Дипломная работа на тему "Иски о признании в гражданском процессе"

ГлавнаяПраво, юриспруденция → Иски о признании в гражданском процессе




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Иски о признании в гражданском процессе":


Введение

"Иск как средство судебной защиты субъективных прав и законных интересов относится к числу фундаментальных категорий российской правовой системы"[1]. Г. Л. Осокина. 2000 г.

Правовое государство гарантирует и обеспечивает защиту прав и интересов любого лица. Это могут быть как материальные, так и процессуальные методы защиты интересов.

В соответствии со ст. 46 Конституции Российской Федерации[2] каждому гражданину гарантируется судебная защита его прав и с вобод. В случае нарушения или оспаривания права всякое заинтересованное лицо может обратиться в суд с требованием о его защите. Одной из ключевых форм процессуальной защиты является подача иска.

Иск и исковая форма защиты прав известна Российскому праву уже несколько столетий. Однако и к настоящему времени нельзя сказать о полной исследованности темы «иска», отсутствии проблем и дискуссий по данному вопросу.

Начнем с того, что действующее законодательство не содержит легального определения иска. Даже обновленное процессуальное законодательство (Гражданский процессуальный кодекс РФ[3], Уголовный процессуальный кодекс РФ[4]) не дало легального определения иска. Вызвано вышесказанное, прежде всего, тем, что единого понятия иска не сложилось в юридической науке. Возникает логичный вопрос: почему исследователи не могут выработать единое, универсальное определение иска? Что стало «камнем преткновения» в понимании иска?

Отсутствие единого законодательного понятия иска является основой и для возникновения ошибок в классификации исков. Между тем, именно классификация гражданско-процессуальных исков имеет большое значение для юридической науки.

Множество дискуссионных и проблемных вопросов связано с разновидностями гражданско-процессуальных исков. Одной из таких разновидностей иск о признании. Последний направлен на признание или иначе, установление, подтверждение судом наличия или отсутствия юридического отношения. В частности дискуссионным является вопрос о сфере применения исков о признании. Согласно одной точке зрения сфера их применения ограничена случаями оспаривания права[5]. Согласно другой точки зрения иски о признании могут служить средством защиты и нарушенного права[6].

Проблемным является и вопрос об отграничении исков о признании от иных видов гражданско-процессуальных исков; существование смешанных исков.

Актуальность исследуемой темы подтверждается и тем обстоятельством, что за последние два года полностью сменилось процессуальное законодательство нашей страны. Принесло ли оно, какие либо изменения в понимании иска?

Итак, как следует определить иски о признании? Какие бывают разновидности исков о признании?

Цель настоящей квалификационной работы – исследовать понятие, место и значение исков о признании в гражданском процессуальном праве Российской Федерации.

Исходя из поставленной цели автор ставит перед собой следующие задачи:

- дать понятие иска, сформулировать наиболее рациональное определение;

- провести классификации исков в современном гражданском процессе;

- рассмотреть процессуальную классификацию исков;

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по нужной вам теме. Безупречное написание дипломных проектов по индивидуальным требованиям в Перми и в других городах России.

- дать понятие иска о признании, проанализировать его особенности;

- выявить виды исков о признании;

В заключение работы подвести итоги проделанному исследованию.

Говоря о степени исследованности рассматриваемой темы, необходимо отметить, что большинство исследований посвящено непосредственно иску, тогда как рассмотрение отдельных видов исков, значение классификации отодвигалось на второй план. Не было уделено должного внимания и процессуальной классификации исков, выделению такой разновидности гражданско-процессуального иска, как иск о признании. Более того, в последнее десятилетие исследуются частные вопросы гражданского процессуального права, тогда как исследование фундаментальных основ (таких как иск) проходит все реже и реже. Отсюда не разработанность института «иска»[7].

В работе будет проанализирован весь пласт действующего процессуального законодательства, что приобретает большее значение, т. к. в последние два года оно подверглось кардинальным изменениям. В этом и заключается научная новизна данного исследования, а также его значимость.

[1] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с.3.

[2] Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года // Российская газета. – 25 декабря 1993г.

[3] Гражданский процессуальный кодекс РФ от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 18 ноября 2002 г. - N 46. - Ст. 4532.

[4] Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 24 декабря 2001 г. - №52. - Ст. 4921.

[5] Советский гражданский процесс. Под ред. М. А. Гурвича. М.: Изд. «Высшая школа». – 1967. - с.133.

[6] Добровольский А. А. Исковая форма защиты права. - М.: МГУ. – 1965. - с.161.

[7] Последние исследования: Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000; Осокина Г. Л. Проблемы иска и право на иск. – М.: 1989; Иски о признании и исковая давность по ним.

§1. Понятие иска

"Иск не составляет внешнего придатка к праву, ни чего-либо отдельного от права; это - самое право, но в судебном или боевом его направлении против определенного лица"[1]. М. Брун. 1889 г.

Слово «иск» происходит от «искать» - искивать кого или что, сыскивать, отыскивать, стараться найти; добиваться чего или промышлять то, чего нет, - такое определение можно найти в словаре Даля[2].

В светочи знаний конца 19 века - энциклопедии Брокгауза и Ефрона «иск» определялся в двух значениях: во-первых, иск есть юридическая возможность защищать свое гражданское право судебным порядком; во-вторых, иск означает судебное действие истца, обратившегося к промоции суда, чтобы обязать ответчика признать его право или исполнить то, что он должен[3].

В Большой советской энциклопедии «иск» определен как, обращение в суд, арбитраж или третейский суд за защитой нарушенного, оспариваемого права или охраняемого законом интереса.

Как мы уже подчеркнули, действующее законодательство не содержит легального определения иска, несмотря на то, что категория «иск» является ключевой и употребляется законодателем в сотнях и тысячах нормативных актов.

Как отмечает Г. Л. Осокина, неоднозначность, чрезвычайная запутанность в толковании термина «иск» и сопутствующих ему категорий в свое время породили у некоторых исследователей пессимизм во взглядах на проблему иска, отсутствие четкой и ясной перспективы в ее разрешении. Как выход из создавшегося положения предлагалось вообще отказаться от использовании категории «иска» и сопутствующей исковой терминологии[4].

Обратимся к научным определениям «иска». Как отмечают эксперты, в процессуальной науке, пожалуй, нет более дискуссионного понятия чем «иск».

Долгое время в качестве господствующего в советской процессуальной науке существовал подход, в соответствии, с которым иск рассматривался как единое понятие, имеющее процессуальную и материально-правовую стороны (А. А. Добровольский, С. А. Иванова, Д. М. Чечот и др.).

Другая группа ученых отстаивала идею о двух самостоятельных понятиях иска: понятии иска в материально-правовом и процессуальном смыслах (М. А. Гурвич, М. С. Шакарян, А. Т. Боннер, И. М. Пятилетов, и др.).

