан.

Распределительная система, существовавшая в нашем государстве так же наложила свой отпечаток: гражданин мог не использовать свои мыслительные способности в поиске работы и волнений за свое завтра.

Излишний контроль за "моральностью" поведения имел тот же результат. Избавленный от необходимости задумываться, человек конформно следовал ряду социальных норм, заданных государством, "обрастая алгоритмом поведения".

Даже восприятие человека глубоко подчинено социуму. Его нормам, задающим границы. Мы считаем запах отвратительным только потому, что нас приучили его таковым считать с раннего детства. То есть мы видим, слышим, чувствуем – воспринимаем то, что нас научили воспринимать. Даже если оно является частью целого или искаженным, а не реальным отражением.

Таким образом, мы можем увидеть, что у человеческого мышления есть множество предпосылок для ригидности, имеющей свои плюсы и минусы, с которыми можно работать для развития.

Стереотипы порождаются самой жизнью, а значит, являются необходимостью, определенной ее условиями. Наличие стереотипа играет существенную роль в оценке человеком окружающего мира, поскольку позволяет резко сократить время реагирования и не задумываться над бытовыми, многократно повторяющимися действиями и ситуациями и даже ускорить процесс познания. Все это экономит наши силы и время, нашу жизнь значительно упрощает, освоенные алгоритмы открывания двери, завязывания шнурков, изучения предметов, разговоров на общие темы со встреченными соседями и т. п.

Термин "социальный стереотип" впервые был введен американским журналистом У. Липпманом в 1922 г., и для него в этом термине содержался негативный оттенок, связанный с ложностью и неточностью "представлений, которыми оперирует пропаганда". В более широком смысле "стереотип – относительно устойчивый и упрощенный образ социального объекта (группы, человека, события, явления и т. п.), складывающиеся в условиях дефицита информации как результат обобщения личного опыта индивида и нередко предвзятых представлений, принятых в обществе, которым пользуются как известным "сокращением" при взаимодействии с этим объектом".

"Стереотип не всегда отвечает требованию точности и дифференцированности восприятия субъектом социальной действительности. Возникая в условиях ограниченной информации о воспринимаемом объекте, социальный стереотип может оказаться ложным и выполнять консервативную, а иногда и реакционную роль, формирую ошибочное знание людей, и серьезно деформируя процесс межличностного взаимодействия".

Необходимо осознавать, что наша жизнь протекает в постоянно изменяющихся условиях, наше время требует решительных и нетипичных действий, зачастую не давая время на их обдумывание. В таких ситуациях мы используем привычные алгоритмы, а необходимостью являются нестандартные, нестереотипные, творческие решения и понимание того, что стереотипная реакция была хороша и полезна вчера, но сегодня или завтра может оказаться неактуальной и неадекватной; может быть, стоит от нее отказаться, так как определение истинности или ложности стереотипа должно строиться на анализе конкретной ситуации.

"Любой стереотип, являющийся истинным в одном случае, в другом может оказаться совершенно ложным или в меньшей степени отвечающим объективной действительности и, следовательно, не эффективным для решения задач ориентации личности в окружающем мире. Поскольку его основание выступает в качестве второстепенного по отношению к целям и задачам новой классификации".

Содержательно родственен социальным стереотипам ряд явлений, имеющих место в процессе межличностного восприятия – эффекты ореола, первичности, новизны, феномен имплицитной теории личности и т. д. – отражающих определенную тенденцию к восприятию индивидом социального объекта максимально однородно и непротиворечиво. В более широком плане все эти эффекты можно рассмотреть как проявление особого процесса, сопровождающего восприятие – стереотипизацией.

Это восприятие, классификация и оценка социальных объектов (событий) на основе определенных представлений – социальных стереотипов. Стереотипизация является одной из важнейших характеристик межгруппового и межличностного восприятия и "отражает схематизированность, аффективную окрашенность, свойственные этой форме социальной перцепции в целом. С психологической точки зрения стереотипизация представляет собой процесс приписывания сходных характеристик всем членам какой-либо социальной группы или общности без достаточного осознания возможных различий между ними.

Основываясь на элементарных общепсихологических механизмах связанных с упорядочиванием и отбором информации, стереотипизация выступает как сложное социально-психологическое явление, выполняющее ряд функций, важнейшими из которых являются: поддержание идентификации личности и группы, оправдание возможных негативных установок по отношению к другим группам и т. д.".

