Дипломная работа на тему "Сущность республиканской формы правления"

ГлавнаяПолитология → Сущность республиканской формы правления




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Сущность республиканской формы правления":


Введение

Форма государства является непосредственным выразителем и носителем его сущности и содержания. Форма государства — это организация государства, включающая в себя порядок образования высших и местных государственных органов и порядок взаимоотношений между ними. Формы правления в значительной мере различаются в зависимости от того, осуществляется ли власть одним лицом или же она принадлежит коллективному органу. В первом случае имеет место монархическая форма правления, во втором — рес публиканская.

Вопрос о классификации государства имеет свою весьма любопытную историю. По мере того, как политическая жизнь выдвигала новые вопросы, менялись и основания для разграничения различных типов государственной организации. В политических теориях древности главным был вопрос о том, как подчинить личные, частные интересы правителей общим интересам государства. К этому основному вопросу сводилось все содержание политических учений греков и римлян. Государство было тогда единственной формой человеческого общения, охватывающее все стороны человеческой жизни и поэтому совершенно поглощавшей человеческую личность. При таких условиях не могло возникнуть вопроса ни о индивидуальной свободе, ни об отношении государства к другим общественным союзам. Вся политическая мудрость сводилась к такой организации правительства, которая бы обеспечивала подчинение частных интересов правителей общим интересам государства.

Средневековая политическая литература выдвинула, как основную свою задачу, разрешение вопроса о соотношении государства и церкви. Это был очень важный шаг вперед. Этим в корне подрывались античное учение о всепоглощающем могуществе государства, о совершенной его природе, как самодовлеющего союза. Средневековое государство уже не могло притязать на подобную всеобъемлющую и самодовлеющую полноту, оно перестало быть единственной формой человеческого общения, удовлетворяющей всем сторонам человеческой жизни. Наряду с ним и выше его стала церковь, впервые указавшая границы государственному всемогуществу. В отношении к церкви все формы государственного устройства были безразличны. И действительно во всей средневековой политической литературе нельзя найти ничего нового, ничего своеобразного по вопросу о классификации государств. Средневековые политики лишь повторяют учение Аристотеля, Полибия, Цицерона.

С XVI столетия политическая жизнь европейских народов выдвигает новый вопрос. В древности государство поглощало собой и общество и личность; в средние века государство противопоставлялось церкви. Теперь стали противопоставлять ему личность. Обеспечение личной свободы, ограничение в ее интересах государственной власти — вот основные темы политических теорий XVI, XVII и XVIII веков. Развиваясь все более и более, он приводит в конце концов к чисто отрицательному воззрению на государство. Из совершенного, самодовлеющего союза оно превращается в лишь по необходимости терпимое зло. Подчинение личных интересов правителей общему благу государства тут оказывается уже недостаточным. И интересы самого государства подчиняются всеопределяющей индивидуальной личности.

Господство индивидуализма в политических теориях сохранялось до середины XIX века. Постепенно вопросы о соотношении личности и государства отступают на задний план, и на смену им появляется новый вопрос об отношении государства к обществу. Правда, уже в средние века государству противопоставлялась церковь, но тогда она облекалась в формы государственного строя и стремилась к внешней принудительной власти, к земному властвованию, стремилось стать государством. Поэтому вся средневековая литература по вопросу о взаимоотношении церкви и государства не привела все-таки к возникновению идеи общества, как самостоятельной, независимой от государства формы общения.

Чтобы ориентироваться в последовательно сменявших друг друга разнообразных классификациях типов государственной организации, безусловно необходимо иметь в виду эту последовательную смену основных вопросов политической теории. Иначе, изучая их, не уловить руководящей нити. Аристотель или Полибий, Монтескье или Кант, устанавливая свои классификации форм правления, имели, конечно, в виду не логические упражнения. Их цель заключалась в том, чтобы сгруппировать различные типы государств по различиям, выражающимся в том, что имеем значение главного, основного вопроса в политической теории. Но ни теории политические, ни жизнь государственная не остаются неподвижными. С течением времени выдвигались все новые и новые проблемы политической теории и в соответствии с этим по необходимости изменялась и классификация форм правления. Таким образом, все вышеуказанное имело прямое отношение и к разработке понятия республики как формы правления.

Целью дипломной работы является выявление сущности рес публиканской формы правления на основе анализа политических теорий древнего мира и нового времени. Дипломник предполагает использовать в работе обширную литературу, в том числе труды таких авторов, как Б. Н.Чичерин, Н. М.Коркунов, Я. М.Магазинер, М. А.Рейснер, Е. А.Энгель и др.

В первой главе предполагается рассмотреть понятие республики как формы правления. Значительное внимание дипломник уделяет классификации республик, которая проводится как теоретически, так и в соответствии со сложившейся в современном мире практикой. Далее во второй главе необходимо охарактеризовать теоретически предпосылки формирования понятия республики. Автор попытался начать с анализа политических доктрин древнего мира, затем плавно перейдя к характеристике двух основных доктрин, послуживших основой современных республик,— идеи народного суверенитета французского философа Ж.-Ж. Руссо и концепцию разделения властей Ш. Л.Монтескье.

Глава 1. Сущность и виды республик   §1. Республика как форма правления

Государство, как всякая общественная организация, имеет своего главу, который действует от лица государства как в области международной, так и в области внутренней политики. «Порядок замещения главы государства является тем внешним признаком, который отличает монархию от республики. Именно в монархии место главы государства замещается по началу наследования, а в республике — по началу избрания»,— пишет Е. А.Энгель[1]. Глава монархического государства носит общее название монарха, а глава республики — общее название «президента».

Классификация явлений, в том числе и явлений общественно политической жизни, имеет большое теоретическое и практическое значение. Классификация государств, если она основана на научных принципах, позволяет глубже понять действительность, разобраться в громадном разнообразии постоянно меняющихся государственных форм, дает ключ к пониманию внутренней логики развития. Для того, чтобы классификация могла удовлетворять этим требованиям, она должна быть основана на объективном научном критерии. Таким критерием может быть признак, имеющий существенное значение для данного явления.

1)  Например, Я. М.Магазинер считает, что главным классификационным критерием является правовое положение главы государства. В зависимости от полноты власти, с одной стороны, монарха, а с другой стороны — народа (в юридическом смысле населения), Я. М.Магазинер различает восемь основных форм правления:[2] деспотия - юридически не существует органа, который бы содействовал народу в осуществлении суверенной власти;

2)  монархия - юридически имеет орган, содействующий осуществлению суверенной власти монарха;

3)  дуалистическая монархия — политику правительства определяет монарх (конституционная монархия в узком смысле слова);

4)  парламентская монархия — политику правительства определяет парламент;

5)  парламентская республика — политику правительства определяет парламент;

6)  президентская (дуалистическая) республика — политику правительства определяет президент;

7)  представительно-непосредственная республика — осуществлению суверенной власти народа содействует парламент с окончательной законодательной властью;

8)  чисто-непосредственная республика — осуществлению суверенной власти народа содействует правительственный Совет с законовещательными функциями.

