Дипломная работа на тему "Особенности саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях"

ГлавнаяПсихология → Особенности саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях":


ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО «Бийский педагогический государственный университет

имени В. М. Шукшина

Факультет психологии

Кафедра теоретической и прикладной психологии

ОСОБЕННОСТИ САМОРЕГУЛЯЦИИ ПОДРОСТКОВ С РАЗЛИЧНЫМИ ТИПАМИ РЕАГИРОВАНИЯ В КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ

Дипломная работа

Исполнитель: Студентка 5 курса 532 группы

Факультета психологии Кушнаренко З. Н.

Научный руководитель:

К. психол. н., доцент Гайнанова А. Р.

Зав. Кафедрой ПиКП:к. псх. н., Гусева Т. А.

ВКР допущена ВКР защищена

Бийск – 2008

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение

Глава 1 Теоретические аспекты изучения проблемы саморегуляции в современной психологии

1.1 Понятие «саморегуляция» и его психологический смысл

1.2 Основные подходы к изучению проблемы саморегуляции

1.3 Функциональные звенья процесса саморегуляции

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Качественное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Ижевске и в других городах России.

1.4 Стилевые особенности саморегуляции

Глава 2 Проблема конфликта в психологической науке

2.1 Понятие конфликта

2.2 Типология конфликтов

Глава 3 Экспериментальное исследование по определению особенностей саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтной ситуации

3.1 Организация и методы исследования

3.2 Описание результатов экспериментального исследования

3.3 Анализ результатов исследования

Заключение

Список использованной литературы

Приложение

Введение

В век высоких технологий, когда люди все больше и больше отдаляются друг от друга, с новой остротой встает проблема налаживания контактов и межличностных отношений. Сфера межличностных отношений охватывает практически весь диапазон существования человека. Исследователи указывают на важнейшее значение для всех личностных составляющих межличностных отношений. Удачно построенные межличностные отношения наполняют смыслом и положительными эмоциями жизнь конкретного человека. Внутренний потенциал личности реализуется в межличностных отношениях. Но существенной трудностью при налаживании межличностных отношений являются конфликты межличностные и конфликтность личности как таковая.

За последнее время в известной степени наметились и определились различные теоретические подходы в решении одной из координальных и центральных проблем науки – проблемы саморегуляции человека.

Понятие саморегуляции все чаще встречается в психологии. При этом оно имеет различное толкование и по-разному интерпретируется в различных направления и школах. Проблемами саморегуляции занимались такие учёные психологи, как И. П. Павлов, П. К. Анохин, И. М. Семенов, В. Е. Клочко. Огромная заслуга в постановке и раскрытии важных аспектов проблемы психической саморегуляции принадлежит научной школе В. М. Бехтерева, а также его учеников и последователей, таких как А. Ф. Лазурский, М. Я. Басов, В. Н. Мясищев, Б. Г. Ананьев и др.

Стилевыми особенностями саморегуляции являются типичные для человека и наиболее существенные индивидуальные особенности самоорганизации и управления внешней и внутренней целенаправленной активностью, устойчиво проявляющейся в различных ее видах.

Подростковый возраст — это возраст пытливого ума, жадного стремления к познанию, возраст кипучей энергии, бурной активности, инициативности, жажды деятельности. Заметное развитие в этот период приобретают волевые черты характера — настойчивость, упорство в достижении цели, умение преодолевать препятствия и трудности. Подросток способен не только к отдельным волевым действиям, но и к волевой деятельности. Он часто уже сам ставит перед собой цели, сам планирует их осуществление. Но недостаточность воли сказывается, в частности, в том, что, проявляя настойчивость в одном виде деятельности, подросток может не обнаруживать ее в других видах. Наряду с этим подростковый возраст характеризуется известной импульсивностью. Порой подростки сначала сделают, а потом подумают, хотя при этом уже осознают, что следовало бы поступить наоборот. Психическое развитие подростка тесно связано и с таким важнейшим новообразованием личности, как саморегуляция. Именно в этот период наблюдается бурное развитие самосознания, ориентировка личности на собственную оценку. Саморегуляция начинает проявляться в младшем школьном возрасте. Но там она отличается исключительной неустойчивостью, в то время как у подростка она носит относительно устойчивый характер.

Поведение и деятельность подростка во многом определяются особенностями саморегуляции. Так, при завышенной самооценке у подростка часто возникают конфликты с окружающими.

Цель исследования заключается в изучении стилевых особенностей саморегуляции подростков с различными типами конфликтного поведения.

Объект: саморегуляция как психологический феномен.

Предмет: специфика саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях.

Гипотеза исследования строилась на предположении о том, что саморегуляция подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях имеет отличия, определяющиеся степенью выраженности отдельных показателей данной психологической характеристики.

Задачи исследования:

1. Проанализировать теоретически материал по проблеме исследования.

2. Изучить стилевые особенности саморегуляции подростков.

3. Определить особенности реагирования подростков в конфликте.

4. Рассмотреть специфику саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях.

5. Разработать рекомендации, направленные на оптимизацию процессов саморегуляции подростков.

Методы исследования:

1) Теоретические: анализ психолого-педагогической литературы;

2) Эмпирические: тестирование (методика К. Томаса, «Исследования особенностей реагирования в конфликтной ситуации»; методика В. И. Моросанова, Е. М. Коноз «Стилевая саморегуляция поведения человека»).

Практическая значимость исследования состоит в возможности использования разработанных рекомендаций и выводов, полученных в результате исследования, в деятельности психологической службы образовательного учреждения в аспекте развития саморегуляции подростков, при составлении коррекционных и развивающих программ для; в консультативной работе психологов, консультациях.

Экспериментальная база. Исследование проводился на базе ГОУ СПО «Бийский техникум механической обработке древесины». В исследовании приняло участие 88 студентов.

Структура дипломной работы. Работа состоит из введения, трёх глав: двух теоретических («Теоретические аспекты изучения проблемы саморегуляции»; «Проблема конфликта в психологической науке»); практической («Экспериментальное исследование по определению особенностей саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтной ситуации»); заключения, приложений и списка литературы. Дипломная работа содержит рисунки и графики.

Глава 1 Теоретические аспекты изучения проблемы саморегуляции в современной психологии

1.1 Понятие «саморегуляции» и его психологический смысл

За последнее время в известной степени наметились и определились различные теоретические подходы в решении одной из координальных и центральных проблем науки – проблемы саморегуляции человека. Саморегуляция рассматривается как атрибут всеобщей материи, раскрывает механизмы функционирования систем и фиксирует момент устойчивости. Понятие «саморегуляция» отражает биологическую (природную) характеристику человека как индивида, а понятие саморегулирования отражает социальную характеристику человека как личности [11].

