Дипломная работа на тему "Особенности трансформации "женственности" с точки зрения поколений"

ГлавнаяПсихология → Особенности трансформации "женственности" с точки зрения поколений




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности трансформации "женственности" с точки зрения поколений":


Введение

Женственность – этическая категория, означающая совокупность качеств, ожидаемых от женщины, таких как: эмоциональность, ранимость, кажущаяся беззащитность, хрупкость, что вызывает в мужчине желание оберегать и защищать; квинтэссенция феминно-гендерного стереотипа.

Женственность также является социально-психологической категорией, означающий набор качеств некоторых мужчин, которые отличаются в своём поведении и мироощущении от большинства представителей «сильного пола». Эта черта нередко является причиной дискриминации, остракизма, неприязни и даже ненависти со стороны других людей.

Изучение психологии мужчины и женщины и их отличий друг от друга имеет непосредственное отношение не только к человеку как таковому, но также ко всему обществу в целом.

Сколько должна зарабатывать женщина и сколько – мужчина? Кто должен нянчить детей, а кто – продвигаться по служебной лестнице? Как следует разделить домашние обязанности? И не является ли постановка подобных вопросов свидетельством неразрешимости данных проблем прежде всего для тех людей, которые ими обеспокоены?

Вопросы, связанные с особенностями пола человека и его психологическими различиями, в последнее время входят в число наиболее активно обсуждаемых в обществе. Ведь согласитесь, роль мужчины и женщины в общественной среде сегодня претерпевает значительные изменения. Но насколько глобальными должны быть эти перемены?

Данная проблема волнует умы многих современных социальных психологов, которые предвидят переоценку «гендерных» ценностей. Диспуты, споры, полемика разгораются среди ученых в самых разных направлениях гендерной психологии.

Насколько значимы, закономерны и оправданны различия мнений, суждений, действий «мужских» и «женских» групп на социально-психологическом уровне? Являются ли эти различия в большинстве своем следствием фундаментальной биологической разницы между мужчиной и женщиной или же они обусловлены в большей степени культурой, господствующей в обществе, определяющей его взгляды и диктующей соответственно свои законы и правила?

В своей дипломной работе я попытаюсь ответить на подобные вопросы, опираясь на детальное изучение экспериментальных данных, и поставлю акцент на женщину и боль на ее женственность.

В связи с изменением культурных, социальных, политических, правовых, нравственно-этических ориентиров современной чрезвычайно динамичной социокультурной ситуации понимание многих, на первый взгляд, архетипических номинаций подвергается значительной трансформации, в числе которых концепт женственности.

Многочисленные реформы, осуществляемые в России, во многом затрагивают интересы женщин. Именно женщинам пришлось взять на себя основную ответственность за выживание и адаптацию семей, во многих случаях отказавшись от работы, соответствующей их образованию и квалификации. Как верно отметил один из ведущих отечественных культурологов-энциклопедистов ХХ века Ю. Лотман, «женщина завоевала себе право на биографию» [10, с. 48]. Особенно это очевидно в последние десятилетия.

Аксиомой в настоящее время можно считать положение, что различия по признаку пола не заданы и не закреплены природой; они осуществляются человеком, изменяются и формируются (конструируются) вместе с культурой в процессе социализации, являясь культурным и социальным конструктом. Антропологи, этнографы, историки, социологи, рассматривая различия социальных ролей, существующие в разных обществах с точки зрения пола, не без основания утверждают, что биологический пол не может быть основным объяснением жесткой социальной дифференциации (Дж. Батлер, М. Мид, Г. Плосс, П. Бергер, Т. Лукман и др.), хотя не учитывать этот фактор тоже было бы ошибочным. Социальная модель женщины и / или мужчины, женственности и / или мужественности, создается (конструируется) обществом, определяя их положение, роль в обществе и его институтах. Женственность, как и мужественность, это не биологические факты, а культурно-специфические убеждения индивида, которые организуют его социальную практику тем или иным образом.

Рассматривая женственность в качестве философской категории, можно обнаружить множество попыток дать ей определения, начиная от бытовых до социально-символических, религиозных. Немецкая исследовательница Е. Имендёрфер отмечает: «Будучи связанной с разными аспектами эволюции общества и его менталитета, эта категория, как и её антиномия – мужественность, – отражала не только шкалу ценностей общества, но и степень его прогресса и демократизации. Даже самые примитивные, бытующие представления о женственности отражают сложный комплекс идей не только о предназначении женщины в социуме, не только формируют её права и обязанности, но и задают поведенческие нормы, то есть вырабатывают те ритуально-эстетические формы, которые должна использовать женщина, дабы соответствовать социальным императивам этой категории» [8]. С этим высказыванием нельзя не согласиться.

На уровне обыденного сознания женственность связана, прежде всего, с женщиной как полом биологическим, физически более слабым по сравнению с мужчиной, вследствие чего во многих культурах женщине отведена роль последовательной исполнительницы воли мужчины. Однако, апеллируя к более широкому контексту этого концепта, рассматривая его в качестве социального конструкта, обнаруживается, что понятия женственность и женщина – отнюдь не идентичные.

Отличительной чертой женского поведения является постоянная амбивалентность, выражающаяся в стремлении победить, низвергая другого, неважно, мужчину или женщину. Которая последовательно, ритмично и с полной самоотдачей двигалась бы по пути жизненного эгоизма, руководствуясь стратегией собственного успеха.

Цель исследования: определение отношения подростков и их родителей к феномену женственности в современных условиях.

Задачи исследования:

– Анализ тенденций по вопросу женственности в литературе и исследованиях.

– Проведение сравнительного анализа отношения подростков и их родителей к женственности.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по желаемой вами теме. Высококлассное написание дипломных работ под заказ в Казани и в других городах РФ.

– Разработка психопедагогических рекомендаций относительно воспитания девушек.

Гипотезы исследования:

1.  Подростки трактуют женственность с модернистских позиций, в то время как их родители с традиционных позиций.

2.  Среди мужчин наблюдается более традиционный подход к женственности по сравнению с женщинами.

3.  Среди подростков меньше гендерных различий в трактовка женственности чем среди их родителей.


1. Научно-теоретический подход к проблеме женственности

Согласно Уильямс и Бест (Williams & Best, 1986), мужчины, в отличие от женщин, обычно считаются амбициозными, рациональными, независимыми и неэмоциональными, тогда как женщин представляют нежными, чувственными, эмоциональными и общительными. Эти представления о мужчинах и женщинах общеприняты в нашей культуре. Юморист Дейв Барри (Barry, 1991) говорил, что женщины хотят, чтобы их любили, слушали, желали, уважали, нуждались в них и верили им.

Смена женской парадигмы заняла примерно десятилетие, но была – внешне – достаточно радикальна. Постепенно исчезали в жизни, литературе, с экрана жертвы мужских страстей, принуждения, как и соблазнительницы эпохи нэпа. Женщина обгоняла мужчину в труде и социальном статусе, становясь «самой передовой». На смену семье приходил диктат государства и партии, на смену семейному патриархату – патриархат «вождей». Психический склад русской женщины, ее самоотверженная работа на разных поприщах служат залогом ее богатейших возможностей, а творчество художников способствует раскрытию ее потенциальных возможностей.

