Дипломная работа на тему "Международное космическое право"

ГлавнаяПраво, юриспруденция → Международное космическое право




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Международное космическое право":


Понятие, сущность и основные особенности международного космического права

С самого начала космической деятельности оказалось, что любой из ее видов может затрагивать интересы одного или нескольких иностранных государств, а большинство видов космической деятельности затрагивают интересы всего международного сообщества. Это повлекло необходимость, во-первых, разделить понятия “правомерная космическая деятельность” и “противоправная космическая деятельность” и, во-вторых, установить определенный порядок осуществления допустимой с точки зрения международного общения космической деятельности.

Осуществление всякой деятельности, затрагивающей интересы других государств, неизбежно приводит к возникновению международных правоотношений. Носителями соответствующих прав и обязанностей в таких случаях становятся субъекты международного права.

Признание того, что в процессе космической деятельности могут возникать международные правоотношения, содержалось уже в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1348 (XIII) от 13 декабря 1958 г., в которой отмечались “общая заинтересованность человечества в космическом пространстве” и необходимость обсуждения в рамках ООН характера “правовых проблем, которые могут возникнуть при проведении программ исследования космического пространства”.

Разработка международно-правовых норм, регулирующих отношения, складывающиеся в процессе освоения, космоса, первоначально происходила на основе понятия космической деятельности как объекта правоотношений. Вместе с тем возникла необходимость в установлении правового режима космического пространства—новой среды, в которой стало возможным осуществление деятельности человека.

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН “Вопрос об использовании космического пространства в мирных целях”, принятой 13 декабря 1958 г., говорится как о правовом статусе космического пространства, так и о характере космической деятельности (стремление использовать космическое пространство исключительно в мирных целях, на благо человечества; необходимость международного сотрудничества в новой области).

Договор по космосу 1967 года устанавливает режим космического пространства (ст. I и II) и в то же время определяет права и обязанности государств в процессе деятельности не только собственно в космосе, но и во всех других средах, если их деятельность там связана с исследованием и использованием космоса.

Если бы нормы и принципы международного космического права относились только к регулированию деятельности в собственно космическом пространстве, то соответствующие правоотношения на Земле, связанные с деятельностью в космическом пространстве, были бы искусственно изъяты из сферы космического права.

Между правовым режимом космического пространства и правовым регулированием деятельности по использованию этого пространства существует неразрывная связь. Еще до того, как Генеральная Ассамблея ООН признала необходимость разработки специальных правовых принципов космической деятельности, ученые-юристы многих государств предсказывали, что в системе международного права сложится особая группа норм и принципов, призванных регулировать правоотношения в новой сфере деятельности. Специфичность этой группы норм и принципов обосновывалась особенностями самого космического пространства как новой среды деятельности человека, а также особенностями космической деятельности, которая существенно отличается от деятельности в любой другой области.

Космическое право имеет следующие особенности: только космическое пространство дает человечеству возможность выйти за пределы земной среды в интересах дальнейшего прогресса цивилизации; в космическом пространстве находятся небесные тела, территории которых никому не принадлежат и могут быть & перспективе использованы человеком; космос практически безграничен; в отличие от сухопутной территории, Мирового океана и воздушного пространства, космическое пространство не поддается разделению на какие-либо зоны в процессе его использования; космическое пространство представляет особую опасность для деятельности в нем человека; в космосе и на небесных телах действуют физические законы, существенно отличающиеся от земных.

К особенностям космической деятельности следует отнести то, что она осуществляется с помощью принципиально новых средств—ракетно-космической техники; использование космоса в военных целях представляет собой ни с чем не сравнимую опасность; в результатах космической деятельности заинтересованы все без исключения государства, а осуществлять ее самостоятельно могут в настоящее время лишь несколько наиболее развитых в научном и промышленном отношении государств; запуск космических аппаратов и их возвращение на Землю могут быть связаны с использованием воздушного пространства иностранных государств и пространств открытого моря; космические запуски могут причинять ущерб иностранным государствам и их гражданам.

• Исходя из указанной специфики космического пространства и космической деятельности, правовая доктрина предлагала различные решения проблем, возникающих в связи с деятельностью человека в этой области.

Отдельные юристы обосновывали специфику международно-правового регулирования космической деятельности и режима космического пространства. При этом они в своих рассуждениях зашли столь далеко, что сформулировали вывод либо о полной самостоятельности нового вида правоотношений и его изолированности от всей совокупности уже существующих международных правоотношений, либо о необходимости ревизии существующего международного права под влиянием нового вида деятельности.

Анализ характера и целей космической деятельности показывает, что никакой исключительности с точки зрения общественных отношений в этой новой сфере человеческой деятельности нет.

Между правом и внешней политикой существует неразрывная связь. Тесно связано с вопросами внешней политики и освоение космоса. Руководящим началом в проведении государствами внешней политики в любой области в наши дни должны служить принципы мирного сосуществования, которые, безусловно, применимы и к космической деятельности.

Особое значение общие правовые принципы имели для космической деятельности в тот период, когда международное космическое право находилось в начальной стадии своего формирования. Отсутствие специальных принципов должно было компенсироваться применением общих принципов. Такой подход давал возможность отвергать необоснованные утверждения о “правовом вакууме” в сфере космической деятельности.

Советские и другие прогрессивные юристы с самого начала зарождения науки международного космического права исходили из того, что основные принципы и нормы международного права распространяются и на космическую деятельность. Что касается ее специфики, то она подлежит учету в специальных нормах, которые, будучи основанными на общепризнанных основополагающих принципах и нормах, могут составить новую отрасль международного права, но отнюдь не самостоятельную правовую систему.

Советская, а позже - российская концепция международного права исходит из тесной взаимосвязи научно-технического прогресса и права. Прогресс науки и техники не может не отражаться на развитии международного права. Крупнейшие научно-технические достижения всегда вызывали необходимость правового регулирования отношений между государствами, связанных с использованием этих достижений, ввиду того что последствия их применения могут приобретать региональный и даже глобальный характер.

Однако международное право не только испытывает воздействие научно-технического прогресса, но и, в свою очередь, оказывает влияние на развитие науки и техники. Принятие запретительных норм тормозит совершенствование одних видов техники, стимулирует развитие новых, использование которых не подпадало бы под действие этих запретов.