Понятие саморегуляции все чаще встречается в психологии. При этом оно имеет различное толкование и по-разному интерпретируется в различных направления и школах. Необходимо отметить, прежде всего, что это понятие не является собственно психологическим, оно чаще используется в теории систем, в физиологии. В связи с этим за понятием саморегуляция исходно закрепились представления о равновесии, норме, адаптации, гомеостазе. И. П. Павлов еще в 1903г писал, что суть первейшей задачи и цели физиологического исследования заключается в познании того, каким образом и высшие и низшие организмы при всей сложности их устройства, сохраняют свою целостность в процессе уравновешивания со средой [47]. Позднее И. П. Павлов определил человека как саморегулирующуюся систему, которая сама себя направляет, поддерживает, воспитывает и даже совершенствует [47].

Эти идеи получили дальнейшее развитие в теории функциональной системы, разработанной П. К. Анохиным. С точки зрения этой теории функциональные системы представляют собой динамические, саморегулирующиеся организации, элементы которых взаимодействуют достижению полезных результатов, носящих приспособительных характер для организма [5].

Именно эта значительная закрепленность понятия «саморегуляция» за адаптивными приспособительными, уравновешивающими формами функционирования живых организмов и обусловливает сложность применения данного понятия в психологии; приводит к неоднозначному пониманию термина «саморегуляция»; к необоснованным попыткам распространения адаптивных гомеостатических представлений на психику человека по аналогии с физическим гомеостазом, описанным У. Кенном, здесь можно говорить о психологическом гомеостазе [55].

Л. В. Выготский отмечал, что психика человека участвует в регуляции поведения, которое отличается высшими формами активного приспособления природы к своим потребностям, в противоположность пассивному приспособлению животных к среде [15].

«Саморегуляцию» понимают иногда как непроизвольный психический процесс [54]. Такое понимание существенно обедняет смысл саморегуляции, приводя, в конечном счете, к представлению о параллельном развитии мыслительной деятельности и некоего психического процесса, направленного на совершенствование. Спорно уже представление о саморегуляции как психическом процессе. Саморегуляция – это принцип, который должен объяснить целостность и устойчивость деятельности и личности, организацию психических процессов, посредством которых совершается деятельность, их внутреннюю связь и единство, направленность деятельности и ее детерминацию [55].

Чаще всего выявляется попытка сводить саморегуляцию к проблеме сознательного управления человеком собственными действиями и поведением. В этом случае саморегуляция определяется как включающая в себя планирование действий, поступков, волевое усилие, при их задержке или активизации, самоконтроль. Однако многочисленные исследования показывают, что любая более или менее сложная деятельность человека регулируется единством осознаваемых и неосознаваемых психических феноменов. Саморегуляция, с точки зрения В. Е. Клочко, должна пониматься через проблему соотнесения осознаваемого и неосознаваемого, произвольного и непроизвольного, через их взаимопереходы и взаимообусловленность в единой системе целостного психического саморегулирования.

Осознанное регулирование является высшим уровнем с системе регуляции, но сведение всей проблемы саморегуляции только к одному уровню, даже высшему, не только существенно обедняет объяснительные возможности принципа, но и противоречит самой его основе. Саморегуляция есть проявление целостной работы психики как системы многоуровневой [25].

Огромная заслуга в постановке и раскрытии важных аспектов проблемы психической саморегуляции принадлежит научной школе В. М. Бехтерева, а также его учеников и последователей, таких как А. Ф. Лазурский, М. Я. Басов, В. Н. Мясищев, Б. Г. Ананьев и др.

Задаваясь вопросом о самом понятии саморегуляции поведения, М. Я. Басов предлагает рассматривать его в двух смыслах. Первый наиболее широкий, связан с общей установкой личности и общим направлением ее активности. Другой, затрагивающий регуляцию в собственном смысле слова, касается структуры процесса и способов ее организации [6]. Развитие активности и как общих предпосылок развития способностей, формирования личности раскрывается в работах В. Н. Дружининой В. Н. [19].

В современной психологии еще не сложилось удовлетворительное толкование понятий самоуправления и саморегулирования.

Таким образом, под психическим саморегулированием понимается сознательное воздействие человека на присущие ему психические явления (процессы, состояния, свойства), выполняемую им деятельность, собственное поведение с целью поддержания (сохранения) или изменения характера их протекания. Субъектом саморегуляции является сам человек, а в качестве объектов могут выступать присущие ему психические явления, выполняемая им деятельность или собственное поведение.

1.2 Основные подходы к изучению проблемы саморегуляции

Понятие «саморегуляция» получило особое развитие в рамках дифференциальной психофизиологии.

Дифференциальную психофизиологию интересуют, прежде всего, формально-динамические особенности поведения человека, в том числе интеллектуальные. Общая задача дифференциальной психологии заключается в выявлении индивидуальных различий в саморегуляции. Саморегуляция и активность понимается как наиболее общие и относительно независимые факторы, к которым можно свести формально-динамические особенности поведения человека.

Под интеллектуальной саморегуляцией понимается способность индивида создавать программу деятельности и на этой основе управлять своими действиями и состояниями.

Самое широкое определение саморегуляции связано с пониманием регуляции деятельности самим индивидом. При таком подходе выделяется понятие «общественная регуляция», которая определенным образом сочетается с саморегуляцией. Наличие общественно типизированных и нормированных форм деятельности не исключает индивидуализированных и типизированных по индивидуальному основанию форм активности и деятельности. «Точнее, нам кажется, будет представление о том, что общественная детерминация предполагает индивидуальную, более того социальной нормой становиться выход суверенной личности за пределы типизированных, нормативно усредненных деятельностей, требующей для их реализации нормативно усредненных качеств» [1, с.3]. Саморегуляция такой «нормативной», но «сверхнормативной» деятельности, приводящей к социально-нормативному процессу саморазвития личности и должно стать предметом собственно психологического анализа [1].

Субъектное бытие человека сложно и многоаспектно, оно обеспечивается системой всей человеческой психики и реализуется в разнообразных формах [12]. Одним из наиболее общих и существенных проявлений субъектности человека является его произвольная осознанная активность, обеспечивающая достижение принимаемых человеком целей.

В понятии "субъект" акцентируется в первую очередь, активное, деятельностное начало человека, реализуя которое, он осуществляет свои реальные отношения с действительностью. Не случайно при содержательном анализе субъектных характеристик человека, тем более в контексте какой-то конкретной проблемы, речь идет о человеке как о субъекте деятельности, социального поведения, общения, поступка, саморазвития, т. е. как о субъекте той или иной осознаваемой целенаправленной активности, которая имеет для него определенный смысл и относительно которой человек выступает как ее инициатор, творец, хозяин.

Именно поэтому в контексте общего аспекта субъектного развития и существования человека одно из центральных базовых мест занимает проблема закономерностей осознанной регуляции человеком своей произвольной целенаправленной активности. Применительно к человеку, носителю высших форм психики, который сам принимает цели своих исполнительских действий и сам же их реализует доступными и приемлемыми для него средствами, которые он также в ряде случаев определяет сам, можно говорить об осознанной саморегуляции.

Осознанная саморегуляция понимается нами как системно-организованный процесс внутренней психической активности человека по инициации, построению, поддержанию и управлению разными видами и формами произвольной активности, непосредственно реализующей достижение принимаемых человеком целей [28].