Свою классификацию форм государства дает А. И.Денисов[3]. Он разделяет формы правления на монархии и республики. Монархия — форма правления, характеризующаяся следующими юридическими признаками: бессрочная власть монарха, занятие трона по праву родства, представительство государство не по поручению, а по собственному праву, безответственность монарха. Республика — форма правления, отличающаяся следующими юридическими признаками: ограниченность срока полномочий власти, выборность главы государства, представительство по поручению парламента и избирателей, ответственность главы государства. Республики подразделяются на аристократические (властвует меньшинство) и демократические (источником власти является народ или его большинство).

Данную точку зрения А. И.Денисова подвергает критике В. С.Петров:

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам приобрести любые работы по нужной вам теме. Безупречное написание дипломных работ на заказ в Саратове и в других городах России.

- отсутствует разделение государств по политическому режиму, что не способствует правильному и более глубокому пониманию реальных принципов организации власти как в прошлом, так и теперь;

- нет достаточной полноты и последовательности в применении определенного классификационного критерия, то есть эта классификация слишком обща и неконкретна[4].

В тесной связи с указанным внутренним признаком, отличающим чистую монархию от республики, а именно принадлежность верховной власти главе монархии и непринадлежность ее главе республики, находится другой внутренний признак, отличающий одну государственную форму от другой. Монарх, как глава государства, ни перед кем не отвечает за свои действия, он безответственен, президент — ответственен за свои действия перед законами страны. «Монарх, как источник закона,— пишет Е. А.Энгель,— стоит над законом и в силу своего положения может лишь попирать закон. Пока еще ни один монарх не связывал себя законом в том смысле, чтобы нести ответственность в случае нарушения им же установленного закона»[5].

Другое дело президент республики. Законы в республике издает или сам народ, или законодательная палата, выбранная народом и действующая от его имени. Президент, подобно всякому гражданину, стоит под законом. Поэтому он и несет ответственность перед законом за свои действия в качестве должностного лица. При этом в некоторых республиках ответственность президента не ограничена в сравнении с ответственностью других должностных лиц, в некоторых же ограничена.

В республике управление государственными делами составляет общее дело всего народа. Последний или управляет государственными делами непосредственно, или через посредство выборных должностных лиц. В неограниченной монархии, как в государстве, находящимся в состоянии полного политического рабства, народ не может управлять сам. Им управляет самодержавный монарх при содействии класса чиновников. В республике все управление государством зиждется на принципе самодеятельности граждан, а в монархии — на принципе опеки. В монархии народ во имя того, что официально называется «благом государства», лишен высшего блага — свободы. В то время, как в республике гражданам дозволяется все за исключением того, что запрещено законами, в монархии подданным запрещено делать все, за исключением того, что специально разрешено законом[6]. Необходимо согласиться с такими доводами, но они относятся к отличию президентской республики от ограниченной монархии, а не вообще к различию республики и монархии.

Следует отличать классификацию, осуществляемую по некоторым важнейшим и существенным для формы внешним признакам, от классификации, основанной на учете важнейших и существенных для формы внутренних ее признаков. Первая классификация будет иметь всеобщее значение и охватывать государства всех исторических типов,— вторая — только государственные формы, присущие лишь одному данному историческому типу. Б. А.Стародубский считает, что «разграничение государств по чисто «внешним формам правления» не представляет научной ценности и делает излишним само деление этих форм на внешние и внутреннее»[7].

Классификация государственных форм по их внешним признакам может быть осуществлена следующим образом. По форме правления является монархией или республикой. Монархия — это форма правления, при которой верховная власть принадлежит одному лицу, осуществляющему эту власть по собственному праву родства или наследства, юридически бессрочно и безответственно. Республика — это форма правления, при которой верховная власть в государстве является избираемой, а поэтому срочной и юридически ответственной.

Вообще латинское слово республика в переводе на русский язык значит: «общее дело». Название это указывает на весьма существенный признак рес публиканского государства. «Согласно этому признаку республику можно определить как такую форму государственного строя,— пишет Е. А.Энгель,— в которой управление государственными делами во всем его объеме составляет общее дело всего народа. Однако, управление государственными делами может составлять общее дело всего народа только при условии, что воля народа является единственным источником государственной власти. Таким условием является начло неограниченной народной воли, или начало народного верховенства»[8].

Участие народа в государственных делах бывает прямое и косвенное. Если народ ведает всеми делами: и законодательством, и судом, и администрацией непосредственно, в лице всех политически полноправных граждан, то такая форма государственного управления носит название непосредственной (прямой) республики. Если же народ ведает государственными делами не прямо, а через избираемых им должностных лиц (законодателей, судей и администраторов), то такая форма народного управления носит название представительской республики. В прежние времена непосредственная республика была довольно распространенной формой государственной жизни. Ее существование предполагает небольшую государственную территорию и немногочисленное, однородное по составу, население.

С точки зрения идеи народного суверенитета непосредственная республика представляет полную и совершенную форму политического самоуправления, потому что только при прямом участии в государственных делах народ в действительности является полным господином в стране. При представительном правлении функции государственной власти перепоручаются народным избирателям. На время полномочий своих представителей сам народ уже не осуществляет доверенных им функций. Хорошо или дурно будут они выполняться уполномоченными, это зависит от их способности, умения, деловой добросовестности и преданности народным интересам. Все эти свойства трудно бывает учесть на выборах в отношении отдельных кандидатов.

Конституционность республики является оплотом и ограждением против двух искажений начала народоправства, которые часто повторяются в истории и от которых нужно предостерегаться самым решительным и энергичным способом. Удачно выявляя возможные искажения начал народного суверенитета Ф. Ф.Кокошкин. Во-первых, сосредоточение всех функций государственной власти в руках одного представительного собрания, так что исполнительной власти, в виде отдельного органа, не существует, а представительное собрание не только законодательствует, но и управляет государством через посредство своих комитетов или комитетов, которых оно назначает и сменяет в каждый момент по своему произволу. Словом, это та форма правления, которая когда-то существовала во Франции в эпоху Конвента. Во-вторых, при рес публиканском образе правления, в котором исполнительная власть поставлена слишком независимо от законодателя, складывается очень опасная ситуация. Такая исполнительная власть стоит на наклонной плоскости, по которой она скользит к диктатуре[9].