Обращаясь к истории, можно обнаружить множество высказываний представителей «сильного пола» о «мужественной женственности», начиная с хрестоматийной фразы Н. А. Некрасова о способности укрощать самых неуправляемых животных. «Женщины в нашей стране могут быть летчиками не хуже мужчин», – вывод, к которому пришел командир отделения, познакомившись с работой прославленной советской летчицы М. Расковой. «Лучшие мужчины – это женщины», – подтвердил поэт Евтушенко, указывая на отнюдь не женские сферы, в которых реализует себя женщина.

Подобное проявление мужественной женственности – закономерность или особенность времени, влияющего на ролевое самовыражение? Однозначно на этот вопрос ответить нельзя. Множество факторов влияют на форму саморепрезентации и самореализации женщины, актуализацию тех или иных свойств женственности, в числе которых важное значение имеет социальное конструирование. Конструирование осуществляется посредством разных институциональных каналов: семья, религия, нация, этнос, политика, государство, искусство и прочие.

Если в социуме всегда существует образ женщины, предлагаемый как идеальный, то поэты и художники, политики и модельеры, кино и театр приносят в мир тот образ женщины, который в данном социуме, в данное время является наиболее предпочтительным. В создании социокультурного конструкта женственности в каждом отдельном случае может играть значительную роль литература конкретной эпохи. Несмотря на то, что в отечественной литературе на протяжении всего ее развития обнаруживаются имена женщин-писателей, однако в целом конструкт женственности выстраивается преимущественно с мужской репрезентации.

Внесемейная и внешкольная среда – художественная литература, видео и киноискусство, телепрограммы и другие средства массовой информации, политические процессы, коллективные отношения и общественное мнение – все это влияет на формирование социального конструкта женственности в равной степени, как и мужественности.

Настоящая женщина, которая сознает свою уникальность, не разделяет общественных предрассудков и предвзятых мнений. Руководствуясь исключительно собственными соображениями, настоящая женщина следует только своей индивидуальности и, как Мона Лиза, тихо улыбается при виде наивных усилий феминисток, которые с пеной у рта жертвуют собственной женственностью во имя женственности! Как и остальные представительницы женского пола, настоящая женщина временами поступает в высшей степени иррационально, но, в отличие от прочих женщин, никогда не ведет себя нелогично. Настоящая женственность, которая всегда ощущается, но извечно пребывает на расстоянии, остается странной, необъяснимой и чудесной загадкой! Как грустно, что в погоне за свободой большая часть женщин приносит женское начало в жертву, легкомысленно обменивает эту загадку на модную идею равноправия полов. Если женщине и нужно освободиться, то не от собственной женственности, а от распространенного представления о том, что она чем-то хуже мужчины, от того мнения, что появиться на свет живой загадкой – значит стать жертвой каприза судьбы.

«Женское» и «мужское» начала указывают на противоположные полюса его существования. Говоря о женском начале, мы имеем в виду определенный полюс осознания сновидящего, а не телесные признаки женщины.

Материальное тело представляет собой лишь проявление женского потенциала, и именно это проявление мы называем «женщиной». Очевидно, это значит, что вы как духовная сущность уже воплотили один полюс своего осознания на физическом плане,

поселившись в физическом теле женщины. Более того, этот полюс осознания представляет собой не только то, что мы называем «женским началом», так как он обладает также потенциалом, имеющим природу женственности.

Из всего этого следует, что общая цель воплощения заключается в том, чтобы раскрыть этот потенциал-то есть во всей полноте развить осознание того, что значит быть настоящей женщиной. Можно также сказать, что быть настоящей женщиной – значит

полностью раскрыть на физическом плане свой потенциал – женственность. Очевидно, что без правильного взаимодействия между мужским и женским началами эволюция осознания не может стать разумной и в конце концов приходит к беспорядку, схожему с тем, какой царит в современном мире. Поскольку непознанное – это всегда загадка, тайну женщины невозможно разрешить до конца, но благодаря сотрудничеству между мужским и женским началами непознанное можно последовательно включить в познанное. Только таким путем мужчины способны полностью раскрыть свой потенциал мужественности, а женщины – женственности.

Все же нет сомнения в том, что выдвигаемые, например, экономикой или демографической политикой общественные требования и задачи, затрагивающие интересы того или иного класса или нации, имеет большое значение для определения различий между полами и его изменения в процессе истории. В рамках исторических образований изменяется «природа» женщины, смещаются черты характера полов. Процессы изменения общества и идеологии, находящиеся в тесной связи, способствуют процессу изменения полов. Такое взаимодействие проявляется, например, в трудах о воспитании девочек, в большом количестве выходивших в свет в 18 и 19 веках. Программы воспитания и норм женственности в таких трудах обосновывались с точки зрения религии, морали, психологии и биологии; вместе с тем, однако, они явно ориентировались на экономические требования, выдвигаемые данной эпохой для определения сословия.

Начало социальной истории полов положила Карин Хаузен в программной работе «Поляризация характеров полов – Отражение диссоциации трудовой деятельности и семейной жизни».

Острое двусмыслие характеров мужского и женского полов, как доказывает Хаузен, был «изобретен» в последней трети 18 века, чтобы иметь возможность объективно обосновать вытеснение женщин из области трудовой деятельности в задуманную как контраст сферу частной семейной жизни с помощью доводов о соответствующих женскому существу наклонностях и этическом предназначении женщины. Будучи провозглашенной надеждой хранительницей той добродетели самоотречения, от которой мужчина, ввиду конкурентной борьбы, вызванной условиями капитализма, должен был отказаться, женщина берет на себя психологически важную заменяющую роль. Классово – экономическая обусловленная различиями модели полов проявляется, по мнению Хаузен, прежде всего в том, что это противопоставление имело силу только для буржуазного сословия, или, может быть, также для некоторой части промышленных рабочих и не распространялось на – еще не знающие разделение труда – крестьянские семьи и домашнюю прислугу.

Общественные ограничения характера женского пола приводят в конце 18 века в плане истории развития идей к резкому взаимному противодействию революционной идеи свободы человека и буржуазной логики свободы человека, и буржуазной логики несвободы женщины. В социально – психологическом плане это противоречие можно рассматривать как заменяемое построение: принципиальная неуверенность в будущем перед лицом угрозы нарушения сословного порядка в эпоху французской и индустриальной революций смягчает традиционные сохранения строгой иерархии полов.

Неустойчивое в экономическом отношении положение мужчины, стремящегося возвыситься за счет духовной деятельности, оказывало дополнительное влияние на лишение женщины ее интеллектуальной самостоятельности. У тех авторов, которые стремились к таким буржуазным ценностям, как безопасность и признание, противоречивая версия различения полов характеризуется генетической направленностью, тогда как авторы, ориентирующиеся, скорее, на аристократические положения, которым желание сделать карьеру и конкурентное мышление были чужды, могли себе позволить определенный идеал, снимающий эти противоречия.

Английский и американский опыт подтверждают связь между раздвоением мира в экономическом отношении и раздвоением человечества в отношении полов. В Англии времен французской революции и наполеоновских войн, когда распространяется сильное недовольство идеями Просвещения, все более жесткий принцип разделенных сфер приобретает, наряду с моральным, и национальным возбуждением. Положительное значение женщины как «нравственного пола» здесь выражено особенно ярко. В викторианскую эпоху ее авторитетное влияние на общественную жизнь становится все сильнее. В то время одна английская писательница в своем сочинении упомянула, что современное положение их государственных дел показывает, что активное влияние женщин против растущего зла в обществе требуется более, чем когда-либо. Таким образом – это подчеркивают новейшие исследования – используемое понятие разделенных сфер как норма описания исторической реальности становится неубедительным, тем более, что сами викторианские женщины умели ловко использовать в своих политических призывах аргумент их личного, участливого восприятия по отношению к каждому отдельному случаю.