Если с точки зрения науки о природе космос подчиняется своим особым закономерностям, то с точки зрения науки об обществе он должен подчиняться общим для всего человечества принципам, распространяющимся на все виды деятельности. Международное право—это социальный исторический институт, существование которого обусловлено разделенностью мира на самостоятельные государства. Регулированию этой системой права подлежит всякая деятельность, если она затрагивает интересы более чем одного государства. Общепризнанные в каждую конкретную эпоху нормы международного права подлежат применению всюду, где действуют различные государства.

Правовой режим космического пространства и регулирование космической деятельности не могут быть оторваны от основных принципов мира и мирного сосуществования государств. Они должны строиться с учетом актуальных проблем развития современных международных отношений.

Распространение на космос основных принципов современного международного права необходимо также потому, что они включают положения о равенстве, мирном сосуществовании, сотрудничестве госу дарств, невмешательстве во внутренние дела друг друга и т. д. В их соблюдении заинтересованы все народы, Эти принципы применимы ко всем видам космической деятельности, несмотря на ее специфику. Только на основе этих принципов возможны организация широкого международного сотрудничества и ускоренный прогресс в области исследования и использования космоса.

Теоретическая полемика ученых-юристов завершилась официальным признанием государствами применимости международного права, включая Устав ООН, к космическому пространству и небесным телам [п. 1а резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 г.]. Через год государства признали применимость международного права, включая Устав ООН, к деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства [преамбула резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1802 (XVII) от 14 декабря 1962 г.]. Договор по космосу 1967 года уже содержит обязательные для применения материальные нормы, согласно которым космическое пространство открыто для исследования и использования всеми государствами в соответствии с международным правом {ст. I), а деятельность по исследованию и использованию космического пространства должна осуществляться в соответствии с международным правом, включая Устав ООН (ст. III).

Днем рождения международного космического права можно считать дату вступления в силу Договора по космосу—10 октября 1967 г.

Общность принципов международного космического права и международного права в целом позволяет утверждать, что первое является составной частью второго как единого целого. Специфичность принципов и норм космического права не дает возможности отождествлять его с другими отраслями международного права. Этим, в сущности, и определяется роль и место отрасли международного' космического права в общей системе международного права. Учитывая, что в ряде государств появляются правовые национальные нормы, регулирующие внутренние правоотношения по поводу космической деятельности, необходимо различать национальное космическое право и международное космическое право.

Цели, метод регулирования и источники международного космического права и общего международного права идентичны. ...Цель международного космического права как составной части современного международного права—обеспечение и поддержание международного мира, безопасности и сотрудничества государств, защита суверенных прав государств и интересов всего человечества путем регламентации взаимоотношений' субъектов международного права.

В основе международного космического права, так же как и современного общего международного права, лежит идея мира и мирного сосуществования государств с различными социально-экономическими и политическими системами. Принципы и нормы современного общего международного права в целом и международного космического права как его отрасли имеют общедемократический характер

Источники международного космического права

Метод правового регулирования является единым для международного космического и общего международного права. Это — согласование воль государств относительно содержания конкретного правила поведения и признания его юридически обязательным. Отсюда вытекает идентичность источников международного космического и общего международного права.

Ими являются международный договор и международный обычай. Основная, решающая роль в процессе образования норм международного космического права принадлежит международному договору.

Одной из особенностей процесса нормообразования в данной отрасли международного права является то, что он протекает в основном в рамках ООН. Вторая характерная особенность процесса нормообразования в международном космическом праве заключается в том, что в большинстве случаев принятие норм либо предшествует практике, либо происходит одновременно с ней, а не следует за практикой, как это имело место в других отраслях международного права.

В Договоре по космосу 1967 года нашли свое закрепление лишь главные, основные принципы и нормы международного космического права. По мере развития космической науки и техники и дальнейшего проникновения в космос отдельные положения космического права конкретизировались в соглашениях по определенным направлениям деятельности человека в космическом пространстве.

Так, положения ст. V и VIII договора получили развитие в Соглашении о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство.

Положения ст. VI и VII Договора по космосу были развиты и дополнены принятием Конвенции о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами.

К договорным источникам международного космического права относятся также различные многосторонние и двусторонние соглашения о сотрудничестве государств в освоении космоса. Все эти соглашения специального характера основываются на общих для данной отрасли международного права принципах и нормах, закрепленных в Договоре по космосу и указанных соглашениях общего характера.

Однако принятие и вступление в силу Договора по космосу и других многосторонних соглашений общего характера никоим образом не означает, что работа по кодификации и прогрессивному развитию космического права завершена. Существует ряд вопросов, настоятельно требующих регламентации.

Несмотря на сравнительно молодой возраст космического права, в нем уже есть правовые принципы, сформировавшиеся в качестве обычая. Речь идет о двух основополагающих принципах—свободы исследования и использования космического пространства и небесных тел и неприсвоения космического пространства и небесных тел. Эти принципы, логически тесно связанные между собой, сформировались как обычно-правовые на основе практики космической деятельности и в результате всеобщего признания со стороны международного сообщества. То обстоятельство, что впоследствии оба эти принципа были закреплены в качестве договорных норм в Договоре по космосу, не меняет сути дела, так как они являются юридически обязательными для всех участников международного общения в качестве международно-правового обычая.

Международный обычай—это правило поведения, которое в результате постоянного систематического применения признается юридически обязательным участниками международного общения.

Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН носят рекомендательный характер, однако, принятые единогласно, они выражают согласованные позиции государств относительно содержания определенного образа действий, придерживаться которого желательно для международного сообщества в целом.

В единогласно принятых резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 г., 1802 (XVII) от 14 декабря 1962 г. и 1962 (XVIII) от 13 декабря 1963 г. указывается, что космическая деятельность государств должна осуществляться в соответствии с международным правом, включая Устав ООН, в интересах поддержания международного мира и безопасности, развития международного сотрудничества и взаимопонимания. Договор по космосу 1967 года установил, что космическая деятельность осуществляется в соответствии с международным правом, включая Устав ООН. Отсюда следует, что к космической деятельности применимы общие принципы права. Одним из таких принципов является принцип равноправия государств. Одной из целей ООН, согласно ее Уставу, является развитие дружественных отношений между народами на основе уважения, принципа равноправия. Пункт 1 ст. 2 Устава гласит: “Организация основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов”.

Применительно к космической деятельности этот принцип означает равенство прав всех государств, вне зависимости от уровня их экономического и научно-технического развития, как в осуществлении космической деятельности, так и в решении вопросов правового и политического характера, возникающих в связи с ее осуществлением.

