Дипломная работа на тему "Политико-правовая концепция русского либерализма"

ГлавнаяПраво, юриспруденция → Политико-правовая концепция русского либерализма




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Политико-правовая концепция русского либерализма":


Введение.

Либерализм— (от латинского слова liberalis— свободный) по прямому смыслу — свободомыслие, вольнодумство; - это политическая идеология, обосновывающая процесс обособления и становления самостоятельного индивида, ставящая в центр внимания защиту его естественных прав и свобод от вмешательства властей[1].

Такое определение либерализма можно встретить почти в каждом учебнике по политологии или политической истории. Оно является классическим в своем роде. Но для наст оящего понимания либерализма, на мой взгляд, его не достаточно. Либерализм имеет много ипостасей как в историческом, так и в национально-культурном и идейно-политическом измерениях. В трактовке основополагающих вопросов, касающихся взаимоотношений общества, государства и отдельного индивида, либерализм представляет собой весьма сложное и многоплановое явление, проявляющееся в различных вариациях, отличающихся как внутри отдельных стран, так и особенно на межстрановом уровне. Он ассоциируется с такими, ставшими привычными для современного общественно-политического лексикона, понятиями и категориями, как идеи самоценности индивида и соответственности за свои действия; частной собственности как необходимого условия индивидуальной свободы; свободного рынка, конкуренции и предпринимательства, равенства возможностей и т. д.; разделения властей, сдержек и противовесов; правового государства с принципами равенства всех граждан перед законом, терпимости и защиты прав меньшинств; гарантии основных прав и свобод личности (совести, слова, собраний, создания ассоциаций и партий и т. д.); всеобщего избирательного права и т. д.

Очевидно, что либерализм - это комплекс принципов и установок, которые лежат в основе программ политических партий и политической стратегии того или иного правительства или правительственной коалиции либеральной ориентации. Вместе с тем либерализм - это не просто некая доктрина или кредо, он представляет собой нечто неизмеримо большее, а именно тип и способ мышления. Как подчеркивал один из ведущих его представителей XXв. Б. Кроче: «либеральная концепция - метаполитическая, выходящая за рамки формальной теории политики, а также в определенном смысле этики и совпадающая с общим пониманием мира и действительности. Это система воззрений и концепций в отношении окружающего мира, тип сознания и политико-идеологических ориентации и установок, который не всегда ассоциируется с конкретными политическими партиями или политическим курсом. Это одновременно теория, доктрина, программа и политическая практика»[2].

Либерализм представляет собой весьма гибкую и динамичную систему, открытую влиянию со стороны других течений, чутко реагирующую на изменения в общественной жизни и модифицирующуюся в соответствии с новыми реальностями. Об этом свидетельствуют все перипетии и основные вехи формирования и эволюции либерализма.

При всей своей многовариантности либерализм имеет общие корни и определенный комплекс концепций, идей, принципов и идеалов, в совокупности делающих его особым типом общественно-политической мысли.

В силу необъятности проблемы и невозможности рассмотрения ее в рамках одного реферата, в своей работе я поставил цель подробно проанализировать политико-правовую концепцию более узкого спектра, а именно русского либерализма. Вскрыть его особенности, остановится на наиболее видных представителях. Ввиду многоплановости данной задачи, я попытался построить исследование отталкиваясь от узловых проблем, характеризующих специфичность русского либерализма.

Особенно в реферате я остановился на развитии идеологии либерализма в Российской Федерации на современном этапе. Это придает исследуемой мною теме еще большую актуальность. В последнее время события, происходящие на российской политической и идеологической арене, вызывают особый интерес. Наша страна переживает очень противоречивый, но судьбоносный период свой истории. На мой взгляд, обращение к исследованию либерализма, его развитию, очень важно для России именно сейчас. Для того чтобы каждый гражданин мог ясно представлять, что такое права и свободы, идеи самоценности; частной собственности и т. д., поскольку в противном случае, он не сможет сделать для себя правильный вывод о том, какую позицию по отношению к политическому курсу, и государственной власти он занимает, и о том, что бы он желал в них изменить.

Глава I.

Истоки либерализма в международном аспекте.

Само понятие "либерализм" вошло в общественно-политический лексикон в начале XIXв. Первоначально оно использовалось в Испании, где в 1812 г. "либералами" называли группу делегатов-националистов в кортесах (испанской разновидности протопарламента), заседавших в Кадисе. Затем оно вошло в английский и французский и вслед за ними во все европейские языки.

Своими корнями либеральное мировоззрение восходит к Ренессансу, Реформации, ньютоновской научной революции. У его истоков были идеи таких разных авторов, как Дж. Локк, Ш.-Л. Монтескье, И. Кант, А. Смит, В. Гумбольдт, Т. Джефферсон, Дж. Мэдисон, Б. Кон-стан, А. де Токвиль и др. На протяжении всего XIXв. эти идеи были развиты И. Бентамом, Дж. С. Миллем, Т. Х. Грином, Л. Хобхаузом, Б. Бозанкетом и другими представителями западной общественно-политической мысли. Несомненный вклад в формирование либерального мировоззрения внесли представители европейского и американского Просвещения, французские физиократы, приверженцы английской манчестерской школы, представители немецкой классической философии, европейской классической политэкономии.

При всех различиях общее между этими разными мыслителями, идейными направлениями и движениями состояло в том, что они, каждый по своему, в соответствии с реальностями своего времени высказывались за пересмотр устоявшихся, но устаревших ценностей и подходов к решению важнейших социально-экономических и политических проблем, за перестройку потерявших эффективность общественно-политических и государственных институтов, за ревизию, определенную модификацию и модернизацию основных положений, доктрин и концепций в соответствии с изменившимся положением вещей в обществе, с новыми тенденциями общественно-исторического развития. Участники английской буржуазной революции середины XVIIв., "славной" революции 1688 г., войны за независимость США (или американской революции), несомненно, руководствовались многими из тех идеалов и принципов, которые позже стали составной частью либерального мировоззрения.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по необходимой вам теме. Оригинальное выполнение дипломных работ на заказ в Екатеринбурге и в других городах России.

Поворотным пунктом в размежевании современных течений западной общественно-политической мысли следует считать Великую французскую буржуазную революцию. Основополагающие идеи и установки, ставшие важнейшими системообразующими составляющими классического либерализма, были сформулированы в Декларации прав человека и гражданина 1789 г. и конституции 1791 г. Либеральные принципы в той или иной степени получили практическое осуществление в ограниченном конституционном строе, установленном во Франции в 1814 г., особенно после июльской революции 1830 г., а также в Третьей республике в 1870 г. Ощутимых успехов они добились в Швейцарии, Голландии, Скандинавских странах. Немаловажную роль либералы сыграли в объединении Италии и Германии и формировании государственной системы этих стран. Своеобразным полигоном, на котором либеральные идеи проходили главную проверку и испытание, стали Великобритания и США.

В России в силу целого комплекса причин либеральное мировоззрение укоренилось сравнительно позже - в конце XIX - начале XXв. Но тем не менее представители русской общественно-политической мысли внесли собственную лепту в понимание и разработку либерализма, но об этом я расскажу несколько позднее.

