Дипломная работа на тему "Содержание и динамика конфликтов учения-обучения в младшем школьном возрасте"

ГлавнаяПсихология → Содержание и динамика конфликтов учения-обучения в младшем школьном возрасте




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Содержание и динамика конфликтов учения-обучения в младшем школьном возрасте":


Оглавление

Введение

1. Онтологии и функции конфликта в ситуации учения-обучения

1.1 Конфликтный аспект взаимодействий в ситуации учения-обучения

1.2 Традиционные исследования конфликта

1.3 Представления о взаимодействии и функциях конфликта в генетической психологии

1.4 Представления о взаимодействии и функциях конфликта в психоанализе

1.5 Представления о взаимодействии и функциях конфликта в культурно-исторической концепции

1.6 Соотнесение представлений о конфликте и его функциях в различных концепциях и типология конфликтов учения-обучения

2. Эмпирическое исследование содержания и динамики конфликтов учения-обучения в младшем школьном возрасте

2.1 Младший школьный возраст и условия учения в школе

2.2 Экспериментальное исследование конфликтного аспекта и содержания конфликтов ситуаций учения-обучения в младшем школьном возрасте

2.2.1 Экспериментальная модель конфликта в ситуации учения-обучения

2.2.2 Исследование конфликтной динамики младших школьников

2.2.3 Исследование соответствия конфликтной динамики младших школьников и форм регулирования конфликтов на уроке

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Одной из важнейших задач педагогической психологии является поиск, описание и экспериментальное обнаружение условий развития ребенка, которые приводят к возникновению новых способов деятельности, новых способностей, становлению самостоятельности и взрослению.

Разворачивающееся переустройство системы среднего образования диктует необходимость и правомерность такого поиска. В современной образовательной ситуации происходит восстановление ценностей развития, становления инициативности и самостоятельности ребенка, ищутся резервы амплификации возрастных возможностей детей и детства с точки зрения этих ценностей.

В последние десятилетия широкое распространение получили педагогические программы, созданные психологами и ориентированные на четко оформленные критерии развития детских способностей. В контексте настоящего исследования важно подчеркнуть смену критериев продуктивности педагогических программ с традиционных знаний, умений и навыков на становящиеся способы действий, в том числе и надпредметные, интегративные. Необходимо подчеркнуть не только чисто образовательную но и воспитательную направленность таких программ.

Так, в практике реализации программ развивающего обучения используется как один из основных критериев эффективности уровень сформированности определяющей рефлексии, а также умение учиться большое внимание здесь уделяется становлению детской инициативности; в программе «Золотой ключик», например, степень развития воли как ядерного новообразования возраста; в программе «Развитие» – степень развития способности наглядного моделирования и развитие перцептивных средств – сенсорных эталонов.

Эти тенденции касаются целенаправленного конструирования специфических человеческих способностей и свойств. Говоря словами Л.С. Выготского – высших психических функций. Именно педагогическая практика порождает их, в частности – практика систематического обучения в школе.

Необходимо отметить, что при принципиальной решенности проблемы соотношения обучения и развития, а также проблемы содержания обучения в младшем школьном возрасте встает вопрос о распредмечивании процессов «живого» межличностного взаимодействия, опосредствованного учебным предметом, вопрос о «клинике» этих процессов. Ведь в школе встречаются не ученик и учитель, а люди, – взрослые и дети, взрослый и детский миры, такие, какими они сложились к настоящему историческому и социокультурному времени. От того, как и где происходит «встреча», ребенка и взрослого, зависит собственно образовательный эффект, реализация основной функции педагогики – воспроизводства сущностных сил человека. Изучение процессов межличностного взаимодействия, опосредствованных учебным предметом, известно как изучение соотношения социальных взаимодействий и обучения.

Принципиально позиция взрослого как учителя в традиции культурно-исторической концепции рассматривается как проблема посредничества. Посредничество, по мнению Выготского Л.С., а вслед за ним, и многих других, имеет две плоскости рассмотрения одну – социальную, распределенную между детьми и взрослым воспроизводимую деятельность, вторую – индивидуальную, внутреннее противоречие наличной и идеальной формы взрослости. Одновременно с этим, ребенок несвободен от предшествующего актам учения субъективного опыта и его противоречий, а также от противоречий собственного опыта с условиями обучения. Механизм инициирования и разрешения этих противоречий как специфических, сложных и неоднородных «внешне-внутренних» содержательных напряжений, разрешающихся в актах общения и коммуникации с учителем и учениками, не являлся предметом прямого исследования в рамках образовательного пути ребенка младшего школьного возраста. Одновременно с этим, понятие такого механизма с одной стороны, пока не имеет четких границ, а с другой, не операционализировано для анализа процесса учения-обучения.

Целями настоящего исследования являются: 1) определение представления о конфликте как механизме инициирования и разрешения противоречий процесса учения-обучения и инструментальных функций конфликта; 2) экспериментальный анализ содержания и динамики конфликтов учения-обучения в младшем школьном возрасте.

Задачи исследования.

1. Анализ подходов к изучению конфликта как механизма инициирования и разрешения противоречий и функций конфликта в отношении к ситуациям учения-обучения.

2. Экспериментальное выделение материала, предмета и характера столкновения деятельностей учителя и ученика в ситуациях учения-обучения.

3. Определение диагностических признаков конфликтов различного содержания и характера.

4. Разработка процедур диагностики конфликтов различного содержания и характера.

5. Определение динамики конфликтов различного содержания и характера у младших школьников методом поперечных срезов.

6. Анализ динамики конфликтов детей младшего школьного возраста.

7. Анализ адекватности конфликтных феноменальных форм урока материалу дискуссионного взаимодействия и целям учителя.

Объектом настоящего исследования являются конфликты ситуаций учения-обучения в младшем школьном возрасте на дискуссионных уроках, построенных в рамках концепции развивающего обучения.

Выбор объекта исследования произведен по следующим основаниям.

Во-первых, младший школьный возраст является лирическим, стабильным и по своему содержанию представляет преимущественное освоение ребенком операционально-технической стороны универсума человеческой деятельности, в отличие от ее мотивационно-смысловой стороны. В этом возрасте становятся культурные способы действия с учебно-предметным материалом, способы его нормативной организации. Принципиальным механизмом освоения способов действия с предметом является опробование. Через пробы организации детьми учебно-предметного материала и материала отношений со сверстниками и учителем можно представить нормативную для данного возраста динамику становления культурных способов действий и складывания определенности отношений. Новые способы действий и отношений становятся всякий раз в «живых» столкновениях и взаимодействиях, через личностные пробы организации детьми учебно-предметного материала и материала отношений.

Во-вторых, инициирование и разрешение противоречий учебно-предметного материала и материала учебных коммуникаций является в программе развивающего обучения специальным педагогическим замыслом, т.е. педагог ищет «встречи» с ребенком и его деятельностью с одной стороны, и работает над обеспечением «встречи» ребенка с учебно-предметным содержанием, с другой. Это значит, что в реализации программ, построенных на идеях теоретического обобщения мы можем наблюдать конфликты формирования предметной и коммуникативной компетентности.