Принцип равноправия нашел отражение в Договоре по космосу, в преамбуле которого говорится о том, что исследование и использование космического пространства должны быть направлены на благо всех народов, независимо от степени их экономического или научного развития, а в ст. I устанавливается, что космическое пространство открыто для исследования и использования всеми государствами без какой бы то ни было дискриминации на основе равенства и в соответствии с международным правом, при свободном доступе во все районы небесных тел. “Принцип запрещения применения силы и угрозы силой в международных отношениях распространяется на космическую деятельность государств и возникающие в этой связи взаимоотношения между ними. Все члены ООН должны воздерживаться в своих международных отношениях от угрозы силой или ее применения как против территориальной неприкосновенности или политической независимости любого государства, так и каким-либо другим образом, несовместимым с целями ООН (п. 4 ст. 2 Устава ООН)” Устав ООН также постановляет, что все международные споры государства — члены ООН должны разрешать мирными средствами таким образом, чтобы не подвергать угрозе международный мир, безопасность и справедливость.

Это означает, что космическая деятельность должна осуществляться всеми государствами так, чтобы при этом не подвергались угрозе международный мир и безопасность, а споры и расхождения по всем касающимся освоения космоса вопросам должны решаться мирным путем.

Действующие соглашения в области космического права не только основываются на этих общепризнанных принципах, но и углубляют их применительно к отдельным аспектам космической деятельности.

Статут Международного Суда ООН относит к вспомогательным источникам международного права судебные решения и доктрины наиболее квалифицированных специалистов.

Вопросы, связанные с использованием и исследованием космического пространства и небесных тел, пока не являлись предметом рассмотрения в Международном Суде ООН или третейских судах, так как до настоящего времени между государствами не возникало практических споров относительно применения и толкования положений международного космического права.

Вторым вспомогательным источником являются труды наиболее квалифицированных юристов, специалистов в области международного публичного права, и в первую очередь международного космического права.

Решения международных организаций, и прежде всего ООН, принятые единогласно, служат доказательством становления норм международного космического права и намерения государств следовать им.

Субъекты и объект международного космического права

Субъекты международного космического права

Согласно общей теории права, под субъектом права понимается обладатель прав и носитель обязанностей, лицо, участвующее или могущее участвовать в правоотношении. Правоотношение является общественным отношением, в котором деятельность субъектов урегулирована правом. Возникающие на основе юридических норм права и обязанности друг без друга и вне связи друг с другом существовать не могут. В результате взаимодействия и реализации субъективных прав и обязанностей общественные отношения облекаются в правовую форму, упорядочиваются.

Эти общие положения относятся к международному праву в целом, а следовательно, и к международному космическому праву в частности, с учетом его особенностей и специфики.

Под субъектом международного космического права понимается участник, в том числе потенциальный, международно-правового отношения по поводу деятельности в космическом пространстве или использования космической технологии.

Основными субъектами международного космического права являются суверенные государства как носители международных прав и обязанностей. Международная космическая правосубъектность государства не зависит от какого-либо акта или волеизъявления других участников международных отношений.

Вторичными, производными субъектами международного космического права являются созданные государствами и правомерно действующие международные организации. Объем космической правосубъектности таких международных межправительственных организаций ограничен, он определяется волей их государств-членов и фиксируется в международном договоре, на основании которого они учреждаются.

При этом следует иметь в виду, что одни международные организации, такие, например, как Международная организация морской спутниковой связи (ИНМАРСАТ), Международная организация связи через искусственные спутники Земли (ИНТЕЛСАТ), Европейское космическое агентство (ЕКА) и др., могут быть как субъектами международных космических правоотношений (в силу своей компетенции, определенной учредительными актами), так и субъектами международных правоотношений вообще. В то же время другие международные организации не всегда являются субъектами международных космических правоотношений, так как для этого необходимо, чтобы государства-члены наделили их специальной компетенцией, зафиксированной в их уставах.

Действующее международное право допускает возможность осуществления деятельности по исследованию и использованию” космического пространства как государствами в рамках международных межправительственных организаций, так и самими международными межправительственными организациями (см. ст. VI и XIII Договора по космосу 1967 г., ст. VI Соглашения о спасании 1968 г., ст. XXII Конвенции об ответственности 1972 г., ст. VII Конвенции о регистрации 1975 г., ст. XVI Соглашения о Луне 1979 г.).

В отличие от суверенных государств, которые ipso facto (в силу самого факта) являются субъектами международного космического права, международные организации являются производными субъектами.

Для того чтобы международная межправительственная организация пользовалась правами и несла обязанности по Соглашению о спасании, Конвенции об ответственности, Конвенции о регистрации и Соглашению о Луне, должны быть соблюдены четыре непременных условия: организация должна официально заявить о принятии ею прав и обязанностей по соответствующему соглашению; большинство государств—членов этой организации должны являться участниками соответствующего соглашения; большинство государств—членов этой организации должны быть участниками Договора по космосу 1967 года; организация должна осуществлять космическую деятельность (в случае Соглашения о спасании организация должна быть ответственной за запуск космического объекта).

Согласно Конвенции об ответственности, Конвенции о регистрации и Соглашению о Луне, государства—члены международных межправительственных организаций, осуществляющих космическую деятельность, обязались принимать все необходимые меры для обеспечения того', чтобы такая организация сделала заявление о принятии на себя прав и обязанностей по упомянутым договорам. Европейское космическое агентство заявило 31 декабря 1975 г. о принятии на себя прав и обязанностей по Соглашению о спасании, 23 сентября 1976 г.—по Конвенции об ответственности, 2 января 1979 г.—по Конвенции о регистрации.

Права и обязанности международных организаций по трем из названных договоров являются ограниченными по сравнению с правами и обязанностями государств—участников этих договоров. Так, ст. XXIV—XXVII Конвенции об ответственности относятся только к государствам. Это значит, что международная организация не может подписать эту конвенцию или присоединиться к ней, то есть стать ее официальным участником со всеми вытекающими из этого последствиями. То же самое относится к Конвенции о регистрации и к Соглашению о Луне. Согласно ст. XIII Договора по космосу 1967 года, практические вопросы в связи с осуществлением космической деятельности международными межправительственными организациями могут решаться государствами—участниками договора либо с самой соответствующей организацией, либо с одним или несколькими государствами—членами этой организации. Данное положение также свидетельствует об ограниченной правосубъектности международных организаций.

