Дипломная работа на тему "Психологический пол личности"

ГлавнаяПсихология → Психологический пол личности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Психологический пол личности":


_______________________________________________________________________________________________________________________________ДИПЛОМ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОЛ ЛИЧНОСТИ

Содержание

Введение

1. Проблема психологического пола личности. Факторы его становления

1.1. Психологический пол в общей структуре личности.

1.2.Социально-исторические условия становления

психологического пола личности

2. Иссл едование влияния современных социально-экономических условий на характеристики психологического пола личности

2.1. Эволюция научных представлений и подходов исследования психологического пола личности.

2.2. Исследование общего и этнически особенного в полоролевых представлениях и проявлениях психологического пола личности

Заключение Литература

Введение

Культурно-исторический опыт проявляется в традициях, обычаях, инвариантном образе мира людей, принадлежащих к определенной этнической группе, и соответствующих им целей в воспитании личности мужчины и женщины. Полоролевая модель каждой этнокультурной группы, являясь частью инвариантного образа мира, имеет как свои особенности, так и сходные с другими культурами черты.

Исторически полоролевая модель каждого народа формировалась с учетом биологических и физиологических половых различий в распределении социальных ролей мужчин и женщин соответственно принципу природной целесообразности (Л. М.Аболин) [1,2]. Этим объясняется определенное сходство в восприятии мужского и женского начала в разных культурах, закрепленном в религиозных и бытовых представлениях. При этом формирование психологического пола личности представляется сложным биосоциальным процессом, где биологическое является не только условием формирования индивидных свойств, но и определяет специфику полоролевой модели — идеальной формы в развитии психологического пола личности.

Для современного мира характерны процессы индустриализации и глобализации, резкого ускорения изменений в системах социальных ролей и общепринятых норм, инвариантных ценностей и установок [26, 60, 102 и др.]. В результате этих процессов возникает противоречие между общественной идеологией и спецификой культурно-исторического опыта того или иного народа, что сказывается на становлении самосознания отдельной личности и, в частности, ее психологического пола.

Анализ литературных данных по этой проблеме позволяет предположить, что несоответствие распределения социальных ролей между полами в обществе культурно-историческим полоролевым традициям ведет к неоднозначности в становлении и проявлении психологического пола личности. В таких условиях становление психологического пола личности, с одной стороны, может идти в направлении большей адаптивности — формирования андрогинности личности (возможности проявления субъектом качеств как мужественности, так и женственности адекватно возникающим ситуациям). С другой стороны, вышеуказанное несоответствие разных групп социальных факторов может привести к рассогласованию биологического и психологического пола личности (маскулинная женщина, фемининный мужчина) либо к недифференцированному психологическому полу личности (отсутствию или недостаточности проявления субъектом качеств, соответствующих стереотипам как мужественности, так и женственности), что воспринимается порой как серьезная личностная проблема. Прямое соответствие психологического пола полоролевым стереотипам в обществе в такой ситуации будет требовать определенных личностных усилий и, вместе с тем, снижать адаптивные способности субъекта в социальной среде.

Особенно актуально эта проблема стоит в многонациональных современных обществах, где изначально различные этнические полоролевые традиции изменяются в соответствии с социально-экономическим развитием общества, а также с ассимиляцией ценностей, стереотипов западной цивилизации. Это существенно повышает вариативность половой социализации каждого конкретного человека и может создавать определенные сложности в процессе формирования гармоничной, целостной личности [27, 102]. Понимание становления психологического пола как взаимодействия системы условий позволит не только определять личностные особенности, связанные с полом человека, но и прогнозировать последствия при различных нарушениях и изменениях в его формировании, разрабатывать действенные способы помощи и коррекции.

Для более глубокого понимания особенностей влияния этнокультурных традиций на становление психологического пола личности при ускоренной динамике социально-экономических отношений в современном обществе представляется необходимым в исследовании использовать модель, позволяющую разделить этнокультурные и социально-экономические условия развития личности. За основу такой модели можно принять, в частности, сосуществование в единой социально-экономической системе русских и татар — двух основных народов Татарстана, различающихся такими проявлениями культуры, как язык, религия, бытовые обряды, социальная иерархия, взаимодействие представителей мужского и женского пола и др. На современном этапе развития нашего общества мужчины и женщины обеих национальностей при сохранении своей этнической идентичности имеют одинаковые возможности в получении образования, использовании средств массовой информации, участии в различных сферах производственной деятельности, в праве на социальную помощь. Подобные социальные условия, по данным ряда исследований, во всех современных обществах способствуют уменьшению традиционной дихотомии и в полоролевых представлениях, и в личностных характеристиках, определяющих психологический пол [124, 125, 132, 133, 155, 157 и мн. др.]. При этом остается неисследованной проблема: каким образом психологический пол личности в современном обществе определяется особенностями взаимодействия этнокультурных традиций и уровня социально-экономического развития общества?

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Профессиональное выполнение дипломных проектов под заказ в Казани и в других городах РФ.

Объект исследования: психологический пол личности. Предмет исследования: характеристики, определяющие психологический пол личности, их обусловленность этнокультурными традициями и уровнем социально-экономического развития общества.

Цель исследования: выявление специфики становления психологического пола личности при взаимодействии этнокультурных традиций и факторов, обусловленных современным уровнем социально-экономического развития общества.

Для достижения поставленной цели и проверки выдвинутой гипотезы определены следующие задачи исследования:

• в результате теоретического анализа сформулировать понятие "психологический пол личности"; разработать структурную модель психологического пола личности; выявить роль биологических, социально-психологических и культурно-исторических факторов становления психологического пола личности;

• адаптировать и использовать в экспериментальном исследовании методику определения психологического пола личности с позиций теории андрогинности;

• исследовать специфику влияния этнокультурных полоролевых традиций и современного уровня социально-экономического развития общества на психологический пол личности в условиях кросс-культурного сосуществования двух основных национальностей Республики Татарстан.

Методологической основой исследования явились: системный, деятельностный и личностный подходы, представленные в трудах отечественных философов и психологов Э. В.Ильенкова, А. Н.Леонтьева, Л. С.Выготского, С. Л.Рубинштейна, А. Г.Асмолова, В. В.Давыдова и др.

Теоретическое и эмпирическое исследования опирались на принципы: культурно-исторического развития (индивидуальное сознание опосредовано культурой, идеальным, за которым стоит предметно-практическая деятельность общественного субъекта в ее историческом развитии (Л. С.Выготский) [34, 41]); природосообразности и равновесия между сохранением самобытной культуры и развитием межкультурного взаимодействия разных этносов, основанного на общечеловеческих ценностях (Л. М.Аболин)[1, 2]; ритмичности развития личности (развитие личности проходит во внешнем и внутреннем планах и интерпретируется по процессуальным характеристикам, с одной стороны, как интериоризация, а с другой, как экстериоризация (Л. М.Попов)[89]).

Эмпирическими методами исследования явились: анкетные опросы с использованием открытых и закрытых вопросов; тестирование с использованием адаптированной методики определения психологического пола личности (Bern Sex Role Inventory).