В последнее время все большее распространение получает универсальная точка зрения на понятие иска, сглаживающая существующие противоречия (Г. Л. Осокина, В. А. Мусин, и др.).

Рассмотрим их позиции подробнее.

Итак, сторонники двух самостоятельных понятий иска, так определяли иск: под иском в материально-правовом смысле понимается требование истца к ответчику и в этом качестве иск выступает как институт материального права; под иском в процессуальном смысле понимается обращение истца в суд за защитой права и в этом качестве иск выступает как институт процессуального права. Данный подход к понятию иска является более ранним, возник еще до революции (как видно из энциклопедии Брокгауза и Ефрона, именно такое понятие иска давалось в середине 19 века) и пришел в российское право из трудов немецких ученых-юристов середины 19 века.

Другая группа ученых, придерживается мнения, согласно которому иск – единое понятие, имеющее процессуальную и материально-правовую стороны. Требование к суду о защите права составляет процессуальную сторону иска, а требование истца к ответчику – материально-правовую сторону иска.

Причем в едином понятии иска акцентируется материально-правовая сторона. «Суть любого иска как средства защиты права, - писал А. А. Добровольский, - заключается именно в том, что суд… должен проверить законность и обоснованность... материально-правового требования истца к ответчику. Только наличием материально-правовой стороны иска, т. е. правового требования истца к ответчику, можно объяснить существование таких институтов процесса, как признание иска, отказ от иска, судебное мировое соглашение и т. д. Следовательно, материально-правовая сторона иска – это неотъемлемый признак для определения сущности любого иска. Итак, иск рассматривается как единое понятие, состоящее из двух сторон: материально-правовой и процессуальной, где предпочтение отдается материально-правовой стороне, которая определяет природу любого иска.

Позиция авторов, настаивающих на существовании двух самостоятельных понятий иска: иска в материально-правовом смысле и иска в процессуальном смысле не отвечает требованию единства и универсальности иска как средства судебной защиты прав и законных интересов. Признавая существование двух самостоятельных понятий иска, авторы тем самым противопоставляют две категории субъектов, управомоченных законом на обращение в суд с требованием о защите. Для лиц, защищающих чужое право или охраняемый законом интерес, иск как самостоятельная категория будет существовать лишь в процессуальном смысле. Для лиц, защищающих свое право или законный интерес, иск в качестве самостоятельной категории будет существовать в двух своих разновидностях: как институт процессуального права и как институт материального права. О каком же единстве может идти речь, если для различных категорий субъектов предлагаются различные понятия иска.

Не отвечает требованию единства и универсальности и так называемое единое понятие иска, рассматриваемое как единство начал: материально правового и процессуального. Разумеется, понятие иска, включающего в себя материально-правовой и процессуальный элементы, по содержанию шире и богаче, чем понятие иска в процессуальном или материальном смыслах, поскольку наряду с требование к суду включает в качестве обязательного, непременного составного элемента материально-правовое требование истца к ответчику. Причем, материально-правовое требование истца к ответчику, как уже было отмечено, рассматривается в качестве главной, отличительной черты любого иска. При таком понимании иска, требование лица, выступающего от своего имени в защиту прав и законных интересов других лиц, нельзя называть иском, ибо это требование не содержит и не может содержать такого существенного признака любого иска как материально-правое требование истца к ответчику. однако такой вывод противоречит действующему законодательству, использующему термин «иск» применительно к лицам, защищающим чужое право или интерес.

Однако, как правильно отмечается в литературе, логическая линия рассуждений двух групп ученых фактически (содержательно) полностью совпадает, поскольку и те и другие понимают иск как материально-правовое требование истца к ответчику и требование к суду одновременно. То, что двум самостоятельным понятиям иска противопоставляется одно, состоящее из двух частей – материально-правовой и процессуальной, - свидетельствует о различиях несущественных, терминологического характера, в основном же противоречий нет[5].

Итак, дадим «универсальное» определение иска. Иск – требование заинтересованного лица о защите своего или чужого права, либо охраняемого законом интереса. Соответственно иск, как институт процессуального права необходимо определить как требование заинтересованного лица, вытекающее из спорного материального правоотношения, о защите своего или чужого права либо законного интереса, подлежащее рассмотрению и разрешению в установленном законом порядке.

В заключение еще раз подчеркнем, что рациональным было бы законодательное закрепление понятия «иска» в рамках гражданского процессуального законодательства.

[1] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. т. 24. – с.163.

[2] Даль В. Словарь русского языка. – М.: 1990. – т.2. – с.216.

[3]Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. т. 24. – с.163.

[4]Гукасян Р. Е. О совершенствовании терминологии ГПК // Проблемы применения и совершенствования ГПК РСФСР. – Калинин. – 1984. – с. 21, 23.

[5] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с.11.

§2. Элементы иска

Чтобы выделение элементов иска выполняло поставленные перед ним задачи, необходимо брать наиболее существенные и важные в практическом отношении признаки[1]. Г. Л. Осокина. 2000 г.

Каждая сложная категория состоит из структурных элементов – составных частей. Последние позволяют индивидуализировать «категории», подробнейше исследовать их содержание, роль и место в «системе категорий».

Иск – безусловно, является сложной категорий, поэтому рассмотрение элементов иска является не менее важным вопросом, нежели чем раскрытие его понятия.

Назначение элементов иска состоит в том, чтобы раскрыть содержание иска как требования о защите прав и интересов. Каждый элемент иска несет в себе определенную смысловую нагрузку, характеризующую иск с одной из существенных его сторон. В этом плане содержание иска как требования о защите права или законного интереса раскрывается и полностью исчерпывается тремя его элементами: предметом, основанием и сторонами.

В современной гражданско-процессуальной науке, вопрос об элементах иска является также дискуссионным. Спорным является как количественный, так и качественный состав элементов иска (наряду с понятием иска). Одни исследователи говорят о двух компонентах иска (предмет и основание), другие выделяют три элемента (предмет, основание и содержание (либо способ защиты, либо стороны).

В Российской юридической научной мысли конца 19 – начала 20 века в каждом иске различали три элемента:

1) его юридическое основание или то право, судебным проявлением которого он служит - causa proxima actionis; например, в иске о вознаграждении за убытки таким юридическим основанием является правило ст.684 ч.1 т.10 Св. Зак., по которому всякий ответствен за убытки, причиненные по его вине другому лицу и т. д.;

2) фактическое основание иска, или те правообразующие факты, которые ведут к возникновению права, а с ним иска - causa remota actionis, например, при иске о праве собственности все те способы, которыми устанавливается право собственности (давностное владение, передача, судебное решение и т. д.);

3) предмет иска или содержание искового требования, составляющего как бы проект желательного истцу решения[2].

Фактически речь шла о двух элементах (предмет и основание), т. к. юридическое основание и фактическое основание образовывали один элемент – основание иска.