В буржуазной доктрине международного права обосновывается точка зрения, согласно которой отдельные индивиды (физические лица) могут обладать международной правосубъектностью. Некоторые положения международного космического права используются сторонниками этой концепции для подкрепления своей позиции. В частности, ссылаются на ст. V Договора по космосу 1967 года, в которой говорится, что “государства— участники Договора рассматривают космонавтов как посланцев человечества в космос”. Однако понятие “посланец человечества в космос” в контексте Договора по космосу 1967 года не означает признания космонавтов субъектами международного права. В той же ст. V договора предусматривается возвращение космонавтов, совершивших вынужденную посадку за пределами государства регистрации космического корабля, этому государству. Согласно ст. VIII договора, государство регистрации космического объекта сохраняет юрисдикцию и контроль над таким объектом и над любым экипажем этого объекта во время их нахождения в космическом пространстве. Тем самым подтверждается статус космонавта в качестве гражданина того или иного государства, а не самостоятельного субъекта международного права. Выражение “посланец человечества в космос” носит характер торжественного признания космонавта как личности, совершающей свои полеты на благо всего человечества.

Международное космическое право не исключает возможности осуществления космической деятельности неправительственными организациями (юридическими лицами). Именно поэтому ст. VI Договора по космосу 1967 года предусматривает международную ответственность государства “за национальную деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, независимо от того, осуществляется ли она правительственными органами или неправительственными юридическими лицами”.

Это не значит, что неправительственные юридические лица становятся субъектами международного космического права. Согласно указанной выше статье, “деятельность неправительственных юридических лиц в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, должна проводиться с разрешения и под постоянным наблюдением соответствующего государства—участника Договора”, а государства несут международную ответственность за обеспечение того, чтобы деятельность таких лиц проводилась в соответствии с положениями, содержащимися в договоре.

Поскольку в международном праве общепризнанно, что его субъекты являются равноправными и независимыми во внутренних и внешних делах от какой-либо другой власти, очевидно, что в свете изложенных положений вопрос о международной правосубъектности юридических лиц ставиться не может.

В 1984 году в США было принято законодательство, разрешающее частным корпорациям запускать космические объекты. Координация этой деятельности возложена на специально созданное при министерстве транспорта Управление коммерческого космического транспорта. Частный капитал владеет техникой космической связи, используемой в рамках Международной организации связи через искусственные спутники Земли и Международной организации морской спутниковой связи. Все частные компании могут осуществлять свою деятельность только под контролем и с разрешения правительств их национальной принадлежности, а ответственность за их деятельность несут правительства.

Таким образом, субъектами международного космического права являются только суверенные государства и международные межправительственные организации, осуществляющие космическую деятельность.

Некоторые западные юристы склоняются к тому, что субъектом международного космического права следует считать человечество в целом. Эта точка зрения опирается на концепцию “общего наследия человечества”, нашедшую отражение в Соглашении о деятельности государств на Луне и других небесных телах. Такая позиция не может быть признана научно обоснованной, поскольку она не учитывает современные реальности в жизни международного сообщества и в международных отношениях, основу которых составляет сосуществование государств с различными социально-политическими и экономическими системами. В этих условиях невозможно представить себе человечество в целом как носителя единых прав и обязанностей. Кроме того, не ясно, во взаимоотношениях с какими другими субъектами права могут реализовываться такие права и обязанности.

Объект международного космического права

Объект международного права — это все то, по поводу чего субъекты международного права могут вступать в международные правоотношения, то есть материальные и нематериальные блага, действия или воздержание от действий, которые не относятся исключительно к внутренней компетенции государства.

Таким образом, объектами международного космического права являются космическое пространство, небесные тела, космонавты, искусственные космические объекты, наземные компоненты космических систем, результаты практической космической деятельности, космическая деятельность.

Договорного понятия “космический объект” пока не выработано. Однако сложилась практика регистрации искусственных космических объектов в соответствии с Конвенцией о регистрации объектов, запускаемых в космическое пространство. Согласно конвенции, регистрации подлежат космические объекты, запускаемые на орбиту вокруг Земли или дальше в космическое пространство. При этом термин “космический объект” включает его составные части, а также средство его доставки и его части.

Можно считать, что созданный искусственный объект, предназначенный для запуска в космос, но еще находящийся на Земле, не является космическим объектом. Однако если такой объект был запущен, то он считается космическим, даже не будучи выведенным на орбиту (в случае неудачного запуска), а также после возвращения на Землю (запланированного или аварийного). Это вытекает из соответствующих положений международного космического права, касающихся вопросов возвращения космических объектов властям, осуществившим их запуск, ответственности за ущерб, причиненный на Земле космическими объектами, и др.

Не существует также и договорного определения понятия “космическая деятельность”. Деятельность человека по исследованию и использованию космического пространства (включая естественные небесные тела внеземного происхождения) получила название космической. Первое официальное упоминание понятия космической деятельности (outer space activities) в международном документе встречается в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 г. В международном договоре оно впервые использовано в преамбуле Конвенции об учреждении Европейской организации по проектированию и созданию ракет-носителей (ЭЛДО) от 29 марта 1962 г.

Использование термина “космическая деятельность” дает основание считать, что государства не ограничивают его деятельностью исключительно в космическом пространстве, но относят к нему и деятельность на Земле, если она связана с деятельностью в космическом пространстве. Из этого исходит и Договор по космосу 1967 года, устанавливающий принципы деятельности государств и на Земле, если эта деятельность имеет отношение к исследованию и использованию космического пространства (например, ст. VII договора).

Встает вопрос о том, на какую деятельность распространяются нормы и принципы космического права. В настоящее время толкование понятия космической деятельности зависит от подхода к этому вопросу со стороны того или иного государства. Тем не менее можно считать, что под космической деятельностью подразумевается размещение созданных человеком предметов на околоземных орбитах (в околоземном пространстве), в межпланетном пространстве (за пределами сферы земного тяготения), на поверхности Луны и других небесных тел. Иногда к понятию космической деятельности относят также вертикальный запуск предметов на большие высоты с помощью ракетной техники с их последующим возвращением на Землю без выхода на околоземную орбиту (суборбитальные запуски).

