Дипломная работа на тему "Особенности структуры самосознания наркозависимых личностей"

ГлавнаяПсихология → Особенности структуры самосознания наркозависимых личностей




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности структуры самосознания наркозависимых личностей":


МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ, МОЛОДЕЖИ И СПОРТА РЕСПУБЛИКИ МОЛДОВА

Государственный Институт Непрерывного Образования

Факультет Социо-экономических Дисциплин

Кафедра Психологии

Особенности СТРУКТУРы САМОСОЗНАНИЯ

наркозависимых личностей

Выпускная квалификационная работа

КИШИНЕВ – 2008

Содержание:

Введение

1. Самосознание и Я-концепция.

1.1. Самосознание и его место в психической организации жизни человека

1.2. Понятие, значение и структура Я-концепции

1.3. Определение и схема Я-концепции Р. Бернса

1.4. Теория поэтапного развития Я-концепции Э. Эриксона

1.5. Теория «личностного Я» К. Роджерса

1.6. Концепция «творческого Я» А. Адлера

2. Наркозависимость.

2.1. Общие аспекты зависимости

2.2. Причины употребления наркотиков с позиции психологических теорий

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Высококлассное выполнение дипломных проектов под заказ в Иркутске и в других городах РФ.

2.3. Я-концепция и самосознание наркозависимых лиц

2.4. Современный, комплексный подход к проблеме зависимости

3. Экспериментальная часть.

3.1. Цели, гипотезы и задачи исследования

3.2. Методики исследования и исследуемые группы

3.3. Результаты исследования, их количественный и качественный анализ

Заключение и рекомендации

Литература

Введение

В последнее время проблема наркомании все еще рассматривается как серьезная угроза здоровью населения. Злоупотребление наркотиками приводит к распространению таких опасных заболеваний как СПИД, гепатиты, другие инфекционные заболевания. Значительное увеличение числа наркопотребителей влечет за собой рост заболеваемости, они зачастую вовлекаются в различные виды криминальной деятельности... Совокупное воздействие всех этих факторов приводит к целому ряду трудноразрешимых социальных проблем: ухудшению криминогенной обстановки в обществе, росту показателей смертности, низким показателям трудовой занятости. Страдает генофонд, здоровье и благополучие всего общества. Особенно, если брать во внимание еще и другую, близкую по природе проблему – алкоголизма.

Тем не менее, существующие и применяемые на данный момент методы лечения и реабилитации лиц, страдающих наркотической (и алкогольной) зависимостью, оказываются малоэффективными. Большинство пациентов, прошедших курс медикаментозной терапии от наркотической зависимости в стационаре, вскоре после выписки возобновляет прием наркотиков, и только 4-5% от общего числа лиц, начавших лечение, полностью избавляется от употребления (по данным В. О.З). Терапия этой группы больных, в нашей стране, ограничивается детоксикацией, при этом весь комплекс психологических проблем, стоящих перед человеком, оказывается неразрешенным. Механизмы формирования наркотической зависимости остаются не до конца раскрытыми. При этом еще в 30-е годы было установлено, что только медикаментозное лечение зависимости от психоактивных веществ не приносит пользы. И хотя современный взгляд на зависимость, рассматривает ее как явление комплексное, в совокупности биологических, психологических, социальных и духовных факторов её формирования. Надо отметить, что исследование психической составляющей считается не маловажным, поскольку не до конца ясными остаются предположения о психологических личностных особенностях, характерных для зависимости и являющихся доминирующими факторами развития и формирования зависимости, а так же предопределяющих возможности эффективного и неэффективного лечения.

Теоретическая актуальность данной работы определяется актуальностью и сложностью самой проблемы. С точки зрения психологов, в свете современного подхода, наркомания является заболеванием личности, затрагивающая самое ее ядро. Личность наркозависимого утрачивает свою целостность: наряду с Я-здоровым формируется Я-патологическое, которое захватывает и подчиняет себе все больше сфер жизни человека. А зачастую забирает и саму жизнь, и безуспешные сознательные попытки прекратить употребление терпят неудачу.

Исследования вопросов самосознания уже стали классикой современной психологической науки и, тем не менее, их роль при решении задач изучения особенностей психического функционирования человека неуклонно возрастает. Одним из перспективных направлений психологических исследований в этой области является изучение структуры и особенностей формирования самосознания при различных психических заболеваниях, в частности, при зависимости от психоактивных веществ (ПАВ). Результаты исследований наркологических больных указывают на важность роли самосознания в формировании различных форм аддиктивного поведения. Важной составной частью самосознания является самооценка. Она выполняет регулирующую роль в поведении. Опираясь на нее, человек принимает те или иные решения, оценивает свои возможности. Самооценка во многом детерминирует поведение, определяет направленность его деятельности, характер взаимодействий с людьми. Таким образом, она оказывается важным фактором формирования личности. Представления о себе, являясь продуктом самосознания, одновременно являются и его существенным условием. Ведущие мотивы деятельности человека, его базовые ценности и те значимые личностные качества, на которые он ориентируется, определяют доминирование тех или иных элементов в структуре самосознания. Изучение самосознания больных наркоманией может дать ценную информацию для разработки психотерапевтических и реабилитационных программ. Предполагается, что у больных наркоманией существует целый ряд особенностей самосознания и самооценки, отражающих состояние их мотивационной сферы, приводящих к риску неблагоприятного течения заболевания и прогноза. Вероятно, эти особенности самосознания и самооценки в определенной степени обусловили и начало наркотизации данных лиц. Поэтому, цель данной работы заключается в выявлении отличительных особенностей структуры самосознания зависимых личностей. Проблема представленного вопроса заключается в четком определении отличных, специфических для наркозависимости свойств и функций самосознания. Объектом исследования является самосознание наркозависимых личностей, находящихся в ремиссии, предметом исследования: психологические особенности таких структурных элементов самосознания, как самоотношение и самооценка. Основные гипотезы исследования: 1. Для больных наркоманией характерны особенности структуры самосознания, представленные в эмоционально-оценочном и эмоционально-ценностном его компонентах. 2. Для наркозависимых характерны особенности структуры самосознания, представленные в более негативном отношении к собственному образу-Я.

В соответствии с целью исследования были поставлены следующие задачи исследования: 1. С использованием научно-исследовательской литературы рассмотреть вопросы и понятия самосознания, Я-концепции, а так же природу и специфику наркозависимости. 2. На основе литературы подобрать и подготовить методики экспериментального исследования. 3. Провести исследования с применением выбранных тестовых методик. 4. На основе полученных статистических показателей, произвести количественный и качественный сравнительный анализ показателей экспериментальной и контрольной группы. Сделать соответствующие выводы. Новизна работы заключается в том, что экспериментальную группу, составили наркозависимые, находящиеся в значительной ремиссии. Т. е. были исследованы элементы самосознания при наркозависимости, в неактивной ее стадии. Тем самым, показано наличие особой специфики этой проблемы в не зависимости происходит употребление психоактивных веществ или нет.