В настоящее время, речь идет о более чем четырех точках зрения на элементы иска, при этом все исследователи выделяют два «обязательных элемента» - предмет и основание, дискуссионным же является вопрос о необходимости выделения третьего элемента и его характеристики и определения. Как мы уже подчеркнули, в качестве третьего элемента различные исследователи выделяют, либо, содержание, либо способ защиты, либо стороны.

Прежде чем принять ту или иную сторону в данной дискуссии, рассмотрим подробнее возможные и необходимые элементы иска.

Предмет иска. В гражданско-процессуальной литературе предмет иска определяется по-разному: как материально-правовое требование истца к ответчику[3]; как спорное правоотношение[4]; как субъективное право, подлежащее защите[5]; как защита и способ защиты[6].

Определение предмета иска как материально-правового требования истца к ответчику и как спорного правоотношения[7] представляется неприемлемым как с теоретической, так и с практической точек.

Во-первых, его авторы допускают элементарную тавтологию, определяя через материально-правовое требование, как сам иск, так и его предмет. Во-вторых, если предмет иска рассматривать как материально-правовое требование истца к ответчику, то иски, предъявляемые процессуальными истцами, окажутся беспредметными, потому что процессуальные истцы не являются и не предполагаются субъектами спорного материального правоотношения, а значит не обладают правом на заявление материально-правовых требований к ответчику. В-третьих, рассматриваемое определение предмета иска не согласуется с правом истца на его изменение, потому что всякое изменение материально-правового требования истца к ответчику влечет не изменение предмета заявленного иска, а замену последнего другим иском. Однако процессуальное законодательство России запрещает производить замену одного иска другим в процессе судебного разбирательства, кроме случаев замены ненадлежащей стороны.

Что же касается субъективного права, подлежащего защите, то оно не может рассматриваться в качестве предмета иска, прежде всего потому, что иском защищаются не только права, но и законные интересы.

Таким образом, предметом иска как требования о защите нарушенного или оспоренного права либо законного интереса является не субъективное право (интерес), подлежащее защите (оно входит в юридическое основание иска), а способ (способы) его защиты.

Основания иска. Следующим элементом иска наряду с предметом является основание. Под основанием иска обычно понимают те факты, которые обосновывают требование о защите права или законного интереса[8]. В основание иска входят лишь юридические факты, т. е. факты, с которыми нормы материального права связывают возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей субъектов спорного материального правоотношения.

Представляется обоснованным мнение тех авторов, которые различают фактическое и юридическое (правовое) основание иска[9]. Как мы уже подчеркивали, это традиционное деление основания иска, известное еще дореволюционной юридической науке.

Необходимость выделения в иске наряду с фактическим еще и юридического (правового) основания диктуется тем, что иск представляет собой требование о защите права или законного интереса. Поэтому суд, прежде чем оказать защиту нарушенному праву (интересу), должен в процессе судебного разбирательства дела убедиться в реальном существовании как самого права (законного интереса), так и в принадлежности его лицу, которое предъявило или в интересах которого предъявлен иск.

В юридическое основание иска входят подлежащее защите субъективное право (иски о присуждении, преобразовательные и позитивные иски) или законный интерес (негативные и преобразовательные иски), а также материальный закон, предусматривающий условия возникновения, изменения или прекращения прав или законных интересов и способы их защиты. Например, в юридическое основание иска о защите чести, достоинства и деловой репутации должны быть включены субъективное право на достоинство, честь и доброе имя, деловую репутацию и ст. 150, 151 Гражданского кодекса РФ[10]. В юридическое основание иска о признании сделки, совершенной юридическим лицом в противоречии с целями его деятельности (негативной сделки), должны быть включены законный интерес юридического лица и ст. 173 ГК РФ, предусматривающая условия возникновения такого интереса и способ его защиты. Юридическое основание иска о расторжении брака должно включать субъективное право супруга на развод и ст. 16, 21, 23 Семейного кодекса РФ[11], предусматривающие как условия возникновения права на развод, так и способы его защиты.

Что же касается фактического основания иска, то в него включаются факты реальной действительности (имеется в виду их идеальный, логический образ). К ним относятся правообразующие факты (например, факт заключения договора купли-продажи жилого дома с соблюдением установленных законом требований порождает у истца право собственности на дом); правопрепятствующие факты (например, несоблюдение обязательной нотариальной формы сделки или уклонение в прошлом от выполнения своих родительских обязанностей недееспособными, нуждающимися в помощи родителями); правоизменяющие факты (например, тяжелое материальное или семейное положение алиментообязанного лица); правопрекращающие факты (например, истечение срока договора аренды имущества).

Кроме перечисленных, в фактическое основание иска входят также факты, свидетельствующие о нарушении или оспаривании права либо законного интереса (например, невнесение арендной платы, непредоставление имущества в обусловленный сторонами срок, распространение порочащих сведений).

Обратимся теперь к третьему, спорному элементу – порождающему множественные споры и дискуссии. Прежде всего, ответим на вопрос о том, необходимо ли выделение третьего элемента или достаточно названных двух?

Как мы уже подчеркивали, общепризнано выделение двух элементов иска – основания и предмета. Третий элемент, будь то содержание, способ защиты или же стороны, призван юридически грамотно индивидуализировать иски (то есть выполнять основное значение выделения элементов иска). Излишняя структуризация иска уводит от истинных целей познания иска, в связи с чем, на наш взгляд, выделение третьего элемента не оправданно. Впрочем, прежде чем дать однозначный ответ, подробнее рассмотрим различные точки зрения на этот вопрос.

Содержание иска. Точки зрения, согласно которой третьим элементом иска является содержание, придерживается ряд исследователей (Гурвич М. А., Клейнман А. Ф., В. А. Мусина, В. И. Чечот и др.).

Как отмечают сторонники данного элемента, содержание иска – вид судебной защиты, которой добивается истец. Суд для защиты нарушенного или оспоренного права может присудить ответчика к совершению определенного действия или воздержанию от него, признать наличие правоотношения между истцом и ответчиком, зафиксировав права и обязанности сторон, изменить или прекратить существующие между сторонами правоотношения. Содержание иска отражает требование истца к суду и находит отражение в просительном пункте искового заявления[12].

Между тем, выделение такого элемента, на наш взгляд, является не логичным и не рациональным. Как верно подмечает Г. Л. Осокина, следует отметить некоторую искусственность в построении трехчленной конструкции иска, где третьим элементом выступает содержание иски[13].

Такое представление о внутренней структуре иска не соответствует толкованию категории «содержание». Содержание принято рассматривать как совокупность частей (элементов) какого-либо объекта.

Содержание, будучи определяющей стороной целого, представляет совокупность частей (элементов) предмета[14].

Из приведенного определения видно, что содержание всегда отвечает на вопрос, из чего состоит данное явление или предмет, из каких составных частей оно складывается? Таким образом, содержание объекта, т. е. то, что в нем содержится, — это и есть его элементы. В виду этого, нелогично выделение в качестве элемента иска, буквально, его элементов, т. к. названные две категории «содержание» и «элемент» соотносятся как общее и частное[15].