Практическая значимость состоит в разработке адаптированной методики определения психологического пола личности (модификация Bern Sex Role Inventory, 1974) с позиций ортогональной модели психологического пола личности, которая позволяет количественно и качественно измерять проявления маскулинности, фемининности или андрогинности личности.

Структура и содержание основной части диплома определяется поставленной целью и задачами и состоит из 2 глав.

1. Проблема психологического пола личности. Факторы его становления

1.1. Психологический пол в общей структуре личности.

Сознание каждого человека отражает дихотомичное деление окружающего мира на "мужское" и "женское". Это деление пронизывает всю историю культурного развития человечества, проявляясь в представлениях о половом символизме, идеальных образах мужественности и женственности, нормах полоролевого поведения, различиях социальных ожиданий по признаку пола. Пол человека как носителя общественного сознания в таком свете представляется гораздо более емким понятием, чем комплекс телесных и репродуктивных признаков, отражающий биологический диморфизм.

В многочисленных исследованиях по возрастной, дифференциальной, педагогической и социальной психологии выявляются факты, показывающие отличия в психологических особенностях разных полов. С раннего возраста мальчики и девочки отличаются друг от друга по своим интересам и поведению в игровой деятельности [10, 25, 31, 55, 59, 83]. В общении для мужчин характерна прямолинейность взаимоотношений, предметность и • инструментальность, тогда как женщины чувствительнее к тонким нюансам общения, тесным межличностным контактам, они больше испытывают потребность в комплиментах [61, 118, 119, 140, 142]. В отличие от женщин, для мужчин во всех культурных сообществах естественной и необходимой является организация специальных мужских групп, союзов, через участие в которых осуществляется социальное управление [159]. Существенные половые различия отмечаются в уровне эмпатии и самораскрытия, в установках относительно агрессии и мн. др. [29, 61, 128].

Таким образом, наличие психологических различий между мужчинами и женщинами само по себе ни у кого не вызывает сомнений, но эмпирические данные на этот счет, несмотря на огромное их количество, часто противоречивы и не отражают реальных детерминант и механизмов дихотомии развития личности мужчины и женщины [57]. Причина этого кроется, видимо, в том, что эмпирически наблюдаемые факты интерпретируются исходя из общих принципов биологического полового диморфизма или из стереотипных представлений о мужчинах и женщинах. В классических же концепциях личности проблема полового диморфизма не представлена.

В отечественной психологии внимание на половую обусловленность развития личности впервые обратили А. И.Белкин, И. С.Кон, Д. Н.Исаев, В. Е.Каган, А. Г.Асмолов [16, 20, 21, 22, 51, 52, 56, 57], которые ввели понятие психологического пола в психологию личности. В их исследованиях, рассматривающих различные аспекты становления личности, отмечалось, что органическое развитие само по себе еще не делает человека мужчиной или женщиной в социально-психологическом и личностном смысле и должно для этого дополниться психологическим полом, который "проявляется в разных особенностях социального поведения, связанных с половым диморфизмом" [16, с. 249].

В западной (англоязычной) психологии тенденция разделять понятия биологического пола человека — "sex" и социальной конструкции женского или мужского поведения, усвоенного человеком, "gender" появилась у представителей феминистского движения. Анализ литературных данных зарубежной психологии показывает противоречивые определения понятий "пол" и "гендер". Ряд исследователей (J. C.Pearson, R. L.West, L. H.Turner) указывают на то, что пол — биологическая категория, детерминированная мужскими или женскими половыми хромосомами и проявляющаяся в половых характеристиках (первичные и вторичные половые признаки), а тендер — "...приобретенное поведение, культурно ассоциируемое с бытием мужчины или женщины" [155, с.6]. В таком определении понимание тендера сходно с пониманием психологического пола личности в отечественной психологии [88].

К. У ест и Д. Зиммерман, в частности, рассматривают пол скорее как социальную, чем как биологическую категорию: "Пол - это определенность, основанная на использовании социально принятых биологических критериев для классификации индивидов как женщин или мужчин" [108, с.96]. И они же отмечают, что тендер не является ни совокупностью личностных психологических черт, ни ролью, а есть продукт особого рода социального создания и конструируется через взаимодействие: "... тендер является деятельностью по организации ситуативного поведения в свете нормативных представлений об аттитюдах и действиях, соответствующих категории принадлежности по полу" [там же]. Создание тендера, утверждают они, осуществляется через создание различий между мальчиками и девочками, мужчинами и женщинами, различий, "которые не являются естественными, сущностными или биологическими" [там же, с. 108].

Здесь, на наш взгляд, проявляется идеалистическая позиция, критикуя которую, Э. В.Ильенков говорил: "Реальная картина человеческой жизнедеятельности получает здесь перевернутое, с ног на голову поставленное изображение... Реальная человеческая жизнедеятельность такова потому, что человек мыслит в согласии с определенной схемой" [49, с. 153]. В действительности же, отмечает Э. В.Ильенков, человек мыслит потому, что такова его реальная жизнедеятельность. Более того, в отличие от животного человек не тождественен со своей жизнедеятельностью, он делает свою жизнедеятельность предметом своей воли и своего сознания. Жизнедеятельность человека — сознательная, а не такая определенность, с которой он сливается воедино [там же].

В социологии и социальной психологии понятие тендера приобрело статус категории и стало активно разрабатываться западными и отечественными исследователями, обрастая многими смежными понятиями (гендерная картина мира, тендерная личность, тендерная культура, тендерная доминанта сознания, гендерная социализация и т. п.), подчеркивая тем самым полоролевую сторону психологических и социальных феноменов [81, 92, 108].

В трактовке Д. Скотт тендер составляют четыре неразрывно взаимосвязанных и принципиально несводимых друг к другу компонента: "Это, во-первых, комплекс культурных символов (связанных с половым диморфизмом — О. Л.), которые вызывают в членах сообщества, принадлежащих к определенной культурной традиции, множественные и зачастую противоречивые образы. Вторая составляющая — это те нормативные утверждения, которые определяют спектр возможных интерпретаций смысловых значений имеющихся символов и находят свое выражение в религиозных, педагогических, научных, правовых и политических доктринах. В-третьих, это социальные институты и организации, в которые входят не только системы родства, семья и домохозяйство, но и такие сексуально-дифференцированные институты, как рынок рабочей силы, система образования и государственное устройство. И, наконец, четвертый конституирующий элемент — самоидентификация личности" (цит. по Л. П.Репиной [92, с.45]).

Таким образом, понятие "психологический пол", как его представляют отечественные исследователи, является не аналогом, а скорее одним из компонентов более широкого понятия "гендер".