Либерализм формировался, развивался и утверждался в различных социально-исторических и национально-культурных условиях. При близком рассмотрении в либерализме обнаруживается весьма причудливое разнообразие оттенков, переходных ступеней, противоречий и т. д. Как правило, выделяют две исторически сложившиеся либеральные традиции: англосаксонская и континентальноевропейская. В XIXв. первая ассоциировалась со свободной торговлей, интернационализмом, развитием конституционных норм и укреплением демократических ценностей. На политической арене носительницей важнейших ценностей и принципов этой традиции стала либеральная партия Великобритании. С самого своего возникновения она постепенно наращивала поддержку со стороны избирателей и влияние в обществе, пока во второй половине XIXв. не превратилась в одну из двух ведущих политических партий страны. Однако с выдвижением на политическую авансцену лейбористской партии, которая привлекла на свою сторону рабочий класс, либералы стали постепенно терять свои позиции. В 1940-1945 гг. они в последний раз участвовали в правительственной коалиции.

Что касается континентальноевропейской традиции, то в ней больший акцент делался на процессы национальной консолидации и отказ от всех форм экономического, политического и интеллектуального авторитаризма. В силу большого разнообразия исторических условий в каждой стране либерализм обрел собственную окраску. Постепенно в нем выделились два соперничающих между собой течения - умеренных и прогрессистов. Последние, в свою очередь, также характеризовались разнообразием идеологических позиций, что, в частности, проявилось в названиях их партий - от либералов до радикалов.

Разнородность как самого либерализма в качестве особого течения общественно-политической мысли, так и либеральных партий в разных странах объяснялась главным образом тем, что в разных странах с различной степенью остроты вставали проблемы обеспечения экономических свобод, конституционных реформ или секуляризации государства. Дополнительным фактором, определившим различие идеологической окраски либеральных партий в отдельных странах, стала проблема национального возрождения и объединения, как это было, например, в Италии и Германии. Здесь либерализм стал одной из мобилизующих сил национально-государственного объединениям.

Соображения экономии места не позволяют затрагивать особенности развития либерализма в европейских странах. Но без этого краткого анализа либерализма в международном аспекте, сложно представить специфику русского либерализма, его идеи и принципы, обусловленные соответствующими национально-культурными и историческими реальностями.

Итак, обратимся к развитию классического либерализма в России.

Глава II.

Классический либерализм в России.

В конце XVIIIвека - первой половине XIX в., в то время когда в Европе понятие "либерализм" прочно вошло в общественно-политический лексикон и шло активное формирование либерального мировоззрения, государственный и общественный порядок Российской империи находился на прежних основаниях. Дворянство, составлявшее малую часть населения, оставалось господствующим, привилегированным классом. Освобожденные от обязательной службы государству помещики из служилого сословия превратились в праздный, чисто потребительский «класс рабовладельцев». Из дворян формировались бурно растущие в то время канцелярии бюрократического аппарата империи. В стране царил чиновничий и помещичий произвол. Правительство предпринимало попытки проведения общественных реформ, но проблемы изменения государственного строя или совершенствования законодательства в России первой половины XIX в. практически отступали. Острейшим явился вопрос о крепостном праве. «Целая половина населения империи, которого тогда считалось свыше 40 млн. душ обоего пола, — писал В. О. Ключевский в своем Курсе русской истории, — целая половина этого населения зависела не от закона, а от личного произвола владельца... Крепостное русское село превращалось в негритянскую североамериканскую плантацию»[3].

Государственная политика выражала интересы основной массы дворянства. Правительство порой осознавало опасность углубляющейся розни основных сословий, но сколько-нибудь существенные реформы провести было неспособно. Как во всяком самодержавном государстве, политика России во многом зависела от личности монарха. Так еще в конце XVIII в. Павел I отменил некоторые привилегии дворян и законодательно ограничил барщину тремя днями в неделю; но он же роздал в частное владение (дворянам) около 100 тыс. дворцовых и казенных крестьян.

Однако постепенно набирали силу иные тенденции. Темпы развития экономики неуклонно замедлялись, что влекло за собой все большее отставание России от Запада, ослабление ее в хозяйственном, военном и политическом отношении. В высших эшелонах власти процветали фаворитизм, взяточничество, бюрократизм, коррупция. Перед обществом реально встал вопрос о правомерности существования сложившейся феодально-крепостнической системы.

Этот вопрос о переменах в самих основах устройства российского общества стал восприниматься уже не как отвлеченная проблема, а как жизненная потребность. Невозможность управления страной старыми методами, необходимость общественных преобразований явились той необходимой предпосылкой возникновения в России либеральной идеологии.

Важную роль здесь сыграли просветительские идеи французских XVIII в. (Вольтера, Дидро, Монтескье и др.) мыслителей. Французское просветительство продолжало оставаться базой для распространения среди передовой части русского общества реформаторских настроений. Именно в этой среде формировалось убеждение в необходимости общественных преобразований. Таким образом, ранние политические и идеологические движения либерального типа в России имели западническую ориентацию.

Либерализм, укрепивший свои позиции в процессе реформ середины XIX в., ставил своей целью преобразовать общественный, политический и государственный строй России в соответствии с образцами мирового, естественного, европейского пути развития. Основными положениями либералистских доктрин стали: капитализм со свободой предпринимательства и частной инициативы, права и свободы индивидуальной личности, светский характер общества, политический плюрализм, всеобщее избирательное право, парламент, конституционная монархия (с предельно ограниченной властью монарха) или республика, «правовое государство» и режим законности.

Важно отметить, что нарастающие противоречия феодального строя в России отражались в постоянном противостоянии и столкновениях либеральной и охранительной (консервативной) идеологий. Наиболее яркими проявлениями назревшего кризиса крепостничества и самодержавия были возникновение тайных обществ и выступление декабристов.

Либеральное движение в России развивалось в стесненных режимом условиях, его социальная база была неширокой, поэтому многие положения классического либерализма были здесь интерпретированы применительно к местным условиям. Явным примером такой интерпретации, является политико-правовая доктрина М. М. Сперанского.

2.1 Проекты либеральных преобразований Сперанского

Александр I, вступивший на престол в результате убийства Павла I, в начале своего царствования обещал управлять народом "по законам и по сердцу своей премудрой бабки" Екатерины II. В этом сочетались как его либеральные воззрения, так и стремление завоевать популярность в обществе.

Основной заботой правительства провозглашалась подготовка коренных (основных) законов для уничтожения "произвола правления". В обсуждение проектов реформ были вовлечены придворные вельможи. Обсуждались относительно мелкие вопросы и разрозненные реформы некоторых государственных учреждений, пока в окружение императора не попал талантливый мыслитель и государственный деятель МихаилМихайлович Сперанский(1772—1839).

По заданию Александра I Сперанский подготовил ряд проектов усовершенствования государственного строя империи, по существу, проектов российской конституции.

Рассматривая либеральные идеи М. М. Сперанского, главным образом следует отметить, что они возникли не пустом месте. И даже не столько социально-политическая обстановка того времени оказала на них серьезное влияние, нет, в их основе лежали – идеи западного просветительства (главным образом французского). С этими идеями Сперанский познакомился еще будучи семинаристом Александро-Невской семинарии, где в самообразовании своем он вышел далеко за рамки религиозных вопросов нравственного бытия, заинтересовался существующими в человеческом обществе механизмами властвования и средствами управления людьми. В этом ему выступила в помощь богатая семинарская библиотека, в которой всегда можно было найти труды Локка, Монтескье, Вольтера, Руссо, Дидро и др.

