Дипломная работа на тему "Роль психологических исследований в изучении особенностей и природы пограничных психических расстройств"

ГлавнаяПсихология → Роль психологических исследований в изучении особенностей и природы пограничных психических расстройств




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Роль психологических исследований в изучении особенностей и природы пограничных психических расстройств":


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

по специализации «Клиническая психология»

на тему:

«РОЛЬ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ИЗУЧЕНИИ ОСОБЕННОСТЕЙ И ПРИРОДЫ ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ»

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

1.1 Невротические расстройства

1.2 Личностные расстройства

1.3 Факторы, влияющие на возникновение пограничных психических расстройств

ГЛАВА II. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПР ОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

2.1 Методы психологического исследования невротических и личностных расстройств

2.2 Профилактика пограничных психических расстройств

ГЛАВА III. РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ У СТУДЕНТОВ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по желаемой вами теме. Безупречное написание дипломных работ под заказ в Перми и в других городах РФ.

ВЫВОДЫ

ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность. Пограничные психические расстройства личности – одна из ключевых проблем на стыке психологии и медицины. Для теории и практики медицины в последние десятилетия характерно повышенное внимание к изучению пограничных психических расстройств, методов их лечения и профилактики, что связано с ростом их во всем мире. По прогнозам ВОЗ, пограничные психические расстройства обнаруживаются у 10% населения развитых стран мира. В основном это объясняется перенапряжением, обусловленным относительным несоответствием темпов научно-технического прогресса (и связанные с ним изменения во всех областях человеческой деятельности) с одной стороны и развитием и совершенствованием адаптации – с другой [3, с. 78].

В качестве непосредственных причин такого перенапряжения можно назвать необходимость освоения новых способов хранения и переработки информации, овладение новой техникой, что требует больших умственных усилий, уменьшение доли физического труда, конфликты производственного семейного характера.

В настоящее время многие области трудовой деятельности человека связаны с нервно-психическим напряжением. Урбанизация, ускорение темпа жизни, информационные перегрузки, усиливая это напряжение, зачастую способствуют возникновению и развитию пограничных форм нервно-психической патологии, что выводит вопросы психогигиены и психопрофилактики в ряд важнейших задач охраны психического здоровья человека. Решение этих проблем связано, прежде всего, с необходимостью ранней диагностики субклинических проявлений такого рода состояний, в частности, невротизации, психопатизации и предрасположенности к ним. Немаловажную роль играет и диагностика акцентуаций характера, которые под воздействием психотравмирующих факторов способны переходить в патологическое состояние.

Среди различных слоев населения пограничные психические расстройства встречаются с различной частотой, к одной из уязвимых групп относятся студенты. Слово «студент» – латинского происхождения и означает «усердно работающий, занимающийся», т. е. овладевающий знаниями. Характерной чертой нравственного развития в юношеском возрасте является усиление сознательных мотивов поведения. Заметно укрепляются те качества, которых не хватало в полной мере в старших классах – целеустремленность, решительность, настойчивость, самостоятельность, инициатива, умение владеть собой.

Процесс формирования личности студента осуществляется в онтогенезе под влиянием целого ряда факторов: возрастные особенности, учебные нагрузки, изменение социально–бытовых условий, особенности труда и отдыха, формирование новых межличностных отношений. Юношеский возраст, по Э. Эриксону, строится вокруг кризиса идентичности, состоящего из серии социальных и индивидуально-личностных выборов, идентификаций и самоопределений [50, c. 84]. Адаптация личности студента к обучению – это сложный, длительный, а порой острый и болезненный процесс. Он обусловлен необходимостью отказа от привычного, неизбежностью преодоления многочисленных и разноплановых адаптационных проблем и профессиональных затруднений. Вузовская адаптация – процесс, во-первых, непрерывный, так как не прекращается ни на один день, а во-вторых, колебательный, поскольку даже в течение одного дня происходит переключение в самые различные сферы: деятельность, общение, самосознание [33, с. 124-128].

Именно этим обстоятельством обусловлены несмолкаемые дискуссии о проблеме пограничных психических расстройств. В последние годы внимание исследователей сосредоточилось на некоторых вопросах, ставших особенно актуальными. Это, прежде всего, особенности и природа пограничных психических расстройств, которые до конца не известны.

Разработанность. Исследований, посвященных пограничным психическим расстройствам, достаточно много. Среди общего числа работ, преобладают исследования невротических расстройств. Невротическими расстройствами называется группа пограничных состояний, исторически связанных с концепцией невроза. Термин «невроз», принадлежащий шотландскому врачу W. Cullen (1776), был введен в медицинскую практику в XVIII в. Автор подчеркивал функциональную природу невроза и объединял этим понятием широкий круг страданий, зависящих от нарушения деятельности нервной системы и не сопровождающихся органической патологией каких-либо органов. На протяжении столетия врачи широко пользовались этим термином, включая в группу неврозов не только большинство нервных и психических болезней, но и некоторые соматические нарушения без стойких морфологических изменений [49, с. 66].

Большой вклад в изучение пограничных психических расстройств внесли отечественные психиатры В. М.Бехтерев, В. Х.Кандинский, В. А.Гиляровский. Изучению невротических расстройств были посвящены работы Б. Д.Карвасарского, Е. Д.Красика, М. Н.Михайлова, М. В.Мясищева. Исследованием распространенности невротических расстройств занимались такие авторы как А. В.Мурашов, М. В.Коркина. Сложность и полиморфизм клиники, разнообразие неврозов изучали такие выдающиеся отечественные ученые как И. П. Павлов, К. М.Быков, П. К.Анохин [45, с. 89].

Исследованию психопатий были посвящены работы зарубежных авторов: Б. Карпмен, М. Модзли. Зарубежом изучение невротических расстройств были посвящены работы многих известных ученых. Среди них особо выделились исследования З. Фрейда, А. Адлера. З. Фрейд был приверженец психологической концепции невроза.

Термин «психопатии» ввел I. Koch (1891, 1900). В своей классификации пограничных состояний он выделил наряду с другими психическими аномалиями варианты конституциональных психопатий, не претерпевающих на протяжении жизни существенных изменений.

В отечественной психиатрии учение о психопатических личностях получило значительное развитие в 80-х годах XIX в. Фундаментальные исследования истории отечественной психиатрии, проведенные О. В. Кербиковым (1971), показали, что это было обусловлено потребностями судебно-психиатрической экспертизы. На судебных процессах, где в качестве экспертов выступили крупнейшие отечественные психиатры С. С.Корсаков, В. Х.Кандинский, И. М.Балинский, О. А.Чечотт, психическое состояние некоторых обвиняемых определялось как психопатическое. Взгляды В. Х.Кандинского на психопатии впервые изложены в работе «Случай сомнительного душевного состояния перед судом присяжных», опубликованной в 1883 г. и включенной затем в монографию «К вопросу о вменяемости» (1890). Основой психопатий В. Х.Кандинский считал неправильную организацию нервной системы, приводящую к непостоянству, изменчивости, дисгармонии всей душевной жизни. Возникновение психопатий он связывал с наследственной отягощенностью или с влиянием внешних вредностей на ЦНС в ранний постнатальный период [49, с. 68].

Таким образом, в отечественной психиатрии к началу XX в. было сформулировано в общем виде понятие психопатии как врожденной или приобретенной на ранних этапах развития личностной аномалии.

