Дипломная работа на тему "Коррекция и развития свойств внимания у детей младшего школьного возраста"

ГлавнаяПсихология → Коррекция и развития свойств внимания у детей младшего школьного возраста




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Коррекция и развития свойств внимания у детей младшего школьного возраста":


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

Коррекция и развитие свойств внимания в младшем школьном возрасте

Тольятти 2009

Введение

В настоящее время перед школой стоит задача обучения младших школьников, развития их психических процессов, особую актуальность приобретает проблема умственного воспитания детей младшего школьного возраста. Один из центральных вопросов умственного воспитания – вопрос о развитии внимания.

Дети, начинающие обучаться в школе, чаще всего страдают от рассеянности или неразвитости своего внимания.

Одной из важнейших проблем в младшем школьном возрасте является развитие произвольного внимания. Но, к сожалению, в наше время встречаются такие случаи, что даже у учащихся второго класса до сих пор преобладает непроизвольное внимание, то есть дети привыкли заниматься тем, что им интересно и наиболее привлекательно для них. Хотя произвольное внимание должно быть сформировано еще в старшем дошкольном возрасте. Произвольное внимание и его свойства являются необходимыми факторами в образовательном процессе. От степени его развития зависит также развитие и формирование других когнитивных процессов, таких как память, мышление и различные интеллектуальные способности. Внимание всегда есть сосредоточенность, на чем-либо. В выделении одного объекта из массы других проявляется так называемая избирательность внимания: интерес к одному есть одновременное невнимание к другому. Внимание само по себе не является особым познавательным процессом. оно присуще любому познавательному процессу (восприятию, мышлению, памяти) и выступает как способность к организации этого процесса.

Развивать и совершенствовать внимание столь же важно, как и учить письму, счету, чтению. Внимание выражается в точном выполнении связанных с ним действий. Образы, получаемые при внимательном восприятии, отличаются ясностью и отчетливостью. При наличии внимания мыслительные процессы протекают быстрее и правильнее, движения выполняются более аккуратно и четко.

Восприятие, понимание и усвоение школьниками изучения на уроке учебного материала зависит от многих условий, среди которых особое значении имеет внимание. Как бы ни был прекрасно оснащен урок наглядными пособиями, как бы ни был он хорош по своему содержанию, учитель не достигнет соей цели – усвоения школьниками учебного материала, – если он не сможет обеспечить устойчивого внимания учащихся.

Воспитание внимания неразрывно связано с формированием личности школьника, с его отношением к предметному миру и людям, с формированием таких свойств, как организованность, дисциплинированность, выдержка и самообладание.

Одной из основных проблем в развитии произвольного внимания является трудность ребенка в адаптации к новой ведущей деятельности – учебной. У многих детей младшего школьного возраста преобладает игровая деятельность. Существенно-значимое влияние оказывает на развитие произвольного внимания у младшего школьника построение учителем учебного процесса на уроке. Разработка проблем детской психологии, и в частности развития внимания, осуществлялась отечественными учеными в русле основных направлений психологической науки. Глубокая теоретическая разработка коренных вопросов психологии и педагогики обусловила успехи в развитии детской психологии, в том числе в исследовании познавательных процессов детей.

Дидактическая игра является одним из инновационных методов обучения и развития детей младшего школьного возраста.

В результате исследований выдающихся отечественных психологов (Л. С. Выготского, С. Л. Рубинштейна, А. Н. Леонтьева, Д. Б. Эльконина, П. Я. Гальперина.) были раскрыты особенности внимания младших школьников.

Наиболее эффективным инструментом развития внимания в младшем школьном возрасте является дидактическая игра. Дидактическая игра интересует ребенка, намного больше, чем скучное задание на уроке, игра привлекает интерес ребенка и тем самым становится толчком к развитию внимания.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Высококлассное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Волгограде и в других городах России.

Объектом нашего исследования выступает внимание детей младшего школьного возраста.

Предметом является развитие внимания младших школьников средствами дидактической игры.

В исследовании выдвигается следующая гипотеза – Если при проведении работы с детьми, по развитию внимания использовать дидактическую игру, это позволит обеспечить более эффективную работу с детьми, улучшит их внимание, и тем самым повысит обучаемость. А так же облегчит им процесс адаптации, процесс вхождения детей в учебную деятельность.

Цель данной работы: Рассмотреть особенности развитие внимания у детей младшего школьного возраста. Для реализации цели и подтверждения гипотезы исследования необходимо решить следующие задачи:

выявить особенности развития внимания младших школьников; определить условия формирования внимания;

показать эффективность влияния дидактической игры на развитие внимания.

В исследовании использовались следующие методы:

Наблюдение;

Беседа;

анализ теоретической, научной литературы по теме; экспериментальное изучение вопроса.

Корреляционный анализ.

Формирующий эксперимент в виде коррекционно-развивающей работы.

1. Основные свойства внимания и их проявление в младшем школьном возрасте

1.1 Научные взгляды на изучение внимания и его развитие

Внимание – очень важный психический процесс, который является условием успешного осуществления любой деятельности детей как внешней, так и внутренней, а его продуктом – ее качественное выполнение. [10. с. 250]

Проблемой изучения внимания в течение многих десятков лет занимались и занимаются известные зарубежные психологи и педагоги: Э. Титченер, Дж. Миль, И. Гербарт, Т. Рибо.

Среди отечественных ученых: С. Л. Рубинштейн, Н. Ф. Добрынин, Л. С. Выготский, П. Я. Гальперин, Л. Н. Леонтьев, Р. С. Немов, Г. А. Урунтаева, Н. Н. Ланге, Ю. В. Гиппенрейтер и многие другие.

Т. Рибо считал, что внимание независимо от того является оно ослабленным или усиленным, всегда связано с эмоциями и вызывается ими, т. е. между эмоциями и произвольным вниманием он усматривал особенно тесную зависимость. [32. с. 75]

В своих трудах отечественный психолог Н. Ф. Добрынин подчеркивает, что внимание – есть особый вид психической деятельности, выражающейся в выборе и поддержании тех или иных процессов этой деятельности. [11. с. 125]

По мнению С. Л. Рубинштейна, внимание – это избирательная направленность на тот или иной объект и сосредоточенность на нем, углубленность в направленную на объект познавательную деятельность. [31. с. 524]

Л. С. Выготский и Л. Н. Леонтьев указывали на существенное значение речи для внимания, т. к. при посредстве слова происходит указание предмета, на котором надо сосредоточиться.

Л. С. Выготский пытался проследить историю развития внимания. Он писал, что история внимания есть история развития организованности его поведения, что ключ к генетическому пониманию внимания следует искать не внутри, а вне личности ребенка. [5. с. 147]

П. Я. Гальперин определяет внимание как идеальное, свернутое и автоматизированное действие контроля, учение о внимании как функции контроля – составная часть теории поэтапного формирования умственных действий. [7. с. 110]

Н. Н. Ланге выделил следующие основные подходы к изучению внимания.

1. Внимание как результат двигательного приспособления. Приверженцы этого подхода исходят из того, что раз мы можем произвольно переносить внимание с одного предмета на другой, то внимание не возможно без мускульных движений. Именно движения приспосабливают органы чувств к условиям наилучшего восприятия.

2. Внимание как результат ограниченности объема сознания. Не объясняя, что они понимают под объемом сознания и какова его величина.

