Дипломная работа на тему "Преодоление страхов у детей дошкольного и младшего школьного возраста посредством игры и изобразительной деятельности"

ГлавнаяПсихология, педагогика → Преодоление страхов у детей дошкольного и младшего школьного возраста посредством игры и изобразительной деятельности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Преодоление страхов у детей дошкольного и младшего школьного возраста посредством игры и изобразительной деятельности":


Содержание

Введение

Глава I. Исследование страхов у детей дошкольного и младшего школьного возраста в исследованиях отечественных и зарубежных психологов

1.1 Возникновение страха в ответ на действие угрожающего стимула

1.2 Влияние перинатального опыта на развитие страхов у детей         

1.3 Условия необходимые для преодоления страхов у детей

Глава II. Эмпирическое исследование преодоления страхов у детей дошкольного и младшего школьного возраста

2.1 Описание экспериментальной выборки и методов исследования

2.2 Сравнительный анализ проявления страхов детей на констатирующем и заключительном этапах исследования

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Детские страхи – весьма распространенное неблагополучие в воспитании ребенка. Проявления детских страхов весьма разнообразны. Некоторым детям свойственны ночные кошмары, когда ребенок просыпается с плачем и зовет мать, требует, чтобы взрослые спали вместе с ним. Другие отказываются оставаться одни в комнате, боятся темноты, опасаются выходить на лестницу без родителей, иногда возникают страхи за родителей, дети тревожатся, что с их мамой или папой что-нибудь случится. Некоторые дети отказываются кататься с горки, преодолевать препятствия, плавать в бассейне, убегают от собаки, не остаются одни, и т.д. Во всех этих случаях речь идет о страхах.

Актуальность темы: проблемы проявления страха у детей младшего школьного возраста актуальна тем, что в настоящее время увеличилось число детей, отличающихся повышенным состоянием страха.

Объект исследования: специфика характеристики страхов детей дошкольного возраста

Предмет исследования: психологические особенности детей дошкольного возраста, выражающиеся в специфике проявления различных видов страха в связи с переживанием страха смерти.

Цель: Выявить особенности коррекционной работы по преодолению страхов у детей 6 – 7 лет.

Гипотеза: использование специальных коррекционно-развивающих упражнений позволит снизить различные проявления страхов у детей дошкольного возраста.

Задачи:

·           Сделать обзор литературы по проблеме преодоления страхов у детей.

·           Выявить основополагающие страхи

·           Выявить страхи детей и определить природу страхов.

·           Составить коррекционные упражнения в игровой форме по определению страхов у детей.

·  Сделать сравнительный анализ диагностики.

Комплекс методов исследования:

1.Теоретический: анализ психолого-педагогической литературы;       

2. Эмпирические методы:

- Опросник спектра страхов А. И. Захарова

цель: выявить основополагающие страхи.

- Неоконченное предложение Г. Я. Кудрина

цель: получение сведений о причинах страхов, беспокойства ребенка.

- Проективная методика « Рисунок семьи » Е. И. Рогова

цель: исследование межличностных отношений ребенка с родителями.

- Что мне снится страшного А. И. Захаров

цель: выявить основополагающие страхи.

цель: выявить особенности развития ребенка в перинатальном периоде

3. Количественный и качественный анализ полученных результатов.

Практическая значимость: практическая значимость заключается в том, что полученные данные можно будет использовать педагогам психологам для индивидуального подхода в воспитании детей младшего школьного возраста.

Структура курсовой работы: состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Глава I. Исследование страхов у детей дошкольного и младшего школьного возраста в исследованиях отечественных и зарубежных психологов

1.1       Возникновение страха в ответ на действие угрожающего стимула

Мы получили в наследство от своих далеких предков набор определенных качеств и эмоций, позволяющих им как-то определить свое отношение к окружающему миру и лучше приспосабливаться к нему. Страх, как тень, преследовал человека с незапамятных времен. Был он и у первобытного человека, постоянно подвергающегося опасностям. Но его страх имел инстинктивную природу и возникал в ситуации непосредственной опасности для жизни. Страх - неотъемлемое звено в эволюции человеческого рода, так как всегда предотвращал слишком опасные для жизни, безрассудные и импульсивные действия.   

Проблема эмоционального здоровья человека привлекла и привлекает внимание многих исследователей из самых разных областей науки и практики: медиков, психологов, философов, социологов. Существует много подходов к пониманию и решению этой проблемы. Один из них связан с коррекцией отклонений в эмоциональной сфере, предупреждения и нейтрализации негативных последствий детских страхов.

В отличие от многих других проблем детства, некоторые специалисты часто с полной уверенностью говорят, что страхи детей – это возрастная проблема. На самом деле, это очень серьезная социально – педагогическая проблема. Ребенок растет, страхи растут вместе с ним. Они множатся, становятся агрессивными, пожирающими души ребенка. С одной стороны, страх может уберечь от необузданных рискованных поступков, а с другой – продолжительные и устойчивые страхи препятствуют развитию личности, сковывают творческую энергию, способствуют формированию неуверенности и тревожности.

Нестабильность нашей жизни, многочисленно социальная проблема, издержки воспитания детей в семье, детском саду и целый ряд других факторов – вот причины появления у современных детей состояния страхов. В каждом возрасте наблюдается и так называемые информативные страхи, которые появляются как результат развития интеллектуальной сферы и воображения ребенка.

При благоприятных обстоятельствах жизни такие страхи исчезают, но при неблагоприятных социально – педагогических условиях детские страхи создают множество адаптационных, невротических, личностных и других проблем. Ученые давно установили, что не только наше тело бурно реагирует на опасные ситуации. Страх может приводить к изменению частоты и силы сердечных сокращений, вызывать потливость, провоцировать желудочно-кишечные расстройства (тошноту, рвоту, метеоризм, понос), влиять на деятельность дыхательной системы, вызывая чувство нехватки воздуха, приводить к задержке мочеиспускания или, наоборот, провоцировать непроизвольное отделение мочи, а также вызвать дефекацию («медвежья болезнь»).

В 1911 году было показано, что при воспитании о каком – либо эмоционально окрашенном событии, дыхание у испытуемых становится частым и глубоким. В других опытах исследователи вызывали у людей испуг с помощью специального стула, который опрокидывался назад, когда испытуемый на него садился. При этом отмечалось замедление дыхания и учащение сердечного ритма. Таким образом, было показано, что сильное и длительное ощущение страха сопровождается учащением дыхания, а внезапный испуг его замедлением. Русский физиолог Тарханов обнаружил, что при страхе кожа человека изменяет свои электрические свойства. Так он открыл кожно–гальваническая реакция (К Г Р).

Следует отметить, что взаимосвязь между эмоцией страха и состоянием внутренних органов многообразна и неоднозначна. С одной стороны, страх и тревожные мысли неблагоприятно сказываются на работе внутренних органов, а с другой – нарушения в работе внутренних органов могут вызвать приступы страха.

Внешне узнать напуганного человека даже в огромной толпе нетрудно: о том, что он испытывает лучше всяких слов нам расскажет выражение его лица. Психолог М. Литвак пишет: «Мимика испуганного человека хорошо знакома: брови почти прямые и несколько приподняты, глаза широко раскрыты, губы напряжены и слегка растянуты, рот приоткрыт и имеет эллиптическую форму. Он может озираться по сторонам, убегать от объекта страха или застыть в неподвижности».