1.1 Женственность в психологическом аспекте

Универсальных гендерных ролей для мужчины и женщины не существует. Маргарет Мид на основании своих наблюдений, проведенных в экспедициях, утверждала, что, несмотря на то, что каждая культура в какой-то степени институировала роли женщины и мужчины, характер, который мы считаем присущим тому или иному полу, может являться лишь одним из вариантов человеческого характера, который с большим или меньшим успехом можно обнаружить у любого индивидуума. М. Мид в работе «Пол и темперамент» развенчала убеждения о том, что мужчины и женщины от «природы» созданы для выполнения определенных ролей. В каждом из изучаемых ею обществ Новой Гвинеи мужчины и женщины выполняют разные роли. Сексуальные роли складываются на основе культурных и социальных особенностей, а не «естественного порядка вещей» [13, с. 87].

Социальный конструкт женственности плодотворно рассматривать в русле гендерных исследований – области научного познания, сформировавшегося в последние десятилетия ХХ века. Центральное место в теоретическом осмыслении гендера принадлежит его толкованию как социально-культурной категории. Гендер – это форма выражения женственности, то, что составляет содержание этого социального конструкта. Идеология, политика, религия, искусство, в частности литература, – инструменты, принимающие активное участие в формировании женственности.

Рассмотрение женственности как социокультурного конструкта предполагает учет таких компонентов половой дифференциации, как биологический пол, гендерная идентичность, гендерные идеалы, сексуальные роли. Каждый из этих компонентов, взятый с учетом особенностей того ли иного исторического отрезка времени, оказывает влияние на формирование тех или иных социальных атрибутов женственности.

Понимание женственности невозможно вне такого социального признака, как стратификация. Гендерная стратификация – это процесс, посредством которого гендер становится основой социальной стратификации. С определенного момента времени почти в каждом обществе, где социально предписанные характеристики имеют два гендерных типа, одному биологическому полу предписываются социальные роли, которые считаются культурно вторичными. Женственность, как правило, отождествляется с «женским» и означает снижение социального и культурного статусов, традиционно воспринимаясь как культурно вторичный феномен. «Женское» по сложившейся повсеместно традиции оказывается за границами нормы. То есть стереотипное понимание женственности связано, прежде всего, с гендерным неравенством. Гендерное неравенство в качестве социокультурного конструкта возникло на основе естественных, биологических различий между мужчинами и женщинами. Социальные нормы и роли постоянно меняются во времени, однако гендерная асимметрия остается почти неизменной.

Современная культурная ситуация поставила под вопрос соотношение понятий «мужского» и «женского». По своим качественным характеристикам «маскулинное» по-прежнему соотносится с активным, самостоятельным, творческим; «феминное», в свою очередь, с пассивным, устойчивым, подавляемым. Однако представление о носителях этих качеств существенно изменилось, стало очевидно, что мужчины и женщины обладают разными степенями маскулинности и феминности, что предполагает и возможную трансформацию традиционно закрепленных социальных ролей. Подобные представления поставили под вопрос анатомо-физиологический способ объяснения происхождения маскулинности и феминности, поскольку при наличии определенного биологического пола его носитель может обладать противоположными этому полу качествами. Результатом стало обновление терминологии, традиционное «пол» сменилось понятием «гендер», закреплявшем социальные предпосылки происхождения половых различий. В связи с этим, необходимым условием понимания полоролевого поведения стала характеристика культурного контекста, в рамках которого разворачивается последнее.

Факт конструируемости гендера, соответственно осознание способности мужчин и женщин брать на себя роли, традиционно закрепленные за противоположным полом, требует определенной трансформации традиционных представлений, что необходимым образом связано с характером современной ситуации развития общества. На наш взгляд, в российском обществе существенным условием реализации новых гендерных представлений является модернизация, процесс протекания которой характеризуется столкновением с традиционными культурными установками. Таким образом, актуальным представляется анализ специфики современной гендерной социализации в контексте перехода российского общества от традиционного к модернизационному.

Однако прежде чем перейти к анализу гендерной социализации, необходимо охарактеризовать роль и соотношение в российском обществе традиционных и модернизационных процессов. Существенной чертой традиционных обществ, является сохранение и устойчивое воспроизводство стереотипов, в том числе гендерных, служащих важнейшим механизмом, «законом» сохранения традиционной системы сожительства, в свою очередь их устойчивость связана с тем, что гендерные стереотипы базируются на основе выгоды и практической целесообразности, безопасности и физического сохранения целостности народа [1]. Модернизация же представляет собой особую форму развития, сущностью которой является переход от традиционного общества к современному [2], что неизбежно связано с преодолением форм традиционного сознания. Соотношение традиционного и модернизированного можно представить антиномиями однозначного – многозначного, устойчивого – динамичного, предсказуемого – инверсионного. Россия по своим сущностным особенностям принадлежит к особому промежуточному типу цивилизации, где значительные пласты традиционной, статичного типа культуры сталкиваются с ростками динамичной, индустриальной [3]. Соответственно, современное российское общество сегодня чаще всего характеризуется как транзитивное или переходное от традиционного к модернизационному. Несомненно, во многих областях жизни, например, в институтах социализации, традиция играет исключительно важную роль, но столь же необратимо идут и процессы модернизации, невозможность органичного сосуществования данных тенденций рождает конфликтогенность, что непосредственным образом сказывается и на социальных процессах и институтах, в частности характере гендерной социализации.

Несмотря на то, что психологами жесткая гендерная типизация оценивается скорее как фактор отрицательные для обоих полов, «феминные» мужчины и «мускулинные» женщины имеют более высокие показатели по креативности, чем индивиды, индивиды, соответствующие усредненному канону маскулинности и феминности. Взрослое сообщество оценивает данные тенденции как противоестественные человеческой природе.

Таким образом, можно сделать ряд выводов: во-первых – гендерная социализация на разных ступенях отногенеза носит неоднозначный характер, связанный как с возрастными особенностями, так и с культурными механизмами. Во-вторых – изменения в общественном производстве, характере труда, правовое и политическое равенство полов, новые роли женщин в обществе, релятивизм, ранняя самостоятельность детей – необходимые следствия модернизационных процессов – не могли не повлиять на характер гендерной социализации. При этом наиболее подверженной инновационным процессам, в частности инверсии гендерных стереотипов, оказывается молодежная субкультура. В третьих: поскольку гендерные отношения приобретают смысл для личности лишь будучи включенными в совместную деятельность, неоднозначность социальных стандартов порождает кризис гендерной идентичности, ситуацию двойственности. Если в подростковой субкультуре смешение гендерных стереотипов расценивается как прогрессивное, то взрослая субкультура, как носительница преимущественно традиционного сознания, напротив, расценивает последнее как угрозу устойчивости культуры. Таким образом, конфликтность сочетания различных гендерных стереотипов усугубляется переходным характером российского общества от традиционного к модернизированному, где традиционные ценности сталкиваются с инновационными, «архаичная» личность с современной.

