Дипломная работа на тему "Гендерные особенности взаимоотношений родителей и детей младшего школьного возраста со старшими и младшими сиблингами"

ГлавнаяПсихология → Гендерные особенности взаимоотношений родителей и детей младшего школьного возраста со старшими и младшими сиблингами




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Гендерные особенности взаимоотношений родителей и детей младшего школьного возраста со старшими и младшими сиблингами":


ТЕМА

гендерные Особенности взаимоотношений родителей и детей младшего школьного возраста со старшими и младшими сиблингами
Введение

Становление ребенка как личности начинается в семье, выступающей первым и определяющим внешним условием в жизни ребенка. Это те близкие люди, которые осуществляют не только уход за ребенком, но и «вводят в культуру». В семье ребенок впервые начинает взаимодействовать с окружающей его действительностью, строить свое отношение к ней.

Первые люди, с которыми общается ребенок — родители. Но для становления личности необходимо общение не только с взрослыми, но и со сверстниками, детьми, которые старше или младше ребенка. В семье, где есть сиблинги, взаимодействие между ними способствует развитию личности каждого ребенка. Начиная с поиска новых форм поведения у первенца, что может служить стимулом, толчком в развитии его личности и заканчивая механизмом идентификации младшего ребенка как с родителем, так и со старшим сибсом, который подчас превосходит по своему авторитету и родителей.

Наличие сиблингов в семье, их гендерные и возрастные особенности, являются особым фактором психического развития ребенка. Восприятие и интерпретация семейной ситуации с позиции сиблинга, позволяет в свою очередь понять, почему ребенок поступает так или иначе. Таким образом, необходимо выяснить, как он видит семью и интерпретирует происходящее.

Одним из основных направлений исследований формирования детских отношений данной проблематики в зарубежной психологии является изучение особенностей развития ребенка в зависимости от порядка его рождения в семье. Основу такого подхода заложили З. Фрейд и А. Адлер., отметив, что позиция ребенка среди его сестер и братьев имеет особое значение для всей его дальнейшей жизни, детерминируя установки, сопутствующие стилю жизни.

Большинство современных исследований в области детских отношений преимущественно ограничены изучением факторов, определяющих их специфику. К числу последних относятся: материнское отношение к детям, определяющее взаимоотношения между сиблингами; влияние старших сиблингов на формирование социальных умений у младших; влияние пола сиблинга на формирование идентичности; уход за младшим, как условие, способствующее формированию социального поведения и чувства ответственности старшего сиблинга.

Вместе с тем, несмотря на теоретическую и практическую значимость полученных результатов, проблема отношения сиблингов в научной литературе представлена фрагментарно, и остается до конца не изученной.

В частности, мало исследованным остается изучение гендерных особенностей детских и детско-родительских отношений, представление о сиблинге с разной ролевой позиции, в целом специфика детских отношений в семье, как разновидности межличностного взаимодействия.

В данной работе мы попытались объединить данные аспекты, с целью изучения гендерных особенностей взаимоотношений родителей и детей младшего школьного возраста к старшим и младшим сиблингам.


Глава 1. Роль семьи в формировании развития ребенка

1.1.  Семья как персональная микросреда развития ребенка

Семья — важнейший из феноменов, сопровождающий человека в течение всей его жизни. Значимость ее влияния на личность, ее сложность, многогранность и проблемность, обуславливают большое количество различных подходов к изучению семьи, а также определений, встречающихся в научной литературе.

Семья – ячейка общества, важнейшая форма организации личного быта, основанная на супружеском союзе и родственных связях, т. е. отношениях между мужем и женой, родителями и детьми, братьями и сестрами и другими родственниками, живущими вместе и ведущими общее хозяйство.

Важнейшими характеристиками семьи являются ее функции, структура и динамика.

Любая семья создается с целью удовлетворения каких-то значимых для ее членов потребностей, которые по мере развития семейных отношений дополняются общесемейными, групповыми и общественными. «Отражение системы взаимодействия личности и семьи, семьи и общества, тех сфер жизнедеятельности, которые связаны с удовлетворением определенных потребностей ее членов, называется функцией семьи».

Функции семьи задаются потребностями, субъектами которых выступают общество, группа (семья) и личность. Функции семьи реализуются в процессе выполнения ролей членами семьи и поэтому они являются важнейшими признаками семьи.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по необходимой вам теме. Профессиональное выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Саратове и в других городах России.

Семья органически связана с обществом, и поэтому ряд функций непосредственно вытекает из требований самого общества. С другой стороны, семья — это сфера межличностных отношений, где действуют свои законы и свои функции. В этой связи можно выделить функции общества по отношению к семье, семьи по отношению к обществу, семьи по отношению к личности и личности по отношению к семье. Исходя из этого, функции семьи можно рассматривать как социальные (по отношению к обществу) и индивидуальные (по отношению к личности). Функции семьи тесно связаны с потребностями общества в институте семьи и с потребностями личности в принадлежности к семейной группе. Таким образом, функции семьи глубоко историчны и тесно связаны с социально-экономическими условиями жизнедеятельности общества и с течением времени характер семейных функций, их иерархия меняется.

Разные авторы, перечисляя функции семьи, называют их по-разному, однако выделяемая ими совокупность функций довольно схожа. Выделим основные функции семьи.

Хозяйственно-бытовая функция – удовлетворение материальных потребностей членов семьи, содействует сохранению их здоровья.

Эмоциональная функция – удовлетворение ее членами потребностей в симпатии, уважении, признании, эмоциональной поддержке, психологической защите.

Функция духовного (культурного) общения – удовлетворение потребностей в совместном проведении досуга; взаимное духовное обогащение; значительная роль в духовном развитии членов общества.

Воспитательная функция – это удовлетворение индивидуальных потребностей в отцовстве и материнстве, контактах с детьми, их воспитании, самореализации в детях.

Также семья осуществляет регулирование сексуально-эротического поведение членов семьи, обеспечивая биологическое воспроизводство общества [26].

Помимо основных функций, семья имеет свою структуру, а именно совокупность отношений между ее членами, которая включает: структуру родства; структуру власти и лидерства; структуру ролей; структуру коммуникаций. При анализе структуры семьи мы можем ответить на вопрос, каким образом реализуется функция семьи: кто в семье осуществляет руководство и кто - исполнение, как распределены между членами семьи права и обязанности [27].

Как функции, так и структура, а также вероятность различного рода их нарушений значительно изменяются на различных этапах жизнедеятельности семьи или жизненного цикла. Это категория, которая характеризует динамику изменений семьи от ее формирования до прекращения действия как таковой.

Существуют различные системы выделения основных этапов жизненного цикла. Но основными из них являются следующие: 1) вступление в брак – образование семьи; 2) начало деторождения – рождение первого ребенка; 3) окончание деторождения – рождение последнего ребенка; 4) «пустое гнездо» – вступление в брак и выделение из семьи последнего ребенка; 5) прекращение существования семьи – смерть одного из супругов. На каждом этапе семья обладает специфическими социальными и экономическими характеристиками [26].

Семья для всех ее членов является определенным жизненным пространством, в котором протекает большая часть жизни каждого из них. Это не просто маленькая группа людей, но такая социальная среда, в которой каждый стремится удовлетворить свои потребности, реализовать, развивать себя и в то же время находиться в теснейшей связи со всеми членами семьи, то есть включает в себя: партнерские, детско-родительские и детские отношения [22].