В современной отечественной литературе терминология, связанная с определением понятия психологического пола личности, также не устоялась, но имеется тенденция рассматривать психологический пол в свете системного подхода. Пол человека разделяют на комплекс компонентов,

детерминированных иерархической системой механизмов: от генетических влияний до психологического выбора сексуального партнера [88]. В результате пол развивающейся личности представляет собой сложную многоуровневую структуру, включающую генетический пол, гонадный пол, гормональный пол, морфологический (соматический) пол, гражданский пол, пол воспитания и психологический пол [16, 51, 57]. Пол психологический при этом представляется как характеристика личности и поведения человека с точки зрения маскулинности-фемининности — совокупности признаков, отличающих мужчин и женщин, филогенетически заданных свойств психики, формирующихся под влиянием социальных факторов [88].

Первым и необходимым шагом в становлении психологического пола, по литературным данным, является возникновение полового самосознания в онтогенезе личности. Понятие полового самосознания (аутоидентификации) сформировалось в сексопатологии как ощущение своей принадлежности к мужскому или женскому полу [82]. В норме половое самосознание человека соответствует его биологическому полу (генетическому, гормональному и морфологическому) и органично сливается с формирующейся половой идентичностью и интериоризацией половой роли в процессе половой социализации. Половое самосознание считается сформированным не позже пяти лет, а обычно раньше, и является стержневой функцией "врастания ребенка в культуру" (Л. С.Выготский), при этом осознание ребенком своего пола сопровождается возникновением отношения к нему [51].

В случаях нарушений (инверсий) полового самосознания раскрывается его роль в формировании психологического пола личности. Эти нарушения проявляются различными вариантами транссексуализма — стойкого осознания своей принадлежности к противоположному полу, несмотря на правильный (соответствующий морфологическому) пол воспитания и даже вопреки всем усилиям родителей [42]. Несоответствие "для-себя-бытия" и "бытия-для-других" (А. В.Петровский [91]) в этих случаях проявляется, по литературным данным, уже в три года, активизируясь затем в период пубертатного созревания, и драматическим образом нарушает формирование гармоничной, зрелой личности [20,21,22,39,51,63,70,72].

Причина инверсии полового самосознания заключается в органическом нарушении дифференцировки структур мозга, в первую очередь, гипоталамуса, под воздействием гормональных влияний [42]. В результате происходит расхождение биологического и культурного процессов развития ребенка: "Дефект, создавая отклонение от устойчивого биологического типа человека, вызывая... более или менее существенную перестройку всего развития на новых основаниях, по новому типу, естественно, нарушает нормальное течение процесса врастания ребенка в культуру" [34, с.37].

Понятие полового самосознания на определенном этапе развития личности аналогично употребляемому в отечественной литературе понятию первичной половой идентичности [51, 56, 57], а также понятию ядерной половой идентичности, используемому за рубежом [146, 149, 150].

Ядерная половая идентичность, по В. Мертенсу (W. Mertens), это первичные, осознанные и неосознанные представления относительно своего биологического пола. "Они развиваются, основываясь на комплексном взаимодействии биологических и психических влияний, с рождения, когда родители с их представлениями о поле, в основном, полоролевыми стереотипами, реагируют на своих детей как на мальчиков или на девочек. К концу второго года жизни эти представления устанавливаются как (относительно) бесконфликтное знание" [146, с.24].

Первичная половая идентичность — представление о своей половой принадлежности, возникающее уже к полутора годам, ~ образующая наиболее ранний и устойчивый, стержневой элемент "Я". Это знание своей половой принадлежности еще не включает рефлексии и сознательного осмысления. Двухлетний ребенок, зная свой пол, еще не умеет объяснить, почему он так считает, у него еще нет стабильных понятий о половой принадлежности и ее константности [51].

Половое самосознание является частью образа себя, и в начальном периоде развития в большой степени модально, основано на самоощущениях как "аффективная часть образа себя" [6, с.5], но по мере становления личности формируется когнитивная часть образа себя (знания о себе) и половое самосознание приобретает признаки амодальности [21, 22]. На основании исследований формирования личности при смене пола А. И.Белкин выделяет две формы самосознания пола: константное самосознание пола (осуществляет контроль за половым поведением взрослого, который в детские годы осуществляется другими лицами) и концептуальное самосознание пола (проявляется в связи с затруднением в отождествлении своего "Я" с другими представителями пола; невозможности в силу биологических особенностей индивида использовать поведенческие и эмоциональные стереотипы, принятые в данной среде; непризнания пола субъекта другими индивидами и т. п.) [20]. Половое самосознание, таким образом, отличается тем, что не снимается, как первичная половая идентичность, в ходе развития психологического пола более развитой половой идентичностью и не остается неизменным в дальнейшем развитии личности "ядром", как ядерная половая идентичность. Половое самосознание понимается как базовый, в большой степени модальный, т. е. основанный на ощущениях компонент психологического пола, но эволюционирующий в ходе развития личности.

Формирование полового самосознания является возникновением субъектности в развитии личности, которая, по мысли Л. С.Выготского, является специфичной "точкой встречи" идеальной и реальной форм поведения, при этом идеальная форма, проявляющаяся в конце развития, уже существует и непосредственно взаимодействует с реальной формой развития Таким образом, половое самосознание выполняет регуляторную функцию: обеспечивает "индивидуальную реализацию идеального образа", которая, по словам Э. В.Ильенкова, "...предполагает способность сознательно сопоставлять идеальный образ с реальной действительностью, еще не идеализированной" [там же].

В рамках психологического пола различают также половую идентичность и половую роль [88].

Проблема половой идентичности как результата процесса идентификации ребенка с родителем своего пола впервые была затронута З. Фрейдом [НО] и рассматривалась в качестве основной функции в процессе развития личности. Затем понятие идентификации расширилось и прочно вошло в общепсихологическую литературу, обозначая уже механизм косвенного влияния в передаче "личностного" опыта через личный пример, "заражение", подражание, а также отождествление себя с персонажем художественного произведения [38]. А. И.Белкин считает, что для процесса половой идентификации характерно следующее:

1) отождествление (уподобление) своего "я" чужому, принятому за "образец" или "эталон". В первую очередь этот процесс включает заимствование манеры поведения и ряда личностных черт (доброта, отзывчивость, решительность, агрессивность и т. п.);

2) привязанность к объекту, с которым индивид себя идентифицирует; "вживание" в его образ, и готовность к эмоциональному сопереживанию;

3) сравнительная легкость осуществления идентификации за счет использования готовых поведенческих и эмоциональных стереотипов, исключающих критическую оценку "образа";

4) необходимость признания принадлежности индивида к данному полу другими личностями, поскольку отсутствие этого затрудняет или даже делает невозможной половую идентификацию.

Отмечается, что в норме идентификация протекает естественно, как само собой разумеющееся явление, и не требует активности сознания [20, с.777-778]. Объект идентификации в современной психологии также значительно расширился и может включать, помимо родителей, учителя, знакомого взрослого, предводителя компании, литературного героя, известного современника или героя прошлого. В отечественной психологии признано, что посредством механизма идентификации с раннего детства у ребенка начинают формироваться многие черты личности и поведенческие стереотипы, полоролевая идентичность и ценностные ориентации [38].