Нужно отметить, что это веление сердца, изучать общественно-политические науки и в частности труды европейских просветителей возникло у Сперанского не случайно. Во многом оно было обусловлено теми настроениями, которые царили в то время в России. Недавняя эпоха «просвещенного абсолютизма» Екатерины II, ознаменованная разработкой новой официальной идеологии, имевшей цель повысить общеевропейский престиж империи, усвоение либеральной фразеологии, контакты с европейскими мыслителями – все это наложило серьезный отпечаток на несколько поколений людей.

Сперанский получил достаточно высокую теоретическую подготовку к моменту восшествия на престол Александра Iи явился для молодого императора настоящей находкой. Он сумел подвести под начинания еще неопытного монарха серьезную научно-философскую основу, построенную на проверенных временем идеях эпохи Просвещения.

В целом идейный план Сперанского и программа его реформ были пронизаны духом либерализма, идеи которого были столь популярны в Европе. Об этом свидетельствует множество ссылок в его трудах на авторитетных Западно-Европейских мыслителей. Причем Сперанский проводит тождество исторического пути России и Европы, в частности он сравнивает Россию с Францией. В его работе «Введение к уложению государственных законов» от 1809 года, мы можем встретить множество фраз и заметок, свидетельствующих о проведении явной исторической параллели. Что же касается идей самих французских просветителей, то многое Сперанский заимствовал у крупнейших теоретиков деистического направления, Шарля Луи Монтескье, Франсуа (Аруэ) Вольтера, и др.

Наиболее полно взгляды реформатора М. М. Сперанского отражены в записке 1809 года - «Введение к уложению государственных законов».В ней он высказал свое мнение не только по поводу отдельных конкретных проблем государственного развития и правопорядка, но и дополнительно объяснил и обосновал свои мысли на основании теории права или даже скорее философии права.

Сперанский указывает на то, что живые силы государства могут проявляться либо в сосредоточенной форме (в единении друг с другом), либо порознь, будучи распределенными среди отдельных людей. В первом случае, говорил он, они способствуют развитию государственной власти и ее политических привилегий, а во втором случае, напротив, они поддерживают права подданных. Сперанский пишет: «Если бы права государственной власти были неограниченны, если бы силы государственные соединены были в державной власти и никаких прав не оставляли бы они подданным, тогда государство было бы в рабстве и правление было бы деспотическое»[4]. По мнению Сперанского, подобное рабство может принимать две формы, точнее иметь как бы две ступени. Первая форма исключает подданных не только из всякого участия в использовании государственной власти, но к тому же отнимает у них свободу распоряжаться своей собственной личностью и своей собственностью. Вторая, более мягкая, также исключает подданных из участия в управлении государством, однако оставляет за ними свободу по отношению к собственной личности и к имуществу. Следовательно при такой более мягкой форме подданные не имеют политических прав, но за ними остаются права гражданские. А наличие их означает, что в государстве в какой то степени есть свобода. Но свобода эта не достаточно гарантирована и может легко нарушаться со стороны государственной власти, поэтому - объясняет Сперанский - необходимо предохранять ее - по средствам создания и укрепления основного закона, то есть Политической конституции. Гражданские права должны быть перечислены в ней «в виде первоначальных гражданских последствий, возникающих из прав политических», а гражданам должны быть даны политические права, при помощи которых они будут в состоянии защищать свои гражданские права и свою гражданскую свободу.

Итак, по убеждению Сперанского, гражданские права и свободы недостаточно обеспечены законами и правом. Без конституционных гарантий они сами по себе бессильны, а следственно и излишни. Поэтому именно требование укрепления гражданского строя легло в основу всего плана государственных реформ Сперанского и определило их основную мысль -«правление, доселе самодержавное, поставить и учредить на законе»[5].Иными словами Сперанский считал необходимым издание основных законов, которые станут гарантией гражданской свободы. Либеральная идея его здесь как мыслителя состоит в том, что государственную власть надо построить на постоянных началах, а правительство должно стоять на прочной конституционно - правовой основе и таким образом его власти должны быть поставлены точные пределы, а деятельность его должна протекать строго в отведенных рамках закона. Эта идея вытекает из склонности находить в основных законах государства прочный фундамент для гражданских прав и свобод. Она несет в себе стремление обеспечить связь гражданского строя с основными законами и крепко поставить его, именно опираясь на эти законы. Данную идею Сперанский перенял из «Философских писем» Вольтера, который принадлежал к числу идеологов, не создавших собственной политической теории, но подготовивших почву для последующего развития политико-правовых учений.

Сперанский в программе своих реформ говорит также о необходимости создания правового государства, которое в конечном итоге должно быть государством конституционным. Он объясняет, что безопасность человека и имущества - это первое неотъемлемое достояние всякого общества, поскольку неприкосновенность является сутью гражданских прав и свобод, которые имеют два вида : свобод личных и свобод вещественных.

Содержание личных свобод:1. Без суда никто не может быть наказан; 2. Никто не обязан отправлять личную службу, иначе как по закону.

Содержание свобод вещественных:1. Всякий может располагать своей собственностью по произволу, сообразно общему закону; 2. Никто не обязан ни платить податей и повинностей иначе, как по закону, а не по произволу.

Таким образом мы видим, что Сперанский повсюду воспринимает закон, как метод защиты безопасности и свободы. Однако он видит, что необходимы гарантии не только от произвола исполнительной власти, но и от произвола законодателя. Реформатор подходит к требованию конституционно - правового ограничения власти, чтобы правительство при выполнении своих функций принимало во внимание существующее право. Согласно Сперанскому это не привело бы к ослаблению государственной власти, а напротив придало бы ей большую стабильность.

Для решения задачи о подчинении власти праву, то есть законам, не подлежащим изменениям, Сперанский считает необходимым наличие системы разделение власти. Проанализировав работы Монтескье «Персидские письма» и «О духе закон», Сперанский смог подчерпнуть из них основополагающие принципы теории разделения власти и механизма «сдержек и противовесов». Но здесь заслугой его как мыслителя является то, что он сумел не только переработать данные теории, но и смог преобразовать их, составить на их базе свою теорию, применительно к российским историческим реалиям.

Сперанский включает в традиционный треугольник разделения властей на три ветви, особый орган – Государственный совет. В своей деятельности он как бы должен соединять всю законодательную, исполнительную и судебную власть, согласовывая и корректируя их взаимодействие. Одновременно Государственный Совет должен был выступать блюстителем исполнения законодательства во всех областях управления, и через него к государю поступала бы информация всех дел от нижестоящих органов. Это на российской почве, по мнению Сперанского, позволит достичь единства в работе правительства.

Итак, Михаил Михайлович Сперанский считал Россию зрелой, чтобы приступить к реформам и получить конституцию, обеспечивающую не только гражданскую, но и политическую свободу. Сперанский утверждает, что в истории нет примеров того, чтобы просвещенный коммерческий народ долго оставался в состоянии рабства и что нельзя избежать потрясений, если государственное устройство не соответствует духу времени. Поэтому главы государств должны внимательно наблюдать за развитием общественного духа и приспособлять к нему политические системы. Из этого Сперанский делал выводы, что было бы большим преимуществом - возникновение в России конституции благодаря «благодетельному вдохновению верховной власти».