В современной психологии является общепризнанным положение о значении социальной среды и общении ребенка со взрослыми и сверстниками для психического развития и формирования личности [19]. Однако существует несколько интерпретаций на вопрос о механизмах влияния социальной среды в развитии ребенка, с учетом теоретической модели развития, принимаемой в различных школах и направлениях: бихевиоральной психологии, теории социального научения, эпигенетическом подходе, психологии операционального развития интеллекта, культурно-историческом подходе.

Введение Л. С. Выготским в учение о структуре и динамике психологического возраста понятия социальной ситуации развития, являющейся важнейшей характеристикой возраста, раскрывающей отношения ребенка и его социального окружения. По мнению Л. С. Выготского, это главный компонент структуры возраста, который характеризует своеобразие, специфическое для данного возраста, исключительное, единственное и неповторимое отношение между ребенком и окружающей его действительностью, прежде всего социальной [8].

Социальная ситуация развития представляет собой исходный момент для всех динамических изменений, происходящих в развитии в течение данного периода. Она определяет целиком и полностью те формы и тот путь, следуя по которому, ребенок приобретает новые и новые свойства личности, черпая их из социальной действительности как из основного источника развития, тот путь, по которому социальное становится индивидуальным [8]. Поэтому, по мнению Л. С. Выготского, характеристику любого возраста следует начинать с выяснения социальной ситуации развития, которая в первую очередь включает семейную ситуацию, формирующую личность ребенка.

Освоение ребенком по мере возрастного развития новых социальных форм общения и взаимодействия, включение его во все новые социальные институты воспитания и образования усложняет структуру социальной ситуации развития и делает особенно актуальной задачу изучения возрастной специфики влияния этих социальных контекстов на формирование личности ребенка, и, в частности, ядерного образования Я-концепции - самооценки. Выявление детерминирующего значения каждого из социальных контекстов планов общения и сотрудничества с родителями, братьями и сестрами, сверстниками, друзьями и педагогами, позволит прогнозировать и предупреждать возможные искажения в развитии ребенка благодаря использованию развивающего потенциала этих социальных контекстов.

Некоторые авторы (Э. Эриксон, А. Фром) полагают, что природа возникновения внутренних конфликтов лежит в особенностях переживаний ребенком стадий созревания своего «Я». Так, неспособность выработать навыки самостоятельности и инициативности на второй и третьей стадиях развития «Я» приводит к страху независимости и самостоятельности.

И очень важно, сумел ли ребенок в соответствующий момент своего личностного развития правильно реализовать свои психологические потребности — в любви, доверии, самостоятельности, в предприимчивости и признании и какую роль в данный период играли родители.

Итак, первая стадия: доверие-недоверие — охватывает первый год жизни ребенка. В этот период развивается параметр социального взаимодействия, положительный полюс которого доверие, а отрицательный недоверие.

Что поможет ребенку доверять родителям? Основой является ощущение безопасности и доверия, которое испытывает ребенок. Психологической задачей для родителей выступает формирование условий для возникновения доверия, которое базируется в первую очередь на привязанности к матери. Следует подчеркнуть, что привязанность и зависимость — не синонимы. Нервный, неуверенный ребенок может неправильно считаться более привязанным, чем уверенный, спокойный, который может исследовать окружающую обстановку, используя мать как защиту.

Вторая стадия: самостоятельность и нерешительность наступает на втором и третьем годах жизни ребенка. В этот период у ребенка развивается самостоятельность на основе его моторных и интеллектуальных способностей. Если родители не ограничивают активность, то у него появляется самостоятельность.

Как помочь ребенку почувствовать, что он способен на что-то? Психологическая задача этого периода для родителей – отделение и индивидуализация ребенка, которая выполняется благодаря умению родителей давать ему возможность почувствовать себя «большим». Помощь ребенку должна стать нормой поведения для родителей.

Третья стадия: предприимчивость и чувство вины — приходится на возраст от четырех до пяти лет. К этому возрасту, ребенок приобрел множество навыков и создал психологическую базу для развития изобретательности. Если родители показывают ребенку, что его игры вредны и утомительны, что вопросы назойливы, а фантазии бестолковы, то он начинает чувствовать себя виноватым.

Задача родителей в этом периоде заключается в развитии навыков самообслуживания ребенка, насыщении его информацией, поддержке развития детской игры. Для детей этого возраста, окружающий мир — очень страшное место. Они часто задают вопросы, на которые знают ответы. Главным образом затем, чтобы проверить, какая информация правильная, а какая — нет. Их самый серьезный страх — остаться одному. Усилия родителей сосредоточены на развитии личности ребенка и его независимости.

Четвертая стадия: умелость-неполноценность — занимает годы от шести до оддинадцати лет. Когда детей поощряют мастерить что угодно и хвалят за результаты, то у ребенка вырабатывается умелость и творческое отношение к миру.

Главным образом, усилия ребенка направлены на то, чтобы справиться с проблемами, которые существуют вне семьи. Родителям предстоит объяснить ребенку то, что ребенок должен делать, а не то, что родитель не хочет видеть в его поведении.

Личность — это человеческая «самость», исключительность, выражаемая как в способностях, так и в нравственном облике человека. Именно личность имеет сложившееся мировоззрение, которое она отстаивает на протяжении всего жизненного цикла [16].

При появлении на свет малыша, первой заботой родителей является его физическое и психическое здоровье. И только потом — значительно позже они начинают задумываться о том, каким человеком он станет. С этого и начинается формирование личности ребенка.

Таким образом, семья для ребенка — это место рождения и основная среда обитания. Именно в семье ребенок получает азы знаний об окружающем мире, а при высоком культурном и образовательном потенциале родителей – продолжает получать не только азы, по и саму культуру всю жизнь. Семья – это определенный морально психологический климат, для ребенка, это первая школа отношений с людьми [17].

Так малыш постепенно овладевает общими свойственными человеку формами поведения среди людей и развивается как индивидуальность. Сохранение положительных взаимоотношений со своими родителями и близкими — условие, при котором личность ребенка будет развиваться благополучно. Хорошее отношение со стороны родителей жизненно необходимо ребенку. Желание заслужить похвалу, родительское одобрение является одним из рычагов воспитания. Оценка поведения со стороны родителей и близких — один из важнейших источников чувств малыша. Похвала вызывает чувство гордости, постепенно начинает проявляться такое важное образование, как самоуважение. Притязание на признание — одна из самых значимых человеческих потребностей. Она основана на стремлении получить высокую оценку своих достижений, отвечающих общественным ожиданиям ноши.

Стремление к реализации притязаний развивает ребенка, делает его совершеннее. Малыш уже в 3 года имеет чувство собственного достоинства, он гордится своими достижениями и стремится в чем-то быть лучше.

После того как у ребенка возникло отношение к самому себе как к «хорошему», у него появляется стремление к тому, чтобы соответствовать требованиям взрослых, быть признанным сейчас и в будущем.

Исследования в области возрастной психологии (Мухина В. С., Обухова Л. Ф.) показывают, что в младшем школьном возрасте значимым окружением являются взрослые: «Относясь к взрослым и более старшим детям, как к образцу, младший школьник в то же самое время притязает на признание со стороны взрослых и подростков. Выполнение нормативов поведения и стремление к знаниям опосредовано притязанием на признание. Именно оценка старших влияет сейчас на формирование уровня притязаний и дальнейшую оценку своих поступков.» [16]. Необходимо также отметить роль взрослого как партнера в совместной деятельности, обеспечивающего условия для развития потенциальных возможностей ребенка. Так, по мнению Л. И. Божович и В. Д. Шадрикова, именно старшие формируют способность к целеполаганию, а на этапе младшего школьного возраста, ребенку принадлежит лишь мотив его действий, тогда как цель – взрослому.