Кроме того, существование данного элемента фактически дублирует предмет иска. Нужно и лучше содержание иска в предмет иска (как вид истребуемой судебной защиты[16]).

Способы защиты иска. Ряд исследователей выделяют в качестве третьего элемента – способы зашиты (В. К. Пучинский). Он предлагает различать в иске наряду с предметом и основанием - способ защиты, справедливо полагая, что для обоснования третьего элемента иска термин «содержание иска» неудачен, так как «затушевывает смысл понятия»[17].

На наш взгляд самое выделение в качестве элемента иска «способа защиты» противоречит двум другим элементам – предмету и основанию. Как мы подчеркнули, именно способ защиты составляет предмет иска.

Но прежде чем окончательно отказаться от данной точки зрения, рассмотрим взгляды автора подробнее.

По мнению автора, иск состоит из трех элементов: основания, определяемого гипотезой правовой нормы; предмета, определяемого диспозицией нормы, и способа защиты, определяемого санкцией правовой нормы.

Однако определение состава элементов иска, а также их связи с соответствующими частями правовой нормы вызывает возражения. Трудно согласиться с тем, что основание иска следует анализировать, исходя только из гипотезы правовой нормы. Представляется, что основание иска необходимо увязывать не только с гипотезой, содержащей условия, при которых действует диспозиция, но и с самой диспозицией, указывающей на субъективные права и обязанности адресатов правовой нормы. В основание иска входят юридические факты и закон, который определяет, с какими фактами реальной действительности, предусмотренными гипотезой связывается возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей субъектов спорного материального правоотношения. Однако прежде чем удовлетворить требование о защите права или законного интереса, суд должен убедиться в реальном существовании этого права или интереса, в его принадлежности соответствующему лицу. Таким образом, основание как элемент иска обусловливается не только гипотезой, но и диспозицией правовой нормы.

Стороны иска. Ряд исследователей в качестве третьего элемента иска предлагают выделить именно стороны иска (Г. Л. Осокина, К. И. Комиссаров). Как подчеркивают сторонники данной точки зрения, одним из признаков исковой формы защиты права или законного интереса является наличие спора о субъективном праве или законном интересе, что в свою очередь предполагает наличие спорящих субъектов, т. е. сторон с противоположными юридическими интересами. Указанное обстоятельство означает, что при определении внутренней структуры иска нельзя обойтись без такого элемента, как стороны[18]. Как отмечает К. И. Комиссаров, «предмет и основание иска приобретают необходимую определенность только при условии, что речь идет о конкретных носителях субъективных прав и обязанностей»[19].

Обязательная черта иска - наличие противоборствующих субъектов как носителей противоположных юридических интересов, т. е. сторон. Но необходимо учитывать, что когда речь идет о сторонах как элементе иска, то имеется в виду не физическая сущность спорящих субъектов, а их идеальный, логический образ[20].

Таким образом, на наш взгляд рационально остановится на точке зрения выделяющей два элемента иска: предмет, основание. В качестве дополнительного элемента можно выделить - стороны. Такое структура элементов иска находит подтверждение своей практической значимости в действующем процессуальном законодательстве, в соответствии с которым иски индивидуализируются по трем элементам: предмету, основанию и сторонам.

Можно было бы возразить: а почему бы не увеличить элементы иска до четырех и более категорий? Этому можно противопоставить нижеследующее: во-первых, названные элементы (например, способы защиты и предмет иска) частично (или даже полностью) перекрывают друг друга, а значит, выделение таких элементов излишне. Во-вторых, необходимо подчеркнуть, что рационально выделение только необходимых элементов, тогда как при излишнем дроблении теряется суть выделения элементов, т. к. цель тому – индивидуализация исков, а не дробление иска на структурные элементы.

[1] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с.37.

[2] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. т. 24. – с.165.

[3] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К.Треушникова. - С. 148.

[4] Советский гражданский процесс / Под ред. М. А. Турвича. - С. 119; Гурвич М. А. Учение об иске. С. 6—7; Гражданское процессуальное право России / Под ред. М. С.Шакарян. - С. 119.

[5] Гурвич М. А. Учение об иске. С. 6; Гражданское процессуальное право России /Под ред. М. С.Шакарян. С. 119.

[6] Чернышева С. А. Гражданско-правовая защита авторских прав // Сов. ГиП. 1984. - № 2. - С. 67; Осокина Г. Л. Проблемы иска и права на иск. - С. 91-93.

[7] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К.Треушникова. - С. 148

[8] Гражданское процессуальное право России /Под ред. М. С.Шакарян. С. 120.

[9] Елисейкин П. Ф. Изменение предмета и основания иска // Сов. ГиП. 1969. № 5. С. 11; Гурвич М. А. Учение об иске. С. 8; Осокина Г. Л. Указ. соч. С. 93—97.

[10] Часть первая Гражданского кодекса Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 5 декабря 1994 г. - №32. - Ст. 3301; Часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 января 1996 г. N 14-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 29 января 1996 г. - N 5. - Ст. 410; Часть третья Гражданского кодекса Российской Федерации от 26 ноября 2001 г. N 146-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 3 декабря 2001 г. - N 49. - Ст. 4552.

[11] Семейный кодекс Российской Федерации от 29 декабря 1995 г. N 223-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 1 января 1996 г. - N 1. - Ст. 16.

[12] Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. – М.: Проспект. – 1998. – с.155.

[13] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с.61.

[14] Философская энциклопедия: В 5 т. / Ред. Ф. В. Константинов. М 1970. Т. 5. - С. 383.

[15] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с.61.

[16] Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В. В. Ярков – М. БЕК. – 2001. – 228.

[17] Пучинский В. К. Элементы иска в советском гражданском процессе // Сов. ГиП. 1979. № 3. С. 51-52.

[18] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с.62.

[19] Комиссаров К. И. Указ. соч. С. 178.

[20] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. – с.63.

§3. Процессуальная классификация исков

Правильная классификация исков в зависимости от их процессуально-правовой природы имеет существенное значение при реализации судебных решений по этим искам.

В юридической научной литературе выделяют множество оснований для классификации исков (предмет защиты, объект защиты, характер защищаемого интереса и др.). И данный вопрос является в науке дискуссионным.

Прежде чем рассмотреть основания и классификацию, определим, что же следует понимать под классификацией. Классификация - это распределение вещей, предметов, явлений, фактов по группам (классам) согласно общим (типическим) признакам классифицируемых объектов, в результате чего каждый класс имеет свое постоянное, определенное место[1].