"Для изучения социальных стереотипов и побуждений и в качестве теоретической основы объяснения механизмов восприятия используется концепция "гипотез теорий восприятия". По данной концепции индивидуумы воспринимают социальные объекты в свете определенных гипотез о возможных причинных взаимосвязях социальных процессов и явлений и в соответствии с данными субъективными предположениями интерпретируют их. Таким образом, само восприятие понимается и интерпретируется в качестве постоянного процесса проверки гипотез, которые могут рассматриваться как наивные теории повседневного мышления. Они могу иметь (и чаще всего имеют) субъективный характер, защищая личность от неопределенности в случае недостатка информации.

Достаточно широко, например, распространены мнения, что у женщин меньше способностей к техническим наукам, чем у мужчин, что учителя любят "читать мораль", а "жизнь студента беззаботна". Социальные предубеждения могут широко распространяться как среди отдельных слоев населения, проф ессиональных групп и структур, так и в них самих, а социальное сравнение по внешним признакам может способствовать их постоянному продвижению.

Для объяснения процесса возникновения и изменения социальных стереотипов широко применяется близкое к гипотезам теорий восприятия концепция социальной установки. (У. Томас, Ф. Знанецкий, Д. Н. Узнадзе). Под установкой подразумевается сформировавшаяся под воздействием процессов научения и средств массовой информации относительно устойчивая организация знаний, норм и ценностей личности, которая вызывает соответствующее отношение к социальным явлениям (фактам или процессам) окружающей действительности и оказывает направляющее воздействие на поведение человека.

В установках выделяют три основных аспекта: первый – познавательный. Это означает, что для формирования установки необходим какой-то минимум информации о социальном явлении. Чем больше информации, тем выше вероятность формирования устойчивого мнения. Второй аспект – эмоциональный, то есть в нем формируется эмоциональное отношение к объекту установки. Часто оно является выражением субъективной положительной или отрицательной оценки социального явления. Третий аспект – мотивационный, который предполагает готовность или предрасположенность к осуществлению определенной деятельности.

Установки могут проявляться как в форме высказываний своего мнения, отношения, оценки, так и в форме актуального поведения по отношению к объекту установки. Можно наблюдать и расхождение между установками личности и реальной деятельностью личности. Это объясняется большим количеством ситуационных факторов, оказывающих влияние на личность. Реальное поведение личности в этом случае представляет собой равнодействующую между установками личности и воздействием на нее социальной реальности.

На уровне личности постоянно происходит формирование новых установок по отношению к новым объектам и изменение (усиление или ослабление) существующих старых. Если первая проблема формирования новых установок относительно легко разрешима с помощью индивидуального воздействия, то решение второй проблемы – изменение уже сформировавшихся – является достаточно проблематичным и сложным, так как попытка изменения установок, с одной стороны, затрагивает ценностно-нормативную структуру личности и нарушает достигнутое внутреннее равновесие, а с другой стороны, иногда требует значительных интеллектуальных усилий и затрат.

В анализе механизмов изменения установок часто используется концепция когнитивного диссонанса (Л. Фестингер), которая предполагает, что если новая информация противоречит нашим знаниям о действительности, то индивид начинает испытывать неприятные ощущения от возникшей неопределенности и проявляет стремление к ее снижению. При этом, как предполагает теория, личность выбирает наиболее "благоприятный" для себя путь редукции (ослабления, нейтрализация) диссонанса, который наиболее успешно подавляет возникшее напряжение. И только в крайнем случае личность кардинально меняет свое мнение о социальных явлениях, а значит, и свое отношение к ним.

Очень трудно меняют свои взгляды люди активные, агрессивные, склонные к доминированию над другими. Более податливы люди эмоциональные, с богатым и живым воображением; со сниженной самооценкой, робкие, не доверяющие собственному мнению, испытывающие страх перед отрицательным санкционированием; с высоким уровнем конформизма; уставшие, следовательно, более безразличные.

Для уменьшения эффекта несоответствия, разлада личность будет стараться использовать ту стратегию, которая ей позволит избежать психологического и социального диссонанса.

К сожалению, в практике воспитания нашей страны не так часто, как хотелось бы, находит применение стратегия, которую называют творческой, креативной. Действия, основанные на этой стратегии, имеют творческий характер. Сущностью ее являются такие действия, благодаря которым человек приобретает какие-то новые желаемые черты, которых у него раньше не было.

Концепция творческой деятельности в области воспитания состоит, таким образом, в таком улучшении системы воспитания профилактики и коррекции, при котором она на самом деле лучше формирует творческие свойства личности.

Однако такая система воспитания не может быть создана только в результате административных распоряжений. Творческое, креативное воспитание может возникнуть лишь в том случае, если творчество будет признано приоритетной ценностью, как во всей общественной системе, так и в системе образования и воспитания.