Дюшен раздражал электрическим током те или иные мимические мышцы и в результате получал выражение страха, радости или печали. Он установил, что страх проявляется сокращением лобной мышцы и подкожной мышцы шеи, ужас выражается напряжением тех же мышц и опусканием нижней челюсти.

Всем известно такое выражение: «коленки дрожат от страха». Народная мудрость отметила, что при сильном страхе нарушается нормальная координация деятельности мышечной системы, повышается тонус скелетной мускулатуры, а движения теряют плавность, становятся «дерганными» и чрезмерно напряженными.

В результате эксперимента Альберта Экса было выяснено, что в разных состояниях организм вырабатывал хоть и очень похожие, но все таки отличающиеся по строению вещества: адреналин при страхе и норадреналин при ярости.

Психолог, психотерапевт А. Захаров считает, что это два совершенно разных состояния нашей психики. Согласно его мнению, тревога отражает собой сигнал о грозящей организму опасности, в то же время как страх является ответом на уже возникшую опасность. По-разному проявляется и их действие на психику – возбуждающее у тревоги и тормозящая у страха.

Страх темноты. Француз Жан Бутонье предложил различать «страх в темноте» и «страх темноты». Страх в темноте был присущ первобытным людям, когда ночью они оставались незащищенными от диких зверей, представляющий «объективную опасность». На основании «объективной опасности» в течение многих веков человечество населило темноту «субъективной опасностью. «Страх в темноте» постепенно превращался в более общее понятие «страха темноты».

Существуют и объективные причины, объясняющие, почему люди так боятся темноты. Наши органы чувств плохо приспособлены к жизни в условиях пониженной освещенности. Страх темноты состоит в особенностях работы нашего мозга, который не терпит «половинчатой» информации и старается «заполнить» недостающие компоненты элементами прошлого опыта. При отсутствии света у человека разыгрывается воображение, он начинает видеть опасность там, где ее нет. Без света человек оказывается изолированным от общества и его охватывает чувство незащищенности. В темноте ослабляется социальный контроль (труднее следить за соблюдением законов и моральных норм), так как у людей появляется соблазн совершить преступления, невозможные днем, что делает темноту особенно опасной.

Страх основан на инстинкте самосохранения, имеет защитный характер и сопровождается определенными физиологическими изменениями высшей нервной деятельности, что отражается на частоте пульса и дыхания, показателях артериального давления, выделении желудочного сока.

В самом общем виде эмоция страха возникает в ответ на действие угрожающего стимула. Существует две угрозы, имеющие универсальный и одновременно фатальный в своем исходе характер. Это и смерть, и крах жизненных ценностей, противостоящие таким понятием, как жизнь, здоровье самоутверждение, личное и социальное благополучие. Но и помимо крайних выражений страх всегда подразумевает переживание какой либо реальной или воображаемой опасности.

Понимание опасности, ее осознание формируется в процессе жизненного опыта и межличностных отношений, когда некоторые безразличные для ребенка раздражители постепенно приобретают характер угрожающих воздействий. Обычно в этих случаях говорят о появлении травмирующего опыта (испуг, боль, болезнь, конфликты, неудачи, поражения и т. д.).

Гораздо более распространены так называемые внушительные страхи. Их источник - взрослые, окружающие ребенка (родители, бабушки, воспитатели детских учреждений и др.), которые непроизвольно заражают ребенка страхом, настойчиво, подчеркнуто эмоционально указывая на наличие опасности. В результате ребенок реально воспринимает только вторую часть фраз типа: «не подходи упадешь», «не открывай дверь - там чужой дядя», «не гладь - укусит», «не бери - обожжешься» и т.д. Маленькому ребенку пока еще не ясно, чем все это грозит, но он уже распознает сигнал тревоги, и у него возникает реакция страха как его поведения. Но если запугивать без нужды и края, как, на всякий случай, то ребенок полностью теряет спонтанность в поведении и уверенность в себе. Тогда-то страхи и начинают размножаться без каких-либо ограничений, а ребенок становится все более напряженным, скованным и осторожным.

К числу внушенных можно отнести страхи, которые возникают у чересчур беспокойных родителей. Разговоры при ребенке о смерти, несчастьях, и болезнях, пожарах и убийствах помимо воли запечатлеются в его психике.

Все это дает основание говорить о условно - рефлекторном характере воспроизведения страха, даже если ребенок пугается (вздрагивает) при внезапном стуке или шуме, так как последний когда- то сопровождался неприятным переживанием. Подробное сочетание осталось в памяти в виде определенного эмоционального следа и теперь непроизвольно ассоциируется с любым внезапным звуковым воздействием.

Так же часто, как термин «страх», встречается термин «тревога». И в страхе, и в тревоге есть общий эмоциональный компонент в виде чувства волнения и беспокойства, то есть в обоих понятиях отображено восприятие угрозы или отсутствие чувства безопасности. Апофеоз страха и тревоги - ужас.

Тревога - предчувствие опасности, состояние беспокойства. Наиболее часто тревога проявляется в ожидании какого-либо события, которое трудно прогнозировать и которое может угрожать неприятными последствиями.

Тревога в большей мере присуща людям с развитым чувством собственного достоинства, ответственности, долга, сверхчувствительным к своему положению и признанию среди окружающих. В связи с этим тревога выступает и как пропитанное беспокойством чувство ответственности за жизнь (и благополучие) как свою, так и близких людей.

Следовательно, если страх - аффективное (эмоционально заостренное) отражение в создании конкретной угрозы для жизни и благополучия человека, то тревога - это эмоционально заостренное ощущение предстоящей угрозы.

Тревога, в отличие от страха, - не всегда отрицательно воспринимаемое чувство, она может проявиться и в виде радостного волнения, волнующего ожидания. Чувство беспокойства в зависимости от психической структуры личности ребенка, его жизненного опыта, взаимоотношений с родителями и сверстниками может приобретать как тревоги, так и страха.

В свою очередь, страх можно рассматривать как выражение тревоги в конкретной, объективизированной форме, если предчувствия не пропорциональны опасности и тревога принимает затяжное течение. В некоторых случаях страх представляет собой своеобразный клапан для выхода лежащей под ним тревоги, подобно лаве, вытекающей из жерла вулкана. Если человек начинает боятся самого факта возникновения страха (страх страха), то здесь налицо высокий, нередко запредельный уровень тревоги, поскольку он боится, опасается всего того, что может даже косвенно угрожать его жизни и благополучию.

В самом общем виде страх условно делится на ситуационный и личностный. Ситуационный страх возникает в необычной, крайне опасной или шокирующей взрослого человека обстановке: при стихийном бедствии, нападении собаки и т. д. Часто он проявляется в результате психического заражения паникой в группе людей, тревожных предчувствий со стороны членов семьи, тяжелых испытаний, конфликтов и жизненных неудач.

Личностно обусловленный страх предопределен характером человека, например его повышенной мнительностью, и способен появляться в новой обстановке или при контактах с незнакомыми людьми. Ситуационно и личностно обусловленные страхи часто смешиваются и дополняются друг друга.

Страх также бывает реальный и воображаемый, острый и хронический. Реальный и острый страхи предопределены ситуаций, а воображаемый и хронический - особенностями личности.