Однако, при реализации программы учитель сталкивается не только с конфликтами, организованными на учебно-предметном содержании, спроектированными в программе ее разработчиками, но еще и со специфически пройденной возрастной динамикой конкретных детей, с их ненормативными вопросами и ситуациями. Под содержанием обучения предлагается понимать не только знания, подлежащие усвоению и способы умственной работы, но и способы установления межличностных и аутоотношений. «Межличностные отношения «даны» во взаимодействии: они определяют как тот тип взаимодействия, который возникает в данных конкретных условиях, так и степень выраженности этого типа взаимодействия».

Предметом настоящего исследования является динамика содержания и характера проб разрешения противоречий процесса учения-обучения и спонтанно формирующаяся конфликтная компетентность детей младшего школьного возраста

Гипотезой настоящего исследования является предположение о том, что содержание проб разрешения противоречий и спонтанная конфликтная компетентность, формирующаяся на уроке в младшем школьном возрасте, имеет следующую динамику: от разрешения конфликтов определенности в отношениях с учителем, через становление конфликтного аспекта учебно-предметной компетентности, к разрешению конфликтов принадлежности и самоценности. Период второго-третьего классов характеризуется сменой содержания конфликтов, а период третьего-четвертого классов характеризуется несоответствием конфликтных форм урока и содержания спонтанных детских конфликтов этого периода.

Методы исследования содержания проб организации противоречий учебно-предметного материала и материала отношений в младшем школьном возрасте включают в себя ряд особенностей:

– организация процесса учения-обучения зависит от целей, методов и форм обучения, и, следовательно, для его понимания необходим анализ реализации этих целей, методов и форм. Это обеспечивалось с одной стороны, предварительными интервью с учителями, ведущими урок о целях и методах данного урока, а с другой, анализом рассогласований общения и понимания на уроках;

– динамика содержания конфликтов может быть определена через собственно феноменальные столкновения и пробы разрешений, а также как результат опыта участников. Следовательно, для обеспечения адекватности исследования необходим анализ процессов разворачивания конфликтов различного содержания и характера;

– младший школьный возраст характеризуется рядом особенностей, которые необходимо учитывать при получении достоверной информации: с одной стороны – это утрата непосредственности, а с другой – высокая внушаемость и ориентация в ответах на мнение и ожидание взрослого. Проективные методики в наибольшей степени отвечают целям достоверности.

Учитывая эти особенности, выбраны следующие исследовательские методы:

1.   сопоставительный анализ представлений о конфликте в философской, методологической, социологической, психологической литературе;

2.   анализ реализации сценариев и интеракций уроков дискуссионоого типа;

3.   включенное наблюдение;

4.   критериально-ориентированная интерпретация конфликтов взаимодействий в ситуациях учения-обучения;

5.   проективные методики: тематический рисунок и метод неоконченных предложений;

6.   статистический анализ.

Научная новизна и теоретическая значимость исследования состоит в том, что ситуация учения-обучения в младшем школьном возрасте впервые представлена как целостная модель, имеющая общее интегративное основание, в отличие от традиционных подходов, обсуждающих ее как ситуацию, ведущую только к развитию предметного мышления*. В работе представлен сравнительный анализ представлений о конфликте и его функциях в различных концепциях. Разработаны диагностические процедуры выявления факторов конфликта применительно к младшему школьному возрасту. Описана динамика конфликтов различного содержания и характера в младшем школьном возрасте. Выявлены и описаны три типа ориентации учителя по отношению к детским конфликтам в ситуациях учения-обучения: конгруэнтная содержанию детских конфликтов, конгруэнтная замыслу урока и игнорирующая детские конфликты.

Практическая значимость данного исследования состоит в разработке форм анализа рассогласований процессов общения и понимания на уроке дискуссионного типа. Техника анализа может быть применена для проектирования и рефлексии уроков такого типа. Разработанные диагностические методики определения содержания и характера конфликтов общения, понимания и самоотношения позволяют давать обоснованные рекомендации учителю об оптимизации процесса повышения предметной и коммуникативной компетентности

Имеется ввиду мышление, развивающееся на учебно-предметном материале детей младшего школьного возраста. Теоретические основания диссертационного исследования позволяют разрабатывать обучающие тренинговые программы с целями формирования конфликтной компетентности.

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Эффективная организация учебного процесса с точки зрения формирования конфликтной компетентности учителя предполагает координацию двух типов содержания: учебно-предметного и содержания отношений, а также решение вопроса об адекватных материалу взаимодействия и целям учителя конфликтных феноменальных форм.

2. В ситуациях учения-обучения возможна реализация трех типов ориентации учителя по отношению к детским конфликтам: конгруэнтная содержанию детских конфликтов, конгруэнтная замыслу урока и игнорирующая детские конфликты.

3. В ситуации учения-обучения имеется не инвариант, но многообразие материала взаимодействия, имеющего в своей реализации общий интегративный механизм – конфликт. Многообразие материала взаимодействий при этом сводится к пяти конфликтным факторам, различающимся по материалу, предмету, инстанциям и характеру взаимодействия – синтезу или подавлению.

4. Разрешение конфликтов в младшем школьном возрасте происходит через опробование участниками способов организации материала в высказываниях и представляет собой динамику пяти факторов конфликта. В начале возрастного периода дети разрешают преимущественно конфликты становления определенности в отношениях с учителем и конфликты учебно-предметного содержания, затем, к концу второго – началу третьего класса, для них становятся актуальны конфликты принадлежности и конфликты самоценности.

5. Младший школьный возраст с учетом содержания конфликтов представляет собой два периода: первый-второй класс и третий-четвертый класс. Первый период с точки зрения соотношения содержания конфликтов и условий обучения можно назвать уместным продуктивно-конфликтным периодом. Второй период с этой же точки зрения можно назвать неуместным непродуктивно-конфликтным периодом. Переход между периодами является специфически кризисным, поскольку характеризуется сменой опор детского самочувствия на уроке.

Апробация результатов исследования. Результаты диссертационного исследования докладывались на следующих конференциях и семинарах: 1. Научный семинар лаборатории проблем психологии развития ПИ РАО 2. Первая и вторая российская конференции по педагогике развития 3. Сибирская научно-практическая конференция по проблемам развивающего обучения 4. II-nd and III-d Annual International Conflict Resolution Conference 5. Результаты научных исследований докладывались и обсуждались на научном семинаре кафедры психологии развития КГУ. 6. На теоретических основаниях диссертации разработан и проведен образовательный спецкурс для учителей ЭШК «Универс» «Методика психологического анализа урока», с использованием результатов исследования.

Структура, объем и краткое содержание исследования. Диссертационная работа изложена на 126 страницах, включает 10 таблиц и 2 рисунка. Библиография содержит 90 названий. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения и 7 приложений.