Поэтому важно, чтобы семья поддерживала в ребенке уверенность, что он обязательно научится тому, чего пока еще не умеет; что он действительно хороший, честный, добросовестный, доброжелательный, т. е., замечательный ребенок.

Только родительская любовь и вера рождают оптимизм, желание быть хорошим. Это желание как бы подталкивает ребенка к исполнению родительских ожиданий.

Привязанность к родителям — важнейший компонент эмоционального развития ребенка. Это форма эмоциональной коммуникации, взаимодействия, общения с родителями, прежде всего с матерью как наиболее близким лицом. О начальных проявлениях привязанности можно говорить уже к середине первого года жизни. Беспокойство при разлуке с матерью сохраняется у девочек до 2,5 лет, у мальчиков до 3,5 лет [22].

Другая крайность отношения родителей, к детям состоит в недостатке эмоциональной заботы – их рано отдают в ясли или перепоручаю уход за ними бабушкам, дедушкам или другим родственникам.

Чувствительные дети восполняют недостаток эмоциональности и непосредственности тем, что часто приходят в возбужденное состояние, кричат, плачут, клянчат, словно опасаясь, что про них забудут, не приласкают. Вместо изменения поведения родители только «закручивают» гайки, продолжая не обращать внимания на ухудшающееся эмоциональное состояние детей. Опасность данной ситуации, если она продолжительна, - в компенсаторном развитии самолюбия детей, когда они односторонне начинают любить себя в противовес чувству любви к другим и не способны делиться с кем-либо своими радостями и печалями [22].

Как видим, чувства и установки родителей, семейные отношения и чувства детей могут быть очень тесно связаны. Нетрудно догадаться, что в самой неблагоприятной, драматической обстановке оказывается ребенок.

Разумеется, изучению и оценке необходимо подвергать систему «ребенок-родитель» в целом. Итак, основными показателями при оценке воспитательного процесса ребенка в семье могут быть:

а) для ребенка – характер проявления первых признаком нравственных качеств; общее физическое развитие и возможные дефекты; способность к игре; уровень внушаемости; тенденции развития половой идентичности; характер проявления доминирующих способностей; способность к подражанию; предрасположенности в игре; реакции на принятые нормы поведения; характер проявления детской ответственности и т. п.

б) для родителя – мотивация воспитания; уровень знания особенностей ребенка этого возрастного периода; умение формировать целевые и смысловые установки; понимание особенностей различных видов воспитании; понимание характера и силы собственных психогенных отклонений для этого периода и т. п.

Возможность родителей оценивать собственные воспитательные способности предоставляет им широкие условия их реализации и коррекции, а значит, устранения возникающих проблем в жизнедеятельности семьи.

1.2 Проблема детско-родительских отношений и благополучие ребенка в семье

Проблема детско-родительских отношений в психологии является одной из классических, к которой обращались многие авторы (Э. Фромм, А. Спиваковская, А. Захаров, Ю. Гиппенрейтер, М. Буянов, 3. Матейчек, Г. Хоментаускас, А. Фромм. и др.) и, не теряет своей актуальности в современных исследованиях (А. Г. Лидерс, С. Нартова-Бочавер, М. Руфо, А. Баркан, Е. Карпунина, И. Карепанова и др.).

Как правило, трудности детей служат проекцией отношений в семье. Отказываясь от изолированного, внесемейного контекста анализа детских проблем, мы должны обратить внимание также на то, что корни этих проблем формируются в раннем детстве. Именно в раннем детстве закладываются базисные подструктуры личности и установки, которые слабо поддаются коррекции у подростков, а затем у взрослых.

Проблема детско-родительских отношений определяется сложностью объектной структуры — всем многообразием взаимоотношений детей и родителей, теми нарушениями в детско-родительских отношениях, которые могут оказывать существенное влияние на благополучие ребенка в семье и его дальнейшее развитие [12].

Исследования показывают, что конструктивность воспитательного процесса в семье в большей мере определяют следующие факторы: представления родителей об эталоне воспитанной личности, расположенность к полу ребенка в семье, педагогическая культура общения родителей, мотивы рождения ребенка, установки супругов на воспитание детей, уровень притязаний родителей по отношению к ребенку [3].

Кроме вышеназванных факторов воспитания, существуют и такие, как: преобладающие в семье настроения, индивидуальные способности супругов к воспитанию детей, склонность родителей к эмоциональной разрядке и юмору, тип личности и поведения родителей.

Перед родителями стоит множество задач, которые решаются при рассмотрении вопросов семейного воспитания, например: развитие педагогически оправданного взаимовлияния родителей и детей друг на друга, усиление роли семьи с ростом самосознания ее членов и т. п.

Главная задача семьи — создание не только определенных взаимоотношений между родителями и их детьми, но и их предпосылок, т. е. определенного образа жизни семьи и взаимоотношений ее членов. Неуверенность родителей, неправильное воспитание ими детей, обостряют взаимоотношения в семье и негативно влияют на развитие личности ребенка.

Связь между родителями и детьми является наиболее прочной из всех видов связей, которые устанавливаются между людьми. Взаимоотношения между родителями и детьми всегда тесно связаны с характером взаимоотношений между самими родителями, образом жизни семьи, здоровьем, благополучием, ее счастьем. Больше всего благополучию ребенка способствуют доброжелательная атмосфера и такая система семейных взаимоотношений, которая дает чувство защищенности и одновременно стимулирует и направляет его развитие. Конфликтная, напряженная обстановка делает ребенка нервным, плаксивым, непослушным, агрессивным. Трения между супругами, как правило, травмирующе влияют на ребенка.

Наблюдения за воспитанием детей в различных семьях позволили психологам составить описание различных типов воспитания.

A. Болдуин выделил два стиля родительского воспитания: демократический и контролирующий.

Демократический стиль характеризуется следующими параметрами: высокая степень вербального общения между родителями и детьми, включенность детей в обсуждение семейных проблем, успешность ребенка при готовности родителей всегда прийти па помощь, стремление к снижению субъективности в видении ребенка.

Контролирующий стиль предполагает существенные ограничения поведения ребенка при отсутствии разногласий между родителями и детьми по поводу дисциплинарных мер, четкое понимание ребенком смысла ограничений. Требования родителей могут быть достаточно жесткими, но они предъявляются ребенку постоянно и последовательно и признаются ребенком как справедливые и обоснованные.

Одно из направлений в описании типологии семейного воспитания – изучение воспитательских родительских установок и позиций. В самом общем виде были сформулированы оптимальная и неоптимальная родительские позиции, где оптимальная позиция отвечает требованиям адекватности, гибкости и прогностичности [19].

Существует попытка описать воспитание в семье через те роли, которые выполняет ребенок. Роль определяется как некий набор шаблонов поведения по отношению к ребенку в семье, как сочетание чувств, ожиданий, действий, оценок, адресованных ребенку взрослыми членами семьи. Детские роли четко выявляются в семьях, когда родительские позиции утрачивают гибкость и адекватность.

Приведенные описания хорошо иллюстрируют тот факт, что на детей влияют не только преднамеренные воздействия, но в равной или даже большей степени, все особенности поведения родителей.

Недостаточно изучены мотивационные тенденции во взаимодействии родителя с ребенком и их субъективное осознание. Анализ мотивов воспитания показал, что истинные побуждения, которые определяют взаимодействие с детьми, не всегда полностью представлены в сознании родителей. Реально действующий мотив может быть представлен в сознании замещающим мотивом, а само воспитание, взаимодействие с ребенком становится полимотивированным, и в значительной степени неосознанным. «Игра» сознательных и неосознаваемых сил, сложное переплетение различных мотивов воспитания проявляются в родительских позициях, преобладающих при взаимодействии с ребенком [18].