Один из видов классификации – материально-правовая. Критерием выступает характер спорного материального правоотношения: по отраслям и институтам гражданского, трудового и других отраслей права выделяются иски, возникающие из гражданских, трудовых, брачно-семейных, земельных и иных правоотношений. Затем каждый вид иска, например из гражданских правоотношений, подразделяется на иски из обязательственных правоотношений, из причинения внедоговорного вреда, из авторского, изобретательского, наследственного права и т. д. Иски из обязательственных правоотношений, в свою очередь, подразделяются на иски из договоров купли-продажи, дарения, мены, ренты, хранения и т. д. Как видно, классификация исков по материально-правовому признаку может быть достаточно детальной и углубленной[2].

Значение данного вида классификации заключается в следующем: она лежит в основе судебной статистики, а, следовательно, выступает «мерилом» социальных процессов; на ее основании осуществляется обобщение судебной практики; является основой для множества научных исследований.

Традиционной в теории гражданского процессуального права является классификация исков по процессуальному признаку, в качестве которого выступает процессуальная цель[3] или предмет иска[4] или способ защиты[5].

Как видно, различные исследователи для процессуальной классификации используют различный критерий (процессуальная цель, предмет иска и способ защиты). Какой из названных критериев наиболее подходит?

Как верно отмечает Г. Л. Осокина, если брать в качестве критерия процессуальную цель, то возникает вопрос о существовании непроцессуальной цели (материально-правовой). Однако не один исследователи не выделяет материально-правовой цели, так как любой иск имеет одну единственную цель. Такая цель является одновременно и процессуальной и материальной[6].

Кроме того, цель иска сама по себе не может выступать в качестве классификационного признака. Поскольку всякая классификация представляет собой распределение объектов по их типическим признакам на взаимосвязанные классы, классификационный признак должен не только отражать общность классифицируемой совокупности объектов, но и ее отличие от другой совокупности[7].

Итак, критерием классификации по процессуальном признаку выступает предмет иска (иначе способ защиты). По содержанию его можно определить следующим образом: способ защиты права (или предмет иска) позволяет разбить иски на отдельные группы (классы). Каждая такая группа будет объединять иски, сходные между собой по способу защиты (например, иски о присуждении) и отличаться от другой группы также по способу защиты права или интереса.

По процессуальной классификации иски принято делить на иски о присуждении, преобразовательные иски и иски о признании.

Рассмотрим их подробнее.

Иск о присуждении характеризуется тем, что истец просит признать за ним определенное субъективное право, обязать ответчика соответственно этому признанному праву совершить определенные действия — передать денежные средства, имущество, освободить помещение, земельный участок и т. д.

Способы защиты прав и законных интересов в исках о присуждении всегда направлены на понуждение ответчика к совершению определенных действий либо к воздержанию от них в пользу истца. Поскольку иски о присуждении направлены на принудительное осуществление ответчиком своих материально-правовых обязанностей, подобные иски называются еще исполнительными. Таким образом, судебный процесс рассмотрения исков о присуждении в случаях их удовлетворения всегда завершается исполнительным производством. К искам о присуждении относятся, например, виндикационный и деликтный иски, иск о взыскании долга, иск о взыскании алиментов.

К преобразовательным искам относятся такие, которые направлены на изменение или прекращение существующих правоотношений. Заслуживает внимание точка зрения Д. О. Тузов, который в дополнение указанных способов защиты, выделяет восстановление (возникновение), «исцеление» спорного правоотношения (в качестве примера можно выделить иск о признании ничтожной сделки действительной)[8].

Преобразовательные иски выделяются целым рядом видных ученых (прежде всего М. А. Гурвичем и К. И. Комиссаровым), хотя многие ученые оспаривали данную точку зрения (прежде всего А. А. Добровольский, А. Ф. Клейнман и К. С. Юдельсон). Так, например, А. А. Добровольский, характеризуя преобразовательные иски отмечал: преобразовательные иски могут быть сведены к искам о присуждении или искам о признании[9]. Авторы, возражающие против выделения преобразовательных исков, полагают, что суд по своей природе может защитить право, но не может установить новое право, преобразовать либо прекратить его существование. Они полагают, что суд принимает решение на основании определенных допроцессуальных юридических фактов, которые возникли и имели место до обращения в суд. Однако здесь не учитывается, что по закону, например, выдел доли осуществляется в случае спора на основании решения суда. Судебное решение в данном случае выступает как юридический факт материального права, заключительный юридический факт в сложном фактическом составе, установленном судом.

Следует учитывать, что современная судебная деятельность носит достаточно творческий характер, суду необходимо установить множество фактических обстоятельств, особенно в тех случаях, когда регулирование осуществляется с помощью норм с относительно-определенными и неопределенными гипотезами. Суду необходимо конкретизировать фактический состав и придать юридическую значимость тем либо иным фактам, например толкуя на основании представленных сторонами доказательств самые различные оценочные понятия. Во всех подобных случаях иск и решение суда носят преобразовательный характер и судебное решение выступает в качестве юридического факта материального права, объективируя в себе весь результат предшествующей судебной деятельности.

[1] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000. –с. 63.

[2] Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В. В. Ярков – М. БЕК. – 2001. – 230..

[3] Гурвич. Учение о иске. – с.11; Курс советского процессуально права. – т.1. – с.443.

[4] Гражданский процесс: Учебник / Отв. ред. проф. В. В. Ярков – М. БЕК. – 2001. – 228.

[5] Осокина Г. Л. Иск (теория и практика) – М.: Городец, 2000.. – с.69.

[6] Там же.

[7] Челпанов Г. И. Учебник логики. – М.: 1946. – с.117.

[8] Тузов Д. О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Томск. – 1998. – с.9.

[9] Курс советского гражданского процессуального права в 2 т. / Под ред. А. А. Мельникова. – М.: 1981. - т.1. – с.449.

§1. Понятие иска о признании

Признание паче всякого свидетельства[1].

Признавать - брать за истину, утверждать, принимать мнением, убеждением, сознавать[2], именно так определяет действия по признанию В. А. Даль. Признание – действия направленные на утверждение, убеждение. Признание предполагает установление констатации того или иного факта.

Если исходить из вышесказанного понятия «признания», соответственно иски о признании – иски, направленные на утверждение, убеждение, констатацию.

Действующее законодательство (как материальное, так и процессуальное) не содержит положений хотя бы косвенно устанавливающих правовое положение исков о признании. Между тем одной из материальных основ существования исков о признании является установление ст.12 ГК РФ: среди прочих способов защиты гражданских прав выделяется: признание права.

Обратимся к научным понятиям исков о признании.

К настоящему времени сложилось общее понятие иска о признании - требование к суду, сопровождаемое требованием к ответчику о подтверждении наличия или отсутствия между сторонами соответствующего правоотношения, если истец считает, что его право или охраняемый законом интерес оспорены или нарушены, либо если в силу закона необходима санкция суда для реализации субъективного права[3].

Иски о признании представляют собой иски, предмет которых характеризуется такими способами защиты, как связанные с констатацией наличия или отсутствия спорных прав или законных интересов, т. е. спорного материального правоотношения.