В современном городе человека окружают толпы незнакомцев. Это люди разного возраста, пола, социального и этнического происхождения. Мы можем ошибиться в оценке возраста незнакомого человека или этнической принадлежности, но суждения, относительно его пола оказываются, как правило, точными. Почему мы с вами способны практически безошибочно вычислить в толпе незнакомцев представителей своего или противоположного пола по набору внешних признаков биологического, психологического и культурного характера? Очевидный ответ напрашивается сам собой: пол является важнейшей индивидуальной характеристикой, определяющей основные жизненные установки и ценности.

Человек – один из видов приматов, размножающихся, как и другие млекопитающие, половым путем. Биологическая составляющая пола оказывает существенное влияние на психологический статус человека, определяет его роль в будущей жизни, круг друзей и выбор занятий.

С детства каждый из нас накапливает опыт идентификации представителей своего и противоположного пола, и уже к 7-летнему возрасту какие-либо ошибки в оценке половой принадлежности окружающих практически исключаются.

В настоящее время в литературе можно встретить два различных термина, связанные с феноменом пола: собственно пол и гендер. Биологический пол – это морфофункциональная характеристика организма, включающая все его специфические репродуктивные особенности и свойства, по которым можно отличить самцов от самок. Биологический пол основан на генах, определяющих половую дифференцировку организма, половых хромосомах, гонадах (половых железах), половых гормонах, внутренних и наружных половых гениталиях. К биологическим характеристикам относят также половой диморфизм нейроанатомических структур мозга. Гормональные, нейроанатомические и морфологические половые различия оказывают влияние на психологию и поведение своих носителей. По этой причине в последние годы появилось много работ, написанных в русле эволюционной антропологии, этологии человека и эволюционной психологии, предлагающих учитывать биологические различия между полами при обсуждении разных сторон поведения человека.

Гендер – это социокультурный термин, обозначающий социальные аспекты взаимоотношений между полами. В психологии и сексологии под этим термином понимают психологические и поведенческие характеристики, связанные с маскулинностью и фемининностью, и отличающие мужчин от женщин. Ш. Берн (2001) и некоторые другие исследователи применяют понятие «гендер» в более узком смысле, обозначая им «социальный пол». «Социально детерминированные роли, идентичности и сферы деятельности мужчин и женщин зависят не от биологических половых различий, а от социальной организации общества» (Кон, 2003). Они означают «нормативные предписания и ожидания, которые соответствующая культура предъявляет к «правильному» мужскому или женскому поведению, и которые служат критерием оценки маскулинности или фемининности ребенка и взрослого» (там же).

Многие психологи и социальные антропологи уверены, что эти роли, равно как и гендерная идентичность, не зависят от биологических различий между мужчинами и женщинами. «Гендерная идентичность – это базовое, фундаментальное чувство своей принадлежности к определенному полу / гендеру, осознание себя мужчиной, женщиной или существом какого-то другого, «промежуточного» или «третьего» пола» (Кон, 2003). Гендерная идентичность не дается человеку при рождении, она «вырабатывается в результате сложного взаимодействия его природных задатков и соответствующей гендерной социализации» (там же).

Гендерная идентичность может меняться в течение жизни с мужской на женскую и наоборот, а в ряде случаев индивид вообще оказывается не в состоянии сформировать мужскую или женскую идентичность на основании своего анатомического пола, и в таких случаях говорят о расстройстве гендерной идентичности.

В каждой культуре присутствуют характерные гендерные стереотипы – привычные представления о том, как должны выглядеть и вести себя мужчины и женщины, имеется регламентированная гендерная стратификация и распределение труда, гендерные различия в отношении к власти и другим социальным институтам.

Так ли уж легко с первого взгляда определить пол человека по его внешнему виду и поведению со стопроцентной гарантией? Накопленный в науке опыт показывает, что пол – это феномен гораздо более сложный, чем представляется в повседневной жизни. Существует целый набор критериев половой принадлежности, и далеко не все они видны невооруженным глазом. В медицинской и психиатрической практике существует достаточно примеров того, как ребенок, выглядящий внешне как девочка, в ходе дальнейшего развития превращался в мужчину, а фенотипические (то есть, морфологически выраженные) женщины, с генетической точки зрения оказывались мужчинами.

Еще сложнее с определением половой принадлежности дело обстоит, когда попадаешь в другую, сильно отличную от родной, культурную среду. Человек впитывает гендерные стереотипы с детства, и тот факт, что они могут быть другими у других народов, ему часто даже в голову не приходит. Возьмем, к примеру, прическу и одежду. В традиционном представлении каждого из нас женщина носит длинные волосы, а мужчина – короткие; женщина одевается в платье, а мужчина облачен в брюки.

Однако в Шотландии мужчины носят юбки, а в арабском мире длинные просторные сорочки до пола (галабии), и это ни у кого не вызывает удивления, хотя и в этих культурах мужчины ориентированы на работу вне дома, а женщины – на домашние заботы. Юноши и неженатые мужчины воины у масаев носят роскошные длинные волосы, заплетенные в косички и украшенные бисерными украшениями, а женщины стригутся почти наголо. В Европе несколько столетий в моде были парики. Хотя они различались у мужчин и женщин по внешнему виду (женские были более замысловатыми, выглядели наряднее и часто были украшены драгоценностями и цветами), длина волос в мужских париках была такова, что их локоны свободно ниспадали на плечи и даже закрывали последние.

Означает ли сказанное в предыдущих абзацах, что сторонники узкой трактовки понятия «гендер» правы? По-видимому, абсолютное отделение гендера от биологической составляющей пола следует считать не меньшей крайностью, чем полное игнорирование различий между полом и гендером. Эволюционные антропологи К. Хавкс, С. Хрди, Н. Шеннон, У. Айронс, Л. Кронк и этологи Р. Данбар, Ф. де Ваал, И. Айбл-Айбесфельдт, К. Граммер и эволюционные психологи Д. Бас, М. Дали, М. Вильсон и др. приводят в своих работах целую серию убедительных доказательств, что биологические составляющие пола играли существенную роль в формировании гендерных различий в процессе эволюции человека и продолжают (пусть даже в опосредованной форме) влиять на гендерные феномены в современном обществе.

Несмотря на фундаментальные различия в подходах специалистов естественнонаучного и гуманитарного направлений к анализу феноменов пола и гендера, диалог между ними представляется возможным. Этот диалог просто необходим, если мы действительно хотим лучше понять природу человека и адекватно оценить процессы, происходящие в современном обществе. Понять причины конфликтов, сопровождающих любые политические и экономические решения, связанные с мужской и женской занятостью, ролью мужчин и женщин в политике и управлении обществом, правами и свободами сексуальных меньшинств.

1.2 Женственность в социально-педагогическом аспекте

В социологическом словаре Тони Лоусон и Джоан Гэррод женственность определяется как «качество, отличающее женщину от мужчины. Традиционно сложилась концепция женских свойств и особенностей, которой активно противостоят участники феминистского движения, считающие, что устоявшиеся представления ограничивают возможности женщин, отводят им роль беззащитных и беспомощных членов общества. Концепция женственности постоянно видоизменяется и пересматривается по мере того, как женщины все более активно берут на себя функцию определения собственной судьбы и ищут новые возможности для самовыражения как в традиционных, так и в нетрадиционных формах. Соответственно, в глазах социологов женственность представляет собой социально обусловленную категорию» [11, с. 37].