Развитие учения о психопатиях в первой половине XX в. в западной психиатрии, прежде всего связано с именами E. Kraepelin, K. Schneider, E. Kretschmer, D. Henderson, а в отечественной психиатрии с исследованиями П. Б.Ганнушкина и представителей его школы [29, с. 96].

С начала 70-х годов определение «психопатии» в психиатрической литературе постепенно заменяется понятием «расстройства личности». Этот термин точнее отражает сущность имеющихся у пациентов нарушений и лишен социально отрицательного звучания, которое было свойственно представлениям о психопатиях со времени их выделения в отдельную группу психических расстройств.

Клинические границы расстройств личности не совпадают со значительно более широким крутом личностных девиаций, включающих как крайние варианты нормы, так и различные (в том числе процессуально обусловленные) виды патологии личности. Диагноз «расстройство личности» неправомерен, если констатируются лишь отдельные характерологические отклонения, хорошо компенсированные и приводящие к нарушениям поведения лишь в относительно непродолжительные периоды связанных с психическими травмами декомпенсацией. В подобных случаях речь идет об акцентуациях характера (А. Е.Личко, 1985).

Выдающийся отечественный психиатр, основоположник подростковой психиатрии А. Е.Личко описал и проанализировал основные виды психопатических нарушений поведения подростков, им была дана типология акцентуаций характера.

Большое внимание вопросам пограничных психических расстройств уделяется в работах Н. И.Фелинской, Г. К.Ушакова, Ю. А.Александровского, А. А.Меграбяна, А. А.Гройсмана [29, с. 44].

Следует обратить внимание на тот факт, что на рубеже XX века в учении о пограничных психических расстройствах накопился столь обширный клинический материал, что возникла необходимость в разработке единой концепции, позволяющей понять природу этих расстройств. Несостоятельность ряда психологических концепций того времени привела к поискам новых направлений исследования, в частности к объективизации методов изучения нормальной и болезненно измененной психики. В это время и до наших дней развития учения о неврозах определяли следующие учения и концепции: психоанализ З. Фрейда, учение И. П.Павлова о физиологии высшей нервной деятельности, поведенческая психология (бихевиоризм) Дж. Б.Уотсон (США). Больное значение имело также развитие клинической психиатрии благодаря деятельности С. С.Корсакова, С. А.Суханова, П. Б.Ганнушкина, Е. Kraepelin и других видных клиницистов.

Тщательное обсуждение сущности каждого учения и методов исследования может вскрыть сильные и слабые стороны их применительно к познанию природы пограничных психических расстройств и объяснению их механизмов.

В монографии Г. К.Ушакова «Пограничные нервно-психические расстройства» описана разработанная автором систематика пограничных психических расстройств, подробно представлена связь между особенностями преморбида и клиникой пограничных состояний. Прослежены тенденции формирования акцентуированных личностей, психопатий и аномальных развитей. Освящены механизмы возникновения пограничных психических расстройств и факторы, обуславливающие их становление. На основе анализа этих факторов даны практические рекомендации по профилактике пограничных состояний. Дается отграничение различных форм пограничной патологии, их социальное значение и дифференциальная диагностика [45].

В работе Ю. А.Александровского «Пограничные психические расстройства» на основании обобщения многолетних исследований механизмов развития эмоционально-стрессовых реакций и клинических особенностей различных форм и вариантов пограничных психических расстройств приводится систематизированное изложение теоретических, клинико-диагностических, терапевтических и организационных вопросов современной пограничной психиатрии [1].

В пособии А. В.Батаршева «Диагностика пограничных психических расстройств личности» рассматривается состояние проблем пограничных невротических расстройств, расстройств личности и поведения. Приводятся основные психодиагностические методики по определению психических состояний, позволяющих с определенной долей вероятности судить об отграничении норм от патологии. В книге автор придерживается терминологии в соответствии с Международной классификацией болезней [3].

Работа В. М.Блейхера, И. В.Крука «Клиническая патопсихология» посвящена изучению основных принципов, методов и методологических основ патопсихологии. Приводятся сведения о наиболее часто применяемых методиках исследования внимания, памяти, сенсомоторики, уровня и особенностей протекания мыслительных процессов, личностных свойств. В разделах, посвященных вопросам патопсихологической семиотики, дается характеристика данных полученных при обследовании больных с различными психическими заболеваниями [6].

Монография А. В. Голенкова «Пограничные психические расстройства у студентов Чувашии» посвящена распространенности невротических состояний, психопатий и акцентуаций характера у студентов вузов г. Чебоксары. Обсуждаются факторы, способствующие формированию пограничных психических расстройств. Приводятся данные о потреблении студентами психоактивных веществ. Обобщается опыт лечения и профилактики пограничных психических расстройств [13].

В книге «Неврозы» Б. Д.Карвасарский рассматривает соматические расстройства при неврозах, их динамика, дифференциальная диагностика неврозов с психопатиями, невротические и неврозоподобные расстройства. Описаны механизмы действия, прежде всего групповой психотерапии – основного метода лечения неврозов, их вторичная и третичная профилактика [17].

В работе А. Б.Смулевича «Пограничная психическая патология в общемедицинской практике» подробно излагается диагностика, лечение профилактика пограничных психических расстройств. Освещаются вопросы эпидемиологии, клиники, распространения, дифференциальной диагностики, организации помощи при пограничных психических расстройствах и терапии основных ее форм (аффективных, невротических, личностных, психосоматических расстройств, патологических психогенных реакциях) [29].

Представленные в монографии Н. П.Захарова «Психотерапия пограничных психических расстройств и состояний зависимости» высокоэффективные технологии психотерапии и психокоррекции, позволяют в короткие сроки достигать значительных результатов в лечении и профилактике широкого спектра пограничных и аддиктивных расстройств, включая невротические, личностные, психосоматические и психосексуальные расстройства, патологию влечений, алкоголизм, наркомании, токсикомании, пищевую и компьютерную зависимости [16].

Но несмотря на работы многих видных психологов по исследованию пограничных психических расстройств, эта проблема не достаточно изучена и остается по прежнему актуальна.

Цель работы. Исследовать психологические особенности пограничных психических расстройств, изучить факторы влияющие на их происхождение.

Задачи исследования.

1. Исследовать распространенность невротических расстройств и их особенности.

2. Определить уровень алекситимии у студентов и ее связь с пограничными психическими расстройствами.

3. Изучить типологическую структуру и частоту личностных расстройств у студентов.

4. Выявить социальную фрустрированность у исследуемого контингента.

Объект исследования. Студенты технического вуза в количестве 70 человек.

Предмет исследования. Пограничные психические расстройства.

Методы исследования. В исследовании использовались комплексные методы, включающие беседы, наблюдение, анкетирование, тесты. В ходе исследования было опрошено 70 человек. Были использованы методики:

1.  Торонтская алекситимическая шкала (ТАШ) [6, с. 304-307].

2.  Патохарактерологический диагностический опросник Н. Я.Иванова, А. Е.Личко [30, с. 28-44, 84-90].

3.  Экспресс-диагностика невроза Хека-Хесса [34c. 169-171].

4.  Диагностика состояния фрустрированности Л. И. Вассермана-Бойко [6, с. 307-309].