Понятие половой роли впервые в психологию ввел Дж. Мони (J. Money) в 1955 году в результате психологических исследований явления транссексуальности в рамках психоанализа, пытаясь разделить биологический и психологический пол [149]. Позднее он пересмотрел понятие половой роли и отделил его от понятия половой идентичности [150]. Л. Овесли и Е. Персон (L. Ovesly, E. Person) предпочитали объединять половую роль с половой идентичностью и говорить о полоролевой идентичности параллельно с ядерной идентичностью — первичными осознанными и неосознанными представлениями о своем поле [153, 156]. На современном этапе развития психоаналитического подхода В. Мертенс (W. Mertens) интернализованную половую роль включает в понятие половой идентичности наряду с ядерной половой идентичностью. Половая идентичность, в его понимании, "...осознанные представления и неосознанные фантазии индивидуальной комбинации мужественности и женственности, как они осуществляются заложенными биологическими, психологическими, социальными и культурными факторами" [146, с.23]. Но А. Е.Швартц (A. E.Schwartz) в результате своих исследований выявил, что в определенные критические фазы развития личности возможны расхождения половой идентичности с половой ролью [158], и этот факт, на наш взгляд, показывает необходимость разделения соответствующих понятий.

В отечественной психологии (психологическом словаре) половая роль определяется, в частности, как модель социального поведения, комплекс ожиданий, стереотипов, требований, адресуемых обществом людям мужского и женского пола, а половая идентичность как "определение индивидом своей половой принадлежности, переживание и осознание им своей фемининности-маскулинности, физиологических, психологических и социальных особенностей своего пола" [88]. Но в таких трактовках понятий половой роли и половой идентичности как составляющих психологического пола личности, половая роль представляется как внешний по отношению к субъекту объект бытия, а половая идентичность как восприятие своего места в рамках существующей модели. Здесь отсутствует факт активного личностного отношения субъекта и к своим индивидным свойствам, связанным с полом, и к социальным половым ролям, то есть сознания, которое, по словам С. Л.Рубинштейна, "...предполагает возможность индивида выделить себя из природы и осознать свое отношение к природе, к другим людям и к самому себе" [94, с.28].

Как было показано выше, половая идентичность формируется как результат усвоения духовного мира и, в первую очередь, нравственных качеств другого человека. Нравственно-этические требования и предписания к полоролевому поведению, как отмечает Т. В.Говорун, выполняют свою регулятивную функцию лишь при внутреннем принятии их личностью, при превращении их в личностно-значимые установки, жизненные цели и ценности. Идентификация человека с себе подобными невозможна без восприятия тех или иных качеств личности через систему социальной предметности и поведенческих актов других людей [39], которые, в свою очередь, обусловлены этнокультурными, социально-политическими, идеологическими, экономическими и другими особенностями конкретного человеческого общества. Поэтому половую идентичность можно определить как усвоенные личностью социально-культурные особенности своей половой принадлежности — внешнего облика, манер поведения, способов действий, психологических и нравственных качеств. Половая роль, как и всякая другая социальная роль — это конструкт, через который отдельный человек включается в общественную жизнь, поскольку исполнение роли требует выполнения специфических функций, открывает личности доступ к определенным ценностям, включает его в определенные виды деятельности и общения, ставит его в определенную позицию по отношению к окружающему миру. Человек входит в роли, но и роли "входят" в человека. Интериоризация каждой роли меняет его в ту или иную сторону, способствует формированию тех или иных свойств личности [117]. Можно сказать, что развитие личности задано ее социальной (половой) ролью, поскольку "...никак нельзя вовсе обособить личность от той реальной роли, которую она играет в жизни. Значительность личности определяется не только самими по себе свойствами, но и значительностью тех общественно-исторических сил, носителем которых она выступает" [93, с.30].

В то же время, как указывает А. Г.Асмолов, в реальности личность никогда не скована рамками заданных социальных ролей, она ...не пассивный слепок культуры, не "ролевой робот", как это... утверждается в ролевых концепциях личности" [16, с. 169]. Развиваясь в конкретно-исторических условиях, личность преобразует социальные роли как константно задаваемые системой функциональные качества, раздвигая границы тех систем, в которые она входит [14]. Роль предполагает наличие у человека соответствующих ей желаний, целей, убеждений, чувств, ценностей, действий, установок. Это, в большинстве случаев, интеллектуализированные правила воздействия на другого человека (или группу людей) и правила самовоздействия, через осознание которых человек переживает свое соответствие или несоответствие этим правилам и таким образом открывает Щ для себя один из путей познания своих чувств, их отличия от мыслей [4].

Однако представляется не вполне удобным применять понятие половой роли как обозначения и "внешнего", социального конструкта и "внутреннего", индивидуального проявления личности. В психологии встречаются различные подходы к решению этой проблемы. И. С.Кон, в частности, разделяет понятия половых ролей и полоролевого поведения: он называет половыми ролями социальные нормы, определяющие, чем должны или не должны заниматься мужчины и женщины (то есть внешний по отношению к субъекту социальный конструкт), а полоролевым поведением — поведение, реализующее эти нормативные ожидания или ориентированное на них [56]. В зарубежной литературе встречаются также понятия, позволяющие проводить различия в полоролевом поведении между проявлениями внутренних характеристик индивидуальности — "принятие роли" (role taking) и внешней экспрессией в поведении — "игре роли" (role plaing). В "принятии роли" поведение гармонирует с Я-концепцией и благодаря этому способствует раскрытию личности. Человек, который "играет роль", "... демонстрирует поведение, согласующееся с установленными ролевыми ожиданиями, но осознанно или неосознанно противоречащее его или ее Я-концепции" [157, с.15].

Половые роли в обществе связаны с определенной нормативной системой (стереотипами маскулинности-фемининности), которую личность усваивает и преломляет в своем сознании и поведении. Половые роли как социальные нормы — это непосредственно наблюдаемая форма, внешний слой опосредования взаимодействия индивидов между собой, данный в представлении самим субъектам действия. Но в то же время "... нормы не являются самостоятельным предметом, определяющим деятельность индивидов. Нормы — это всего лишь верхушка айсберга, несамостоятельная часть сложной системы опосредования" [85, с.89]. В психологии социальные нормы анализируются как нормативно одобренные формы поведения, ожидаемые от человека, занимающего определенное место в системе общественных отношений [4, с. 108]. Взаимодействие между личностными и культурными системами ролей и норм может быть понято путем сдвига поля зрения с социального на индивидуальное и обратно [152]. Поскольку интериоризация половой роли определяет в дальнейшем иерархию мотивационных линий, которая, по А. Н.Леонтьеву, является структурой личности [65], то, на наш взгляд, применительно к психологическому полу лучше говорить о системе социополовых ориентации (термин И. С.Кона [56]), которая проявляется реально в полоролевом поведении и индивидуальных личностных характеристиках. При обобщении данных научных исследований различных аспектов проявления феномена психологического пола в его онтогенезе становится очевидным, что психологический пол личности представляет собой иерархическую структуру, состоящую из взаимосвязанных элементов. Психологический пол зрелой личности включает в себя в качестве основных элементов половое самосознание как ощущение, осознание и принятие своей половой принадлежности; определенную половую идентичность как усвоенные личностью социокультурные и психологические особенности своей половой принадлежности; социополовые ориентации как интериоризованную систему половых ролей, в свете которой субъект различает критерии "мужественности" и "женственности", оценивает себя по этим критериям, претендует на соответствующую деятельность и социальный статус. Составляя в целом психологический пол зрелой личности, эти элементы реализуются в индивидуальных характеристиках, полоролевом поведении, способах действия и установках, иерархии мотивационных линий личности. "Статус и социальные функции-роли, мотивация поведения и ценностные ориентации, структура и динамика отношений — все это характеристики личности, определяющие ее мировоззрение, жизненную направленность, общественное поведение, основные тенденции развития" [9, с.40]. Указанные w выше элементы психологического пола образуются на разных этапах онтогенеза личности и в процессе своего дальнейшего формирования, обусловливая друг друга, определяют гармоничное развитие личности.