Родительская позиция — это некое целостное образование, реальная направленность воспитательной деятельности родителей, возникающая под влиянием мотивов воспитания. То, какая именно родительская позиция реализуется во взаимодействии с ребенком, зависит, прежде всего, от соотношения между сознаваемыми и неосознаваемыми мотивационными тенденциями [26].

Родительские установки, или позиции, — один из наиболее изученных аспектов детско-родительских отношений. При этом под родительскими установками А. С. Спиваковская понимает, систему или совокупность родительского эмоционального отношения к ребенку, восприятие ребенка родителем и способов поведения с ним. Еще в 30-х гг. были выделены четыре родительские установки и соответствующие им типы поведения: «принятие и любовь», «явное отвержение», «излишняя требовательность», «чрезмерная опека», а также была прослежена определенная зависимость между поведением родителей и поведением детей. Так, например, «принятие и любовь» порождают в ребенке чувство безопасности и способствуют нормальному развитию личности, в то время как «явное отвержение» ведет к агрессивности и эмоциональному недоразвитию [18].

Проблема семейного воспитания всегда привлекала к себе внимание ученых и практиков нашей страны. Вопросы семейного воспитания рассматривались педагогами, социологами, психологами, психотерапевтами (А. Я. Варга, 1983; Т. В. Архиреева, 1989; Н. Н. Авдеева, 1994; А. И. Захаров, 1986; А. И. Спиваковская, 1988; А. Е. Личко, 1979; Э. Г. Эйдемиллер, 1980 и др.). При этом, затрагивались различные сферы детско-родительских отношений: особенности воспитания ребенка и отношение к нему родителей, характерные особенности личности ребенка как результат семейных воздействий, особенности личности родителей, характер супружеских отношений и т. д.

Еще исследования А. Н. Леонтьева (1977), А. Р. Лурии (1980), Д. Б. Эльконина (1976) и других, показали, что психическое развитие ребенка определяется: его эмоциональным контактом и особенностями сотрудничества с родителями.

Таким образом, можно со всей определенностью утверждать, что на детско-родительских отношениях сказываются: тип семьи, позиция, которую занимают взрослые, стили отношений и та роль, которую они отводят ребенку в семье. При этом взаимоотношения в семье могут иметь разноплановый характер, а использование неэффективного типа родительского отношения ведет к возникновению тревожности у ребенка.

Необходимо отметить, что в качестве центральной, «базовой» причины тревожности детей выделяются факторы семейного воспитания и, прежде всего, система взаимоотношений «мать — ребенок» (Н. М. Гордецова, 1978; А. И. Захаров, 1988; А. С. Спиваковская, 1988; В. С. Манова-Томова, 1981; М. Раттер, 1987 и др.).

Очевидно, что социальная нестабильность: потеря (или угроза потери) взрослыми своей социальной позиции, неуверенность в себе, в завтрашнем дне, чувство вины за то, что обеспечиваешь семью хуже, чем другие, порождает у некоторых взрослых стремление выместить это на детях. Вследствие чего, проявляется во многих случаях жестокого обращения с детьми, провоцируя появление ситуаций, вызывающих тревогу у детей.

Ребенок приходит в этот мир беспомощным и беззащитным. Его жизнь, здоровье и будущее, целиком зависят от родителей. Ребенок верит в их любовь, доброе отношение и надеется на их защиту. Но, когда речь заходит о воспитании, ребенок зачастую превращается в объект педагогических, воспитательных и других воздействий [24].

Конечно, влияние мира взрослых громадное, но ведь существует и сам ребенок, с характерными ему половозрастными особенностями, специфическим восприятием и творческой интерпретацией окружающего мира, и, семейная ситуация, оцениваемая нами как положительная либо отрицательная, может совершенно противоположно восприниматься ребенком. Его хорошее или плохое поведение не навык, которое необходимо поощрять или пресечь, а личностное отношение, которое является результатом внутренней активности ребенка и имеет для него определенный смысл.

Таким образом, по мнению Г. Хоментаускаса, именно отношения, а не внешние обстоятельства определяют поведение ребенка и формируют его личность.


Глава 2. Сиблинговая позиция как фактор развития ребенка в семье

2.1 Возрастные особенности детских отношений

Семейные отношения рассматриваются как отношения между родителями (партнерские), родителями и детьми (детско-родительские) и детьми между собой (сиблинговые). Отношения в семье по содержанию являются межличностными, в основе которых лежит биологическое родство. Вместе с тем, по мнению многих авторов, сиблинговые отношения, скорее товарищеские, чем родственные.

Следовательно, для ответа на вопрос об особенностях детских отношений, необходимо рассмотреть каким образом братья и сестры воспринимают друг друга и как взаимодействуют в процессе межличностного общения.

Рассматривая детские отношения, необходимо остановиться на вопросе возрастных особенностях детей. Согласно Л. С. Выготскому, критерием для определения этапов развития личности ребенка выступает внутреннее образование самого развития, переломы и повороты в его течении и целостная деятельность ребенка, специфичная для каждого возраста, определяющая изменения в психике ребенка [41].

В дальнейшем, в отечественной психологии А. Н. Леонтьевым и Д. Б. Элькониным, был выделен тип деятельности, который лежит в основе целостного психического развития ребенка в том или ином возрасте, названный ведущим. Согласно А. Н. Леонтьеву, ведущую деятельность характеризуют следующие признаки: 1) от нее ближайшим образом зависят основные психические изменения ребенка в данный возрастной период, 2) в ней возникают и дифференцируются другие виды деятельности, 3) в ней формируются и перестраиваются частные психические процессы [41].

Это период усвоения социального опыта, поэтому младший школьный возраст – очень ответственный период в жизни ребенка, связанный с переходом к систематическому школьному обучению [40], ведущей деятельностью которого является учебная деятельность [42].

Изменение социальной ситуации развития состоит в выходе ребенка за рамки семьи, в расширении круга значимых лиц. При этом, имеет значение выделение особого типа отношений со взрослым, опосредованных задачей («ребенок-взрослый-задача») [42]. Школьный учитель выступает как представитель общества, носитель социальных образцов, под руководством которого ребенок систематически овладевает содержанием развитых форм общественного сознания (науки, искусства, нравственности, права) и умениями действовать в соответствии с их требованиями [41]. У ребенка возникает теоретическое отношение к действительности, теоретическое сознание и мышление и соответствующее им способности (в частности, рефлексия, анализ, планирование), которые являются центральными новообразованиями младшего школьного возраста.

В отличие от ребенка-дошкольника, опирающегося при решении задач на стихийно сложившиеся представления о чувственно воспринимаемых свойствах вещей или на усвоенные в общении со взрослыми «житейские понятия», школьнику приходится учитывать свойства, отражающиеся и фиксирующиеся в форме подлинно научных понятий [42].

Общеизвестна острота и свежесть восприятия младших школьников, а также любознательность и яркость их воображения. Внимание детей уже относительно длительно и устойчиво, и это отчетливо проявляется в играх, в занятиях рисованием, лепкой, элементарным конструированием.

Ребенок приобрел некоторый опыт управления своим вниманием, самостоятельной его организации. Память его также достаточно развита — легко и прочно запоминает он то, что его особенно поражает, что непосредственно связано с его интересами.

Теперь не только взрослые, но и он сам способен ставить перед собой мнемическую задачу. Он уже знает из опыта: для того чтобы хорошо запомнить нечто, надо несколько раз повторить это.