Таким образом, для того, чтобы действительно обеспечить господство демократических начал в республике, в ее строе должно быть проведено разделение власти. Законодательная власть должна целиком принадлежать представительному собранию. В монархии законодательная власть принадлежит монарху и народному представительству, в республике она должна принадлежать народному представительству.

Научные попытки отличить республику от монархии вызывают теоретическую трудность. Искомое различие пытаются обнаружить в том, как образуется воля государства. В монархии эта воля воплощается в воле физической, в республике — в воле юридической[10]. Исторически не подлежит сомнению, что президент республики созданы по образцу и подобию монархов. По мнению одних, монарх властвует по собственному праву, а президент — по поручению. Другие хотели бы найти различие в безответственности монарха и ответственности президента республики[11]. Тем не менее, чаще всего различие между монархом и президентом республики находят в том, что монарх есть орган наследственный, тогда как президент республики — выборный и срочный[12]. С точки зрения исторической перспективы нельзя не признать, что президент республики представляет собою смягченную форму короля, что республика есть дальнейший шаг в развитии конституционных начал, в связи с усилением за счет традиционности момента сознательности при создании условий государственного существования.

Правительство в монархии всегда стремится принять единоличную форму. Республике, напротив, более соответствует коллегиальная организация правительства, так как этим лучше обеспечивается подчинение делегированной правительственной власти народу, и если в большинстве современных республик имеется единоличная организация, то это объясняется влиянием на них монархических идей. Наследственная власть свойственна монархии, избирательная — республике. Как отмечает Н. М.Коркунов, «безответственное положение монарха, обусловленное тем, что он правит самостоятельно, по собственному праву, налагает определенный отпечаток на весь склад государственной жизни, и поэтому различие монархии и республики представляет действительно основное различие форм государственного устройства»[13].

Более детальную характеристику различий монархии от республик проводил Я. М.Магазинер. Он выделяет четыре коренные различия:

- ответственность и безответственность;

- срочность и бессрочность избрания;

- суспенсивное и абсолютное вето;

- роспуск парламента (право монарха)[14].

Таким образом, республика является одной из форм правления наряду с монархией. Большое значение в ее характеристике следует придать таким принципам, как народный суверенитет и разделение властей.

республика правление политический власть §2. Виды современных республик

В начале XX века существовали две основные рес публиканские системы: американская и французская. Американский тип заключался в том, что стоящий во главе исполнительной власти президент республики избирался на определенный срок всем народом и этот президент республики управлял страной не на парламентских началах. У президента северо-американской республики нет министров, ответственных политически перед народным представительством. Его министры — это его личные помощники, которых он выбирает по своему усмотрению, не считаясь с желаниями народного представительства. Другой тип исполнительной власти в республике — французский, где президент управляет страной через посредство министерства, ответственного перед народным представительством. Это — республика парламентская, где министерство всегда должно пользоваться доверием народного представительства и сменяться, как только будет утрачено это доверие. Президент при таких условиях не имеет такого реального значения и прав, как в типе американском[15]. Необходимо отметить, что это различие сохранилось по сей день. Тем не менее, наряду с парламентским и президентскими типами республик, необходимо выделить и полупрезидентскую, в которую превратилась Франция после Второй мировой войны.

Теоретически республику всегда делили на непосредственную и представительскую. Непосредственная республика старее представительской. Древний мир вовсе не знал начала представительства и все существовавшие тогда республики были республики непосредственные. Но в настоящее время преобладают представительские республики. Непосредственное участие народа в государственном властвовании может выразиться в двух формах: в форме непосредственного народного собрания или в форме народного голосования[16]. В представительской же республике народный суверенитет не означает непосредственной власти народа: там народ ни одной власти — ни законодательной, ни судебной, ни исполнительной — непосредственно не осуществляет, он только сам выбирает власть над собой. Одним из основных типов современных республик является президентская. Например, в США президент может успешно противостоять парламенту и даже бороться с ним, согласно тому классическому, хотя и ложному доводу, что каждый из депутатов избран только одним округом, а он, президент, избран всем народом. Исследователи отмечали те различия между французским и американским типами республик, которые сложились в начале XX века. При выборе президента парламентом, где представлены все партии и где выбор президента было делом соглашения между ними, президент едва ли мог быть ставленником одной партии, был обязан своим избранием не одной из партий, а компромиссу между ними. Такая система сложилась во Франции в начале XX века[17].

Основное содержание эволюции института президентской власти в США заключается не столько в изменении конституционного статуса президента, сколько в прагматическом наполнении этого статуса новым политическим содержанием. Сам термин «президент» происходит от латинского Praesidens, что буквально означает «сидящий впереди». Видимо в античные времена президентами называли председательствующих на различных собраниях. От этого первоначального значения «президент» впоследствии возникла такая должность, как, например, президент сената[18].

В русле европейской рес публиканской практики первоначально проходил и процесс формирования исполнительной власти в США. На первом этапе американской государственности не только законодательная, но и исполнительная власть были сосредоточены в одном представительском органе — Континентальном Конгрессе. Лишь после долгих дебатов возникла идея института президента. Первыми последовали примеру США в установлении президентской системы правления страны Латинской Америки.

Исполнительной власти была посвящена II статья конституции США, состоящая из четырех разделов. Она провозглашала, что исполнительная власть осуществляется президентом Соединенных Штатов Америки, «который состоит в своей должности в продолжении четырехлетнего периода (ст. II, разд.1., п.1) А. Гамильтон прямо писал в «Федералисте», что он может переизбираться «столько раз, сколько народ Соединенных Штатов будет считать его заслуживающим своего доверия». Четырехлетний срок пребывания в должности, доказывал он далее, достаточен для того, чтобы он мог нанести вред обществу[19].

Далее определялся порядок избрания президента и вице-президента (ст. II, разд.1., п.2). Эта процедура была доверена выборщикам, назначаемым в соответствии с порядком, установлена законодательным собранием каждого штата. В их число не могли входить сенаторы, члены палат представителей и «лица, занимающие ответственную или оплачиваемую должность на службе Соединенных Штатов».

Президенту США предоставлялось право отсрочки исполнения приговоров, а также помилования за преступления, совершенные против Соединенных Штатов, за исключением осуждения в порядке импичмента. Это означало, что решение президента, принятое в любой момент после совершения преступления, является окончательным и, осуществляя это право, он, как отмечал известный советский правовед-американист А. С.Никифоров, «действует за пределами обычной судебной процедуры и совершенно независимо» от нее[20].