Но верховная власть в лице императора разделяла не все пункты программы Сперанского. Александра I вполне устраивали лишь частичные преобразования крепостнической России, сдобренные либеральными обещаниями и отвлеченными рассуждениями о законе и свободе. В тоже время составленный план реформ Сперанского был близок государю, поскольку он более детально и глубоко раскрывал некоторые его идеи и не ставил под сомнение существование самодержавного строя, а лишь предлагал облечь его всеми, так называемыми формами закона. К этим внешним формам и относились элементарная законность, выборность части чиновников и их ответственность, создание новых начал организации суда и контроля, разделения властей и. т. д.. Александр I был готов принять все это. Но между тем испытывал на себе и сильнейшее давление придворного окружения, включая членов его семьи, стремившихся не допустить радикальных преобразований в России. В результате получившийся либеральный план реформ оказался несколько абстрактным и «преждевременным». По образному выражению В. О. Ключевского: «ни государь, ни министр никак не могли подогнать его к уровню действительных потребностей и наличных средств страны»[6]. Это была своеобразная политическая мечта двух лучших и светлых умов России, мечта - осуществление которой могло бы способствовать началу конституционного процесса в империи, более быстрой эволюции от абсолютной монархии в сторону монархии буржуазной, а, следовательно, и развитию идеологии либерализма.

Однако слишком много препятствий стояло тогда на путях реформ, это и обстановка общей косности, социальный эгоизм дворянства, групповые интересы высшей аристократии, верхушки армии, чиновничества, пассивность и политическая апатия народных масс. Все это, в конечном счете, способствовало тому, что либеральные преобразования, намеченные Сперанским, так и не были проведены в полном объеме…

2.2. Политико-правовые учения Б. Н.Чичерина

Значительное влияние на развитие либеральных взглядов в России оказывали политико-правовые учения профессора Московского университета Б. Н. Чичерина. Он творил в сложную и противоречивую эпоху развития либерально-правовой мысли.

После отмены крепостного права (1861 г.) правительство России провело ряд реформ (судебная, земская, городская, военная и др.), которые подготовили почву для перехода ее к промышленному строю. Однако эти реформы носили половинчатый характер, и не смогли гарантировать права и свободы широким слоям населения.

В этот период в России большинство либерально настроенных мыслителей теоретически обосновывали создание конституционной монархии, необходимость широких правовых реформ, формирование правового государства, юридического закрепления прав личности.

Программными требованиями либеральных учений были оправдание процессов развития гражданского общества, сохранение таких его основ, как частная собственность, товарно-денежные отношения, формальное равенство субъектов права. Это обусловливало противостояние либеральной политико-правовой мысли различным направлениям социалистической идеологии, выступавшим против развития капитализма.

Несмотря на то, что Россия позже других стран вступила на путь капиталистического развития, политико-правовая идеология, российского либерализма в теоретическом отношении стояла к этому времени уже на уровне западноевропейской философской мысли, а в некоторых аспектах превосходила ее.

Б. Н. Чичерин являлся к тому времени наиболее представительной фигурой в рядулиберальных государствоведов и политических мыслителей. Восприняв многие идеи российского западничества, он пошел дальше по пути усиления таких аспектов их доктрины. В своих работах по вопросам государства и права Чичерин настоятельно доказывал необходимость реформ политической жизни в России. Чичериным были подготовлены фундаментальное пятитомное исследование "История политических учений" (1869—1902 гг.), сочинения "Собственность и государство" в двух томах (1881—1883 гг.), "Курс государственной науки" в трех частях (1894—1898 гг.), "Философия права" (1900 г.).

Чичерин воспринял философию Гегеля, однако гегелевскую триаду (тезис, антитезис, синтез) заменил логической схемой из четырех элементов, в результате которой образуется круговорот четырех начал (единство — отношение — сочетание — множество).

Большое место в трудах Чичерина уделялось свободе личности. В понятии свободы Чичерин различал две стороны — отрицательную (независимость от чужой воли) и положительную (возможность действий по своему побуждению, а не по внешнему велению).

Личность, утверждал Чичерин вслед за Кантом, сама по себе есть цель и не может быть употреблена как средство для посторонних ей целей. Из требования внутренней свободы, по учению Чичерина, вытекает требование свободы внешней: действия людей необходимо разграничить таким образом, чтобы свобода одного не мешала бы свободе остальных, чтобы каждый мог свободно развиваться, и чтобы были установлены твердые правила для разрешения споров, неизбежных при совместном существовании.

Право, по Чичерину, составляет неотъемлемую принадлежность всех обществ. По существу, право есть взаимное ограничение свободы под общим законом, утверждал Чичерин. Субъективное право — это законная свобода человека что-либо делать или требовать; объективное право — закон (совокупность норм), определяющий свободу и устанавливающий права и обязанности участников правоотношений. Оба эти значения, писал Чичерин, неразрывно связаны, поскольку свобода выражена в форме закона, закон же имеет целью признание и определение свободы — "источник права не в законе, а в свободе"[7].

Чичерин не разделял концепцию теоретиков, утверждавших, что "право — минимум нравственности" (Еллинек, Соловьев). Право, по его учению, имеет самостоятельные природу и значение, в нем нельзя видеть низшую ступень нравственности, поскольку такое воззрение отводит праву подчиненное положение, делает его слугой нравственности, что приводит в конце концов к уничтожению свободы, к насильственному осуществлению нравственных начал. Необходимо, отмечал он, четко отграничивать сферу права как область внешних воль от сферы нравственности как области внутренней, исследующей мотивы поведения. Эти области восполняют друг друга: область принуждения начинается там, где действует право, регулирующее внешнюю свободу, тогда как нравственность определяет духовные потребности людей.

Высшая связь между областями внутренней и внешней свободы, писал Чичерин, выражается в органических союзах, членом которых является человек. Во имя нравственного закона человек подчиняется общественному началу как высшему выражению духовной связи людей, и в этом отношении человек имеет обязанности. Вместе с тем как свободное лицо он пользуется правами. Чичерин писал, что свобода проявляется как свобода общественная, определяющая отношение членов к тому целому, к которому они принадлежат, их законное подчинение и долю участия в общих решениях. Но эта новая сфера свободы не уничтожает предыдущих: она только восполняет их, возводя к высшему единству. Однако, рассуждал мыслитель, каким образом объяснить столь часто встречающееся в истории и жизни отрицание свободы? Это противоречие разрешается законом развития.

Сущность развития, считал Чичерин вследза Гегелем, состоит в постепенном осуществлении внутренней свободы. С этих позиций Чичерин критически оценивал те доктрины государства и права, которые "совершенно поглощают личность в обществе" или низводят человека до степени простого средства для общественных целей.

Необходимым проявлением свободы Чичерин признавал собственность. В ряде трудов, особенно в сочинении "Собственность и государство", он оспаривал теорию социалистов о передачевсего производства и распределения в руки государства, "самого плохого хозяина, какого только можно придумать". Чичерин выступал против тех теорий, которые видят в собственности лишь историческую категорию, вместо того, чтобы рассматривать ее как необходимое проявление свободы, вытекающее из природы человека. Право собственности, по Чичерину, есть коренное юридическое начало, вытекающее из свободы человека и устанавливающее полновластие лица над вещью. Вторжение государства в область собственности и стеснение права хозяина распоряжаться своим имуществом, утверждал Чичерин, всегда является злом.