Развитие полового самосознания предваряет этап "первого рождения личности" [67], который знаменуется установлением первых иерархических отношений мотивов, первыми подчинениями непосредственных побуждений социальным нормам сначала под влиянием взрослых, а затем становящихся элементами внутренней структуры личности [38]. На этом этапе формируются половая идентичность личности в результате бессознательного подражания * представителям своего пола, воспринимаемым в качестве "образца", отождествления с ними, а также в результате воспитательных воздействий с их стороны. Здесь большую роль играют такие факторы, как личностные особенности взрослых, участвующих в процессе воспитания, степень пермессивности-репрессивности их представлений о мужских и женских психологических качествах, этнокультурная специфика в воспитании мальчиков и девочек.

На этапе "второго рождения личности", по А. Н.Леонтьеву, который начинается в подростковом возрасте, проявляются стремления и способности осознавать свои мотивы, а также проводить активную работу по их подчинению и переподчинению. Здесь формируется способность к сознательному руководству своим поведением, происходит сознательное соподчинение мотивов [38], и в результате интериоризации половой роли и идеальных моделей мужественности-женственности в обществе формируются социополовые ориентации личности как часть картины мира субъекта, жизненные идеалы мужчин и женщин. Жизненные идеалы мужчин и женщин, как отмечает Г. С.Абрамова, всегда конкретны, они переживаются как возможность собственной жизни или как ее невозможность, переживание своего "Я" как меняющегося и в то же время обладающего высокой устойчивостью, позволяющей сохранять свои индивидуальные качества [4].

Таким образом, психологический пол личности в целом определяет образ мира субъекта, структурирует "...частные формы регуляции индивидуальной деятельности — образ ситуации, Я-концепцию, образ партнеров по действию, систему индивидуальных ценностей, представление о возможностях действия..." [85, с. 89-90]. В случае отклонений в развитии любого из элементов психологического пола (инверсии полового самосознания, кризиса половой идентичности, несоответствия социополовых ориентации личности ее половой идентичности) нарушается целостность личности, снижаются адаптивные способности субъекта, создаются предпосылки для нарушения его психического здоровья [20, 21, 22, 42, 51, 63, 69, 72, 82, 108, 149, 153, 158, 160].

Идеальной формой в развитии психологического пола личности является модель маскулинности-фемининности - соционормативные представления о том, чем отличаются или должны отличаться друг от друга мужчины и женщины по своим физическим, социальным и психическим качествам. Такие представления существуют как на высших уровнях культуры, в рамках религиозных или философских систем, осмысливающих природу половых различий (половой символизм), так и в повседневном обыденном сознании (полоролевые стереотипы обыденного сознания) [59]. Будучи идеальной формой в развитии личности, модель маскулинности-фемининности, по Л. С.Выготскому, работает как стимул-средство, или знак, т. е. элемент культуры, посредством которого реконструируются и объективируются натуральные формы поведения [69, 71, 72, 120]. Модель маскулинности-фемининности в структуре общественного сознания как идеальная, культурная форма, по Э. В.Ильенкову, "...не противостоит индивиду как нечто извне заданное ему, самостоятельное и чужое, а является формой его собственной активной деятельности" [49, с. 184]. С позиций американского последователя культурно-исторической концепции М. Коула идеальную модель маскулинности-фемининности можно рассматривать как одновременно идеально-символические и материальные схемы, сценарии, которые опосредуют развитие человека в зависимости от его половой принадлежности и позволяют проектировать прошлое в будущем, организуют его жизненный опыт в настоящем [62].

Рассматривая психологический пол как неотъемлемую составляющую личности, мы определяем его следующим образом: психологический пол личности — системное качество, обусловленное биологически заданной половой принадлежностью индивида, этнокультурными традициями воспитания, структурой социально-значимой деятельности и полоролевыми нормами общества, определяющее индивидуальные характеристики, особенности поведения, способы действия, социальные позиции и установки, иерархию мотивационных линий личности (рис. 1).

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Рис.1. Структурная модель психологического пола личности

На современном этапе развития представлений о проявлениях психологического пола личности принято выделять три основных типа психологического пола. Маскулинным (мужественным) психологический пол считается, если в индивидуальных чертах личности, особенностях поведения, иерархии основных жизненных ценностей и структуре мотивов человека проявляются нормативные характеристики мужской половой роли в обществе. Фемининным (женственным) психологический пол считается при соответствии указанных особенностей личности нормативным характеристикам женской половой роли. Андрогинными считаются индивиды, обладающие одновременно фемининными и маскулинными чертами при адекватном половом самосознании и отчетливой половой идентичности, что позволяет им менее жестко придерживаться полоролевых норм, свободнее переходить от традиционно женских занятий к мужским, и наоборот.

В последние два десятилетия в зарубежных психологических исследованиях все чаще учитывается не столько биологический пол, сколько психологический пол испытуемых при выявлении психологических различий между полами. Так, например, если в восьмидесятые годы XX в. исследовались различия между мальчиками и девочками в установках, связанных с компьютерным обучением [130, 134], то в конце девяностых М. Бросман (M. Brosman) показал, что различия между детьми с маскулинным и фемининным типом психологического пола в установках, связанных с компьютерным обучением, статистически превышают различия между детьми разного биологического пола [126].

Согласно теории психологической андрогинии наиболее адаптивны и продуктивны андрогинные личности, в то время как высокая маскулинность у мужчин и высокая фемининность у женщин (т. е. максимальное соответствие установок и реакций полоролевому стереотипу) в современных социальных условиях отнюдь не является гарантией психического благополучия [51, 56]. Исследователи тендерных проблем на Западе отмечают, что высокая фемининность у женщин часто коррелирует с повышенной тревожностью и пониженным самоуважением [160, 161]. Высокомаскулинные мужчины хуже справляются с деятельностью, не совпадающей с традиционными нормами полоролевой дифференциации [57, 138]. Исследователи отмечают также, что дети, поведение которых максимально соответствует требованиям их половой роли, часто отличаются более низким интеллектом и меньшими творческими способностями. В то же время в ряде исследований получены данные, говорящие о разнонаправленном влиянии андрогинии на мужчин и женщин: выражение андрогинные женщины более ориентируются на успех и более доминантны, а у андрогинных мужчин выше уровень социального познания и ниже — личностной защиты, в отличие от женщин с андрогинией [51, 139].