Одним из видов парламентской рес публиканской системы является Италия. Демократизм итальянского основного закона выразился в закреплении в нем обширного круга демократических прав и свобод, в провозглашении народного суверенитета, в объявлении антифашизма официальной политикой государства, в установлении парламентской формы правления, широкой местной автономии, демократического способа формирования парламентских палат, во включении миролюбивых положений. Конституция выдвинула требования значительно приблизить итальянский народ к осуществлении власти. Они должны обладать широкой автономией, им должно быть доверено выполнение государственных функций с тем, чтобы дать народным массам возможность участвовать в местном самоуправлении[21].

Конституция Италии[22] подробно регламентирует систему органов государственной власти, которая строится на основе традиционного разделения властей. Италия — парламентская республика в классическом ее выражении. Законодательная власть принадлежит двух палатному парламенту, включающему палату депутатов и сенат. Конституция не проводит различие между ними, и статьи с 61 по 82, регулирующие их полномочия и отношения, называют их «палатами». Равенство палат юридически нарушается только в случае, когда они принимают решения совместно (выборы президента республика — абз.1, ст.83; назначение членов конституционного суда — абз.1. ст.135 и др.), поскольку сенат численно в два раза меньше палаты депутатов (315 сенаторов и 630 депутатов).

Обычно присущая двухпалатным парламентам в унитарных государствах роль верхних палат в Италии фактически не проявляется, поскольку палаты имеют практически одинаковый партийно-политический состав. Итальянская конституция в отличие, например, от французской 1958 г., предоставила депутатам полную автономию во всем, что касается их организации и деятельности. Особенность законодательного процесса в парламенте — наделение палат правом передавать свои законодательные полномочия комиссиям (ст.72). Итальянский парламент обладает развитыми и многочисленными формами контроля за деятельностью правительства и администрации. Кроме традиционных — вынесения вотума недоверия, принятия резолюций порицания и др.,— палаты имеют право заслушивать на заседаниях или в комиссиях руководителей государственной администрации, требовать от министров информацию и документы.

Согласно основному закону Италии исполнительная власть вверена президенту республики и правительству, возглавляемому председателем совета министров, политически ответственным перед парламентом. Особая роль принадлежит председателю совета министров, который руководит общей политикой правительства и несет за нее ответственность, поддерживает единство политического и административного направления, поощряя и согласуя деятельность министров (ст.95).

Таким образом, как мы убедились, существуют три вида современных республик: парламентская, президентская и полупрезидентская. Скорее всего, они являются типами представительных республик в отличие от непосредственных. Основной особенностью республик (президентских и парламентских) является формирование высших органов государственной власти на выборной основе. В президентской республике президент является одновременно главой правительства, премьер-министром, осуществляющим подбор министров и контроль за их деятельностью. Законодательная и исполнительная власти формируются на основе двойной системы выборов и отчетливо разделены. Эта разделенность обеспечивается не только внепарламентским методом избрания президента и правительства, но и отсутствием у правительства прямой ответственности перед парламентом. В тоже время парламент имеет солидные полномочия по контролю за деятельностью правительства и президента, вплоть до отклонения законоположений.

Парламентская республика отличается от президентской наличием одной системы выборов, в результате которых, победившие партии формируют высший законодательный орган. Правительство же формируется парламентом из числа лидеров партии, одержавшей победу, и несет ответственность перед парламентом. Парламентская система менее распространена, чем президентская, и существует сегодня в Италии, Германии, Индии, Австрии, Швейцарии, Финляндии и некоторых других странах.

Глава 2. Понятие республики в истории политической и правовой мысли   §1. Развитие понятия республики в политических учениях Древнего мира и Нового времени

Государственное устройство определяется строением верховной власти, которая является основным элементом государстве. Различное строение верховной власти составляет различие образов. Это первый и основной вопрос государственного права.

Древние оставили нам несколько разделений образов правления. Главное принадлежит Аристотелю, за которым следуют Полибий и Цицерон. Это разделение основано на количестве лиц, которым присваивается верховная власть. В монархии она принадлежит одному, в аристократии — нескольким, в демократии — всем.

Аристотель (384-322 гг. до н. э.) основал в Афинах собственную философскую школу — Ликей. Свое политико-правовое учение Аристотель изложил в трактатах «Политика» и «Никомахова этика». К ним примыкают сочинение «Афинская полития», содержащее исторический очерк развития государственного устройства Афин[23].

Аристотель заметил, что это количественное различие при определении форм правления соответствует внутреннему различию элементов государства. Монархия выражает единство власти, аристократия — сознание закона, демократия — начало свободы. «Государственное устройство (Potiteia),— пишет Аристотель,— это распорядок в области организации государственных должностей вообще, и в первую очередь верховной власти: верховная власть повсюду связана с порядком государственного управления (potiteyma), а последний и есть государственное устройство». (Политика, 12786).

Государство, по Аристотелю, образуется вследствие природного влечения людей к общению. Первым видом общения, отчасти свойственным и животным, является семья; из нескольких семей возникает селение, или род; наконец, объединение нескольких селений составляет государство — высшую форму человеческого общежития. В государстве полностью реализуется изначально заложенное в людях влечение к совместной жизни.

Классификация форм государства в «Политике» проводится по двум критериям: по числу правящих лиц и осуществляемой в государстве цели. В зависимости от количества властвующих, Аристотель выделяет правление одного, немногих и большинства. По второму критерию выделяются правильные государства, где верховная власть преследует цели общего блага граждан, и неправильные, где правители руководствуются интересами личной выгоды. Наложение этих классификаций друг на друга дает 6 видов государственного устройства. К правильным государствам относятся монархия, аристократия и полития; к неправильным — тирания, олигархия и демократия. «Монархическое правление, имеющее в виду общую волю,— пишет Аристотель,— мы обыкновенно называем царской властью; власть немногих, но более чем одного — аристократией…; а когда ради общей пользы правит большинство, тогда мы употребляем обозначение, общее для всех видов государственного устройства — полития». (Политика 1279а).

Необходимо отметить, что в то время республика не определялась как основная форма правления. То, что Аристотель подразумевает под демократией и аристократией, по своим характеристикам сходно с республикой. В олигархии власть принадлежит богатым, в демократии — неимущим. Говоря о демократии и олигархии, Аристотель отступает от формальных критериев их разграничения и выдвигает на первый план признак имущественного положения властвующих. «И вот возникает первое затруднение при разграничении их: если бы верховную власть в государстве имело большинство и это были бы самостоятельные люди…; если бы где-нибудь оказалось, что неимущие, хотя бы они и представляли собой меньшинство в сравнении с состоятельными, все-таки захватили в свои руки верховную власть в управлении, что показалось бы, что предложенное разграничение видов государственного устройства сделано неладно». (Политика, 1279а).