1. Самосознание и Я-концепция

1.1. Самосознание и его место в психической организации

жизни человека

Проблеме самосознания посвящено немало исследований в отечественной психологии. Эти исследования сконцентрированы в основном вокруг двух групп вопросов. В работах Б. Г. Ананьева, Л. И. Божович, А. Н. Леонтьева, С. Л. Рубинштейна, И. И. Чесноковой, В. В. Столина, А. Г. Спиркина в общетеоретическом и методологическом аспектах проанализирован вопрос о становлении самосознания в контексте более общей проблемы развития личности. В другой группе исследований рассматриваются более специальные вопросы, прежде всего связанные с особенностями самооценок, их взаимосвязью с оценками окружающих. Немало опубликовано и философско-психологических и собственно философских исследований, в которых анализируются проблемы, связанные с личной ответственностью, моральным самосознанием. Зарубежная литература по темам, имеющим отношение к психологии сознания, также чрезвычайно богата - эти вопросы так или иначе присутствуют в работах У. Джеймса, З. Фрейда, К. Роджерса, Эриксона, Р. Бернса, В. Франкла и многих других выдающихся ученых.

Самосознание - это сложная психологическая структура, включающая в себя в качестве особых компонентов, как считает В. С.Мерлин, во-первых, сознание своей тождественности, во-вторых, сознание своего собственного “я“ как активного, деятельного начала, в-третьих, осознание своих психических свойств и качеств, и, в-четвертых, определенную систему социально-нравственных самооценок [17]. Все эти элементы связаны друг с другом функционально и генетически, но формируются они не одновременно. Зачаток сознания тождественности появляется уже у младенца, когда он начинает различать ощущения, вызванные внешними предметами, и ощущения, вызванные собственным телом, сознание “я” - примерно с трех лет, когда ребенок начинает правильно употреблять личные местоимения. Осознание своих психических качеств и самооценка приобретают наибольшее значение в подростковом и юношеском возрасте. Но поскольку все эти компоненты взаимосвязаны, обогащение одного из них неизбежно видоизменяет всю систему. А. Г. Спиркин дает следующее определение: “ самосознание - это осознание и оценка человеком своих действий и их результатов, мыслей, чувств, морального облика и интересов, идеалов и мотивов поведения, целостная оценка самого себя и своего места в жизни. Самосознание - конституирующий признак личности, формирующийся вместе со становлением последней “ [23].

Самосознание является венцом развития высших психических функций оно позволяет человеку не только отражать внешний мир, но, выделив себя в этом мире, познавать свой внутренний мир, переживать его и определенным образом относится к себе. Осознание себя в качестве некоторого устойчивого объекта предполагает внутреннюю целостность, постоянство личности, которая независимо от меняющихся ситуаций способна оставаться сама собой.

В современной психологической литературе есть несколько подходов к исследованию проблемы самосознания. Один из них опирается на анализ тех итоговых продуктов самопознания, которые выражаются в строении представлений человека о самом себе или “Я-концепции”. Что же означает термин “Я-концепция”, какой реальный психологический смысл в него вкладывается?

1.2 Понятие, значение и структура Я-концепции

Развитие самосознания человека неразрывно связано с процессом самопознания как процесса наполнения самосознания содержанием, связывающим человека с другими людьми, с культурой и обществом в целом, процесс, происходящий внутри реального общения и благодаря ему, в рамках жизнедеятельности субъекта и его специфических деятельностей.

Феномены самопознания касаются вопроса о том, как происходит самопознание, в том числе и того, что уже усвоено, или присвоено, превращено в “Я” субъекта и в его личность, и какие формы приобретают результаты этого процесса в самосознании. Как научное понятие Я-концепция вошла в обиход специальной литературы сравнительно недавно, может быть потому в литературе, как отечественной, так и зарубежной, нет единой его трактовки; ближе всего по смыслу к нему находится самосознание. Я-концепция – это наше собственное представление о себе или образ самого себя, т. е. совокупность наших мнений о своем здоровье, внешности, характере, влиянии на окружающих, способностях и недостатках. Поскольку Я-концепция основана на нашем собственном суждении о самом себе, она не всегда соответствует действительности. Но Я-концепция - понятие менее нейтральное, чем самосознание, включающее в себя оценочный аспект самосознания. Это динамическая система представлений человека о самом себе, в которую входит как собственно осознание своих физических, интеллектуальных и других качеств, так и самооценка, а также субъективное восприятие влияющих на данную личность внешних факторов. Р. Бернс, один из ведущих английских ученых в области психологии, серьезно занимавшийся вопросами самосознания, так определяет это понятие: “ Я-концепция - это совокупность всех представлений человека о самом себе, сопряженная с их оценкой. Описательную составляющую Я-концепции часто называют образом Я или картиной Я. Составляющую, связанную с отношением к себе или к отдельным своим качествам, называют самооценкой или принятием себя. Я-концепция, в сущности, определяет не просто то, что собой представляет индивид, но и то, что он о себе думает, как смотрит на свое деятельное начало и возможности развития в будущем” [3].

Каждый человек создает для себя образ идеального «Я», т. е. романтическую мечту о том каким он хотел бы стать. Как правило, наделяя идеальное «Я» качествами, которые имеют ценность в глазах родителей, сверстников, учителей и людей, пользующихся авторитетом. Наше идеальное «Я» может изменяться в зависимости от окружения. Если наши реальные качества соответствуют нашему идеалу или приближаются к нему, то у нас будет высокая самооценка.

Исследования Ливануэя и Уайли позволили заключить, что люди с положительными Я-концепциями склонны терпимее относиться к окружающим. Люди с низкой самооценкой, напротив, болезненно воспринимают критику и во всех неудачах винят себя.[18]

Даже людям с положительной Я-концепцией не всегда удается управлять собой. Но, хотя и довольно трудно найти критерии для приспособляемости, люди с положительной Я-концепцией, как правило, адаптируются лучше, чем люди с отрицательной Я-концепцией. Сталкиваясь с новыми требованиями жизни и факторами стресса, мы должны с ними справляться. И в этом постоянном и неизбежном процессе внесения поправок наша Я-концепция и личность постоянно меняются. Как человек ощущает свое собственное «Я», какие качества он считает своими наиболее отличительными характеристиками, совпадают ли эти качества или отличаются от представлений о нем других людей – все это важные составляющие личной идентичности. Набор представлений человека о самом себе называется Я-концепцией.

Я-концепция возникает у человека в процессе социального взаимодействия как неизбежный и всегда уникальный результат психического развития, как относительно устойчивое и в то же время подверженное внутренним изменениям и колебаниям психическое приобретение. Оно накладывает неизгладимый отпечаток на все жизненные проявления человека - с самого детства до глубокой старости. Первоначальная зависимость Я-концепции от внешних влияний бесспорна, но в дальнейшем она играет самостоятельную роль в жизни каждого человека. С момента своего зарождения Я-концепция становится активным началом, выступающим в трех функционально-ролевых аспектах:

1. Я-концепция как средство обеспечения внутренней согласованности. Ряд исследований по теории личности основывается на концепции, согласно которой человек всегда идет по пути достижения максимальной внутренней согласованности. Представления, чувства или идеи, вступающие в противоречие с другими представлениями, чувствами или идеями человека, приводят к дегармонизации личности, к ситуации психологического дискомфорта. Испытывая потребность в достижении внутренней гармонии, человек готов предпринимать различные действия, которые способствовали бы восстановлению утраченного равновесия. Существенным фактором восстановления внутренней согласованности является то, что человек думает о самом себе.

2. Я-концепция как интерпретация опыта. Эта функция Я-концепции в поведении заключается в том, что она определяет характер индивидуальной интерпретации опыта, т. к. у человека существует устойчивая тенденция строить на основе собственных представлений о себе не только свое поведение, но и интерпретацию своего опыта.

