Дипломная работа на тему "Конфликтность и барьеры в общении"

ГлавнаяПсихология, педагогика → Конфликтность и барьеры в общении




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Конфликтность и барьеры в общении":


Курсовая работа студентки Сосиденко Л. В.

Столичный гуманитарный институт

Очно-заочное отделение

Факультет «педагогики и психологии»

г. Москва, 1999 г.

Мною была выбрана именно эта тема, поскольку она очень актуальна, и мне захотелось изучить ее подробней. Ведь человек—«существо социальное». Это означает, что он живет среди людей и осуществляет свою жизнедеятельность (достигает целей, удовлетворяет потребности, трудится) не иначе как через взаимодействие, об щение с другими людьми—общение контактное, опосредственное или воображаемое.

В общении как процессе последовательных взаимоориентированных во времени и пространстве действий, реакций, поведенческих актов происходит обмен информацией и ее интерпретация, взаимовосприятие, взаимопонимание, взаимооценка, сопереживание, формирование симпатий или антипатий, характера взаимоотношений, убеждений, взглядов, психологическое воздействие, разрешение противоречий, осуществление совместной деятельности. Таким образом, каждый из нас в своей жизни, взаимодействуя с другими людьми, приобретает практические навыки и умения в сфере общения. Однако эти навыки у каждого разные.

Несмотря на эти навыки, между людьми могут возникать различные конфликты и барьеры в общении.

Так вот, данная работа и содержит ответы на вопросы: как возникают конфликты? Их первопричины? Технология разрешения конфликтов? Разновидности барьеров в общении?

Прежде, чем приступать к ответам на поставленные выше вопросы, необходимо ответить на вопрос—что такое общение?

Изучением тех или иных сторон общения заняты разные науки: философия и психология, психиатрия и этология, социология и информатика. Для каждой из них понятие «общение» свое, да и внутри этих наук нет согласия. Сложность достижения единства в понимании того, что такое общение, с одной стороны, связана с той самой его вездесущностью, которая видна невооруженным глазом и которая яростно сопротивляется всяким попыткам ограничить круг изучаемого явления. С другой стороны, попытки охватить все возможные составляющие общения приводят к тому, что оно само исчезает, растворяется, теряя свою живую ткань и переставая быть похожим на то, что мы связываем с этим понятием. В результате либо рассматриваются какие-то отдельные части и виды общения (деловое, дружеское, невербальное), либо выделяются и изучюююаются такие закономерности, которые могут быть общими для всех ситуаций общения, например, общение как коммуникация, как прием и передача информации.2

Вот одно из определений межличностного общения: это процесс взаимодействия по крайней мере двух лиц, направленный на взаимное познание, на установление и развитие взаимоотношений, оказание взаимовлияния на состояния, взгляды и поведение, а также на регуляцию их совместной деятельности.3

Рассматривая процесс познания человеком человека в общении, один из основоположников советской психологии, С. Л.Рубинштейн, писал: «В повседневной жизни, общаясь с людьми, мы ориентируемся в их поведении,

----------------------------------------------------------------------------------------------------------

1-Соснин В. А., Лунев П. А.. Как стать хозяином положения. Стр.7.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Омске и в других городах РФ.

2-Крижанская Ю. С., Третьяковков В. П., Грамматика общения. Стр. 6.

3-Соснин В. А., Лунев П. А., Как стать хозяином положения. Стр. 7

поскольку мы как бы «читаем» его, то есть расшифровываем значение его внешних данных и раскрываем смысл получающегося таким образом текста в контексте, имеющем свой внутренний психологический план. Это «чтение» проистекает бегло, поскольку в процссе общения с окружающими нас вырабатывается определенный, более или менее автоматически функционирующий подтекст к их поведению».1

То есть, очень важным в общении является первое впечатление. Конечно, первое впечатление—не всегда окончательный приговор, но важно, что с самого начала именно на его основе строится общение.

В любом случае главным регулятором в построении общения будет являться тот образ партнера, то представление о нем, которое имеется у каждого, так как именно к этому образу и будет обращено общение.

Но откуда он взялся, этот образ партнера? Если учесть скорость и непринужденность «изготовления» первого впечатления, то легче всего представить себе это так: едва увидев человека, мы вынимаем откуда-то уже готовое представление и просто как бы «навешиваем» его на человека и в дальнейшем обращаемся уже не к реальному партнеру, а к этому своему представлению о нем.

У каждого с собой багаж, состоящий из представлений и суждений о людях, о мире, о себе, из воспоминаний, из планов, которые надо осуществить в будущем и еще из многого другого. Вот из этого багажа и вынимается образ партнера. Тем самым все, что есть в багаже, может каким-то образом отразиться в первом впечатлении о другом человеке. Конечно, багаж у каждого свой, и поэтому люди обращают внимание на разные черты и качества окружающих, используют разные черты элементы своих общих представлений и своего опыта и получают разный результат.

Вопрос о степени объективности формирующегося первого впечатления ведет к вопросу о роли понимания ситуациях нам необходимо совершенно разное представление о партнере—такое, которое бы возможно больше помогало нам строить свое поведение и общение с ним. И даже если бы существовала возможность получить полную «объективную» информацию о партнере, она нам была бы не нужна. В реальной ситуации не нужно знать, какой человек «вообще», необходимо представлять себе, как он проявится в данной ситуации, чего от него ждать сейчас, в этих условиях, в данном контексте.

Общение строится не «вообще», а «здесь и сейчас», и представление о партнере должно отражать эту реальность общения.

Однако то, что представление о другом в общении совершенно необязательно должно соответствовать объективной реальности, не означает, что образ другого зависит только от того, кто его строит, и от его понимания контекста. Конечно, партнер может оказать и оказывает определенное влияние на тот образ, который появляется у другого.

Систему знаков, смысл которых проявляется в образе, который получает партнер, можно назвать самоподачей. Хочет человек этого или нет, осознанно он употребляет определенные знаки (надевает фрак, например) или неосознанно, все равно система самоподачи, самопредъявления существует и оказывает свое влияние на общение. Нет сомнений, самопредъявление также формируется под влиянием представления о контексте общения и представлений о мире, о людях, о себе.

-1-Крижанская Ю. С., Третьяков В. П. Грамматика общения. Стр. 11.

В результате получается следующая картина: общение определяется тем представлением о партнере, которое формируется в восприятии. Это представление в большой степени зависит от индивидуального багажа воспринимающего, но также и от индивидуального багажа воспринимающего, но также и от его понимания ситуации. Кроме того, на образ партнера влияет его самоподача—система крючков, за которые цепляется восприятие.

Таким образом, анализируя результаты научных исследований, посвященных восприятию и пониманию человека человеком в общении, мы прежде всего будем искать ответы на следующие вопросы: как формируется первое впечатление? Как происходит восприятие и понимание другого в длительном общении? Как сказывается на понимании другого общий контекст взаимодействия? Как проявляется самоподача в общении?

Типовые схемы формирования первого впечатления. Одним из важных результатов психологических исследований формирования первого впечатления было обнаружение некоторых типовых схем, по которым строится образ другого и которые в той или иной степени используются всеми людьми. Построение образа партнера по этим схемам иногда приводит к так называемым эффектам первого впечатления или систематическим ошибкам социального восприятия.