Коренная причина политической неустойчивости, мятежей и смены форм государства, по Аристотелю, заключается в отсутствии надлежащего равенства. Олигархия усугубляет существующее неравенство, а демократия чрезвычайно уравнивает богатых и простой народ. Политические симпатии Аристотеля — на стороне политии, смешанной формы государства, возникающей из сочетания олигархии и демократии. Существуют при способа соединения и смешения (Политика, 1293 б):

- соединение существующих законоположений в олигархии с демократическим судопроизводством;

- среднее положение между постановлениями о цензе;

- соединение части постановлений олигархического законодательства и демократических законов.

Экономически полития представляет собой строй, при котором преобладает собственность средних размеров, что позволяет не только гарантировать «самодостаточность» семей, но и ослабить противоречия между богатством и бедностью. «…Государство более всего стремится к тому, чтобы все в нем были равны и одинаковы, а это свойственно преимущественно людям средним… Государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй»,— подчеркивает Аристотель (Политика, 1295 б). В качестве примеров смешанного государственного строя в «Политике» названы аристократическая Спарта, Крит, а также «прародительская» демократия, введенная в Афинах реформами Солона.

Аристотель различает в связи с этим два вида справедливости: Уравнивающую и распределяющую. Уравнивающая справедливость, принципом которой является «арифметическая пропорция», затрагивает отношения обмена, возмещения ущерба, назначение наказаний за имущественные преступления и т. п. Напротив, при распределяющей справедливости учитывается положение человека в обществе. Ее принципом служит «геометрическая пропорция» — воздаяние по достоинству и заслугам. Применяется распределяющая справедливость в политических отношениях, при выдвижении на должности, назначении наказаний за преступления против чести и достоинства.

Дальнейшее развитие проблема форм правления получила в работах известного римского оратора Марка Туллия Цицерона (106-43 гг. до н. э.). Специально проблемы государства и права освещены им в работах «О государстве» и «О законах»[24]. Государство (Respublica) Цицерон определяет как дело, достояние народа (res populi). Причем он подчеркивает, что «народ не любое соединение людей, собранных вместе каким бы то не было способом, а соединение многих людей, связанных между собой согласием в вопросах права и общности интересов». (О государстве, I, XXV, 39). Основная причина происхождения государства Цицерон видит не столько в слабости людей и их страхе (точка зрения Полибия), сколько в из врожденной потребности жить вместе.

Критерии разграничения форм государственного устройства Цицерон усматривает в «характере и воле», тех кто правит государством (О государстве, I, XXXI, 47). В зависимости от числа правящих он различает: царскую власть, власть оптиматов (аристократию) и народную власть (демократию). При царской власти все прочие люди отстранены от участия в принятии решений и законов; народ не пользуется свободой и отстранен от власти и при господстве оптиматов. При демократии же, «когда все вершится по воле народа, то, как бы справедлив и умерен он ни был, все-таки само равенство это несправедливо, раз при нем нет ступеней в общественном положении» (О государстве, I, XXVII, 43).

Все эти формы обречены и вырождаются. По Цицерону, необходимо ввести смешанный вид государственного устройства, образуемого путем равномерного смешения положительных свойств трех простых форм правления. Важнейшие черты: прочность государства и правовое равенство граждан. Цицерон вслед за Политием приводит пример римской модели. Политический идеал Цицерона — аристократическая сенатская республика. За внешне демократическими формулировками у Цицерона скрывалось аристократическая по своей сути позиция.

Дальнейшее развитие идея республики получила в трудах известного итальянского политического деятеля Николло Макиавелли (1469-1527 гг.). Его жизнь и деятельность относится к периоду начавшегося упадка Италии, до XVI в. бывшей самой передовой страной Западной Европы. Свои политические мысли Макиавелли излагал в таких произведениях, как «Рассуждения на первую декаду Тита Ливия», «Государь», «О военном искусстве» и др. Государство (независимо от его формы) Макиавелли рассматривал как некое отношение между правительством и подданными, опирающимися на страх или любовь последних.

Макиавелли определяет форму правления и вообще форму государства как «материю», содержание государств, а также в зависимости от числа правящих лиц, цели и качества функционирования. Поэтому можно выделить формы правильные (монархия, аристократия и демократия), целью которых является общее благо и величие государств и неправильные (тирания, олигархия и «распущенность» — Licenza), в которых властители заботятся лишь о собственной пользе, попирают законы, безопасность граждан и пренебрегают благом отечества.

Макиавелли воспроизводит идеи Полибия о возникновении государства и круговороте форм правления; вслед за античными авторами он отдает предпочтение смешанной (из монархии, аристократии и демократии) форме. Особенность учения Макиавелли в том, что смешанную республику он считал результатом и средством согласования стремлений и интересов борющихся социальных групп. «Те, кто мудро создавали республику,— пишет мыслитель,— одним из самых необходимых дел почитали организацию охраны свободы. В зависимости от того, кому она вверялась, дальше или меньше сохранялась свободная жизнь»[25].

Абсолютная власть, по Макиавелли, очень быстро развращает как правящих, так и управляемых. А при монархе слабом и злобном государству грозит гибель. Поэтому успешное развитие преобразованного государства Макиавелли связывает с рес публиканской формой. Новый социально-политический порядок будет непрочен и недолговечен, если он рассчитан на власть одного. Сохранение нового строя необходимо вверить большинству. Как считает Макиавелли, «когда охрана свободы вверена народу, он печется о ней больше и, не имея возможности сам узурпировать свободу, не позволяет этого и другим»[26].

Таким образом, Макиавелли стремится опровергнуть общее мнение историков о порочности народа. Народные массы постояннее, честнее, мудрее и рассудительнее государя. Если единоличный правитель лучше создает законы, устраивает новый строй и новые учреждения, то народ лучше сохраняет учрежденный строй. Макиавелли с непримиримой ненавистью отзывался о феодальном дворянстве и призывал к его уничтожению «…желающий создать республику там, где имеется большое количество дворян, не сумеет осуществить свой замысел, не уничтожив предварительно всех их до единого»[27].

Республика предпочтительнее монархии во всех случаях, кроме тех, когда нужно ввести новые порядки, законы и институты, то есть преобразовать общество. Макиавелли поддерживает Полибия и доказывает необходимость трех элементов в республике. Ж.-Ж. Руссо утверждал, что «Государь» — книга республиканцев, а Макиавелли являлся порядочным человеком и добрым гражданином. «Делая вид, что он дает уроки королям, он преподавал великие уроки народам«,— пишет Руссо[28]. Немецкий философ Гегель считал особой заслугой Макиавелли обоснование прогрессивной задачи создания единого итальянского государства. Однако он писал: «Весьма неразумно рассматривать идею, сложившуюся под непосредственным впечатлением о состоянии Италии, как некоторый безучастный компендиум морально-политических принципов, пригодный для любых условий, другими словами, ни для чего не пригодный»[29].