Поскольку иски о признании всегда направлены на установление наличия или отсутствия спорного правоотношения, они именуются еще как установительные иски.

В качестве примера можно привести иск о признании права собственности – такой иск можно определить как внедоговорное требование собственника имущества о констатации перед третьими лицами факта принадлежности истцу права собственности на спорное имущество, не соединенное с конкретными требованиями о возврате имущества или устранении иных препятствий, не связанных с лишением владения[4].

По мнению Ю. С.Гамбарова, известного в дореволюционной России ученого, лучшее и самое широкое определение этих исков содержится в "новом общегерманском процессуальном кодексе", в п.231 которого сказано: "иск может быть подан на установление существования или несуществования юридического отношения, на признание подлинности или подложности документа, когда истец имеет юридический интерес в том, чтобы юридическое отношение или документ со стороны своей подлинности или подложности были установлены судебным решением". Из этого определения вытекает, пишет исследователь, что предметом иска о признании является или юридическое отношение, или документ. Иск направлен при этом или в положительную, или в отрицательную сторону: в первом случае имеется в виду признание данного юридического отношения существующим и данного документа - подлинным; во втором - признание данного юридического отношения несуществующим и документа - подложным. Но общая для всех подобных исков и самая характерная их черта, делает вывод Ю. С.Гамбаров, заключается в той цели, которую они преследуют, цели, состоящей в признании, в противоположность цели осуждения, характеризующей все другие иски, направленные на принуждение противной стороны к какому-нибудь действию или бездействию[5].

Существует две разновидности установительных исков: положительные (позитивные) иски о признании и отрицательные (негативные) иски о признании.

Положительный иск о признании направлен на установление факта существования спорных прав и юридических обязанностей, т. е. правоотношения, связывающего спорящих сторон (истца и ответчика). Например, иск о признании права пользования жилым помещением, иск об установлении отцовства.

В качестве примера производства из положительного иска о признании можно привести:

«Государственное унитарное предприятие "Всероссийский проектный и научно-исследовательский институт комплексной энергетической технологии" (далее - институт) обратилось в Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области с иском к закрытому акционерному обществу "Ленкай" о признании права на одну вторую долю в праве общей долевой собственности на здание, расположенное по адресу: г. Санкт-Петербург, Липовая аллея, д.9.

Решением от 20.12.99 исковое требование удовлетворено.

Постановлением апелляционной инстанции от 20.01.2000 решение отменено, в удовлетворении иска отказано.

Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 12.04.2000 постановление апелляционной инстанции отменил, решение суда первой инстанции оставил в силе.

В протесте первого заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.04.2000 по делу №А56-29782/99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области отменить, постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.01.2000 по названному делу оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, между институтом и ЗАО "Ленкай" заключено соглашение от 03.02.92, по условиям которого в собственность ответчика передавался не завершенный строительством объект, расположенный по указанному адресу, а институт приобретал право собственности на 220 акций ЗАО "Ленкай". Впоследствии ЗАО "Ленкай" самостоятельно и за счет собственных средств достроило спорный объект недвижимости.

Решением Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.05.99 по другому делу (№А56-5728/99) соглашение от 03.02.92 признано недействительным, но в применении последствий недействительности сделки путем возврата построенного здания отказано.

Ввиду того, что не завершенный строительством объект был передан ответчику по недействительной сделке, к отношениям сторон подлежат применению правила, определяющие последствия недействительности сделки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Последствия, связанные с недействительностью сделки, определены пунктом 2 названной статьи, согласно которому при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах - если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

Выводы судов первой и кассационной инстанции о том, что спорное здание возведено истцом и ответчиком в результате совместной деятельности на праве общей долевой собственности, не соответствует фактическим обстоятельствам дела и противоречат требования статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При таких условиях у суда кассационной инстанции отсутствовали основания для отмены постановления апелляционной инстанции.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 - 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации[6], Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил:

постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.04.2000 по делу №А56-29782/99 Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области отменить.

Постановление апелляционной инстанции Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 20.01.2000 по названному делу оставить в силе»[7].

Как видно из дела истец подал положительный иск о признании, но в удовлетворении иска было отказано.

Отрицательный иск о признании направлен на установление факта отсутствия субъективных прав и юридических обязанностей, т. е. правоотношения, связывающего стороны (истца и ответчика). Например, иск о признании сделки (договора), акта недействительной или недействительным. Уместно заметить, что Д. О.Тузов нашел удачный термин для обозначения отрицательных исков о признании, предложив именовать их негационными исками[8].

Проиллюстрируем примером из судебной практики. Производство возникшее из отрицательного иска о признании:

«Заместитель прокурора Ханты-Мансийского автономного округа в защиту государственных и общественных интересов обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с иском к закрытому акционерному обществу "Спикер" (ранее - АОЗТ "Спикер") о признании недействительным договора купли-продажи муниципального торгового центра "Геолог" от 11.07.94 №131, заключенного между Фондом имущества города Сургута (ныне - Комитет по управлению муниципальным имуществом города Сургута) и ответчиком, и применении последствий недействительности ничтожной сделки.

Решением от 16.11.2000 исковые требования удовлетворены. Оспариваемый договор признан недействительным. Суд обязал ЗАО "Спикер" возвратить Комитету по управлению имуществом города Сургута приобретенный торговый центр в том состоянии, в котором он был принят, а комитет - перечислить акционерному обществу полученные по договору 210'000'000 рублей.

Суд первой инстанции посчитал, что ответчиком нарушены статья 11 Закона Российской Федерации "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации" от 03.07.91 (далее - Закон о приватизации 1991 года), действовавшего в период заключения договора купли-продажи, и статья 12 Федерального закона "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации"[9] от 21.07.97 №123-ФЗ, так как покупателем использованы незаконные средства платежа.

Постановлением апелляционной инстанции от 15.01.01 решение от 16.11.2000 отменено, в иске отказано в связи с отсутствием оснований для признания недействительной сделки купли-продажи предприятия.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 21.03.01 постановление апелляционной инстанции отменил, оставив в силе решение суда первой инстанции по мотивам, указанным в решении.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение суда первой и постановление суда кассационной инстанций отменить, постановление апелляционной инстанции оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела следует, что оспариваемый договор купли-продажи от 11.07.94 №131 был заключен по итогам проведенного 01.07.94 конкурса в виде аукционных торгов по продаже имущества - муниципального торгового центра "Геолог", расположенного по адресу: г. Сургут, ул. Федорова, д.70. В соответствии с итоговым протоколом от 01.07.94 №48 победителем конкурса признано АОЗТ "Спикер".

Результаты конкурса являются действующими, поскольку в установленном порядке не оспорены и не признаны недействительными.

Договор купли-продажи от 11.07.94 №131, заключенный между Фондом имущества города Сургута и АОЗТ "Спикер", сторонами исполнен.