3. Я-концепция как совокупность ожиданий. Я-концепция определяет также и ожидания человека, то есть его представления о том, что должно произойти. Каждому человеку свойственны какие-то ожидания, во многом определяющие и характер его действий. Люди, уверенные в собственной значимости, ожидают, что и другие будут относится к ним таким же образом; считающие же, что они никому не нужны, не могут нравиться, либо ведут себя исходя из той предпосылки, либо интерпретируют соответствующим образом реакции окружающих. Многие исследователи считают эту функцию центральной, рассматривая Я-концепцию как совокупность ожиданий, а также оценок, относящихся к различным областям поведения.

1.3 Определение и схема Я-концепции Р. Бернса

Во многих психологических теориях Я-концепция является одним из центральных понятий. Вместе с тем до сих пор не существует ни ее универсального определения, ни единства в терминологии. Термины, которые одни авторы употребляют для обозначения Я-концепции в целом, другие используют для обозначения ее отдельных элементов. Чтобы внести ясность в терминологию нашего исследования, мы будем пользоваться схемой, предложенной Р. Бернсом [3] , которая, по нашему мнению, с одной стороны наиболее полно отражает структуру Я-концепции, а с другой - упорядочивает терминологию, встречающуюся на страницах литературы (см. рисунок №1) .

У. Джеймс, первый из психологов кто начал разрабатывать проблематику

Я-концепции, глобальное, личностное Я (Self) рассматривал как двойственное образование, в котором соединяются Я-сознающее (I) и Я-как-объект (Me).

«Я» как объект содержит в себе 4 аспекта:

1. Духовное «Я» - объединенное сознавание духовных свойств и способностей, интеллект, моральные, религиозные стремления и др.

2. Материальное «Я» - одежда, имущество, умение приобретать средства и др.

3. Социальное «Я» - признание в нас личности со стороны других, любовь, честолюбие и др.

4. Телесное «Я» - тело, телесные потребности и инстинкты

Эти аспекты образуют для каждого человека уникальный образ, или совокупность представлений о себе как личности.

Кроме этого Джемс предложил формулу оценивания личностью самой себя.

Формула самооценки выражается в сравнении достигнутых успехов с уровнем притязаний: Самооценка = успехи / притязания. [16]

Как мы видим из определения Р. Бернса, в Я-концепции выделяются описательная и оценочная составляющие, что позволяет рассматривать

Я-концепцию как совокупность установок, направленных на себя. В большинстве определений установки подчеркиваются три главных элемента:

1. Убеждение, которое может быть как обоснованным, так и необоснованным (когнитивная составляющая установки). 2. Эмоциональное отношение к этому убеждению (эмоционально-оценочная составляющая). 3. Соответствующая реакция, которая, в частности, может выражаться в поведении (поведенческая составляющая). Применительно к Я-концепции эти три элемента установки конкретизируются следующим образом:

1. Образ Я - представления индивида о самом себе.

2. Самооценка - аффективная оценка этого представления, которая может обладать различной интенсивностью, поскольку конкретные черты образа Я могут вызывать более или менее сильные эмоции, связанные с их принятием или осуждением.

3. Потенциальная поведенческая реакция, то есть те конкретные действия, которые могут быть вызваны образом Я и самооценкой.

На схеме Я-концепция представлена в виде иерархической структуры. На ее вершине располагается глобальная Я-концепция, включающая всевозможные грани индивидуального самосознания. В связи с тем, что человек с одной стороны обладает сознанием, а с другой - осознает себя как один из элементов действительности.

Рассмотрим несколько подробнее эти три основные составляющие Я-концепции.

1. Когнитивная составляющая Я-концепции или Образ Я.

Представление индивида о самом себе, как правило, кажутся ему убедительными независимо от того основываются они на объективном знании или субъективном мнении. Предметом восприятия человека могут, в частности, стать его тело, его способности, его социальные отношения и множество других личностных проявлений. Конкретные способы самовосприятия, ведущие к формированию образа Я могут быть самыми разнообразными. Описывая самого себя человек, прибегает обычно к помощи прилагательных: “надежный“, “общительный”, “сильный”, “красивый” и т. д., которые, по сути, являются абстрактными характеристиками, которые никак не связаны с конкретным событием, тем самым человек в словах пытается выразить основные характеристики своего привычного самовосприятия. Эти характеристики: атрибутивные, ролевые, статусные, психологические и т. п. можно перечислять до бесконечности. Все они составляют иерархию по значимости элементов самоописания, которая может меняться в зависимости от контекста, жизненного опыта человека или просто под влиянием момента. Такого рода самоописания - это способ охарактеризовать себя, неповторимость каждой личности через сочетания ее отдельных черт. Извечный вопрос о том, может ли человек познать самого себя, насколько объективна его самооценка, об истинности образа Я правомерен относительно его когнитивного компонента, причем и здесь нужно учитывать, что всякая установка - не отражение объекта самого по себе, а систематизация прошлого опыта взаимодействия субъекта с объектом. Поэтому знание человеком самого себя не может быть ни исчерпывающим, ни свободным от оценочных характеристик и противоречий. Этим объясняется выделение второй составляющей Я-концепции.

2. Эмоционально-оценочная составляющая Я-концепции или самооценка.

Человек как личность - самооценивающее существо. Самооценка подразумевает под собой “известное отношение к себе: к своим качествам и состояниям, возможностям, физическим и духовным силам “ [23]. Самооценка - это личностное суждение о собственной ценности, которое выражается в установках, свойственных индивиду [3]. Таким образом, самооценка отражает степень развития у человека чувства самоуважения, ощущение собственной ценности и позитивного отношения ко всему тому, что входит в сферу его “Я”. Потому низкая самооценка предполагает неприятие себя, самоотрицание, негативное отношение к своей личности.

Можно выделить несколько источников формирования самооценки, которые меняют вес значимости на разных этапах становления личности:

- оценка других людей;

- круг значимых других или референтная группа;

- актуальное сравнение с другими;

- сравнение реального и идеального Я;

- измерение результатов своей деятельности.

Самооценка играет очень важную роль в организации результативного управления своим поведением, без нее трудно или даже невозможно самоопределиться в жизни. Верная самооценка дает человеку нравственное удовлетворение и поддерживает его человеческое достоинство.

3. Поведенческая составляющая Я-концепции

Заключается в потенциальной поведенческой реакции, то есть конкретных действиях, которые могут быть вызваны образом Я и самооценкой. Всякая установка - это эмоционально окрашенное убеждение, связанное с определенным объектом. Особенность Я-концепции заключается в том, что, как в комплексе установок, объектом в данном случае является сам носитель установки. Благодаря этой самонаправленности все эмоции и оценки, связанные с образом Я, являются очень сильными и устойчивыми, что оказывает очень сильное влияние на деятельность человека, его поведение, взаимоотношения с окружающими.

Выделив три основные составляющие Я-концепции не следует забывать о том, что образ Я и самооценка поддаются лишь условному концептуальному различению, поскольку в психологическом плане они неразрывно связаны. Образ и оценка своего “Я” предрасполагают человека к определенному поведению; потому глобальную Я-концепцию мы рассматриваем как совокупность установок человека, направленных на самого себя. Однако эти установки могут иметь различные ракурсы или модальности.