Наиболее часто применяется схема восприятия, которая запускается в случае неравенства партнеров в той или иной сфере—социальной (различный социальный статус), интеллектуальной, неравенство позиций в группе (групповой статус) и т. п. Ошибки неравенства проявляются в том, что люди склонны систематически переоценивать различные психологические качества тех людей, которые превосходят их по какому-то параметру, существенному для них. Эта схема начинает работать не при всяком, а только при действительно важном, значимом для нас неравенстве. Если я, болезненный и слабый, хочу быть здоровым и сильным и встречаю пышущего здоровьем и силой человека, то я переоценю его по всем параметрам—он в моих глазах одновременно будет и красив, и умен, и добр. Если же для меня главное – эрудиция, образованность, то при встрече с сильным человеком ничего не про-

Изойдет, зато при встрече с интеллектуально превосходящим—ошибка будет иметь место.

Психологические эксперименты ясно свидетельствуют о том, что эта схема применяется часто. Обратимся к конкретным исследованиям. В опытах А. А.Бо-

Далева предлагали группе взрослых испытуемых описать человека по фотографии. Перед показом одного и того же фотопортрета одной группе дали понять, что это портрет героя, а другой—что преступника.

В зависимости от предлагаемого статуса человека изменялись описания, данные испытуемыми по фотографии.

Например: Преступник. «Этот зверюга что-то хочет понять, умно смотрит и без отрыва. Стандартный бандитский подбородок, мешки под глазами, фигура массивная, стареющая, брошенная вперед». Или: «Человек опустившийся, очень озлобленный, неопрятно одетый, непричесанный. Можно думать, что до того как стать преступником, он был служащим или интеллигентом. Очень злой взгляд.»

Герой. «Молодой человек лет 25-30. Лицо волевое, мужественное, с правильными чертами. Взгляд очень выразительный. Волосы всклочены, небрит, ворот рубашки расстегнут. Видимо, это герой какой-то схватки, хотя у него и не военная форма». Или: «Очень волевое лицо. Ничего не боящиеся глаза смотрят исподлобья. Губы сжаты, чувствуется душевная сила и стойкость. Выражение лица гордое».

В другом исследовании П. Уилсон показывал студентам разных классов колледжа одного и того же мужчину, которого он назвал «мистер Инглэд». В одном классе Уилсон представлял «мистера Инглэда» как студе6нта, во втором—как лаборанта, в третьем—как преподавателя, в четвертом—как доцента, в последнем—как профессора. После того, как гость уходил, просили максимально точно определить его рост и рост самого экспериментатора. Оказалось, что рост «мистера Инглэда» неуклонно увеличивался по мере увеличения его социального статуса в то время, как рост Уилсона не менялся. Интересно, что разрыв в росте «мистера Инглэнда» от первого до последнего класса составлял 14-15 см.

Итак, можно полагать, что в данном случае схема восприятия такова. При встрече с человеком, превосходящим нас по какому-то важному для нас параметру, мы оцениваем его несколько более положительно, чем было бы, если бы он был нам равен. Если же мы имеем дело с человеком, которого мы в чем-то превосходим, то мы недооцениваем его. Очень важно, что превосходство фиксируется по какому-то одному параметру, а переоценка (или недооценка) происходит по многим параметрам. Договоримся в дальнейшем называть такого рода ошибки в общении действием фактора «превосходства».

Не менее важным и узнаваемыми являются ошибки, связанные с «общей эстетической выразительностью человека», т. е. с тем, нравится нам внешне наш партнер по общению или нет. Ошибки заключаются в том, что если человек нам нравится (внешне!), то одновременно мы склонны считать его более хорошим, умным, интересным и т. д., т. е. опять-таки переоценивать многие его психологические характеристики.

Например, в одном из экспериментов учителям были предложены для оценки «личные дела» учеников. Перед ними ставилась задача определить уровень интеллекта школьника, отношение его родителей к школе, его планы в смысле дальнейшего образования и отношение к нему сверстников. Секрет эксперимента был в том, что всем давалось одно и то же личное дело, но к нему прилагались разные фотографии—одна заведомо привлекательная, а другая заведомо непривлекательная. Оказалось, что «привлекательным» детям, при прочих равных условиях, учителя приписывали более высокий интеллект, намерение поступить в колледж, лучший статус в группе сверстников, родителей, больше занимающихся их воспитанием.

Другой пример. Американский психолог А. Миллер, применив метод экспертных оценок, отобрал фотографии людей красивых, «обыкновенных» и некрасивых. Затем он показал эти фотографии мужчинам и женщинам в возрасте от 18 до 24 лет и просил их высказаться о внутреннем мире каждого из тех, кто был изображен на фотографиях. Испытуемые оценили и мужчин и женщин, которых эксперты отнесли к наиболее красивым, как более уверенных в себе, счастливых и искренних, уравновешенных, энергичных, любезных, утонченных и более богатых духовно, чем тех, кто был оценен экспертами как некрасивые, и даже чем тех, кто попал в категорию «обыкновенных». Кроме того, испытуемые мужчины оценили красивых женщин как более заботливых и внимательных.

Таким образом, получается, что этот тип ошибки очень напоминает предыдущий: здесь тоже под влиянием одного фактора переоцениваются или недооцениваются свойства человека. Только здесь мы имеем дело с действием фактора «привлекательности» -- чем больше внешне привлекателен для нас человек, тем лучше он во всех отношениях; если же6 он непривлекателен, то и остальные его качества недооцениваются.

Следующая схема без сомнения, хорошо известна. Наверное, все согласятся, что те люди, которые нас любят (хорошо к нам относятся), кажутся нам значительно лучше тех, кто нас ненавидит (плохо к нам относится). Это проявление действия фактора «отношения к нам», который приводит к изменению оценки качеств людей в зависимости от знака этого отношения.

Показателен в этом плане результат исследования Р. Нисбета и Т. Вильсона. Студенты в течение получаса общались с новым преподавателем, который с одними испытуемыми вел себя доброжелательно, с другими отстраненно, подчеркивая социальную дистанцию. После этого студентов просили оценить ряд характеристик преподавателя. Результаты оказались достаточно однозначными. Оценки преподавателя доброжелательного оказались значительно выше, чем оценки «холодного».

Отсюда мы можем заключить, что положительное отношение к нам действительно порождает сильную тенденцию к приписыванию положительных свойств и отбрасыванию (или невниманию) отрицательных, и, наоборот, -- явное отрицательное отношение вызывает устойчивую тенденцию не замечать положительных сторон партнера и выпячивать отрицательные. таково действие фактора «отношения к нам». 1

Традиционно в исследованиях формирования первого впечатления все три вида ошибок, описанных выше, охватываются «эффектом ореола». Эффект ореола проявляется в том, что при формировании первого впечатления общее позитивное впечатление о человеке приводит к переоценке, а негативное впечатление—к недооценке неизвестного человека.2 Действительно, механизм ошибок во всех трех случаях похож, однако «источником» ореола в каждом случае являются разные причины, что и позволило выделить три основные ошибки—превосходства, привлекательности и отношения к нам.

Итак, если в ситуации общения действует хотя бы один из рассмотренных факторов—превосходства, привлекательности или отношения к нам, то человек, скорее всего, применит одну из схем восприятия и, возможно, ошибется в оценке партнера. Очень важно отметить, что эти три фактора охватывают практически все возможные ситуации общения, во всяком случае очень трудно представить себе такую ситуацию, в которой не действовал бы хотя бы один из них, в значительном числе случаев они действуют одновременно. Из этого как будто следует, что первичное восприятие другого человека всегда ошибочно. Так ли это?