Практическая значимость. Проведение исследования позволило выявить пограничные психические расстройства студентов вуза, установить факторы, способствующие возникновению пограничных психических расстройств. Данное исследование помогло установить роль психологического исследования в изучении особенностей и природы пограничных психических расстройств. Изучение и оценка невротических расстройств способствовало разработке практических рекомендаций по психологической коррекции данных нарушений, повышению эффективности учебной деятельности исследуемого контингента. Результаты данного исследования можно использовать при работе и обучении психологов, психотерапевтов. Некоторые параметры данной работы можно изложить в средствах массовой информации.

В основу исследования была положена гипотеза о том, что психотравмирующие факторы, связанные с возрастными особенностями и информационными нагрузками, являются источником пограничных психический расстройств у студентов.

Положения, выносимые на защиту.

1. На происхождение и распространенность пограничных психических расстройств среди студентов влияют комплекс бытовых, социальных, личностных, биологических, информационных факторов.

2. Студенты с высоким уровнем социальной фрустрированности более подвержены невротическим расстройствам.

3. Личностные расстройства создают благоприятную почву для возникновения неврозов.

Апробация работы. С результатом данного исследования ознакомлена администрация, педагогический коллектив, а также кураторы исследуемых групп. Основные положения данной работы изложены на оперативном собрании комендантов, начальников народной дружины студенческого городка, предложены методические разработки для проведения социально-психологических тренингов среди студентов. На основе данной работы были предложены пути решения конфликтных ситуаций.

ГЛАВА I. ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

1.1 Невротические расстройства

Невротические расстройства (неврозы) – психогенные заболевания, возникающие из-за различных факторов, травмирующих психику, при которых происходит “срыв” деятельности головного мозга без каких-либо признаков его анатомического повреждения.

Общим для всех психогенных заболеваний является их возникновение после психической травмы, причем все болезненные проявления по содержанию связаны с психотравмирующим фактором, а после его исчезновения переживания исчезают или значительно уменьшаются.

При неврозах происходят нарушения в психической сфере у людей, чаще всего имеющих определенную предрасположенность, а травматизирующее внешнее воздействие провоцирует возникновение психического заболевания.

Помимо наследственного фактора, существенное влияние на состояние психики оказывает окружающая среда. Внешние факторы, в том числе и те, которые непосредственно не влияют на развитие патологических процессов, могут формировать предрасположенность к болезни, облегчать ее возникновение под влиянием провоцирующего воздействия, которым может быть и острая хроническая травма, и хронических стресс [4, с. 107].

Ситуация постоянного или часто повторяющегося эмоционального и умственного напряжения, психологического стресса провоцирует различные отклонения в психической деятельности и физиологических функциях организма, которые условно можно разделить на 2 группы – субклинические и клинические. Субклинические – это психические нарушения, с которыми человек обычно справляется сам, без помощи психиатра. Клинические - это более выраженные расстройства, где уже требуется помощь психиатра.

Вариантов психологической защиты бывает множество в зависимости от вида психологической травмы и характера самого человека. Но способность к психологической защите у разных людей различна. Одни обладают психической сопротивляемостью и способны переработать в своем сознании степень важности отрицательного воздействия, создать новые установки. Они могут преодолеть психологические травмы необычной силы и у них не возникают тяжелые расстройства настроения, или же таковые появляются лишь на короткое время. Таких людей называют психологически хорошо защищенными (или конкордантно-нормальными). Другие пасуют даже перед незначительным препятствием на их пути, малейшая неприятность вызывает у них изменение настроения и чувство неполноценности, они плохо приспосабливаются к быстрым изменениям жизни, а при значительной психологической травме их механизмы защиты и компенсации оказываются слабыми, происходит дезинтеграция психической деятельности и развивается невроз. У таких людей возможности субклинического реагирования ограничены, и их называют психологически плохо защищенными (или дискордантно-нормальными).

При затяжном течении неврозов весьма заметна динамика механизмов психической адаптации. Первоначально нестойкие защитные психологические механизмы сменяются все более устойчивыми, приобретающими ригидный характер, патологическими защитными механизмами, тесно связанными с преимущественно пассивной позицией больных, их личностными особенностями и симптоматикой [17, с. 56].

При невротической реакции в картине личностных нарушений на первом месте оказываются расстройства, связанные преимущественно с особенностями темперамента. К таким первичным личностным особенностям могут быть отнесены повышенная аффективность больного истерией, тревожность и ригидность обсессивного больного, повышенная истощаемость больного неврастенией. Однако сами по себе эти особенности могут быть причиной лишь кратковременной невротической реакции, развившейся в трудной, психотравмирующей ситуации. В данном случае можно говорить не столько о психогенной, сколько об эмоциогенной ситуации.

Вторая стадия невротического заболевания – стадия собственно невроза, психогенного расстройства, в основе которого лежит нарушение значимых отношений личности. Неуверенность в себе, поиски признания как черты невротической личности и есть, по сути дела, зафиксированное и устойчивое отношение к себе.

Третья стадия невроза (при затяжном его течении) отличается усилением этих черт до степени характерологических акцентуаций и психопатических особенностей, которые во многом определяют поведение человека и его дезадаптацию.

Важной особенностью неврозов является то, что человек осознает свою болезнь и стремится ее преодолеть. Неврозы имеют четкое начало, и они обратимы. В случае запущения болезни говорят о затяжном невротическом состоянии или даже о невротическом развитии личности [26, с.128].

Основные виды неврозов

Одним из наиболее существенных вопросов, касающихся психогенеза неврозов, является понимание основных клинических форм неврозов как зафиксированных механизмов болезненного восприятия и переработки жизненных трудностей, переживаемых человеком, попытки соотношения форм неврозов с типами внутриличностных конфликтов. Существуют три вида неврозов - неврастения, истерия и невроз навязчивых состояний. В соответствии с этими основными формами невроза описываются три типа психологических конфликтов: неврастенический, истерический и обсессивно-психастенический [23, с. 256].

Неврастения – это самая частая форма неврозов. Она характеризуется повышенной раздражительностью, быстрой утомляемостью и истощаемостью, возникает на фоне нервного и/или интеллектуального перенапряжения, при переутомлении, перегрузке на работе или в учебе. У неврастеников наблюдается раздражительная слабость, которая проявляется в чрезмерном реагировании по случайному или малозначительному поводу, в несдержанности эмоций, повышенной возбудимости.

Но даже бурные эмоциональные проявления обычно непродолжительны и быстро истощаются. Повышенная возбудимость может без всякой причины или по незначительному поводу перейти в слезы и рыдания. Человек делается нетерпеливым, иногда суетливым, он не может долго заниматься однообразным делом.

Неврастенический конфликт представляет собой противоречие между возможностями личности, с одной стороны, ее стремлениями и завышенными требованиями к себе – с другой. В определенной степени возникновению данного типа конфликта способствуют высокие требования, предъявленные возрастающими темпами и напряжением современной жизни. Больные неврастенией не могут контролировать свои эмоции, владеть своими чувствами, они невыдержанны по пустякам. Настроение у таких людей чаще всего пониженное, неустойчивое – подавленность сменяется слезливостью. Они испытывают постоянное недовольство собой. Периодически возникают тоска, чувство безысходности, неспособности что-либо изменить. Больной ощущает постоянное чувство усталости. Резко падает работоспособность. Всегда наблюдаются вегетативные расстройства.