То есть эмпирически овладевает некоторыми приемами рационального запоминания и заучивания. Относительно хорошо развита у младшего школьника наглядно образная память, но имеются и все предпосылки для развития и словесно-логической памяти. Повышается эффективность осмысленного запоминания. Речь ребенка ко времени поступления в школу уже довольно развита. Она, в известной степени, грамматически правильна и выразительна.

Младший школьный возраст – период позитивных изменений и преобразований. В этом возрасте развивается самопознание и личностная рефлексия как способность самостоятельно установить границы своих возможностей («могу или не могу решить эту задачу?», «чего мне не хватает для ее решения?»), внутренний план действий (умение прогнозировать и планировать достижение определенного результата), произвольность и самоконтроль. Черты опосредованности, произвольности приобретает и вся психическая жизнь ребенка. Если в дошкольном возрасте он мог вести себя более или менее произвольно только в игре или с опорой на помощь взрослого, то с переходом на новый возрастной этап, эта способность становится внутренним достоянием ребенка и распространяется на различные сферы жизнедеятельности [38].

Ребенок овладевает своим поведением, более точно понимая нормы поведения дома и в общественных местах, улавливая характер взаимоотношений со взрослыми и сверстниками и более сдержанно проявляя выражение своих эмоций, особенно негативных.

Развиваются высшие чувства: эстетические, моральные, нравственные (чувство товарищества, сочувствия, негодования от ощущения несправедливости). Тем не менее, для младшего школьника характерна неустойчивость нравственного облика, а также непостоянство переживаний и отношений.

Наряду с этим происходят и существенные изменения в эмоционально-мотивационной сфере. Впервые возникает обобщение переживаний. Череда успехов или неудач, каждый раз переживаемых ребенком в каких-либо ситуациях (учеба, продуктивные виды деятельности, общение), приводят к формированию устойчивых аффективных комплексов чувства неполноценности, ущемленного самолюбия или, напротив, чувства собственной значимости, умелости, и компетентности [40]. Эти и другие возрастные особенности младших школьников определяют особенности формирования представления о себе, о том, что думают о нем другие. Это так называемая «скрытая программа социалицации», складывающаяся в процессе межличностных отношений [5, 33, 40] и проявляющаяся в восприятии других людей, прежде всего сверстников, в качестве которых в семье выступают сиблинги.

Одной из центральных проблем межличностного общения является восприятие и понимание людьми друг друга или “социальная перцепция”. Социальная перцепция – процесс, несомненно, более активный, чем восприятие объектов окружающего мира. Второй отличительной стороной данного процесса являются межличностные взаимодействия, что подразумевает разностороннюю обратную связь и непременное включение понимания.

В отечественной науке первым стал разрабатывать эту проблему и накопил большое количество эмпирических данных и закономерностей А. А. Бодалев.

Общение является наблюдаемым процессом, где актуализируется и развивается личностно значимое образное, эмоциональное и интеллектуальное отражение людьми друг друга, представляющее их внутреннее состояние. Таким образом, общение в данном случае, это такое поведение людей, в процессе которого развиваются, проявляются и формируются их межличностные отношения [34].

Внутренней основой личных взаимоотношений является потребность в общении. Л. С. Выготский говорит о том, что любая потребность младенца есть потребность в другом человеке. Ребенок не просто хочет спать и засыпает, он требует внимания к себе в виде поглаживаний и покачивания не любого, а хорошо знакомого ему человека. Таким образом, избирательность данной потребности реализуется в “комлексе оживления” (на 2-ом месяце жизни) и является психологической сущностью данной потребности.

По мнению Л. И. Рюмшиной, образ другого человека формируется на аффективной основе и зависит от социального опыта[37]. В основу ее анализа легли идей В. А. Лабунской относительно невербального поведения и экспериментальные исследования раннего генезиса общения Н. Н. Авдеевой, М. И. Лисиной и С. Ю. Мещеряковой. Было установлено, что невербальное поведение взрослых с первых дней жизни младенца выступает в роли средств социального контакта, подготавливая само общение, а “комплекс оживления” и есть начало формирование образа другого человека.

С возникновением речи чувственный образ человека соединяется со смысловым содержанием [37]. Складываются первые, еще элементарные обобщенные представления о других людях, которые в старшем дошкольном возрасте конкретизируются и обобщаются. Образ другого человека приобретает точность, дифференцированность и константность. Наиболее раннее его содержание, формирующее на аффективной основе в процессе невербального взаимодействия с окружающими взрослыми, сохраняется во всех возрастах и определяет восприятие ситуации в целом, ее смысловую направленность.

На основе теоретических положений и эмпирических данных, Рюмшиной Л. И. были проанализированы возрастные особенности при восприятии невербального поведения. Результаты исследований показали, что детям дошкольного возраста свойственна при понимании и интерпретации невербального поведения характеристика действий человека и его состояний. Содержание образа при восприятии другого человека в школьном возрасте усложняется. Появляется информация не только о внешней активности человека и его эмоциональных состояниях, но и о качествах личности и социально-психологических особенностях, т. е., как субъекта общения и взаимодействия с другими людьми. Это подтверждает и наличие у детей дошкольного возраста затруднений в понимании и интерпретации диадного и группового общения.

Школа – это новый этап развития потребности в общении: новые дети, ограничение во времени (лишь перемены), появление общественно значимой деятельности (учение), где возникает система новых, а главное сложных деловых отношений. Овладение данными формами отношений является совместное выполнение группой одного задания. В этом случае приобретается опыт распределения обязанностей между собой и действия производятся с учетом того, что и как делают твои товарищи, а коэффициентом благополучия взаимоотношений является положение ученика в классе.

Исследования А. Б. Широковой выявило набор качеств или независимых характеристик у младших школьников с “высоким” положением в классе и так называемых “непринятых”. При оценивании детей, занимающих “завидное” положение в классе были названы следующие характеристики: красивая внешность, принадлежность к активу класса, готовность поделиться вещами и сладостями, успехи в учебе и отношения со сверстниками. Мальчики ценят физическую силу. Значительным отличием в оценке детей 7,8-ми и 9,10-ти лет является наличие содержательной стороны выполняемой работы или занимаемой позиции (статуса) у детей 3-х классов: организационные способности, общественная активность, отношение к труду и личностные качества (самостоятельность, уверенность, честность). Непринятые же характеризуются как общественно пассивные, т. е., не избираются в актив класса, а также неопрятные, плаксивые, непостоянны в дружбе и плохо учатся.

Межличностное оценивание, как частный случай психического отражения, рождает психический образ [35]. Таким образом, подводя итог выше сказанного, можно сказать, что младшие школьники в результате социальной перцепции оценивают другого человека по внешним характеристикам, эмоциональным состояниям и вниманию учителя по отношению к оцениваемому субъекту.

Восприятию образа другого человека характерен динамизм и постоянное развитие. Он не сводится к сумме отдельных компонентов, а носит интегральный характер. Поэтому изучение психологического содержания уместно лишь во взаимосвязи и динамики развития. Взаимоотношения между детьми необходимо рассматривать как целостную систему отношений детских и детско-родительских в их взаимосвязи и динамики развития (отношение каждого члена группы ко всем остальным и всех к каждому).

В ситуации же сиблинговых отношений вопрос о желании, как о критерии выбора партнера взаимодействия, опущен и есть лишь данность факта наличия брата или сестры.

Результатом межличностного общения или взаимодействия между людьми являются определенные отношения. Многие авторы рассматривают соперничество между сиблингами, как результат взаимодействия и положительной стимулирующей стороной их общения, и негативной.