К понятию космической деятельности, бесспорно, относятся также действия людей (космонавтов) и работа автоматических (автономных или управляемых по радио с Земли) аппаратов и приборов на борту космических объектов, включая выход людей и вынос приборов в открытый космос или на поверхность небесных тел.

Таким образом, понятие космической деятельности связывается с деятельностью в космической среде, включая операции, осуществляемые на Земле в связи с запуском космического объекта, его управлением и возвращением на Землю.

Можно ли считать космической деятельностью операции на Земле, если они не завершились успешным помещением объекта в космическом пространстве? Иначе говоря, подлежат ли регулированию нормами и принципами международного космического права те правоотношения, которые могут сложиться в результате неудачного запуска космического объекта? Прямого ответа на эти вопросы современное международное право не дает. Соглашение о спасании космонавтов, возвращении космонавтов и возвращении объектов, запущенных в космическое пространство, исходит из того, что его положения относятся к объектам, запущенным в космическое пространство (см. название соглашения и первый абзац преамбулы). С другой стороны, Конвенция о международной ответственности за ущерб, причиненный космическими объектами, прямо устанавливает, что “термин “запуск” включает попытку запуска” (п. b ст. I). Следовательно, для того чтобы подпадать под действие норм конвенции, соответствующие операции должны иметь связь не обязательно с реальной космической деятельностью, но и с намерением ее осуществить. Договор по космосу 1967 года предусматривает международную ответственность за ущерб, причиненный объектами, запуск которых в космическое пространство осуществлен или только организован и производится (ст. VII). Статья IX договора регулирует даже те правоотношения, которые могут возникать в связи с планированием деятельности в космическом пространстве.

По-видимому, на настоящем этапе в вопросе определения космической деятельности следует исходить в каждом конкретном случае из соответствующих положений международных договоров, применимых к данному правоотношению.

Российская доктрина исходит из того, что космическое право призвано регулировать деятельность государств по освоению космоса независимо от места ее осуществления.

Необходимость международно-правового регулирования космической деятельности и режима космического пространства вытекает из того факта, что космическая деятельность затрагивает интересы многих государств даже тогда, когда она физически не затрагивает пределы территориальной юрисдикции иностранных государств. Прежде всего само космическое пространство и небесные тела представляют интерес с точки зрения их исследования и использования для всех без исключения государств. Кроме того, результаты деятельности, осуществляемой в космическом пространстве, могут оказывать влияние на жизнь людей многих государств мира. Например, телевизионные передачи с помощью спутников непосредственно на бытовые телевизоры могут приниматься на 90% территории Земли; геодезические спутники обеспечивают обследование целых континентов;

метеорологические спутники фиксируют явления природы, оказывающие влияние на погодные условия целых регионов, и т. д.

Учет всего этого привел специалистов к выводу, что космическая деятельность носит глобальный характер, не ограничиваясь национальными рамками государства, непосредственно ее осуществляющего.

Представляется не случайным тот факт, что современное международное космическое право регулирует вопросы как исследования, так и использования космического пространства. Поскольку в настоящее время постоянных поселений человека в космосе не существует, имеется в виду его использование с точки зрения интересов людей, живущих на Земле, для улучшения земных условий жизни. Соответственно и международное право призвано регулировать как режим самого космического пространства, так и возможные результаты космической деятельности, сказывающиеся на Земле.

В Договоре по космосу 1967 года установлено, что исследование и использование космического пространства являются “достоянием всего человечества”. Юридическое содержание этого положения заключается в том, что космическая деятельность должна осуществляться на благо и в интересах всех стран в соответствии с международным правом, включая Устав ООН, в интересах поддержания международного мира и безопасности и развития международного сотрудничества и взаимопонимания (ст. I и III Договора по космосу 1967 г.).

Понятие “космическое пространство”

Специфичность норм и принципов космического права обосновывается особенностями самого космического пространства как новой сферы деятельности человека, а также особенностями космической деятельности, которая существенно отличается от деятельности в любой другой области.

Юристы различных школ и направлений согласны с тем, что космическое пространство является столь своеобразной ареной человеческой деятельности, что режим этой деятельности должен быть специальным.

Однако общепризнанные в каждую конкретную эпоху нормы международного права подлежат применению всюду, где действуют различные государства. Не будучи распространенными и на космос, эти нормы утратили бы свое значение как всеобщие и общепризнанные, и тогда перестала бы существовать та общая платформа, на основе которой возможно единое понимание и толкование специальных норм международного права и конкретных положений международных договоров. Правовой режим космического пространства и регулирование космической деятельности не могут устанавливаться в отрыве от основных принципов мирного сосуществования государств и без учета всех актуальных проблем современных международных отношений.

Следует подчеркнуть, что все отрасли международного права основываются и должны соответствовать его общим принципам и нормам. Распространение на космос общих правовых принципов имеет важное практическое значение, представляющее чисто “земной” интерес.

В космосе, так же как на Земле, в воздухе и на море, действуют люди. Следовательно, при регулировании международных отношений в любой сфере деятельности необходимо исходить прежде всего из интересов человечества, а не из специфики физических свойств той или иной среды или особенностей технических средств ее освоения.

Как уже отмечалось, специфика космического пространства и космической деятельности требовала разработки специальных принципов и норм космического права. Поэтому одновременно с принятием Декларации правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства государства — члены ООН признали необходимым рассмотреть вопрос о формулировании в виде международного соглашения, в соответствующее время в будущем, правовых принципов деятельности государств по исследованию и использованию космического пространства.

Термин “космическое пространство” употребляется в одном только Договоре по космосу 1967 года 37 раз. Вместе с тем в международном космическом праве определение этого понятия отсутствует.

В резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 2222 (XXI) от 19 декабря 1966 г. Комитету ООН по космосу было поручено начать “изучение вопросов относительно определения понятия космического пространства и использования космического пространства и небесных тел”.

Вопрос об определении понятия космического пространства обсуждается в неразрывной связи с деятельностью по его использованию. Это, несомненно, свидетельствует о том, что понятие космического пространства не может быть определено в отрыве от элемента деятельности.

Вопрос об определении понятия космического пространства продолжает оставаться в повестке дня Комитета ООН по космосу.