Большое внимание анализу форм правления уделяет и Жан Боден (1530-1596). Основное его произведение: «Шесть книг о республике» (1576). Термином «республика» мыслитель обозначает государство вообще. По его мнению, государство — это правовое управление множеством семей и тем, что у них общее, под суверенной властью[30].

Боден различает три образа правления: монархию, аристократию, демократию. Отвергая формы смешанные и извращенные, он отличает верховную власть от управления. Монархия, не переставая быть монархией, может управляться аристократически, если государственные должности представляются знатным людям, и демократическим, если почести и награды распределяются между всеми. С этой точки зрения, Боден делит монархию на законную или царскую, господскую и тираническую. Аристократия также может быть разделена на законную, господскую и олигархическую. Но здесь гораздо труднее отличить хорошее от дурного, ибо аристократий, составленных единственно из лучших людей, никогда не было и не может быть. При народном правлении власть принадлежит большинству, причем голоса могут отбираться поголовно, по родам, по классам или по общинам и приходам[31].

По Бодену, в демократии лучше всего сохраняется прирожденная человеку свобода, так что, по-видимому, это порядок вещей, в котором скорее всего достижимо для человека счастье, указанное ему природой. Кроме того, здесь беспрепятственно выдвигаются люди с высокими дарованиями, как на политическом, так и других поприщах. Наконец, демократия одна заслуживает название республики. Здесь закон властвует над всеми[32].

Аристократия, по Бодену, имеет также своих защитников. В пользу ее можно высказать следующие соображения:

- она занимает середину между владычеством одного и правлением всех;

- власть должна быть вручена достойнейшим, а достоинство измеряется добродетелью, знатностью или богатством;

- и монархии, и демократии нуждается в сенате для решения важнейших дел, а сенат — учреждение аристократическое.

Однако Боден выступает против вышеуказанных доводов. Численная середина далеко не всегда наилучшее, что можно искать. Между тем, аристократия имеет несомненные недостатки: во всякой коллегии большинство составляет худшую часть, ибо мудрость и добродетель всегда находится в небольшом количестве между людьми[33].

Боден отдает предпочтение монархии, где и существует настоящая верховная власть, ибо здесь она принадлежит одному, а не многим, которые, не имея над собой высшего судьи, должен решать свои споры оружием. Во всяком государстве чувствуется потребность единого правителя: если для совещания полезнее наличие многих умов, то для решения нужен один[34].

Таким образом,, в истории политической и правовой мысли рассматривались три основные формы правления: монархия, демократия и аристократия. Республика не рассматривалась как особая форма правления. Ее атрибуты были перенесены на демократию и аристократию.

§2. Теоретические основы современных республик: концепция разделения властей Ш. Монтескье и идея народного суверенитета Ж. Ж. Руссо

Основными теоретическими основами современных республик являются две концепции: разделение властей и народного суверенитета.

Шарль Луи Монтескье(1689—1755) занимает почетное место в истории мировой политической мысли. Родившись за 100 лет до Великой Французской революции, он стал одним из первых мыслителей, стремившихся подойти к вопросу жизни общества с реалистических позиций[35]. В своих работах Монтескье выступает как человек, отличающийся огромной эрудицией. Происходящий из знатной аристократической семьи, он получил хорошее образование и обладал широкими познаниями в вопросах философии, истории, юриспруденции, политической экономии, искусства и других областей знания. Он занимался как гуманитарными, так и естественными науками, представил немало работ в Бордоскую академию, впоследствии стал членом Парижской академии.

Формы правления Монтескье классифицировал по двум признакам. Во-первых, он различал государства по природе правления, а во-вторых, по принципу правления. В своих работах Монтескье не дает точного определения того, что он понимает под природой правления. Его предшественники чаще всего классифицировали формы правления в зависимости от числа лиц, находящихся у власти. Сам Монтескье писал так: «… рес публиканское правление — это то, при котором верховная власть находится в руках или всего народа или части его; монархическое,— при котором управляет один человек, но посредством установленных неизменных законов; между тем как в деспотических все вне всяких законов и правил движения волей и произволом одного лица»[36].

Но вместе с тем он включает в данное понятие и само содержание отношений между народом и его правителями. В соответствии с этим Монтескье делит государства на республики, монархии и деспотии. Республика, в свою очередь, может быть демократической или аристократической. Если в государстве верховная власть принадлежит самому народу, то такое государство является демократической республикой, если же только часть народа обладает верховной властью, то такая республика является аристократической. И республики, и монархии Монтескье называет «умеренными» формами правления, так как в них отношения между правителями и управляемыми регулируются положительными законами, выражающими волю и разум данного общества.

Несомненно положительное отношение Монтескье к республике и монархии, которые он противопоставляет деспотии. Помимо того, что них верховенствуют законы, власть не концентрируется в одних руках. В республиках верховным носителем власти является или сам народ или его представители, которые «издают законы и заставляют исполнить их; остальной народ является по отношению к ним тем же, чем в монархии подданные по отношению к государю»[37].

Переход от республики к монархии и наоборот, с точки зрения мыслителя, не представляет опасности для государства. Но в монархии существует угроза превращения ее в деспотию, которую Монтескье считал величайшим злом. Гарантии безопасности и стабильности как государства, так и самого правительства является увеличением числа носителей власти: «Чем меньше их число, тем больше их власть и тем меньше их безопасность; чем больше их число, тем меньше у них власти и тем больше у них безопасности. Так власть возрастает, а безопасность уменьшается вплоть до самого деспота, в лице которого крайняя степень власти соединяется с крайней степенью опасности»[38].

Материал для характеристики рес публиканского правления Монтескье черпал в основном из античной истории, хотя он хорошо знал и ценил устройство современных ему республик. Благодаря принципу правления, как считал Монтескье, в государстве создается устойчивое равновесие в отношениях между правителями и управляемыми. Для республики таким принципом является добродетель, для монархии — честь, для деспотии — страх.

Под добродетелью Монтескье понимал способность людей любить законы своей страны и любовью к ним руководствоваться в своей деятельности. Надо отметить, что мыслитель имел в виду именно политическую добродетель, а не христианскую или нравственную, чем вызвал неодобрение со стороны идеологов абсолютной монархии. Монтескье считал, что добродетельный человек не обязательно должен быть глубоко верующим, в первую очередь он говорит о человеке, стремящимся к политическому благу. В республике верховенствуют законы, и не существует монарха, который заставлял бы их исполнять, поэтому вся ответственность за соблюдением законов ложится на плечи самого народа.