2.2 Общие характеристики основных сиблинговых позиций

Проблема взаимоотношений детей в семье имеет глубокие корни. Уже в библейских легендах упоминаются истории о весьма драматичных отношениях между родными братьями. И хотя развитие отношений Каина и Авеля, Исава и Иакова во многом различно, в их основе лежит сходный мотив — борьба за первенство.

При этом в обыденном сознании бытует миф об абсолютной любви, не омраченной никакими ссорами, раздорами, негативными эмоциями. Любви как априорной данности, гарантом которой является тесная кровная, родственная связь между детьми. Идеализируя реальность, мифология обладает рядом привлекательных черт, но имеет один существенный недостаток: слабую связь с этой самой реальность.

Как складывается жизнь детей из-за того, что их родители в какой-то момент приняли решение обзавестись вторым, третьим, ребенком?

Последователь Фрейда, Альфред Адлер первым выделил "порядковые позиции" ребенка в семье: единственный ребенок, старший ребенок в семье, средний ребенок, младший из двух детей, младший из трех и большего числа детей. Адлер показал, что дети различаются по своему характеру, в зависимости от порядка рождения. Основываясь на этой классификации и используя собственные наблюдения, мы попытаемся проанализировать, как порядок рождения и сиблинговая позиция влияет на человека.

По Адлеру, порядок рождения (позиция) ребенка в семье имеет решающее значение. То есть от того, какое значение придает ребенок сложившейся ситуации, зависит, как повлияет порядок его рождения на стиль жизни. Более того, поскольку это восприятие субъективно, у детей, находящихся в любой позиции, могут вырабатываться любые стили жизни. Однако в целом определенные психологические особенности оказались характерными именно для конкретной позиции ребенка в семье [1].

В первую очередь, важны «производные» от нее — восприятие себя самого, окружающих и мира, свойственные каждой из позиций. Ведь эти детские решения в подавляющем большинстве случаев становятся моделями, которые мы используем для решения взрослых проблем [19].

Любая классификация порядка рождения, весьма относительна. Например: на первенца можно положиться, он трудолюбив и организован, требователен, серьезен, придерживается буквы закона, верен своему слову, полагается на себя, но хочет угодить всем. Или о средних детях: они спокойные и приземленные, благодарные слушатели. Комплексно подходят к решению проблем, стремятся, чтобы всем вокруг было хорошо и радостно. Из них получаются отличные дипломаты.

Действительно, порядок рождения важен не сам по себе, а в контексте конкретной семейной ситуации. Добавим сюда еще и природные задатки и получим известное, «сколько людей, столько судеб». Однако существует предрасположенность, связанная именно с порядком.

Первенец (старший ребенок). Положение первенца можно считать завидным, пока он – единственный ребенок в семье. Родители обычно сильно переживают по поводу появления первого ребенка и поэтому всецело отдают себя ему, стремясь, чтобы все было "как полагается". Первенец получает безграничную любовь и заботу от родителей. Он, как правило, наслаждается своим безопасным и безмятежным существованием. Но это продолжается до тех пор, пока следующий ребенок не лишит его своим появлением привилегированного положения. Это событие драматическим образом меняет положение ребенка и его взгляд на мир [1].

Первый ребенок — это нечто новое, непознанное и интересное для родителей. Родители чувствуют себя создателями, людьми, переступившими, расширившими собственное бытие, поэтому первый ребенок часто воспринимает со стороны родителей трепетную любовь и восхищение.

Первое дитя, в отличие от других, получает с самого начала своего существования громадную заботу и внимание со стороны взрослых, его самочувствие и поведение постоянно волнуют окружающих. Немудрено, что первые дети часто подсознательно занимают позицию: «Я счастлив только тогда, когда другие обращают внимание на меня и заботятся обо мне», которая делает их зависимыми от других людей, нуждающимися во внимании, требующими гарантий любви и уважения [24].

Кроме того, первый ребенок появляется в семье, еще недостаточно готовой к детям. Как и все, с чем мы встречаемся в первый раз, появление ребенка и уход за ним в первые месяцы сопряжены с определенной долей неуверенности, тревожности. Часто молодая мать то и дело звонит подругам или доктору, чтобы узнать, нормально ли, что ее ребенок ночью не просыпается и не хочет есть, что, покушав немного, засыпает, а потом сразу же просыпается и снова просит есть, что двухмесячное дитя улыбается не только маме, но и постороннему, — мало ли вопросов возникает в голове матери малыша! Постепенно родители начинают понимать реакции ребенка на их поведение, начинают верить в «мудрость» развивающегося человека и не боятся собственных ошибок.

В результате родители несколько успокаиваются и ведут себя более уверенно. Шнейдер отмечает, что в некоторых семьях первенцы являются осью, вокруг которой концентрируются все остальные члены семьи [27]. В таких случаях старшие дети чувствуют себя удовлетворенными, если им уделяют основную часть внимания и заботы в семье. По мнению А. Адлера, данная позиция делает их зависимыми от других людей, нуждающимися во внимании, требующими гарантий любви и уважения. Многие исследователи отмечают также, что первенцы более агрессивны и эгоистичны. Особенно эти черты проявляются с появлением второго ребенка, который забирает часть внимания родителей, принадлежавшего изначально старшему ребенку.

Наличие сиблинга в семье является важным фактором психического развития ребенка [30]. А. Адлер часто описывал положение первенца при рождении второго ребенка, как положение "монарха, лишенного трона", и отмечал, что этот опыт может быть очень травматичным. Когда старший ребенок наблюдает, как его младший брат или сестра побеждает в соревновании за родительское внимание и нежность, он, естественно, будет склонен отвоевывать свое верховенство в семье. Однако это сражение за возвращение прежней центральной позиции в семейной системе с самого начала обречено на неудачу – прежнего не вернуть, как бы первенец не старался. Со временем ребенок сознает, что родители слишком заняты, озабоченны или слишком равнодушны, чтобы терпеть его инфантильные требования. Кроме того, у родителей гораздо больше власти, чем у ребенка, и они отвечают на его трудное поведение (требование к себе внимания) наказанием. В результате подобной семейной борьбы первенец "приучает себя к изоляции" и осваивает стратегию выживания в одиночку, не нуждаясь в чьей-либо привязанности или одобрении.

А. Адлер также полагал, что самый старший ребенок в семье, скорее всего, консервативен, стремится к власти и предрасположен к лидерству. Поэтому он часто становится хранителем семейных установок и моральных стандартов.

Громадное влияние на развитие личности первого ребенка имеет рождение второго. Для большинства первенцев рождение второго ребенка не полная неожиданность. Дети любопытны, и их внимание привлекают изменившиеся очертания фигуры матери; они слышат разговоры взрослых о намечающейся «покупке», наблюдают за приготовлениями к появлению-малыша, удивляются приобретению, по их мнению, «слишком маленьких» ползунков, новой и «уже не нужной» коляски и т. д. Раньше или позже их вопросы принуждают родителей раскрыть суть происходящего, и правильно поступают те родители, которые уделяют объяснению того, что в семье появится еще один маленький человечек, большое внимание [20].

Дети, как правило, хотят, чтобы в их семье был малыш. Часто первенцы прямо просят «купить» братика или сестричку. Их желание понятно — в семье им нужен не только авторитет, покровительствующий, заботящийся, руководящий человек, но и равноправный друг для игр, спутник, компаньон. Более того, дети мечтают быть такими же, как их родители, поэтому рождение малыша сулит приятную перспективу попробовать себя в роли отца или матери, в роли опекуна и учителя. Эти две внутренние позиции создают эмоционально положительное отношение первенца к будущему новорожденному, и родителям следовало бы стремиться их поддержать [24].