Из свободы как источника права проистекает и понятие договора как соглашения воль контрагентов, писал Чичерин. Он замечал, что, подобно тому, "как собственность есть явление свободы в отношении к физическому миру, так договор есть явление свободы в отношении к другим людям"[8]. Анализируя институты частного права, ученый отстаивал неприкосновенность наследственного права, непоколебимость прав, приобретенных субъектами права. На государстве лежит обязанность охраны законных прав и интересов граждан, а само оно, по Чичерину, возникает как результат общей воли на основе одного из трех видов общественных союзов: семейного, гражданского или церковного. При этом важную роль в формировании государственной идеи играет один из нескольких факторов — завоевания, религия или «постепенное развитие жизни и ее потребностей». Чичерин противопоставляет средневековое государство (анархия, сословная рознь, крепостное право, господство силы) и буржуазное государство Нового времени (господство всеобщего порядка и благоденствия). На основании этого противопоставления Чичерин делает вывод о том, что государство — это «высший союз, который призван сдерживать частные силы и не дозволяет одним покорять себе других... Всякое частное порабощение противоречит государственным началам»[9].

Ученый выступал против уравнения имущественного положения граждан. Если формальное равенство (равенство перед законом) составляет требование свободы, то материальное равенство (равенство состояний) свободе противоречит. Поскольку материальные и умственные силы, способности людей не равны, то и результаты их деятельности не могут быть одинаковы. Свобода, утверждал Чичерин, необходимо ведет к неравенству состояний. Уничтожить неравенство, замечал он, можно, только подавив свободу и превратив человека в орудие государственной власти, которая, налагая на всех общую мерку, может, конечно, установить общее равенство, но равенство не свободы, а рабства.

Задача права, по учению Чичерина, — не уничтожить разнообразие, но сдерживать его в должных пределах, мешая естественному неравенству перейти в неравенство юридическое, мешая свободе одного посягать на свободу других.

Таким образом, в центре концепции Чичерина — личность со своими правами и свободами. Он провозгласил принцип: "Не лица для учреждений, а учреждения для лиц"[10]. Только в обществе, замечал ученый, человек может реализовать все свои способности, входя по своему усмотрению в тот или иной общественный союз. Государство лишь управляет совокупными интересами народа, но вся область личной деятельности человека лежит вне его. Основными элементами государства, по Чичерину, являются: 1), власть, 2) закон, 3) свобода, 4) общая цель.

Через призму прав и свобод личности Чичерин анализировал различные образы правления. Каждый народ, по его мнению, в своей истории не ограничен раз навсегда установленной какой-либо одной формой политической власти. С изменением жизненных условий видоизменяются и формы государства. Чичерин исследовал абсолютизм, аристократию, демократию, конституционную монархию, условия их возникновения, развития и падения. Высшей стадией развития идеи государства Чичерин считал конституционную монархию, в которой, как он утверждал, различные начала общежития приводятся к идеальному единству: "Монарх представляет начало власти, народ и его представители — начало свободы, аристократическое собрание — постоянство закона, и все эти элементы, входя в общую организацию, должны действовать согласно для достижения общей цели"[11].

Теория конституционализма Чичерина расходилась с порядками самодержавной России, о которых он не раз отзывался критически: "Для того, чтобы Россия могла идти вперед, необходимо, чтобы произвольная власть заменилась властью, ограниченной законом и обставленной независимыми учреждениями"[12]. Этот либеральный тезис Чичерина напрямую перекликается со взглядами М. М. Сперанского.

Чичерин был современником реформ и контрреформ в периоды царствования Александра II и Александра III. Перспективы развития государственного и правового строя России по-разному ставились и обсуждались в газетах того времени, в различных обществах и кружках. Чичерина тревожило то, что "либерализм", по-разному толкуемый и понимаемый, стал модой, а рассуждения ряда новомодных "либералов" расходились с его представлениями о свободе. Этим была обусловлена оценка Чичериным современных ему видов либерализма.

Чичерин различал три вида либерализма: уличный, оппозиционный, охранительный. "Уличный либерал, — писал он, — не хочет знать ничего, кроме собственного своеволия... Он жадно сторожит каждое буйство, он хлопает всякому беззаконию, ибо само слово закон ему ненавистно... Он готов стереть с лица земли всякого, кто не разделяет его необузданных порывов. ...Отличительная черта уличного либерала та, что он всех своих противников считает подлецами. ...Тут стараются не доказать, а отделать, уязвить или оплевать".

Второй вид либерализма, по Чичерину, — оппозиционный, в котором нет требования позитивных действий, а присутствует только "наслаждение самим блеском оппозиционного положения". "Оппозиционный либерализм понимает свободу с чисто отрицательной стороны. Отменить, разрушить, уничтожить — вот вся его система", — писал Чичерин. Верх благополучия оппозиционного либерализма, по его мнению, — "освобождение от всяких законов, от всяких стеснений. Этот идеал, неосуществимый в настоящем, он переносит в будущее, или же в давно прошедшее". С помощью нескольких категорий-ярлыков этот вид либерализма, замечал Чичерин, судит обо всех явлениях общественной жизни. "Похвалу означают ярлыки: община, мир, народ, выборное начало, самоуправление, гласность, общественное мнение и т. п.". Кроме того, "постоянная оппозиция неизбежно делает человека узким и ограниченным. Поэтому, — писал Чичерин, — когда наконец открывается поприще для деятельности, предводители оппозиции нередко оказываются неспособными к правлению, а либеральная партия, по старой привычке, начинает противодействовать своим собственным вождям, как скоро они стали министрами"[13].

Позитивный смысл свободе может придать, по убеждению Чичерина, только либерализм охранительный. Необходимо действовать, понимая условия власти, не становясь к ней в систематически враждебное отношение, не предъявляя безрассудных требований, не сохраняя беспристрастную независимость. Власть и свобода нераздельны так же, как нераздельны свобода и нравственный закон. Сущность охранительного либерализма состоит, согласно концепции Чичерина, в примирении начала свободы с началом власти и закона. В политической жизни лозунг охранительного либерализма означает: "Либеральные меры и сильная власть, — либеральные меры, предоставляющие обществу самостоятельную деятельность, обеспечивающие права граждан, — сильная власть, блюстительница государственного единства, связующая и сдерживающая общество, охраняющая порядок, строго надзирающая за исполнением закона, внушающая гражданам уверенность, что во главе государства есть твердая рука и разумная сила"[14].

В своих работах по вопросам государства и права Чичерин настоятельно доказывал необходимость реформ политической жизни в России. В 1882—1883 гг. Он исполнял обязанности Московского городского головы, участвовал в подготовке реформ, однако его гласный призыв к ним на официальном собрании 16 мая 1883 г. был истолкован как требование конституции, вызвал недовольство Александра III, царскую опалу и отстранение Чичерина от государственной деятельности.

2.3. Либеральная концепция права и государства С. А. Муромцева и Н. М. Коркунова.

Идея организованного правопорядка принадлежит С. А. Муромцеву, одному из лидеров русского либерального движения, профессору гражданского права юридического факультета Московского университета, лидеру конституционно-демократической партии, председателю I Государственной думы и представителю социологической школы права.