В первой главе приведен анализ психологических подходов к конфликту, имеющих образовательный смысл и обосновывается положение об универсальности конфликтного механизма для понимания содержания проб организации учебно-предметного материала и материала отношений. Проведен анализ имплицитных представлений о конфликте как механизме развития и его функциях. Результаты анализа обобщены в сравнительной таблице подходов через систему поляризаций и характеристик определений.

Во второй главе приводится анализ экспериментально инициированных конфликтов взаимодействия: от морфологии материала к анализу реальных столкновений. Здесь же приводится «вскрытие» и анализ конфликтной структуры ситуации учения-обучения младшего школьника через экспериментальное изучение переговоров между детьми, описаны техника анализа и разработанные диагностические методики. Затем приведен анализ протоколов дискуссионных уроков с точки зрения конфликтной структуры ситуаций учения-обучения, после чего прослежена динамика содержания конфликтов методом поперечных срезов. В завершении главы приведен анализ адекватности конфликтных форм урока содержанию и характеру возникающих детских конфликтов, а также приведен сопоставительный количественный и качественный анализ данных динамики конфликтов ситуаций учения-обучения и динамики способов урегулирования детских конфликтов, применяемых учителем на уроке.

В заключении приведены выводы о динамике содержания конфликтов ситуаций учения-обучения, о выделении двух периодов младшего школьного возраста: продуктивном и непродуктивном с точки зрения соответствия конфликтных феноменальных форм урока и содержания детских конфликтов; сделан вывод о преимущественно игнорирующей ориентации учителя в отношении конфликтов принадлежности и самоценности и преимущественной ориентации учителя на замысел урока в регулировании конфликтов учебно-предметного содержания.

1. Онтологии и функции конфликта в ситуации учения-обучения

 

1.1 Конфликтный аспект взаимодействий в ситуации учения-обучения

Разрешение противоречий различного содержания происходит в актах деятельности, коммуникации и мышления и представляет из себя сложный, неоднозначный и как правило, непредсказуемый процесс. Акты действия, коммуникации и мышления, прежде чем совершиться, предполагают ситуации, из которых они вытекают и которыми определяются. Ситуации, в свою очередь, приобретают определенность благодаря конфликтам. «Действие предполагает обстоятельства, ведущие к коллизиям, к акции и реакции. В каком пункте этих предпосылок должно начинаться действие, этого нельзя определенно установить. То, что с одной стороны является началом, может с другой стороны оказаться результатом предшествующих перипетий… Последние, в свою очередь, представляют собой лишь результат предшествующих коллизий и т.д.». «…раздвоение и его определенность составляют сущность ситуации, которая вследствие этого становится коллизией, ведущей к реакциям, и образует как исходный пункт, так и переход к действию в собственном смысле этого слова.».

В общем виде под конфликтом, таким образом, предлагается понимать специфическую характеристику измененных столкновением деятельности, приводящую во взаимодействии к возникновению результатов, соответствующих преобразуемым участниками условиям ситуации.

Опираясь на таким образом представленную последовательность возникновения конфликта, необходимо вначале указать определенность ситуации учения-обучения в ее раздвоенности и противоречивости, затем проанализировать современные подходы, определяющие представления о конфликте и его функциях в ситуации учения-обучения, и перейти к эмпирическому анализу процесса учения-обучения с точки зрения содержания и характера возникающих в детских дискуссиях конфликтов.

Процесс учения-обучения, по мнению многих исследователей, включает в себя два базовых процесса – трансляцию и коммуникацию, и представляет собой взаимное общение индивидов. Трансляция при этом понимается как демонстрация деятельности, которой необходимо научиться, а коммуникация – как процесс, обеспечивающий понимание содержания и способов осваиваемой деятельности и понимание деятельности участников процесса учения-обучения. Коммуникация обеспечивает создание рабочей кооперации и совместную деятельность индивидов.

Как отмечают многие отечественные исследователи проблемы перехода из дошкольного детства в школьное, ребенок приходит в школу со сложившимися в дошкольном детстве способами общения со сверстниками и взрослыми, которые вступают в противоречие со всем укладом новой для него школьной жизни. Новые, общественно значимые, «гражданские» отношения требуют от ребенка новых способов общения и кооперации со сверстниками и учителем, поскольку основным предметом взаимодействия в школе являются теоретические и / или эмпирические способы обобщения учебно-предметного материала. На их основе строятся способы отношений и взаимодействий между участниками процесса учения-обучения. Д.Б. Эльконин подчеркивает, что «очень часто, говоря об обучении имеют ввиду только его чисто образовательные функции, то есть, формирование у учащихся предусмотренных программой знаний и навыков. Это ограниченное представление об обучении. Своим содержанием и формой организации обучение… формирует определенные черты личности человека. Образовательные задачи обучения могут быть хорошо выполнены, если реализованы на высоком уровне его воспитательные функции».

Сформированные в дошкольном детстве способы понимания отношений предметного мира также вступают в противоречие с теми, которые предлагает ребенку учитель. Так, Л.С. Выготский, обсуждая противоречие понимания арифметических отношений у детей предшкольного возраста отмечает, что усвоение ребенком арифметики взрослых конфликтно, а разрешение этого противоречия происходит, по мнению В.В. Давыдова с образованием у младших школьников понятия числа, однако, этим достигается только промежуточный уровень предметной компетентности, и дальнейшее ее развитие, видимо не имеет границ.

Таким образом, обучение, основанное на теории содержательного обобщения в своей реализации сталкивается с двумя основными противоречиями, которые должны разрешаться: одно – противоречие сложившихся за предыдущий возрастной период и предлагаемых учителем форм общения и коммуникации, другое – противоречие «натуральной» и «культурной» форм учебно-предметного содержания.

 

1.2 Традиционные исследования конфликта

В традиционных психологических исследованиях можно выделить три понимания конфликта.

1. В рамках социально-психологической традиции конфликт понимается как такой тип социального взаимодействия людей или групп, который несет в себе деструктивный потенциал, разрушает межличностные и межгрупповые взаимоотношения, приводит к распаду социально-психологических структур и негативным переживаниям. Это понимание хорошо представлено в литературе и мы не будем на нем останавливаться.

2. В психоанализе и психодинамических подходах конфликт понимается как энергетическая основа личности, составляющая ее мотивационное ядро. Причины человеческих поступков и переживаний всегда конфликтны, а онтогенез построен на разрешении конфликтов

3. Третье понимание начало складываться в культурно-исторической теории Л.С. Выготского, также характерно для исследований продуктивного мышления и представлено в генетической психологии как гипотеза о социокогнитивном конфликте и представляет конфликт как механизм развития человеческой деятельности и мышления.

Деструктивное и психодинамическое понимания имеют развернутые и культурно оформленные практики и прикладные программы работы с конфликтом. Однако, конфликт как механизм развития деятельности в рамках второго и третьего понимании с одной стороны представлено неявно, а с другой, недостаточно операционализировано для анализа и конструирования образовательных процессов.