Второй (средний) ребенок. Появление на свет второго ребенка вызывает гораздо меньше тревоги родителей. После рождения вокруг второго ребенка родители меньше создают атмосферу эмоционального напряжения, неуверенности. Родители не так его опекают, суетятся вокруг его самочувствия, правильности развития, «нормальности» и т. д. Мать по отношению ко второму ребенку, как правило, последовательнее, нежнее, ласковее. Поэтому второй и следующий дети, сами, будучи более уравновешенными, к тому же оказываются и в более спокойной, стабильной атмосфере семьи. Можно сказать, что они имеют лучшую «стартовую площадку» для развития, чем первенец, но... Каждая позиция ребенка в семье имеет свои положительные и свои отрицательные стороны. Второй ребенок сталкивается с иными, но не менее сложными обстоятельствами семейных отношений, чем старший [24].

Второй ребенок в семье, по мнению А. Фромма, никогда не переживает ситуации единственного ребенка, которому отданы все внимание, любовь, безоговорочное восхищение. Исследования показывают, что со вторым ребенком мать меньше разговаривает, меньше им занимается. Частично это восполняет старший ребенок — по собственной инициативе или по настоянию родителей.

С точки зрения Р. Ричардсона, родители, независимо от мотивации, ожидают от второго ребенка гораздо меньше, чем от старшего, поэтому он меньшего достигает. Он обычно предъявляет к жизни меньше требований и может оказаться последним, кто будет соблюдать традиции семьи, даже если старшие откажутся от них. При решении своей судьбы склоняются к художественному творчеству. С другой стороны, младший ребенок также может оказаться бунтарем, если ему потакают или руководят им. Он занят низвержением общественных установок и борьбой с иерархией, но без прямой конфронтации. Обычно младший ребенок имеет «приключенческий» подход к жизни и легко берется за новое. Опираясь на свой опыт, он знает, что быть агрессивным бесполезно и вырабатывает манипулятивный путь достижения желаемого: демонстративно обижаясь, либо пытается очаровать. «Обычно он тем или иным способом старается догнать старших, но это ему не удается, если только он не изберет абсолютно другое поле деятельности и жизненный стиль, в котором может преуспеть благодаря своим собственным способностям. Несмотря на свою склонность к бунту против авторитетов, младший скорее будет последователем, чем лидером, и сможет с легкостью угождать лидеру, который ему понравиться».

Второму ребенку с самого начала задает темп его старший брат или старшая сестра: ситуация стимулирует его побивать рекорды старшего сиблинга. Благодаря этому нередко темп его развития оказывается более высоким, чем у старшего ребенка. Например, второй ребенок может раньше, чем первый, начать разговаривать или ходить. В результате второй ребенок вырастает соперничающим и честолюбивым. Его стиль жизни определяет постоянное стремление доказать, что он лучше своего старшего брата или сестры. Итак, для среднего ребенка характерна ориентация на достижения. Чтобы добиться превосходства, он использует как прямые, так и окольные методы. А. Адлер также полагал, что средний ребенок может ставить перед собой непомерно высокие цели, что фактически повышает вероятность возможных неудач. Интересно отметить, что Адлер сам был средним ребенком в семье.

Развитие второго ребенка, как мы видим, во многом зависит от личности старшего и от отношения родителей к детям. Ориентируясь на эти два и другие обстоятельства, ребенок выбирает свой путь, который становится стержнем его личности. Второй или третий ребенок, в зависимости от дальнейшего развития семьи, может оказаться младшим ребенком или стать средним. В первом случае его первичные установки приобретают постоянство.

Младший ребенок дольше, чем первый или средний ребенок, испытывает к себе снисходительное отношение взрослых и продолжительное время остается «малышом». Ему не выдвигаются жесткие требования, ему больше помогают даже тогда, когда он может справиться с возникшими трудностями сам. Снисходительное отношение приводит к тому, что он мало включается в обычную жизнь семьи. «Ты еще маленький — погоди. Это еще тебе не по силам». Видя перед собой более умелых, «взрослых» старших братьев и сестер, он стремится их достичь, обогнать. Однако это сильное желание в то же время непоследовательно. Привыкнув к помощи окружающих и принимая ее как «должное», встретившись с более серьезными препятствиями, он ожидает и требует их поддержки [24].

На личность младшего ребенка оказывает большое влияние и то обстоятельство, что отношение родителей к нему по сравнению с первенцем резко не менялось. Не испытав, как старшие его братья или сестры, «свержения с престола», он более уверен в постоянстве эмоционального отношения родителей к себе и растет более самоуверенным и оптимистичным.

В семьях с большим количеством детей второй (третий, четвертый и т. д.) ребенок сталкивается с изменением семейной структуры в связи с появлением малыша. Это накладывает определенный отпечаток на средних детей.

Смена позиций для среднего ребенка осложнена тем, что он как бы ограничен сверху первым ребенком — в семье уже есть сильный и способный. В то же время он чувствует, что не может конкурировать с малышом, так как не обладает его непосредственностью, очаровательностью. Оказавшись между этих двух позиций, средние дети чаще, чем другие, чувствуют несправедливость, считают себя обиженными, отвергнутыми. Такое внутреннее состояние вынуждает их добиваться «доказательств», что родители их любят [20]. Они спрашивают об этом, им особенно хочется ласки, физического контакта с матерью или отцом. Это необходимо им для поддержания внутреннего равновесия, нахождения новых способов включения в жизнь семьи. Они бывают разными. Ребенок может стать по отношению к родителям очень покладистым, послушным, соблюдать везде порядок, оказывать родителям разные услуги, принять по отношению к младшему роль няни, проявить интерес к определенным сферам занятий или наукам и т. п. Если ему это не удается, он начинает воспринимать этот мир несправедливым, что вызывает у него агрессивные мысли и действия. Для того чтобы конкурировать со старшим и младшим, он использует все возможные средства — интриги, ябедничество, средство физической борьбы. Родителям — это первый сигнал, что ребенок не находит себе места в новой структуре семьи и нуждается в помощи. Если он ее не получает, установка, что свой путь в этом мире можно пробить и удержать только локтями, закрепляется, становится его характерной чертой [23].

Последний ребенок (самый младший). Положение последнего ребенка уникально во многих отношениях. Во-первых, он никогда не испытывает шока "лишения трона" другим сиблингом и, будучи "малышом" или баловнем семьи, может быть окружен заботой и вниманием со стороны не только родителей, но, как это бывает в больших семьях, старших братьев и сестер. Во-вторых, если родители ограничены в средствах, у него практически нет ничего своего, и ему приходится пользоваться вещами других членов семьи. В-третьих, положение старших детей позволяет им задавать тон; у них больше привилегий, чем у него, и поэтому он испытывает сильное чувство неполноценности, наряду с отсутствием чувства независимости [24].

Несмотря на это, младший ребенок обладает одним преимуществом: у него высокая мотивация превзойти старших сиблингов. В результате он часто становится самым быстрым пловцом, лучшим музыкантом, наиболее честолюбивым студентом.

Каждый из вышеприведенных примеров представляет собой стереотипное описание "типичного" старшего, среднего и самого младшего ребенка. Как отмечалось ранее, не у каждого ребенка стиль жизни полностью совпадает с общими описаниями, данными А. Адлером, А. Фроммом, Л. Шнейдером и Г. Хоментаускасом.