Поиском смысла женственности заняты разные научные области, в числе которых философские, психологические, культурологические, социологические, искусствоведческие, литературоведческие исследования. В одной из статей о стилях в искусстве читаем: «Основная идея модерна – соразмерность нового искусства «человеку в пиджаке», то есть стилю приватной жизни. Отсюда особая комфортность модерна, красота предметной среды, окружающей человека, его «избыточный» эстетизм. Отсюда его женственность, по декадентски хрупко-изнеженная или демонически роковая, его культ прекрасной дамы, его насыщенность загадочными образами-символами: это и лилия, и орхидея, и водоросли, и женская фигура. Живопись модерна ориентирована на замедленное рассматривание, любование, даже смакование художественного приема» [15, c. 3]. Таким образом, женственность в искусстве ассоциируется с красотой, загадочностью, хрупкой изнеженностью, и в то же время с демоническим и роковым.

Понимание концепта «женщина» и суть женственности в разные периоды развития человеческого рассматривалось далеко не однозначно. Светлый и темный лики женственности проходят через всю историю как зарубежной, так и отечественной культуры. Но несмотря на разность толкования этих концептов, многочисленные научные исследования показывают, что женское и женщина, как правило, ассоциируются с природным, с тем, что человек (мужчина) стремится покорить, подчинить, направить на службу себе и контролировать. Именно репродуктивные функции женщины сближают ее с природой, и на этой доминанте строится большинство умозаключений, то есть оппозиция женского и мужского становится оппозицией природного и культурного, что, как правило, лежит в основании всеобщего ущемления прав женщины. Сообразуясь с традиционными, патриархальными подходами, женственность связывают с внешней привлекательностью, кротостью, несамостоятельностью, послушанием. Репрезентацию женственности в истории культуры можно рассматривать исходя из разных оснований. Наметим лишь некоторые из них:

– в аспекте историко-культурного развития общества: первобытное общество; древние цивилизации, Средневековье, Возрождение, Новое время, Просвещение и т. д.;

– в аспекте ролевых субъектно-объектных отношений в семье: мать, жена, дочь, сестра, невеста;

– в аспекте социально-ролевой презентации в обществе: домохозяйка, работница, руководитель, бизнесмен и пр.;

– в социально-классовом аспекте: дворянка, крестьянка, мещанка, работница, предприниматель;

– в психолого-деятельностном аспекте: традиционная, героиня, демоническая женщина;

– в аспекте художественно-эстетической презентации женщины в качестве объекта творческого воплощения в литературе, живописи, скульптуре (муза, вдохновительница, чаровница);

– в нравственно-этическом аспекте на уровне символико-семиотическом: «вавилонская блудница», Ева, великая грешница, Святая Магдалина, Святая Мария, Великая Праведница;

– в философско-символическом аспекте: Вечная Женственность, София – Премудрость Божья, Прекрасная Дама, Мать-Сыра Земля, Родина-Мать и т. д.

Все обозначенные аспекты взаимосвязаны и взаимообусловлены, в процессе социализации вступают в различные системные отношения иерархии и взаимодополнительности. С точки зрения стратификационной, обращение к истории средневековой Руси доказывает, что не всегда наблюдалось приниженное положение женщины. В верхах России роль женщины в определенные периоды истории была велика. Например, в одном из наиболее ранних юридических памятников Древней Руси – Договоре 911 года Олега с Византией – утверждается право женщины сохранить за собой часть общего с мужем имущества даже в случае, если муж совершил убийство и предстал перед законом. В докиевскую эпоху, как свидетельствуют многие исторические тексты (Е. Вардиман, И. Забелин, С. Кайдаш, В. Михневич, Н. Пушкарева, Б. Рыбаков, Г. Тишкин и др.), женщина обладала достаточно высоким статусом и престижем, властью и правами, включая возможность участвовать в военных действиях. Христианство, являясь культурной доминантой Древнерусского государства, тоже воспринимает женщину достаточно противоречиво. Если обратиться к литературе, в которой освещаются вопросы положения женщины в христианстве (С. Вербицкий, П. Евдокимов, Б. Романов, М. Степанянц, Д. Эдит и др.), то в целом можно обнаружить, что патриархальный характер общественных отношений долгое время не подвергался сомнению: религиозное право и институты, как правило, выступали стражами патриархального мироустройства. Наряду с отождествлением женственного с греховным, тем не менее качества, которые свойственны женскому началу, в религии на протяжении всего Средневековья одобрялись и превозносились (смирение, самопожертвование, доброта, милосердие, вера, надежда, «ненасытное» сострадание и т. д.). Мужские же начала подвергались осуждению, хуле (гордыня, эгоизм, излишняя рассудочность, агрессивность). В церковно-монастырской литературе отечественного Средневековья чаще всего наблюдается представление о женщинах как дьявольском искушении, погибели для мужской души и тела.

В Средневековье женщина не только Ева, сорвавшая запретный плод, «вавилонская блудница», но и Дева Мария, Великая Праведница. «Следует принять во внимание, что физический пол («sex») и гендер (как система социо-полоролевых отношений) в славянском обществе никогда не совпадали, и несовпадение было временами особенно заметным. Так складывалась этнографическая реальность в России; женщинам на протяжении веков приходилось нести на своих плечах как мужские работы, так и мужские роли, мужскую ответственность. Между тем многие свидетели отмечали женообразие русских мужских лиц, специфический тип эмоциональности и капризности русских бояр, пассивность и мягкость русской души, странно и взрывообразно переходящей в противоположное состояние», – отмечает исследователь

В. Иваницкий в своей публикации «Русская женщина в эпоху Домостроя» [7, с. 161–172]. Этот памятник древней Руси следует воспринимать не только как литературно-художественное явление, но и как историко-фактографическое свидетельство, на примере которого достаточно очевидна презентация женщины и женственности в период средневековой Руси.

В целом, в воззрениях на женщину и женственность в древнерусских литературных источниках явно прослеживается тенденция, идущая от отцов церкви и заложенная в Священном Писании, связанная с зависимостью женщины от мужа своего. Если мужские качества долгое время принимались за эталон, то женские же расценивались как недостаток или отсутствие мужских. Большинство авторов средневековой Руси, следуя традициям Священного Писания, в оценке женской природы несут мысль, что женщина слабее мужчины в нравственном, интеллектуальном и физическом отношении. О «немощной женской природе» упоминается во многих древних литературных источниках.

При всей разности оценок женщины женственность испокон веков в русской культуре связывается с материнством, чадолюбием, ролью надежной хранительницы домашнего очага, опорой семьи, поддержкой и помощью мужчине, сострадательностью, милосердием. Это так называемые предписанные гендерные роли женщины, ее социокультурные конструкты. Социальная роль матери как основная надолго закрепится за женщиной. Материнство как основная ипостась женственности пройдет через всю историю отечественной культуры.

«Чадолюбие» в связи с устойчивым стереотипом матери – это также одна из одобряемых черт идеала «доброй жены», что отразилось как в дидактической литературе, так и в исторических портретах. Мать-Богородица воспринимается как чадолюбивая защитница православных не только от врага, но и от сурового Отца-Бога. Уже в ранних текстах обнаруживается иерархичность статусных предписаний мужчины и женщины. Но в то же время необходимость не только отцовского, но и материнского влияния на детей признается в сочинениях многих авторов.