Истерический невроз по своей частоте среди других неврозов занимает второе место после неврастении. Истерия - это ряд состояний, возникающих вслед за психической травмой (обида, оскорбление, ссора, др.) и характеризующихся разнообразными и меняющимися проявлениями. К психическим нарушениям при истерии относятся следующие:

Истерическое сумеречное помрачение сознания, внезапно возникающее и быстро прекращающееся состояние, когда больной не реагирует на окружающее, не осознает время и свое местонахождение с продолжительностью в несколько часов, после чего не может вспомнить, что с ним было. Истерическая фуга – когда больной после получения психотравмы обращается в бегство из дома, с работы или иного места, при этом его действия бесцельны. Псевдодеменция – его главной особенностью является симптом нелепых ответов после психической травмы. Истерический ступор – при очень сильной психической травме (смерть близкого человека, сильный испуг, пожар) больные становятся совершенно неподвижными, молчат и не реагируют на окружающее. Пуэрилизм – развивается на фоне ясного сознания, при этом настроение беспечно веселое, а поведение нелепое (человек начинает говорить тонким детским голосом, широко раскрывает глаза, хлопает ресницами и т. п.). Истерические депрессии – когда настроение подавленное, но больной всем своим видом, мимикой, позой стремится привлечь внимание окружающих, продемонстрировать им, как он переживает и страдает.

Истерический конфликт отличается чрезмерно завышенными претензиями личности, отсутствием критического отношения к себе и своему поведению. Симптомы истерии чаще всего напоминают проявление самых различных заболеваний, которых на самом деле нет. Эмоции как бы распространяются не только на область психических, но и соматических функций. Истерии чаще всего возникают у лиц демонстративных, с большой внушаемостью и самовнушаемостью.

Любым истерическим нарушениям свойственна яркая эмоциональная окраска, которая рассчитана на сочувствие окружающих. Эти люди охотно рассказывают о своих переживаниях, болезнях, жалобах, используя соответствующие интонации голоса, мимику, жестикуляцию. Даже истерические припадки никогда не возникают, если больной находится в одиночестве. Ему всегда нужны зрители, публика. В отсутствие зрителей он может и “забыть” о своих недугах.

Суждения их обычно поверхностны, мышление конкретное, все эмоции касаются только собственной личности. Подобное поведение у них сочетается с эгоцентризмом, отсутствием сострадания, сочувствия. Истерический невроз характеризуется также неустойчивостью эмоций, быстрой сменой настроения.

Особенностью истерических нарушений является и то, что практически всегда они исчезают в состоянии гипноза, чего не наблюдается при настоящих, органических расстройствах.

Невроз навязчивых состояний – это наиболее редко встречающийся вид неврозов. Этот невроз проявляется в виде навязчивых страхов, опасений, сомнений, мыслей, воспоминаний, представлений и действий. Чаще всего наблюдается у людей мыслительного типа или с тревожно-мнительными чертами характера, также при психопатиях [24, с. 189].

Психотравмирующий фактор при данном типе неврозов может быть и не столь значительным с точки зрения других людей, но для мнительного человека этот раздражитель является достаточным для формирования невроза.

Навязчивые состояния условно подразделяются на навязчивые страхи (фобии), навязчивые мысли (обсессии) и навязчивые действия (импульсии). У одного больного они могут сочетаться. Общим для всех навязчивостей является их постоянство, повторяемость и невозможность от них избавиться. Сам человек к ним относится критически, понимает, что они необоснованны, нелепы, но они возникают помимо его воли и желания и воспринимаются как болезненное, чуждое, тягостное для человека явление [2, с. 95].

Фобии – это навязчивые страхи (например, клаустрафобия – боязнь закрытых пространств, агарофобия – наоборот, боязнь открытых пространств, кардиофобия – страх получить неизлечимое заболевание сердца, оксифобия – страх перед острыми предметами и др.). Впервые страх появляются в определенных ситуациях, закрепляется при повторении схожих обстоятельств, а затем возникает уже при одном воспоминании о пережитом страхе. Обычно у больного бывает один вид фобии.

Появление фобий сопровождается вегетативными симптомами: бледностью или покраснением лица, сухостью во рту, потливостью, сердцебиением, расширением зрачков и др.

Обсессии – навязчивые мысли, размышления, воспоминания, сомнения. Тема этих навязчивостей может не иметь никакого отношения к больному, он не способен решить эти вопросы, и у него нет необходимости их решать. Но помимо воли они навязчиво всплывают в его сознании. При навязчивых сомнениях человека преследуют мысли о том, правильно ли они поступили в той или иной ситуации, правильным ли было их решение, все ли сделано как полагается. Бывают и контрастные навязчивости – когда у человека два противоречивых желания. Для таких навязчивостей характерно чувство чуждости, абсолютная немотивированность таких желаний.

Навязчивые действия обычно встречаются не в изолированном виде, а сочетаются с фобиями и обсессиями. Самыми частыми являются тики.

1.2 Личностные расстройства

Вариативность черт характера проявляется не только в их качественном многообразии, но и в количественной выраженности. Когда количественная выраженность той или иной черты характера достигает предельных величин, оказывается на границе нормы, то мы имеем так называемую акцентуацию характера. Под акцентуацией характера понимается чрезмерное усиление отдельных черт характера, при котором наблюдается не выходящее за пределы нормы отклонение психологии и поведения человека. В отдельных случаях акцентуированные черты характера могут быть приняты за свойства темперамента. Поэтому при изучении темперамента и характера следует тщательно отграничивать свойства темперамента от тех характерологических свойств личности, которые явно относятся к акцентуированным [6, с. 77].

Расстройства личности или психопатии — патологические состояния, характеризующиеся дисгармоничностью психического склада и представляющие собой постоянное, чаще врожденное свойство индивидуума, сохраняющееся в течение всей жизни.

Понятие "акцентуация" впервые ввел немецкий психиатр и психолог, профессор неврологической клиники Берлинского университета K. Leonhard. Им же разработана и описана классификация акцентуаций личности. В работах K. Leonhard используется как сочетание "акцентуированная личность", так и "акцентуированные черты характера" K. Leonhard заменил термин "психопат" на термин "акцентуированная личность". Акцентуация характера, по K. Leonhard, это нечто промежуточное между психопатией и нормой. По его мнению акцентуированные личности – это не больные люди, это здоровые индивиды со своими индивидуальными особенностями. На вопрос, где же границы, отделяющие акцентуантов, с одной стороны, от психопатов, а с другой – от неакцентуантов, K. Leonhard не дает четкого ответа. Акцентуированные характеры зависят не от природно-биологических свойств, а от факторов внешней среды, которые накладывают отпечаток на образ жизни данного человека.

Акцентуация всегда, в общем, предполагает усиление степени определенной черты. Эта черта личности, таким образом, становится акцентуированной. Акцентуированные черты далеко не так многочисленны, как варьирующие индивидуальные. Акцентуация – это, в сущности, те же индивидуальные черты, но обладающие тенденцией к переходу в патологическое состояние. При большей выраженности они накладывают отпечаток на личность как таковую и, наконец, могут приобретать патологический характер, разрушая структуру личности.

В нашей стране получила распространение иная классификация акцентуаций, которая была предложена известным детским психиатром профессором А. Е.Личко. Он полагает, что акцентуации характера имеют сходство с психопатиями. Главное их отличие от психопатий заключается в отсутствии признака социальной дезадаптации. Они не являются основными причинами патологического формирования личности, но могут стать одним из факторов в развитии пограничных состояний.