Место и роль психической саморегуляции в жизни человека достаточно очевидны, если принять во внимание, что практически вся его жизнь есть бесконечное множество форм деятельности, поступков, актов общения и других видов целенаправленной активности. Именно целенаправленная произвольная активность, реализующая все множество действенных отношений с реальным миром вещей, людей, средовых условий, социальных явлений и т. д., является основным модусом субъектного бытия человека.

От степени совершенства процессов саморегуляции зависит успешность, надежность, продуктивность, конечный исход любого акта произвольной активности. Более того, все индивидуальные особенности поведения и деятельности определяются функциональной сформированностью, динамическими и содержательными характеристиками тех процессов саморегуляции, которые осуществляются субъектом активности.

Саморегуляция целенаправленной активности выступает как наиболее общая и сущностная функция целостной психики человека, в процессах саморегуляции и реализуется единство психики во всем богатстве условно выделяемых ее отдельных уровней, сторон, возможностей, функций, процессов, способностей и т. п.

Таким образом, проблема психической саморегуляции является одной из наиболее глобальных и фундаментальных проблем общей психологии. Ее исследование открывает большие, во многом специфические, нетрадиционные возможности для понимания и содержательного объяснения общих закономерностей построения и реализации человеком своей произвольной активности (деятельности, поведения, общения), для определения условий успешного психического развития ребенка, для понимания феномена общего уровня субъектного развития человека, для исследования индивидуально-типических особенностей деятельности и поведения, для продуктивного участия в решении широкого спектра очень разнообразных практических задач[11].

По мнению О. А. Конопкина, анализ иерархии и логической связи главных задач исследования психической саморегуляции приводит к выводу, что основной исходной задачей является изучение закономерностей строения регуляторных процессов и формулирование на этой основе общей концептуальной модели, адекватно отражающей принципиальную внутреннюю структуру процессов осознанной регуляции, общую для различных видов и форм произвольной активности человека[28].

Без такого концептуального базиса все чаще используемое в психологическом обиходе понятие "процесс саморегуляции" не имеет реального содержания и попросту теряет смысл. При этом исследование процесса саморегуляции часто подменяется, по сути, установлением самого факта детерминации деятельности, поведения отдельными психическими или даже средовыми факторами. На основании фиксации происходящих в исследуемой деятельности (поведении) изменений делается вывод о том, что вводимый в исследуемую ситуацию фактор и является самим механизмом саморегуляции или одним из таковых. В результате саморегуляция как процесс, имеющий закономерное строение, исчезает, а вместе с этим снимается и вопрос о реальной роли и месте изучаемого фактора в регуляторном процессе. Остается неясным, идет ли речь о какой-либо действительно регуляторной функции (например, планировании, контроле), о психическом ли средстве осуществления такой функции (умственных умениях и операциях и др.), о специфическом ли источнике информации, используемой при реализации какой-либо регуляторной функции (образе Я, самооценке и др.), об условиях, активирующих и поддерживающих процесс саморегуляции (мотивационных, эмоциональных феноменах и др.).

Исследуемые регуляторные факторы, реальное место и функция которых в едином системном механизме регуляции не определены (а тем самим не определено и их регуляторное сотрудничество с другими структурными и содержательными, информационными компонентами системы регуляторного процесса), независимо от воли автора выступают в качестве имеющих самостоятельное значение, главных факторов саморегуляции, определяющих ее процесс и результат в целом.

Как уже говорилось, в подобных случаях употребление термина "саморегуляция" и производных от него (эффект саморегуляции, механизм саморегуляции и т. п.) не несет определенной содержательной нагрузки и имеет не столько объяснительный, сколько "отсылочный" характер, по сути лишь констатируя факт отнесенности, причастности изучаемого фактора и полученного результата к явлению саморегуляции. В контексте непосредственно проблемы саморегуляции значение таких работ существенно возросло бы при опоре на конкретное теоретическое представление о саморегуляции как о системно-организованном процессе, имеющем закономерную внутреннюю структуру.

Построение обобщенной концептуальной модели процессов саморегуляции при первом подходе к проблеме существенно затрудняется многообразием видов и форм произвольной активности, отличающихся друг от друга по самым различным (как внешнеисполнительским, так и содержательно-психологическим) характеристикам.

Однако сама целенаправленная "исполнительская" активность и осознанная регуляторика, обеспечивающая ее продуктивность, несмотря на их единство, не тождественны друг другу. В целых исследования общих закономерностей строения процессов саморегуляции последние должны рассматриваться в качестве собственно регуляторно-управленческих информационных процессов, т. е. в аспекте их непосредственно регуляторно-управленческих функций. При этом происходит абстрагирование, как от конкретики форм регулируемой произвольной активности, так и от конкретики психических средств информационного обеспечения процессов саморегуляции.

Конечно, специфика человеческой психики как средства отражения действительности и ее презентации сознанию субъекта влияет на структуру процессов психической саморегуляции: состав и характер осуществления регуляторных функций, являющихся компонентами целостных регуляторных процессов, специфику межфункциональных связей, обеспечивающих системное единство процессов саморегуляции.

Следовательно, продуктивный путь изучения закономерностей процессов саморегуляции состоит в реализации системного подхода. Он должен быть исходно ориентирован на исследование психической регуляторики как собственно регуляторных процессов, реализующих общие для разных систем принципы, а с другой стороны, - как процессов, осуществляемых специфическими средствами человеческой психики. Такой подход дает возможность максимально избежать как кибернетического редукционизма, приводящего к психологической бессодержательности или упрощенчеству, так и психологической калейдоскопичности, которая выражается во внесистемном изучении отдельных психических феноменов и факторов, детерминирующих осуществление деятельности, и фактически реализует линейно-причинные (не имеющие места в действительности) схемы, снимающие вопрос о системном строении процессов психической регуляции.

Анализ реальных способов построения общей концептуальной модели процесса осознанной саморегуляции приводит к выводу, что наиболее адекватным для решения данной задачи является системно-функциональный подход к анализу структуры регуляторных процессов. Это означает, что процесс саморегуляции должен быть отражен как целостная, замкнутая (кольцевая) по структуре, информационно открытая система, реализуемая взаимодействием функциональных звеньев (блоков), основанием для выделения которых (по принципу необходимости и достаточности) являются присущие им специфические (частные, компонентные) регуляторные функции, системное "сотрудничество" которых реализует целостный процесс регуляции, обеспечивающий достижение принятой субъектом цели.

Это дает возможность выделения единой для разных видов произвольной целенаправленной активности функциональной структуры процессов саморегуляции, т. е. для выделения общих функциональных звеньев психической регуляции и их системных отношений, независимо от внешней исполнительской структуры деятельности и от состава и конкретики реализующих процесс регуляции психических средств. Обозначенный аспект анализа процессов саморегуляции адресуется прежде всего к собственно регуляторным моментам строения этих процессов.