Роль женщины как хорошей хозяйки дома всегда занимала одно из важнейших мест в структуре идеала женственности. Однако, рассматривая статус женщины дома и характер социальной организации, исследователи отмечают ее непрямой характер и указывают на то, что усложнение общественных структур влекло за собой снижение авторитета женщины в семье, сокращение ее имущественных прав, установление двойного стандарта норм поведения и морали и вместе с тем усиление неформального влияния женщин через более широкую сеть социальных связей за пределами семьи и домохозяйства. Такие социальные институты, как церковь, поддерживали и, более того, насаждали зависимое положение женщины, вторичность ее социальных ролей, тем самым выстраивая гендерную систему власти и подчинения.

Переломным веком считается XVII, когда нарушаются привычные устои общества, но в то же время достаточно еще крепки старые каноны, происходит активное освобождение от догматов церкви. Шел активный процесс «обмирщения», разрушение традиционного средневекового мировоззрения, что отразилось и в вопросах пола. Крепло представление о самоценности земной жизни с ее радостями и невзгодами. Формировались новые идеалы и представления, моральные и этические нормы и вкусы, вступавшие в противоречие с аскетическими канонами, утверждавшимися церковью, что отразилось в таких памятниках литературы, как «Повесть о Савве Грудцыне», «Повесть о Горе-Злосчастии». Однако позитивные изменения касались в основном мужчин. Если в среде дворянства грамотность стала заметно распространяться, то чрезвычайно слабо она проникала в среду женского населения, даже в семьях знати и крупного купечества женщины, как правило, были неграмотны. Их место было в девичьей в стороне от чужих глаз. В то же время женщина становится объектом изображения в литературе. Литература сыграла огромную роль в понимании культурного конструкта женственности, она углубила и актуализировала эти понятия, во многом определила становление и самоопределение женщины как личности. В середине XVII века появилась первая биографическая повесть как новое жанровое приобретение XVII столетия, которая была посвящена женщине. Это «Повесть об Улиании Осоргиной», написанная муромским дворянином Дружиной Осорьиным, сыном Улиании. Автор создает образ энергичной и умной женщины, образцовой жены и хозяйки. Это первая в русской литературе биография женщины-дворянки.

В 60-е годы ХIХ века в связи с изменениями в общественной жизни России, в частности с отменой крепостного права, изменяется и облик российской женщины и, следовательно, меняется понятие о женственности. Литература второй половины XIX века дает разноликий портрет женщины. На страницах отечественной прозы изображаются женщины, активно вступающие в «мужской мир», идентифицирующие себя по мужской модели как на деятельностном уровне, так и в морально-этическом плане: создают мастерские, занимаются предпринимательством, просветительской деятельностью, «ходят в народ», пьют «бочками пороховыми шампанское», курят «пахитоски», не дорожат семейными традициями, ведут достаточно фривольный образ жизни, достойный всяческого осуждения. Но, несмотря на их «своеволие», женщинам всех социальных слоев долгое время был закрыт доступ к любой институциональной практике, художественной в том числе. Писательское дело не входило в представление о женственности даже за границей, где, казалось бы, патриархальные каноны и стереотипы менее значимы и сильны. Сначала они не допускались к обучению в художественных академиях, позже, в конце XIX века, им запрещалось посещение класса рисунков с обнаженной натурой. На социальном уровне в общении с заказчиками, коллекционерами и торговцами, возможности женщин тоже были ограничены правилами приличия. В литературном мире России ХIХ века писательницы с трудом получали доступ к формам общественной коммуникации. Они были изолированы как от современного литературного контекста, так и от традиций своих предшественниц.

Формирование конструкта женственности шло одновременно с развитием культуры, где женщина заявила о себе не только как объект воплощения в образах и типах, а как полноправный субъект, способный сказать новое слово и предстать как один из новых субъектов творческой деятельности в разных ее вариантах. Если в ранних литературных памятниках смысл женского бытия, ее мир, как правило, регламентировался нормами, законами, традициями, сложившимися веками, то с появлением женского голоса на литературном горизонте женщина сама выбирала для себя философию жизни, излагая свое собственное понимание сути бытия, стараясь сделать все, чтобы ее голос был услышан и понят. Философия новой женственности обозначилась как в художественных текстах, где она представлена в качестве объекта авторского воображения, созданных чаще всего авторами-мужчинами, так и в текстах, где субъектом-творцом является сама женщина.

Более близкое родство история полов обнаруживает с социальной историей. Соответственно более сложно протекают процессы обобщения и разделения между ними, что можно сравнить с близостью и отчуждением в отношениях между отцом и подрастающей дочерью. Социальная история в том виде, как она складывается с 60-х годов, претендуя, и не без основания, на признание ее заслуг в проявлении особого интереса к новым областям исторической действительности, а также в новой постановке вопросов и предоставлений объектов изучения, что, в итоге, способствовало появлению женщин в поле зрения ученых. По крайней мере, объекты, с которыми работали специалисты по социальной истории, включали, как правило, представителей обоих полов. Под всей социальной истории достаточно места и для категории «пол».

Но как раз это в последнее время подвергается сомнению со стороны исследователей истории женщин и истории полов. Такой расследование обуславливается тем, что социальная история и история общества пишутся все еще без учета «гендерного» вида. Однако большинство женщин – историков, которые занимаются историей полов, едва ли собираются поставить под вопрос идеи и методы социальной истории.

Между тем многие исследования показали, что теория модернизации, понятая как модель центрального направления развития и имеющая силу вроде бы для общества вообще, при учете обоих полов быстро наталкивается на свои границы.

Касающаяся всего общества модернизация обладала для мужчин и женщин во многих областях специально разными последствиями, которые, кроме того, расходились по времени их движения, темпам и возможным переходным моментам.

Здесь можно остановиться на нескольких примерах современной семьи, которая была выдвинута в конце 18-го и в 19-ом веке, реализована буржуазией, закрепила структуры неравенства, прежде всего ущерб женщинам. Женщины долгое время с трудом добивались возможности участвовать в политике (по формулировкам закона об избирательном праве). Наблюдаемые на рынке труда специализация, либо совсем не касалась женщин, либо касались их только частично и имели другие последствия для них. Показателем в этом отношении может служить многоступенчатая профессиональная группа домашней прислуги и дворовых людей, которая в 19 веке пережила процесс слияния функций, в результате чего появилась чисто женская «профессия» служанки, выполняющей любую работу.

Свойственное теории изменения концентрации внимания на процессе развития привело к тому, что не были учтены устаревшие традиции и казавшиеся неизменными соотношения, такие как соотношения полов. В соответствии с результатами многочисленных исследований, нормы, касающиеся полов, скорее становились более жесткими, чем изменялись или ослаблялись. Социальный контроль над их выполнением происходил не бюрократически, а на личностном уровне.