В последние годы представители ряда развивающихся стран все настойчивее выступают и в доктрине, и в международных организациях с концепцией провозглашения некоторых территорий общего пользования и их ресурсов “общим наследием человечества”. Утверждается, что основным недостатком Договора по космосу 1967 года является то, что он, хотя и интернационализировал ресурсы космического пространства и небесных тел, не устанавливает правового режима, который позволил бы достичь этой цели. Отстаивая тезис о том, что весь космос интернационализирован, отдельные авторы допускают и противоречивые высказывания. Так, по их мнению, статус космического пространства выражается формулой res extra cornmercium (вещь, изъятая из оборота) и не является res communis (общей вещью). Вместе с тем доказывается, что космос принадлежит всему “мировому сообществу”, “международному сообществу” и т. п., что, по существу, возвращает к формуле “общая вещь”.

Между тем по смыслу Договора по космосу 1967 года космическое пространство и небесные тела являются “вещью, изъятой из оборота”, то есть не подлежат присвоению. Они находятся в общем пользовании, но не являются “общей собственностью”, или “общей вещью”. Договор по космосу признает “достоянием всего человечества” исследование и использование космоса (иначе говоря, результаты деятельности по исследованию и использованию космоса), но не сам космос.

Ошибочные взгляды по вопросу об интернационализации космоса приводят к нереалистическим выводам о возможности создания международного космического агентства с наднациональными функциями, о возможности предотвращения межгосударственных конфликтов путем передачи управления космической деятельностью международному органу, к преувеличению значения института международного контроля и к абсолютизации принципа международного сотрудничества, заключающегося якобы в обязанности космических держав оказывать помощь некосмическим государствам в деле их вовлечения в космические программы.

Одним из наиболее активных выразителей этой концепции является аргентинский юрист А. Кокка, который еще в 1967 году высказал мнение, что падающие на землю метеориты принадлежат всему человечеству и ни одно государство не вправе их присваивать. Концепция “общего наследия человечества” толкуется как обязанность государств, осуществляющих изучение Луны, распределять все получаемые блага между всеми государствами даже при отсутствии между ними специальных соглашений на этот предмет. Более того, вопреки положениям Договора по космосу о свободе научных исследований в космосе и на небесных телах предлагается установить специальный международный режим освоения Луны и ее природных ресурсов и, по существу, поставить национальную космическую деятельность под международный контроль в том смысле, что она могла бы осуществляться только в рамках специально созданного международного механизма. Очевидно, что такой путь освоения космоса затормозил бы научно-технический прогресс в данной области.

Правовой режим космического пространства. Правовой статус космонавтов и космических объектов

Правовой режим космического пространства и небесных тел

Правовой режим космического пространства и небесных тел тесно связан с некоторыми общими принципами космической деятельности государств и должен рассматриваться в связи с этими принципами.

Правовое положение космического пространства, включая небесные тела, определяется прежде всего тем, что на него не распространяется суверенитет какого-либо государства; это— пространство, открытое, или свободное, для исследования и использования всеми государствами. С появлением первого искусственного спутника Земли и началом космической эры в практике международных отношений сложился ныне общепризнанный принцип, в соответствии с которым любой искусственный спутник, выведенный на орбиту вокруг Земли, находится за пределами пространства, на которое распространяется государственный суверенитет.

Свобода космоса для всех государств в настоящем и в будущем может быть реализована только при строгом соблюдении определенных ограничений этой свободы, которые диктуются общими интересами всех государств. Ограничения свободы космоса вытекают из двух принципиальных положений общего характера, содержащихся в Договоре по космосу. В ст. I говорится:

“Исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, осуществляются на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и являются достоянием всего человечества”. Статья IX предусматривает, что государства должны осуществлять всю свою деятельность в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, с должным учетом соответствующих интересов всех других государств—участников Договора”.

Приведенные положения отражают заинтересованность в освоении космоса и результатах такого освоения всех стран, независимо от уровня их экономического и научно-технического развития. Хотя эти положения носят общий, декларативный характер и не влекут за собой прямого обязательства безвозмездно делиться с другими странами результатами исследования и использования космического пространства, они содержат требование о том, чтобы деятельность государств в космосе не причиняла вреда другим государствам и служила на пользу всему человечеству. Именно такой политики в исследовании и использовании космоса придерживается Россия, которая стремится к тому, чтобы проникновение человека в космос содействовало развитию взаимопонимания и дружественных отношений между государствами, и рассматривает свои достижения в космосе как достояние всех народов.

Положение о том, что “международное право, включая Устав ООН, распространяется на космическое пространство”, впервые было включено в резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 г. Свое окончательное закрепление это положение нашло в ст. I и III Договора по космосу. В ст. III говорится: “Государства—участники Договора осуществляют деятельность по исследованию и использованию космического пространства, в том числе Луны и других небесных тел, в соответствии с международным правом, включая Устав Организации Объединенных Наций, в интересах поддержания международного мира и безопасности и развития международного сотрудничества и взаимопонимания”.

В приведенной статье имеются в виду прежде всего основные принципы международного права, закрепленные ныне в таких документах, как Устав ООН, Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН, Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе. Содержащиеся в этих документах основные принципы международного права выступают в качестве общих по отношению к специальным принципам международного космического права, закрепленным в Договоре по космосу 1967 года и в других многосторонних соглашениях по космосу, разработанных в рамках ООН. В свою очередь, принципы международного космического права являются общими по отношению к нормам международных соглашений по космосу научно-технического характера. Последние должны соответствовать как основным принципам общего международного права, так и принципам международного космического права. Статья II Договора по космосу гласит: “Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению ни путем провозглашения на них суверенитета, ни путем использования или оккупации, ни любыми другими средствами”. Впервые этот принцип был сформулирован в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 1721 (XVI) от 20 декабря 1961 г.

Уже после вступления в силу Договора по космосу 1967 года в западной литературе появились высказывания о том, что, поскольку в ст. II договора говорится лишь о запрете национального присвоения, якобы остается открытым вопрос о праве на присвоение участков космического пространства и небесных тел отдельными лицами, частными компаниями и международными организациями. Подобная трактовка ст. II договора является недопустимой и противоречащей его смыслу и духу. Статья II запрещает любые формы и способы присвоения не только государствами, но также международными и национальными организациями и частными лицами. В этой связи в Соглашении о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года специально отмечается, что “поверхность или недра Луны, а также участки ее поверхности или недр или природные ресурсы там, где они находятся, не могут быть собственностью какого-либо государства, международной межправительственной или неправительственной организации, национальной организации или неправительственного учреждения или любого физического лица. Размещение на поверхности Луны или в ее недрах персонала, космических аппаратов, оборудования, установок, станций и сооружений, включая конструкции, неразрывно связанные с ее поверхностью или недрами, не создает права собственности на поверхность или недра Луны или их участки” (п. 3 ст. 11).