Внимание – это направленность на объект и сосредоточенность на нем так, что он становится отчетливым и выпуклым в поле сознания. Направленность отражает привлечение внимания, сосредоточенность – его поддержание, а результат свидетельствует о том, что внимание – обязательное условие результативности любой деятельности, будь то восприятие реальных предметов и явлений, выработка двигательного навыка или операции с числами, словами, образами, совершаемые в уме.

Внимание представляет собой психологический феномен в отношении, которого до настоящего времени среди психологов нет единого мнения. С одной стороны, в психологической литературе рассматривается вопрос о существовании внимания как самостоятельного психического явления. Некоторые авторы утверждают, что внимание не может рассматриваться как самостоятельное явление, поскольку оно в той или иной мере присутствует в любом другом психическом процессе. Другие наоборот, отстаивают самостоятельность внимания как психического процесса.

С другой стороны существуют разногласия в том, к какому классу психических явлений следует отнести внимание. Одни считают, что внимание – это познавательный психический процесс. Другие связывают внимание с волей и деятельностью человека, основываясь на том, что любая деятельность, в том числе и познавательная, невозможна без внимания, а само внимание требует проявления определенных волевых усилий.

Мы имеем множество определений внимания, ставшее более или менее устойчивыми и общепризнанными. Тем не менее, их разноречивость чрезвычайно велика. Так, один из крупнейших представителей крупнейшей психологии Вильгельм Вундт определяет внимание как «фиксационную точку зрения», как наиболее ясное поле нашего сознания. [Вундт, c. 178–179]. Эта ясность достигается путем перехода содержания из зоны перцепции, т. е. смутного, неотчетливого восприятия, в зону апперцепции, т. е. ясного и отчетливого сознания. Как видим, здесь подчеркивается лишь субъективный характер нашего переживания, его ясность и отчетливость, чего, конечно, недостаточно. С другой стороны, Вундт понимает апперцепцию как проявление особой «психической активности». Причинность, по мнению Вундта, в психологии совсем не похожа на причинную зависимость физических явлений. Закон эквивалентности причины и следствия, закон сохранения энергии, по мнению Вундта, не имеют никакого отношения к психической деятельности. В последней мы имеем процесс творческого синтеза, развитие из одной раз начавшейся мысли все большего и большего числа мыслей без всякого равенства с предыдущим. Он пишет: «Творческий синтез создает духовные ценности, физические энергии суть процессы природы, измеримые величиною механической работы. Оба принципа принадлежат к абсолютно различным областям воззрения на вещи». [Вундт, 1880–1881].

Другой представитель эмпирической психологии более позднего периода, а именно американский психолог Э. Титченер, в противоположность Вундту, определяет внимание как свойство ощущения, как «сенсорную ясность». Эта сенсорная ясность, т. е. выступление того или другого ощущения с большей или меньшей силой, по мнению Титченера, есть одно из основных свойств ощущения, подобно таким свойствам, как качество, интенсивность и длительность. Он пишет: «Ясность – это качество, которое дает ощущению его особенное положение в сознании: более ясное ощущение господствует над другими, держится самостоятельно и выделяется среди них: менее ясное ощущение подчинено другим ощущениям и сливается с фоном сознания». [Э. Б. Титченер, 1914]

Титченер считает, что ясность ощущения обусловливается нервным предрасположением, тогда как качество ощущения обусловливается нервной дифференциацией. Хотя определение Титченера и является на первый взгляд прямой противоположностью вундовской теории, но в них есть общие черты. Титченер подчеркивает биологический характер внимания, он как будто отрицает активность личности вместо особого принципа апперцепции, введенного Вундтом, он пишет о ясности как о простом свойстве ощущения. Но это свойство выражает ведь преобладание ощущения в сознании, т. е. не внешнее, а внутреннее его качество, зависящее от субъекта, от «предрасположения» его нервной системы. Подчеркивание нервного момента в ясности, т. е. во внимании, является, конечно, ценным. Но объяснения этому «предположению» Титченер не дает. Он скорее описывает, чем объясняет явление. К тому же личность и ее активность как бы совсем исчезают. Поэтому описание Титченера имеет в значительной степени механический характер.

Также якобы биологический характер носит определение внимания у известного психолога Эббингауза. Он считает внимание выбором или отбором, получающимся в результате поддержки нервного возбуждения и торможения всех остальных. [Эббингауз, кн. 4, гл. 1,1911].

Такое объяснение могло бы быть принято, если бы были выяснены причины, отчего происходит поддержка этих возбуждений и торможение других.

Другой представитель, так называемой «эмпирической психологии» Георг Мюллер считал недостаточным понимание внимания как свободного протекания возбуждений и торможения всех прочих возбуждений. Он полагал, что раздражение идет обратно к периферии, к органу чувств, чем это периферическое раздражение поддерживается и усиливается. Таким образом, внимание является как бы «сенсорной поддержкой» ощущения. Внимание понимается Мюллером, следовательно, как какой-то добавочный механизм. Трудно пока утверждать что-нибудь вполне определенное об этой гипотезе. Но если даже мы имеем какое-то добавление или усилие к начальному ощущению, все же не оно составляет сущность внимания. Ведь это «сенсорное добавление» будет поддерживать уже отобранные впечатления, и, следовательно, вопрос снова, как и у Эббингауза, сводится к процессу отбора или выбора впечатлений.

Если мы обратимся к нашим советским психологам, то и здесь мы найдем самое разнообразное понимание и самую различную трактовку понятия внимания. Возьмем хотя бы для начала определение П. П. Блонского в его «Психологических очерках».

Подчеркнув, что выражение внимания и страха почти одинаково, что «внимание и страх – два слова, обозначающие один и тот же моторный симптомокомплекс», только страх более интенсивно выражен, что «страх, с этой точки зрения, есть максимальное выраженное внимание»; отметив затем все же, что страх есть эмоция, чувство, а во внимании элемент чувства отходит на задний план, П. П. Блонский определяет далее снимание, как «преобладание симпатических рефлексов над ваготоническими», как «максимальное бодрствование».

«Внимание есть преимущественно кортикальное явление». Из этого противоречия он пытается выйти путем признания того, что «внимание, вероятно, есть по своему существу в развитом виде – кортикальный процесс». Однако и это мало спасает данное определение, так как даже активное внимание Блонский понимает чрезвычайно биологически и механически. Так, по его мнению, «когда мы говорим об активном внимании, мы, собственно говоря, имеем в виду определяемость установки органов чувств мыслью» [Блонский, 1927, С 25].

Совсем другое определение внимания дает К. Н. Корнилов.

Он считает, что «объективно это обычно выражается в необходимом приспособлении тела для наилучшего восприятия объекта». Однако этим внимание не ограничивается, субъективно оно сводится, прежде всего, к выделению данного объекта из ряда других или, как называют иногда некоторые из психологов, к ограничению поля сознания и затем к интенсивному сосредоточению мыслей на данном объекте, для того же процесса. Нам кажется, что выбор выражается и в установке как проявления этого выбора, а вовсе не является только «субъективной стороной» внимания. Но и само понимание выбора, а с ним вместе и всего процесса внимания нам кажется недостаточным. К. Н. Корнилов пишет: «Вот эта-то психическая функция, которая заключается в выделении и сосредоточении нашего сознания на одном или нескольких объектах внешнего мира или наших представлениях, и называется вниманием». Выбором и сосредоточением нашего сознания на одном или нескольких объектах внешнего сознания на наших восприятиях, как нам кажется, наше внимание не ограничивается. Мы склонны считать, что внимание есть направленность всей нашей деятельности, а не только процесса восприятия. Определение К. Н. Корнилова представляется нам слишком статичным, неподвижным. Выбор объекта и остановка на нем понимается им как особый процесс, отдельный от всей прочей деятельности.