Конфликт в педагогической психологии традиционно рассматривается как явление, связанное с негативной межличностной динамикой в контексте воспитательных задач. Под конфликтом здесь понимается способ борьбы участников конфликтного взаимодействия за неделимый или недостаточный ресурс. Это понимание унаследовано от социально-психологических интерпретаций конфликта с одной стороны, и глубинно-психологических интерпретаций, с другой.

Не останавливаясь на подробном обзоре, в традиционных для психологии исследованиях конфликта представляется необходимым подчеркнуть два принципиальных момента, которые важны в контексте данного исследования:

1) обе традиции рассматривают конфликт как феномен острого переживания, резкого переструктурирования или распада различных структур. Однако необходимо отметить, что при этом отношение к конфликту как явлению однозначно вредному с середины нынешнего столетия претерпевает изменение.

2) конфликт рассматривается либо как глубинно-психологическое либо как социально-психологическое явление, монопредметно.

Это понимание положено в прикладные конфликтологические программы, которые имеют большой успех. Но, несмотря на хороший задел, понимание конфликта как механизма развития деятельности и психики и как явления полипредметного не определено в своих границах и практически не операционализировано для анализа и конструирования образовательных процессов.

Необходимость развернутого представления и операционализации конфликта для анализа процесса учения-обучения задается двумя моментами: 1) разрешение противоречий учебного материала является ядром ситуаций учения-обучения, разрешающихся в действии через коммуникацию и общение; 2) управляемость процесса учения-обучения задается осознанным проектированием противоречий конструированием содержательных конфликтов.

В связи с обозначенными противоречиями необходимо обратиться к пониманиям конфликта, имеющим образовательный смысл и построенных не на традиционных основаниях исследования конфликтов.

 

1.3 Представления о взаимодействии и функциях конфликта в генетической психологии

Генетическая теория Ж. Пиаже весьма близко подходит к описанию конфликтных механизмов развития, но не описывает их прямо, т.е. не представляет как собственно конфликтные. Эти два обстоятельства, как нам кажется, являются существенными. Первое обстоятельство связано с методом исследования, введенным Пиаже во время работы в Институте Ж.‑Ж. Руссо. Клинические наблюдения за спонтанной деятельностью детей позволили эмпирически выделить то, что впоследствии в теории приобрело значение двух ключевых процессов интеллектуального развития – ассимиляции и аккомодации с одной стороны, и демонстрировало процессы уравновешивания с другой. Клинические наблюдения позволили также систематически наблюдать те реальные столкновения, которые преодолевает детская мысль.

Второе обстоятельство имеет практические основания. Если мы хотим не просто фиксировать те или иные закономерности развития, но и строить образовательную практику, то мы должны представлять себе формы совместности, которые обеспечивают сопряжение деятельностей, ведущее к новообразованиям. Представления о конфликте являются звеном, интегрирующим предметно-дидактические, педагогические и собственно психологические знания в проектировании / реализации. Эти представления являются не просто тем, что «нужно учитывать», но тем, что позволяет поляризовывать и обнажать для нас и для ребенка ту деятельность, которую он строит.

Оба обстоятельства становятся понятными, если принять во внимание ключевые установки исследовательской программы Ж. Пиаже. С одной стороны, это выявление генетических стадий развития интеллекта как универсальной человеческой способности, сводимое в проект генетической эпистемологии, а с другой, – клиническая ориентация исследований с наблюдением за спонтанным поведением детей. Первая установка определяет предмет исследований – своеобразие детского интеллекта в рамках возрастной динамики, вторая же метод – систематическое клиническое наблюдение и классификации клинического материала.

Описания конфликта как механизма «размыты» и «размазаны» по исследовательской программе, конфликт не является предметом исследования. Поэтому необходимо выделить особенности понимания конфликта в исследованиях Ж. Пиаже.

Можно выделить три смысла, в которых употребляется термин «конфликт» в его работах, и, соответственно им, представления об инструментальных функциях конфликта: конфликт как диагностическая ситуация, конфликт как диагностический и формирующий прием и конфликт как механизм развития.

Конфликт как диагностическая ситуация.

Там, где дело у Ж. Пиаже касается условно говоря «чистого эмпирического описания», конфликт выступает в функции диагностической ситуации, т.е. как такое эмпирическое состояние процесса, которое обнажает его структуру. «Ребенок считает, что расстояние между двумя предметами изменится, если между ними положить третий предмет… Везде, где речь идет о непрерывных или дискретных величинах, приходится сталкиваться с отсутствием элементарнейших форм сохранения, что, в свою очередь, является результатом отсутствия операциональной обратимости. Это становится непосредственно очевидным, когда имеется конфликт между воспринимаемой конфигурацией и логикой». Эта ситуация является для Пиаже диагностической во всех экспериментах на сохранение, а также в экспериментах на понимание противоречий.

Конфликт как диагностический и формирующий прием

В исследовании, выполненном Лорандо детских способностей к децентрации и сохранению в дошкольном возрасте используется идея формирующего эксперимента с последовательным конструированием конфликтов.

Разобьем весь ход эксперимента на последовательность действий, выполняемых экспериментатором с одной стороны и испытуемыми, с другой. «Группу испытуемых просили предсказать уровень, которого достигнет вода, после того, как ее перельют из одного сосуда в другой, отличающийся по форме. Затем испытуемые демонстрировали, до какого уровня в действительности поднялась вода. После этого испытуемых спрашивали о сохранении, и если они его отрицали, просили добавить необходимое количество воды. Эта процедура повторялась с сосудами, все более и более различающимися по форме, до тех пор, пока один становился уж слишком широким и низким, а другой – высоким и узким, и становилось очевидно, что равенство уровней не обеспечивает равенства количества жидкости».

Вскрытию структуры задачи на сохранение способствует последовательно осуществляемые действия с материалом, которые приводят к поляризации в одном времени-пространстве детских представлений о количестве для них самих. Эти представления о количестве опираются на восприятие формы с одной стороны и на логику подачи материала, с другой. Конфликт восприятии приводит к представлениям о сохранении. Интересно, что конфликт строился только у тех испытуемых, которые отрицали сохранение, т.е. у детей, «с отсутствием» представлений о сохранении количества воды, но одновременно с этим, эти дети уверенно ориентировались в оценке количества через восприятие формы. Таким образом, работа экспериментатора состояла в актуализации противоречивых действий оценки количества воды, каждое из которых принадлежит одному и тому же испытуемому: одно как стереотипное), другое как опытное испытание материала).

Таким образом, в указанном эксперименте отчетливо выступает метод конструирования конфликта как приема формирования представлений о сохранении.

Конфликт как механизм развития

Генетическая теория Ж. Пиаже основывается на представлении о существовании двух базовых процессов, обслуживающих адаптацию, и, следовательно, объясняющих развитие: ассимиляции и аккомодации. Их реципрокность оказывается по мнению Пиаже, механизмом, обеспечивающим устойчивость адаптационных процессов.