С другой стороны, Соглашение о Луне отвечает на вопрос о том, совместимо ли с принципом неприсвоения право государств на образцы минеральных и других веществ, доставленных на Землю с поверхности или недр Луны и других небесных тел. В ст. 6 соглашения специально говорится о том, что государства имеют право при проведении научных исследований собирать на Луне и других небесных телах образцы минеральных и других веществ и вывозить их оттуда. Такие образцы остаются в распоряжении тех государств, которые обеспечили их сбор, и могут использоваться ими для научных целей. При этом отмечается желательность предоставления части таких образцов в распоряжение других заинтересованных государств и международного научного сообщества для проведения научных исследований.

Руководствуясь этим пожеланием, Советский Союз предоставил образцы лунного грунта, доставленного на Землю советскими автоматическими станциями, для исследования и анализа научным лабораториям многих стран мира.

Соглашение о Луне разрешает также использование минеральных и других веществ Луны и других небесных тел для поддержания жизнедеятельности экспедиций в необходимых для этих целей количествах (п. 2 ст. 6). Что касается эксплуатации природных ресурсов, когда она станет технически возможной и экономически выгодной, то такая эксплуатация в соответствии с п. 5 ст. 11 Соглашения о Луне может осуществляться только после установления соответствующего международного режима.

Статья II Договора по космосу устанавливает запрет лишь на те виды и способы использования космического пространства и его частей, которые представляют собой присвоение, постоянное завладение, обращение в собственность. Временное занятие отдельных участков космического пространства и небесных тел (например, мест нахождения спутников на геостационарной орбите или участков размещения станций на Луне) не запрещено международным космическим правом. Принцип неприсвоения не исключает также осуществления суверенных прав государства в отношении своих граждан и космических аппаратов, находящихся в космическом пространстве.

Специальные принципы и нормы, относящиеся к ограничению военной деятельности в космосе, содержатся в Договоре по космосу, а также в некоторых многосторонних и двусторонних соглашениях в области сокращения и ограничения вооружений.

Наиболее далеко идущие запреты распространяются на Луну и другие небесные тела, которые в соответствии с Договором по космосу должны использоваться “исключительно в мирных целях” и где, следовательно, любая деятельность военного характера исключена. Иллюстративный перечень видов деятельности, запрещенных на Луне и других небесных телах, приведенный в ст. IV договора, включает установку ядерного оружия или любых других видов оружия массового уничтожения, создание военных баз, сооружений и укреплений, испытание любых типов оружия и проведение военных маневров. Допускается использование военного персонала для научных исследований или каких-либо иных мирных целей, а также использование любого оборудования или средств, необходимых для мирного исследования Луны и других небесных тел.

Примерный перечень запрещенных видов использования Луны и других небесных тел был дополнен и расширен в ст. 3 Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах 1979 года, где помимо уже перечисленных видов запрещенной деятельности упоминаются вывод на орбиту вокруг Луны или на другую траекторию полета к Луне или вокруг нее объектов с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения, а также установка и использование такого оружия на поверхности Луны или в ее недрах. В соглашении содержится также положение, специально запрещающее угрозу силой или применение силы, а также любые другие враждебные действия или угрозу совершения враждебных действий на Луне или с использованием Луны.

Что касается космического пространства в целом, в том числе “ближнего космоса”, находящегося в непосредственной близости от Земли, то здесь пока еще не существует полного запрета военной деятельности. Среди частичных мер, ограничивающих военное использование космоса, важнейшее значение имеет обязательство участников Договора по космосу не выводить на орбиту вокруг Земли любые объекты с ядерным оружием или любыми другими видами оружия массового уничтожения и не размещать такое оружие в космическом пространстве каким-либо иным образом (п. 1 ст. IV).

В соответствии с общепринятым толкованием термин “оружие массового уничтожения” охватывает такие виды оружия, как ядерное, химическое, биологическое, и другие сравнимые с ними по разрушительному и поражающему действию виды оружия, в том числе и те, которые могут быть созданы в будущем. Размещение всех этих видов оружия на орбите вокруг Земли или “каким-либо иным образом” в космическом пространстве запрещено.

Вместе с тем за пределами этих запретов остаются существующие и разрабатываемые виды оружия, которые не охватываются понятием “оружие массового уничтожения”. Существование в международном космическом праве запретов и ограничений военного использования космического пространства позволяет говорить о постепенно складывающемся международно-правовом принципе использования космического пространства в мирных целях. Принятие предложений Советского Союза, направленных на решение этой задачи, поставило бы заслон угрозе распространения гонки вооружений на космическое пространство и наполнило бы новым реальным содержанием принцип использования космического пространства в мирных целях. Радикальное решение проблемы полного запрещения любой военной деятельности в космосе возможно только на путях всеобщего и полного разоружения.

Статья IX Договора по космосу устанавливает два тесно взаимосвязанных между собой обязательства:

1) осуществлять деятельность в космическом пространстве с должным учетом соответствующих интересов всех других государств;

2) проводить изучение и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, таким образом, чтобы избегать их вредного загрязнения, а также неблагоприятных изменений земной среды вследствие доставки внеземного вещества, и с этой целью в случае необходимости принимать

“соответствующие меры”.

Из первого обязательства, носящего более широкий характер, вытекает, что деятельность, причиняющая помехи другим государствам в исследовании космоса или препятствующая проведению космических исследований другими государствами, не допускается международным космическим правом.

Второе из вышеприведенных обязательств непосредственно направлено на охрану земной и космической среды от вредных последствий космической деятельности. Термин “загрязнение” в ст. IX Договора по космосу должен толковаться в широком смысле этого слова и включать как умышленные, так и непреднамеренные действия, влекущие за собой химическое, биологическое, радиоактивное и прочие виды загрязнения среды в количествах, представляющих опасность для поддержания ее естественного равновесия.

Интенсификация космических исследований и связанное с этим резкое увеличение числа запусков космических объектов приводит к увеличению количества “космического мусора” (отработавших космических аппаратов, ракет и их составных частей и др.). Этот потенциально опасный вид загрязнения космической среды делает необходимым поиски путей удаления из космоса или перемещения на отдаленные орбиты отработавших космических объектов и их составных частей.