В действительности вопрос о точности, правильности социальной перцепции гораздо сложнее, чем может показаться на первый взгляд. С одной стороны, специальные исследования показывают, что каждый (или почти каждый) взрослый человек, имеющий достаточный опыт общения, вполне способен точно (в опреде6ленных пределах, конечно) определить почти все характеристики партнера—и его психологические черты, и его социально-демо -

Графическую принадлежность (возраст, социальный слой, примерную профессию). Но эта точность бывает только в совершенно нейтральных

------------------------------------------------------------------------------------------------------

-1-Крижанская Ю. С., Третьяков В. П.. Грамматика общения. Стр.13-23. 2- Андреева Г. М.. Социальная психология. Стр. 124.

ситуациях, т. е. в ситуациях, из которых искусственно устранены все возможности взаимодействия, общения, зависимости, отношения между людьми (а такие ситуации встречаются только в специальных экспериментах и совершенно отсутствуют в реальной жизни), и единственной задачей испытуемого является точное и полное восприятие другого человека. С другой стороны, исследования обнаруживают, что почти всегда в реальных ситуациях (которые никогда не бывают стерильно нейтральными) присутствует тот или иной процент ошибок. И чем менее нейтральны отношения, чем более люди заинтересованы по тем или иным причинам друг в друге, тем больше вероятность ошибок. В чем же дело?

Вероятно, в том, что перед человеком никогда не стоит задача «просто воспринять» другого. Первое впечатление—это не самоцель. В самом деле6, общение наше строится существенно различным образом в зависимости от того, с кем мы общаемся, т. е. для каждой степени превосходства, для каждой категории партнеров есть как бы разные «техники» общения. Особенно хорошо это видно на примере общения взрослых с маленькими детьми. Как многие взрослые не умеют разговаривать с малышами, как часто маленькие дети испытывают трудности в общении с незнакомыми взрослыми! Причина этих неуспехов—отсутствие у тех и других адекватной техники общения при таком огромном и явном превосходстве по всем параметрам. Те же самые моменты проявляются в неудачах общения многих образованных людей с «сильными мира сего».

Выбор «техники» общения в каждом конкретном случае определяется характеристиками партнера. Поэтому наиболее важные в данной ситуации характеристики партнера—это те, которые позволяют его отнести к какой-то категории, группе. Именно эти характеристики и воспринимаются наиболее точно.

В каждой ситуации в фокусе восприятия оказываются те признаки другого человека, которые позволяют определить его принадлежность к той или иной группе в соответствии с особенностями ситуации и требованиями к построению дальнейшего поведения. А все остальные черты и особенности, оказавшиеся «не в фокусе», просто достраиваются по определенным схемам, и именно здесь появляется вероятность ошибки.

Таким образом, всегда восприятие любого другого одновременно и верное и неверное, правильное и неправильное, оно более точное в отношении главных в данный момент характеристик, по которым мы строим поведение, и менее точное в отношении остальных.

Итак, в межгрупповом взаимодействии схематичное, стереотипное восприятие зачастую бывает оправданно и приводит к нужным результатам, поскольку оно в данном случае правильно. Ситуации первого знакомства относятся именно к межгрупповому уровню общения, поскольку для людей как социальных существ главное—определение вопроса о групповой принадлежности партнера. Ошибкой же является то, что стереотипизация вызывает определенную оценку и неизвестных, «не относящихся к делу» свойств и качеств, что может привести к неадекватному общению в дальнейшем—за пределами ситуации первого впечатления, когда общение станет межличностным и потребуется точность в определении именно этих психологических качеств.

Таковы в общих чертах типичные схемы формирования первого впечатления. Однако важно знать не только саму схему восприятия, но также и те знаки во внешности другого человека или в ситуации, которые запускают восприятие по этой схеме. Важно знание тех крючков, за которые зацепляется та или иная схема восприятия—по фактору «превосходства», «привлекательности» или «отношения к нам». Рассмотрим их.

Фактор «превосходства». Для того чтобы подействовал фактор «превосходства» и мы применили соответствующую схему восприятия – переоценили какие-то характеристики человека, превосходящего нас, например, по социальному статусу, нам надо сначала это превосходство оценить. Каким образом человек это делает? По каким признакам мы можем судить о превосходстве человека в социальном положении или, например, в интеллектуальной сфере?

Исследования показывают, что для определения этого параметра в нашем распоряжении два основных источника информации: 1) одежда человека, все внешнее оформление, включая такие атрибуты, как знаки различия, очки, оформление волос, награды, драгоценности; в определенных случаях рассматривается даже такая «одежда», как машина, кресло, оформление кабинета и т. д.; 2) манера поведения человека (как сидит, ходит, разговаривает, куда смотрит и т. д.).

Понятно, что, кроме этих двух признаков, у нас ничего и нет (если, конечно, не рассматривать случай, когда нам предварительно достоверно известно о превосходстве).

Эти элементы служат знаками групповой принадлежности и для самого «носителя» одежды и «автора» поведения, и для окружающих его людей. Понимание своего места в той или иной иерархии, группе, во всей системе общественных отношений, а также положения других людей во многом определяют общение и взаимодействие. Поэтому выделение превосходства какими-то внешними, видимыми средствами всегда очень существенно.

В прежние времена это было настолько важно, что определенная одежда не только могла носиться людьми определенного статуса или общественного положения, но и должна была носиться ими. Существовали определенные правила, что и кому можно или нельзя надевать. Таким образом, задача распознавания статуса в то время была довольно простой.

Можно утверждать достаточно определенно, что и в наше время, когда нет жестких предписаний и ограничений, роль одежды в кодировании превосходства остается значимой. Можно, вероятно, говорить о существовании неофициальной знаковой системы одежды и внешних атрибутов человека, элементы или сочетание элементов которой являются теми крючками, которые направляют формирование первого впечатление по схеме превосходства. 1

Анализ гардероба человека (предпочитаемого стиля, формы, цвета и других особенностей одежды) в такой ситуации может дать немало информации о таких индивидуально-психологических особенностях человека, как его темперамент, характер, социальный статус и т. д.. Но поскольку одежда отражает еще и некоторые особенности нашего бессознательного (установок., психологической защиты и т. д.)—то и об этой сфере. 2

Что же в одежде свидетельствует о превосходстве? В первую очередь—цена, чем она выше, тем выше статус. Цену мы «вычисляем», видя качество одежды,

------------------------------------------------------------------------------------------------------

-1- Крижанская Ю. С., Третьяков В. П. Грамматика общения. Стр. 24, 25, 27, 28-31. 2- Сорины сестры. Язык одежды. Стр. 80.

.прямо связанное с ценой. Зная частоту встречаемости данной модели (дефицитность) и ее соотношение с модой (модность), мы тоже можем судить о цене одежды.

С социальным статусом, кроме цены, тесно связан выбор силуэта одежды. Многие люди называют одежду людей высокого социального положения

«строгой», «официальной» и т. п. Причем чаще всего эти слова относятся к силуэту. «Высокостатусным» считается силуэт, приближающийся к вытянутому прямоугольнику с подчеркнутыми углами, а «низкостатусным» -- приближающийся к шару.

Третьим фактором в одежде, который всегда отмечается как признак статуса, является ее цвет. 1 В разных странах конкретные цвета могут иметь разное значение. В нашей стране как признак высокого статуса отмечается одежда черно-белой гаммы, а чем ярче, насыщенее чище цвет одежды (не черный и белый), тем ниже предполагаемый статус. 2

Надо заметить, что эти признаки важны не только сами по себе, по отдельности, но и во взаимодействии. Так, если яркая разноцветная одежда сочетается с очень высокой ценой, то испытуемые склонны делать вывод о финансовом превосходстве, а если высокая цена сочетается с неподходящим силуэтом, то «носителя» скорее признают высокостатусным «деятелем искусства», чем человеком низкого статуса. Точно так же по одежде может быть воспринято и превосходство, например, интеллектуальное. Известно, что если человек в очках, то его умственный и образовательный уровень переоценивается.