Именно он разработал теорию социальной защиты, осуществляемой обществом организованно и неорганизованно. В первом случае защита осуществляется посредством специальных органов и в рамках особого порядка. Во втором случае защита осуществляется применительно к обстоятельствам. В первом случае защита проводится в точных формах с использованием церемониалов, при соблюдении установленных пределов и приемов. Это и есть правовая или юридическая форма защиты, порождающая целый ряд отношений властвования и подчинения. Юридическая защита ограждает фактическое отношение от случайного произвола, вместе с тем превращая его в принудительное. «Юридическая (организованная) защита составляет основное отличительное свойство права, своим существованием обуславливающее и вызывающее другие характерные свойства его»[15].

Вся совокупность субъективных прав образуетправопорядок, защищающий систему существующих общественных отношений. Юридические нормы составляют важнейший фактор правопорядка, поскольку они направляют действия органов и лиц, которые держат в своих руках юридическую защиту отношений: административных властей, суда, частных лиц (субъектов гражданских прав). Однако сила власти, формулирующей нормы, не абсолютна. Она действует рядом и совместно с другими силами, которые таким образом оказывают влияние на образование правового порядка и могут расходиться с ней в своем направлении.

Эти факторы могут действовать в противоречии с юридической нормой и парализовать ее действие. Поэтому все нормы делятся на «действующие» и «мертвые». Задача социологической истории права заключается в выявлении закономерностей развития права в его конкретной действительности и не подменяется описанием текстов законов. Под правом в целом Муромцев понимает правовой порядок.

Н. М. Коркунов описывает государственную власть как феномен, определяемый не волей властвующего субъекта, а сознанием зависимости подвластного. «Государственная власть не есть надо всем господствующая единая воля, проявляющаяся в деятельности органов власти. Государственная власть есть сила, основанная на сознании людьми своей зависимости от государства. Поэтому носителем государственной власти являются не одни органы власти, а все государство, все граждане. Их сознание своей зависимости от государства создает ту силу, которая объединяет государство в одно целое. Органы же власти только распорядители, диспозитарии этой силы. Единство государства не в единстве воли этих органов, а в единстве той силы, которой все они распоряжаются»[16].

По мнению Коркунова, изучаемые им феномены власти находятся, по крайней мере, в двоякой зависимости от психологических факторов.

Во-первых, тот факт, что личность является составным элементом сразу нескольких общественных групп, защищает ее от поглощения некой тотальной

идеей. «Дело в том, — пишет Коркунов, — что общество, являясь психическим единением людей, допускает в силу этого принадлежность человека одновременно ко многим разнообразным общениям. Личность поэтому, хотя и есть продукт общества, но не одного какого-нибудь, а совместно многих обществ. Влиянию каждого из этих обществ личность противопоставляет свою зависимость от ряда других обществ, и в этой одновременной зависимости... она находит противовес исключительному влиянию на нее каждого из них в отдельности»[17]. Такой социально-психологический плюрализм обеспечивает личности известную автономию, но она в силу парадоксальных причин стремится вписаться в систему отношений властвования, ориентируясь прежде всего на отношения подчинения.

Во-вторых, что более важно, картина властных отношений интерпретируется Коркуновым применительно не к источнику власти, а к ее объектам. И здесь власть как реально существующий факт разлагается на ряд чисто психических элементов, а именно переживаний подвластных субъектов. Власть, с этой точки зрения, не предполагает непременно направленной на властвование воли. Коркунов подчеркивает, что для отношений властвования не требуется, чтобы сознание зависимости основывалось на реалиях: для возникновения их необходимо только сознание зависимости, а не ее реальность.

Итак, подводя итоги второй главы, нужно отметить, что к началу XXвека на этом направлении либерализм исчерпал себя. В государственных и правовых концепциях все отчетливее стала проявляться тяга к некоему единству, коллективизации, органичности и объективности. Кризис либерализма породил религиозно-философское направление в русской общественной мысли, своими корнями уходившее в славянофильство и «русскую идею». В сфере политической, государственной и правовой мысли это была попытка синтеза традиционного консерватизма с либеральным индивидуализмом (персонализмом).

Глава III.

Второе пришествие либерализма в Россию.

Одним из наиболее сенсационных явлений истории России уже в конце XX в. стало возвращение в нее устоев либерализма. Второе его пришествие после кризиса начала века и 70-летнего изгнания исполнено поразительных перипетий. Воспринятый российским обществом сначала (в 1987-1988 гг.) в качестве своего рода дополнения к социализму, либерализм затем стремительно обретает самостоятельность и в течение трех лет одерживает триумфальную победу над коммунистическим режимом.

В 1991 г. политические силы, выступившие под либерально-демократическим знаменем, фактически, мирным путем взяли в свои руки политическую власть в стране. О таком триумфе либералы в дооктябрьской России не могли даже мечтать. Но не менее поразителен последующий исторический поворот: не прошло и года после начала чисто либеральных реформ, как массы россиян разочаровались и в них, и в своих прежних политических кумирах. В дальнейшем влияние этой идеологии в России неуклонно снижалось, и сегодня она пребывает в состоянии глубокого кризиса.

В отечественной историографии пока еще мало исследований на эту тему. Представители отечественной общественно-политической мысли оценивают либерализм и его судьбу в России в зависимости от своей партийно-политической позиции: национал-патриоты и коммунисты считают его чужеродным явлением, продуктом иностранного влияния; представителипротивоположного, "демократического" лагеря в последние годы озабочены по преимуществу выяснением причин стремительного падения его влияния в России после 1991 г. При этом "разочаровавшиеся" демократы объясняют неожиданный для них поворот реформ "перерождением" или "предательством" своих политических соратников, оказавшихся после 1991 г. у власти, а также тем, что те действовали не в строгом соответствии с заветами либерально-демократического движения оппозиционного периода.

Явная растерянность и противоречивость в объяснении резкого падения авторитета либеральной демократии заключены в оценках Л. Тимофеева, являющегося одним из видных идеологов современного российского либерализма. В 1993 г. он объявил роковой ошибкой демократов из диссидентского лагеря их вступление в альянс в конце 80-х гг. с "демократами" из КПСС и помощь этим "двуличным политикам" в обретении власти. Стремительное нравственное падение последних, по его заключению, дискредитировало либеральную демократию в целом. В 1995 г. Л. Тимофеев высказывался уже в том духе, что в России вообще не было и нет условий для либерально-демократического общества, причем главными его противниками объявляются уже не эгоистичные "верхи", а консервативные "низы".

Исторические условия распространения либерализма в России на рубеже 80-90-х гг. обладали существенными отличиями от условий его развития в дооктябрьской России. В 80-х гг. в России, казалось бы, вообще отсутствовала "естественная среда" для его распространения (частная собственность, рынок и экономическая конкуренция, гражданское общество и политические свободы). По воспринятым многими современными российскими политиками и обществоведами меркам западных советологов Россия была тоталитарно-коммунистическим обществом, с либерализмом вообще несовместимым. Тем более актуален и закономерен вопрос: почему переход этого общества в либерально-демократический режим осуществлялся эволюционным путем и так стремительно? Тому есть несколько причин, и одна из них, на мой взгляд, имеет прямое отношение к характеру советского общества 60-80-х гг.