Понятия класса, которому отдается предпочтение в социальной истории, должен быть пересмотрен. Исходя из основного о том, что сословное общество эпохи Абсолютизма примерно с 1800 года последовательно перерастает в классовое общество, специалисты по социальной истории уделяли таким критериям, как пол, лишь второстепенную роль по отношению к классовой принадлежности. При этом игнорировались феномены, которые препятствовали стиранию классовых различий и касавшиеся преимущественно женщин, например, отсутствие или непостоянность трудовой деятельности, а также дальнейшее существование сфер деятельности, не определяемых как наемный труд. Процессы разработки модели образования классов подразумевают следующее простое развитие: классовое положение – классовое поведение – классовое поведение. Включение женщин в такие модели было затруднено, поскольку женщины на некоторых из этих ступеней вообще не представлены, а на других представлены лишь незначительно.

Говорилось о «классе рабочих с их женами и детьми» и, таким образом, создавалась лестница значений, которая позволяла устранить как исключение из правил любые отклонения от модели поведения.

Процесс переосмысления начался, когда категория «класса» стала привлекать внимание истории женщин и истории полов. В ряде исследований о ситуации работниц был обнаружен особый ритм женского труда. При этом отсутствие женских организационных структур объяснялось не столько недостаточной готовностью работниц к их созданию, сколько мужским безразличием. Кроме того, исследования выявили области, отрасли и периоды времени, в которых женщины проявляли политическое сознание. То, что оба научных подхода поставили в один ряд вопрос о «классе и поле», способствовало, с одной стороны, их плодотворному сближению. Однако, с другой стороны, вместо «и» зачастую имелось ввиду «или», что приводило к тому, что обе категории социального несоответствия становились конкурирующими факторами, из которых в итоге один или другой воспринимался как главный. Однако, таким образом, создавался ложный исторический субъект, который выбирал между возможностью чувствовать и действовать либо «прежде всего, как женщина», либо «прежде всего, как рабочий». Но работница не оставляла своей женственности за воротами завода, так же как и учитель мужской гимназии в своем чисто мужском заведении не действовал и не размышлял как нейтральный в отношении пола гражданин. Самооценка, мировосприятие, формы коммуникаций, образцы поведения были результатом сплетения этих двух – и других – особенностей.

Для большинства женщин 19 и начала 20 века, которые либо вообще не принимали участия в трудовой и политической жизни, либо делали это лишь нерегулярно, культурный уровень класса, к которому они принадлежали, имели большое значение. В исследованиях о буржуазии уже неоднократно отмечалось влияние вида культуры на процесс создания классов, поскольку класс буржуазии нельзя назвать однородным с точки зрения его положения в обществе и их представителей. При этом стало легче ввести в рассмотрение и родственниц этого класса, что иногда приводило к тому, что категория класса не столько дополнялась, сколько заменялась категорией «культуры». Что же касается историографии рабочего класса, которая исследовала в основном структуру, то здесь виды культуры долгое время вообще не рассматривались.

Культура в этом смысле создает и разделяет ментальные, моральные и эстетические категории, оказывает влияние на восприятие человеком действительности и на связанные с этим восприятием мнения и действия, причем они в мере различаются в зависимости от принадлежности к определенному полу и к определенному классу.

Социокультурное классовое соответствие формируется, познается и передается на малом уровне в различных сферах, например, на предприятии, в объединении, в семье, среди соседей, в партии, в профсоюзе или в общине. Прохождение в этих сферах процессы общения, а также в результате накопления опыта складывается как классовое так и половое соответствие. При этом не одна из них не является главной. Даже в тех сферах, в которых уже господствует исключительно один пол, речь идет о сохранении и отграничении своей половой идентичности. Собственно женские ниши и сети уже исследовались с этой точки зрения, прежде всего, специалистами по истории женщин. Что же касается истории политики и экономики, то она еще почти не изучалась с учетом гендерного вида и представляет собой многообещающий материал для новых исследований с точки зрения истории мужчин.

Уделяя больше внимания виду взаимосвязанности, можно добиться соединения категорий «класс» и «пол».

Во взаимном общении действующие лица истории рассуждая, создавали сходства и различия по признаку класса и пола. Они на собственном опыте испытывали эти сходства и различия, перепроверяли их, закрепляли, передавали по традиции и, таким образом, усиливали сознание своего неравенства.

Нужно стремиться соединить социальную историю и историю полов в «общей истории общества», которая бы обходилась без иерархии категорий и значимостей, принимала бы во внимание как женскую, так мужскую часть истории, а и также сформировывала уже существующие теории.

1.3 Женственность в биологическом аспекте

В середине – второй половине XIX века в России началось широкое движение женщин за равноправие, выразившееся в борьбе за доступ к образованию, за право на профессиональный труд, инициированное социальными потрясениями эпохи. Большую роль в развитии женского самосознания сыграли и западный феминизм, распространившийся в России в ходе европеизации российского общества, и российский нигилизм, ставший выражением умонастроений разночинцев, их реакцией на сложную социально-экономическую ситуацию в стране. Наиболее активное выражение в российском обществе получило стремление женщин к общественной деятельности, профессиональному равноправию, их попытки изменить устоявшиеся нормы поведения. Женщина наравне с мужчиной стала заниматься предпринимательской деятельностью. При этом участие женщин в предпринимательской деятельности, имевшее место и в дореформенное время, воспринимались как нечто естественное в сложной личной ситуации, как жизненная необходимость, стремление обеспечить достойную жизнь себе и своим детям. Наиболее интенсивно процесс включения женщин в рыночные отношения и изменение их социальной психологии проходили в столичных городах, где роль женщин в общественной и культурной жизни была традиционно велика.

Ценность российской женственности связывалась с качествами: домовитостью, хозяйственностью, чадолюбием. Роль хранительницы домашнего очага – одна из традиционно доминирующих форм идентификации женщины на страницах отечественной классики. Женщина как хранительница домашнего очага – цементирующий центр и опора семьи, от которой зависит настоящее и будущее домочадцев и ее собственное. Не случайно вдумчивыми хранителями и бережными носителями русского фольклора, как правило, являются женщины. В. Розанов замечает: «Муж есть глава дома… Но хозяйкой его бывает жена. Жена входит в дом мужа как ласка и нежность…» [14, с. 333]. Конструкт «домоводки», опоры семьи выстраивается во многих отечественных литературных текстах от XVIII века до наших дней. Если эта опора рушится, рушатся все ее составляющие, нарушается равновесие в доме. Дом является символом защищенности от всех бурь.

Жена ΧΧΙ, кто же это?

Они встретились и полюбили друг друга. Сыграли пышную свадьбу, отдохнули в медовый месяц. Дальше началась совместная семейная жизнь. У каждого из них есть большое желание сделать любимого самым счастливым человеком. Но одного желания мало. Мало просто хотеть, необходимо знать, как это сделать. И очень часто семейные пары распадаются, особенно молодые, не умудренные жизненным опытом.

А где его взять? Где взять опыт мудрой жены, если тебе всего двадцать лет, и ты первый раз вышла замуж? Но в жизни люди становятся мудрыми только с возрастом и опытом. Кто-то раньше, кто-то позже. Надо жить и анализировать свой опыт, развивать в себе ясный взгляд на события и сильный характер.

Семейная жизнь – это, прежде всего, сотрудничество. Поэтому мудрая женщина выбирает подходящего спутника жизни, который был бы готов к сотрудничеству. При этом ей не так важно, насколько он красив, богат и романтичен, главное, что он соответствует её установке на определенные взаимоотношения. Мудрая женщина знает, что в браке никто никому не должен, ведь брак должен быть основан на любви и на глубоком понимании целей совместной жизни.