Понимание внимания как неподвижного статического выбора противоречит самому обычному употреблению этого слова. Поэтому вместо выбора мы склонны говорить о направленности нашей деятельности на данный отрезок времени, выбор, выражающийся в самой этой деятельности. Таким образом, внимание, по нашему мнению, не есть только выбор объекта нашего восприятия, а выбор всей нашей деятельности, но отнюдь не исчерпывает ее. С этой точки зрения внимание не является «субъективной» стороной «установки», как это можно понять из описания К. Н. Корнилова. Внимание именно и есть направленность и сосредоточение нашей психической деятельности. Поскольку же наше сознание никогда не бывает неподвижным, содержание нашей направленности все время несколько изменяется. Но эти изменения не должны быть столь большими, чтобы изменить общее русло протекания всей деятельности. Тогда мы говорим об устойчивом внимании. Когда же изменяется вся направленность, тогда мы говорим об изменении внимания.

Представим себе школьника, выполняющего домашнее задание по математике. Он целиком углублен в решение задачи, сосредоточен на ней, обдумывает ее условия, переходит от одного вычисления к другому. Характеризуя каждый из этих эпизодов, мы можем сказать, что он обращает внимание на те предметы, которые он выделяет из других. Во всех этих случаях можно говорить о том, что его психическая деятельность на что-то направлена или на чем-то сосредоточена. Эту направленность и сосредоточенность психической деятельности на чем-либо определенном Рогов называет вниманием. [18. с. 210]

В свою очередь под направленностью психической деятельности следует подразумевать ее избирательный характер, т. е. выделение из окружения значимых для субъекта конкретных предметов, явлений или выбор определенного рода психической деятельности. В понятие направленности включается также и сохранение деятельности на определенный промежуток времени. Недостаточно только выбрать ту или иную деятельность, чтобы быть внимательным, – надо удержать этот выбор, сохранить его.

Другой характеристикой внимания является сосредоточенность. набольшая или наименьшая углубленность в деятельность. Очевидно, что чем сложнее задача, тем большей должна быть интенсивность и напряженность внимания, т. е. требуется большая углубленность. С другой стороны сосредоточенность связана с отвлечением от всего постороннего.

Направленность и сосредоточенность тесно связаны между собой. Одно не может существовать без другого. Когда человек направляет на что-либо свое внимание, то одновременно с этим он сосредотачивается на этом. И наоборот, когда человек сосредотачивается на чем-либо, то он направляет на это свою психическую деятельность. Но, несмотря на тесную связь между ними, эти понятия не являются тождественными. Направленность связана с переходом от одного занятия к другому, а сосредоточение – с углубленностью в занятие. [18. с. 207]

Внимание обеспечивает четкость и ясность сознания, осознание смысла психической деятельности в тот или иной момент времени. Маклаков А. Г. указывал на то, что внимание, как и любой психический процесс, связано с определенными физиологическими явлениями. В целом физиологическую основу выделения отдельных раздражителей и течения процессов в определенном направлении составляет возбуждение одних нервных центров и торможение других. Воздействующий на человека раздражитель вызывает активизацию мозга. Активизация мозга осуществляется, прежде всего, ретикулярной формацией. Раздражение восходящей части ретикулярной формации вызывает появление быстрых электрических колебаний в коре головного мозга, повышает подвижность нервных процессов, снижает пороги чувствительности.

Среди «пусковых» механизмов ретикулярной формации следует отметить ориентировочный рефлекс. Он представляет собой врожденную реакцию организма на всякое изменение окружающей среда у людей и животных. Однако внимание не может быть объяснено лишь одним ориентировочным рефлексом. Физиологические механизмы внимания более сложны. В психологической литературе обычно рассматривают две основные группы механизмов, осуществляющих фильтрацию раздражителей: периферические и центральные.

К периферическим механизмам можно отнести настройку органов чувств. Прислушиваясь к слабому звуку, человек поворачивает голову в сторону звука, и одновременно соответствующая мышца натягивает барабанную перепонку, повышая ее чувствительность. При очень сильном звуке натяжение барабанной перепонки ослабевает, что ухудшает передачу колебаний во внутреннее ухо. Остановка или задержка дыхания в момент наивысшего внимания также способствует обострению слуха. [18. с. 208]

Среди современных отечественных психологов оригинальную трактовку внимания предложил П. Я. Гальперин. Основные положения его концепции можно свести к следующим понятиям:

– внимание является одним из моментов ориентировочно-исследовательской деятельности и представляет собой психологическое действие, направленное на содержание образа, мысли, другого феномена, имеющегося в данный момент в психике человека;

– по своей функции внимание представляет контроль над этим содержанием. В каждом действии человека есть ориентировочная, исполнительская и контрольная части. Эта и последняя и представлена вниманием как таковым;

– в отличие от действий, направленных на производство определенного продукта, деятельность контроля, или внимание, не имеет отдельного, особого результата;

– с точки зрения внимания как деятельности психического контроля все конкретные акты внимания – и произвольного и непроизвольного – являются результатом формирования новых умственных действий. [Гальперин П. Я.С. 167–174]

Вполне очевидно, что указанные теории опираются на реальные факты, однако, абсолютизируя выделенные феномены, они игнорируют все остальные проявления. Правильно понять феномен внимания можно лишь в совокупности всех его свойств. В настоящее время, общепринято следующее определение.

Внимание – это направленность и сосредоточенность сознания на каком-либо реальном или идеальном объекте, предполагающие повышение уровня сенсорной, интеллектуальной или двигательной активности индивида.

По мнению Д. Е. Бродбента, внимание – это фильтр, отбирающий информацию именно на вдохах, т. е. на периферии. Он установил, что если человеку подавали разную информацию одновременно в оба уха, но согласно инструкции, он должен был ее воспринимать лишь левым, то подававшаяся при этом в правое ухо информация полностью игнорировалась. В дальнейшем было установлено, что периферические механизмы отбирают информацию по физическим характеристикам. У. Нейсер назвал эти механизмы предвниманием, связывая их с относительно грубой обработкой информации (выделение фигуры из фона, слежение за внезапными изменениями во внешнем поле).

Центральные механизмы внимания связаны с возбуждением одних нервных центров и торможением других. Именно на этом уровне происходит выделение внешних воздействий, что связано с силой вызванного или нервного возбуждения. В свою очередь, сила нервного возбуждения зависит от силы внешнего раздражения. Более сильное возбуждение подавляет возникающее одновременно с ним слабое возбуждение и определяет течение психической деятельности в соответствующем направлении. Однако возможно слияние двух или нескольких одновременно воздействующих раздражителей, усиливающих друг друга. Этот вид взаимодействия раздражителей также является одной из основ выделения внешних воздействий и течения процессов в определенном направлении. [7. с. 96]

Говоря о физиологических основах внимания, нельзя не сказать еще о двух очень важных явлениях: об иррадиации нервных процессов и доминанте. Закон индукции нервных процессов, установленный Ч. Шеррингтоном и широко использованный И. П. Павловым, в определенной степени объясняет динамику физиологических процессов, обеспечивающих внимание. Согласно этому закону возбуждение, возникающее в одной области коры головного мозга, вызывает торможение в других ее областях (так называемая одновременная индукция) или сменяется торможением в данном участке мозга (последовательная индукция).