Структурно полноценный регуляторный процесс в наибольшей мере обеспечивает (при прочих равных условиях) успешное достижение принятой субъектом цели. Любой структурно-функциональный дефект (недостаточная реализация какой-либо компонентной регуляторной функции, неразвитость межкомпонентных связей) процесса регуляции существенно ограничивает деятельностные возможности человека (в том числе и непосредственно в учебной деятельности). Поэтому совершенство функциональной структуры регуляторных процессов является исходно необходимой и весьма существенной предпосылкой деятельностного бытия во всем разнообразии его проявлений. Ни одна сторона психического развития (умственное, волевое, нравственное и др.), которым традиционно уделяется основное внимание в учебно-воспитательной практике, принципиально не может автоматически обеспечить совершенство системной функциональной структуры регуляторных процессов, которая, как правило, формируется стихийно в разных видах осуществляемой ребенком активности и, как свидетельствуют факты, далеко не всегда успешно [30].

Какими бы психическими средствами ни реализовывались процессы саморегуляции, имеющие несовершенную функциональную структуру, эти процессы не смогут привести к наиболее эффективному построению и реализации самой исполнительской активности, обеспечить ее продуктивность. Формирование у ребенка полноценной функциональной структуры процессов психической регуляции является специальной педагогической задачей, которая и должна решаться в качестве таковой в разных видах доступной ребенку произвольной активности, на разных этапах его психического развития, при разных формах педагогического взаимодействия взрослого и ребенка.

Таким образом, все изложенное приводит к убеждению, что проблема психической саморегуляции произвольной активности является одной из наиболее значимых при психологическом исследовании субъектного аспекта человеческого бытия; что при формировании всестороннего целостного представления о процессах саморегуляции в качестве базисного, исходного выступает вопрос об их принципиальном строении, об их структуре как собственно регуляторных информационных процессов; что обобщенная модель функциональной структуры процессов саморегуляции является необходимым концептуальным средством содержательного воплощения идей саморегуляции при решении теоретических и практических задач, связанных с изучением человека как субъекта различных видов и форм его произвольной активности.

1.3 Функциональные звенья процесса саморегуляции

Модель функциональных звеньев процесса саморегуляции была разработана О. А. Конопкиным на основе анализа видов реальной деятельности - учебной (школа, ПТУ, вуз), производственно-трудовой, спортивной. Им были выделены следующие функциональные звенья, реализующие полноценный процесс саморегуляции [28] .

Таковыми являются:

Принятая субъектом цель деятельности. Это звено выполняет общую системообразующую функцию, весь процесс саморегуляции формируется для достижения принятой цели в том ее виде, как она осознана субъектом.

Субъективная модель значимых условий. Она отражает комплекс тех внешних и внутренних условий активности, учет которых сам субъект считает необходимым для успешной исполнительской деятельности. Такая модель несет функцию источника информации, на основании которой человек осуществляет программирование собственно исполнительских действий. Модель включает, естественно, и информацию о динамике условий в процессе деятельности.

Программа исполнительских действий. Реализуя это звено саморегуляции, субъект осуществляет регуляторную функцию построения, создания конкретной программы исполнительских действий. Такая программа является информационным образованием, определяющим характер, последовательность, способы и другие (в том числе динамические) характеристики действий, направленных на достижение цели в тех условиях, которые выделены самим субъектом в качестве значимых, в качестве основания для принимаемой программы действий.

Система субъективных критериев достижения цели (критериев успешности) является функциональным звеном, специфическим именно для психической регуляции. Оно несет функцию конкретизации и уточнения исходной формы и содержания цели. Общая формулировка (образ) цели очень часто недостаточна для точного, "остро направленного" регулирования, и субъект преодолевает исходную информационную неопределенность цели, формулируя критерии оценки результата, соответствующего своему субъективному пониманию принятой цели.

Контроль и оценка реальных результатов. Это регуляторное звено, несущее функцию оценки текущих и конечных результатов относительно системы принятых субъектом критериев успеха, не требует особых комментариев. Оно обеспечивает информацию о степени соответствия (или рассогласования) между запрограммированным ходом деятельности, ее этапными и конечными результатами и реальным ходом их достижения.

Решения о коррекции системы саморегулирования. Функция этого звена обозначена в его названии. Специфика же реализации этой функции состоит в том, что если конечным (часто видимым) моментом такой коррекции является коррекция собственно исполнительских действий, то первичной причиной этого может служить изменение, внесенное субъектом по ходу деятельности в любое другое звено регуляторного процесса, например, коррекция модели значимых условий, уточнение критериев успешности и др. [28].

Все звенья регуляторного процесса, будучи информационными образованиями, системно взаимосвязаны и получают свою содержательную и функциональную определенность лишь в структуре целостного процесса саморегуляции [4].

Психическая саморегуляция в качестве собственно регуляторного процесса является преодолением субъектом информационной неопределенности в каждом отдельном звене, при их информационном согласовании. Реализация субъектом регуляторного процесса есть самостоятельное принятие человеком ряда взаимосвязанных решений, осуществление последовательности согласованных между собой выборов как преодоление самых разных сторон (содержание, субъективное значение, личностная ценность и др.) субъективной информационной неопределенности при построении и управлении своею активностью, начиная с принятия цели и кончая оценкой достигнутых результатов. Психологические средства преодоления, снятия субъектом информационной неопределенности весьма разнообразны. Это весь арсенал процессов активного отражения, внутреннего моделирования и преобразования отраженной действительности, целенаправленно используемых субъектом в зависимости от конкретного вида активности и условий ее осуществления. Селекция, оценка используемой для регуляции (в конечном счете - для построения и осуществления активности) информации, презентированной сознанию субъекта в форме психических феноменов (от конкретных чувственных образов до терминальных личностных ценностей), осуществляется субъектом на основе принятых им самим критериев [15].

Процесс саморегуляции как система функциональных звеньев обеспечивает создание и динамическое существование в сознании субъекта целостной модели его деятельности, предвосхищающей (как до начала действий, как и в ходе их реализации) его исполнительскую активность.

Кратко обозначенная, модель функционального строения процессов саморегуляции является "частно-научным" вариантом реализации общего положения о том, что "структура процесса, рассматриваемая обособленно от субстрата, сводится к "внутреннему механизму" процесса, к тому, как процесс происходит, к абстрактному понятию "формы процесса" или способа преобразования содержания. Причем формальная сторона процесса совпадает с понятием функциональной структуры. Названная модель отражает структурно-функциональный аспект формы процессов психической саморегуляции. Эта форма, выделенная в чистом виде, и отражает наиболее устойчивое, инвариантное в процессах регуляции деятельности относительно разнообразия ее собственно психологических, содержательных и операционально-исполнительских моментов (к числу переменных относится и нелинейная этапно-временная "развертка" формирования, сопоставления и уточнения субъектом отдельных функциональных звеньев и их согласования в рамках целостного регуляторного процесса) [11].