Договор по космосу содержит требование о том, чтобы при осуществлении космической деятельности принимались необходимые меры для предотвращения изменений земной среды вследствие доставки внеземного вещества. Связанная с этим проблема стерилизации космических объектов и предотвращения биологического заражения Земли и других планет на протяжении ряда лет обсуждалась в Комитете по космическим исследованиям (КОСПАР). В результате этих обсуждений были выработаны соответствующие научные рекомендации. Однако неблагоприятные изменения земной среды в ходе космической деятельности могут наступить не только в результате доставки из космоса внеземного вещества. Именно поэтому в ст. 7 Соглашения о деятельности государств на Луне и других небесных телах содержится обязательство принимать меры по предотвращению внесения неблагоприятных изменений в окружающую среду Земли не только вследствие доставки внеземного вещества, но и “каким-либо иным путем”. В частности, требуют тщательного изучения с точки зрения охраны земной среды рассматриваемые в настоящее время в ряде стран проекты создания в космосе электростанций, работающих на солнечной энергии и передающих эту энергию в преобразованном виде на Землю.

Общий принцип предотвращения потенциально вредных последствий космической деятельности, установленный Договором по космосу, получил дальнейшее развитие в Конвенции о запрещении военного или любого иного враждебного использования средств воздействия на природную среду 1977 года. В этой конвенции содержится запрещение применения любых научно-технических средств, в том числе и космических, для воздействия на погоду и климат, если такие средства могут вызвать долгосрочные разрушительные или губительные для природы последствия. Вместе с тем, согласно конвенции, разрешается проведение национальных и международных работ по активному воздействию на атмосферные процессы, если такие работы выполняются в интересах мира, благосостояния и здоровья людей с должным учетом законных интересов всех государств.

В Договоре по космосу предусматривается процедура проведения международных консультаций относительно деятельности или экспериментов, которые могут создать потенциально вредные помехи мирной космической деятельности других государств. Государство должно провести соответствующие международные консультации, прежде чем приступить к такой деятельности или эксперименту. Со своей стороны другие государства могут запросить проведение консультаций относительно такой деятельности или эксперимента.

Порядок проведения международных консультаций, предусмотренных в ст. IX договора, а также их юридические последствия требуют дальнейшего уточнения и развития, так как в настоящее время они сформулированы лишь в самом общем виде. Для решения всех вопросов, связанных с предотвращением потенциально вредных последствий космической деятельности, важное значение имеет соблюдение требования ст. IX договора о том, что “при исследовании и использовании космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, государства—участники Договора должны руководствоваться принципом сотрудничества и взаимной помощи”.

Международное космическое право, введя в международное право принцип свободы космоса, вместе с тем регулирует отношения между государствами в связи с их космической деятельностью на основе строгого уважения принципа государственного суверенитета. Со времени зарождения международного космического права свобода исследования и использования космического пространства трактовалась в плоскости отношений между суверенными и равноправными государствами, которые осуществляют свою деятельность в космосе в полном соответствии с общими принципами международного права и специальными принципами и нормами международного космического права. Свобода космоса никогда не понималась как ничем не ограниченная свобода любой деятельности в космосе. Свобода космоса не может служить основанием для нарушения суверенных прав государств ни в космосе, ни на Земле.

Правовой статус космических объектов

В отличие от небесных тел естественного происхождения (таких как Луна, планеты, астероиды и пр.), под космическими объектами международном космическом праве подразумеваются созданные человеком искусственные спутники Земли, автоматические и пилотируемые корабли и станции, ракеты-носители и т. д. Международное космическое право регулирует деятельность, связанную с космическими объектами, с момента их запуска или сооружения в космическом пространстве (в том числе на небесных телах). До этого момента деятельность по их созданию и подготовке запуска находится в сфере внутригосударственного права, если об этом нет специальной договоренности между государствами (например, в случае совместного создания или запуска космического объекта несколькими государствами). После возвращения на Землю космический объект, как правило, вновь подпадает под действие национального права. Однако в случае его посадки за пределами территории запускающего государства возникающие при этом отношения между государствами регулируются нормами международного космического права.

Для обозначения лиц, совершающих космические полеты и находящихся на борту космических объектов или на небесных телах, в соглашениях по международному космическому праву используются различные термины: “космонавты”, “экипаж”, “персонал”, “представители”, “лица на борту космического объекта”. Это не означает, однако, что международное космическое “право устанавливает различия в правовом режиме лиц, совершающих космические полеты, в зависимости от выполняемых ими функций или по каким-либо иным признакам. Независимо от того, являются такие лица военными или гражданскими, управляют они космическим кораблем или выполняют научно-исследовательские функции, а также независимо от их гражданской принадлежности, все они с точки зрения международного космического права имеют одинаковый статус космонавтов. В отличие от морского и воздушного права, где проводится различие между экипажем и пассажирами судна, в космическом праве такого различия в настоящее время не существует, хотя в будущем, в случае совершения регулярных космических путешествий, может появиться необходимость в выработке особого правового режима пассажиров космических кораблей.

Впервые порядок международной регистрации космических объектов был установлен резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1721 В (XV) от 20 декабря 1961 г. В резолюции говорилось о том, что Генеральная Ассамблея ООН:

“I. обращается с просьбой к государствам, производящим запуск аппаратов на орбиту или дальше, незамедлительно предоставлять Комитету по использованию космического пространства в мирных целях информацию через Генерального секретаря для регистрации запусков;

2. предлагает Генеральному секретарю вести общедоступную регистрацию информации, предоставляемой в соответствии с пунктом I”.

В соответствии с этой резолюцией государства, запускающие космические объекты, с 1962 года стали направлять в ООН на добровольной основе информацию о космических объектах, запущенных ими “на орбиту и дальше”. Таким образом, в число регистрируемых в ООН космических объектов не входят метеорологические и геофизические ракеты. Отдел по вопросам космического пространства Секретариата ООН заносит получаемые от государств сведения в специальный реестр, а копии этих сведений рассылаются всем государствам

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Международное космическое право". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 600

Другие дипломные работы по специальности "Право, юриспруденция":

Основы предпринимательской деятельности

Смотреть работу >>

Политико-правовая концепция русского либерализма

Смотреть работу >>

Развитие наследственного права

Смотреть работу >>

Основные положения о праве

Смотреть работу >>

Авторский договор

Смотреть работу >>