Так А. Бардиан, М. Руфо, И. Никольская, Е. Карпунина и И. Карепанова утверждали лишь то, что позиция каждого ребенка в семье предполагает наличие определенных проблем (например, необходимость уступать центральное положение в семье после того, как был объектом всеобщего внимания, конкурировать с теми, у кого больше опыта и знаний и тому подобное). Интерес к взаимоотношениям в контексте порядка рождения являлся, таким образом, ничем иным, чем попыткой исследовать типы проблем, с которыми сталкиваются дети, а также решения, которые они могут принимать, чтобы совладать с этими проблемами [3, 18, 19, 20, 30, 31].

2.3 Особенности сиблинговых отношений и роль родителей в их формировании

Наличие сиблинга, как такового, уже само по себе является важным фактором, влияющим на психическое развитие ребенка.

Отношениям братьев и сестер в большей или меньшей степени свойственна конкуренция. Сиблинги могут бороться друг с другом за родительское внимание, любовь, за территорию, за обладание чем-либо. В их отношениях практически всегда присутствует соревновательность (кто лучше, сильнее, умнее, красивее?).

Семья переживает очередной кризис отношений, когда появляется еще один ребенок. В это время происходит перестройка эмоциональных связей не только у родителей, но и у старших детей, и формируются сиблинговые отношения, то есть эмоциональные отношения между детьми. И здесь может быть место и радости, и любви, и любопытству, и ревности, и соперничеству.

Соперничество среди братьев и сестер проявляется менее чем у половины всех первенцев. «Соперничать – бороться с кем-либо, добиваться той же цели, и быть равного достоинства и равных свойств» (Ожегов С. И. «Толковый словарь»).

По мнению Г. Хоментаускаса и В. Холта, «…соперничество – естественная реакция самоутверждения детей. Оно исчезает лишь в том случае, когда один ребенок приказывает, а прочие подчиняются» [24].

Соперничество, конкуренция старшего и младшего ребенка, явление настолько распространенное, что большинством психологами и психиатрами считается неизбежным.

Некоторые психологи считают оптимальной разницу между детьми в 4-5 лет. Данное явление объясняется таким образом: «Если второй ребенок младше первого на четыре и более лет, первенец для него представляется недостижимым идеалом, малыш даже представить себе не может, как можно стать сильнее его, знать, уметь больше, чем старший, и т. д.. [24]. Вследствие этого он и не стремиться прямо конкурировать со старшим» [26]. Но и в этом случае возможно возникновение детской ревности.

Однако, когда различие в возрасте один – два года, между детьми разыгрывается острая конкурентная борьба. Старший стремиться показать родителям, малышу и самому себе превосходство в одной из значимых для него сфер: в силе, опрятности, знаниях, творчестве и т. д.. Такие устремления первенца часто обуславливают чувство неполноценности второго ребенка и вместе с тем, определяют интенсивное стремление превзойти старшего. Соперничество младшего становится очевидным для первенца и тот еще больше старается показать свое превосходство. Почувствовав нарастающую конкуренцию со стороны младшего, старший устремляется к новым достижениям. Иначе говоря, начинается гонка с преследованием, так как оба участника хотят быть первыми и недосягаемыми. Но гонка изнуряет их – ведь она не имеет финиша [24].

Рассуждая о любви между родителями и детьми, А. Фромм отмечает особую связь с матерью. Ее любовь – это блаженство, покой и дом, это состояние удовлетворения и безопасности. Тогда как отец – это тот, кто учит ребенка, как узнавать дорогу в мир: мысли, вещей, приключений, закона и дисциплины.

А. Фромм определяет возрастные рамки появления способности любить – это 8-10 лет. Ребенок младше этого возраста доволен тем, что он любим. С указанной поры, ребенок переходит от желания быть любимым в сотворение любви посредством собственной активности (желание нарисовать рисунок маме, сделать что-нибудь отцу и т. д.).

Таким образом, появление младшего брата или сестры всегда является стрессом для ребенка. Первенец, после появления брата или сестры будет сомневаться, а по-прежнему ли любят его родители, будут ли они о нем заботиться, уделять внимание так же, как раньше [6].

Определенным образом первенец реагирует на появление «конкурента». Часто он действует по принципу регресса, то есть, как бы возвращается на более раннюю стадию развития. Продолжительное время он остается плаксивым, постоянно требует заботы, просит соску, начинает мочиться или даже хочет вернуться к кормлению грудью. Такими своеобразными действиями он хочет возвратить себе позицию малыша [26].

Но Г. Хоментаускас такое «ненормальное», с точки зрения родителей, поведение ребенка, интерпретирует, как часто простое проявление общей психологической особенности: например у детей дошкольного возраста – стремлением осмыслить происходящее вокруг, путем ролевой игры [24].

Родители часто заставляют детей соперничать в борьбе за их любовь и внимание. Можно сказать, что соперничество – это, по существу, попытка найти замену родительской любви [23]. Часто родительская любовь оказывается на первом месте в детской конкуренции. От ощущения победы или поражения, которое испытывают дети в подобном соревновании за львиную долю родительской любви, зависит направленность и интенсивность духа соперничества, которую они проявят затем в других сферах. К тому же одним из факторов является то, что соперничество обнаруживается преимущественно среди детей, родители которых непоследовательны в применении дисциплинарных мер, независимо от характера этих мер. Кроме того, поведение родителей может усиливать ощущение ребенком утраты своих позиций, побуждать к соперничеству и, взаимодействуя с индивидуальными особенностями ребенка, приводить к различной скорости и степени приспособления сиблингов [26].

По всей видимости, при оценке главных эффектов порядка рождения или пола, следует проявлять осторожность, т. к. разница в возрасте и родительское поведение явно сказываются на динамике взаимодействия сиблингов.

Самые первые дети в семье (те, кому от 9 мес. до 3 лет) склонны больше командовать младшими сиблингами, чаще мешать им или игнорировать их, подстрекать к нарушению установленных правил или применять к ним физ. силу, по сравнению с детьми, родившимися вторыми или имеющими большую разницу в возрасте. Впрочем, младшие сиблинги, вероятно, являются более толерантными при всех условиях. Матери, поощряющие детей брать на себя часть родительской заботы о младших сиблингах, способствуют повышению частоты и качества интеракций между детьми в семье. Имеющиеся данные показывают, что матери первенцев-сыновей вообще склонны подробнее разъяснять детям нормы и мотивы поведения и больше общаться с ними, чем матери первенцев-девочек, и эта их склонность, по-видимому, воспроизводится старшими детьми в отношениях с младшими сиблингами. В некоторых случаях старшие дети служат фигурами привязанности для своих младших братьев и сестер даже в большей степени, чем родители.

Самый старший ребенок, независимо от пола, имеет преимущество перед младшими детьми в силу того, что он в течение какого-то времени участвует вместе с родителями в организации семейной жизни. Когда в семье появляется еще один ребенок, старшие дети извлекают дополнительную выгоду из в

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Гендерные особенности взаимоотношений родителей и детей младшего школьного возраста со старшими и младшими сиблингами". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 735

Другие дипломные работы по специальности "Психология":

Влияние смысложизненной ориентаций супругов на удовлетворенность браком

Смотреть работу >>

Влияние условий макро - и микросреды на речевое развитие детей 5-7 лет

Смотреть работу >>

Анализ межличностных отношений в семье глазами детей старшего дошкольного возраста

Смотреть работу >>

Влияние профессиональной деятельности супругов на конфликтность в семье

Смотреть работу >>

Организационно-психологические условия успешности адаптации молодого специалиста на промышленном предприятии

Смотреть работу >>