Согласно выводу ряда исследователей в этом обществе происходила неуклонная эрозия тоталитарных принципов и формировались внутренние механизмы и предпосылки преодоления тоталитаризма и перехода в фазу либерально-демократической модернизации. Среди исследований, содержащих данный вывод, одним из наиболее весомых является монография американского профессора М. Левина "Феномен Горбачева", в которой доказывается, что процессы индустриализации и урбанизации советского общества в 80-хгг., атономизациив нем личности, рост грамотности, особенно среднего и высшего образования, трансформации рабочего класса интеллигенции, партийно-государственной элиты и их ментальностивплотную подвелсоветское общество к радикальным реформам.

К выводам Левина можно добавить положениео распространении в СССР 60-80-х гг. своеобразного советского либерализма: его родоначальниками и главными проводниками были "шестидесятники", которые во второй половине 80-х гг. не случайно выступили в качестве инициаторов модернизаций, преобразовавших советский "либерализм" сначала в либерально-демократический социализм, затем в "нормальную" либеральную демократию. При этом под "советскими либералами" : надо иметь ввиду не только и не столько узкий круг диссидентов, сколько достаточно широки слой творческой, научной, технической интеллигенции, как и часть хозяйственных государственных управленцев, так или иначе преодолевавших советскую идеологическую ортодоксию.

Но все же, совершенно очевидно, и к середине 1980-х гг., т. е. к началу горбачевских реформ "естественная среда" либерализма в России отсутствовала. Его восприятие российским обществом подготавливалось в первую очередь воздействием субъективных факторов, среди которых поначалу решающую роль играла деятельность М. Горбачев. Будучи избранным в 1985 г. Генеральным секретарем ЦК КПСС, Горбачев, по его собственному признанию, сделанному позднее, сосредоточил в своих руках власть, равную монаршей, и сознательно стал на путь реформирования советского общества. Оценив; политику Горбачева и сравнивая ее с возможными действиями других реальных претендентов на пост Генерального секретаря ЦК КПСС, можно утверждать, что никто из них не был способен на столь радикальные реформы.

Преобразовательная деятельность Горбачева может быть разделена на два периода. Первый охватывал 1985-1986 гг. и укладывался в целом в рамки традиционных командных административных мер по "ускорению" строительства социализма. Второй период, начало которого положил январский 1987 г. Пленум ЦК КПСС, означал коренное изменение в стратегии реформ. Командно-административные методы были осуждены и отвергнуты, а вместо них на вооружение была взята идея соединения социализма с демократией, С этого момента начинается укоренение в СССР классических либеральных ценностей.

Нужно заметить, что ценности либерализма и демократии, воспринятые в России как единое целое, обозначались в первые годы их освоения только как "демократические" и ни разу как "либеральные". Источники дают возможность установить, что понятие "либерализм" и "либеральный" вошли в обиход не ранее 1990 г. В этом можно увидеть свою логику: до 1990 г. в обществе доминировало убеждение в возможности успеха реформ на основе соединения социализма с демократией, но с 1990 г., когда это убеждение стало стремительно рушиться, в России восторжествовало желание "обустроиться"по западной, т. е. либеральной модели.

Именно в 1991 г. либеральная демократия окончательно сменила демократический социализм в качестве кредо модернизации в России. В контексте этой перемены укоренилось и обрело популярность понятие "либерализм". Но освоению либеральных принципов существенно способствовал уже горбачевский курс реформ образца 1987-1988 гг. Концепция демократизации включила тогда не только собственно демократические меры (введение альтернативных выборов, разделение властей, отмена цензуры), но и ряд идей из арсенала либерализма (естественные и неотъемлемые права человека, рынок и рыночная конкуренция, гражданское общество и т. д.). В целом идейно-политическая концепция Горбачева становилась во всебольшей степени либерально-демократической, прокладывавшей путь внедрения в российское общество моделей и механизмов, характерных для западных стран. Правда, сам Горбачев и его окружение отвергали наличие в реформаторском курсе каких-либо "буржуазных" (в марксистско-ленинской трактовке тождественных либеральным) ценностей, доказывая, что провозглашенная ими демократическая модель социализма восходит к идеалам Маркса и Ленина. Но в действительности новая идеология и стратегия означали либеральную ревизию "марксизма-ленинизма", ибо многие из включенных в них ценностей, в первую очередь гражданское общество, парламентаризм, разделение властей, естественные и неотъемлемые права человека, характеризовались Марксом и Лениным как буржуазные и резко осуждались. Постепенно Горбачев и его окружение стали называть эти ценности "общечеловеческими" и "универсальными", имея в виду, что они должны быть восприняты любым обществом, рассчитывающим на прогрессивное развитие.

Эволюционируяв направлении восприятия либеральных принципов, Горбачев и его окружение добились успехов и во внесении их в массовое сознание, как и в их практической реализации, вехами в которой стали XIX Всесоюзная конференция КПСС в июне-июле 1988 г. (одобрено введение альтернативных выборов, разделение властей, правовое государство, воспринята идея гражданского общества), IIIСъезд народных депутатов СССР в марте 1990 г. (отменена 6-я Статья Конституции СССР и создана легальная почва для политического плюрализма и многопартийности), законы, создавшие условия для введения рыночных отношений, конкуренции, частной собственности.

Деятельность Горбачева способствовала также возникновению главного выразителя современного российского либерализма - политического движения, названного радикальным, равно как и демократическим. XIX партконференция своим решением о введении в СССР альтернативных выборов стимулировала создание политической конкуренции и политического рынка, на котором в качестве "продавцов" могли выступать кандидаты с разнообразными и различающимися программами.

Другое дело, что этот "рынок" стал развиваться не в соответствии с замыслами, а по правилам либерально-демократического политического процесса. На практике сработала благосклонность к кандидатам, которые были радикальнее самого Горбачева и посягнули на позицию не только партийных ортодоксов, но и руководства КПСС и СССР в целом.

3.1Радикал-либерализм

Политический радикализм сразу же перехватил у Горбачева лидерство в выдвижении новых и все более смелых либерально-демократических требований. В частности, "родовым криком" российского радикализма стали требования введения многопартийности и частной собственности, возмутившие Горбачева и названные им "популистскими".

В дальнейшем Горбачев использовал в отношении требований радикалов гибкую тактику: пытался перехватить и обнародовать от своего имени предложения, которые прочно усваивались обществом. Но все же лидерство в развитии либеральной идеологиис начала 1989 г. прочно удерживали радикалы.

В восприятии и развитии российскими радикалами либеральной идеологии различимы два этапа, разграниченных летом 1990 г. До этого времени понятие "либерализм" ими практически не использовалось: в целом они оставались верны доктрине "демократического социализма", после - они становятся "чистыми" либералами. Термин "либерализм" в их идеологии теперь используется так же часто, как и термин "демократия.