В манере поведения, как и в одежде, всегда присутствуют элементы, позволяющие судить о статусе человека. В чем проявляется «превосходство» в манере поведения? Скорее всего, можно определить как независимость в различных обстоятельствах и ситуациях. Сюда относится прежде всего независимость от партнера: человек показывает, что ему интересен тот, с кем он общается, его реакции, настроения, состояние или то, о чем, он говорит. Такая независимость «снаружи» может выглядеть как высокомерие, наглость, уверенность в себе и т. п. Независимость от ситуации общения обнаруживается в следующем: человек как бы «не замечает» некоторых ее аспектов – наличия свидетелей, неудачно выбранного момента, различных помех и т. д. Такое поведение может восприниматься по-разному, но почти всегда свидетельствует об определенном превосходстве. Об этом же свидетельствует независимость от различных мелких, неписанных норм общения. 3 Слишком расслабленная поза (например, развалившись в кресле) при важном разговоре может означать превосходство в ситуации, власть. Или: человек смотрит в сторону, в окно, осматривает свои ногти – это явная демонстрация превосходства, власти (кстати, люди независимые обычно внимательно смотрят на собеседника, «заглядывают в глаза»). 4 Если человек говорит непонятно для собеседника, употребляет много специальных терминов, иностранных слов, т. е. не стремится к тому, чтобы его поняли, то такое поведение фиксируется иногда как интеллектуальное превосходство, хотя в сущности это тоже нарушение нормы

Общения – говорить доступно.

Манера поведения может содержать в себе признаки превосходства по

1- Крижанская Ю. С., Третьяков В. П. Грамматика общения. Стр. 31, 32. 2- Сорины сестры. Язык одежды. Стр. 123. 3- Крижанская Ю. С., Третьяков В. П. Грамматика общения. Стр. 33. 4- Пиз Алан. Язык жестов. Данкелл Самюэл. Позы спящего .Составил Шарпило В. В. Стр. 142.

Разным причинам: вследствие действительного превосходства, объективного или только субъективного; а также вследствие превосходства ситуативного. Каждый может оказаться в ситуации, которую он не понимает, в которой он очень плохо ориентируется, и поэтому попадает в определенную зависимость от окружающих – их советов, ответов на вопросы и т. д. В этом случае человек легко ориентирующийся – “хозяин” ситуации – по любому основанию знает, как себя вести, кто есть кто ) обязательно будет вести себя более уверенно, независимо и, следовательно, демонстрировать в манере поведения элементы превосходства. Те же элементы может показывать и человек с субъективным превосходством, «знающий себе цену», «высоко себя ценящий». Если же такое поведение не подкреплено нашими собственными представлениями или сведениями об истинном или ситуационном превосходстве, то тогда мы можем оценить в первую очередь не статус, а, например, некоторые личные качества данного человека, уровень его притязаний (например, «он много о себе мнит»).

Таким образом, можно заключить, что восприятие превосходства по манере поведения зависит от оценки независимости в поведении и от нашей готовности признать эту независимость обоснованной, т. е. от нашей собственной позиции в этот момент, которая определяется значимостью для нас ситуации.

Если в какой-то значимой для себя ситуации человек чувствует себя почему-то неуверенно, неустойчиво, зависимо от каких-то, может быть, еще не состоявшихся событий (т. е. у него самого в данный момент «отрицательное» превосходство), то в этой ситуации фактор превосходства может начать действовать даже от незначительного толчка, от восприятия микроскопических (и в другое время не подействовавших бы) отклонений в манере поведения, во внешнем виде другого человека. Тогда по любому намеку, иногда воображаемому, «запускается» действие превосходства, и ошибки не замедлят сказаться. Много примеров тому: люди в острых, экстремальных ситуациях доверяются тем, кому никогда не поверили бы в обычной обстановке, слушают советы тех (и следуют этим советам), кого в незначимой, спокойной ситуации слушать бы не стали.

Итак, действие фактора превосходства начинается тогда, когда человек фиксирует превосходство другого над собой по знакам в одежде и манере поведения. Вследствие этого человек, с одной стороны, строит свое поведение в данный момент, с другой – при оценке личности партнера может допускать ошибки, описанные ранее: преувеличивать (или преуменьшать) те или другие качества.

Фактор привлекательности. Восприятие привлекательности – это процесс той же природы, что и восприятие превосходства, т. е. социальной природы, а следовательно, и механизмы их должны быть схожи. Отсюда – знаки привлекательности надо искать не в том или ином разрезе глаз или цвете волос, а в социальном значении того или иного признака, который служит знаком привлекательности. Ведь есть одобряемые и не одобряемые обществом или конкретной социальной группой типы внешности. И привлекательность – не что иное, как степень приближения к тому типу внешности, который максимально одобряется той группой или группами, к которой мы принадлежим.

В качестве знаков привлекательности могут рассматриваться те усилия, которые затрачиваются человеком для соответствия социально одобряемому типу внешности. Такие знаки фиксируются и запускают схему – человек относится либо к привлекательным, и тогда переоцениваются все его невидимые качества, или к непривлекательным, и тогда происходит недооценка остального.

Очень хорошо это видно на примере такого слагаемого внешности, как телосложение. Принято выделять три основных типа телосложения: эндоморфное (пикническое) – склонные к полноте люди, мезоморфное (атлетическое) – стройные, сильные, мускулистые и эктоморфное (астеническое) – высокие, худые, хрупкие. Довольно давно многочисленными исследователями показано, что тип телосложения связан с некоторыми психологическими чертами. Так, пикники обычно более общительны. Склонны к комфорту, переменчивы в настроениях. Атлеты характеризуются высоким жизненным тонусом, любовью к приключениям, а астеники обычно более сдержаны, молчаливы, спокойны. В нашем обыденном сознании эти связи зафиксированы довольно прочно.

Однако в первом впечатлении все эти «конструктивные» элементы не имеют особого значения. Главное другое – какой тип телосложения социально одобряется, а какой нет. Так, в исследовании, проведенном Бродели, испытуемым предъявляли пять мужских силуэтов разных типов телосложения. Нужно было дать описание возможных психологических свойств людей с предложенными силуэтами. Реакции испытуемых расположились следующим образом. Мускулистый, спортивный мезоморфный тип получил в описаниях устойчивые положительные оценки. Эндоморфный тип – низкорослый толстяк – в большинстве случаев характеризовался отрицательно. Силуэты эктоморфного типа – высокие и худые – занимали в оценке испытуемых промежуточное положение: они не вызывали такой благожелательной реакции, как мезоморфный тип, но и не подвергались уничтожающей критике, как эндоморфный.

Достоверно зарегистрирован факт меньшей привлекательности детей эктоморфного (астенического) телосложения – их реже выбирают в качестве товарищей, чаще избегают, причем замечено, что с возрастом эта тенденция усиливается.

Таким образом, привлекателен тот тип телосложения, который социально одобряется. Но еще более привлекательны усилия, затраченные на его получение.

Итак, можно сказать, что знаками привлекательности являются усилия человека выглядеть социально одобряемым в некоторой группе образом. Механизмом формирования восприятия по этой схеме является все тот же стереотип, но теперь уже не прямо по знакам принадлежности к группе, а, если можно так выразиться, по их первой производной – по знакам желания быть отнесенным к данной группе.