По мнению А. Е.Личко акцентуацию можно определить как дисгармоничность развития характера, гипертрофированную выраженность отдельных его черт, что обуславливает повышенную уязвимость личности в отношении определенного рода воздействий и затрудняет её адаптацию в некоторых специфичных ситуациях.

При этом важно отметить, что избирательная уязвимость в отношении определенного рода воздействий, имеющая место при той или иной акцентуации, может сочетаться с хорошей или даже повышенной устойчивостью к другим воздействиям. Точно так же, затруднения с адаптацией личности в некоторых специфичных ситуациях (сопряженных с данной акцентуацией) может сочетаться с хорошими или даже повышенными способностями к социальной адаптации в других ситуациях. При этом эти "другие" ситуации сами по себе могут быть объективно и более сложными, но не сопряженными с данной акцентуацией, не референтны ей.

Все акцентуации А. Е.Личко рассматриваются как временные изменения характера, сглаживающиеся при повзрослении. В то же время многие из них переходят в психические заболевания или же сохраняются на всю жизнь. Акцентуации представляют собой хотя и крайние, но варианты нормы. Поэтому "акцентуация характера" не может быть психиатрическим диагнозом. По исследованиям А. Е.Личко патохарактерологические реакции, выступающие на фоне акцентуаций, как правило, почти 80% из них с возрастом сглаживаются, смягчаются и можно наблюдать удовлетворительную социальную адаптацию. Будет прогноз хороший или плохой зависит от степени и вида акцентуаций – скрытая она или явная, а также от социальных условий.

Явная акцентуация – эта степень относится к крайним вариантам нормы. Однако выраженность черт определенного типа обычно не препятствует социальной адаптации. Занимаемое положение, как правило, соответствует способностям и возможностям. С возрастом особенности характера либо остаются достаточно выраженными, но компенсируются и не мешают адаптации, либо настолько сглаживаются, что явная акцентуация переходит в скрытую.

Скрытая акцентуация – эта степень относится не к крайним, а к обычным вариантам нормы. В обыденных, привычных условиях черты какого-либо типа характера выражены слабо или не проявляются совсем. Даже при продолжительном наблюдении, при разносторонних контактах и детальном знакомстве трудно бывает составить представление об определенном типе. Однако, черты этого типа могут неожиданно и ярко проявиться под влиянием тех ситуаций и психических травм, которые адресованы к месту наименьшего сопротивления [18, с. 46].

Классификация акцентуации характера, разработанная известным отечественным психиатром А. Е.Личко, по своему содержанию близка к классификации K. Leonhard. Было выявлено, что чрезмерное усиление отдельных черт характера, при котором наблюдаются не выходящие за пределы норм в поведении человека, граничащие с патологией, чаще всего наблюдаются в подростковом возрасте. Достоинством данной классификации является то, что типы акцентуаций адекватно соотносятся с характерными признаками психопатий для лиц данного возраста.

Психопатии - это группа стойких врожденных или приобретенных характерологических расстройств при общей сохранности интеллекта, приводящих к нарушениям межличностных отношений и адаптации к окружающему.

Психическая дисгармоничность при психопатии зависит от чрезмерной выраженности одних психических свойств и недоразвития других. Так, например, повышенная эмоциональная возбудимость при отсутствии контроля за поведением и реакциями, вызываемыми аффективными стимулами; тревожность, неуверенность и подозрительность при недостаточности адекватной оценки окружающего и чувства реальности; эгоцентризм, чрезмерные притязания на свою значимость при отсутствии способностей, возможностей и т. д. Указанные психические свойства присущи в определенной степени нормальной в психическом отношении личности, но они в ней представлены в сбалансированном виде. Сбалансированность психических свойств личности создает устойчивую, гармоническую структуру личности. Гармоничность и дисгармоничность личности – понятия более широкие, чем те, которые применяются для квалификации психических состояний. Гармоничность личности как оптимальное сочетание ее физических или психических свойств может в большей степени отвечать одним требованиям и в меньшей – другим. Однако у психопатических личностей эти свойства представлены в сочетаниях, затрудняющих социальную адаптацию.

При определении психопатических состояний из множества психических свойств и их совокупностей выделяются преимущественно те, которые приводят к нарушению межличностных отношений и социальной дезадаптации личности.

Клинические проявления психопатий характеризуются следующими особенностями. Лица, страдающие этими заболеваниями, отличаются дисгармоничным складом личности, выраженность которой приводит к нарушениям социальной адаптации. Психопатические проявления тотальны, т. е. проявляются во всех сферах деятельности, и стабильны.

Возможность адаптации в жизни при психопатиях зависит от двух предпосылок: выраженности дисгармоничности личности и внешних факторов. Психопатическая личность может быть удовлетворительно адаптирована в благоприятных для нее условиях (состояние компенсации) и дезадаптирована с яркой выраженностью свойственных ей психопатических проявлений, в том числе и невротических, при неблагоприятных условиях (декомпенсация).

Психопатии отличаются от других заболеваний, в том числе и от психических. Психопатии тесно интегрированы с особенностями личности, ее установками, в то время как болезни, включая и психические, являются чем-то чуждым для личности больного. Динамика психопатии имеет другие особенности по сравнению с динамикой болезней. При психопатии отсутствуют ремиссии. В лечении психопатии ведущее значение принадлежит коррекции личности и перестройке отношения личности к себе и окружающему. Оценка распространенности психопатий представляет трудность. Больные психопатией попадают под наблюдение врачей при декомпенсации их состояний или в случаях нарушения общественных законов

Личностные девиации могут претерпевать известное видоизменение, т. е. усиливаться или, напротив, становиться в определенном возрасте (чаще в среднем) менее явными. В отличие от невротических нарушений, расстройства личности эгосинтонны (индивидуально приемлемы) и не воспринимаются как чуждые, требующие психиатрической помощи.

Расстройства личности констатируются в тех случаях, когда патологические изменения выражены столь значительно, что препятствуют полноценной адаптации в обществе, т. е. в их диагностике имеют значение социальные критерии.

Исследования распространенности расстройств личности в населении дают очень большой разброс показателей - от 3 до 20-50 на 1000 (Б. Д.Петраков, 1984; Б. Д.Цыганк, 1996; G. Viallant, J. Perry, 1980). По уточненным данным, приводимым G. de Girolamo и J. H. Reich (1995), распространенность расстройств личности в населении варьирует от 10,3 до 13,5%. Сопоставимые данные (6 - 9 %) приводят также Г. Каплан и Б. Седок (1998).

Показатель болезненности для расстройств личности, учтенных в учреждениях психиатрической сети РФ, составляет на 1995 г. 79,3 на 100 000 населения, превышая соответствующий показатель 1991 г. (76,3), несмотря на введение в 1992 г. «Закона о психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании», обусловившего значительное снижение числа лиц с пограничной психической патологией, состоящих на диспансерном учете (Ю. А.Александровский и др., 1997; А. А.Чуркина, 1997). По тем же источникам, за этот период показатель учтенной болезненности для впервые заболевших возрос на 18%. В целом доля расстройств личности достаточно велика и колеблется от 2,3 до 32,7%.