Рассмотренный аспект функциональной структуры процессов саморегуляции является базисным для реализации второго необходимого содержательно-психологического аспекта анализа этих процессов. Содержательно-психологический аспект предполагает анализ информационного обеспечения саморегуляции средствами конкретных психических процессов, явлений, продуктов психической активности и т. д. Лишь реализуя этот аспект, можно представить процесс саморегуляции как живой, пристрастный процесс собственно психической активности субъекта со всеми особенностями его детерминации, содержательным и личностным смыслом целей, отношением человека к способу их достижения, условиями деятельности, палитрой индивидуальных особенностей субъекта и многими другими факторами. Конкретный процесс саморегуляции как собственно психический процесс существует лишь в единстве обоих аспектов. Однако реализовать содержательно-психологический аспект процессов саморегуляции, не потеряв их собственно регуляторную суть, можно лишь в органической соотнесённости с уже получившим определенное решение аспектом их функциональной структуры.

Модель функциональной структуры процессов саморегуляции позволяет анализировать реальную обеспеченность отдельных функциональных звеньев и процесса в целом необходимыми психическими средствами; рассматривать любой вовлеченный в целенаправленную активность психический феномен в его соотнесенности с конкретным регуляторным звеном, оценивать его причастность к обеспечению определенной функции, т. е. выявлять его конкретное место и роль в целостном регуляторном процессе, в режимном механизме саморегуляции. Это, в свою очередь, позволяет оценивать согласованность данного психического феномена по различным параметрам (например, по его информационному содержанию, учитывая как семантический, так и аксиологический аспект) с другими, реализующими процесс саморегуляции психическими средствами, предвидеть и оценивать режимную вовлеченность (или отторжение) данного фактора в реализацию данного регуляторного процесса. Благодаря этому преодолевается характерное для ряда исследователей, использующих термин "саморегуляция", прямое соотнесение разного рода и уровня психических феноменов с особенностями деятельности или поведения, минуя учет самого процесса, опосредствующего и определяющего режимное влияние исследуемых факторов.

Таким образом, определяя значение нормативной модели психической саморегуляции как концептуального инструмента психологических исследований, следует отметить, что она открывает существенные дополнительные возможности в решении широкого круга многообразных (в том числе традиционных) задач, связанных с общей проблемой исследования человека как субъекта произвольной целенаправленной активности, с развитием, формированием субъектных качеств, с их проявлением в разных сферах жизнедеятельности человека, с анализом основных форм произвольной целенаправленной активности и др. Так, например, становится возможным анализ собственно регуляторных особенностей, присущих отдельным видам деятельности и связанных с этим специфических трудностей в их осуществлении; появляется дополнительный подход к оптимальному информационному обеспечению конкретных видов профессионального труда; возможно использование при профотборе и профориентации принципа совместимости индивидуальных особенностей произвольной регуляторики человека и соответствующих требований данного вида труда; обнаруживается необходимость специальной диагностики развития полноценной структуры регуляторных процессов, как существенной линии психического субъектного развития; проблема индивидуального стиля конкретной деятельности расширяется и углубляется до рамок проблемы индивидуального стиля саморегуляции произвольной активности; возникают собственно "регуляторные" аспекты исследования таких деятельностных личностных характеристик, как инициативность, продуктивная самостоятельность и др.

1.4 Стилевые особенности саморегуляции

Стилевыми особенностями саморегуляции являются типичные для человека и наиболее существенные индивидуальные особенности самоорганизации и управления внешней и внутренней целенаправленной активностью, устойчиво проявляющейся в различных ее видах [42].

В отечественной психологии стиль чаще описывают через устойчивые индивидуальные особенности выполнения деятельности, детерминированные свойствами индивидуальности самых различных уровней и спецификой деятельности, в которой стиль формируется. В. И. Моросанова, Е. М. Коноз развивают новое направление в изучении проявлений особенностей стиля человека – исследования индивидуального стиля саморегуляции произвольной активности человека.

Феномен стиля саморегуляции проявляется в том, каким образом человек планирует и программирует достижение жизненных целей, учитывает значимые внешние и внутренние условия, оценивает результаты и корректирует свою активность для достижения субъективно приемлемых результатов, в том, в какой мере процессы самоорганизации развиты и осознанны.

Индивидуальный стиль саморегуляции характеризуется комплексом стилевых особенностей регуляторики. К этим комплексам относятся типичные для данного человека особенности регуляторных процессов реализующие основные звенья системы саморегуляции (планирование, программирование, моделирование, оценивание результата), а также регуляторно-личностные свойства или инструментальные свойства личности, такие как самостоятельность, надежность, гибкость и т. д.

В силу универсальности функциональной структуры регуляции для самых разных видов психической активности и деятельности стиле саморегуляции проявляется общая регуляторная основа индивидуальности, которая является предпосылкой формирования конкретных стилей деятельности в различных ее видах [42].

Под индивидуально-стилевыми особенностями саморегуляции понимаются типичные для человека особенности системы психического саморегулирования, которые устойчиво проявляются в различных видах его деятельности и поведения.

К индивидуально-стилевым особенностям саморегуляции относим, во-первых, индивидуальные особенности регуляторных процессов, реализующих основные звенья системы саморегулирования, такие, как планирование, программирование, оценка результатов и т. д. Для их изучения мы используем разработанную О. А. Конопкиным принципиальную модель системы осознанного саморегулирования, которая позволяет осуществить унифицированный подход и сравнивать индивидуальные особенности основных регуляторных процессов в самых разных видах деятельности относительно независимо от их внешней исполнительской структуры и от состава реализующих ее психических средств и благодаря этому выявлять не только индивидуальные, но и типические стилевые особенности регуляции.

Во-вторых, существуют стилевые особенности, которые характеризуют функционирование всех звеньев системы саморегулирования и являются одновременно субъектно-личностными свойствами (например, самостоятельность).

Изучение индивидуально-стилевых особенностей регуляторики студентов необходимо для решения задач индивидуального подхода при обучении, успешной адаптации студентов к условиям высшей школы.

Проходя различные этапы развития, саморегуляция подростков приобретает характерные черты, которые будут рассмотрены в данном параграфе.

После относительно спокойного младшего школьного возраста, подростковый кажется бурным и сложным. Недаром Стэнли Холл назвал его периодом «бури и натиска».

Развитие на этом этапе действительно идёт быстрыми темпами, особенно многь изменений наблюдается в плане формирования личности. И пожалуй главная особенность подростков – личностная нестабильность. Противоположные черты, стремления, тенденции существуют и борются друг с другом, определяя противоречивость характера и поведения взрослеющего ребёнка. Среди многих личностных особенностей, присущих подростку, особо выделяют формирующееся у него чувство взрослости. Когда говорят, что ребёнок взрослеет, имеют ввиду становление его готовности к жизни в обществе взрослых людей, причём как равноправного участника этой жизни. Конечно, подростку ещё далеко до истинной взрослости и физически, и психологически, он объективно не может включаться во взрослую жизнь, но стремится и претендует на равные со взрослыми права. Новая позиция проявляется в разных сферах, чаще всего во внешнем облике, манерах. Внешний вид подростков часто становится источником постоянных недоразумений и даже конфликтов в семье. Подросток, считая себя уникальной личностью, стремится внешне ни чем не отличаться от сверстников. Желание слиться с группой, ни чем не выделяться, отвечающие потребности безопасности называется социальной мимикрией.