Согласно принципу доминанта, выдвинутому А. А. Ухтомским в мозге всегда имеется временно господствующий очаг возбуждения, обуславливающий работу нервных центров в данный момент и придающий тем самым поведению человека определенную направленность. Благодаря особенностям доминанты происходит суммирование и накапливание импульсов, поступающих в нервную систему, с одновременным подавлениям активности других центров, за счет чего возбуждение еще больше усиливается. Благодаря этим свойствам доминанта является устойчивым очагом возбуждения, что, в свою очередь, позволяет объяснить нервный механизм поддержания интенсивности внимания. [Ухтомский, с. 135]

Виды внимания

Смотря по тому, какой характер имеет господствующее впечатление, можно различать чувственное и интеллектуальное внимание, далее непосредственное и посредственное внимание. При чувственном внимании в центре сознания находится какое-нибудь чувственное впечатление, например цвет, запах, звук и т. п., в интеллектуальном – какое-нибудь отвлеченное представление или мысль.

При непосредственном внимании роль впечатления в сознании определяется его особенностями, например, силой впечатления (громкий звук, яркий блеск); посредственным же вниманием называют те случаи, когда господствующая роль зависит не оттого, что в нем содержится, но то того смысла или значения, которое оно для нас имеет: тихо, шепотом произнесенное слово может по своему смыслу поразить нас, сделать совсем нечувствительными к посторонним, хотя и громким звукам.

Это внимание тесно связано с так называемой апперцепцией. Первоначальными формами внимания надо считать внимание чувственное и непосредственное, интеллектуальное же и посредственное развиваются позднее, то же, конечно было и в общей теории эволюции человечества. Умственное развитие в значительной степени состоит именно во все большем развитии этих последних форм внимания.

При интеллектуальном внимании перцепция само собой должна существовать как объект мысли, ибо в этом случае объектом служит простая идея, воспроизведенное представление или концепт. Следовательно, доказав существование преперцепции при чувственном внимании, мы докажем, что она налицо во всех извне и какой элемент восприятия проникает в наше сознание извне и какой изнутри, но если мы найдем, что приготовление к напряжению внимания всегда состоит отчасти из творческого пополнения данного объекта психическими продуктами воображения, то этим уже будет доказано то, что требуется.

Появление образа в уме и есть внимание: преперцепция (предварение восприятия) есть половина перцепции (восприятия) искомого объекта.

Именно по этой причине у людей открыты глаза лишь на те стороны в воспринимаемых впечатлениях, которые они ранее приучились различать. Любой из нас может заметить известное явление после того, как на него нам было кем-нибудь указано, но то же явление без помощи постороннего указания не сумеет открыть и один человек на десять тысяч.

В общем, мы обыкновенно видим лишь те объекты, которые были указаны нам другими под известным ярлыком, а ярлык этот запечатлелся в нашем уме. Потеряв накопленный нами запас, мы почувствовали бы себя в окружающем мире лишенными всякой умственной опоры. [Джемс, 1905].

Рефлективное внимание.

Рефлективным вниманием мы называем все те движения, служащие для лучшего восприятия раздражений, которые возникают как рефлексы от ощущения этих раздражений. Акт внимания состоит здесь, следовательно, только из некоторого ощущения, рефлективного движения, приспособляющего орган внешнего чувства к наилучшему восприятию этого ощущения, и из нового усиленного ощущения, являющегося прямым и непосредственным следствием адаптации. Никакой эмоциональной окраски эта форма внимания не имеет; равным образом, она происходит помимо всякого волевого решения, так сказать, механически. В области зрения сюда принадлежат: рефлекс аккомодации хрусталика к ближайшим расстояниям, далее рефлексы зрачка, особенно же рефлекторное сведение осей зрения и пассивное направление взгляда, а также движения головы, перемещающие глаза. Хотя не все эти движения в равной степени прирожденны, но иные являются только в течение первого времени жизни, и хотя одни из них в большей степени, а другие – в меньшей способны стать волевыми. Но для нас важно здесь лишь то, что эти движения, во всяком случае, первоначально рефлективные и вместе с тем улучшают условия зрительных восприятий, т. е. суть акты рефлективного внимания, как мы его определили выше.

Рефлекторный поворот головы к источнику звука есть, по всей вероятности, рефлекс полукружных каналов уха. Согласно исследованиям Прейер, Арнгейма и Шеффера полукружные каналы имеют функцию (не восприятие пассивных движений, но) определение направленного звука, а с другой стороны, раздражение этих каналов, как известно, вызывает поворот обусловлен субъективными слуховыми ощущениями, возникающими при таком раздражении полукружных каналов.

Внимание инстинктивное

Инстинктивное движение отличается от рефлексов главным образом тем, что между ощущением и движением вставляется особое психическое состояние, которое мы называем инстинктивными эмоциями или влечениями. Физиология и психология этих состояний мало изучено и представляют лишь ряд более или менее правдоподобных гипотез. Но как бы ни было, несомненно, что эти своеобразные инстинктивные эмоции порождают ряд весьма сложных действий или движений, целесообразных как для индивидуума, так для сохранения рода, исполняемых без предварительного обучения и без сознания о цели и являющихся унаследованными навыками. Сюда принадлежит огромное число человеческих действий, определяемых инстинктами подражательности, борьбы, воинственности, страха, игры, общительности, стыдливости, любви и целого ряда других.

Среди прочих инстинктов важное место занимает инстинкт внимания. Этим именем мы называем те приспособления к наилучшему восприятию, которые вызываются инстинктивными эмоциями любопытства и удивления. Здесь, как и в других инстинктах, некоторое впечатление возбуждает своеобразную эмоцию, а эмоция имеет следствием ряд целесообразных приспособлений (в данном случае к наилучшему познанию), причем это приспособление совершается без сознания о цели. Насколько глубок этот инстинкт внимания, видно как из распространенности, так и из результатов. Относительно последних, достаточно заметить, что этот инстинкт лежит в основе всякой любознательности, всякой науки; удивлением началась философия, говорит Аристотель. Относительно распространенности укажем, во-первых, что как замечает Прейер, изумление (и инстинктивный страх) есть, одна из первичных эмоций младенца проявляется (в широко раскрытых неподвижных глазах и раскрытом рте при новых впечатлениях) уже на пятом месяце.

Что касается, во-вторых, животных, то Роменс относит начало удивления (как и инстинкт страха) к первоначальнейшим эмоциям и именно находит его уже у моллюсков, более же развитую форму – начиная с насекомых и пауков; в стремлении рыб (и насекомых) к свету он видит тот же инстинкт; любопытство птиц общеизвестно, а относительно обезьян Дарвин подтверждает наблюдение Брема, что обезьяны хотя и боятся ужей, но их любопытство так велико, что они не могут удержаться от искушения приподнимать крышку ящика, где находятся ужи. Таким образом, было проведено учение Дарвина о внимании у животных.