Стремление к постоянному развитию, использованию потенциала возможностей должно стать целью и результатом общественного и индивидуального функционирования каждого человека.

Прежде, чем человек научится творчески действовать, необходимо развить у него способность творчески мыслить. А для этого нужно выяснить, при каких условиях формируется творческое, нестандартное мышление и при каких – ригидное, стереотипное.

Мышление отличается от других психических процессов тем, что оно почти всегда связано с наличием проблемной ситуации, задачи, которую нужно решить, и активным изменением условий, в которых дана задача.

Особенности, доминирующие в творческом мышлении попытался сформулировать Дж. Гилфорд:

1.  Оригинальность, нетривиальность, необычность высказываемых идей, ярко выраженное стремление к новизне. Творческий человек почти всегда и везде стремится найти свое собственное, отличное от других решение.

2.  Семантическая гибкость, то есть способность видеть объект под новым углом зрения, обнаруживать его новое использование, расширять функциональное применение на практике.

3.  Образная адаптивная гибкость, то есть способность изменить восприятие объекта таким образом, чтобы видеть его новые, скрытые от наблюдения стороны.

4.  Семантическая спонтанная гибкость, то есть способность продуцировать разнообразные идеи в неопределенной ситуации, в частности в такой, которая не содержит ориентиров для этих идей.

Наука располагает только некоторыми данными, позволяющими частично описать процесс решения человеком новых, нетипичных творческих задач и охарактеризовать условия, способствующие и препятствующие нахождению творческого решения. Вот эти условия в обобщенном виде:

1.  Если в прошлом определенный способ решения человеком некоторых задач оказался довольно успешным, то это обстоятельство побуждает и в дальнейшем придерживаться данного способа решения. При встрече с новой задачей человек стремиться применить его в первую очередь.

2.  Чем больше усилий было потрачено на то, чтобы найти и применить на практике новый способ решения задачи, тем вероятнее обращение к нему в будущем. Психологические затраты на обнаружение некоторого способа решения пропорциональны стремлению использовать его как можно чаще на практике.

3.  Возникновение стереотипа мышления, который мешает человеку отказаться от прежнего и искать новый, более подходящий путь решения задачи. Один из способов преодоления такого сложившегося стереотипа состоит в том, чтобы на некоторое время вообще прекратить попытки решения задачи, затем вернуться к ней с твердой установкой, пробовать для поиска решения только новые пути.

4.  Интеллектуальные способности человека страдают, как правило, от частых неудач, и боязнь очередной неудачи начинает автоматически возникать при встречи с новой задачей. Она порождает защитные реакции, которые мешают творческому мышлению, обычно связанного с риском для собственного "Я". В итоге человек теряет веру в себя, у него накапливаются отрицательные эмоции, которые мешают ему думать. Чувство успеха для усиления интеллектуальных потенций людей так же необходимо, как и ощущения правильности какого-либо движения для его усвоения.

5.  Максимум эффективности в решении интеллектуальных задач достигается при оптимальной мотивации и соответствующем уровне эмоционального возбуждения. Этот уровень для каждого человека сугубо индивидуален.

6.  Чем больше знаний имеет человек, тем разнообразнее будут его подходы к решению творческих задач. Но при этом соответствующие знания должны быть разнонаправленными, так как они обладают способностью ориентировать мышление на различные подходы к решению.

Г. Линдсей, К. Халл и Р. Томпсон, считают, что серьезным препятствием на пути к творческому мышлению могут выступать не только недостаточно развитые способности, но и, в частности:

1.  Склонность к конформизму, выражающаяся в доминирующем над творчеством стремлении быть похожим на других людей, не отличаться от них в своих стремлениях и поступках.

2.  Боязнь оказаться "белой вороной", показаться глупым или смешным в своих суждениях.

Обе тенденции могут возникнуть у ребенка в раннем детстве, если первые попытки его попытки самостоятельного мышления, первые суждения творческого характера, не находят поддержки у окружающих взрослых людей, вызывают смех или осуждение, сопровождаемые наказанием или навязыванием ребенку со стороны взрослого в качестве единственного "правильного" наиболее распространенного общепринятого мнения.

1.  Боязнь показаться слишком экстравагантным, даже агрессивным в своем неприятии и критике мнения других людей. В условиях нашей культуры довольно распространено мнение: критиковать человека – значит быть по отношению к нему невежественным, проявлять к нему неуважение. Этому с детства учат детей, совершенно не думая о том, что в данном случае приобретение вежливости, тактичности, корректности, и прочих полезных качеств, происходит за счет утраты другого, не менее ценного свойства: сметь, иметь и уметь отстаивать собственное мнение, не заботясь о том, понравится или не понравится оно окружающим.