Покупатель полностью оплатил выкупаемое имущество, о чем свидетельствуют имеющиеся в материалах дела платежные поручения на 210'000'000 рублей. При этом два платежа были произведены третьими лицами: 150'00'000 рублей поступили от смешанного товарищества "Энергия" (как задолженность перед АОЗТ "Спикер"), 70'000'000 рублей - от смешанного товарищества "Эрудит" (по договору о совместной деятельности от 11.08.94) (суммы неденоминированные).

Вывод судов первой и кассационной инстанций о том, что суммы, уплаченные указанными лицами, являются незаконными средствами платежа, ошибочен, поскольку Закон о приватизации 1991 года предусматривал возможность приобретения государственных и муниципальных предприятий за счет не только собственных средств юридических лиц, но и заемных средств.

Привлечение для оплаты стоимости выкупаемого государственного имущества денежных средств третьих лиц не свидетельствует о том, что при расчетах по договору купли-продажи от 11.07.94 были использованы незаконные средства платежа.

Исполнение по договору принято продавцом - Фондом имущества города Сургута.

Федеральный закон "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" (утратил юридическую силу) от 21.07.97 №123-ФЗ[10], действовавший в период предъявления иска, нормы об источниках платежных средств для приобретения приватизируемых предприятий не содержит.

В связи с вышеуказанным вывод апелляционной инстанции о том, что средства, уплаченные третьими лицами за покупателя - АОЗТ "Спикер", не относятся к категории незаконных средств платежа, является правильным. Таким образом, в удовлетворении исковых требований отказано обоснованно»[11].

[1] Даль В. Словарь русского языка. – М.: 1990. – т.4. – с.196.

[2] Там же.

[3] Белилоловский Д. И. Иски о признании и исковая давность по ним // Правоведение. 1970. № 3. - С. 130 133.

[4] Зевайкина А. Иски о признании права собственности // Российская юстиция. – №8. - август 2001 г.

[5] Хрестоматия по гражданскому процессу. М., 1996. С. 131.

[6] Арбитражный процессуальный кодекс РФ от 24 июля 2002 г. N 95-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. - 29 июля 2002 г. - N 30. - Ст. 3012.

[7] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 16 января 2002 г. N 3470/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2002 г. - №5.

[8] Тузов Д. О. Иски, связанные с недействительностью сделок. Томск, 1998. - С. 9.

[9] Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 28 июля 1997 г. - N 30. - Ст. 3595.

[10] Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 123-ФЗ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" // Собрание законодательства Российской Федерации. - 28 июля 1997 г. - N 30. - Ст. 3595.

[11] Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 марта 2002 г. N 6671/01 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. - 2002 г. - N 8.

§2. Элементы иска о признании

Учитывая выделенные нами элементы иска – предмет и основание, рассмотрим структуру (содержание) иска о признании.

Предмет исков о признании характеризуется способами защиты, связанными с констатацией наличия или отсутствия спорных прав или законных интересов, т. е. спорного материального правоотношения.

Как отмечает А. А. Чечина, предметом иска о признании служат материальные правоотношения между истцом и ответчиком. Однако наш закон допускает и иски о признании, где предметом является правоотношение между соответчиками. Таков, например, иск прокурора о признании фиктивного брака действительным, предъявленный к обоим супругам, иск о признании сделки недействительной[1].

Многие считают, что сфера применения исков о признании ограничена только случаями оспаривания права. «Предметом такого иска, — пишет М. А. Гурвич, — может быть только право еще не нарушенное»[2]. Иск о признании - это средство защиты еще не нарушенного права. Его назначение состоит в том, чтобы устранить спорность и неопределенность права. Ответчик в случае предъявления к нему иска о признании не понуждается к совершению действий в пользу истца[3].

В литературе высказана также другая точка зрения, согласно которой иски о признании могут служить средством защиты и нарушенного права.

Между тем по иску о признании ответчик не присуждается к совершению каких-либо действий или воздержанию от определенных действий в пользу истца, т. е. к восстановлению нарушенного права. В связи с этим возникает вопрос: может ли быть восстановлено нарушенное право без возложения на ответчика обязанности по его восстановлению? «Восстановление не означает воссоздания прекращенных прав, — отмечает М. А. Гурвич, — а является подтверждением существования нарушенных прав для их реализации». Поэтому для восстановления (защиты) нарушенного права иногда достаточно его признания.

Основанием исков о признании служат фактические обстоятельства: в положительных исках о признании – правопроизводящие факты; в отрицательных исках о признании – правопрекращающие факты. В основаниях исков о признании отсутствуют факты, подтверждающие возможность принудительного осуществления права, ибо они направлены не на принудительное осуществление права, а лишь на его признание (установление) судом.

Основание иска о признании как элемент его содержания отвечает на вопрос, на основании чего, т. е. каких фактов и закона, истец просит о признании своего или чужого права (интереса). Так, например, основанием иска о признании права собственности являются обстоятельства, подтверждающие наличие у истца права собственности или иного права на имущество.

Приведем пример из судебной практики.

Закрытое акционерное общество "Страховая компания "Лисса" обратилось в Арбитражный суд Волгоградской области с иском к Комитету по управлению имуществом города Волгограда (ныне - Департамент муниципального имущества администрации города Волгограда) о признании права собственности на здание, расположенное по адресу: г. Волгоград, ул. Новороссийская, д.26а.

Комитет по управлению имуществом города Волгограда предъявил встречный иск о признании недействительным договора купли-продажи от 20.06.92, заключенного между муниципальным медицинским учреждением "Поликлиника №12" и АОЗТ "Страховая компания "Лисса", согласно которому последнее приобрело спорное здание.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора к участию в деле привлечена поликлиника №12.

Первоначальный иск мотивирован тем, что ЗАО "Лисса" является добросовестным приобретателем спорного имущества. Встречный иск мотивирован тем, что договор купли-продажи от 20.06.92 - ничтожная сделка, поскольку противоречит требованиям действовавшего на момент его заключения законодательства.

Определением от 28.10.99 первоначальный иск оставлен без рассмотрения. В части встречного иска рассмотрение дела отложено.

Решением от 17.11.99 встречный иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 29.02.2000 отменено определение от 28.10.99 и решение от 17.11.99. Первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано.

Постановлением Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 16.05.2000 состоявшиеся судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Волгоградской области.

Решением от 10.07.2000 в первоначальном иске отказано, встречный иск удовлетворен.

Постановлением апелляционной инстанции от 13.12.2000 решение от 10.07.2000 отменено. Первоначальный иск удовлетворен, во встречном иске отказано.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 22.02.2001 постановление апелляционной инстанции от 13.12.2000 оставил без изменения.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается постановления апелляционной инстанции от 13.12.2000 и кассационной инстанции от 22.02.2001 отменить, решение от 10.07.2000 оставить в силе.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, несмотря на договор купли-продажи от 20.06.92, предусматривающий приобретение упомянутого здания у муниципального медицинского учреждения "Поликлиника №12" акционерным обществом "Страховая фирма "Лисса", Комитет по управлению имуществом города Волгограда с 01.01.94 по 23.08.99 являлся арендодателем этого здания, а поликлиника выступала его балансодержателем, сдавая в аренду сторонней организации.