Далее, к числу внешних же знаков инстинктивного внимания должно отнести неподвижность животного, пораженного изумлением, и тот моментальный паралич, который охватывает часть его уменьшения в других или, может быть, следствия прямого угнетения их деятельности. Эти внешние признаки инстинктивного внимания имеют, однако, значение и в смысле улучшения условий восприятия: неподвижность помогает лучше уловить каждую перемену в объекте, возбудившем удивление, а открытый рот облегчает дыхание, становящееся весьма бурным и глубоким (в связи с усиленным движением сердца), когда существо поражено изумлением, и, таким образом, допускает лучшее прислушивание. Сюда же должно отнести весьма характерный знак инстинктивного внимания, именно задержанное дыхание; французы метко называют человека, неспособного к продолжительному вниманию, неспособным к делу, требующему длинного дыхания; эта остановка в дыхании имеет, вероятно, целью облегчить прислушивание.

До сих пор шла речь о внешних приспособлениях инстинктивного внимания. Теперь необходимо сказать и о внутренних приспособлениях, так сказать, внутреннего или собственно психического характера, имеющих очевидно, не меньшее, если не большее значение. Как в основе других инстинктов, так и в основе инстинктивного внимания лежит некоторое своеобразное влечение, и именно влечение любопытства. Такое удовлетворение может доставить только познание любопытного предмета. В предыдущем мы уже видели целый ряд инстинктивных движений, имеющих целью доставить животному это, удовлетворяющее его влечение знание. Но влечение любопытства может быть удовлетворено и иначе, именно тем, что странный или изумительный предмет будет признан за уже знакомый, прежний. В искании удовлетворения и состоит психическая сторона инстинктивного внимания.

В этом отношении инстинкт любопытства побуждает нас искать объяснения странного предмета Х, т. е. искать в нашем предыдущем опыте представлений ему подобных, ассимилировавшись с которыми он перестанет быть странным и явится знакомым. Совершенно очевидно, что если удивление возбуждается новизной, то ассимиляция этого нового со старым может служить достаточным удовлетворением этому инстинктивному влечению.

Итак, процесс психического приспособления в инстинктивном внимании имеет началом эмоцию удивления, возбуждаемую новым или странным явлением, концом же – объяснение этой странности через известный уже опыт, ассимиляцию нового представления старыми. Это процесс открытия старого в новом, нахождение между ними сходства, т. е. тот же процесс объяснения, который составляет психологическую природу научного открытия и исследования. Каким образом происходит здесь связь между новым ощущением и прежними идеями, каким образом эти последствия инкорпорируют и ассимилируют первое – это есть один из вопросов общей теории ассоциации психических состояний, и мы не будем входить в его изложение, тем более, что все эти вопросы будут рассмотрены нами в другом месте. Гораздо необходимее было бы здесь уяснить, каким образом эмоция удивления может способствовать ускоренному течению представлений, из которых одно, наконец, объяснит данное странное ощущение. Но, к сожалению, физиология и психология эмоций еще составляют столь мало обработанную тему, что точного ответа на поставленный вопрос мы дать не можем. Для нас ясен только результат этого процесса, именно, что указанная эмоция способствует ускоренной смене разнообразных догадок. Т. е. идей, имеющих с данным странным восприятием некоторую связь, что, далее, все догадки, не разъясняющие непонятного восприятия, моментально оставляются, ибо удивление оказывается сохранившимся, и что этот подбор под давлением неприятного беспокойства продолжаются, пока разгадка не будет найдена.

Первичное внимание, представляет известную стадию развития, именно самую раннюю стадию развития внимания. Поэтому его недостаточно рассмотреть только со стороны определяющих физиологических факторов; необходимо рассмотреть ее также с биологической точки зрения. Всякая нервная будет сильно возбуждаться интенсивными возбудителями. Возбудители этого рода имеют особенное биологическое значение: ведь новое, внезапное и двигающееся, вероятно, являются источниками опасности, и живое существо, которое не обращало бы на них внимания, скоро должно было бы погибнуть.

Но есть много случаев, когда впечатление не только не привлекает и не удерживает нашего внимания, а наоборот, кажется, что мы удерживаем свое внимание на впечатление своим собственным усилием. Геометрическая задача не производит на нас такого сильного впечатления, как удар грома. Удар грома овладевает нашим сознанием совершенно независимо от нас. Задача же предъявляет к нам только частичное требование наряду с другими переживаниями, но мы сами должны удерживать свое внимание. При многих психологических экспериментах, которые мы описали, предмет внимание – темное органическое ощущение, незначительная качественная разница – есть нечто такое, что не только не привлекает внимания, но даже кажется, в высшей степени склонным ускользнуть от него. Внимание к таким предметам называется обыкновенно активным или произвольным вниманием; оно является вторичным.

Вторичное внимание есть неизбежный результат сложности нервного организма. Возьмем воображаемый случай: животное снабжено двумя органами чувств – глазом и ухом. Положим, далее, что это животное подвергается раздражению со стороны двух различных возбудителей в один и тот же момент: раздражению яркого света спереди и громкого звука сбоку. Оно не в силах пренебрегать ни одним из них. Поэтому оно обратит внимание сначала на тот возбудитель, который обладает большей способностью привлекать к себе; но как только оно ясно восприняло этот возбудитель, оно тотчас же обрати внимание на другой. Таким образом, свет и звук будут чередоваться в фокусе сознания, получится быстрая смена первичных вниманий.

Активное и пассивное внимание

Активным вниманием называются случаи внимания посредственного, т. е. апперцептивного, в котором значение и роль впечатления зависят от того смысла, который мя сами в него влагаем. Но лучше называть активным вниманием лишь те случаи, в которых внимание обусловлено особым чувством нашего усилия, пассивным же – когда это усилие не наблюдается. Активное внимание всегда действует непродолжительно, усилие производит моментальное усиление для нас данного впечатления, но этот результат очень быстро исчезает, и требуется за тем новый акт усилия. О том, в чем состоит, в сущности, это усилие и почему и как оно может изменять значение или силу для нас впечатления, разные психологические теории судят разно.

Так называемая двигательная теория активного внимания (Рибо, Ланге) находит здесь особое движения организма, которыми мы (и животные) целесообразно приспособляемся для наилучшего восприятия, например, движение глаз («смотреть»), движения поворота головы для наилучшего слушания, особые неподвижные позы всего тела и задержание дыхания, позволяющие лучше уловить слабое впечатление или искомую мысль, и т. д. Эти выразительные «жесты внимания», представляющие инстинктивные движения, целесообразно приспособлены для улучшения условий восприятия, чувствуются же эти движения нами в совокупности как ощущения мускульного усилия.

У большинства животных и у маленьких детей не наблюдается иной формы внимания. Это – природный дар, весьма неравномерно распределенный между индивидуумами. Но каково бы ни было внимание, будь оно слабо или сильно, оно всегда вызывается аффективным состоянием; это общее правило, не допускающее исключений.