Фактор отношения к нам. Знаком отношения к нам, запускающим соответствующую схему формирования впечатления, является все, что свидетельствует о согласии или несогласии партнера с нами.

Психологи Карри и Кени, выявив мнение испытуемых по ряду вопросов, знакомили их с мнениями по тем же вопросам, принадлежащим другим людям, и просили оценить этих людей. Предъявляемые мнения варьировались от полного совпадения до совершенного несовпадения с позицией испытуемых. Оказалось, что чем ближе чужое мнение к собственному, тем выше оценка высказавшего это мнение человека. Это правило имело и обратную силу: чем выше оценивался некто, тем большее сходство его взглядов с собственными от него ожидали. Убежденность в этом предполагаемом «родстве душ» настолько велика, что разногласий с позиций привлекательного лица испытуемые попросту не склонны замечать.

В приведенном эксперименте согласие задавалось впрямую. Однако существует огромное количество косвенных признаков согласия. Это и определенное поведение – кивки, одобряющие или ободряющие, улыбки в нужных местах, другие проявления, соответствующие вашей позиции, слова и даже сама манера держаться. Важно, чтобы во всем сквозило согласие… и включается схема восприятия по фактору отношения к нам. По сути это тоже стереотип особого рода. Здесь действует представление не о реальных социальных группах, а субъективных группах. Речь идет о тех группах, которые не «существуют в природе», т. е. не заданы общественными отношениями, существуют в нашем сознании. Скажем, человек считает себя умным, знающим инженером, хорошо разбирающимся в политике и футболе, счастливым в семейной жизни и т. д. Это то же самое, что относить себя к группам умных людей, знающих инженеров. Знатоков политики, футбола и др. А значит, иметь субъективные представления (стереотипы) о том, что такое умный человек, знаток футбола и т. д. И, естественно, что знаком принадлежности к этим группам будет согласие с ним, а дальше срабатывает соответствующий стереотип, т. е. схема отношения к нам как бы дополняет первые две. Все это осуществляется за счет одного механизма – стереотипизации.

Старые знакомые. Новые задачи.

В постоянном общении законы и результаты первого впечатления продолжают действовать. Однако постоянное и длительное общение не может удовлетвориться тем списком приписанных партнеру черт и свойств, которые сформировались при первом впечатлении. В постоянном общении становится важным более глубокое и объективное понимание партнера – его актуального состояния, динамики его отношения к нам, восприятие им ситуации. Здесь восприятие партнера и понимание его происходят на другой основе, стереотипы мало помогают, если не мешают.

В самом деле: в реальном общении мы почти всегда примерно понимаем, что происходит с нашим партнером. При этом не столь важно, что мы далеко не всегда отдаем себе отчет в этом понимании, существенно, что оно даже в скрытом виде является регулятором нашего поведения. Вряд ли каждый может в любой момент общения объяснить, почему ему кажется, что собеседник чем-то расстроен или не хочет продолжать разговор. Однако это понимание у нас есть, иначе мы не стали бы выяснять, что же произошло, или стараться закончить беседу. Значит, восприятие другого человека в общении дает нам материал для выводов.

Общаясь с партнером. Мы получаем большое количество информации о нем, о его состояниях, переживаниях. Известно и то, что способности адекватного восприятия других у разных людей разные. Есть способность, позволяющая за внешними признаками видеть внутреннее содержание. Этой способностью в большей или меньшей степени обладают практически все люди, но она может быть значительно усилена при наличии жизненного опыта и знаний.

Реальные основания для понимания другого человека по его внешности и элементам поведения действительно есть. Это достоверно установлено сейчас психологическими исследованиями. В них показано, что почти все детали внешнего облика человека могут нести информацию о его эмоциональных состояниях, отношении к окружающим его людям вообще, о его отношении к себе, о том, как он чувствует себя в общении в данной ситуации.

Лицо человека, его жесты, мимика, общий стиль экспрессивного поведения, походка, его манера стоять, сидеть, привычные позы и их изменение во время разговора, пространственная ориентация по отношению к партнерам, а также различные сочетания этих факторов – все это имеет определенное социально - перцептивное содержание и несет информацию о его внутренних состояниях и характеристиках.

Конечно, самое привлекающее наше внимание в облике другого человека – его лицо, и это понятно, поскольку оно может сказать нам очень много о собеседнике.

Действительно, можно сделать «умное» лицо и тем воздействовать на мнение о себе, а кроме того, лицо часто бывает «одухотворенное», «смешное», «просветленное», «угрюмое» и т. д. и т. п. Первое и главное, что отражается в лице человека, его мимике, -- это эмоции. Причем очень важно отметить, что исследования демонстрируют очень большие «способности» всех людей к распознаванию основных эмоций по выражению лица, а передача эмоциональных состояний – одна из основных функций лицевой экспрессии. Экман установил, что существует семь основных лицевых выражений – конфигурации мимики, выражающих семь эмоций: счастье, удивление, страх, страдание, гнев, отвращение или презрение и интерес. Показано, что все люди, независимо от национальности и культуры, в которой они выросли, с достаточной точностью и согласованностью интерпретируют эти мимические конфигурации как выражение соответствующих эмоций. И хотя каждая мина является конфигурацией всего лица, тем не менее установлено, что основную информативную нагрузку несут брови и область вокруг рта (губы).

Обсуждая информацию, которую можно прочесть «с лица» человека, нужно упомянуть о роли направления взгляда – очень важном «инструменте» общения. В самом деле, ведь неприятно, например, говорить с человеком, который все время не смотрит на нас, «отводит глаза».

Однако, хотя лицо, по общему мнению, является главным источником психологической информации, тем не менее во многих ситуациях оно гораздо менее информативно, чем нам кажется. Связано это с тем, что лицевая мимика довольно хорошо контролируется человеком, несмотря на расхожее мнение о том, что, так как «на лице все написано», оно может выдавать человека, даже когда он этого не хочет. Так как лицо весьма выразительно, очень хорошо видимо для других, а следовательно, вызывает мощную обратную связь, а также выражения лица достаточно хорошо осознаваемы, то лицо хорошо контролируется. Во всяком случае, во много раз лучше, чем тело.

Итак, при определенных обстоятельствах (например, соблюдении правил этикета), когда человек хочет скрыть свои чувства, лицо становится малоинформативным, а тело – главным источником информации для партнера. Один из психологов даже назвал тело местом «утечки информации» о наших душевных состояниях.

Поэтому в общении важно знать о том, какую информацию можно получить, если перенести фокус наблюдения с лица человека на его тело и его движения, так как жесты, позы, стиль экспрессивного поведения таят в себе очень много информации. Это показано многочисленными исследованиями, проведенными в последние 30 лет. Самым, пожалуй, любопытным результатом этих длительных исследований оказалось то, что практически все люди умеют хорошо «читать» позы и жесты, хотя, конечно, далеко не всегда понимают, как они это делают.