В соответствии с пунктом 3 статьи 24 Закона РСФСР "О собственности в РСФСР"[4], действовавшего на момент заключения договора купли-продажи указанного здания, имущество, являющееся государственной или муниципальной собственностью и закрепленное собственником за учреждением, состоящим на государственном или муниципальном бюджете, находится в оперативном управлении этого учреждения.

Удовлетворяя первоначальный иск и признавая за ЗАО "Страховая фирма "Лисса" право собственности на спорное имущество, суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из того, что покупатель, приобретая по договору купли-продажи от 20.06.92 здание, не мог знать об его отчуждении собственником и в силу статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации является добросовестным приобретателем. Отказывая в признании недействительным в силу ничтожности договора купли-продажи от 20.06.92, суды сослались на то, что истец по встречному иску не доказал нарушения своих прав оспариваемой сделкой, поскольку отсутствуют документы о средствах, использованных на возведение здания.

Между тем данные выводы судов являются ошибочными. Статьей 302 Гражданского кодекса Российской Федерации, на которую сослались суды, предусматриваются случаи, когда возможно истребование у добросовестного приобретателя имущества, приобретенного у лица, не имевшего право его отчуждать. Однако в настоящем споре иска об истребовании имущества не заявлялось, поэтому названная норма при рассмотрении судом требования о признании права собственности не подлежала применению.

Из содержания статьи 5 Закона Российской Федерации от 03.07.91 "О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации", действовавшего на момент заключения договора купли-продажи от 20.06.92, следует, что приватизацию имущества организуют соответствующие комитеты по управлению имуществом, полномочия которых не могут быть переданы никаким другим органам государственного управления, местной администрации или иным юридическим лицам. Следовательно, АОЗТ "Страховая фирма "Лисса" должно было знать о том, что согласно действующему законодательству государственное или муниципальное имущество может быть приобретено лишь у соответствующего комитета по управлению имуществом.

Таким образом, договор купли-продажи от 20.06.92 по отчуждению поликлиникой №12 спорного здания является ничтожной сделкой в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации и не может служить основанием для возникновения у покупателя права собственности на приобретаемое по этому договору имущество, на что обоснованно указал суд первой инстанции.

Как видно из приведенного примера, в качестве основания иска выступал договор между истцом и ответчиком, но т. к. последний был признан ничтожным, иск оставлен без удовлетворения.

Стороны как элемент иска раскрывают его содержание с точки зрения того, кто и в чьих интересах ищет защиты, и того, кто отвечает по иску. Так, по рассматриваемому нами примеру, в качестве ответчика по иску о признании права собственности выступает третье лицо, как заявляющее о своих правах на вещь, так и не предъявляющее таких прав, но не признающее за истцом вещного права на имущество.

Истцом здесь выступает собственник индивидуально-определенной вещи, как владеющий, так и не владеющей ею (если при этом не ставится вопрос о ее возврате). Его права оспариваются, отрицаются или не признаются третьим лицом, не находящимся с собственником в обязательственных или иных отношениях по поводу спорной вещи. В соответствии со ст.305 ГК РФ правом на предъявление такого иска обладает и титульный владелец имущества.

[1] Гражданский процесс. Учебник / Под ред. В. А. Мусина, Н. А. Чечиной, Д. М. Чечота. – М.: Проспект. – 1998. – с.160.

[2] Гурвич М. А. Учение о иске. – с.27.

[3] Гражданский процесс: Учебник / Под ред. М. К.Треушникова. М., 1999. - С. 151.

[4] Закон РСФСР от 24 декабря 1990 г. "О собственности в РСФСР" (с изменениями от 24 июня 1992 г.) // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР. - 27 декабря 1990 г. - N 30. - Ст. 416.

§3. Проблемы разграничения исков о признании и иных гражданско-процессуальных исков

Проблемы разграничения различных видов исков и поныне существуют в современной гражданско-процессуальной науке. Обращает на себя внимание тот факт, что многие исследователи, в том числе М. А. Гурвич, А. А. Добровольский, относили к преобразовательным искам иски о признании. Так, М. А. Гурвич к преобразовательным искам относил иски о признании сделок недействительными, а А. А. Добровольский – иски об установлении отцовства. Однако оба иска являются типичными исками о признании. Различие состоит в том, что первый иск – отрицательный о признании, а второй – является положительным иском о признании.

Приведем пример из практики:

«Прокурор Ханты-Мансийского автономного округа обратился в Арбитражный суд Ханты-Мансийского автономного округа с иском к Комитету по управлению имуществом Ханты-Мансийского автономного округа и акционерной компании "Корпорация "Югранефть" (далее - корпорация) о применении последствий ничтожной сделки, совершенной между ответчиками, - договора аренды от 27.01.93 №163 Мало-Черногорского месторождения нефти и газа.

В качестве третьих лиц на стороне ответчиков привлечены Госкомимущество России и ОАО "Черногорнефть".

В судебном заседании прокурор изменил требования и просил признать недействительным договор аренды от 27.01.93 №163 по причине его ничтожности без применения последствий.

Решением от 24.04.97 исковые требования удовлетворены. Постановлением апелляционной инстанции от 25.06.97 решение отменено и в иске отказано.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 11.08.97 указанные решения и постановление отменил, дело передал на новое рассмотрение.

Решением от 30.09.97 исковые требования удовлетворены частично. Договор аренды от 27.01.93 №163 признан недействительным (ничтожным) в части включения пункта 4.3 о передаче имущества в собственность арендатора. В остальной части договор признан действительным. В части применения последствий недействительности ничтожной сделки производство по делу прекращено в связи с отказом прокурора от этих требований.

Постановлением апелляционной инстанции от 26.11.97 решение оставлено без изменения.

Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа постановлением от 19.01.98 судебные акты оставил в силе.

В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации предлагается решение Арбитражного суда Ханты-Мансийского автономного округа от 24.04.97 оставить в силе, все последующие судебные акты, принятые по существу спора, отменить.

Президиум считает, что протест подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, организация арендаторов, образованная трудовым коллективом нефтегазодобывающего управления "Черногорнефть" (далее - управление), и производственное объединение "Нижневартовскн

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Иски о признании в гражданском процессе". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 689

Другие дипломные работы по специальности "Право, юриспруденция":

Основы предпринимательской деятельности

Смотреть работу >>

Политико-правовая концепция русского либерализма

Смотреть работу >>

Развитие наследственного права

Смотреть работу >>

Основные положения о праве

Смотреть работу >>

Авторский договор

Смотреть работу >>