Данные о частоте отдельных вариантов расстройств личности среди контингентов, учтенных в ПНД, свидетельствуют о преобладании патохарактерологических аномалий истерического и возбудимого типов (возбудимые - 32,5%, истерические - 34%, тормозимые – 15-20%).

Распространенность расстройств личности выше среди городского населения и в группах с низким социально-экономическим статусом. Различия соответствующих показателей в зависимости от пола варьируют в соответствии с типом психопатии [18, с. 62].

1.3 Факторы, влияющие на возникновение пограничных психических расстройств

Влияние факторов внешней среды систематически и планомерно изучается относительно недавно. Вместе с тем углубленное изучение природы такого влияния - один из важнейших путей научно обоснованной профилактики. Применительно к формированию пограничных расстройств изучению в большей степени должны подвергаться не столько физические, химические и биологические факторы среды, сколько психосоциальные влияния ее. В широком плане показатели здоровья человека, в том числе и психического, определяет почти необъятный круг факторов внешней среды, начиная с гелиогеофизических, в том числе климатических, географических, геологических, гидрологических, которые обусловливают многие поведенческие установки, весьма существенно отражаясь даже на социально-культурных различиях и, кончая сложнейшими собственно социально-культурными факторами, определяющими формирование психики и личности индивидуума [45, с. 245].

Изучение особенностей социально-гигиенических условий формирования личности (Г. К.Ушаков, Б. Д.Петраков и др., 1972) обеспечивает познание закономерностей нормального и аномального ее развития, а вместе с тем и раскрывает возможности предупреждения таких аномалий.

В нашей стране продолжают сохраняться социальные факторы, способствующие возникновению нервно-психических заболеваний. В семейно-бытовой сфере такими факторами являются, в частности, имеющая место в ряде случаев низкая культура межличностных отношений в быту, семье, бытовое пьянство и алкоголизм, ведущие к конфликтам, нарушению единства семьи; неправильное воспитание детей в семье и др. Многие авторы придают значение факторам семейно-бытового порядка при оценке причин, приводящих к формированию патологических свойств характера (И. М.Балинский, 1857, В. М.Бехтерев, 1929, П. Б.Ганнушкин, С. С.Корсаков, 1933). Возникает, однако, необходимость тщательного изучения удельного значения этого фактора в генезе пограничных расстройств [38, с. 32].

Причиной неврозов редко бывают внезапные и тяжелые травмы (смерть близких людей, опасные для жизни ситуации, стихийные бедствия, неожиданные несчастья). Невротические реакции обычно возникают при относительно слабых, но длительно (или многократно) действующих раздражителях, приводящих к постоянному эмоциональному напряжению, внутренним конфликтам, к разладу с самим собой. В качестве типичных, имеющих наибольшее патогенетическое значение для возникновения невроза обычно рассматриваются события, порождающие неопределенность положения, представляющие угрозу для будущего или требующие принятия трудных альтернативных решений. Патогенными могут оказаться события, ведущие к формированию неразрешимой и мучительной для данного индивидуума ситуации (состояние амбивалентности, по W. Brautigam, 1972), исключающей реализацию мотивированного поведения (фрустрация). Примерами таких ситуаций могут служить вынужденное продолжение производственной деятельности, не соответствующей творческим стремлениям и профессиональным интересам, невозможность расторжения брака из-за детей или каких-либо иных обстоятельств, несмотря на постоянные семейные конфликты.

Основы понимания патофизиологической природы невротических состояний заложил И. П.Павлов. Им была создана экспериментальная модель невротических расстройств, являющаяся заслугой отечественной физиологической науки. Ученый, опираясь на условнорефлекторную теорию, впервые показал, что состояния, сходные с невротическими, можно наблюдать у животных (собак) при воздействии чрезмерных по интенсивности или длительности раздражителей, а также при «сшибке» — столкновении двух условных рефлексов или выработке очень тонких дифференцировок, что вызывает срыв высшей нервной деятельности в результате перенапряжения основных нервных процессов возбуждения и торможения [43, с. 98].

На основе таких модельных представлений И. П.Павлов обосновал выделение разных типов неврозов и их представленность в зависимости от типов высшей нервной деятельности человека (в современной терминологии - от профиля полушарных отношений). По И. П.Павлову, истерия чаще возникает у представителей художественного (правополушарного) типа, невроз навязчивых состояний - у лиц мыслительного (левополушарного) типа, неврастения - у лиц промежуточного типа. Основой навязчивостей ученый считал очаги застойного возбуждения, что согласуется с современными данными о вкладе резидуально-органических поражений ЦНС в развитие обсессивно-компульсивных расстройств. Представления И. П.Павлова были творчески развиты его учениками и последователями.

Согласно П. К.Анохину (1968), в отличие от взглядов И. П.Павлова, центральным механизмом происхождения неврозов является не борьба основных нервных процессов возбуждения и торможения, а конкуренция двух систем возбуждения, опосредующих два целостных, но взаимоисключающих вида деятельности. Условное торможение, по П. К.Анохину, возникает как результат столкновения двух систем возбуждения [39, с. 265].

Несмотря на то, что значение психической травмы в формировании неврозов в настоящее время общепризнанно, роль психотравмирующих факторов оценивается представителями разных школ весьма различно, а иногда получает даже прямо противоположные трактовки. Расхождение взглядов исследователей по этому вопросу в известной мере обусловлено тем, что значимость одной и той же психотравмирующей ситуации для каждого конкретного случая может быть различной, что в свою очередь зависит от особенностей личности больного, его жизненного опыта, социальных установок, а также соматического состояния.

Анализируя современные представления о причинных факторах неврозов, целесообразно рассмотреть, по крайней мере, три основные концепции происхождения неврозов, различающиеся как по исходным теоретическим позициям, так и по методам анализа клинического материала.

Первое направление представлено психоаналитической концепцией невроза, предложенной Z. Freud в 1893-1894 гг. и развиваемой его последователями. Эта концепция опирается на постулат психогенного происхождения неврозов, конкретные симптомы которых в символической форме выражают суть интрапсихического конфликта - следствия реально существовавших в ранней истории субъекта проблем. Невроз представляет собой нечто вроде компромиссного образования между запретным влечением и психологической защитой. Основным симптомом является тревога, возникающая в результате конфликта между влечениями «Оно» и требованиями «сверх-Я» и трансформирующаяся под воздействием защитных механизмов в другие - «вторичные» симптомы. Начало невроза относится к раннему детству и связано с нарушениями какой-либо из стадий развития: оральной, анальной или генитальной. Хотя область использования понятия «невроз» исторически менялась, в настоящее время в рамках психоанализа рассматриваются преимущественно такие расстройства, как невроз навязчивых состояний, конверсионная истерия и истерофобический невроз. Невроз навязчивых состояний - одна из главных нозологических категорий классического психоанализа. Обсессии и фобии есть следствие интрапсихического конфликта, блокирующего либидинозную энергию и психологическую защиту, переносящую с помощью «смещения», «изоляции» неразряжаемый аффект на представление, более удаленное от привычного конфликта [45, с. 95].