В рамках возрастной динамики нарушение равновесия ассимиляции и аккомодации вызывает эффекты развития интеллекта. Само по себе нарушение равновесия появляется из «натуральной» возрастной динамики. «Именно на базе символической функции «формирующего представления» становится возможной интериоризация действия в мысль». «Всякая новая аккомодация обусловливается существующими ассимиляциями».

Понятие конфликта опирается на представление о нем как о механизме развития форм уравновешивания. В исследованиях Ж. Пиаже можно выделить интер- и интрапсихическую формы конфликта. Внутренняя форма представляется в качестве базового механизма возрастной динамики интеллектуальных структур, – как нарушения равновесии и противоречивость ассимиляции и аккомодации с одной стороны и как внутренняя противоречивость самой аккомодации, с другой. Внешняя форма конфликта представляется в качестве механизма интериоризации размышления. Выделяя социальные факторы интеллектуального развития, Пиаже говорит, что»… общество не просто воздействует на индивида, но непрестанно трансформирует его структуру… Это позволяет сделать очевидный вывод, что социальная жизнь трансформирует интеллект через воздействие трех посредников: языка, содержания взаимодействия субъекта с объектами и правил, предписанных мышлению».

Это преодоление достигается путем инериоризации другой точки зрения на тот же предмет. Или, эту же мысль можно выразить в терминах конфликта: формальное мышление как способность становится через его конфликтную структуру, т.е. через интериоризацию внешне организованного спора. Благодаря этому мышление приобретает характер автономного, т.е. форму способности. И Пиаже, поэтому, полагает формальные операции конечной формой развития мышления, а коллективные логические нормы высшей формой правил мышления. Интересно отметить, что Пиаже фиксирует на определенном возрастном этапе невозможность такой явленности двух разных точек зрения одновременно – до известного

Ж. Пиаже не проводит принципиальных различий между закономерностями построения внутренних и внешних взаимодействии. «Координация действий индивидов подчиняется тем же законам, что и интраиндивидуальная координация. Это несправедливо по отношению к социальным процессам, включающим принуждение или авторитарность… но справедливо для ситуаций сотрудничества, являющегося на деле «сотрудничеством».

В рамках настоящего исследования нет необходимости углубляться в вопрос о типе развивающихся понятий, – житейских или научных, важно зафиксировать сам механизм развития интеллекта, отмечаемый Пиаже, и предпосылки его «работы», т.е. условия учения.

Организация живого мышления для Ж. Пиаже сообразуется с законами возможной композиции действий. Могут ли они сосуществовать друг с другом в одном месте? Если да, то как? «Способ, которому следует реальная мысль, состоит, напротив, не в рассуждении относительно одних определений, а в том, чтобы действовать и оперировать,… только выполняя действия, порождающие А и В, мы можем констатировать, совместимы они или нет… эти действия организуются согласно внутренним условиям связи между ними, и именно структура этой организации составляет реальное мышление».

В классификации способов построения спонтанной детской совместности Ж. Пиаже выделил три типа разговоров между детьми от четырех до семи лет: коллективный монолог, ссора и настоящий спор. При этом Пиаже отмечает, что разговор имеет место тогда, когда минимум три последовательных высказывания, произнесенных по меньшей мере двумя собеседниками, относятся к одному и тому же предмету.

Выводы, которые можно сделать из этих важных замечаний Пиаже, можно сформулировать следующим образом: 1) основа умения «рассуждать логично» лежит в отношениях «одновременной дифференциации и реципрокности, которые характеризуют координацию точек зрения», т.е. в отношениях дифференцированных и связанных между собой одновременно, различных точек зрения; 2) дифференцированность еgо и а1tег являются предпосылкой и основанием возможности установления таких отношений, т.е. отделенность Моего и Иного, Я и Ты, причем отделенность явленная Мне и Тебе.

Таким образом, вышесказанное позволяет выделить три понимания конфликта в работах Ж. Пиаже: конфликт как диагностическая ситуация, конфликт как диагностический и формирующий прием и конфликт как механизм развития, а также две формы его существования как механизма развития: внешнюю и внутреннюю.

В работах А.Н. Перре-Клермон, развивающей концепцию Ж. Пиаже, конфликт выделяется как ключевой фактор развития, и один из основных предметов исследования. Понятие конфликта выступает как один из главных элементов в изучении механизмов когнитивного развития. Конфликт здесь выступает в тех же выделенных функциях: конфликт как диагностическая ситуация, конфликт как диагностический и формирующий прием и конфликт как механизм развития. В отличие от Ж. Пиаже, А.-Н. Перре-Клермон выделяет социокогнитивный, т.е. внешний конфликт как основной предмет исследований и, гипотетически, ключевой фактор когнитивного развития. «Каковы характеристики социальных взаимодействий и условия их влияния на организацию, вытекающую из деятельности индивида?… В этом взаимодействии фундаментальным является тот процесс, который вызывает конфликт между противостоящими центрациями, требующими для его разрешения разработки систем, способных координировать различные центрации.»

Под конфликтом А.-Н. Перре-Клермон предлагает понимать «детерминирующий фактор развития в социальном взаимодействии, который возникает как противоречие противостоящих центрации, конфронтация между субъектом и утверждениями или действиями других лиц. Разрешение конфликта предполагает создание систем, способных к их координации». И далее: «ситуация будет конфликтной… если различие центрации и характер задачи коллективной ситуации требуют от него перестройки действующих координации. В этой функции конфликт является «катализатором», т.е. необходимым условием развития».

В серии экспериментов на образование понятия сохранения А.-Н. Перре-Клермон в протестах и посттестах использует конфликт как диагностическую ситуацию, противопоставляя испытуемым аргументы, опровергающие их точку зрения на результаты опытов с переливанием сиропа, измерением длины линейных объектов, сохранения числа, сохранением формы объекта и конфликт как противостояние точек зрения испытуемых разного уровня в качестве формирующего и диагностического приема. В формирующем воздействии экспериментатор добивался того, чтобы дети противопоставляли и аргументировали свои точки зрения друг другу.

Таким образом, можно повторить вывод, сделанный из анализа работ Ж. Пиаже, и утверждать, что в рамках генетической психологии термин «конфликт» употребляется в трех различных смыслах: как диагностическая ситуация, как диагностический и формирующий прием и как механизм развития. При этом, генетически исходной по отношению к внутреннему конфликту формой является конфликт внешний, социокогнитивный, т.е. социокогнитивный конфликт инициирует внутренний когнитивный конфликт, который, в свою очередь ведет к образованию новых равновесии.

Резюмируя анализ понятия конфликта и понимание его функций в генетической психологии, можно сказать:

1. Конфликт понимается двойственно – и как естественный, имманентный природе интеллекта механизм и как специально и технически создаваемое условие развития, но всякий раз как ядро и механизм развития.

2. Продуктивность конфликта для развития интеллектуальных структур не вызывает сомнений, т.е. исследуется продуктивная сторона конфликтного взаимодействия.

3. «Локализация» или место конфликта определена и как внутренняя и как внешняя; эти две формы находятся в отношении генетического следования одна за другой.