Страх и тревога как относительно эпизодические реакции имеют свои аналоги в форме более устойчивых психических состояний: страх - в виде боязни, тревога - в виде тревожности. Общей основой всех этих реакций и состояний является чувство беспокойства. Если страх и отчасти тревога - скорее, ситуационно обусловленные психические феномены, то боязнь и тревожность, наоборот, личностно мотивированы и, соответственно, более устойчивы.

Несмотря на то, что страх - это интенсивно выражаемая эмоция, следует различать его обычный, естественный, или возрастной, и патологический уровни. Обычно страх кратковременен, обратим или сам исчезает с возрастом, не затрагивает глубоко ценностные ориентации человека, существенно не влияет на его характер, поведение и взаимоотношения с окружающими людьми.

Более того, некоторые формы страха имеют защитное значение, поскольку позволяют избежать соприкосновения с объектом страха.

На патологический страх указывают его крайние, драматические формы выражения (ужас, эмоциональный шок, потрясение) или затяжное, навязчивое, трудно обратимое течение, непроизвольность, то есть полное отсутствие контроля со стороны сознания, неблагоприятное воздействие на характер, межличностные отношения человека с социальной действительности.

Как же проявляется страх? Иногда выражения страха так очевидны, что не нуждаются в комментариях, например ужас, оцепенение, растерянность, плач, бегство. О других страхах можно судить только по ряду косвенных признаков, таких, как стремление избегать посещение ряда мест, разговоров и книг на определенную тему, смущение и застенчивость при общении.

Поскольку объединяющим началом для страха и тревоги будет чувство беспокойства, то рассмотрим его проявления.

При остром чувстве беспокойства человек теряется, не находит нужных слов для ответа, говорит невпопад, невнятным, дрожащим от волнения голосом и часто замолкает совсем. Взгляд отсутствующий, выражение лица испуганное. Внутри все «опускается », тело становится тяжелым, ноги ватными, во рту пересыхает, дыхание перехватывает, « сосет под ложечкой », щемит в области сердца, ладони становятся влажными, лицо бледнеет, и весь человек « обливается холодным потом » Одновременно он совершает много лишних движений, переминается с ноги на ногу, поправляет без конца одежду и становится неподвижным и скованным. Перечисленные симптомы острого беспокойства говорят о перенапряжении психофизиологических функций организма.

Последствия страхов разнообразны, и по существу, нет ни одной психической функции, которая не могла бы претерпеть неблагоприятные изменения. В первую очередь это относится к эмоциональной сфере, когда страх пропитывает все чувства тревожной окраской. В ряде случаев страх поглощает так много эмоций, что их начинает не хватать для выражения других чувств, а сам страх, подобно опухоли, разрастается в психике человека, затормаживая ее. Это проявляется в исчезновении ряда положительных эмоций, особенно смеха, жизнерадостности, ощущения полноты жизни. Вместо них развивается хроническая эмоциональная неудовлетворенность и удрученность, неспособность радоваться, тревожно - пессимистическая оценка будущего. Развивавшееся под влиянием страха состояние эмоционального перенапряжения проявляется не только в виде общей заторможенности и раздражительной слабости, но и в виде импульсивных, внезапно возникающих, трудно предсказуемых действий.

Наличие устойчивых страхов говорит о неспособности справиться со своими чувствами, контролировать их, когда пугаются, вместо того чтобы действовать, и не могут остановить «разгулявшиеся» чувства. Невозможно управлять собой порождает чувство бессилия и безнадежности, понижая еще больше жизненный тонус, культивируя пассивность и пессимизм. Тем самым страх, как мина замедленного действия, подрывает уверенность в себе, решительность в действиях и поступках, настойчивость и упорство в достижении цели. Без веры в свои силы человек уже не сможет эффективно бороться, отстаивать свои права, у него развивается пораженческая психология, он заранее настраивает себя на неудачу и часто терпит поражения, все больше и больше убеждаясь в своей неспособности и никчемности. В этих условиях возрастает потребность в успокаивающих средствах, в том числе, заглушающих остроту переживаний.

Страх уродует и мышление, которое становится все более быстрым, хаотичным, в состоянии тревоги или вялым, заторможенным при страхе. В обоих случаях оно теряет гибкость, становится скованным бесконечными опасениями, предчувствиями, сомнениями. Второстепенные детали заслоняют главное, а само восприятие лишается целостности и непосредственности. Из - за нарастающей эмоциональной напряженности и боязни показаться смешным, сделать не то и не так, как требуется, уменьшается познавательная активность, любознательность, любопытство. Все новое, неизвестное воспринимается с известной долей настороженности и недоверия, а поведение приобретает пассивный и излишне осторожный характер. В некоторых случаях люди настолько устают от страхов, что отказываются от любых проявлений инициативы и внешне производят впечатление равнодушных и безразличных людей. Фактически это говорит о развитии защитного торможения мозга, предохраняющих психику от эмоциональных перегрузок.

Однако при сильном или длительном страхе торможение может стать настолько устойчивым и трудно - обратимым, что психологически человек начнет умирать молодым, превращаясь в свою тень.

Состояние эмоциональной заторможенности - это жизнь в сумерках. В комнате с плотно задернутыми шторами, когда нет притока свежих сил, бодрости и оптимизма. Жить в страхе - это все равно что постоянно оглядываться назад, исходить из своего травмирующего прошлого и не видеть будущего, его жизнеутверждающего начала. Возникающий в этих случайное, неприятное приобретает роковое значение, становится постоянным знаком опасности. Человек уже не способен, так где нужно, пойти на риск, следовать непроторенным путям, не пугаться тайн и сомнений, то есть он не способен ко всему тому, что составляет основу новаторского и, в более широком плане, созидательного процесса.

При длительно действующем страхе, искажающем эмоционально - волевую сферу и мышление, отношение окружающих воспринимается все более неадекватным образом. Кажется, что они не так относятся, как раньше, не понимают, осуждают…. Это говорит уже не только о тревожности, но и мнительности. Психические изменения под влиянием страха приводят к развитию труднопереносимой социально - психологической изоляции, из которой нет легкого выхода, несмотря на желание быть вместе со всеми и жить полноценной, творчески активной и насыщенной жизнью. По мере развития психики и усложнений форм его жизни страх приобретал социально опосредованный характер и выражал все более психологически тонкую гамму нравственно - этических чувств и переживаний. Как и человек на ранних ступенях своего социального развития, ребенок первых лет жизни боится всего нового и неизвестного, одушевляет предметы и сказочные персонажи, опасается незнакомых животных и верит, что он и его родители будут жить вечно. У маленьких детей все реально, следовательно, их страхи так же носят реальный характер. Баба Яга- живое существо, обитающее где–то рядом, а Дядя только и ждет, чтобы забрать их в мешок, если не будут слушаться родителей. Только постепенно складывается объективный характер представлений, когда учатся различать ощущения, справляться с чувствами и мыслить абстрактно – логически. Усложняется и психологическая структура страхов вместе с приходящим умением планировать свои действия и предвидеть действия других, появлением способности к сопереживанию, чувством стыда, вины, гордости и самолюбия.