Выявленные психологические особенности людей с различным психологическим полом личности могут объясняться тем, что различные качества личности, проявляющиеся в ее психологическом поле, не даны от непосредственно природы, а представляют собой проявления индивидуальности, присваиваемые в ходе совместной деятельности людей в условиях конкретного социально-исторического образа жизни и определенной культуры.

Культура в качестве предпосылки и условия индивидуального сознания выступает опосредствующим звеном между индивидуальным сознанием и Л объективной реальностью как система значений [41]. По словам Л. С.Выготского, "культура создает особые формы поведения, она видоизменяет деятельность психических функций, она надстраивает новые этажи в развивающейся системе поведения человека" [34, с.29]. Культуру составляют способы, средства и нормы, присущие данной эпохе, сообществу, социальной группе, а овладение субъектом способами, средствами и нормами удовлетворения своих потребностей есть его воспитание. Сама же система социальных норм определяется уровнем экономического, политического, идеологического развития данной общественной формации, ее классовой структурой, историческими и национальными традициями [98]. Сознание каждого конкретного человека формируется внутри этих организованных^ норм культуры, воспринимаемых как законы собственной деятельности. Кроме того, в процессе формирования психологического пола в онтогенезе проступают две общие тенденции историко-эволюционного процесса — тенденция к сохранению и тенденция к изменению развивающейся личности.

А. И.Белкин в связи с этим пишет: "... вряд ли был бы возможен какой-либо исторический прогресс, если бы поведение человека (в том числе и половое поведение) носило исключительно рутинный характер и представляло бы собой стереотипное подчинение одним и тем же канонам... В человеке заключена еще одна потребность — стремление утвердить однократность и неповторимость своего Я" [21, с. 23-24]. В результате можно сделать вывод, что для эффективного изучения такого сложного качества, как психологический пол личности, необходимо прежде всего выработать единый подход к пониманию условий его формирования, который бы учитывал всю систему факторов, как биологических, так и социальных, их взаимовлияние в сложном и многоплановом процессе становления личности.

1.2. Социально-исторические условия становления психологического пола личности

Социально-исторический образ жизни является источником развития личности в системе общественных отношений и характеризуется как совокупность типичных для данного общества, социальной группы или индивида видов жизнедеятельности, которые берутся в единстве с условиями жизни данной общности или индивида. Структуру образа жизни представляют следующим образом: конкретно-исторические типы общественных отношений, формы жизнедеятельности, в которых эти отношения реализуются, формы общения, в которых общественные отношения персонифицируются, а также социальные механизмы организации, закрепления и воспроизводства ведущих черт образа жизни — системы воспитания, средства идеологического и психологического воздействия, традиции, обычаи, обряды, этикеты, игры, системы управления. Вышеназванные структурные элементы в совокупности своей оказывают формирующее воздействие на духовный мир людей, способствуют как накоплению их социального и эмоционального опыта, так и передаче его из поколения в поколение [95, с. 19-20].

В психологии в сходном смысле употребляется также понятие "социальная ситуация развития", введенное Л. С.Выготским [33]. Говоря о "социальной ситуации развития", Л. С.Выготский подчеркивал, что среда не является "фактором", непосредственно детерминирующим поведение личности, а представляет собой условие осуществления деятельности человека и источник развития личности, без которого, как и без индивидных свойств человека, невозможен сложный процесс строительства личности. Материалом для этого процесса служат те конкретные общественные отношения, которые застает индивид, появляясь на свет. Психологический пол личности, таким образом, формируется в процессе "врастания ребенка в цивилизацию", культурного развития, которое характеризуется тем, что "...совершается при условии динамического изменения органического типа. Оно налагается на процессы роста, созревания и органического развития ребенка и образует с ним единое целое. Только путем абстракции мы можем отделить одни процессы от других" [34, с.31].

В окружающем человека мире объективно существует особое социальное измерение, создаваемое совокупной деятельностью человечества — поле значений (А. Н.Леонтьев), которое отдельный индивид находит как вне-его-существующее — им воспринимаемое, усваиваемое, как то, что входит в его образ мира: "...многообразные деятельности субъекта пересекаются между собой и связываются в узлы объективными, общественными по своей природе отношениями, в которые он необходимо вступает. Эти узлы, их иерархии и образуют тот таинственный "центр личности", который мы называем "я"; иначе говоря, центр этот лежит не в индивиде, не за поверхностью его кожи, а в его бытии" [67, с.228]. Социальное пространство кажется столь естественным, что его замечают, лишь когда оказываются в рамках совершенно другой культуры, другого образа жизни, когда открывается различие в образе мира представителей разных культур: в их этническом самосознании, ценностных ориентациях и т. д. [16].

А. Н.Леонтьев, отталкиваясь от идей Ф. Энгельса, полагал, что спецификой труда как истинно человеческой деятельности, в отличие от деятельности животных, является то, что этот процесс опосредован орудием и вместе с тем опосредован общественно. Качественный скачок в развитии деятельности у человека, по А. Н.Леонтьеву, заключается в вычленении действий, что, в свою очередь, связано с разделением труда, общественным характером опосредования [84].

Естественное разделение труда между полами — древнейшая форма разделения труда, причем эта дифференциация представляется людям вечной и нерушимой. По словам Ксенофонта, "природу обоих полов с самого рождения ... бог приспособил: природу женщины для домашних трудов и забот, а природу мужчины — для внешних. Тело и душу мужчины он устроил так, что он более способен переносить холод и жар, путешествия и военные походы, поэтому он назначил ему труды вне дома. А тело женщины он назначил менее способным к этому и потому, мне кажется, он назначил ей домашние заботы" [цит. по И. С. Кону, 59, с. 170]. Сторонники универсальности и неустранимости этой модели как основанной на "естественной взаимодополнительности" полов утверждают, что несмотря на вовлечение современной женщины в общественно-трудовую жизнь, ее роль "...продолжает корениться прежде всего на внутренних делах семьи, где женщина выступает как жена, мать и хозяйка дома, тогда как роль взрослого мужчины коренится прежде всего в профессиональном мире, в его работе, которая обусловливает его функции в семье — обеспечение ей соответствующего статуса и средств к существованию" [154, с. 14-15].

Теория "взаимодополнительности" мужских и женских ролей подтверждается тем, что этот тип ролевой дифференциации ("инструментальность" мужских и "экспрессивность" женских ролей) широко

распространен в обществах разного типа, а также данными дифференциальной психологии, согласно которым женщины субъективнее и чувствительнее мужчин к человеческим взаимоотношениям и их мотивам, мужчины же более тяготеют к предметной деятельности, связанной с преодолением физических трудностей или с развитием абстрактных идей, тогда как у женщин сильнее выражены художественные интересы и т. д. Наконец, указывали, что особое положение женщины в семье обусловлено ее материнскими функциями, которые детерминированы биологически и не зависят от социальных условий [59, с. 170-171].