Обычно выделяют, по крайней мере, три основные модальности самоустановок (см. рисунок №1).

1. Реальное Я - установки, связанные с тем, как человек воспринимает свои актуальные способности, роли, свой актуальный статус, то есть с его представлениями о том, каков он есть в настоящем времени.

2. Зеркальное Я - установки, связанные с представлениями человека о том, как его видят другие. Зеркальное Я выполняет важную функцию самокоррекции притязаний человека и его представлений о себе. Этот механизм обратной связи помогает удерживать Я-реальное в адекватных пределах и оставаться открытым новому опыту через взаимообратный диалог с другими и с самим собой.

3. Идеальное Я - установки, связанные с представлением человека о том, каким он хотел бы стать. Идеальное Я формируется как некоторая совокупность качеств и характеристик, которые человек хотел бы видеть у себя, или ролей, которые он хотел бы исполнять. Причем идеальные элементы своего Я личность формирует по тем же основным аспектам, что и в структуре Я-реального. Идеальный образ складывается из целого ряда представлений, отражающих сокровенные чаяния и устремления человека. Эти представления бывают оторваны от реальности. Противоречия между реальным и идеальным Я составляет одно из важнейших условий саморазвития личности.

Кроме трех основных модальностей установок, предложенных Р. Бернсом многие авторы выделяют еще одну, которая играет особую роль.

4. Конструктивное Я (Я в будущем). Именно ему свойственна обращенность в будущее и построение проективной модели “Я”. Главное отличие конструктивного Я-проекта от идеального Я заключается в том, что он пронизан действенными мотивами, и они больше соответствуют признаку “стремлюсь”. В Я-конструктивное трансформируются те элементы, которые личность принимает и ставит для себя как достижимую реальность.

Необходимо отметить, что любой из образов Я имеет сложное, неоднозначное по своему строению происхождение, состоящее из трех аспектов отношения: физическое, эмоциональное, умственное и социальное Я.

Таким образом, Я-концепция представляет собой совокупность представлений человека о самом себе и включает убеждения, оценки и тенденции поведения. В силу этого ее можно рассматривать как свойственный каждому человеку набор установок, направленных на самого себя. Я-концепция образует важный компонент самосознания человека, она соучаствует в процессах саморегуляции и самоорганизации личности, поскольку определяет интерпретацию опыта и служит источником ожиданий человека.

1.4 Теория поэтапного развития Я-концепции Э. Эриксона

Как формируется чувство собственного «Я»? Одна из наиболее авторитетных теорий, призванных ответить на этот вопрос, была предложена Эриком Эриксоном, автором теории поэтапного развития Я-концепции. Он утверждал, что, несмотря на то, что формирование личной идентичности является задачей всей жизни, оно имеет критическое значение в подростковом возрасте и в раннем периоде взрослой жизни. Эриксон считал, что цель данного процесса состоит в «способности воспринимать собственное «Я» как нечто, обладающее непрерывностью и постоянством, и действовать в соответствии с этим». Если молодой человек обретает устойчивое чувство идентичности, он получает основу для составления планов, касающихся работы или карьеры, и для установления интимных связей.

Ощущение собственного «Я» берет свое начало в раннем детстве, когда человек осознает себя как отдельного индивида. Маленькие дети обладают весьма явными представлениями о своих личностных качествах и о том, хорошо ли они что-то делают. Более того, многие изменения происходят в средний и поздний периоды взрослой жизни, что может влиять на Я-концепцию человека.

Таким образом, несмотря на то, что психологи продолжают соглашаться с Эриксоном, утверждавшим, что вопросы идентичности имеют особенное значение в подростковом возрасте и в ранний период взрослой жизни, ясно и то, что формирование личностного чувства собственного «Я» является процессом всей жизни, который начинается в детстве и никогда в действительности не заканчивается. [9]

Знание о самом себе формируется на основе информации, поступающей из различных источников. Большая часть нашего знания о себе проистекает из социализации. В детстве родители, учителя и друзья обращаются с нами определенным образом, мы также принимаем участие в религиозных, этнических или культурных формах поведения, которые в дальнейшем становятся важными аспектами нас самих. Социализация формирует основу нашего раннего опыта, и регулярность этого опыта может со временем привести к усвоению его в качестве важных аспектов Я-концепции. Знание о себе мы получаем также из реакций на нас других людей. С. Х. Кули разработал понятие зеркального «Я», смысл которого заключается в том, что люди воспринимают себя так, как другие воспринимают их и реагируют на них. Наше восприятие реакций других людей на нас называются «отраженными оценками».

Иногда люди четко и недвусмысленно реагируют на наши качества. Этот процесс часто начинается в ходе социализации, когда родители советуют не быть такими застенчивыми или говорят о том, как хорошо мы играем на пианино, что математика не является нашей сильной стороной или как много мы читаем. В целом можно сказать, что существует очевидная связь между тем, что родители думают о способностях своих детей, и собственными Я-концепциями детей относительно тех же самых характеристик. Исследования показывают, что в целом люди отдают предпочтение объективной обратной связи как источнику знания о своих личностных качествах. Объективная обратная связь оценивается как менее искаженная и более справедливая, чем личное мнение. [24]

Социальная идентичность – «часть Я-концепции человека, которая определяется принадлежностью к социальной группе в сочетании с ценностью и эмоциональной значимостью, сопутствующими данной принадлежностью». К этим группам относятся наши семейные и другие личные отношения; наша работа; наша принадлежность к религиозной, политической, этнической группе или общности и к другим группам, которые определяют или усиливают важные стороны нашего собственного «Я». Многие исследования, посвященные социальной идентичности, сосредотачивают свое внимание на этнической идентичности. Этническая идентичность составляет часть Я-концепции человека и имеет отношение к его принадлежности и определенной этнической группе.

Интересным аспектом воздействия этнической идентичности, и в более широком смысле – социальной идентичности, является то, что она может приводить к формированию стереотипа собственного «Я». Этот стереотип включает восприятие самого себя как члена определенной группы, а также поведение в соответствии с данной социальной идентичностью. Иногда это означает, что люди принимают негативные, так же как и позитивные, атрибуции той группы, с которой они себя идентифицируют. Межкультурные исследования показали, что концепции собственного «Я» могут значительно различаться в зависимости от того, в рамках какой культуры живет человек. Скрупулезно исследуя этот вопрос, Маркус и Китаяма провели подробное противопоставление американской и японской культур для того, чтобы проиллюстрировать значительные различия Я-концепций западных, независимых и восточных культур. В Америке сильный упор делается на индивидуальность, на то, как человек может лучше всего выделиться на фоне других людей, раскрывая и используя свои уникальные таланты. Это независимое «Я» является «замкнутой, единичной, более или менее интегрированной мотивационной и когнитивной вселенной, динамичным центром сознания, эмоций, суждений, действий, организованных в характерное единое целое и противопоставленных как любому другому подобному целому, так и социальному и природному фону». Взаимозависимое «Я» японской культуры заключается в том, чтобы видеть себя частью окружающих социальных отношений, и осознавать, что поведение человека определяется и зависит от того, как он воспринимает мысли, чувства и действия других людей в отношениях с ними. Собственное «Я» становится значимым и законченным в большей степени в контексте социальных отношений, а не независимых автономных действий. Несмотря на то, что взаимозависимое «Я» рассматривается как обладающее набором внутренних качеств, таких как способности и мнения, эти неотъемлемые свойства расцениваются как зависящие от ситуации и неустойчивые, а не как определяющие особенности собственного «Я». Таким образом, взаимозависимое «Я» не является замкнутым целым, а скорее изменяет свою структуру в соответствии с природой социального контекста. [3]