Эгоцентрические, основные на инстинкте самосохранения страхи дополняются социально опосредованными, затрагивающим жизнь и благополучие других, вначале родителей и ухаживающих за ребенком людей, а затем и людей вне сферы его непосредственного общения. Рассмотренный процесс дифференциации страха в историческом и личностном аспектах - это путь от страха к тревоге, о которой можно говорить уже о старшем дошкольном возрасте и которая как социально опосредованная форма страха приобретает особое значение в школьном возрасте. В разных цивилизациях дети в своем развитии испытывают ряд общих страхов: в дошкольном возрасте - страх отделения от матери, страх перед животными, темнотой в 6 – 8 лет - страх смерти. Это служит доказательством общих закономерностей психического развития, когда созревающие психические структуры под влиянием социальных факторов становятся основой для проявления одних и тех же страхов. Насколько будет выражен тот или иной страх и будет ли он выражен вообще, зависит от индивидуальных особенностей психического развития и конкретных социальных условий, в которых происходит формирование личности ребенка.

Продолжающийся процесс урбанизации удаляет человека от естественной среды обитания, ведет к усложнению межличностных отношений, интенсификации темпа жизни. Прямо и косвенно, через родителей, это может неблагоприятно отражаться на эмоциональном развитии детей. В условиях большого города иной раз трудно найти друга и поддерживать с ним постоянные отношения. К тому же из–за излишней опеки со стороны взрослых отсутствует достаточная самостоятельность в организации свободного времени вне дома.

У детей, живущих в отдельных квартирах, страхи встречаются чаще, чем у детей из коммунальных квартир, особенно у девочек. В коммунальной квартире много взрослых людей, больше сверстников, больше возможностей для совместных игр и меньше страхов. В отдельных квартирах дети лишены непосредственного контакта друг с другом. У них больше вероятность появления страхов одиночества, темноты, страшных снов, чудовищ. В первую очередь это относится к единственным детям по отношению к которым взрослые проявляют больше беспокойства и опеки.

Недостаточная двигательная и игровая активность, а также потеря навыков коллективной игры способствует развитию у детей беспокойства. Большинство из них не могут уже с азартом играть в прятки «казаки-разбойники», лапту и т.д. Отсутствие эмоциональной насыщенности, шумных и подвижных игр существенно обедняет эмоциональную жизнь детей и приводит к чрезмерно ранней и односторонней интеллектуализации их психики. В то же время игра была и остается самым естественным способом изживания страхов, так как в ней в иносказательной форме воспроизводятся многие из вызывающих страх жизненных коллизий.

В результате, чтобы устранить страхи, приходится применить уже в специально создаваемых для этого условиях те же игры, в которые могли бы играть, но не играют современные дети. Не играют же они не только потому, что живут в специально построенном для взрослых, но еще и потому, что имеют слишком строгих родителей, считающих игру баловством, пустым времяпрепровождением. Кроме того, многие родители опасаются игр, так как боятся за детей, ведь играя, ребенок всегда может получить травму, испугаться… Общение с детьми у родителей, которые без конца поучают, строится преимущественно на абстрактно – отвлеченном, а не на наглядно - конкретном уровне. Вследствие этого ребенок как бы учится беспокоиться по поводу того, что может произойти, а не активно преодолевать различные трудности.

Страх, беспокойство у детей могут вызвать постоянно испытываемые матерью нервно – психические перегрузки вследствие вынужденной или преднамеренной подмены семейных ролей (прежде всего роли отца). Так мальчики и девочки боятся чаще, если считают главной в семье мать, а не отца. Работающая и доминирующая в семье мать часто беспокойна и раздражительна в отношениях с детьми, что вызывает у них ответные реакции на беспокойства. Доминирование матери также указывает на недостаточно активную позицию и авторитет отца в семье, что затрудняет общение с ним мальчиков и увеличивает возможность передачи беспокойства со стороны матери. Если мальчики 5 - 7 лет в воображаемой игре «Семья » выбирают не роль отца, как это делают большинство их сверстников, а матери, то страхов у них больше.

Беспокойство у эмоционально чувствительных детей первых лет жизни возникает и вследствие стремления некоторых матерей как можно раньше выйти на работу, где сосредоточена основная их часть интересов. Эти матери испытывают постоянное внутреннее противоречие из-за борьбы мотивов, желание одновременно успеть «на двух фронтах». Они рано отдают детей в дошкольные детские учреждения, на попечения бабушек, дедушек, других родственников, нянь и недостаточно учитывают их эмоциональные интересы.

Честолюбивые, не в меру принципиальные, с болезненно заостренным чувством долга, бескомпромиссные матери излишне требовательно и формально поступают с детьми, которые вечно не устраивают их в отношении пола, темперамента или характера. У гиперсоциализированных матерей забота – это главным образом тревога по поводу возможных, а потому непредсказуемых несчастий с ребенком. Типичная же для них строгость вызвана навязчивым стремлением преодолевать его образ жизни по заранее составленному плану, выполняющему роль своего рода ритуального предписания. А эмоционально чувствительные дети дошкольного возраста формально правильное, но недостаточно теплое и нежное отношение матери воспринимают с беспокойством, поскольку именно в этом возрасте они нуждаются как никогда, в любви и поддержке взрослых. Уже к концу старшего дошкольного возраста дети в этих условиях эмоционально «закаляются» до такой степени, что перестают реагировать на излишне требовательное отношение матери, отгораживаясь от нее стеной равнодушия, упрямства и негативизма. Они погружаются в свой мир переживаний, а иногда их поведение становится похожим на поведение матери. Другие дети устраивают истерики из-за недостаточного внимания матери, становятся беспокойными, подавленными, неуверенными.

Наиболее чувствительны к конфликтным отношениям родителей дети – дошкольники. Если они видят, что родители часто ссорятся, то число их страхов выше, чем когда отношения в семье хорошие. Девочки более эмоционально ранимо, чем мальчики, воспринимают отношения в семье. При конфликтной ситуации девочки чаще, чем мальчики, отказываются выбирать роль родителя того же пола в воображаемой игре «семья», предпочитая оставаться самим собой, Тогда мать может надолго потерять свой авторитет у дочери. Заслуживающим внимания фактором является обнаружения у детей – дошкольников из конфликтных семей более частых страхов перед животными (у девочек), стихией, заболевание, заражением и смертью, а также страхов кошмарных снов (у мальчиков). Все эти страхи являются своеобразными эмоциональными откликами на конфликтную ситуацию в семье.

У девочек не только больше страхов, чем у мальчиков, но и их страхи тесно связаны между собой, то есть в большей степени влияют друг на друга как в дошкольном, так и в школьном возрасте, другими словами, страхи у девочек более прочно связаны с формирующейся структурой личности, и прежде с ее эмоциональной сферой. Как у девочек, так и мальчиков интенсивность связей между страхами наибольшая в 3 – 5 лет. Это возраст, когда страхи «цепляются друг за друга» и составляют одно целое - психологическую структуру беспокойства. Поскольку это совпадает с бурным развитием эмоциональной сферы личности, то можно предполагать, что страхи в этом возрасте наиболее «скреплены» эмоциями, в наибольшей степени мотивированы ими.

Максимум страхов наблюдается в 5 – 8 летнем возрасте, когда заметно уменьшается интенсивность связей между страхами, но когда страх более сложно психологически мотивирован и несет в себе больший интеллектуальный заряд. Как известно, эмоциональное развитие в основных чертах заканчивается к 6 годам, когда эмоции уже отличаются известной зрелостью и устойчивостью. Начиная с 5 лет на первый план выходит интеллектуальное развитие, в первую очередь мышление (вот почему во многих странах с этого возраста начинают обучение в школе). Ребенок в большей степени, чем раньше начинает понимать, что способно причинить ему вред, чего следует бояться, избегать. Следовательно, в старшем дошкольном возрасте, можно уже говорить не только об эмоциональной, но и об интеллектуальной основе страхов как особой психической структуре формирующейся личности.