Как человек, так и животное непроизвольно обращают свое внимание только на то, что его касается, что интересует его, что вызывает в нем состояние приятное, неприятное или смешанное. Так как удовольствие и огорчение служат только признаками, того, что известные стремления наши удовлетворены или, напротив, встречают противодействие, так как стремления наши глубоко лежат в нас самих и выражают сущность нашей личности, наш характер непроизвольного внимания коренится в глубоких тайниках нашего существа. Направление непроизвольного внимания данного лица обличает его характер или, по меньшей мере, его стремления. Основываясь на этом признаке, мы можем вывести заключение относительно данного лица, что это человек легкомысленный, банальный, ограниченный, чистосердечный или глубокий.

На первый взгляд кажется удивительным, каким образом такая очевидная, бросающаяся в глаза истина – что непроизвольное внимание без предшествовавшего ему аффективного состояния было бы следствием без причины – не сделалась до сих пор общим местом в психологии. Но дело в том, что большинство психологов брались только за изучение высших форм внимания, т. е. начали с конца. Необходимо, наоборот, остановиться на форме первоначальной, без нее непонятно: исследователю не на что опереться и он остается без руководящей нити в своей работе.

Предположим, что существует человек или животное, неспособное ощущать удовольствие или неприятность; такой человек или животное окажется неспособным и к вниманию. Для него будет существовать только состояние большего или меньшего напряжения, что представляет нечто совершенно другое. Напряженность представляет собой только составную часть, иногда самую незначительную.

Составные элементы внимания как состояния физического сводятся к трем группам: явление сосудодвигательные, явления дыхательные и явления двигательные, служащие для внешнего выражения. Все эти явления обнаруживают сосредоточенное состояние организма, концентрацию работы

1.  Внимание, направленное на совокупность известных мыслей, ведет за собой ускорение кровообращения в нервном субстрате этих мыслей. Это и происходит на самом деле, когда какая-нибудь мысль сильно овладеет умом человека: мысль эта поддерживает в мозгу усиленное кровообращение и не дает ни сна, ни покоя. Отметим еще замечаемую после продолжительного внимания красноту (иногда бледность) лица.

2.  Дыхательные изменения, сопровождающие внимание, приближаются к явлениям двигательным в тесном смысле и входят частью в ощущение усилия. Дыхательный ритм изменяется; он замедляется и иногда подвергается временной приостановке.

3.  Телодвижения, которые, как говорится обыкновенно, выражают собой явления капитальной важности.

Состояние неожиданности или изумления есть усиленное непроизвольное внимание.

Декарт в своей работе дал следующее определение: «Изумление есть внезапно наступившее состояние души, заставляющее ее рассматривать со вниманием предметы, которые кажутся ей редкими и обыкновенными. Таким образом, оно вызвано, во-первых, уже существующим в мозгу впечатлением, представляющий предмет редким и, следовательно, достойным тщательного изучения, затем движением душевных сил, которые под влиянием этого впечатления тяготеют с большей силой к той части мозга, где оно локализуется, чтобы сохранить и укрепить его в ней. Так же это впечатление способствует передачи указанных душевных движений мускулам, служащим для удержания органов чувств в неизменном положении, для того, чтобы впечатление поддерживалось и укреплялось в этих органах, если оно образовалось при их участии».

Непроизвольное внимание является наиболее простым видом внимания. Его часто называют пассивным, или вынужденным, так, как оно возникает и поддерживается независимо от сознания человека. Деятельность захватывает человека сама по себе, в силу своей увлекательности занимательности или неожиданности. При возникновении непроизвольного внимания мы имеем дело с целым комплексом причин. В этот комплекс входят различные физические, психофизиологические и психические причины. Они взаимосвязаны друг с другом, условно их разделяют на следующие четыре категории.

Первая группа причин связана с характером внешнего раздражителя. Сюда включают, прежде всего, силу или интенсивность раздражителя, длительность раздражителя, его величина и форма, его новизна, необычность. К первой группе причин относятся характеристики воздействующего на человека раздражителя.

Вторая группа причин, вызывающих непроизвольное внимание, связана с соответствием внешних раздражителей внутреннему состоянию человека, и, прежде всего, имеющимся у него потребностям. Так сытый и голодный человек будут по-разному реагировать на разговор о пище. Человек, испытывающий чувство голода, невольно обратит внимание на разговор, в котором идет речь о еде. Со стороны физиологии действие этих причин находит свое объяснение в предложенном П. А. Ухтомским принципе доминанты.

Третья группа причин связана с общей направленностью личности. То, что нас интересует больше всего и что составляет сферу наших интересов, в том числе и профессиональных, как правило, обращает на себя внимание, даже если мы столкнулись с ним случайно.

В качестве четвертой самостоятельной группы причин, вызывающих непроизвольное внимание, следует назвать те чувства, которые вызывает у нас воздействующий раздражитель. То, что интересно нам, что вызывает у нас определенную эмоциональную реакцию, является важнейшей причиной непроизвольного внимания. Например, читая интересную книгу, мы полностью сосредоточены на восприятии ее содержания и не обращаем внимания на то, что происходит вокруг нас. Такое внимание по праву может быть названо преимущественно эмоциональным. [18. с. 210]

Этот вид внимания «возникает без всяких усилий человека в результате непосредственного воздействия раздражителей, которые создают в коре полушарий участок с оптимальным возбуждением» [Гоноболин, с. 17].

Это яркий свет, громкий звук, острая боль, сильный запах. Важную роль при этом игра не столько абсолютная, сколько относительная сила раздражительная сила раздражителя [Рендакова, Новокошнова, с. 191].

Непроизвольное внимание у них в большей степени зависит от впечатляемости материала, его наглядности и конкретности, степени воздействия на эмоциональную сферу. Хотя у младшего школьника наиболее развито непроизвольное внимание, однако, первые годы учения – главный период формирования произвольного волевого внимания. «Этот вид внимания является продуктом воспитания, совместной деятельности взрослых и детей. Наиболее наглядно сказывается эта зависимость развития произвольного внимания от воспитания воли и мышления в школьном возрасте» [Ананьев, с. 12].

В отличие от непроизвольного внимания главной особенностью произвольного внимания Ковалев А. Г. считает то, что оно управляется сознательной целью. Этот вид внимания тесно связан с волей человека и был выработан в результате трудовых усилий, поэтому его называют еще волевым, активным, преднамеренным. Основной функцией произвольного внимания является активное регулирование протекания психических процессов. Произвольное внимание качественно отличается от непроизвольного внимания. Но они тесно связаны друг с другом, поскольку произвольное внимание возникло из непроизвольного внимания. Произвольное внимание также связано с чувствами, интересами, прежним опытом человека. Однако влияние этих моментов при произвольном внимании не непосредственное, а косвенное. Оно опосредуется сознательно поставленными целями, поэтому в данном случае интересы выступают как интересы цели, интересы результата деятельности. [3. с. 164]

Существует еще один вид внимания, который, подобно произвольному, носит целенаправленный характер и первоначально требует волевых усилий, но затем человек «входит» в работу: интересным и значимым становятся содержание и процесс деятельности, а не только ее результат. Такое внимание было названо Н. Ф. Добрыниным послепроизвольным. В отличие от подлинно непроизвольного внимания послепроизвольное внимание остается связанным с сознательными целями и поддерживается сознательными интересами. В то же время в отличие от произвольного внимания здесь нет или почти нет волевых усилий. [30. с. 166]

Свойства внимания

На основе теоретического анализа психолого-педагогической литературы можно сделать вывод, что внимание человека обладает пятью основными свойствами: устойчивостью (длительностью привлечения внимания одному и тому же объекту), концентрированностью (удерживанием внимания на одном объекте), переключаемостью (переводом с одного объекта на другой), распределением (способностью человека удерживать в центре внимания определенное число разнородных объектов, одновременно выполнять две или более различные деятельности) и объемом (изменчивой величиной, зависящей от того, насколько связано между собой то содержание, на котором сосредоточено внимание). [Немов, кн. 1, с. 204].