Своеобразно добродетель проявляется в аристократической республике. Это обуславливается тем, что в аристократических государствах существует своеобразная сила, содействующая исполнению законов — это знать. Как писал Монтескье, аристократия может отличаться или великой добродетелью, тогда она может послужить основной великой республики, или в качестве правления может выступать меньшая добродетель, которая заключается в некоторой умеренности и по крайней мере уравнивает знать в ее среде, что и составляет охраняющую силу. Как только законы перестают исполняться, республика погибает, так как причина этого зла может быть только в испорченности самой республики, а не в действиях отдельных должностных лиц.

Значительное место во взглядах Монтескье занимает концепция разделения властей. Так, например, В. П.Волгин, анализируя его работы, писал: «Склонность к компромиссу во что бы то ни стало, к компромиссу с любыми существующими социальными и политическими формами, как бы плохи ни были эти формы с точки зрения признаваемых теоретически »общих принципов«,— характерная черта Монтескье»[39].

Возникновение концепции разделения властей связано с имением английского философа Дж. Локка. По его мнению, в государстве существует разделение властей на законодательную, исполнительную и судебную, которые должны быть распределены между различными должностными лицами и государственными органами. Однако основной идеей в учении Локка была идея о соподчинении властей. Он считал, что в стране должна верховенствовать законодательная власть, а все остальные обязаны ей подчиняться[40].

В дальнейшем теория разделения властей получила классическую формулировку в работах Монтескье. Мыслитель основывался на том, что одной из главных задач государства является обеспечение безопасности граждан, их прав и свобод. Непосредственной целью государственного устройства должна быть политическая свобода граждан. Политическая свобода — это не возможность делать все, что заблагорассудится, а «право делать все, что дозволено законами»[41]. Законы, являющиеся отличительным принципом государства, должны обеспечить возможность человеку заниматься тем, чего должно хотеть, и не быть принуждаемым делать то, чего не должно хотеть.

Свобода в государстве обеспечивается строгим соблюдением законов на всех уровнях, то есть все отношения должны быть опосредованы правом. Государство, не имеющие законов, не имеет и политической свободы. Именно это происходит в деспотических государствах, в странах же умеренного правления законы, определяющие политическую свободу граждан, ограничивают своеволие монарха, иначе им так же грозит деспотия. В качестве еще одной гарантии от произвола в учении Монтескье выступает разделение властей, при котором они «могли бы взаимно сдерживать друг друга»[42]. Разделение властей так же рассматривается им как основание для различия форм правления. В деспотиях нон отсутствует, но в государствах умеренного правления этот принцип в той или иной мере должен быть закреплен.

При обосновании своих взглядов Монтескье исходил из основных направлений реализации государственной власти. По этому поводу он писал: «В каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведущая вопросами права гражданского»[43]. Разделение власти при осуществлении основных функций государства было очевидным для мыслителя. В первую очередь он говорил о необходимости ее распределения между различными органами, представляющими различные слои населения.

Характерной чертой деспотического правления является, как считал Монтескье, соединение всех трех видов власти в одних руках, будь то один человек или представителями одного сословия. От воли правителя в таком случае зависит и законодательство страны, и его исполнение, и суд за различные преступления. Существует угроза для государства и в сочетании двух каких-либо видов власти. По его мнению, «если власть законодательная и исполнительная будут соединены в одном лице или учреждении, то свободы не будет»[44], так как создается возможность принимать тиранические законы и так же тиранически их осуществлять. Не будет свободы и в том случае, если судебная власть соединена с законодательной властью (так как осуществление законодательных и судебных функций одним органом приведет к произволу), или с исполнительной (поскольку судья может стать угнетателем).

Законодательная власть должна принадлежать всему народу, так как «всякий человек, который считается свободным, должен управлять собою сам»[45]. Но в государствах, занимающих обширную территорию, это невозможно, а в малых государствах это довольно сложно осуществить. Следовательно, народ должен осуществлять свою власть через особый представительный орган, имеющий законодательные полномочия. Рассуждая о дееспособности такого органа, Монтескье писал: «Большое преимущество избираемых представителей состоит в том, что они способны обсуждать дела. Народ для этого совсем непригоден, что и составляет одну из слабейших сторон демократии»[46]. Будучи избранным непосредственно населением, представители получают от него общие рекомендации по основным вопросам, но ни в коем случае не частные указания. Это, по мнению мыслителя, могло бы стать поводом для проволочек при обсуждении проблем, не терпящих отлагательства.

Другой отправной точкой строения современных республик является идея народного суверенитета, развитая французским философом Ж.-Ж. Руссо. Для него «естественный человек» — это изолированный человек, живущий вне общества. Люди в этом состоянии не имели ни какой нужды один в другом. Человек не нуждался в каких-либо познаниях: «В одном только инстинкте заключалось для него все, что было ему необходимо, чтобы жить»[47].

Руссо стоит на той позиции, что прогресс в целом ведет к регрессу человека, ставит его в противоречие с природой. Далее автор останавливается на духовной и нравственной сторонах жизни человека: «Природа одна управляет всеми действиями животного, тогда как человек и сам в этом участвует как свободно действующее лицо…»[48] Сам прогресс находится в способности человека к самосовершенствованию. Но эта способность одновременно есть и источник всех его несчастий. Тем не менее, Руссо не полностью осуждает прогресс. На это указывает и П. А.Грацианский: «Данная диссертация Руссо дает возможность заключить, что его осуждение наук и искусств не носит абсолютного характера. Автор отражает настроение широких народных масс, для которых новейшее для того времени плоды прогресса и цивилизации остались недоступными и которых развитие техники и крупного машинного производства обрекало на разорение»[49].

Руссо различает два вида неравенства: то, которое называется естественным или физическим, поскольку оно установлено природой и состоит в различии возраста, состояний здоровья, сил тела и свойств ума или души, и второй вид, который можно бы назвать неравенством в положении личностей или политическим, ибо оно зависит от своего рода соглашения и установлено или по меньшей мере разрешено с согласия людей. Проявляется оно в различного рода привилегиях, которыми одни пользуются за счет других; к числу их относятся возможность быть более богатым, более почитаемым, более могущественным и даже заставлять подчиняться себе благодаря всему этому. И далее Руссо определяет момент возникновения гражданского общества: «…Первый, кто огородив участок земли, придумал заявить «Это мое» и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества»[50].

Правление не может быть основано на силе. Сила не может создавать право, а человек обязан повиноваться только законным властям. Руссо доказывает, что «основой любой законной власти среди людей могут быть только соглашения»[51]. Политические идеи Руссо, противопоставляющие феодально-деспотическому строю рес публиканский строй, основанный на равноправии всех сословий и гражданской свободе, воспринимались как революционный манифест, выражавший требования широких народных масс.