На частоту проявления страхов оказывает влияние количественный состав семьи. Как у девочек, так и у мальчиков старшего дошкольного возраста число страхов заметно выше в неполных семьях, что подчеркивает особую чувствительность этого возраста к разрыву отношений между родителями. Именно в 5 – 7 лет дети в наибольшей степени стремятся идентифицировать себя с родителем того же пола, то есть мальчики хотят быть во всем похожими на авторитетного для них в эти годы отца как представителя мужского пола, а девочки – на свою мать, что придает им уверенность в общении со сверстниками того же пола. Если у мальчиков отсутствие отца, незащищенность им и чрезмерно опекающее, замещающее отношение матери ведут к несамостоятельности, инфантильности и страхам, то у девочек нарастание страхов зависит, скорее, от самого факта общение с беспокойной, лишенной опоры матерью.

Наиболее подвержены страху единственные дети в семье, как эпицентр родительских забот и тревог. Единственный ребенок находится, как правило, в более тесном эмоциональном контакте с родителями и перенимает их беспокойства, если таковое имеется. Родители, нередко охваченные тревогой не успеть, что–либо сделать для развития ребенка, стремятся максимально интенсифицировать и интеллектуализировать воспитание, опасаясь, что их чадо не будет соответствовать непомерно высоким в их представлении социальным стандартам. В результате у детей возникают внушенные, зачастую необоснованные страхи не соответствовать чему–либо, быть признанным кем–либо. Нередко они не могут справится со своими переживаниями и страхами и ощущают себя несчастными в своем «счастливом» детстве.

Увеличение числа детей в семье, когда есть с кем–либо пообщаться, поиграть, обычно способствует уменьшению страхов, в то время как увеличение числа взрослых может действовать противоположным образом, если они заменяют ребенку весь окружающий мир, создавая искусственную среду, в которой нет места сверстникам, детскому смеху, радости, проказам, непосредственному выражению чувств. Невозможность в этих условиях быть самим собой порождает хроническое чувство эмоциональной неудовлетворенности и беспокойства, особенно при нежелании или неспособности играть роли, навязываемые взрослыми. Если к этому добавить и частые конфликты между взрослыми по поводу воспитания ребенка, когда он, помимо своей воли, оказывается яблоком раздора, то есть его состояние становится еще более незавидными.

Возраст родителей также имеет немаловажное значение для возникновения страхов у детей, Как правило, у молодых, эмоционально непосредственных и жизнерадостных родителей дети менее склонны к проявлениям беспокойства и тревоги. У «пожилых» родителей (после 30 и особенно 35 лет) дети более беспокойно, что отражает тревожность преимущественно матери, поздно вышедшей замуж и к тому же долго не имевшей детей. Потому–то развитие «поздних» детей и протекает под знаком чрезмерных забот и беспокойств. Впитывая, как губка, тревогу родителей, они рано обнаруживают признаки беспокойства, перерастающего в инфантильность и неуверенность в себе.

Биологические предпосылки. По сравнению с детенышами животных человеческое дитя более беспомощно, ему требуется максимальное время для выживания, и его генетическая программа может быть раскрыта только при определенных социальных условиях. Но это не означает, что у новорожденных (младенцев первых недель жизни) отсутствуют инстинктивно – защитные формы для реагирования. Как раз, наоборот, в остаточном виде они возможны именно в ближайшие дни и недели после рождения, как например, защитное поведение 10 дневных младенцев при приближении большого предмета: они широко раскрывают глаза, откидывают голову, поднимают руки, Рефлекторно – защитной функцией является и цепляние новорожденного за мать при первых купаниях. При резком звуке, ярком свете малыш вздрагивает. Часто моргает или зажмуривается и вскидывает руки. Первый крик ребенка после рождения представляет собой также рефлекторный ответ на внезапное раздражающее изменение привычных для него внутриутробных условий существования.

Надо сказать, что изучая поведение младенцев, физиологи и психиатры установили, что новорожденные дети очень боятся резких звуков и падения. Это надо учитывать с первых же дней появления ребенка на свет. Рассмотренные рефлекторные формы реагирования имеют безусловный, то есть врожденный, характер и обычно нивелируются в течении первого же полугодия жизни. Значительно ослабевает к 4-му году жизни и рефлекс вздрагивания. Но у нервно ослабленных детей в результате эмоционального стресса, перенесенного матерью во время беременности, а также при конфликтной семейной обстановке он сохраняется во втором полугодии жизни и проявляется все возрастающим чувством страха. Здесь вздрагивание является ответом на испуг, испытываемый ребенком.

В первые месяцы второго полугодия жизни, ребенок начинает ползать, он подвергается большой опасности. Все младенцы в этом возрасте уже по характеру реагирования на опасность. Одни из них почти сразу, а другие после многочисленных проб и ошибок проявляют известную осторожность – не глотают несъедобные предметы, вовремя останавливаются перед препятствием и т.д. Такое раннее избегания опасности говорят не только о ярко выраженном инстинкте самосохранения. Но и о некотором врожденном беспокойстве у детей высоко тревожных, нередко болезненных и немолодых родителей.

Без постоянного подкрепления со стороны родителей беспокойство со временем ослабевает и сходит на нет. Практически же в процессе взаимодействия с ребенком беспокойные родители обычно не только подкрепляют, но усиливают его тревогу, культивируя подобный эмоциональный отклик как проявление заботы. Тогда тревожный тип реагирования у детей сложится уже к старшему дошкольному возрасту. У подавляющего большинства детей нет рано проявляемого и выраженного беспокойства, что является нормой, но дети и не безрассудны, как дети, склонные к полному игнорированию опасности и в той или иной мере негативно относящиеся к обучению. Если не брать крайних случаев влияния алкоголизма родителей, общего психического недоразвития (олигофрения) и врожденной психической патологии (психопатия) у детей, то отсутствие чувства опасности вызвано органическим поражением головного мозга в результате тяжелой патологи беременности и родов, повреждений при ушибах и инфекционных осложнений. Мозговые органические нарушения проявляются постоянной возбудимостью, беспричинно плохим настроением (дисфорией), нарушением ритма сна, расторможенным («без тормозов»), а в дальнейшем и агрессивными, психопатоподобными формами поведения.

Возникновению страха способствует и некоторые типологические свойства высшей нервной деятельности. Прежде всего, это эмоциональная чувствительность и тесно связанная с ней впечатлительность, которая подобна эмоциональной памяти, приводит к яркому, образному запечатлению тех или иных событий жизни. Повышенная восприимчивость таких людей выражается и в их эмоциональной ранимости и уязвимости, когда они «все близко воспринимают к сердцу и расстраиваются», будучи не способными к агрессивным ответам. Несмотря на повышенную эмоциональную чувствительность, нервные процессы отличаются известной инертностью, негибкостью, что вместе с развитой долговременной памятью приводит к длительному удерживанию и фиксации в сознании объекта страха и затрудняет переключение внимания.

К тому же подверженные страхам дети не склонны к внешнему, открытому выражению своих чувств и переживаний – они «все держат в себе», и только близкие, да и то не всегда, могут догадаться, что творится в их душе.