Пересмотр психоаналитического учения о неврозах (и, прежде всего основополагающего постулата тотальной детерминированности человеческого поведения либидинозной энергией, понимаемой в чисто механистическом духе) начался уже при жизни самого Z. Freud его ближайшими сотрудниками и учениками (K. Jung и A. Adler). Неофрейдисты (K. Horney, E. Fromm) отказались от постулата детерминированности психики биологическими влечениями и уделяли больше внимания специфике культуры и социальных условий. Так, для E. Fromm природа человека - не биологически определенная совокупность влечений, а особая «вторая природа», созданная культурой, превращающей биологические инстинкты в стабильную систему неинстинктивных стремлений, через которую человек соотносится с природой и человеческим миром, т. е. в «характер».

Представителями второго направления - конституционального, берущего начало в учении о дегенерации (В. А.Morel, 1869), основная роль в возникновении невротических расстройств приписывается патологической наследственности. В соответствии с этой концепцией психогенные вредности имеют лишь вид реальных причин, в действительности им принадлежит вспомогательная роль: они только активируют, ускоряют проявления конституциональных тенденций. Образцом такого крайнего конституционализма может служить точка зрения F. Raymond (1910), утверждающего, что физические и моральные страдания лишь провоцируют невротические реакции индивидуума, в которых проявляется состояние психического вырождения. Несколько позднее аналогичную мысль высказал F. Kehrer (1924). Он утверждал, что особенности реакции не зависят от типа и силы раздражения, а обусловливаются специфическим, присущим индивидууму предрасположением. F. Kehrer писал, что конституция всегда является основным патогенетическим фактором.

Конституциональное направление, предполагающее исключительно генетическую обусловленность динамики личностной аномалии, привело, с одной стороны, к значительной переоценке роли врожденных личностных аномалий в формировании психогенных реакций, а с другой - к нивелировке значения особенностей психогенных воздействий для формирования клинической картины соответствующих реакций. Это направление было особенно популярным в конце XIX - начале XX в. В последующем, по мере расширения исследований пограничных состояний, доказавших ошибочность представления об автономности, независимости развития личности от окружающей среды, оно постепенно потеряло актуальность.

Третье, ведущее в настоящее время направление, подразумевает необходимость для формирования невротических состояний констелляции ряда патогенетических факторов, важнейшими из которых наряду с психогенными травмами являются наследственное предрасположение и структура личности. Эта концепция отражена в ряде крупнейших исследований прошлого: психогенные реакции, по K. Birnbaum (1917); патологические реакции, по K. Jaspers (1923); ситуационные реакции и развития, по K. Schneider (1925), а также в работах современных авторов (Г. Е.Сухарева, 1955; А. А.Портнов, Д. Д.Федотов, 1957; N. Petrilowitsch, 1966, и др.).

В последние десятилетия появляется все больше фактов, свидетельствующих о несомненном участии наследственного предрасположения в патогенезе невротических нарушений.

Концепции сложного (соучастие внешних и внутренних факторов) генеза неврозов, рассматривающие в качестве ведущих в кластере «предрасположение» личностные расстройства, особенно адекватны для интерпретации причин возникновения затяжных (многолетних) или периодически повторяющихся невротических состояний.

Этиология личностных расстройств множественна. Ведущая роль в их происхождении принадлежит конституциональным и генетическим факторам.

Вклад E. Kretschmer, выдвинувшего концепцию соотношения между строением тела (морфология, физиология, эндокринные функции и т. д.) и типом личности, освещен при изложении систематики психопатий. Дальнейшее развитие исследований в области конституциональной психологии связано с именем W. H.Sheldon (1942 - 1969), предложившего способ репрезентации соматотипа через объективные измерения телосложения и с помощью корреляционной техники подтвердившего существование биологических детерминант, определяющих базисные функции темперамента. Значимость генетических факторов при расстройствах личности подтверждается данными близнецовых исследований, согласно которым конкордантность в монозиготных близнецовых парах по личностным расстройствам существенно выше, чем в дизиготных. Большое значение в генезе психопатий имеют также негрубые экзогенно-органические повреждения головного мозга во внутриутробном, перинатальном и раннем постнатальном периодах развития. Такие повреждения могут быть связаны с различными мозговыми заболеваниями, инфекциями, травмами, интоксикациями (Г. Е.Сухарева, 1959; Г. К.Ушаков, 1978; В. В.Ковалев, 1979) [1, с. 15]

ГЛАВА II. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПР ОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ПСИХИЧЕСКИХ РАССТРОЙСТВ

2.1 Методы психологического исследования невротических и личностных расстройств

Применение экспериментально-психологических методов, традиционно используемых в психиатрии, получило свое распространение на рубеже XIX—XX веков. Еще в 1907 г. В. М.Бехтерев описал ряд методических приемов «объективно-психологического исследования душевнобольных», подчеркивая, что эти методы не только дополняют и углубляют клинические наблюдения, но и в значительной мере их объективизируют в противовес субъективному мнению психиатра, базирующемуся на индивидуальном опыте. Экспериментально-психологические методы, разработанные Г. И.Россолимо, А. Н.Бернштейном (1911, 1922), Л. С.Выгодским (1937), В. Н.Мясищевым (1935—1968), А. Р.Лурия (1963), Б. В.Зейгарник (1972), С. Я.Рубинштейн (1970) и многими другими отечественными психологами, явились тем методологическим базисом, на котором была построена отечественная патопсихология.

Если собственно психопатологические явления изучаются методом клинического наблюдения и расспроса больных, то экспериментальный метод в патопсихологии позволяет отделить причину того или иного явления от условий и дает возможность последовательно перейти от описания феноменов к анализу причин и механизмов симптомообразования. Причинно-следственные отношения в психопатологии не являются простыми, однозначными, и именно в процессе психологического эксперимента эти связи становятся более очевидными. Экспериментальный анализ каждого симптома в условиях психологического исследования позволяет обнаружить те условия, в которых этот симптом усиливается, ослабляется или меняется качественно [35, с. 108].

В связи с тем, что экспериментально-психологические методы оказались незаменимым подспорьем в оценке различных функций интеллекта — памяти, внимания, логического мышления, ассоциативных процессов, способности к обобщению, а также при изучении эмоционально-волевой сферы («уровень притязаний», «выбор ценностей», «самооценка»), они получили широкое распространение в клинической практике в качестве тонкого и достаточно объективного инструмента, позволяющего уточнять особенности психопатологического процесса, глубину психических нарушений и нарастающего личностного дефекта [29, с. 57].

Патопсихологическая диагностика при пограничных психических расстройствах – это в первую очередь диагностика личности. Не следует, однако, игнорировать и роль исследования особенности познавательной деятельности. Диагностика неврозов и психопатий всегда идёт путём дифференцирования с неврозо - и психопатоподобными состояниями, возникающими в связи с процессуальными органическими и соматическими заболеваниями.

Для диагностики невротических расстройств используют группу методик, которые включают опросники, предназначенные для выявления и ориентировочного синдромологического определения неврозов. Эти довольно многочисленные опросники служат для предварительной, доврачебной диагностики неврозов (опросники для скрининга неврозов).

Невротически–депрессивный опросник Т. Ташева разработан для скрининг–диагностики неврозов при массовых исследованиях и в целях предварительной, доврачебной, диагностики. Состоит из 77 вопросов, ответы на которые дают характеристику состояния больного в соответствии со следующими шкалами: общеневротической, депрессии, вегетативных расстройств, истерии, навязчиво–фобической симптоматика. При наличии высоких показателей по двум шкалам речь идет о сложном характере невротического синдрома [6, с. 184].