В примитивных обществах разделение труда между полами определяется конкретными биологическими особенностями: биологической зависимостью женского организма от осуществления физиологических функций, связанных с продолжением рода; социальной зависимостью женщин от их вынужденной связи с детьми в период кормления грудью и связанной с этим преимущественной локализацией женской деятельности в домашней среде. Однако, как показывает более глубокий анализ данных этнопсихологии, нормы полового разделения труда и материнские функции совсем не одинаковы в разных человеческих обществах [59, 76, 145 и др.].

Половое разделение труда в человеческих сообществах зачастую означает не просто дифференциацию тех или иных социальных функций, а определенную иерархию, стратификацию видов деятельности и категорий людей, которые их осуществляют. Характер общественных взаимоотношений между полами зависит не только и не столько непосредственно от круга специфических обязанностей мужчин и женщин, сколько от распределения власти, меры общественного признания, престижности мужских и женских занятий. Существует мнение, что социально-структурные факторы здесь тесно переплетаются с культурно-символическими: у всех народов выше ценятся объекты, виды деятельности и события, созданные человеком или находящиеся под его контролем (культура), нежели неподконтрольные и данные извне явления (природа). А поскольку женское начало обычно воспринимается как более близкое к природе, чем к культуре, оно ставится ниже мужского [59].

Ф. Энгельс рассматривал половое разделение труда как социально-экономическое, а не природное явление [121], и особо подчеркивал исторический факт "порабощения женского пола мужским", но вместе с тем отмечал, что разделение труда между обоими полами обусловливается не положением женщины в обществе, а совсем другими причинами. Данные кросс-культурных этнографических исследований также показывают, что дифференциация занятий мужчин и женщин и характер их взаимоотношений зависят прежде всего от хозяйственной деятельности общества. У охотников и собирателей основу власти мужчин над женщинами составляет мужская монополия на охоту за крупными животными, а в земледельческих обществах — преимущественное право на расчистку и распределение земли. Однако половое распределение труда не везде одинаково, поскольку монополия мужчин на большую охоту — результат не столько их большей физической силы, сколько трудностей, связанных с необходимостью удаляться далеко от дома, что заставило бы, если бы в охоте участвовали женщины, переносить на большие расстояния также детей и запасы пищи. Там, где в силу экологических условий охота на крупных животных возможна вблизи жилья (например, у филиппинских негритосов агта), женщины участвуют в ней столь же успешно, как и мужчины. Мужская монополия на расчистку земли также обусловлена не только физической трудоемкостью этой работы, но и тем, что новые земли часто лежат на границе племенной территории, которую необходимо защищать от врагов. Между тем война всюду составляет прерогативу мужчин, не только вследствие их силы и большей агрессивности, но и потому, что популяция легче переносит потерю мужчин, чем женщин [59].

В то же время, по мнению ряда авторов, в особенностях полового разделения труда есть свои стадиально-исторические, формационные закономерности. Отечественные ученые полагают, что в раннеродовой общине естественное половозрастное деление не создавало отношений господства и подчинения. Половое разделение труда еще не стало в ней половой стратификацией. Мужчины и женщины специализировались в разных, но в равной степени общественно полезных и уважаемых сферах деятельности, а выдающаяся роль женского труда в хозяйственной жизни общины в сочетании с матрилинейной, материнской организацией самого рода давала женщине очень высокое общественное положение. Социальное угнетение женщин и признание их низшей по сравнению с мужчинами категорией возникает только вместе с патриархатом, частной собственностью и системой наследования имущества [86, с. 99].

Однако свести социальные взаимоотношения полов к одной-единственной системе детерминант, будь то биосоциальные константы или угнетение женщин мужчинами (как утверждают представители феминистского движения) явно невозможно. Сталкиваясь с традиционными моделями половой стратификации, где мужчинам отводится ведущая, главенствующая роль, а женщины выглядят зависимыми, подчиненными, люди подчас не замечают стоящей за этим более тонкой дифференциации публичной и домашней сфер. В патриархальных обществах публичная сфера, как правило, составляет привилегию мужчин, участие женщин в ней строго ограничивается, что создает впечатление их полного бесправия. Но такое впечатление иной раз ошибочно, поскольку в другой, домашней, сфере бытия право принятия решений столь же монопольно принадлежит женщинам и мужчины не могут в них вторгаться [59]. Т. Б.Щепанская, изучая семиотические аспекты повседневного поведения, обнаружила специфическую роль женщины в структуре группы: если мужская (ядерная) структура обеспечивает управление от центра к периферии, то женщины, напротив, оказываются проводниками управляющих воздействий в "обратном" направлении — с периферии группы, что означает сосуществование двух разнонаправленных каналов социального управления: мужского и женского [119, с.28].

Таким образом, каковы бы ни были общие закономерности полового диморфизма, индивидуальные особенности и свойства мужчин и женщин в любом обществе обусловлены прежде всего половой дифференциацией общественно-производственной деятельности, причем половая стратификация и социальный статус мужчин и женщин могут быть разными не только в разных обществах, но и в разных сферах жизнедеятельности одного и того же социума. Эти особенности объективируются в обычаях и традициях, в системе верований и традициях воспитания, что составляет неотъемлемую часть культурно-исторического опыта каждого народа.

Преемственность в общественном развитии обеспечивают традиции и обычаи, которые предполагают повторяемость, устойчивость системы социокультурного наследования, благодаря чему происходит усвоение личностью культурно-исторического опыта [95]. При этом свои общие социальные функции (быть средством стабилизации утвердившихся в обществе социальных отношений и осуществлять воспроизводство этих отношений в жизни новых поколений) традиции и обычаи осуществляют различными путями. Обычай, включая в себя простые, стереотипно повторяющиеся отношения, передает новым поколениям стандарт действия, поступка в конкретной ситуации и не предъявляет требования к духовным качествам человека. Традиции, в отличие от обычаев, прямо обращены к духовному миру человека и выполняют свою роль средств стабилизации и воспроизводства общественных отношений не непосредственно, а через формирование духовных качеств и определенной направленности поведения, требуемых этими отношениями [101]. Выступая в единстве, традиции и обычаи сохраняют необходимый для реализации потребностей общественного развития уровень культуры человеческих взаимоотношений, обеспечивая тем самым функциональное единство образа жизни и духовных качеств человека и в то же время являясь фундаментом новых явлений культуры [90, 95].

И. И. Лунин и Г. В. Старовойтова в результате кросс-культурных исследований регуляции полоролевого поведения пришли к выводу, что, с одной стороны, культуры различаются по степени репрессивности-пермиссивности регуляции индивидуального поведения, а также и по содержанию стереотипов маскулинности-фемининности. На выявление реально существующих различий в поведении и психике мужчин и женщин, по данным исследований, эти стереотипы оказывают существенное влияние. Но с другой стороны, сама структура этих стереотипных представлений обусловлена не только этнокультурным своеобразием того человеческого коллектива, в котором бытуют подобные представления, но и исторической стадией развития соответствующего общества, уровнем его урбанизированности и т. д. [73, с. 6-7].