Существует ли наследственная передача тех или иных конкретных страхов, тем более, что часто мы имеем дело с таким общим у матерей и детей страхами, как страхи одиночества, темноты, животных, боли и неожиданных звуков? Да, если мать и сейчас испытывает подобные страхи. Это указывает на «общий» с детьми тип нервно–психического реагирования. Последнее означает и общность восприятия, запечатления страха, его переработки в сознании и изменения поведения.

Следует иметь в виду, что большинство детей проходят в своем психическом развитии ряд возрастных периодов повышенной чувствительности к страхам. Все эти страхи носят переходящий характер, но они способны оживлять аналогичные страхи, сохраняющиеся в памяти беспокойных родителей, и передавая детям в процессе непосредственного общения в семье. Это наиболее типичный путь передачи страхов. Поэтому можно утверждать, что вероятность появления страхов у детей всегда выше при наличии их у родителей, особенно если налицо общие свойства высшей нервной деятельности, а также, если родители пользуются у детей авторитетом и если между ними существует тесный эмоциональный контакт.

Большинство страхов передаются детям неосознанно, но некоторые страхи, точнее опасения, могут сознательно культивироваться родителями в процессе воспитания или внушаться детям в навязываемой им системе ценностных ориентаций. Матери, ввиду более тесного биологического и эмоционального контакта с детьми, склонны в большей степени, чем отцы, передавать им свои страхи, хотя бы в силу стремления предохранять детей от повторения своих страхов. Но именно этим привлекается особое внимание к опасности, лежащей в основе того или иного страха. Если учесть тревожность матерей, беззащитность детей и их неуверенность себе, то появление страхов не будет казаться чем–то необычным. В целом матери более «успешно» передают детям беспокойство – тревожность, а отцы – мнительность, сомнения в правильности своих действий. Все вместе это и порождает тревожно – мнительный способ реагирования у детей как базис возникновения страхов, опасений, предчувствий и сомнений.

Страхов существует столько, что разобраться в них непросто. Существует много способов классифицировать их по какому – то признаку. Например, их можно разделить на группы исходя из того, что боится человек – это классификация по фабуле страха. Известный психиатр Карвасарский различал восемь основных фабул страха.

1. Боязнь пространства, проявляемая в различных формах.

Агорофобия – боязнь открытых пространств. К этой группе относятся страх глубины и высоты.

2. Социофобии, связанные с общественной жизнью. Они включают в себя эрейтофобию – страх покраснеть в присутствии людей. Страх публичных выступлений, и в то же время, по уверению специалистов, его преодоление не представляет трудностей и зависит от регулярной тренировки. Страх знакомства с людьми.

3. Нозофобия – страх заболеть каким–либо заболеванием. Этот вид навязчивого страха в той или иной мере всегда присутствует в обществе, но особо обостряется и принимает массовый характер во время эпидемий.

4. Танатофобия – страх смерти.

5. Сексуальные страхи.

6. Страх нанести вред себе и близким.

7. Контрасные фобии. Например, страх громко произнести нецензурные слова в обществе у благовоспитанного человека или совершить что – то непристойное, тайное, грязное у священника.

8. Фобофобии – страх бояться чего – либо.

Другие психиатры, например, Седок и Каплан предпочитали делить страхи на конструктивные, представляющие естественный защитный механизм, помогающий лучше приспособиться к экстремальной ситуации, и патологические – неадекватный ответ на определенный стимул по интентности или длительности и часто приводят к ситуации психического нездоровья. Можно делить страхи на детские и взрослые, первичные и вторичные, по другим признакам и каждая такая классификация будет иметь преимущества и недостатки.

Юрий Щербатых в своей книге «Психология страха» предлагает разбить все страхи на три группы: природные, социальные, внутренние.

В первой группе будут страхи непосредственно связанные с угрозой жизни человеку; вторая представляет болезни и опасения за изменение своего социального статуса; третья группа страхов в отличие от двух, рождена лишь сознанием человека и не имеет под реальной основы для беспокойства.

Между тем имеются и промежуточные формы страха, состоящие на грани двух разделов. К ним, например, относятся страх пауков. С одной стороны, существуют ядовитые пауки (каракурт, тарантул), укус которых болезнен или даже смертелен, но шансы встретится с ним в наших широтах минимальные, и люди боятся всех пауков, даже совершенно безобидных. В подавляющем числе случаев люди боятся не конкретного животного, а того страшного образа, который они сами создали в своем сознании еще в детстве. Поэтому данная фобия находится на первой и третей группы страхов.

Природные страхи.

1. Атмосферные явления.

Страх грома, молнии относятся к наиболее древним страхам человечества. Этот страх заложен эволюцией в мозг животных на уровне врожденного инстинкта, и человек здесь не является исключением.

2. Астрономические явления.

К числу природных явлений, в древности внушавших людям сильнейший страх, относились солнечные затмения. Внезапное исчезновение солнца при ясном небе вызывало у людей панический ужас, поскольку воспринималось как конец света. Также внушающим народу ужас были кометы. Так как войны на Земле велись практически постоянно, неурожай и голод периодически опустошали города и села, люди связывали эти беды с косматыми звездными скитальцами и дрожали от одного их вида. Люди видели в кометах не предвестников разных несчастий, но и непосредственную угрозу собственной жизни.

3. Вулканы и землетрясения.

Извержение вулканов и землетрясения весьма сильно воздействуют на психику людей, часто являясь причиной страха и паники. Это связано с тем, что твердость земной оболочки с рождения представляется нам чем – то незыблемым, и когда земля начинает уходить из под ног, человек ощущает жуткий страх.

4. На возникновение этих фобий влияют два фактора: внезапность появления объекта страха и близкое расстояние до него.

Социальные страхи

Замещение биологических страхов на социальные происходит достаточно постепенно, но необратимо. Грудной ребенок боится громких звуков, темноты и одиночества, чуть повзрослев и побывав в больнице, он начинает бояться уколов и людей в белых халатах, причиняющих боль. Вместе с поступлением в школу возникают страх учителей, невыученных уроков и опозданий.

Одной из разновидностей социальных страхов является застенчивость. Причиной застенчивости может быть сильный страх, испытанный в детстве ребенком, страх заставляющий его впоследствии избегать инициативы в контактах с другими людьми. Фундаментальный словарь английского языка определяет застенчивого человека как «осторожного в словах и поступках, болезненного робкого», что близко к понятию «трусливый» - склонный испытывать страх.

К числу других, наиболее распространенных «социальных» страхов относятся «боязнь провала», «боязнь критики» и «боязнь успеха». Американский психотерапевт Д. Бернс писал, «мысль о том, приложение усилий не приведет ни к какому результату, довлеет над личностью, заставляя отказаться даже от попыток».

Близким к этому страху является боязнь осуждения со стороны окружающих, где на первый план в сознании человека выходит не конечный результат его деятельности, а реакция ближайшего социального окружения.

Страхи, которые мы создаем сами. Страх несуществующих явлений, то есть большую часть своих страхов люди создали сами своей фантазией и воображением.

«Внутреннее» страхи (страхи собственных мыслей и поступков). К «внутренним страхам можно отнести не только страхи, рожденные фантазией человека, но и страхи собственных мыслей, если они идут вразрез с имеющимися моральными установками. Иногда, когда голос бессознательно (Оно) приобретает особую настойчивость, пугающую назидательно – правильное сверх Я, человек начинает бояться собственных мыслей и желаний.