Личностные отношения – это самое ценное и существенное в вашей жизни. Каждым днем, каждым мигом вы создаете своё будущее. Совместная жизнь – это как построение крепкого здания. Каждый день, событие за событием, словно кирпичик за кирпичиком, вы закладываете этот дом. Как вы его построите, в таком доме и будете жить. Мудрая женщина знает все это. Она каждый день с любовью и огромной самоотдачей вкладывает всю себя без остатка в это строительство.

Женщины – это творцы по натуре. Мудрая жена знает, что в основном от нее зависит погода в доме и настроение мужа, и вот тут-то и начинается самое главное. Главными ее инструментами являются любовь, искренность, понимание и терпение. Она, используя эти инструменты, объясняет мужу, что главный секрет женской натуры – это любить, быть любимой и развивать близкие отношения. Это заложено в ее природе.

Мудрая жена знает, что мужчины и женщины любят по-разному. И зная это, она не ждет и не требует от мужа действий, которые должны соответствовать именно женским представлениям о любви. Она знает, что муж – это отдельная самостоятельная личность, которая живет не для нее, а в первую очередь для себя. Она живет с мужем по принципу первого свидания. Ведь в период первых встреч её муж был для нее Человеком Неизвестным, и она с уважением относилась к его интересам и не досаждала ему своими советами. Она уважала его планы, секреты, мысли и его право на самостоятельное принятие решений. Она не критиковала его, когда он что-то ей говорил, прислушивалась. Мудрая жена знает, что вежливое обращение, которое было на первом свидании, надо пронести через всю жизнь. Она уважает своего мужа, как чужого человека, т. к. знает, что нельзя сходиться слишком близко и считать друг друга своей собственностью.

Конечно, в совместной жизни очень часты случаи раздражения супругов друг на друга. Но что такое раздражение? Это личная проблема раздражающегося, связанная с тем, что его ожидания не соответствуют действительности. Так почему он возложил на своего супруга неправильные ожидания? И почему супруг должен терпеть раздражительные речи, агрессию, если не виноват в том, что относительно его заблуждались? Мудрая жена знает, что раздражение – это признак плохого воспитания, знает, что раздражение неуместно нигде и никогда. И если вдруг оно возникло, то с ним необходимо разобраться, искренне взглянув внутрь себя, ведь в этом никто другой не виноват.

Подведя итог всему вышесказанному, мы можем сказать, что мудрая жена – это любящая женщина, которая знает, как любить и быть любимой в браке.

Еще в середине ΧΙΧ века женщины начали бороться за равноправие и до нынешнего момента добились больших успехов в области предпринимательства. Сейчас же так женщин принято называть бизнес-леди.

Среди специалистов бизнеса, психологов и исследователей нет единого мнения в определении женского стиля ведения бизнеса. Одни эксперты вообще не видят отличий женщины-руководителя от мужчины. Другие склонны большинство качеств, присущих хорошему руководителю, считать исключительно женскими. Запуталась наука в своих исследованиях, многоголосье психологов водит по кругу, то отмечая те самые специфические качества женского стиля в бизнесе, благодаря которому женщина, возможно, лучше мужчин проявляет себя в менеджменте, то нивелируя их, отказывая бизнес-леди в индивидуальности и подчиняя «мужскому миру» бизнеса, в котором она, хрупкая и трогательная, должна вести себя по-мужски.

Изначально мужчина находился в более выигрышном положении по сравнению с женщиной, и пока жена вынашивала и растила детей, находясь в подчинении и материальной зависимости, мужчина, муж, имел свободу действий и выбора, открыто властвуя и реализуя свои желания. Что оставалось женщине? Развивать в себе хитрость, ловкость, интуицию, учиться управлять мужчиной, обольщать его и приручать. Постепенно женщина приобрела те черты, с помощью которых она в любом деле может добиться хороших результатов, независимо от того, считается ли оно традиционно мужским или женским.

Но современная женщина не останавливается только на семье, ее стремления уходят далеко от простого «женского счастья». Появилась «женщина-карьеристка» (в хорошем смысле слова), которая успешно и наравне с мужчинами решает сложнейшие вопросы бизнеса. Откуда взялись у женщины, удел которой «кухня, дети и церковь», особые качества бизнес-леди: деловая хватка, расчетливость, сообразительность, способность к молниеносным решениям?

Сложно сказать, что это – предрассудки, стереотипы или традиция – отказывать женщине, скажем, в стремлении к победе, а мужчине – в человечности. Но бизнес-леди уже устала оправдываться: да, я тоже могу, да и я способна… Она просто делает свое дело и добивается успеха.

И пока психологи пытаются выделить характерные черты «женского стиля» ведения бизнеса, большинство руководителей приходят к выводу, что в менеджменте (как и в любой профессии) мужчины и женщины имеют равные шансы на успех, и добиться высоких результатов может любой специалист, если он обладает необходимыми для конкретной должности качествами. Проявление этих качеств вряд ли зависит от характеристик пола, скорее от личностных особенностей человека.

Принципиальных отличий в управленческих технологиях мужчины-руководителя и женщины-руководителя нет, но все же существуют некоторые особенности, обусловленные разницей психологической структуры личности у мужчин и женщин.

Эмоции через край

Эмоциональная и более непредсказуемая (с точки зрения мужчины, конечно) женщина во многих ситуациях реагирует сильнее, а арсенал ее реакций явно богаче. Женщина долго переживает проблему, воспринимает все близко к сердцу, больше склонна «прокручивать» в уме ситуацию, «проигрывать» возможные варианты разворачивающихся событий.

Повышенная эмоциональность, к сожалению, делает бизнес-леди уязвимее: женщина обидчивее мужчины, болезненно реагирует на критику, грубость, оскорбление, становясь неуверенной в себе. Частенько женщина позволяет себе быть необъективной, если находится под воздействием эмоций. И эта излишняя эмоциональность считается одним из серьезных недостатков женского стиля управления и является причиной многих личностных конфликтов.

Зато принимая решение, женщина-руководитель полагается на свои ощущения, чутко относится к большинству аспектов проблемы, имеющих для нее эмоциональное значение. В управлении персоналом женщину-руководителя больше волнует сфера межличностных отношений, чем руководителя-мужчину. Она тонко реагирует на морально-психологический климат в коллективе, не стремится к жестким санкциям при осуществлении контроля над деятельностью сотрудников. Для нее характерна чуткость к душевному состоянию человека, хотя при этом сохраняется способность применять жесткие меры по отношению к тем подчиненным, кто систематически не справляется с поставленными задачами.

Мягкая как воск

Считается, что женщина мягче и податливее мужчины. Отчасти это правда. Но большинство бизнес-леди умеют проявить жесткость и напор том, где это нужно. Мягкость, как человеческое качество, проявляется в том, что женский стиль управления отличается большой гибкостью. Для женщин бизнеса также характерно умение адаптироваться к сложившимся обстоятельствам, умение адекватно воспринимать ситуацию. Женщина чаще всего не жалуется, не тратит время на поиск виноватых, а старается подстроиться под заданные ограничения, настойчиво и последовательно добивается реализации поставленных целей. И это не мягкость, а, я бы сказала, гибкость и дипломатичность, которые позволяют женщине эффективно взаимодействовать с деловыми партнерами.

Что касается экстремальных и конфликтных

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности трансформации "женственности" с точки зрения поколений". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 474

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>