Внимание обладает рядом свойств, которые характеризуют его как самостоятельный психический процесс. Маклаков А. Г. выделил свойства внимания: устойчивость, концентрация, распределение, переключение, отвлекаемость и объем внимания, а также дал характеристику этим свойствам.

Устойчивость внимания

Заключается в способности определенное время сосредотачиваться на одном и том же объекте. Это свойство внимания может определяться периферическими и центральными факторами. Если бы внимание при всех условиях было неустойчивым, более или менее эффективная умственная работа была бы невозможна. Включение умственной деятельности, раскрывающей в предмете новые стороны и связи, изменяет закономерности этого процесса и создает условия для устойчивости внимания.

Устойчивость внимания зависит от целого ряда и других условий. К их числу относятся степень трудности материала и знакомства с ним, его понятность, отношение к нему со стороны субъекта, а также индивидуальные особенности личности. [30. с. 169]

Устойчивость внимания определяется длительностью, в течение которой сохраняется концентрация внимания, т. е. его временной экстенсивностью. Экспериментальное исследование показало, что внимание первично подвержено периодическим непроизвольным колебаниям. Периоды колебания по данным ряда прежних исследований, в частности Н. Ланге, равны обычно 2–3 секунды, доходя максимум до 12 секунд. К колебаниям внимания относились, во-первых, колебания сенсорной ясности. Так, часы, которые держат на одном и том же расстоянии от испытуемого, кажутся ему, если он их не видит, то приближающимися, то удаляющимися в силу того, что он то более, то менее явственно слышит их биение.

Эти и подобные им случаи колебания сенсорной ясности, очевидно, непосредственно связаны с утомлением и адаптация.

Среди последних существенна, прежде всего, способность посредством сознательного волевого усилия длительно поддерживать свое внимание на определенном уровне, даже если то содержание, на которое оно направлено, не представляет непосредственного интереса, и сохранение его в центре внимания сопряжено с определенными трудностями.

Устойчивость внимания не означает его неподвижности, она не исключает его переключаемости. Переключаемость внимания заключается в способности быстро выключиться из одних установок и включаться на новые, соответствующие изменившимся условиям. Способность к переключению означает гибкость внимания – весьма важное и часто очень нужное качество.

Следующее свойство внимания – концентрация внимания. Под концентрацией внимания подразумевается степень или интенсивность сосредоточенности внимания. Концепция выражается в том, что внимание поглощено одним объектом. Показателем интенсивности является «помехоустойчивость», невозможность отвлечь внимание от предмета деятельности посторонними раздражителями. [30. с. 168]

Концентрированность внимания означает, что имеет фокус, в котором собрана психическая и ли сознательная деятельность.

Наряду с этим пониманием концентрации внимания под концентрированным вниманием понимается внимание интенсивной сосредоточенности на одном или небольшом числе объектов. Концентрированность внимания в таком случае определяется единством двух признаков – интенсивности и узости внимания.

Объединение в понятии концентрации интенсивности и узости внимания исходит из той предпосылки, что интенсивность внимания и его объем обратно пропорциональны друг другу. Эта предпосылка, в общем, правильна, лишь тогда, когда поле внимание состоит из элементов, друг с другом не связанных. Но когда в него включаются смысловые связи, объединяющие различные элементы между собой, расширение поля внимания дополнительным содержанием может не только не снизить концентрированности, но иногда даже повысить ее. Мы потому определяем концентрацию внимания только интенсивностью сосредоточения и не включаем в нее узости внимания.

Распределение внимания

Под распределением внимания понимают способность человека выполнять несколько видов деятельности одновременно. Именно эта способность позволяет совершать сразу несколько действий, сохраняя их в поле внимания. Примером могут служить два исторические личности, такие как Наполеон и Юлий Цезарь, которые могли делать семь несвязанных между собой дел. Однако, как показывает жизненная позиция, человек способен выполнить только один вид

сознательной психической деятельности, а субъективное ощущение одновременности выполнения нескольких обязано быстрому последовательному

переключению с одной стороны на другую. Еще В. Вундтом было показано, что человек не может сосредоточиваться на двух одновременно предъявляемых раздражителях. Однако иногда человек действительно способен выполнять одновременно два вида деятельности. На самом деле, в таких случаях один из видов выполняемой деятельности, должен быть полностью автоматизирован, и не требовать внимания. Если же это условие не соблюдается, совмещение деятельности невозможно. [Рогов, с. 168]

Переключаемость

Это намеренный перенос внимания с одного объекта на другой. В целом переключаемость внимания означает способность быстро ориентироваться в сложной изменяющейся ситуации. Легкость переключения внимания неодинаковы у разных людей и зависит от целого ряда условий (прежде всего от соотношения между предшествующей и последующей деятельностью и отношения субъекта и каждой из них). Чем интереснее деятельность, тем легче на ней переключиться. Переключаемость внимания принадлежит к числу хорошо тренируемых качеств. [Рогов, с. 170]

Переключаемость, как и устойчивость, и объем, и как внимание в целом, не являются какой-то самодовлеющей функцией. Она – сторона сложной и многообразно обусловленной сознательной деятельности в отличие от рассеяния или блуждания ни на чем не концентрированного внимания и от внимания неустойчивого, попросту неспособного длительно удержаться на одном объекте. Переключаемость означает сознательное и осмысленное перемещение с одного объекта на другой. В таком случае, очевидно, что переключаемость внимания в сколько-нибудь сложной и быстро изменяющейся ситуации означает способность быстро ориентироваться в ситуации и определить или учесть изменяющуюся значимость различных в нее включающихся элементов.

Легкость переключения у разных людей различна: одни – с легкой переключаемостью – легко и быстро переходят от одной работы к другой; у других «вхождение» в новую работу является трудной операцией, требующей более или менее длительного времени и значительных усилий. Легкая или затруднительная переключаемость зависит от целого ряда условий. К числу их относятся соотношение между содержанием предшествующей и последующей деятельности и отношение субъекта к каждой из них; чем интереснее предшествующая и менее интересна последующая деятельность, тем очевидно, труднее переключение; и оно тем легче, чем выраженное обратное соотношение между ними. Известную роль в быстроте переключения играют и индивидуальные особенности субъекта, в частности его темперамент.

Переключаемость внимания принадлежит к числу свойств, допускающих значительное развитие, развитие в результате упражнения. Рассеянность в житейском смысле слова является по преимуществу плохой переключаемостью. Рассеянность в обычном смысле слова обусловлена двумя различными механизмами – сильной отвлекаемостью и слабой переключаемостью.

Объём

Под объемом внимания понимается количество объектов, которые мы можем охватить с достаточной ясностью одновременно. Важной и определяющей особенностью объема внимания является то, что он практически не меняется при обучении и тренировке.