У чувства страха есть много градаций. Если человек лишь немного боится чего–либо, то мы называем это «опасением», «легкой боязнью», «слабо выраженной тревогой», «беспокойством».

При усилии психологического дискомфорта тревога и беспокойство растут, переходя в страх. Страх сам по себе имеет множество степеней, он может быть слабым, умеренным и очень сильным. В последнем случае мы говорим о чувстве ужаса или кошмарах, преследующих человека.

Страх возникает в ответ на конкретную опасность, в то время как тревога появляется тогда, когда угроза носит неопределенный, абстрактный характер, а мозг еще не смог четко выбрать оптимальную стратегию поведения.

Можно сделать вывод, эмоция страха многогранна и от того насколько будет правильно продиагностирован, будет зависеть результат коррекции.  

Причины возникновения страхов у детей

Наверное, нет такого ребенка, который бы никогда не испытывал чувство страха. Почти все дети чего–то боятся. Одним страшно оставаться в темной комнате, другие не решаются съехать с горки, третьи в ужасе убегают от собаки, цепенеют от страха при виде пчелы. Многие боятся персонажей сказок – Бабу Ягу, Волка, злого Колдуна, других образов, созданных воображением. Объекты детских страхов бесконечно разнообразны, их особенности находятся в прямой зависимости от жизненного опыта ребенка, степени развития его воображения и таких качеств его характера, как эмоциональная чувствительность, склонность к беспокойству, тревожность, неуверенность в себе. Наличие страхов у детей дошкольного возраста не является патологией, а носит возрастной, переходящий характер, и сигнализирует об определенном неблагополучии в эмоционально личностной сфере ребенка.

Страхи появляются оп разным причинам. Одни ситуации вызывают страх у детей раннего и младшего возраста и безопасны для 6 – 7 летних детей, другие только у подростков или типичны только для детей с органическими заболеваниями органов дыхания и сердечно – сосудистой системы, а иногда они свойственны только городским детям и не встречаются у детей, живущих в сельской местности. Но если анализировать общие причины появления стойких страхов в детском возрасте, то выясняется, что все они сводятся к психической травме, которую пережил ребенок. Это может быть разовая шоковая травма, например внезапный сильный испуг, или затяжная психотравмирующая ситуация – длительная разлука с матерью, болезнь, тяжелые напряжение отношения в семье, неудачная адаптация в детском саду.

Имеет место и определенная возрастная соотнесенность: у маленьких детей чаще в основе сформировавшегося страха лежит аффективно – шоковая реакция на разовый испуг. Такие страхи нередко сами проходят и не влекут за собой стойких изменений в формирующейся личности ребенка.

У старших дошкольников и младших школьников причиной страхов является затяжная, психотравмирующая ситуация. Такие страхи более устойчивы и нередко откладывают отпечаток на все поведение ребенка, к первоначально возникшему страху добавляется ряд других, расширяется их тематика, у ребенка развивается тревожность, мнительность, неуверенность, ему трудно приспособится к новым людям и ситуациям. Он эмоционально неустойчив, быстро утомляется, плохо спит. В данном случае можно говорить о невротическом развитии личности ребенка, что требует специального лечения.

В первые годы жизни ребенок находится в теснейшей физической и эмоциональной связи с матерью в зависимости от нее. Чувство любви и защищенности, которое дает ему мать, во многом определяет благополучие малыша, является условием эмоционального комфорта.

Уже в 6 -7 месяцев малыш начинает беспокоится, если его мама внезапно уходит, с недоверием реагирует на появление незнакомых взрослых. Чем старше становится малыш, тем острее он переживает недостаток тепла со стороны матери. Уже в раннем возрасте, в 1,5 – 2 года, это может стать причиной появления страхов. Если при этом мать ведет по отношению к ребенку слишком сдержанно, редко берет на руки, мало ласкает, строго разговаривает с ним или вообще недостаточно обращает на него внимания, то поведение ребенка меняется. Его беспокойство усиливается, он становится плаксивым, с трудом засыпает и плохо спит, часто просыпается в слезах. Другим факторам, определяющим появление страхов у детей раннего возраста, является неоправданно строгая позиция родителей и те средства воспитания, которые они применяют. Недопустимыми средствами наказания для детей раннего возраста, являются угрозы, телесные наказания ремнем, шлепки и удары по руке и особенно по голове или лицу. Крайне неблагоприятное воздействие оказывает на психику ребенка, когда в качестве наказания его запирают одного в темной, тесной комнате, кладовке, чулане или искусственно ограничивают его движения, заставляют неподвижно лежат или даже привязывают к кровати.

Причинами детских страхов могут быть конфликты, алкоголизм в семье, жестокость, строгость, ограничивают ребенка правилами, принципами. Родители борются с упрямством ребенка. Тревожность и мнительность мамы, трудно протекаемые роды. Эмоциональный стресс, перенесенный мамой во время беременности.

Все это приводит к длительному перенапряжению нервной системы ребенка, которое ослабляет ее создавая благоприятную почву для появление страхов.

Эти страхи проявляются в первую очередь во сне, в странных сновидениях, от которых ребенок нередко с криком присыпается среди ночи. Острый эмоциональный дискомфорт и развивающееся воображение приводит к 3 годам к появлению целой группы стойких и достаточно типичных страхов. Дети начинают бояться темноты, в которой могут скрываться «чудовища», пустой комнаты, больших ящиков или открытых шкафов, из которых «может кто–то вылезти». Наиболее сильно страх темноты они ощущают именно в 3 года, когда эта темнота наполняется образами, порожденными их воображением.

Страхи перед животными (чаще всего собаками, коровами и лошадьми) встречаются и у девочек, и мальчиков, а страхи перед лягушками, мышами, насекомыми более типичны для девочек. Большую роль в этом играет наличие подобных страхов у матери, которая непроизвольно передает их ребенку. Очень часто обнаруживается, что у ребенка встречаются страхи, которые были в детстве у кого–либо из родителей (обычно у матери). Помня о своих страхах, мать непроизвольно ограждает ребенка от пугающих ее до сих пор или пугавших в детстве объектов. В результате жизненный опыт ребенка искусственно обедняется, он не умеет противопоставить что-либо тревожным чувствам, которые неосознанно формируются под влиянием матери, и избегает объектов страха, не пытаясь его преодолеть, Так возникают наследственные страхи. Обычно родители не придают этому значения и не пытаются с ними бороться. Пережитые в детстве страхи зачастую рассматриваются или как нестоящий внимания пустяк «подумаешь, я тоже темноты боялась, когда была маленькая, да и все, наверное, боялись – пройдет!» - рассуждают они. Иногда это действительно проходит, а иногда приобретает устойчивый характер и очень усложняет жизнь ребенка. Поэтому пренебрегает подобными переживаниями, а тем более смеяться над ребенком или вышучивать его, особенно при других детях, не следует.

Страх, как и другие неприятные переживания (гнев, страдание, агрессия и пр.) не являются однозначно «вредными» для ребенка. Любая эмоция выполняет определенную функцию и позволяет ребенку и взрослому человеку ориентироваться в окружающей предметной и социальной среде. Страх защищает человека от излишнего риска при переходе улицы или в походе по горам и т.д. Страх регулирует деятельность, поведение, уводит человека от опасностей, возможности получения травмы и пр. В этом проявляется «охранительная» функция страхов. Они участвуют в инстинктивном поведении, обеспечивающем самосохранение.