2.  Боязнь возмездия со стороны другого человека, чью позицию мы критикуем. Подвергая критике человека, мы обычно вызываем с его стороны ответную реакцию. Опасение такой реакции нередко выступает в качестве препятствия на пути к развитию собственного творческого мышления.

3.  Завышенная оценка значимости собственных идей, возникает желание оставить при себе, как уникальную ценность. Или боязнь, что их подвергнут критике.

4.  Высокоразвитая тревожность. Человек, обладающий этим качеством, обычно страдает неуверенностью в себе, проявляет боязнь открыто высказывать свои идеи.

5.  Есть два конкурирующих между собой способа мышления. Критическое и творческое. Критическое направлено на выявление недостатков в суждениях других людей. Творческое связанно с открытием принципиально нового знания, с генерацией собственных оригинальных идей, а не с оцениванием чужих мыслей. Человек, у которого критическая тенденция слишком выражена, уделяет основное внимание критике, хотя сам мог бы творить. Тот человек, у которого конструктивное, творческое мышление доминирует, часто оказывается неспособным видеть недостатки в собственных суждениях и оценках.

Выход в том, чтобы с раннего детства развивать у ребенка как критическое, так и творческое мышление, заботясь о том, чтобы они находились в равновесии, сопровождали и периодически сменяли друг друга в любом психическом акте.


1.3 Трудности решения проблемной ситуации клиента в связи со стереотипностью мышления

Процесс оказания психологической помощи строится на построении специальных, так называемых терапевтических отношений между специалистом и клиентом. Особенностью их является атмосфера доверия и направленность бесед на решение проблем клиента. При этом специалисту (психологу, психотерапевту, социальному работнику и др.) приходится распознавать и принимать все переживания клиента, опираясь на свои личные качества и проф ессиональные навыки. Таким образом, специалист становится лицом, с одной стороны, сопереживающим клиенту и в той или иной мере эмоционально включенным в его жизненную проблемную ситуацию. С другой, стороны, он является наблюдателем, максимально нейтральным эмоционально, ищущим имеющиеся у клиента, но не используемые им способы избавления от проблемы.

Трудность создают также случаи, когда проблемная ситуация клиента в чем-то совпадает с жизненной обстановкой специалиста.

Особая роль в процессе общения отводится социальной перцепции.

Этот термин был введен Дж. Брунером в 1947 для обозначения факта социальной детерминации процессов восприятия. Позже этот термин приобрел несколько иной смысл, социальной перцепцией стали называть процесс восприятия так называемых "социальных объектов", под которыми подразумевались другие люди, социальные группы, большие социальные общности.

В социальной работе наибольшее значение имеет межличностная перцепция или восприятие человека человеком. Чтобы оказать квалифицированную помощь клиенту, социальный работник должен применять в своей деятельности ряд психологических механизмов, обеспечивающих процесс восприятия и помогающих перейти тот внешнего восприятия человека, нуждающегося в помощи социального работника, к познанию его внутреннего мира, пониманию его ценностей и личностных качеств, оценке и прогнозу поведения. К этим механизмам относятся: идентификация, эмпатия и аттракция.

"Идентификация буквально означает "уподобление себя другому" специалиста по социальной работе может использовать идентификацию для построения предположения о внутреннем состоянии клиента на основе попытки поставить себя на его место.

Эмпатию можно определить как эмоциональное чувствование или сопереживание другому, что является важным качеством социального работника. Механизм эмпатии сходен с механизмом идентификации: и в том, и в другом случае налицо "принятие в расчет" повеления другого человека.

Аттракция - понятие, обозначающее возникновение при восприятии человека человеком привлекательности одного из них для другого.

Для того чтобы обеспечить прогнозирование ситуации нужно принять в расчет "эффекты", возникающие в процессе межличностной перцепции. Наиболее значимыми являются: эффект ореола (наложение информации о клиенте на образ, созданный заранее), эффект новизны и первичности (т. е. то, что в восприятии знакомого человека последняя информация оказывается наиболее значимой, а при восприятии незнакомого человека преобладает информация, предъявленная ранее). Все эти эффекты можно рассматривать как проявление процесса стереотипизации, который может привести с одной стороны, к сокращению процесса познания, в случаях, когда это необходимо, а с другой стороны - к возникновению предубеждения. Социальному работнику важно в своей деятельности избегать таких предубеждений, так как они могут нанести серьезный вред общению с клиентом.