Одновременно с внешними, объективными проявлениями взрослости возникает и чувство взрослости – отношение к себе как к взрослому, представление ощущение себя в какой-то мере взрослым человеком. Это субъективная сторона взрослости считается центральным новообразованием в подростковом возрасте. Чувство взрослости проявляется прежде всего, в желании, чтобы все взрослые, и сверстники относились к нему ни как к маленькому, а как к взрослому. Он претендует на равноправие в отношениях со старшими и идёт на конфликты, отстаивая свою «взрослую» позицию. Чувство взрослости проявляется и в стремлении к самостоятельности, желание оградить какие-то стороны своей жизни от вмешательства родителей. Это касается вопросов внешности, отношений с ровесниками, учёбы.

Чувство взрослости – особая форма самосознания подростков. Становление самосознания и устойчивого образа «Я» - являются следующими важнейшими характеристиками личности подростков. Уровень самосознания и устойчивости образа «Я» тесно связан с развитием психических функций, характерным для психических функций в подростковом возрасте становится участие в личности в каждом отдельном акте. Ребёнок должен был бы говорить «Мне думается», «Мне запоминается» - безлично, а подросток – «Я думаю», «Я запоминаю».

Развитие абстрактно-логического мышления, означает появление не только нового интеллектуального качества, но и новой потребности. У подростков появляется непреодолимое тяготение к абстракции, теоретизирование становится насущной психологической проблемой. Подросток, абстрагируясь от конкретного, рассуждает в чисто словесном плане. На основе общих посылов он строит гипотезы и проверяет их, т. е. рассуждает гипотетико-директивно. Вся история психического развития в подростковом возрасте состоит из перехода функций в верх и образования самостоятельно высших синтезов. В этом смысле психического развития подростков господствует строгая иерархия. Различные функции (внимание, память, восприятие, воля, мышление) не развиваются рядом друг с другом, как пучок веток, поставленных в один сосуд. В процессе развития, все эти функции образуют сложную иерархическую систему, где центральной или ведущей функцией является мышление. Все остальные функции вступают в сложный синтез с этим новым образованием, они интеллектуализируются, перестраиваются на основе мышления в понятия.

Становление личности включает в себя также становление относительно устойчивого образа «Я»; т. е. целостного представления о самом себе. Образ «Я» не просто отражение каких-то объективных данных не зависящих от степени осознанности свойств, а социальная установка, отношение личности к самой себе, включающее три взаимосвязанные компонента. Познавательный – знание себя, представление о своих качествах и свойствах.; эмоциональный - оценка этих качеств и связанное с ней самолюбие, самоуважение и тому подобные чувства и поведенческие – т. е. практическое отношение к себе производное от первых двух компонентов.

Образы «Я», которые создаёт в своём сознании подросток, разнообразны – они отражают всё богатство его жизни. Физическое «Я», т. е. представление о собственной внешности, представление о своём уме, способностях в различных областях, о силе характера и других качествах, соединяясь, образуют большой пласт Я-концепции.

Познание себя, своих различных качеств приводит к формированию когнитивного компонента Я-концепции. С ними связано ещё два – оценочный и поведенческий. Для ребёнка важно не только знать какой он есть на самом деле, но и насколько значимы его индивидуальные особенности. Оценка своих качеств зависит от системы ценностей, сложившихся благодаря влиянию семьи и сверстников.

Подросток ещё не цельная зрелая личность. Помимо реального «Я», Я-концепции включает в себя «Я-идеальное». При высоком уровне притязаний и недостаточном осознании своих возможностей «идеальное Я может сильно отличаться от реального». Тогда переживаемый подростком разрыв между идеальным образом и действительно своим положением приводит к неуверенности в себе, что внешне может выражаться в обидчивости, упрямстве, агрессивности. Когда идеальный образ представляется достижимым, он побуждает самовоспитание. Подростки мечтают не только о том, какими они будет, но и стремятся развить в себе желательные качества.

Самовоспитание становится возможным в этот период благодаря развитию самосознания, самоконтроля, саморегуляции.

У подростков появляется ряд новых признаков самоконтроля. Во-первых, понимание значения самоконтроля, как фактора, способствующего повышению качества их учебной деятельности. Во-вторых, происходит объединение рабочих действий и самоконтроля, которые начинают всё естественнее входить в учебную деятельность, как неотъемлемая составляющая. К концу подросткового возраста самоконтроль превращается в обобщённое и сокращённое умственное действие, а мыслительные операции, необходимые для самоконтроля, начинают выступать в свёрнутой форме.

Выводы по I главе

Под психическим саморегулированием понимается сознательное воздействие человека на присущие ему психические явления (процессы, состояния, свойства), выполняемую им деятельность, собственное поведение с целью поддержания (сохранения) или изменения характера их протекания. Субъектом саморегуляции является сам человек, а в качестве объектов могут выступать присущие ему психические явления, выполняемая им деятельность или собственное поведение.

Проблема психической саморегуляции произвольной активности является одной из наиболее значимых при психологическом исследовании субъектного аспекта человеческого бытия; что при формировании всестороннего целостного представления о процессах саморегуляции в качестве базисного, исходного выступает вопрос об их принципиальном строении, об их структуре как собственно регуляторных информационных процессов; что обобщенная модель функциональной структуры процессов саморегуляции является необходимым концептуальным средством содержательного воплощения идей саморегуляции при решении теоретических и практических задач, связанных с изучением человека как субъекта различных видов и форм его произвольной активности.

Определяя значение нормативной модели психической саморегуляции как концептуального инструмента психологических исследований, следует отметить, что она открывает существенные дополнительные возможности в решении широкого круга многообразных (в том числе традиционных) задач, связанных с общей проблемой исследования человека как субъекта произвольной целенаправленной активности, с развитием, формированием субъектных качеств, с их проявлением в разных сферах жизнедеятельности человека, с анализом основных форм произвольной целенаправленной активности и др.

Таким образом, изучение индивидуально-стилевых особенностей регуляторики студентов необходимо для решения задач индивидуального подхода при обучении, успешной адаптации студентов к условиям высшей школы.

Глава 2 Проблема конфликта в психологической науке

2.1 Понятие конфликта

Конфликт (англ. conflict; от лат. conflictus — столкновение) — широкий термин, активно эксплуатирующийся в психологии, социологии, др. науках, а также философии, конфликтологии и обыденном сознании. В психологии под конфликтом чаще всего понимается актуализированное противоречие, столкновение противоположно направленных интересов, целей, позиций, мнений, взглядов субъектов взаимодействия или оппонентов (от лат. opponentis — возражающий) и даже столкновения самих оппонентов. Сложности точной дефиниции конфликтов связаны не только с различиями дисциплинарных подходов, но и с чрезвычайно широким разнообразием самих конфликтов. Были предприняты попытки выделить ряд обязательных признаков конфликта: 1) биполярность противостоящих тенденций как носитель противоречия; 2) активность, направленная на преодоление противоречия; 3) субъектность (наличие носителей, выразителей конфликта) [21].