Помимо того, что страх помогает строить поведение, он является переживанием, необходимым для нормального функционирования психики. Подобно тому, как организму нужен не только сахар, но и соль, так и психика нуждается в неприятных, «острых» эмоциях. Часто дети вызывают у себя эмоцию страха, что подтверждает существование у ребенка потребности в переживании страха (дети, собравшись вечером вместе, начинают рассказывать страшные истории, причем с острым эмоциональным завершением – рассказчик вскрикивает на последнем слове и, хватая за руку рядом сидящего, пугает. За этим обычно следуют «ужасные крики» смех и высвобождение психической энергии – мортидо (говоря словами Э. Берна), направленной на разрушение и агрессию).

Детские страхи – это обычное явление для детского развития. Они имеют важное значение для ребенка. Так, В. В. Лебединский подчеркивал, что каждый страх или вид страхов появляется только в определенном возрасте, т. е. у каждого возраста есть «свои» страхи, которые в случае нормального развития со временем исчезают. Появление определенных страхов совпадает во временном отношении со скачком в психомоторном развитии ребенка; например с началом самостоятельной ходьбы и получением большой «степени свободы» в освоении пространства, или тогда, когда ребенок начинает узнавать своих близких, и появление чужого, незнакомого лица может вызвать у него страх. Детские страхи в случае нормального развития являются важным звеном в регуляции поведения ребенка и, в целом, имеют положительный адаптационный смысл. Страх, как любое переживание, является полезным, когда выполняет свои функции, а потом исчезает. Необходимо определить патологический страх, требующий коррекции, от нормального, с тем, чтобы не нарушить развитие ребенка. Патологический страх можно отличить от «нормального» по известным критериям: если страх препятствует общению, развитию личности, психики, приводит к социальной дезадаптации и далее к аутизму, психосоматическим заболеваниям, то это страх, бесспорно, патологический.

Страх может быть как самостоятельным нарушением (следствием испуга от встречи с большой собакой), так и проявлением каких–либо нарушений личности. В любом из этих случаев полезна общая оздоравливающая психотерапия, с тем, чтобы улучшить работу всей психики в целом. Такое воздействие может быть оказано через ряд процедур, путем налаживания режима дня и питания ребенка.

Чтобы оказывать воздействия на страхи, нужно прежде всего установить контакт с самим ребенком, подразумевающий доверительное отношение к нему как условия его творческих возможностей и веры в себя. Если же пытаться вместо устранения страхов «выяснять отношения» с ребенком или считать его безнадежно упрямым и не способным к переменам, то вряд ли он сможет преодолеть страх.

Мы не случайно придаем такое большое значение взаимоотношениям родителей и детей, ведь они сказываются самым существенным образом при устранении страхов.

Затрудняют устранение страхов и непримиримость к ним взрослых, категоричность принимаемых по поводу страхов решений, а также недоверие к способности детей избавиться от страха, как и возведение в абсолют любых ошибок на этом пути, то есть установки или проявления характера взрослых членов семьи, и сами по себе осложняющие отношение с детьми.

1.2       Влияние перинатального опыта на развитие страхов у детей

Перинатальный опыт в данном рассматривается как отражение в подсознательных психических структурах (преимущественно правого полушария) эмоционального состояния, пережитого (испытанного) ребенком при рождении. Известно, что к трем месяцам жизни плод может испытывать инстинктивный страх в виде оборонительных реакций, весьма выраженных к концу внутриутробного периода развития. В нашем определении страх – аффективно заостренное проявление инстинкта самосохранения. В том, что последний достаточно развит к концу антенатального периода жизни говорят многочисленные исследования. По данным А. И. Захарова антенатальная угроза для жизни (стеснение, сдавление, боль, недостаток кислорода – то, что означает удушье и смерть) способна вызвать ответные биохимически опосредованные реакции беспокойства, доходящие до градации безотчетного страха. Более того, ужас как апогей страха способен зародиться именно в ситуации первичной угрозы для жизни, когда включаются в максимальной мере инстинктивные и гормонально опосредованные механизмы рефлекторной защиты и выживания. В ситуации тяжелых родов, в том числе длительного безводного периода и нераскрытия шейки матки возникает реальная угроза для жизни ребенка. Тогда испытываемый страх (ужас) может надолго оставить свой след в пусть и несовершенной, но более чем чувствительной психике. Это относится, прежде всего, к эмоциональной чувствительным и впечатлительным детям с развитым впоследствии чувством Я. Чувствительность означает восприимчивость к стрессу, в то время, как впечатлительность – его сохранение в эмоциональной памяти в виде энграмм диффузного беспокойства и конкретных страхов. Выраженность чувства Я способствует более интенсивному проявлению инстинкта самосохранения и обусловленных им страхов. Тогда становится объяснимым возникновение страха при любой потере безопасности в ситуации, напоминающей травмирующий родовой опыт.

Имеет значение для последующего возникновения страхов и степень тяжести родов. Они не должны быть настолько тяжелыми, чтобы повредит мозг, как это бывает при полном прекращении питания через пуповину, преждевременной отслойки плаценты, продолжительной асфиксии (прекращение доступа кислорода), кровоизлиянии в мозг и его физических повреждениях. Во всех этих случаях органические поражения ЦНС могут неблагоприятно отразится на эмоциональной сфере и вследствие патологически выраженного возбуждения или торможения ослабить проявление инстинкта самосохранения, а заодно с ним и реакции страха.

В изучаемых нами случаях этого не происходит, во всяком случае в такой степени, скорее наблюдается обратная картина – заострение эмоциональности ребенка и его инстинкта самосохранения, вызванные временной (транзиторной) гипоксией, резким, но не окончательным уменьшением количества околоплодных вод и нарастающим с давлением плода при затруднении родового акта.

Нет здесь, как бы мы выразились, и «потери сознания», более просто, отключения. Наоборот, плод может отчетливо реагировать беспокойством на непреодолимые пока препятствия для его появления на свет.

Частым следствием эмоционального стресса матери при беременности и ее ослабленной конституции будет невропатия у ребенка как нервно – соматическая дисфункция его организма. В последнее время, как считает А.И. Захаров, сами орды при неблагоприятном течении вносит «свою лепту» в развитие невропатии, в частности в такие ее проявления, как вздрагивания новорожденного (испуги) при внезапном шуме, физическом воздействии, неустойчивость настроения, частый плач, расстройства сна и аппетита.

При этом у детей, перенесших травмирующий родовой опыт, отмечается более раннее проявление страхов. В грудном возрасте аффективные реакции в ответ на уход матери и появление незнакомых лиц; в младшем дошкольном возрасте (1 – 3года) присоединяются выраженные реакции на шум, медицинские манипуляции и страх высоты при любом поднятии или под

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Преодоление страхов у детей дошкольного и младшего школьного возраста посредством игры и изобразительной деятельности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 1407

Другие дипломные работы по специальности "Психология, педагогика":

Социальный интеллект и успеваемость детей: проблемы взаимосвязи

Смотреть работу >>

История развития социальной работы в России

Смотреть работу >>

Создание ситуации успеха в учебной деятельности школьников

Смотреть работу >>

Гармоническая психология и супружеская гармония

Смотреть работу >>

Феномен игры: ее место и роль в культурной жизни человека и культура ее бытия

Смотреть работу >>