На современном этапе развития нашего общества положение в системе дифференциации половых ролей существенным образом меняется. Половое разделение труда потеряло былую жесткость, количество исключительно мужских и исключительно женских занятий резко уменьшилось, а взаимоотношения мужчин и женщин в семье и на производстве стали в принципе равноправными. Очень многие социальные роли и занятия вообще не разделяются на "мужские" и "женские". Совместное обучение и общая трудовая деятельность мужчин и женщин в известной мере нивелируют также традиционные различия в их нормах поведения и психологии [57].

Исследуя проблему усвоения мужских и женских ролей в нашем обществе, Ю. Е. Алешина и А. С. Волович отмечают, что в современной школе основной акцент в воспитании ставится на развитие традиционно женских качеств (ориентация на других, аффилиативные и экспрессивные тенденции), общественная активность в школе подразумевает установление и поддержание широких контактов с другими людьми, что соответствует женскому стереотипу поведения. Видимо, поэтому девочки проявляют в школе большую активность, чем мальчики. В то же время такая ситуация приводит к формированию различий между полами, не соответствующих традиционным (активные, инициативные, доминантные девочки и пассивные, подчиняемые мальчики). Таким образом, полоролевая социализация в ее современном виде в нашем обществе приводит к парадоксальным результатам: мальчиков как бы толкают на пассивную или внесоциальную активность, девочек же, напротив, — на гиперактивность и доминантность. Однако жить им предстоит в обществе, во многом ориентированном на традиционные полоролевые стандарты [8].

Провозглашаемая в нашей стране ориентация на социальное равенство мужчин и женщин приводит к тому, что их готовят к очень сходному жизненному пути: независимо от пола всем необходимо получить образование и работать, семья для женщины выступает лишь как "дополнительная" сфера реализации. В то же время в нашем обществе очень влиятельными остаются традиционные взгляды на отношения полов как на иерархические. Подобная ситуация стимулирует развитие у женщин маскулинных качеств: конкурентности, стремления к доминированию, сверхактивности [8]. Психологические исследования показывают также, что женщины, занятые преимущественно мужскими профессиями, обнаруживают и более маскулинный тип — стиль мышления и черты характера, что, в свою очередь, вызывает перемены и в культурных стереотипах фемининности-маскулинности, которые стали сегодня менее отчетливыми и полярными [57].

Исследования внутрисемейных отношений в современном обществе выявляют сохранение традиционного разделения семейных обязанностей на мужские и женские. При этом у женщины круг текущих домашних обязанностей, которые надо выполнять ежедневно, шире, чем у мужчины. Одновременно наблюдается "перетекание" традиционной мужской обязанности материального обеспечения семьи — к женщине, а традиционных женских обязанностей (уход за малолетним ребенком, например) в круг обязанностей мужчины [И]. В результате нормативные наборы социально-положительных черт мужчины и женщины перестают казаться взаимоисключающими и открывается возможность самых разнообразных их сочетаний. При этом отмечается, что некоторая неопределенность ролевых ожиданий вызывает у многих людей психологический дискомфорт и тревогу [57, 58]. Так, например, традиционное отношение к мужчине как к кормильцу семьи сильно, а реальные экономические условия не дают возможности для большинства реализовать эту традиционную роль. Утрачивая традиционные мужские роли — главы семьи и кормильца, мужчины укрепляют свою роль отцов, реализуя себя в уходе за детьми, в их воспитании. У многих женщин непривычная (вынужденная) роль кормильца вызывает раздражение и недовольство мужем, сомнение в необходимости иметь мужа, который не может обеспечить семью [11].

Такие резкие изменения в системе общественных отношений, не соответствующие культурно-историческим традициям полоролевого поведения, неизбежно приводят к напряжению в межличностных отношениях, чувству своей неполноценности и неопределенности в жизни. Хорошие межличностные отношения может обеспечить только соблюдение норм взаимодействия и общения при условии их стабильности: "В любой социальной общности взаимопонимание и контакт достигаются лишь при условии упорядочения взаимодействия людей на нормативной основе. Если нет единой нормы, четкого правила... людей обычно раздирают противоречия и конфликты" [116, с.38].

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в настоящее время в нашем обществе можно выделить две группы факторов, которые, вероятно, неодинаково влияют на становление психологического пола личности – это культурно-специфические традиционные полоролевые представления и особенности социально-экономического развития общества, обусловливающие изменения в полоролевой дифференциации системы общественных отношений и в содержании общественного сознания.

Выводы по первой главе

1. Психологический пол личности — сложное, динамическое, системное качество, обусловленное связанными с половой принадлежностью биологическими особенностями индивида и полоролевыми нормами в обществе. Психологический пол является неотъемлемой составляющей личности и определяет образ мира субъекта в целом, структурируя частные формы регуляции индивидуальной деятельности. В качестве основных составляющих его элементов выявляются половое самосознание, половая идентичность и социополовые ориентации. Перечисленные элементы проявляются в индивидуальных характеристиках личности и полоролевом поведении.

2. Становление психологического пола личности протекает как системный биосоциальный процесс, при этом биологические факторы являются эволюционно и онтогенетически первичной детерминантои половой дифференциации: они определяют возможность и направление процесса социализации личности под влиянием системы условий общественно-исторического образа жизни.

3. Семья, группы сверстников, институты организованного воспитания, средства массовой информации как проводники культуры выступают в качестве основных каналов половой социализации личности. Этнокультурная специфика полоролевого поведения усваивается в раннем детстве через традиционные способы семейного воспитания и неосознанную идентификацию с родителями. На более высоком уровне социализации происходит осознание норм и стереотипов полоролевого поведения,

идеальных полоролевых моделей общественного сознания через общение со сверстниками и взрослыми, средства массовой информации, половую дифференциацию общественно-производственной деятельности.

4. На современном этапе развития нашего общества выявляется несоответствие между традиционными представлениями о сущности мужских и женских половых ролей и общественно-экономическими условиями их усвоения и реализации, что может сказываться на становлении психологического пола личности, отражаясь в самосознании.

2. Иссл едование влияния современных социально-экономических условий на характеристики психологического пола личности

2.1. Эволюция научных представлений и подходов исследования психологического пола личности.

Проблема соотношения пола человека и его психологии издавна привлекала внимание мыслителей — представителей различных философских направлений. Первоначально представления о возможностях проявления маскулинности и фемининности были выражены в духе жесткой дихотомии, когда строгие нормативы делили признаки поведения на мужские и женские. По существу, эта была примитивная модель, которая уже в древних цивилизациях уравновешивалась многочисленными "исключениями из правил" и неприменимость которой в психологии становилась все более очевидной по мере научного изучения половых различий [51, с.21]. Тем не менее, до 1970-х годов в западных социально-психологических исследован

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Психологический пол личности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 437

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>