О той информации, которую несет жестикуляция, известно довольно много. Прежде всего важно количество жестикуляции. Несмотря на то, что нормальное количество жестов различно у разных народов и в разных культурах (больше на юге и меньше на севере), тем не менее везде их количество и интенсивность растут вместе с возрастанием эмоциональной возбужденности человека, его взволнованности. Возрастает интенсивность жестикуляции и при желании достичь полного понимания между партнерами, особенно если оно почему-либо затруднено. 1

Показано, что “закрытые” позы (когда человек как-то пытается закрыть переднюю часть тела и занять как можно меньше места в пространстве; “наполеоновская” поза стоя: руки, скрещенные на груди, и сидя: обе руки упираются в подбородок, и т. п.) воспринимаются как позы недоверия, несогласия, противодействия, критики или даже страха перед партнером. И действительно, они выражают это содержание. Открытые же позы (стоя: руки раскрыты ладонями вверх, сидя: руки раскинуты, ноги вытянуты) воспринимаются как позы доверия, согласия, доброжелательности, психологического комфорта. Есть ясно читаемые позы раздумья (поза роденовского мыслителя), позы критической оценки (рука под подбородком, указательный палец вытянут вдоль виска). Известно, что если человек заинтересован в общении, он в полпжении сидя будет наклоняться вперед к собеседнику, если же не очень заинтересован -–будет откидываться назад.

Человек, желающий заявить о себе, “поставить себя”, будет стоять прямо,. В напряженном состоянии, с развернутыми плечами, иногда упершись руками в бедра; человек же, которому не нужно подчеркивать свой статус и положение, будет расслаблен, спокоен, находиться в свободной непринужденной позе. 2

Значение и смысл поз так же, как и остальных элементов экспрессивного поведения, могут быть поняты любым человеком. Вряд ли нужно специальное обучение чтобы понять: если человек весь как-то скрючен, зажат, напряжен, то ему, скорее, плохо, чем хорошо. Если в движениях и позах чувствуется необыкновенная легкость, он раскрепощен, свободен,- вероятно, у него хорошее настроение. Так же легко, как поза, может быть понято и значения общего рисунка походки – моментов вставания, усаживания и т. п., т. е. значение стиля передвижения и изменения поз.

Походка, например, является одним из важнейших ключей к пониманию внутреннего состояния человека. Не зря походка так узнаваема – она строго индивидуальна. Вместе с тем в походке хорошо видны многие характеристики человека. Поэтому неудивительно, что походка хорошим врачам служила диагностическим симптомом различных болезней.

По походке наблюдатель довольно легко может распознавать эмоциональное состояние ее владельца. Так, в исследовании Монтепэра, Гольдштейна и Клаузена испытуемые с большой точностью узнавали по походке такие эмоции, как гнев, злость, страдание, гордость, счастье. Причем оказалось, что самая “тяжелая” походка – при гневе, самая большая длина шага – при гордости. Когда человек испытывает страдание, он почти не размахивает руками, они “висят”, а если он счастлив – он “летит”, у него более частые и легкие шаги.

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 – Крижанская Ю. С., Третьяков В. П. Грамматика общения. Стр. 32-40, 47-55. 2 – Пиз Аллан. Язык жестов. Данкелл Самюэл. Позы спящего. Стр. 27, 98, 100, 101,109, 115.

Эмпатия как механизм восприятия. Для того чтобы умения понимать человека, лежащие у многих под спудом, начали проявляться в общении, необходимы не только и не столько знания и опыт, сколько нечто другое – особое отношение к партнеру, особая направленность на него. Проще говоря, как бы опытны и умудрены жизнью и знаниями мы ни были, для того чтобы понять человека, нужно этого хотеть. Хотеть понять, о чем он думает, отчего переживает, его точку зрения и образ мыслей.

Каждый может вспомнить ситуации, когда восприятие и понимание в общении были ясными, легкими, наполненными. Это отношения с любимыми, с близкими друзьями, вряд ли здесь возникает необходимость в специальных знаниях для правильного восприятия и понимания партнера – все происходит само собой, без труда и раздумий. Оно и понятно, ведь в таких ситуациях нам очень хотелось понять другого, не обидеть его, не сделать что-то не так и т. д. Это видно даже внешне – влюбленные постоянно заглядывают в глаза друг другу, как бы сверяя свое представление и реальность, друзья очень внимательны к малейшим проявлениям в изменении состояния партнера и т. п. Иными словами, к такому общению каждый человек подходит во всеоружии средств и способов восприятия и понимания другого человека.

Механизмом этого типа восприятия и понимания другого является эмпатия. Эмпатия основана на умении (которое определяется стремлением) поставить себя на место другого, взглянуть его глазами, прочувствовать его состояние и позицию и учесть их в своем поведении. Эмпатия – это способ понимания без осмысления, когда эмоциональное вчувствование в позицию другого сразу же приводит к соответствующим собственным действиям.

Эмпатией мы все владеем с детства. Однако с возрастом этот механизм все реже включается в восприятие. Нам некогда, да и не хочется понимать каждого, с кем мы общаемся, -- у нас масса своих проблем. Нет желания понимать позицию другого человека – главное донести свою. И вообще нет уже той направленности на понимание, которая была когда-то. Поэтому постепенно мы теряем свою уникальную чувствительность к другому человеку, теряем вместе с ней способность понимать его и заменяем отсутствующее понимание все теми же стереотипами.

Понимание партнера достигается в эмпатии, которая предполагает большую чувствительность, сензитивность к состояниям партнера. Существуют специальные методы обучения, в которых ставится задача повысить чувствительность людей к переживаниям друг друга. Это различные формы психологического тренинга общения – тренинг сензитивности. Однако не в коем случае не стоит забывать, что эмпатия – не только и не столько техника, сколько определенная позиция по отношению к партнеру – заинтересованная, доверительная, открытая. В отсутствии этой позиции всякий технический прием будет малоэффективен, присутствие же доверия «автоматически» предполагает лучшее понимание. Поэтому в тех случаях, когда мы хотим лучше понять партнера, «почувствовать» его, важно уметь настроить себя на соответствующий лад – доверия, терпимости, открытости.

О чем говорят поступки? То есть, очень важным является то, как мы видим и понимаем других людей. Но не менее важно и то, как мы понимаем их действия. И не только потому, что через свои поступки человек лучше виден, как говорил Г. Гете, «поведение –это зеркало, в котором каждый показывает свой лик», но и потому, что адекватное понимание действий человека может в конечном счете привести к успеху взаимодействия с ним.

Анализируя «состав» своего общения, трудно пройти мимо такого очевидного факта, что общение – это коммуникация, т. е. обмен мнениями, переживаниями, соображениями, настроениями, желаниями и т. д. и т. п.

Существенно и то, что именно с коммуникативной стороны общения мы часто связываем представления об эффективности общения. Именно здесь лучше всего видны удачи и неудачи. Сталкиваясь с неэффективным общением, мы чаще всего «подозреваем» коммуникацию: мои ошибки связаны с тем, что я не с того начал, не о том говорил, не с того боку подъехал, не то ответил и т. д. И поэтому у каждого есть масса вопросов: как говорить, с чего начинать, как сделать, чтобы тебя поняли, т. е. как сделать эффективной коммуникацию.

Таким образом, перед нами стоят следующие вопросы:

Что препятствует эффективной коммуникации?

Каково происхождение барьеров?

Какие условия надо соблюдать, чтобы преодолевать барьеры?

Барьеры непонимания.

Во многих ситуациях общения человек сталкивается с тем, что его слова, его желания и побуждения как-то неправильно воспринимаются собеседниками, «не доходят» до него. Иногда даже складывается впечатление, что собеседник защищается от нас, наших слов и переживаний, что он возводит какие-то преграды, защитные сооружения, заборы и плетни на пути общения. Проходя через нагромождения этих барьеров, наши слова частью застревают в них, частью изменяются до неузнаваемости, частью западают в какие-то закоулки, так что найти их потом невозможно. Между тем бывают (правда, значительно реже) и такие ситуации, когда то, что мы говорим, не наталкивается на преграды, когда путь для того, что передается, открыт и достигается полное взаимопонимание. От чего же зависит появление барьеров, почему они возникают, что они защищают и есть ли какие-нибудь общие правила обороны, строительства и эксплуатации этих «фортификационных сооружений»? 1

Вопрос об эффективности человеческого общения – универсален. Барьеры общения могут быть связаны с характерами людей, их стремлениями, взглядами, речевыми особенностями, с манерами общения. И причины многих конфликтов, взаимных разногласий и недовольства людей как в личной, так и в профессиональной сферах не в последнюю очередь кроются именно в непонимании приемов эффективного общения, в неумении ими пользоваться.