Единая и стройная классификации конфликтов, очевидно, будет делом не очень близкого будущего. Имеются многочисленные типологии, которые отражают разнообразие форм конфликтов (и вполне могут комбинироваться).

Самая общая дихотомия вычленяет 2 неравновеликие группы конфликтов: интрасубъектные, или интрапсихические (конфликты с самим собой) и интерсубъектные (в которых конфликт всегда происходит между субъектами — как представителями групп или как отдельными индивидами). Трудно обнаружить область психологии, не соприкасающуюся с проблемами конфликта: интрапсихическими конфликтами в большей степени занимаются общая, возрастная, клиническая психология, психоанализ; интерсубъектными — социальная, возрастная, организационная, психология труда, экстремальная, спортивная и т. д.

В соответствии с др. типологией — по дифференцированному критерию субъекта взаимодействия — выделяют конфликты внутриличностные, конфликты межличностные и конфликты межгрупповые; помимо этого следует выделить конфликт типа «личность—группа».

По временному критерию конфликты подразделяются на кратковременные и затяжные, однако авторы избегают каких бы то ни было указаний на четкие временные параметры данного критерия. По характеру протекания конфликтов бывают острыми и вялотекущими; по форме проявления — явными и латентными.

Ввиду особой распространенности и значимости особо выделяют целый ряд конфликтов по признакам «субъекта и сферы»: семейные, производственные, школьные, этнические, религиозные, генерационные, а также в вооруженных силах — например, конфликты, вызванные т. н. неуставными отношениями [39].

С учетом следствий (для личности, группы и/или ее членов) иногда выделяют деструктивный, конструктивный и стабилизирующий типы конфликтов. Деструктивные конфликт расшатывают и разрушают установившиеся структуры и функции, индивидуальные и групповые нормы, девальвируют ценности, углубляют противоречия проблемной ситуации. Конструктивные конфликты, в которых происходит перестройка, обновление структуры, овладение новыми функциями, установление новых связей, способствуют жизнедеятельности личности или функционированию организации. Стабилизирующие конфликты также приводят к позитивным результатам, однако не за счет инноваций, а путем устранения отклонений и закрепления уже существующего. Последняя типология вызывает слишком много сомнений; возможно, корректнее говорить, что конфликт может выполнять конструктивную, стабилизирующую и деструктивную функции.

Нормативно-оценочный подход к конфликту претерпел существенные изменения: от фокусирования исключительно на негативных сторонах и стремления во чтобы то ни было избегнуть конфликта (зафиксированного в обыденном сознании «худого мира, который лучше доброй ссоры») до слогана «конфликт — это не обязательно плохо». Все большее понимание находят идеи о: 1) неизбежности (а потому естественности как интра-, так и интерсубъектных конфликты) и 2) функциональной значимости конфликтов.

Позитивное влияние конфликта на личность может проявиться в интенсификации самопознания и социального познания; в ослаблении личностной напряженности; развитии мотивационно-потребностной сферы; создании предпосылок для личностного роста и т. д.; на группу — в поляризации и развитии мнений; повышении сплоченности; повышении эффективности группового взаимодействия; ослаблении внутригрупповой напряженности и пр.

Негативное влияние конфликта на личность может проявиться в: повышении личностной напряженности; снижении самооценки, снижении эффективности деятельности (вплоть до деструкции), возникновении острых эмоциональных переживаний, ухудшении психической и социальной адаптации и пр.; на группу — в отрицательной групповой динамике, повышении внутригрупповой напряженности, ухудшении общения, снижении эффективности совместной деятельности. Кроме того, конфликты могут оказывать положительное и отрицательное влияние на межгрупповое взаимодействие. Тем не менее «хороший конфликт» — это вовремя и правильно разрешенный конфликт [57].

Л. Козер определяет социальный конфликт как идеологическое явление, отражающее устремления и чувства социальных групп или индивидов в борьбе за объективные цели: власть, изменение статуса, перераспределение доходов, переоценку ценностей и т. п. По его мнению, ценность конфликтов состоит в том, что они предотвращают окостенение социальной системы, открывают дорогу инновациям. Согласно другому американскому автору К. Боулдингу, конфликт знаменует собой осознанные и созревшие противоречия и столкновения интересов. Р. Дарендорф под конфликтом понимает «все структурно-произведенные отношения

противоположности норм и ожидании, институтов и групп» [21].

Таким образом, для социального конфликта характерны: 1) необходимым условием конфликта является наличие, как минимум, двух противодействующих сторон, причем стороны понимаются предельно широко: ими могут быть индивиды, группы, классы, даже культуры. 2) Конфликт возникает в связи с наличием признака позиционного и признака дефицита источников. В перовом случае речь идет о невозможности одновременного выполнения одной и той же ролевой функции двумя субъектами, что ставит их в отношение состязательности; во втором - о недостаточности каких-либо ценностей, вследствие чего два субъекта одновременно не могут удовлетворить свои притязания в полной мере. 3) Конфликт возникает только в том случае, когда стороны стремятся к получению выгоды за счет друг друга, вследствие чего само конфликтное поведение выглядит как стремление ликвидировать, либо, как минимум, поставить под контроль другую сторону. 4) Конфликтным оказывается такое взаимодействие, при котором действия конфликтующих сторон направлены на достижение несовместимых и взаимоисключающих целей (ценностей), а потому и приводят к столкновению друг с другом. 5) Важнейшим аспектом конфликтных отношений является власть, ибо в конфликте всегда идет речь о попытке достижения, изменения или сохранения господствующей общественной позиции - способности контролировать и направлять поведение другой стороны [39].

2.2 Типология конфликтов

Основными источниками конфликта в обществе являются расслоение общества, разделение его на социальные и национальные группы, слои, классы. Основное противоречие между производительными силами и производственными отношениями «задает» противоречия, проявляющиеся: 1) в борьбе между социальными слоями, группами, классами;

2) в противостоянии между поколениями (в семьях, организациях);

3) в борьбе между этническими группами в обществе;

4) в противоречащей друг другу деятельности различных религиозных общин;

5) в борьбе носителей различных традиционных ценностей с вновь возникающими обычаями и т. д.