Схемы собственного «Я» включают измерения, которыми мы пользуемся, думая о себе. Люди опираются на схемы в отношении тех характеристик, которые они считают для себя особенно важными и относительно которых они оценивают себя как относящихся к одному из полюсов данной характеристики и уверены, что противоположный неверен для них. Не все схемы собственного «Я» - позитивны. Люди также обладают хорошо сформулированными, высокоорганизованными убеждениями в отношении самих себя, касающихся отрицательных качеств. То, какой аспект собственного «Я» оказывает влияние на наши мысли и реальное поведение, в большей степени зависит от того, какой аспект Я-концепции соответствует определенной ситуации. Аспект Я-концепции, ассоциирующийся с определенной ситуацией, называется рабочей Я-концепцией. Иногда рабочая Я-концепция может отличаться от базовой Я-концепции. Изменения в рабочей Я-концепции приводят к изменениям в постоянной

Я-концепции только тогда, когда рабочая Я-концепция является устойчивой в течение какого-либо времени. Еще одним аспектом собственного «Я», имеющим значение для саморегуляции, является сложность Я-концепции. Некоторые люди думают о себе по одному или двум доминирующим направлениям, в то время как другие рассуждают о себе с точки зрения множества качеств. Анализ различий между людьми, обладающими простым и сложным восприятием собственного «Я», проведенный Патрисией Линвилл, показывает, что людей с простыми Я-концепциями вдохновляет успех в значимой для них области, но они очень уязвимы для неудачи. Таким образом, позитивная комплексность собственного «Я» может действовать как буфер против стрессовых ситуаций. В частности, она может помочь человеку справиться с депрессией или не дать ему заболеть в ответ на неудачи. Обширные исследования продемонстрировали значение сложности собственного «Я» для защиты людей от неудач, но с одним предостережением: только позитивные комплексные образы собственного «Я» способны выполнять эту функцию. Негативные комплексные образы собственного «Я», напротив представляют собой фактор риска, ведущий к депрессии, и предполагают более длительное восстановление после нее. [27]

Хотя процессы научения конкретным внешним действиям и эмоциональным реакциям являются, безусловно, важными для понимания психопатологии, однако социально-когнитивная теория все больше приходит к необходимости подчеркнуть роль дисфункциональных ожиданий и Я-концепций. Люди могут ошибочно ожидать появления боли вслед за какими-то событиями или ассоциировать боль с некоторыми ситуациями. И на основе этих ожиданий они могут вести себя так, чтобы избежать этих ситуаций, а на самом деле они иногда могут создавать ту самую ситуацию, которую пытались избежать.

Когнитивные процессы также вносят свой вклад в психопатологию в виде дисфункциональных самооценок и, в особенности, в виде представления о собственной неэффективности. Напомним, что воспринимаемая самоэффективность – это представление о том, что мы можем выполнить требования ситуации или справиться с ней. Представление о собственной неэффективности – это чувство, что вы не можете выполнить требуемую задачу или справиться с требованиями ситуации. Согласно социально-когнитивной теории, именно восприятие собственной неэффективности играет главную роль в тревожности и депрессии. Бандура обращает внимание на интересный момент: расхождение между стандартами и деятельностью может давать разный эффект – оно может вести к увеличению усилий, к апатии или к депрессии. От чего зависит, какой будет эффект? Согласно Бандуре, расхождение между успешностью и стандартами приводит к повышению мотивации, если люди верят, что у них есть необходимый уровень эффективности для осуществления цели. Убеждение в том, что цель находится за пределами способностей, поскольку она нереалистична, приводит к отказу от цели и, возможно к апатии, но не к депрессии. Одной из самых активных областей социально-когнитивной психологии стали исследования связей между убеждением в самоэффективности и здоровьем. Убеждения о самоэффективности воздействуют на здоровье двояким образом. Они влияют на поведение связанное со здоровьем, и, кроме того, прямо воздействуют на физиологические процессы. [21]

1.5 Теория «личностного Я» К. Роджерса

Роджерс видел в Я-концепции определенный паттерн восприятий человеком своего «Я». Я-концепция представляет собой структурное целое. Однако сегодня психологи считают, что индивид может иметь множество Я-концепций – некоторые из них хорошие, а некоторые – плохие, некоторые актуализированные в настоящем, а некоторые – возможные Я-концепции – предназначены для будущего. Согласно Роджерсу, организм функционирует, чтобы сохранить согласованность (бесконфликтное состояние) между разными образами себя и конгруэнтность между образами «Я» и опытом. Роджерс подчеркивал, что необходимо понять, каким человек воспринимает свое окружение сейчас. Наша актуальная интерпретация прошлых переживаний, а не их фактические обстоятельства, влияет на наше настоящее поведение. Более того, Роджерс полагал, что на поведение существенно влияет то, как люди прогнозируют свое будущее. И наконец, Роджерс подчеркивал, что поведение можно понять, только если обращаться к целостному человеку. Другими словами, он поддерживал холистическую точку зрения на личность – представление о том, что человек ведет себя как интегрированный организм, и это единство нельзя свести к составляющим частям его личности. Ясно, что Я-концепция является определяющей в подходе Роджерса. Постепенно он осознал, что самость была значительным элементом в опыте человека и что целью пациента было достичь своей «реальной сущности». Самость или Я-концепция (Роджерс использовал эти термины взаимозаменяемо) определяется как: Организованный, последовательный концептуальный гештальт, составленный из восприятий свойств «Я», или «меня» и восприятий взаимоотношений «Я», или «меня» с другими людьми и различными аспектами жизни, а также ценности, связанные с этими восприятиями. Это гештальт, который доступен осознаванию, хотя не обязательно осознаваемый. [9] Таким образом, «Я» - это дифференцированная часть феноменального поля или поля восприятия человека, которая состоит из осознанного восприятия и ценностей «Я». Я-концепция означает концепцию человека о том, что он собой представляет. С точки зрения феноменологического направления, Я-концепция часто отражает то, как мы видим себя в связи с различными ролями, которые мы играем в жизни. Эти ролевые образы формируются в результате все более усложняющихся транзакций меду людьми. Следовательно, Я-концепция может включать некий набор образов Я-родителя, супруга, студента, служащего, руководителя, спортсмена, музыканта и артиста. Я-концепция включает не только наше восприятие того, какие мы есть, но также и то, какими, как мы полагаем, мы должны быть, и хотели бы быть. [2]

Этот последний компонент «Я» - это Я-идеальное. По Роджерсу, Я-идеальное отражает те атрибуты, которые человек хотел бы иметь, но пока не имеет.

Это «Я», которое человек больше всего ценит и к которому стремится.