4. Феноменально конфликт представлен как последовательность столкновения интеллектуальных действий, построенных на базе тех или иных интеллектуальных центрации.

6. Предметом конфликта являются интеллектуальные структуры и их характеристики.

7. Урегулирование конфликта происходит за счет образования новых интеллектуальных структур, включающих в себя предыдущие как свою часть, т.е. за счет развития интеллекта.

 

1.4 Представления о взаимодействии и функциях конфликта в психоанализе

Психоанализ является одной из двух наиболее признанных психологических традиций, которая обсуждает конфликт как один из ключевых механизмов психического. В работе З. Фрейда конфликт представлен как ядерный механизм развития личности и образования характера. Структура личности остается неизменной при ее образовании на Эдиповой стадии и представляет из себя конфликтующую совокупность трех инстанций: Я, Оно и Сверх-Я. Необходимо отметить, что отношения между действиями, имеющими противоречивые основания и принадлежащими разным инстанциям заданы в психоанализе субординационно и линейно, т.е. на основе подавления одного из действий. Это принципиальная особенность конфликтного механизма, отмечаемого психоанализом:

«психоанализ утверждает, что психоневрозы базируются на невротическом конфликте. Конфликт ведет к обструкции разрядки инстинктивных побуждений, что кончается состоянием «будь я проклят».

Однако, это характерно только для такого конфликта, который является патогенным или невротическим. Конфликтное существование человека, начиная буквально с первых дней его жизни подчеркивается практически всеми представителями психоаналитического учения З. Фрейд, 1923; А. Адлер, 1930, Э. Эриксон, 1967; К. Хорни, 1939, Р. Гринсон, 1985; К.Г. Юнг, 1935), но не обязательно конфликты приводят к невротическим нарушениям, к невротическому конфликту. Наиболее отчетливо эту мысль выразил Э. Эриксон в периодизации детского развития и идее «доблестей» и «стагнации» как полярных результатах разрешения нормативных конфликтов возраста.

Психоаналитическое лечение исходит из предпосылки структурированности личности в отношении инстанций. Структура личности есть, как уже указывалось, такая совокупность инстанций Я, Оно и Сверх-Я при которой отношения между ними задаются субординационно и линейно. Это значит, что в конфликте всегда выигрывает Сверх-Я, проигрывает же – Оно. Однако Я в этом случае всегда расплачивается за победу новыми покушениями Оно, т.е. победа Сверх-Я никогда не может состоятся, точно так же, как и победа Оно. В этом антагонизме двух психических группировок и состоит душевная жизнь.

Для психоаналитических представлений характерно также то, что при структурном понимании психического они дают практическую возможность интерпретации, которая соединяет пациента, движимого мотивом страдания к интеграции когда-то отколовшейся части Я, и психоаналитика, апеллирующего к различным слоям душевной жизни.

Отношения между инстанциями душевной жизни в психоанализе заданы конфликтно. На этом основании они и различаются, взаимно ограничиваются.

В каждой конкретной ситуации анализу подвергаются конфликты с разным содержимым. Анализ обнаруживает содержимое когда-то случившегося межличностного конфликта, образовавшего конфликт внутренний.

Содержимые оказываются возрастно-закономерными и обобщаются в ключевые противоречия возраста.

При этом эмоциональные конфликты проявляются как реакция дезадаптации в отношении моральных норм или требований реальности, оцениваемых личностью как невыносимые.

Психоаналитическая терапия и образование детей основывается на предположении о меньшей оспособленности в разрешении такого типа конфликтов, чем у взрослых, на меньшей силе Я. Как указывает А. Фрейд, условием терапии ребенка является осознание им факта личностной дезадаптации. Как сказала маленькая пациентка А. Фрейд – «Во мне сидит черт».

Разрешение конфликта представляет собой интеграции отколовшихся элементов Я в общую структуру личности., это и оставляет экономическую основу душевной жизни: невротик относится к другому амбивалентно. Актуализация двух нереализуемых одновременно чувств составляет конфликтную ситуацию. Благодаря бессознательности механизма основания выбора объекта воспроизводятся в неизменном виде, обрастая лишь новыми привнесениями других объектов идентификаций.

Психоаналитический язык является языком истолкования душевной жизни ребенка, функцией которого является экстериоризация внутренних конфликтов, их оформление и разрешение. И если представления о ситуации учения-обучения в первом школьном возрасте игнорируют душевную жизнь, то это только потому, что внимание учителя специально для этого не организовано. И потом, «Никто не спрашивал себя каким путем и какими жертвами достигается подавление неудобных влечений».

В этом месте можно также привести идеи неопсихоанализа, трактующие личностный рост индивида как его адаптацию. «Примером динамической адаптации – пишет Э. Фромм – может послужить такая, когда ребенок подчиняется строгому, суровому отцу… Эта подавленная враждебность – хотя она никак не проявляется – становится динамическим фактором его характера. Она может усилить страх ребенка перед отцом и тем самым повести к еще большему подчинению; может вызвать беспредметный бунт – не против кого-либо конкретно, а против жизни вообще». Хотя напрямую к ситуации учения-обучения это вроде и не имеет отношения, но в условиях развития установок так называемой гуманной педагогики, педагогики сотрудничества мы очень сильно втягиваем в процесс обучения личность ребенка.

Педагоги специально технически интересуются его мнением и апеллируют к таким личностным диспозициям, которые традиционно относились к области компетенции психолога или воспитателя.

По замечаниям Э. Эриксона первый школьный возраст характеризуется полярностью чувств умения и неполноценности. А также тем, что на этой стадии развития ребенка возможна регрессия и обращение к эдиповой фазе, к тем привязанностям, которые специфичны для нее, т.е. мы вправе ожидать конфликта этих чувств в ситуации учения-обучения.

Таким образом, из анализа психоаналитически ориентированных концепций можно сделать следующие выводы, существенные для анализа понятия конфликта и понимания его функций:

1. Конфликт представляется как ядро и механизм развития личности и представлен как: внутренний, субординационный, порождающий человеческий характер.

2. Предметом конфликта в психоанализе является вытесненное, бессознательное, а материалом – внешние и аутоотношения.

3. Психоанализ не принимает искусственное происхождение конфликта, хотя, по определению искусственных систем терапевтическая практика психоанализа признает это. Для психоанализа конфликт – имманентный природе человека, т.е. естественный механизм.

4. Психоанализ разделяет тезис о двойной природе конфликта – продуктивной и деструктивной, т.е. конфликт в психоанализе есть механизм человеческого развития с одной стороны и механизм невротизации, с другой.

5. Психоанализ изучает главным образом внутренние конфликты.

6. Феноменально конфликт представлен в явлении сопротивления, которое может иметь чрезвычайно большое и разнообразное количество признаков и всякий раз для прояснения нуждается в истолковании.

7. Урегулирование конфликта происходит за счет подчинения требованиям социальных норм и реальности, т.е. разрешение происходит линейно, за счет подавления одного из «участников» – Оно.