Исследования проблем общения и практические наблюдения позволяют все возможные приемы или типы реагирования людей, находящихся в межличностном контакте, условно сгруппировать по параметру «эффективности—неэффективности» с точки зрения реализации целей общения.

В целом основными условиями любого практического общения являются умения и навыки человека в использовании так называемых понимающих и

-------------------------------------------------------------------------------------------------------

1 –Крижанская Ю. С., Третьяков В. П. грамматика общения. Стр. 56-60, 61, 107, 113, 114.

директивных приемов реагирования при взаимодействии с другими людьми. Основными причинами неэффективности любого реального общения являются склонности и привычки человека прибегать при взаимодействии с собеседником к принижающе-уступчивой и защитно-агрессивной формам поведения как неадекватным заместителям понимающего и директивного общения.

Понимающее общение—это целенаправленное взаимодействие, ориентированное на понимание собеседника и проявление уважения к его личности в форме неоценочных реакций на его высказывания и эмоциональные состояния.

Приемы понимающего общения способствуют установлению и развитию контакта, положительных взаимоотношений, изучению личностных особенностей собеседника, выяснению его точки зрения по обсуждаемой проблеме и т. д. Эти приемы часто называют общением, ориентированным на собеседника, диагностическим общением или техникой рефлексивного общения.

В психологической литературе наиболее устоявшимся термином для обозначения понимающего общения можно считать «рефлексивное общение». В психологическом плане он означает следующее: «При взаимодействии с собеседником я, как зеркало, «отражаю» его мысли и чувства, стремясь обдумать и понять их его глазами безо всякого оценивания».

Принижающе-уступчивое общение—это целенаправленное взаимодействие, ориентированное на понимание собеседника, но содержащее реакции неуместного принижения своих чувств, стремлений и целей, а также неоправданные уступки собеседнику.

Директивное общение—это целенаправленное взаимодействие, ориентированное на оказание прямого психологического воздействия на человека для достижения своих целей и состоящее из реакций, выражающих собственные оценки, взгляды, стремления и цели.

Эти цели как в личной жизни, так и в профессиональной деятельности могут в широком смысле состоять в достижении взаимовыгодных соглашений с партнером, в психологическом воздействии на него, в отстаивании своих интересов в условиях разногласий и конфликтов или в собственной защите от агрессивных нападок и угроз со стороны собеседника.

Защитно-агрессивное общение—это целенаправленное взаимодействие, ориентированное на оказание прямого психологического воздействия на собеседника для достижения своих целей, но осуществляемое в такой форме, которая может унизить чувство собственного достоинства, игнорируя потребности и интересы партнера.

Итак, эффективное общение должно включать в себя понимающие и директивные приемы реагирования и по возможности исключать агрессивные и принижающе-уступчивые реакции при взаимодействии с другими людьми.

Итак – каковы же те навыки, умения и способы поведения, которыми мы должны обладать, чтобы быть более ориентированным на понимание других людей?

Установки общения, ориентированного на понимание.

Приемы понимающего общения представляют собой совокупность таких правил, умений и навыков работы с людьми, которые можно усвоить и приобрести без особой предварительной психологической подготовки. Ориентированный на понимание субъект, находящийся в роли изучающего, при взаимодействии с партнером акцентирует свое внимание в первую очередь на внутренней системе отсчета (критерии оценок, ценности, мотивы, проблемы) своего партнера, а не на своей собственной.

Почему же важна ориентация на систему отсчета (мысли и чувства) собеседника, а не на свою? Важность этого положения в том, что партнер знает себя, свои потребности, свою жизненную ситуацию и проблемы лучше нас. Поэтому нам необходимо помочь ему развить свои мысли, а не «подталкивать» его, согласно нашим представлениям. Дело в том, что когда мы пытаемся понять внутренний мир другого человека и изучить его ценности, убеждения, идеалы и т. д., привычная для нас форма взаимодействия – направлять партнера, задавая вопросы, особенно такие, которые, как нам представляется, будут «зондировать» глубже и которых, по нашему убеждению, он сам себе еще не задавал.

Хотя такие формы взаимодействия и необходимы, но они обычно бывают полезны только после того, как мы получили определенную информацию о том, как этот другой человек сам представляет и переживает свою ситуацию или проблему.

Кроме того, открытое общение с человеком, которого мы хотим понять и изучить, будет происходить лишь в случае, когда мы способны создать доверительные взаимоотношения (климат, атмосферу, психологический контакт). Чувство доверия существенно для самораскрытия партнера без опасения, что его оценят необъективно, а его откровенность будет использована в ущерб ему же. Как показывает практика общения, существенными для создания климата доверия (или возникновения и развития психологического контакта с собеседником) являются следующие условия или установки:

Понимающее неоценочное реагирование на мысли, чувства и представления партнера;

Положительное принятие собеседника как личности;

Согласованность собственного поведения при взаимодействии с другим человеком.

Установка—это осознанная готовность человека реагировать определенным образом в конкретной ситуации в соответствии со своими потребностями, целями и задачами.

Рассмотрим эти установки подробнее.

Установка на понимающее реагирование. Установка на понимающее неоценочное реагирование предполагает осознанное стремление реагировать на мысли и состояния собеседника с целью увидеть их его глазами и уловить качество этих состояний (страх, сомнение, беспокойство, гнев и т. д.). Ее формирование связано со способностью человека понимать и предсказывать мысли и эмоциональное состояние партнера по общению, как бы ставя себя на его место.

В психологии эта способность называется эмпатией. Поэтому в литературе по общению можно часто встретить такие понятия как «эмпатия», «эмпатическое общение», которые по содержанию совпадают с понимающим общением.

Понимающее реагирование не означает нашего согласия с тем, что говорит и чувствует партнер, а есть проявление желания непредвзято понять его позицию, жизненную ситуацию без оценок в его адрес. Такое реагирование требует от нас умения на время как бы уйти от собственной системы оценок и попытаться понять переживания собеседника, состояния его внутреннего мира. Если он ощутит, что его мысли поняты и приняты правильно, он начнет нам доверять и будет готов дальше обсуждать волнующие его вопросы, раскрывая свои внутренние состояния.

Оценивающий тип понимания другого человека обычно вызывает защитные реакции, которые мешают ему проявлять открытость и развивать свои мысли глубже, так как подсознательно или вполне осознанно собеседник начинает опасаться услышать негативные оценки, чувствовать, что его не понимают и не приемлют. Другая причина, почему оценивающее реагирование может вызвать защитные реакции собеседника, заключается в том, что многие люди воспринимают эти попытки как наше вторжение в их автономию или как покушение на их право иметь именно такие мысли, взгляды, переживать именно такие эмоциональные состояния и чувства.

Итак, когда мы пытаемся изучить и понять другого человека и помочь ему самому глубже осознать свои проблемы, то понимающее реагирование способствует самораскрытию чувств и мыслей собеседника, а оценивающее реагирование препятствует.