Роджеровское понятие «Я» можно также понимать в терминах различных свойств и функций. Для начала Роджерс постулировал, что Я-концепция исходит из общих законов и принципов восприятия, установленных в научной психологии. Это означает, что структура «Я» действует в терминах таких процессов восприятия, как фигура-фон, завершение и сходство. Во-вторых, Роджерс полагал, что Я-концепция пространственна по природе и считал, что она представляет собой организованную, логически последовательную и интегрированную систему восприятия «Я». Далее Роджерс предположил, что

Я-концепция – это не гомункул или «маленький человечек в голове», который контролирует действия человека. «Я» не регулирует поведение; наоборот, оно символизирует главную часть сознательного опыта индивида. И наконец, панорама опыта и восприятия, известная как «Я», принимается и признается сознанием. [9]

В отличие от таких теоретиков, как Фрейд, Адлер и Эриксон, Роджерс не создавал специальную схему критических стадий, через которые проходят люди в процессе формирования Я-концепции. Он сосредотачивался на том, как оценка индивидуума другими людьми, особенно в период младенчества и раннего детства, способствует развитию позитивного или негативного образа себя.

Роджерс выдвинул теорию, что когда «Я» только формируется, оно регулируется исключительно организмическим оценочным процессом. Иначе говоря, младенец или ребенок оценивает каждое новое переживание с позиции того, способствует оно или препятствует его врожденной тенденции актуализации. Структура «Я» впоследствии формируется через взаимодействие с окружением, в частности со значимыми другими (например, родители, братья и сестры, другие родственники). Иначе говоря, по мере того как ребенок становится социально восприимчивым и развиваются его когнитивные и перцептивные способности, его Я-концепция все больше дифференцируется и усложняется. Следовательно, в значительной степени содержание Я-концепции является продуктом процесса социализации. И отсюда вытекают условия, важные для развития Я-концепции. По Роджерсу, для любого человека важно, чтобы его любили и принимали другие. Эта потребность в позитивном внимании, которая, по мнению Роджерса, универсальна, развивается как осознание возникновения «Я», она всепроникающа и устойчива. С точки зрения Роджерса, ребенок сделает почти все, даже пожертвует организмическим оценочным процессом, чтобы удовлетворить потребность позитивного внимания. [9]

Развитие позитивного внимания к себе гарантирует, что человек будет стремиться действовать так, чтобы и другие, и он сам одобрительно отзывались о его поступках. Следовательно, человек вряд ли поведет себя не в соответствии с Я-концепцией, т. к. это не будет удовлетворять потребность в позитивном внимании к себе. Человек стремится сохранить состояние согласованности самовосприятия и переживания. Отсюда следует логический вывод, что переживания, находящиеся в соответствии с Я-концепцией человека и его условиями ценности, могут осознаваться и точно восприниматься. И наоборот, переживания, находящиеся в конфликте с «Я» и его условиями ценности, образуют угрозу Я-концепции; они не допускаются к осознанию и точному восприятию.

В теории Роджерса угроза существует, когда люди осознают несоответствие между Я-концепцией (и связанными с ней условиями ценности) и каким-то аспектом актуального переживания. По Роджерсу, если человеку долгое время ничто не угрожает, он открыт для переживаний и ему не нужно защищаться. Однако, когда он осознает или ощущает на подсознательном уровне что переживание не согласуется с Я-концепцией, возникает угроза, за которой, в свою очередь, следует защитная реакция. Роджерс определил защиту как поведенческую реакцию организма на угрозу, главная цель которой – сохранить целостность Я-структуры. Иначе говоря, защита усиливает самоуважение человека и защищает его от надвигающейся опасности и угрожающих переживаний. [9]

Роджерс предложил только два механизма защиты, которые используются для сведения к минимуму осознания несоответствия внутри «Я» или переживанием: искажение восприятия и отрицание. Следует отметить, что угрожающее переживание не допускается к символизации в сознании, потому что оно несовместимо с Я-структурой. Следовательно, защитное поведение сохраняет существующую структуру «Я» и не позволяет человеку потерять самоуважение.

Даже самый психически здоровый человек иногда сталкивается с переживанием, которое угрожает его Я-концепции, и бывает вынужден ложно истолковать или отрицать переживание. Аналогично, большинство людей обладают адекватной защитой, позволяющей справляться с умеренным уровнем тревоги и поступать так, чтобы свести ее к минимуму. Однако, когда переживания совершенно не согласуются с Я-структурой, или когда несогласующиеся переживания часто встречаются, человек испытывает сильную тревогу, которая может серьезно нарушить повседневный порядок. Человека в таком состоянии обычно называют «невротиком» (хотя сам Роджерс избегал использовать подобные диагностические ярлыки). По Роджерсу, если между «Я» и текущими переживаниями существует значительное несоответствие, то защита «Я» может стать неэффективной. В таком «беззащитном» состоянии несоответствующие переживания точно символизируются в сознании и Я-концепция человека разрушается.

Таким образом, личностные расстройства и психопатология появляются, когда «Я» не может защитить себя от натиска угрожающих переживаний. Роджерс предположил, что личностные расстройства могут проявляться либо неожиданно, либо постепенно на протяжении большого периода времени. В любом случае, как только появляется серьезное несоответствие между «Я» и переживанием, защита человека перестает работать адекватно, и ранее целостная Я-структура разрушается. Когда это происходит, человек становится крайне уязвимым для тревоги и угрозы и ведет себя непонятно не только для других, но и для самого себя. Фактически Роджерс считал расстройства поведения результатом несоответствия между «Я» и переживанием. Значительность несоответствия между осознанным «Я» и переживанием определяет тяжесть психологической дезадаптации. [9]

1.6 Концепция «творческого Я» А. Адлера

Фундамент стиля жизни закладывается в детские годы. По убеждению Адлера, стиль жизни настолько прочно кристаллизируется к пяти годам жизни ребенка, что потом он продвигается в этом же направлении всю жизнь. При односторонней интерпретации может показаться, что данное понимание формирования стиля жизни указывает на столь же сильный детерминизм в рассуждениях Адлера, как и у Фрейда. Но, в отличие от Фрейда, Адлер понимал, что в поведении взрослого не просто оживают ранние переживания, а скорее имеет место проявление особенностей его личности, которая сформировалась в первые годы жизни. [9]

Более того, понятие стиля жизни не столь механистично, как могло бы показаться, особенно когда мы обращаемся к концепции творческого «Я», входящей в систему взглядов А. Адлера. Концепция творческого «Я» является самым главным конструктом адлеровской теории, его высшим достижением как персонолога. Адлер утверждал, что стиль жизни формируется под влиянием творческих способностей личности. Иными словами, каждый человек имеет возможность свободно создавать свой собственный стиль жизни. В конечном счете, сами люди ответственны за то, кем они становятся и как они себя ведут. Эта творческая сила отвечает за цель жизни человека, определяет метод достижения данной цели и способствует развитию социального интереса.

Предполагая существование творческой силы, Адлер не отрицал влияния наследственности и окружения на формирование личности. Люди являются созидательными существами, которые не только реагируют на свое окружение, но и воздействуют на него, а также получают от него ответные реакции. Только сам человек ответственен за свой стиль жизни и установки по отношению к миру. Творческие способности расцветают в раннем детстве, и это сопутствует развитию социального интереса, но почему именно и как развивается, пока остается без объяснений.[9]

Личностное время, является, пожалуй, самым важным показателем уровня развития индивидуальности, выступающим в роли интегратора, соотносящего в субъективном временном континууме показатели всех «часов». Внесознательно складывающаяся, аморфоподобная Я-концепция маленького ребенка еще не выходит за границы сенсомоторной сферы. Феномен связи хронологического возраста и личностного ощущения этого возраста получил название «психологического возраста», который считается интегральным показателем человека ко времени своей жизни и определяется как самооценка человеком себя на шкале собственного жизненного времени. Соответствие хронологического и психологического (личностно окрашенного) возраста свидетельствует об умении человека найти приемлемый для себя темп жизни, соотнести свои притязания и возможности. [16]

Кто мы? Поскольку мы – уникальные и сложные создания, у нас есть много возможностей дописать предложение «Я - …» (вы могли бы дать 5 ответов на этот вопрос? Каких?). Взятые вместе, эти ответы и дадут то, что называется нашей Я-концепцией. Элементы нашей Я-концепции – убеждения, с помощью которых мы определяем себя, представляют собой наши Я-схемы. Схемы – это шаблоны сознания, с помощью которых мы организуем наши миры.