Для описания того или иного конфликта, необходимо знать:

1) характеристики конфликтующих сторон (их ценности и мотивации, их устремления и цели, их интеллектуальные, психологические и социальные ресурсы для ведения или разрешения конфликта; их представления о конфликте, включая концепцию стратегии и тактики и т. д.);

2) предысторию взаимодействий конфликтующих сторон (отношения друг к другу, взаимные стереотипы и ожидания, включая их представления об отношении к себе противоположной стороны, и главное, степень полярности их взглядов по системе «хорошо-плохо» и «заслуживает доверия - не заслуживает доверия»);

3) природу того, что привело к конфликту (его границы, жесткость, мотивационную ценность, определение, периодичность и т. п.);

4) социальную среду, в которой возник конфликт (различные инструменты, учреждения и ограничители; уровень поощрения или сдерживания в зависимости от выбранной стратегии и тактики ведения или разрешения конфликта, включая природу социальных норм и институциональных форм для регулирования конфликта);

5) заинтересованные стороны (их отношения к конфликтующим сторонам и друг к другу, их заинтересованность в тех или иных результатах конфликта, их характеристики);

6) применяемые конфликтующими сторонами стратегию и тактику (оценивание и/или изменение преимуществ, недостатков и субъективных возможностей и попытки одной из сторон оказать влияние на представление другой стороны о преимуществах или недостатках первой посредством тактики, которая может варьироваться по таким измерениям как легитимность - нелегитимность, по соотношению использования позитивных или негативных стимулов, таких как обещания и поощрения или угроза наказания, свобода выбора - принуждения, уровень доверия, типы мотивов и т. д.).

7) результаты конфликта для его участников и заинтересованных сторон (выгоды или потери, связанные с непосредственным предметом конфликта, внутренние изменения у конфликтующих сторон, связанные с их участием в конфликте, досрочные перспективы взаимоотношений между участниками конфликта, репутация участников в ходе конфликта у различных заинтересованных сторон). Согласно общей теории конфликтов К. Боулдинга, общественные конфликты в соответствии с уровнем организованности сторон делятся на три большие группы: конфликты на уровне индивидуумов, групп и организаций [39].

Классификацией трех организационных уровней обусловлена следующая типология: конфликты между индивидуумами; пограничные конфликты между изолированными в пространстве группами; экологические конфликты между пересекающимися в пространстве группами; конфликты между гомогенными организациями (например, государствами); конфликты между гетерогенными организациями (например, между государством и церковью); конфликты между индивидуумом и группой (например, в семье); конфликты между индивидуумом и организацией (например, между гражданином и государством); конфликты между группой и организацией.

В общей теории конфликтов А. Раппопорта выделяются три главных типа и одновременно три уровня конфликтов: война, игра и спор [52].

Война: бескомпромиссная борьба до победоносного конца и применение любых, в том числе и насильственных, средств. Игра: разрешение конфликта на основе действий по заранее определенным правилам; результат - получение выигравшим существенных, но не жизненно важных, преимуществ. Спор: используются только мирные средства; цель - достижение согласия с другой стороной.

Конфликты различаются между собой: по легальности существования (открытые и латентные); по направленности развития (субъекты - цели); по скорости, по типам (когнитивные и мотивационные); по «механизму» их разрешения; по сложности и важности.

Когнитивными называются конфликты, отражающие противоположные или противоречивые точки зрения на события, факты. Они протекают в форме дискуссий, споров, диспутов, полемики на страницах газет и журналов и т. д. Если по отношению к одной из сторон конфликта не применяются методы насилия, если дискуссии ведется цивилизованно, то обычно не возникает опасности перехода этого типа конфликтов в мотивационные, в основе которых лежат столкновения коренных интересов сторон.

В зависимости от интенсивности, уровня антагонизма отношения между конфликтующими сторонами могут быть двух типов: а) радикально-конфликтными, если какой-либо общий интерес отсутствует; б) частично-конфликтными, когда, несмотря на столкновения, стороны имеют какой-либо общий интерес.

Интересную типологию конфликтов предложил профессор Йельского университета Р. Даль. По его мнению, конфликты подразделяются на: биполярные (двусторонние) и мультиполярные (многосторонние) - в зависимости от числа противостоящих участников конфликта; кумулятивные и перекрещивающиеся - в зависимости от сходства и различия состава участников конфликта; конфликты, ведущие к поляризации и сегментации - в зависимости от степени или уровня антагонизма участников. Под поляризацией понимается глубокий раскол общества на две противоположные группы, противоречие между которыми мирными средствами неразрешимо, а сегментация - это дробление общества на ряд слоев и групп с различными интересами и ценностями, конфликтующими между собой, но при этом стабильность общества гарантирована системой взаимных уступок, переговоров, консультаций[21].

В зависимости от формы проявления условий и времени протекания выделяются различные типы конфликтов:

1. по длительности:

- кратковременные (от нескольких минут до нескольких часов);

- длительные (от нескольких часов до нескольких суток);

- затяжные (бессрочные, для которых не находятся конструктивного решения);

2. по проявлению:

- скрытые (видимых проявлений конфликта недостаточно для того, чтобы судить о его наличии и особенностях);

- частично скрытые (видимые проявления конфликта не позволяют адекватно судить о его причинах, глубине, действиях участников);

-открытые (все проявления конфликта не скрываются участниками, а иногда даже принимают демонстративный характер);

3. по организации:

- преднамеренные (специально задуманные и осуществленные по заранее намеченному плану);

- нечаянные (возникшие случайно, без предварительных намерений по воле обстоятельств, ситуаций);

- спровоцированные (возникшие в результате провоцирующих слов или поступков, вынуждающих обстоятельств);

- инициативные (один из участников или одна из сторон выступает в роли инициатора, начиная со слов или действий, вызывающих конфликт).

В соответствии с рассмотренной типологией конфликтов любая конфликтная ситуация может быть отнесена по соответствующему основанию (по субъектам, причинам, длительности протекания, организации, проявления и т. д.) к тому или иному типу. Сравнение различных типов при анализе конкретной ситуации дает возможность более правильной ее оценки и анализа и, соответственно, принятия оптимальных вариантов по разрешению конфликтов.

Субъектами социальных конфликтов выступают: личности, группы, классы, этнические общности, социальные организации и институты, политические союзы, государства, международные объединения. Соответственно различаются типы конфликтов: межличностные, внутригрупповые и межгрупповые, межклассовые и внутриклассовые, этнические (или национальные), внутренние конфликты организаций и институтов, конфликты, возникающие между государствами, т. е. международные.

Противостоящие субъекты живут и борются в различных подсистемах общественных отношений и деятельности. Отсюда вытекает классификация конфликтов по критерию сфер жизнедеятельности общества: экономические, социальные, политические, правовые, идеологические, нравственные, религиозные, научные, управленческие. Их носителями могут быть любые из перечисленных субъектов. Они объединяются в рамках теории среднего уровня. Экономический конфликт - это конфликт прежде всего по поводу присвоения, распоряжения и использования средств производства, а также организации и управления производством материальных благ и их распределением. Социальный конфликт - по поводу средств жизнеобеспечения, реального доступа к различным благам и ресурсам. Одной из разновидностей социального конфликта является этнический конфликт, связанный с защитой прав и интересов национальных групп. Политический конфликт - обобщающий по отношению к другим общественным конфликтам; он возникает по поводу власти, ее приобретения, защиты и использования в интересах определенных социальных групп или большинства общества. Правовой конфликт формируется в системе правовых отношений и по поводу юридических норм и правосознания. Управленческий конфликт присущ управленческим отношениям, рождается на различных этапах разработки, принятия и реализации управленческих решений...

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности саморегуляции подростков с различными типами реагирования в конфликтных ситуациях". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 556

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>