Российский радикализм с момента своего возникновения был явлением весьма эклектичным, причем как в теоретико-идеологическом плане, так и по социальному составу его выразителей, в число которых входили: во-первых, относительно небольшая группа бывших диссидентов во главе с академиком А. Сахаровым; во-вторых, большая часть научной и творческой интеллигенции, ядро которой составили "шестидесятники" (Е. Евтушенко, Ю. Черниченко, В. Селюнин, Г. Бакланов, О. Адамович и др.), но все большую роль играла молодежь; в-третьих, часть советского партийно-идеологического аппарата (Б. Ельцин, Р. Хасбулатов, Г. Бурбулиси др.). Достаточно пестрый состав радикального движения предопределил и пестроту мотивов, которыми руководствовались его участники, от искренне либеральных, до замаскированных карьерных. Это предопределило и внутренние противоречия радикального движения, расколы и "перерожденчество", наиболее полно проявившиеся после утверждения радикалов у власти в России, когда выходцы из советско-партийного аппарата заняли ключевые позиции в государственном управлении, решительно потеснив от него своих союзников.

Тем не менее, при всей неоднородности либерального движения ему в оппозиционный период было присуще очевидное идеологическое единство. В 1990 гг. для всех его течений была характерна вера в идеалы либерализма, в "универсальные ценности" и пр.

В 1990 году в январском обращении к избирателям тогда еще единого радикального ядра по сути провозглашалась несколько модернизированная программа Октября 1917 г: "Власть народу! Предприятия - трудовым коллективам! Земля - крестьянам! Собственность - всем и каждому!"

В конце 1989 г. эта концепция обрела черты конкретной программы, которая в ретроспективе предстает как предтеча гайдаровской"шокотерапии".В документах Межрегиональной депутатской группы, созданной радикалами, правительственному плану поэтапной реформы экономики в течение шести лет противопоставлялся лозунг "Реформы и рынок немедленно!" Говорилось, что "на протяжении 1990 г. должна быть подготовлена ликвидация экономических министерств и передача предприятий в собственность коллективов, заключающих контракты с менеджерами. Эта "народная приватизация" должна была быть дополнена созданием частной торговли и предпринимательства, введением твердой конвертируемой валюты.

Для эволюции радикального движения в либеральном направлении важное значение имело одно его отличие от горбачевцев: твердая ориентация на западную модель общественного развития при сохраняющейся приверженности "истинному" социализму. Нужно отметить, что в дальнейшем радикалы отвергли социализм в любом его виде и твердо присягнули идеалу "чистого либерализма", освобожденному от социалистической "примеси". Понятие "либерализм" было теперь воспринято радикальным движением, как основополагающее в его идеологии. А народившиеся весной-летом 1990 г. партии радикального толка стали соперничать между собой под лозунгом "Больше либерализма!" Соединение радикализма с "чистым либерализмом" означало и утверждение в качестве господствующего в России идейно-политического течения радикал-либерализма. Безусловно, чисто либеральными объявили себя Конституционно-демократическая и Христианско-демократическая партии, образованные людьми, прежде в КПСС не состоявшими. Чемпион среди российских популистов В. Жириновский поставил слово "либерализм" на первое место в названии созданной им Либерально-демократической партии.

Резкий уклон российского радикализма в сторону чистого либерализма проявился в 1990 г. и в том, что наиболее популярными авторами демократических средств массовой информации стали публицисты, отстаивавшие ценность свободного рынка в духе М. Тэтчер и Р. Рейгана. Их западными кумирами были уже Ф. Хайеки М. Фридман- сторонники "чистого капитализма". Радикалы продолжали рассматривать западную модель как образец для России, но теперь эта модель трактовалась как идеально капиталистическая и антисоциалистическая.

На первый взгляд разъединение социалистических и либеральных идеалов может показаться вполне естественным, логичным преодолением прежней "болезни роста" радикального движения. Однако обращение к опыту западной цивилизации опровергает такой взгляд: там либерализм в XX в. не отвергал социализм, а развивался на основе собственной социализации. Так что следование этому опыту отнюдь не предполагало столь категоричного отбрасывания социалистического идеала. Это произошло по иной причине - в силу логики и особенностей общественно-политических процессов в России.

Фактический провал двух реформаторских моделей Горбачева, обозначавшихся одинаково как социалистические, явился причиной массового разочарования в социализме разных социальных слоев.

Еще одной причиной резкого "поправения" российских радикалов в 1990 г. стали прокатившиеся в конце 1989 г. антикоммунистические революции в Восточной Европе. Они показали, что антикоммунизм пользуется широкой поддержкой и что политические победы может принести не "половинчатая" либерально-социалистическая позиция, а бескомпромиссное отрицание "социализма".

В 1990-1991 гг. либерализм достиг наибольшего распространения и влияния в России. Но в тот же период в нем сложились и те характерные черты, которые при ретроспективном рассмотрении выступают как основа его кризиса в последующиегоды. Главными среди них оказались подражательство и умозрительность, игнорирование вопроса о возможностях и способах совмещения принципов либерализма с российской национальной почвой.

Важной причиной укоренения в российском либерализме названных черт следует признать отсутствие сколько-нибудь длительного периода философско-теоретического и идеологического его вызревания. Кризис либерализма нач. XXвека и уничтожение дооктябрьской либеральной традиции сопровождалось семидесятилетним "провалом" в ее развитии. Ее идеология не получила развития также в российской эмигрантской и диссидентской мысли. В 1980-х гг. ни в России, ни в российской эмиграции не было ни одного крупного философа, экономиста или политолога, а тем более сколько-нибудь заметного теоретического течения этого направления. Освоение либеральной идеологии в России в конце 80-х - начале 90-х гг. осуществлялось в форме яростной политико-публицистической атаки. Это определило и специфические черты современного российского либерализма, в котором обращает на себя внимание полное игнорирование российской дооктябрьской либеральной традиции. При ознакомлении с идеологией современных российских политиков этого толка создается впечатление, что они не были знакомы не только с идеями, но даже с именами М. М. Сперанского, Б. Н.Чичерина, С. А. Муромцева, П. Н.Милюкова, других выдающихся либералов России, чья эволюция заключала в себе очень важные уроки, которые помогли бы нашим современникам избежать многих просчетов и пройти этап ученичества с меньшими потерями.

Для российского либерализма нач. 90х в основу легло утверждение о том, что модернизация в нашей стране может копировать только западный опыт. Подобное понимание обернулось игнорированием важнейших уроков ведущей западной идеологии, которые в XX в. были восприняты большинством представителей либерального направления.

Один из таких уроков касается фундаментальной для либерализма проблемы взаимоотношений между индивидуумом и обществом. Представители ведущих течений западного либерализма XX в. отвергли постулат либерализма предшествующих веков о том, что индивидуальные интересы, получив полную свободу, автоматически удовлетворяют общий интерес. На самом деле, по мнению большинства западных либералов XX в..индивидуумы эгоистичны, в режиме

"естественной свободы" обуздать врожденный эгоизм не в состоянии даже лучшие представители рода человеческого. Поэтому гражданское общество и государство обязаны, исходя из интересов всех классов и принципов гуманизма, разрабатывать и поддерживать "правила игры" в экономике и социальных отношениях. Государственное законодательство, социальные и моральные нормы, этика признаны важнейшей опорой либеральной политической экономии.

Сле

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Политико-правовая концепция русского либерализма". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 630

Другие дипломные работы по специальности "Право, юриспруденция":

Основы предпринимательской деятельности

Смотреть работу >>

Развитие наследственного права

Смотреть работу >>

Основные положения о праве

Смотреть работу >>

Авторский договор

Смотреть работу >>

Административное право как отрасль российского права

Смотреть работу >>