Наши Я-схемы – наше восприятие самих себя как спортивных, слишком толстых, умных или каких-то еще – активно влияют на то, как мы обрабатываем социальную информацию. Поскольку нам свойственно видеть себя главным действующим лицом, мы переоцениваем степень нацеленности на нас поведения окружающих. Так в фокусе нашего зрения находится наша собственная персона, мы с готовностью допускаем, что и окружающие постоянно замечают и оценивают нас.

Наши Я-концепции включают не только Я-схемы, характеризующие нас в данный момент времени, но и наши возможные «Я», т. е. то, какими мы можем стать. По мнению Маркус и ее соавторов, наши возможные «Я» включают представления о себе таком, каким мы мечтаем стать, - богатым, изящным, страстно любимым и любящим «Я». В наши Я-концепции входят и те «Я», которыми мы боимся стать, - безработный «Я», нелюбимый «Я» и «Я», не справляющийся с учебной программой.

Наше понимание самих себя помогает упорядочить свои мысли и действия. Обрабатывая информацию, имеющую отношение к нам самим, мы хорошо запоминаем ее. [1]

От чего зависят наши Я-концепции? От множества разнообразных факторов, включая роли, которые мы исполняем, сравнения себя с окружающими, нашу социальную идентичность, наше восприятие оценки нас другими людьми, а также наши успехи и неудачи. Наше самопознание на удивление несовершенно. Зачастую мы сами не знаем, почему ведем себя так, а не иначе. Если мощные источники влияния нас не настолько очевидны, чтобы их мог заметить любой наблюдатель, мы сами тоже можем упустить их из виду.

Я-концепция личности формируется в процессе жизни человека на основе взаимодействий со своим психологическим окружением и реализует мотивационно - регуляторную функцию в поведении личности. Термин Я-концепция появился в научном языке на рубеже XIX – XX веков в связи с представлениями о дуальной природе человека как познающего субъекта и познаваемого объекта. [25]

Каждый человек осуществляет биполяризацию своих переживаний: какую-то долю он рассматривает как часть самого себя, а другую относит к тому, что существует вне его, однако обязательного пространственного или временного совпадения между границами его представления о самом себе и действительными границами его тела не существует. Хотя представление человека о самом себе, бесспорно, ассоциируется с его телом, оно не является прямым отражением того, что он есть, или того, что он делает.

Я-концепция, как и все прочее в символическом окружении конструируется путем избирательного восприятия и воображения. Ни один человек не может воспринять все, что происходит внутри его тела. Он избирательно реагирует на различные сигналы в различное время в зависимости от того, что он делает.

Хотя тело человека и его представления о себе самом связываются различными способами, свидетельства из разных источников убедительно показывают, что они раздельны и различны.

Большинство специалистов согласны в том, что у младенца нет Я-концепции, хотя факт существования его тела не вызывает сомнений. [28]

2. Наркозависимость

2.1 Общие аспекты зависимости

Наркотики знакомы людям уже несколько тысяч лет. Их потребляли люди разных культур, в разных целях: во время религиозных обрядов, для восстановления сил, для изменения сознания, для снятия боли и неприятных ощущений. Уже в дописьменный период мы имеем свидетельства того, что люди знали и использовали психоактивные химические вещества: алкоголь и растения, потребление которых влияет на сознание. Многие люди широко используют химические вещества, такие, как алкоголь, кофе, транквилизаторы. Большинству из них удается сохранять контроль над их употреблением на протяжении всей жизни, и только некоторые становятся настоящими рабами зависимости. [26]

Очевидно, что употребление наркотиков несформировавшейся личностью порождает серьезнейшие социально-психологические проблемы: невозможность нормального психического и физического созревания, школьную дезадаптацию, проблемы выбора профессии и занятости, затруднения в создании партнерских отношений, асоциальность и т. д. [10]

Специфической особенностью химической зависимости является наличие тесной связи между двумя ее аспектами - клиническим и психосоциальным. Это означает, что поведение, связанное с употреблением наркотиков, следует одновременно рассматривать и как комплекс социально-психологических проблем, и как следствие прогрессирующих физико-химических изменений в организме. На определенном этапе формирования аддикции (этапе физической зависимости) химические процессы в организме начинают играть роль в поддержании аддиктивного поведения. Для синдрома физической зависимости характерны определенные клинические признаки: [12]

Потребление наркотических средств, в принципе, аналогично потреблению алкоголя и табака: все эти вещества относят к «вредным благам», поскольку они дают потребителю субъективное ощущение удовольствия, но в то же время наносят его организму вред. Если потребление наркотиков происходит регулярно, то в организме потребителя происходят изменения, в результате которых постепенно формируется физическая и/или психическая зависимость от наркотиков. Состояние, при котором человек испытывает потребность в регулярном приеме наркотиков, называют наркоманией.

Патогенез наркоманий сложен, в процесс вовлекаются нейротропные, гуморальные, эндокринные, обменные и другие системы. Сдвиг в одной из них подготавливает изменения в другой. Происходит воздействие на синапсы промежуточного мозга с ослаблением передачи импульсов. На начальных стадиях наблюдаются нарушения реакции нейронов коры больших полушарий, гипоталамуса, ретикулярной формации. В поздних стадиях заболевания нарушаются рецептивные возможности нейронов и структурно-функциональная организация мозга. Под воздействием наркотиков изменяется метаболизм биогенных аминов мозга. Психические расстройства вызывают развитие астении и анергии. [32, www] Смертельные исходы, как правило, связаны с тотальным перерождением сердечной мышцы, нефропатией, присоединившейся инфекцией.