В постоянном общении становится важным более глубокое и объективное понимание клиента — его актуального эмоционального состояния, намерений, его отношения к социальному работнику. Здесь восприятие и понимание партнера происходят на другой основе. Психологическими механизмами восприятия и понимания при межличностном общении являются идентификация, эмпатия и рефлексия.

Наиболее простой способ понимания другого человека обеспечивается идентификацией — уподоблением себя ему. При идентификации человек как бы ставит себя на место другого и определяет, как бы он действовал в подобных ситуациях.

Очень близка к идентификации эмпатия, т. е. понимание на уровне чувств, стремление эмоционально откликнуться на проблемы другого человека. Ситуация другого человека не столько продумывается, сколько прочувствуется. Основоположник гуманистической психологии К. Роджерс (1902—1987) определял эмпатическое понимание как "умение войти внутрь личного мира значений другого человека и увидеть правильно ли мое понимание".

Эмпатия — способность эмоционально воспринять другого человека; проникнуть в его внутренний мир, принять его со всеми его мыслями и чувствами. Способность к эмоциональному отражению у разных людей неодинакова. Выделяют три уровня развития: первый уровень — низший, когда, общаясь с собеседником, человек проявляет своеобразную слепоту к состоянию, переживаниям, намерениям собеседника; второй уровень — по ходу общения у человека возникают отрывочные представления о переживаниях другого человека; третий уровень — отличает умение сразу войти в состояние другого человека не только в отдельных ситуациях, но и на протяжении всего процесса-взаимодействия.

Логическая форма познания личностных особенностей себя я других людей — рефлексия; она предполагает попытку логически проанализировать некие признаки и сделать определенный вывод о другом человеке и его поступках (обобщение), а затем, опираясь на это обобщение, делать частные выводы о частных конкретных случаях взаимодействия, но часто и обобщающие и частные выводы делаются на малом ограниченном числе признаков, являются неверными и ригидными (то есть не корректируются с учетом конкретных ситуаций).

Есть некоторые факторы, которые мешают правильно воспринимать и оценивать людей. Основные из них таковы:

Наличие заранее заданных установок, оценок, убеждений, которые имеются у наблюдателя задолго до того, как реально начался процесс восприятия и оценивания другого человека.

Наличие уже сформированных стереотипов, в соответствии с которыми наблюдаемые люди заранее относятся к определенной категории и формируется установка, направляющая внимание на поиск связанных с ней черт.

Стремление сделать преждевременные заключения о личности оцениваемого человека до того, как о нем получена исчерпывающая и достоверная информация. Некоторые люди, например, имеют "готовое" суждение о человеке сразу же после того, как в первый раз повстречали или увидели его.

Безотчетное структурирование личности другого человека проявляется в том, что логически объединяются в целостный образ только строго определенные личностные черты, и тогда всякое понятие, которое не вписывается в этот образ, отбрасывается.

Эффект "ореола" проявляется в том, что первоначальное отношение к какой-то одной частной стороне личности распространяется на весь образ человека, а затем, общее впечатление о человеке переносится на оценку его отдельных качеств. Если общее впечатление о человеке благоприятно, то его положительные черты переоцениваются, а недостатки либо не замечаются, либо оправдываются. И наоборот, если общее впечатление о человеке отрицательно, то даже благородные его поступки не замечаются или истолковываются превратно как своекорыстные.

Эффект "проецирования" проявляется в том, что другому человеку приписываются по аналогии с собой свои собственные качества и эмоциональные состояния. Человек, воспринимая и оценивая людей, склонен логически предположить: "все люди подобны мне" или "другие противоположны мне". Упрямый подозрительный человек склонен видеть эти же качества характера у партнера по общению, даже если они объективно отсутствуют. Добрый, отзывчивый, честный человек, наоборот, может воспринять свое поведение склонны объяснять как зависящее от ситуации ("в этой ситуации невозможно было вести иначе, а вообще я — совсем не такой"). Таким образом, люди объясняют свое собственное поведение ситуацией ("я не виноват; уж такая сложилась ситуация"), но считают, что другие сами несут ответственность за свое поведение.

Мы совершаем эту ошибку атрибуции отчасти потому, что, когда наблюдаем за чьим-либо действием, именно эта личность находится в центре нашего внимания, а ситуация относительно незаметна. Когда мы сами действуем, наше внимание обычно направлено на то, на что мы реагируем — и ситуация проявляется более явно.

Культура также влияет на ошибку атрибуции. З

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Социальная работа и психология". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 809

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>