Объем внимания является изменчивой величиной, зависящей от того, насколько связано между собой содержание, на котором сосредотачивается внимание, и от умения осмыслено связывать и структурировать материал. Последнее обстоятельство необходимо учитывать в педагогической практике, систематизируя предъявляемый материал таким образом, чтобы не перегружать объем внимания учащихся.

Исследование объема внимания обычно производится путем анализа числа одновременно предъявляемых элементов (чисел, букв и т. д.), которые могут быть с ясностью восприняты субъектом. Для этих целей используется прибор – тахитоскоп, позволяющий предъявить определенное число раздражителей так быстро, чтобы испытуемый не мог перевести глаза с одного объекта на другой. Это позволяет измерить число объектов, доступных для одновременного опознания. Тахитоскоп состоит из окошечка, отделенного от рассматриваемого объекта падающим экраном, прорезь которого может произвольно изменяться так, что рассматриваемый объект появляется в ней на очень короткий промежуток времени (10 до 50–100 мс). Число ясно воспринимаемых предметов и является показателем объема внимания. Если предъявляется показателем объема внимания. Если предъявляемые объекты достаточно просты и разбросаны по демонстрируемому полю в беспорядке, объем внимания колеблется от 5 до 7 одновременно ясно воспринимаемых объектов.

Вообще-то объем внимания – величина индивидуально изменяющаяся, но классическим показателем объема внимания у людей считается равный 5±2 объекта. [Рогов, с. 200]

1.2 Проблема развития внимания

В процессе исследования внимания выяснилось, что существуют некие проблемы в этой сфере и в развитии и в научном его описании.

Вот, например П. Я. Гальперин высказал такую точку зрения. С тех пор, как психология стала отдельной областью знания, психологи самых разных направлений единодушно отрицают внимание как самостоятельную форму психической деятельности. Правда, по разным основаниям. Одни потому, что вообще отрицают деятельность субъекта, и все формы психической деятельности сводят к разным проявлениям того или иного общего механизма – ассоциаций, образований структур. Другие потому, что отождествляют внимание с разными психическими функциями или с какой-нибудь их стороной; и не было такой функции, сочетания или такого психического явления – от «направленности» до «изменения организации» психической деятельности, то «темного» кинестетического ощущения и двигательной установок до осознания в целом, – с которым не отождествляли бы внимание. В настоящее время за рубежом, да и у нас начали отождествлять внимание с уровнем «бодрствования» или «активации». Но это лишь:

1) подтверждает неудовлетворенность прежними попытками свести внимание к другим психическим явлениям,

2) в то же время представляет собой попытку свести его на этот раз к новым, психологически почти не раскрытым сторонам психической деятельности,

3) и вместе с тем означает невольное признание своего неумения расшифровать внимание в его собственном содержании.

Насколько «уровень бодрствования» и степень активации сегодня известны, они соответствуют тому, что прежде называли «сознанием» и его разными степенями ясности. Отождествление внимания с ними представляет собой не что иное, как возвращение к давнему сведению внимания к «сознанию», так сказать, «на современном уровне».

Поэтому к этим новым попыткам сведения внимания к чему-то, что уже не есть внимание, полностью относятся вопросы: что мы выигрываем в понимании этих процессов оттого, что назовем внимание активацию или бодрствованием или, наоборот, активацию или бодрствование – вниманием? Если бы мы знали, что такое внимание или бодрствование и активация, как содержательные процессы или состояния, тогда подобные «сведения» означали бы разъяснения еще неизвестного уже известным. А пока нам это не известно, подобные сведения означают лишь наличие некоего внешнего сходства между ними и ничего более; такое сходство можно найти между любыми «психическими явлениями», и это не дает ключа к содержательному пониманию ни одного из них.

Когда внимание отрицают вместе с другими психическими процессами, это не затрагивает его в частности. Когда же внимание отождествляют с другими явлениями и процессами, то в этом уже проступают реальные трудности проблемы внимания – невозможность выделить его как самостоятельную форму психической деятельности. Анализ этих трудностей приводит к заключению, что в основе самых разных взглядов на природу внимания лежат два кардинальных факта:

1.  внимание нигде не выступает как самостоятельный процесс. И по внешнему наблюдению оно открывается как направленность, настроенность и сосредоточенность любой психической деятельности, следовательно, только как сторона или свойство этой деятельности.

2.  внимание не имеет своего отдельного, специфического продукта. Его результатом является улучшение всякой деятельности, к которой оно присоединяется. Между тем именно наличие характерного продукта служит главным доказательством наличия соответствующей функции (даже там, где процесс совсем или почти совсем неизвестен). У внимания такого продукта нет, и это более всего говорит против оценки внимания как отдельной формы психической деятельности.

Указанные факты сохраняют полное значение, и отрицание внимания как отдельной формы психической деятельности предоставляется и неизбежным и оправданным.

Исследования «умственных действий» позволяют подойти к этому вопросу с несколько иной стороны. В результате этих исследований было установлено, что формирование умственных действий, в конце концов, приводит к образованию мысли, мысль же представляет собой двойное образование: мыслимое предметное действие, обращенное на это содержание. Анализ показал, что вторая часть этой диады есть не что иное, как внимание, и что это внутреннее внимание формируется из контроля над предметным содержанием действия. Это значит не то, что каждая мысль есть внимание или что внимание есть мысль, а только следующее. В каждом человеческом действии есть ориентировочная, исполнительная и контрольная части. Когда действие становится умственным и далее меняется так, что ориентировочная часть превращается в «понимание», исполнительная – в автоматическое ассоциативное происхождение объективного содержания действия в поле сознания, а контроль – в акт обращения «я» на это содержание, то собственная активность субъекта, внутреннее внимание, сознание как акт сливаются в одно переживание; при самонаблюдении оно представляется чем-то простым и далее неразложимым.

Понимание психики как ориентировочной деятельности означает подход к ней не со стороны «явления сознания», а со стороны ее объективной роли в поведении. В отличие от всякой другой психическая ориентировка предполагает образ – среды действия и самого действия, – образ, на основе которого и происходит управление действием.

Управление действием на основе образа требует сопоставления задания с его исполнением. Следовательно, контроль составляет необходимую и существенную часть такого управления. Формы контроля могут быть различны, степень их развития – тоже; но без контроля над течением действия управление им – эта основная задача ориентировочной деятельности – оказалось бы невозможным. В той или иной форме, с разной степенью обособления и развития контроль составляет неотъемлемый элемент психики как ориентировочной деятельности. Но в отличии от других действий, которые производят какой-нибудь продукт, деятельность контроля не имеет отдельного контроля не имеет отдельного продукта. Она направлена на то, что хотя бы частично уже существует, происходит, создано другими процессами; чтобы контролировать, нужно иметь, что контролировать. Допустим, что внимание представляет собой как раз такую форму контроля – ведь это даже непосредственно в чем-то близко подходит к его обычному пониманию, – и сразу отпадает самое тяжелое из всех возражений против внимания как самостоятельной формы психической деятельности: отсутствие отдельного характерного продукта.

Знание тех изменений, которые наступают при формировании умственных действий, устраняет второе возражение: невозможность указать на содержание процесса внимания.

Стихийно сложившаяся деятельность контроля, становясь умственной и сокращенной, с ес

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Коррекция и развития свойств внимания у детей младшего школьного возраста". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 984

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>