Независимо от механизма действия первоначальный прием наркотика способствует тому, что в организме человека происходит массированный выброс эндорфинов, их еще называют «гормонами радости». При этом у человека появляется чувство психологического комфорта, все воспринимается в радужных тонах, наркоман погружается в сладкие грезы. Подобные ощущения ведут формированию психологической зависимости. Эндорфины в небольших концентрациях присутствуют в крови всегда. Эта фоновая концентрация обеспечивает нам нормальное ежедневное душевное равновесие и самочувствие. Если сперва подавить выработку эндорфинов искусственным приемом наркотика, а потом отменить его, организм останется без необходимого уровня собственного гормона. В результате развивается глубокое депрессивное состояние, особенно часто оно вызывается недостаточностью дофамина и серотонина. [33, www]

Несмотря на некоторые различия в клинических проявлениях отдельных форм химической зависимости, последние имеют о6щие социально-психологические признаки. В основе данной аддикции лежит потребность продолжать прием наркотика с целью достижения чувства комфорта или устранения неприятных ощущений (например, абстинентного синдрома). Влечение к наркотику носит чрезвычайно сильный характер. Одним из указаний на злоупотребление наркотиками является социальная деградация, проявляющаяся, прежде всего, в быстро нарастающей социальной дезадаптации. При этом наблюдается снижение успеваемости, отказ от учебы или профессиональной деятельности, конфликты с социальным окружением, проблемы с законом, отход от семьи и друзей, сужение общения до наркоманического круга, изоляция. [37, www]

Параллельно с социальной деградацией происходит выраженное изменение характера. На фоне озабоченности наркотиком нарастает общая необязательность, формируется амотивационный синдром (утрата прежних интересов). Отрицание становится стилем поведения. Наркозависимый отрицает буквально все: факты употребления, правила, свои поступки, свою ответственность, наличие про6лем, наконец, зависимость и необходимость ее лечения. Попытки окружающих помочь зависимому или обесцениваются или вызывают агрессию. Если первоначально аддиктивная личность старается уйти от решения про6лем, то постепенно она вообще теряет способность к действиям. Депрессия, изоляция, беспомощность, нелады с законом - все это, наконец, приводит к осознанию серьезности проблемы. [8]

Толерантность – это повторное применение одной и той же дозы наркотика, которое часто приводит к ослаблению реакции на наркотик. Существует три основных типа толерантности, имеющие совершенно различные механизмы действия. Постоянное употребление наркотика приводит к определенной степени предрасположенной толерантности. Это объясняется возрастанием степени метаболизма наркотика, поэтому, человек, употребляющий наркотик, вынужден увеличивать дозу для достижения определенного уровня содержания наркотика в его организме. Другим типом толерантности является функциональная толерантность. Функциональная толерантность обозначает уменьшение чувствительности мозга и других частей центральной нервной системы к эффекту, производимому наркотиком. Третий механизм включает поведенческую установку человека поведенческая или приобретенная толерантность. Например, человек, имеющий значительный опыт воздействия алкоголя на двигательную координацию, может научиться компенсировать состояние интоксикации при помощи медленной ходьбы, чтобы не упасть, даже будучи сильно пьяным. [26]

Согласно международной классификации болезней МКБ-10 диагноз «наркомания» можно поставить при наличии 3-х и более признаков, которые должны проявляться у человека несколько раз в течение 12 месяцев или постоянно в течение месяца, независимо от дальнейших периодов воздержания:[52]

1. Сильная потребность или переживание неодолимости потребности к употреблению наркотика (Влечение к наркотику, которое трудно перебороть).

2. Очевидное падение способности контролировать употребление наркотика. Это относится к трудности отказа от уже начатого приёма наркотика.

3. Употребление наркотика, что бы облегчить или устранить симптомы абстинентного синдрома и субъективная уверенность человека в эффективности такого действия («положительный опыт»).

4. Абстинентный синдром.

5. Рост толерантности к эффектам наркотика.

6. Сужение круга лиц, с которыми потребляется наркотик

7. Прогрессирующее пренебрежение к другим интересам и действиям, реализация которых доставляет (доставляла) удовольствие, в пользу употребления алкоголя/наркотика («сужение» круга интересов, их преимущественная концентрация на алкаголизации/наркотизации).

8. Настойчивость в стремлении продолжать употреблять алкоголь/наркотик, несмотря на явные признаки отрицательных воздействий.

2.2. Причины употребления наркотиков с позиции психологических теорий

Психодинамические исследования раскрывают глубокие бессознательные мотивы употребления химических веществ. Следовательно, наркотики, прежде всего, используются как самолечение. Большинство исследователей отмечают связь между личностным депрессивным расстройством и развитием наркозависимости.

У каждого человека присутствует аддиктивная склонность, наличие же серьезного личностного расстройства, по мнению ряда авторов, является ведущим условием перехода этой особенности в хроническое расстройство. Злоупотребляющие наркотиками, в целом, более личностно нарушены, изолированы и менее удовлетворены своей жизнью. Дж. Ханзян в статье «Уязвимость сферы саморегуляции у аддиктивных больных» в качестве ведущих проблем химически зависимых называет базовые трудности саморегуляции в четырех основных сферах, таких, как: чувства, самооценка, взаимоотношения, забота о себе. Аддиктивные личности страдают от того, что не чувствуют себя «хорошими», что мешает им в свою очередь иметь удовлетворяющие их отношения с другими людьми. Химические вещества служат мощным средством против внутреннего чувства пустоты, дисгармонии и боли. [11]

Наркотизацию также можно рассматривать как развитие дефективных защит против таких невыносимых аффектов, как ярость, стыд и депрессия. Похоже, что наркозависимые просто не способны выносить данные аффекты. Вместо того чтобы осознать, проговорить и выразить свои чувства - освободиться от них, зависимые люди применяют химические вещества для управления ими, «отключая» свои чувства и создавая иллюзию контроля.

Глубинное изучение наркозависимых индивидов привело С. Блатта к заключению, что зависимость от героина существенно детерминируется:

1) потребностью контейнировать агрессию;

2) поиском удовлетворения желания символических отношений с материнской фигурой;

3) желанием ослабить депрессивные аффекты.

Наркотики, с одной стороны, создают иллюзию преодоления беспомощности и повышения самоконтроля, а с другой стороны приводят к утрате контроля над собой и своей жизнью. [50] В конце концов, зависимость не оставляет человеку никакого выбора. Полная утрата контроля и ощущение бессилия являются настолько типичными для зависимых, что реабилитация по программе «Двенадцать шагов» начинается именно с признания своего бессилия перед наркотиками. [6]

Другое очевидное личностное нарушение, связанное с наркотиками, это нарушение способности заботиться о себе. Оно проявляется в «наплевательском» отношении к себе, в игнорировании смертельно опасных последствий употребления наркотика и в конечном итоге в мощной саморазрушительной тенденции. Различные направления психологии по-разному объясняют феномен возникновения наркотической зависимости. Сторонники бихевиоризма отстаивают мысль о непрерывном влиянии социального окружения на человека. Позитивные связи хронического наркомана с обществом ограничиваются контактами с членами наркоманской группы.

Наркоман принадлежит к типу людей, которые слабо переносят боль и эмоциональный стресс. По причине «ущербности» социального развития, наркоман старается избегать любой формы ответственности, становится недружелюбным и недоверчивым по отношению к тем, кого считает частью угрожающего мира. Стоит отметить также высокую эффективность поведения наркомана, направленного на приобретение и употребление наркотика: ни закон и милиция, ни контроль со стороны общества и семьи, ни отсутствие денег и материальных средств, ни многое другое, что могло бы быть непреодолимым препятствием для человека, не страдающего наркоманией, не останавливает наркомана. [13] Таким образом, наркоманию можно рассматривать как высокоадаптивный способ поведения.

В рамках когнитивного подхода причины и последствия наркомании объясняют преимущественно с помощью концепции локуса контроля. Так, по мнению Д. Роттера, одни люди приписывают свой образ действий внутренним причинам, другие объясняют его внешними обстоятельствами. Наркоманы приписывают свой образ действий внешним обстоятельствам. Они убеждены в том, что употребляют наркотические вещества по вине других людей или по вине обстоятельств. Поэтому одной из причин, почему они не могут бросить наркотики, яв

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности структуры самосознания наркозависимых личностей". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 399

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>