Установка принятия личности собеседника – это наша готовность и стремление в общении с человеком проявлять к нему безусловно позитивное внимание и уважение, независимо от его достоинств и недостатков.

Чем больше вы способны принять другого человека в ходе общения, принять то, что он говорит о себе и о своих проблемах, тем больше он способен раскрывать себя самого – и хорошее и плохое, а следовательно, тем свободнее и глубже начинает обсуждать и анализировать свои мысли, представления и чувства. Важно отметить, что установка принятия личности собеседника состоит в готовности проявлять подлинное, а не показное уважение. То есть – это готовность проявлять доброжелательность к личности партнера в целом со всеми положительными и отрицательными сторонами.

Установка на согласованность своего поведения при взаимодействии с собеседником означает искренность своего поведения в общении с ним. На практике согласованность поведения имеет место тогда, когда то, что мы открыто выражаем собеседнику словами и жестами, согласуется с тем, что мы действительно внутренне чувствуем в момент беседы, и тогда, когда мы сами осознаем свое внутреннее эмоциональное состояние.

Быть полностью согласованным в общении со всеми людьми, все время и во всех ситуациях, конечно, невозможно и даже нежелательно. Однако согласованность поведения является очень важным условием в тех ситуациях, когда партнеры стремятся понять друг друга и хотят развития взаимоотношений.

Резюмируя основные составляющие понимающего поведения в общении, можно сказать: нужно искренне стремиться получить дополнительную информацию о мыслях и чувствах партнера безо всякого оценивания, признавать право собеседника на отличие от ваших представлений, личностных особенностей, вкусов, предпочтений и т. д.; а также согласовывать свое вербальное поведение с теми эмоциональными состояниями, которые у вас возникают в ходе взаимодействия.

Правила понимающего реагирования.

Чтобы эффективнее понимать и изучать собеседника, развивать с ним психологический контакт, целесообразно придерживаться следующих правил:

_больше слушайте и меньше говорите сами, «следуйте» за высказываниями собеседника, стремясь глубже прояснить их;

_воздерживайтесь от своих оценок, меньше задавайте вопросов, и не «подталкивайте» его к обсуждению тем, о которых ему «следует» говорить;

_ стремитесь прежде всего реагировать на личностно значимую информацию, связанную с потребностями и интересами партнера;

_ стремитесь реагировать на чувства и эмоциональные состояния собеседника.

Рассмотрим правило, требующее больше реагировать на личностно значимое, чем на безличностное.

Под “личностным” имеется в виду тот материал (или информация) из всего сказанного собеседником, который непосредственно связан с его значимыми потребностями и интересами, в отличие от информации о других людях, абстрактных представлениях, событиях, ситуациях или теоретических размышлениях.

Психологическое предположение, лежащее в основе данного правила, состоит в следующем: если мы реагируем на наиболее значимое и самым прямым образом связанное с потребностями и переживаниями собеседника, то этим самым мы как бы “помогаем” ему свободнее высказывать и обсуждать свои личностные представления по тем или иным проблемам.

Рассмотрим следующее правило: больше следовать за мыслью собеседника, чем “подталкивать” его в разговоре. Под “следованием за мыслью собеседника” будем понимать реагирование на то, что он сказал, с его собственной точки зрения и тем самым побуждение его к дальнейшему обсуждению его мыслей и чувств. Под “подталкиванием” будем понимать такое реагирование на его высказывание, которое ориентирует и побуждает его рассматривать те вопросы, которые, по нашему мнению, ему следует обсуждать.

Еще одно правило: больший акцент на прояснение сказанного собеседником, чем постановка вопросов, или высказывание собственных мнений. Использование вопросов на ранних стадиях беседы может фактически затруднить понимание собеседника, его мыслей и чувств, а также способствовать возникновению психологических барьеров. Ведь что такое вопросы? В психологическом плане – это обычно прямые “подталкивания” собеседника. И они могут иметь разрушительное влияние на общение, если ориентируют его на конкретные области, сферы и как бы отвлекают внимание партнера с его собственных мыслей и переживаний.

Вторая проблема с постановкой вопросов состоит в том, что задавая их, мы берем инициативу разговора в свои руки, начинаем идти в разговоре от себя. Однако сразу же возникает вопрос, а как быть с инициативой, напористостью при проведении целенаправленных бесед. Инициатива, конечно, нужна, но вопрос в том, когда нам уместно ее проявлять и как.

Третья проблема с постановкой вопросов состоит в том, что сама их форма (подозрительный, напутственный тон) может вызвать защитную реакцию собеседника. Все это не способствует развитию доверия, а также затрудняет общение в целом. С другой стороны, на некоторые вопросы просто нельзя дать ответы, или, по меньшей мере, на них нелегко ответить. Именно поэтому, в качестве общей ориентации полезнее и безопаснее избегать задавания вопросов, когда мы хотим понять собеседника. И особенно в тех случаях, когда мы не имеем полной картины того, как собеседник сам видит свою ситуацию или проблему.

Рассмотрим правило: большее реагирование на чувства, чем на содержание сказанного.

Это правило базируется на многочисленных исследованиях и обширной консультативной психологической практике. Более того, реагирование на чувства – это более прямой и короткий путь для выявления соответствующих мыслей, представлений и взглядов собеседника, лежащих в основе его чувственных состояний.

Психологический механизм, действующий в этом случае, следующий. Реагирование на чувства способствует возникновению в сознании собеседника тех представлений, взглядов и мыслей, которые связаны с этими чувствами и лежат в их основе. Дело в том, что эмоциональные состояния человека непосредственно связаны с его потребностями и интересами. Они являются формой и степенью выражения удовлетворенности или неудовлетворенности этих потребностей, а также показателем личностной значимости для собеседника обсуждаемой ситуации или вопорса. Поэтому, реагируя на чувственный тон речи партнера, мы, образно выражаясь, “нажимаем на спусковой крючок”. Мы быстрее и естественнее побуждаем его высказывать те представления, которые связаны с его потребностями и интересами в обсуждаемой ситуации в отличие от случая прямого реагирования на рациональный компонент его высказывания (на содержание).

Подводя итог обсуждению общих характеристик или правил понимающего реагирования, отметим еще раз, что эта техника требует: во-первых, очень тщательного и интенсивного слушания, а также внимания к тому, что собеседник пытается выразить; во-вторых, тщательного отбора из его высказываний тех аспектов, на которые нужно реагировать в первую очередь.

Виды понимающего реагирования

Под видом реагирования подразумевается конкретная поведенческая реакция или поведенческий акт в реальном общении с партнером.

К видам понимающего реагирования относятся:

Простые фразы, подтверждающие наличие контакта – «да-да», «так-так», «конечно» и т. п., которое как бы «говорят» собеседнику, что мы его слушаем и понимаем то, что он говорит. Основная функция таких фраз – подтвердить контакт с собеседником; используя их наряду с невербальными реакциями, выразить внимание и интерес к нему. Такие реакции особенно полезны, когда собеседник начал излагать свои мысли и еще не выразил их полностью.

Перефразированием мыслей и чувств партнера, выраженных открыт

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Конфликтность и барьеры в общении". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 556

Другие дипломные работы по специальности "Психология, педагогика":

Социальный интеллект и успеваемость детей: проблемы взаимосвязи

Смотреть работу >>

История развития социальной работы в России

Смотреть работу >>

Создание ситуации успеха в учебной деятельности школьников

Смотреть работу >>

Гармоническая психология и супружеская гармония

Смотреть работу >>

Феномен игры: ее место и роль в культурной жизни человека и культура ее бытия

Смотреть работу >>