 

1.5 Представления о взаимодействии и функциях конфликта в культурно-исторической концепции

Впервые глубоко и систематически проблема культурного развития ребенка начала исследоваться в рамках культурно-исторической концепции. Она ставилась прежде всего как проблема знакового опосредствования в ситуации овладения ребенком собственным поведением, превращения его в культурное. Идея знакового опосредствования является моделью перехода к новому принципу порождения и развертывания собственных психических процессов и появляется, как указывает Л.С. Выготский, всегда в контексте взаимодействия идеальной и реальной форм, «…среда здесь играет роль не обстановки, а источника развития, обучение ведет за собой развитие».

Описания конфликта как механизма в культурно-исторической концепции так же, как и в генетической психологии «размыты» и «размазаны» по исследовательской программе, конфликт не является прямым предметом исследования. Поэтому необходимо выделить особенности понимания конфликта.

В продолжение введенного на материале генетической психологии различения можно также выделить три смысла, в которых употребляется термин «конфликт» в культурно-исторической концепции: конфликт как диагностическая ситуация, конфликт как диагностический и формирующий прием и конфликт как механизм развития.

Конфликт как механизм возрастного развития

В литические периоды развития ребенка механизмом развития «внутри» ведущей деятельности как его формы является актуализация противоречивых оснований для действования. Так, например, столкновение возникших нереализуемых немедленно мотивационных тенденций и тенденции к немедленному удовлетворению желания является, как указывает Л.С. Выготский, условием возникновения игры и механизмом развития воображения и произвольности дошкольника. «На каждом шагу ребенок приходит к конфликту между правилом игры и тем, что бы он сделал, если бы сейчас мог действовать непосредственно: в игре он действует наперекор тому, что ему сейчас хочется».

Рассматривая периодизацию детского развития, Л.С. Выготский выделяет критические и литические периоды. Структура критических периодов, кризисов, которые «характеризуются резкими и капитальными сдвигами и смещениями в относительно короткие периоды времени», имеет трехчленное строение и складывается из следующих фаз: предкритическая, критическая и посткритическая. Кульминация кризиса приходится на критическую фазу. К.Н. Поливанова выделяет два этапа в критической фазе, первый из которых – мифологизация представлений, при которой форма искомой взрослости для ребенка содержательна сама по себе. «Например, быть в школе значит и быть школьником, быть взрослым». Второй этап в критической фазе – этап конфликта. На данном этапе мифологизированные представления ребенка об искомой взрослости наталкиваются на внешние ограничители, часть из которых посредством конфликта обнаруживает потерю своей актуальности, с другой стороны, обнаруживается и собственная недостаточность самого ребенка, т.е. посредством конфликта создаются основания для рефлексии ребенком собственных способностей. Таким образом, конфликт выступает в качестве механизма развития, и в данном случае «позитивный смысл конфликта состоит в раскрытии для самого ребенка его собственных возможностей».

Конфликт как механизм ситуаций учения-обучения

Л.С. Выготский, говоря о культурном развитии арифметических операций, прямо отмечает, что усвоение ребенком культурных форм обращения с предметным арифметическим материалом обладает специфичностью в том смысле, что оно всегда носит конфликтный характер,»… всегда происходит столкновение его арифметики с другой формой арифметики, которой ребенка обучают взрослые. Педагог и психолог должны знать, что усвоение ребенком культурной арифметики является конфликтным». Разрешение этого конфликта является по мысли Л.С. Выготского, тем процессом, который ведет к освоению культурных способов действия с арифметическими знаками. Таким образом, процесс учения-обучения оказывается конфликтогенным, в силу того, что обе формы арифметики претендуют на однозначное, в плане выбора и осуществления, действие ребенка – «Он создает коллизию между прежней линией развития и той, которая начинается при усвоении школьных знаков».

Сама попытка «направить процессы внимания по другой линии», т.е. преодолеть наличные, данные ребенку, имеющиеся у него способы организации внимания в ситуации требования произвольного внимания) является, на наш взгляд, попыткой разрешить противоречие, конфликт между наличными и данными в ситуации эксперимента способами действия с материалом, который переживается ребенком как усилие, и происходит как мобилизация его внешнего и / или внутреннего ресурса для решения задания эксперимента. По мысли Выготского самая сущность культурного развития состоит в столкновении развитых, культурных форм поведения, с которыми встречается ребенок, с примитивными, которые характеризуют его собственное поведение, а также «в историю детского развития вводится понятие конфликта, т.е. противоречие или столкновение природного и исторического, примитивного и культурного, органического и социального».

В контексте идей культурно-исторической концепции Б.Д. Эльконин полагает поляризации основанием проекта образовательного пространства. Работа взрослого заключается в явлении этих поляризаций ребенку. Взрослый выступает посредником в оформлении и столкновении проектируемых поляризаций.

Учение в культурно-исторической концепции понимается как явленность содержания его участникам через сопротивление и преодоление материала, на котором разворачивается взаимодействие Субъект приходит в соприкосновение с предметом, наталкивается на его сопротивление и познает, таким образом, его свойства.

Ситуация учения-обучения, таким образом, характеризуется противопоставлением несовершенных способов поведения ребенка – совершенным способам поведения взрослого на одном и том же материале, по поводу одного и того же предмета взаимодействия и разворачивается как коллизия и конфликт, на преодоление которого направлены усилия ребенка. Внешняя картина поведения ребенка в такой ситуации выглядит как сложная картина полиадресных пробующих действий, имеющих разные основания. Появляется неоднозначность исхода противопоставленности, определяющими моментами которой видимо являются личностный ресурс ребенка и осредствленность педагога.

Отсюда, можно принять вывод о том, что ситуация учения-обучения в культурно-исторической концепции представляет собой конфликт, столкновение деятельностей, приводящее во взаимодействии к возникновению нового содержания, соответствующего целевым установкам участников.

Конфликт как диагностическая ситуация

Диагностическая ситуация характеризуется «выпуклостью» процесса, его наглядной представленностью в поведении. В исследованиях, лежащих в русле культурно-исторической концепции приводится ряд ситуаций, организованных на столкновении натуральной и культурной форм поведения ребенка. В таких ситуациях видна раздвоенность, одновременная обращенность к разным основаниям и противоречивым способам действий. «Интересно взять для наблюдения детей, которые, с одной стороны, еще не умеют считать по-настоящему, но уже имеют начатки обычного счета, а, с другой, еще не вполне оставили «натуральную «арифметику. Стоит это сделать, и мы увидим, что оба способа счета вступают в конфликт, отталкивают один другой».

Д.Б. Эльконин, указывает, что при попытках ребенка включить операцию с предметом в даваемый взрослым образец, для внешнего наблюдателя создается впечатление «раздвоенности поведения» ребенка. «Его поведение… производило впечатление раздвоенного: с одной стороны, он был занят предметом и действием с ним, с другой – взрослым, ради выполнения поручения которого и поощрения он производил действие.

Таким образом, конфликт в определенных точках процесса обнажается и проявляется как видимый в поведении, внутреннее взаимодействие поворачивается к нам своей конфликтной стороной.