Опросник А. Кокошкаровой включает 83 вопроса, распределенных по 8 шкалам: лжи, вегетативных расстройств, неврастении, психоастении, истерии, ипохондрии, депрессии, деперсонализации-дереализации.

Оценка производится с помощью специального ключа. Различают отрицательные, сомнительные и положительные результаты (по всем, по одной или по нескольким шкалам). По суммарной оценке выделяют 3 возможные категории: норма, нерезко выраженные невротические или неврозоподобные тенденции, выраженные неврозы или неврозоподобные состояния [6, с. 184].

Для исследования расстройств личности достаточно широко используются психометрические инструменты (шкалы, опросники и т. п.).

Личностные опросники содержат набор вопросов или утверждений, отображающих некоторые личностные характеристики. Респондент оценивает степень своего согласия с пунктами опросника. Полученная матрица индивидуальных ответов интерпретируется на основании преобладания баллов по той или иной шкале, предположительно соответствующей определенным параметрам расстройств личности. Используется два типа личностных опросников. Тесты первого типа сконструированы в соответствии с представлениями авторов об отдельных свойствах личности: экстраверсия/интроверсия, невротизм/психотизм, личностная и ситуативная тревожность, экстернальный/интернальный локус контроля и др. Другая группа опросников изначально создавалась для диагностики в соответствии с различными типологиями психопатической акцентуации личности: так, MMPI включает в себя шкалы «Истерия», «Шизофрения», «Маскулинность — феминность», «Ипохондрия», «Депрессия», «Психопатия», «Паранойя», «Психастения», «Гипомания» и «Интроверсия». Опросник Шмишека построен в соответствии с типологией K. Leonhard и включает блоки вопросов на гипертимность, ригидность, эмотивность, педантичность, тревожность, циклоидность, дистимичность, демонстративность, экзальтированность и возбудимость. К этому классу психометрических инструментов относится и патохарактерологический опросник А. Е.Личко (1976, 1979) для подростков, составленный совместно с Н. Я.Ивановым для диагностики типов психопатии. Пункты таких опросников по существу отражают некоторые феноменологические признаки, учитываемые при клинической квалификации личностных расстройств [30, с. 92].

Применение личностных опросников адекватно при экспресс-диагностике и при исследовании больших выборок пациентов. Для квалификации отдельных клинических случаев применение опросников оказывается, как правило, недостаточным и приходится дополнительно использовать другие методы. К ним относятся: 1) диагностические интервью различной степени структурированности, частично или полностью соотносимые с критериями существующих классификаций; 2) клинические рейтинговые шкалы, позволяющие градуирование оценивать степень выраженности отдельных психопатологических проявлений расстройства личности; 3) опрос информантов, т. е. лиц, знающих больного и наблюдающих его поведение в течение некоторого времени [45, с. 188].

Наряду с вышепредставленными психометрическими методами используется также многомерный подход к оценке разных сторон личности и ее психобиологических характеристик.

Торонтская алексимитическая шкала (ТАШ)

Термин «алекситимия» был введен в 1972 г. P. E.Sifneos для обозначения определенных личностных особенностей пациентов с психосоматическими расстройствами – трудности нахождения подходящих слов для описания собственных чувств, обеднения фантазии, утилитарном способе мышления, тенденции к использованию действий в конфликтных и стрессовых ситуациях. В дословном переводе термин «алекситимия» обозначает: «нет слов для обозначения чувств». В дальнейшем этот термин занял прочное положение в специальной литературе, а концепция алекситимии получила большое распространение и творческое развитие.

J. Ruesch (1948), P. Marty, и de M. M.Uzan (1963) установили, что пациенты, страдающие классическими психосоматическими заболеваниями, часто проявляют трудности в вербальном и символическом проявлении эмоций. В настоящее время алекситимия определяется следующими когнитивно– аффективными психологическими особенностями:

-  трудности в определении и описании собственных переживаний;

-  сложность в проведении различий между чувствами и телесными ощущениями;

-  сниженная способность к символизации – бедность фантазии и воображения;

- фокусированность, в большей мере, на внешних событиях, чем на внутренних переживаниях.

У большинства больных психосоматическими нарушениями алекситимические проявления необратимы, несмотря на длительно проводимую и интенсивную психотерапию.

Помимо больных психосоматическими расстройствами, алекситимия может встречаться и у здоровых людей.

Из достаточно многочисленных методик измерения алекситимии на русскоязычном контингенте адаптирована только одна – Торонтская алекситимическая шкала (Психоневрологический институт им. В. М.Бехтерева, 1994). Она была создана G. Taylor и соавторами в 1985 г. с применением концептуально–ориентированного, факторного подхода. В современном виде шкала состоит из 26 утверждений, с помощью которых испытуемый может характеризовать себя, применяя пять градаций ответов «совершенно не согласен», «скорее не согласен», «ни то ни другое», «скорее согласен», «совершенно согласен».

В ходе исследования испытуемому предлагается выбрать на каждое из утверждений наиболее подходящий для него из предложенных ответ, при этом цифровое обозначение ответа есть количество набранных испытуемым баллов по данному утверждению в случае так называемых положительных пунктов шкалы. Шкала содержит 10 отрицательных пунктов. Для получения итоговой оценки в баллах, по которым следует проставить противоположную оценку по этим пунктам, выдержанном в отрицательном ключе: например, оценка 1 получает 5 баллов, 2 – 4, 3 – 3, 4 – 2, 5 – 1. Подсчитывается общая сумма положительных и отрицательных пунктов.

По данным сотрудников Психоневрологического института им. В. М.Бехтерева (Д. Б.Ересько, Г. Л.Исурина, Е. В.Кайдановская, Б. Д.Карвасарский и др., 1994), адаптировавших методику на русском языке, здоровые лица имеют показатели по данной методике 59,3±1,3 балла. Больные психосоматическими заболеваниями имели усредненный показатель 72,09±0,82, причем достоверных различий внутри этой группы обнаружено не была. Больные неврозами (неврастения, истерия, обсессивно–фобический невроз) имели показатель по шкале 70,1±1,3, достоверно не отличаясь от группы больных психосоматическими заболеваниями. Таким образом, с помощью Торонтской алекситимической шкалы можно только диагностировать «сборную» группу неврозов и психосоматический заболеваний; ее дифференциация требует проведения дальнейших направленных клинико–психологических исследований.

Валидность методики была определена при исследовании 46 пациентов (средний возраст 37,1 года) страдающих психосоматическими болезнями, соматическими и тревожными расстройствами. Ориентировочные уровни итоговых баллов по методике ТАШ различаются в разных популяциях. Так, авторами методики для выявления алекситимических пациентов рекомендован уровень 74 балла и выше, а 62 балла и ниже – для неалекситемических; авторы российской адаптации указывают на уровни 71 балл и, соответственно, 60 баллов. Французские данные (G. Loas, О. Otmani, D. Fremaux 1996) указывают на диагностические значимый уровень алекситемии по методике ТАШ – 76 и 64, соответственно.

Валидность и надежность ТАШ делает ее адекватной для использования в клинических и научно-исследовательских целях [6, с. 166-168].

Патохарактерологический диагностический опросник (ПДО) Н. Я.Иванова, А. Е. Личко

ПДО разработан Н. Я. Ивановым и А. Е.Личко. В исследовании использован сокращенный вариант опро

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Роль психологических исследований в изучении особенностей и природы пограничных психических расстройств". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 396

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>