Таким образом, можно сделать ряд выводов, существенных для понимания конфликта и его инструментальных функций в культурно-исторической концепции:

1. Конфликт представлен в виде противоречий возраста с одной стороны и в виде реальных противоречий учения, с другой. И те и другие противоречия рассматриваются как движущие силы в столкновении натуральных и культурных форм поведения ребенка.

2. Отношение к конфликту строится как искусственное, т.е. его необходимо проектировать, инициировать и разрешать для решения задач развития.

3. Предметом конфликта в культурно-исторической концепции является разрыв, в виде противопоставленности натуральных и культурных форм поведения.

4. Природа конфликта позитивна, т.е. конфликт является продуктивной основой культурного развития.

5. Культурно-историческая концепция изучает внутренние конфликты, имеющие внешний конфликт своей генетически исходной формой при неопределенности самого понятия конфликта.

6. Феноменально конфликт представлен как противоречивость в одном поведении способов его организации.

7. Урегулирование-разрешение конфликта происходит за счет овладения поведением и построения его на новом уровне.

 

1.6 Соотнесение представлений о конфликте и его функциях в различных концепциях и типология конфликтов учения-обучения

Из анализа концепций, изучающих конфликт, ясно, что можно расположить тот или иной подход в наборе поляризаций и характеристик определений, явно или имплицитно принятых концепцией.

Основные отношения к конфликту как феномену и механизму разворачиваются в следующих поляризациях: естественное – искусственное отношение, определение продуктивности – деструктивности, определение пространства или внутренней – внешней топики конфликта.*

Поляризации отношении.

1. Естественное – искусственное. Это отношение отвечает на вопрос: Можно ли использовать конфликт в качестве средства?

Одни исследования отвечают на этот вопрос отрицательно, т.е. для них конфликт – естественно возникающее явление. Люди попадают в конфликт как бы незаметно для себя, он возникает неожиданно, взаимодействие для его участников вдруг поворачивается своей конфликтной стороной. Конфликт определяется как имманентное состояние человека, не зависящее от его воли. В то же время, может признаваться его неизбежность. Отсюда вытекают профилактически или терапевтически ориентированные подходы работы с конфликтом. Как правило, признается, что это явление вредное.

Другие исследования относятся к конфликту как специально проектируемому и конструируемому средству развития. Участники при таком подходе готовятся к столкновению, выделяя цели, предмет и результат предстоящего конфликтного взаимодействия, проектируют противоречия, положенные к разрешению и само столкновение. Конфликт выступает как ожидаемый. Ресурс конфликтной формы используется сознательно для решения проблемы и развития участников.

2. Отношение к конфликту, как ведущему к какой-либо характеристике его результата. Это отношение отвечает на вопрос: полезен или вреден конфликт? Традиционно выделяют два полярных результата конфликта:

1. Продуктивный. Конфликт полагается как важное, а порой неизбежное условие продуктивности. В анализе отношения к конфликту как однозначно деструктивному феномену прослеживается смена, начиная с 40‑х гг. нашего столетия.

2. Деструктивный. Конфликт полагается как однозначно деструктивный феномен, ведущий к разрушению структур, негативным переживаниям и т.п. Отсюда возникают конфликтофобические установки.

3. Отношение к конфликтной топике. Выделяют два основных топических полюса: внешний и внутренний.

Внешний. Конфликт рассматривается как в основном внешне разворачивающийся феномен, существующий в межперсональном пространстве. Сталкиваются внешним образом представленные интересы, потребности т.д. В основном это характерно для исследований, представленных в социально-психологической традиции.

Внутренний. Конфликт рассматривается как внутренний интимный процесс, ведущий к внешним проявлениям. В основном это характерно для психоаналитических и глубинно-психологических концепций.

Характеристики определения.

1. Внутреннее устройство. Обычно в понятиях о конфликте выделяют структурные и динамические характеристики

Структура. В структуре всегда присутствуют по крайней мере три элемента: конфликтные действия, основания этих действий, позиции или роли участников.

Динамика. В конфликтной динамике сложно проследить закономерности, если относить к конфликту не только очевидно конфликтные феномены, но и механизмы, и феномены, изучаемые в данной работе. Но можно выделить три основных момента динамики, общи для всех подходов: начало конфликта, тело конфликта и окончание конфликта.

2. Функции конфликта.

Обычно под этим термином в литературе по изучению конфликта понимается отношение к характеру результата конфликта – продуктивному или деструктивному. Представляется целесообразным в контексте данного исследования говорить о функциях конфликта в смысле назначения его использования. Из анализа, приведенного выше, следует, по крайней мере, три функции конфликта: 1. Конфликт как диагностическая ситуация. 2. Конфликт как диагностический и формирующий прием. 3. Конфликт как механизм возрастного развития.

3. Содержание конфликта.

Видимо, вопрос о содержании конфликта является и самым сложным и ключевым одновременно. Единственно, в чем сходятся многие исследователи конфликта, так это в том, что содержание в конфликте организовано противоречиво, в то же время, содержимое противоречия бывает весьма различным: от примитивных и недифференцированных аффектов до высших форм мышления. С вопросом о содержании прямо связан вопрос о характеристике и содержании продукта, как конфликтного опыта. Что «втянуто в конфликт, то и может быть его продуктом.

4. Феноменальные характеристики.

В исследованиях, ориентированных на деструктивные формы, конфликт определяется по признакам деструкции. Конфликт определяется по признакам сопротивления материала, и феноменальные характеристики сводятся к определению признаков столкновений противоречивых способов действий.

5. Урегулирование.

Урегулирование конфликта может иметь две крайние формы – подавление и синтез.

Подавление. Эта форма урегулирования обсуждается в рамках линейного подхода к конфликту. Видимо, такой подход не является продуктивным, поскольку, проигравшими оказываются оба участника. Может быть специфика содержания конфликта задает такую стратегию.

Синтез. Данная форма обсуждается в рамках нелинейного подхода. Видимо, такой подход является более продуктивным, поскольку обеспечивает развитие участников.

Данные анализа можно свести в таблицу поляризаций и характеристик определения для определения места концепции и подхода в общей категориальной сетке.

Таким образом, психоанализ характеризуется тем, что он не использует конфликт в качестве искусственного средства для достижения каких-либо целей, хотя из описаний психоаналитической практики это положение следует. Психоанализ изучает в основном внутренние, а не внешние конфликты, и конфликты по форме разрешения и протекания представляют здесь подавление.

Генетическая психология относится к конфликту как механизму развития и не обсуждает его как негативный феномен, но представляет как специфический ресурс. Отсюда, по-видимому, следует непризнание подавления как механизма разрешения.

Таблица 1. Соотнесение понятий конфликта в различных концепциях

--------------------------------------------------------------------------------36.0pt'> | 5%" valign=top > |
Поляризации | характеристики определения |
---------------------------------------------------------

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Содержание и динамика конфликтов учения-обучения в младшем школьном возрасте". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 596

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>