По Руссо, люди «естественного состояния», в целях самосохранения от неубежденной гибели, в определенные периоды, часто стихийно, должны были становиться на путь ассоциации, на путь общественного договора, как необходимого условия их жизни. Соглашение с неубежденностью заключается при выходе людей из естественного состояния. «Я предполагаю, что люди,— пишет Руссо,— достигли того предела, когда силы, препятствующие им остановиться в естественном состоянии, превосходят в своем противодействии силы, которые каждый индивидуум может пустить в ход, чтобы удерживаться в этом состоянии, тогда это изначальное состояние не может более продолжаться, и человеческий род погиб бы, не измени он своего образа жизни»[52].

Это отчуждение каждым из членов ассоциации всех своих в пользу всей общины должно быть, по Руссо, полным. Если у отдельных личностей остались некоторые права, то за отсутствием высшей власти, которая могла бы решать споры между ними и обществом, каждый будучи в некоторых вопросах своим собственным судьей, скоро начал бы претендовать стать судьей во всех других вопросах. Таким образом, естественное состояние продолжало бы существовать, и ассоциация по необходимости стала бы или тиранической, или тщетной. Анализируя данное суждение Руссо, некоторые исследователи полагают, что здесь он высказывается против прогрессивной для того времени идеи неотчуждаемых естественных прав человека[53].

На основе своих взглядов о характере общественного договора Руссо создает учение о народном суверенитете. «… Одна только общая воля,— пишет он,— может управлять силами государства в соответствии с целью его установления, каковая есть общее благо, ибо если противоположность частных интересов сделала необходимым установления общества, то именно согласие этих интересов сделало сие возможным. Общественную связь образует как раз то, что есть общего разных интересах, и не будь такого пункта, в которым согласны все интересы, никакое общество не могло бы существовать. И так, обществом должны управлять, руководствуясь единственно этим общим интересом»[54].

Суверенитет народа — это есть осуществление воли, которая всегда стремится к равенству, в то время как частная воля отдельного человека стремиться к преимуществам. Из этого следует важнейшее свойство суверенитета: неделимость, неотчуждаемость и неограничимость. Общая воля всегда определена и всегда стремится к пользе всех. Вместе с тем Руссо подчеркивает, что из этого не следует, что общая воля, то есть воля народа, не может заблуждаться. «Люди всегда стремятся к своему благу,— писал мыслитель,— но не всегда видят, в чем оно»[55].

Для того, чтобы решения народа всегда имели верное направление, надо, чтобы в государстве не было ни одно частного сообщества, наносящего тот или иной ущерб воле народа. Общая народная воля по своей природе суверенна, то есть обладает верховной властью. Верховная власть ни при каких обстоятельствах не может быть отчуждена от общей воли народа. «Я утверждаю … что суверенитет, который есть только осуществление воли,— писал Руссо,— не может ни когда отчуждаться и что суверен, который есть ничто иное, как коллективное существо, может быть представляем только самим собой. Предаваться может власть, но никак не воля»[56].

Руссо решительно настаивает на таких важнейших атрибутах верховной власти как неограниченность, неотчуждаемость и неделимость. Он четко сформулировал идею суверенитета как направление общей народной воли, как неотъемлемый и неделимый и неделимый принцип абсолютного полновластия народа. Суверен, обладающий абсолютной властью, вправе требовать от каждого члена политического организма строго выполнения его гражданских обязанностей: «Все то, чем гражданин может служить государству, он должен сделать тотчас же, как полностью суверен этого требует, но суверен, со своей стороны, не может налагать на подданных узы, бесполезные для общины; он не может даже желать этого, ибо как в силу закона разума, так и в силу закона естественного ничто не совершается без причины»[57].

Критикуя монархический образ правления, Руссо подчеркивал, что монархия всегда стремится быть неограниченными повелителями и не случайно в королевских дворах господствуют интриги и вероломства. Аристократическая форма правления самая древняя. История человечества, по Руссо, знает три вида аристократии: естественную, выборную или наследственную. Аристократия первого рода пригодна лишь для народов, находящихся в начале своего развития; второго — «лучше всех»; это — аристократия в собственном смысле слова; третьего — представляет собой худшее из всех правлений.

Руссо выделяет две формы государства: республика и деспотия. Используя понятия «демократия», «аристократия» и «монархия», он пытался охарактеризовать организацию правительства. Демократическое правительство состоит из всех граждан, аристократическое — из малого числа граждан, монархическое — из одного человека. Руссо категорически против демократии. Он замечает, что в государстве с таким правительством суверен и правительство не раздельны. Такое государство фактически не имеет правительства. «Если брать этот термин в точном его значении,— продолжает Руссо,— то никогда не существовала подлинная демократия, и никогда таковой не будет»[58].

Руссо спрашивал: какой наиболее верный признак хорошего правления? — и отвечал: этим признаком является, прежде всего рост численности и благосостояния народа. Руссо дает совет для предотвращения захвата власти государства. Это периодические референдумы на вопрос о доверии к правительству, а так же согласие народа с настоящей формой правления, и если народ пожелает, то форма правления должна измениться. Трибунат, по мысли Руссо, должен быть сдерживающей силой между народом и правительством и защищать суверена от правительства или наоборот, в необходимых случаях. Он не должен относиться ни к законодательной, ни к исполнительной властям. Его функции определены автором, как защитника законов. Для предотвращения злоупотреблений Руссо предлагал сделать работу трибуната не постоянной, а с определенными промежутками.

Заключение

Республика — одна из важнейших форм правления. В истории политической и правовой мысли под нею, в основном, подразумевали демократию или аристократию. Эта мысль отражается в концепциях таких мыслителей, как Аристотель, Цицерон, Макиавелли, Боден и др. В дальнейшем при классификации форм правления стало употребляться понятие о республике. В современной политической науке понятие демократия применяется для характеристики политического режима.

Важнейшее место в данной классификации занимает демократия. В ранний период своего существования в Древней Греции демократия понималась как особая форма, разновидность организации государства, при которой властью обладает не одно лицо и не группа лиц, и все граждане, пользующиеся равными правами на управление государством.

Демократия как мировоззренческий идеал, превращаясь в цели деятельности людей, дает начало демократии как определенному социальному движению. Это движение возникает под флагом борьбы с абсолютизмом за либеральные ценности и в ходе истории постепенно расширяет диапазон своих целей. Демократия как власть народа или, более развернуто — «правление народа, избранное народом и для народа» (определение американского президента А. Линкольна) выступает скорее нормативным идеалом, привлекательной утопией, чем характеристикой реальных демократических государств.

Демократия как народовластие представляет собой во многом утопический идеал, который все же имеет важное значение, поскольку он выступает ориентиром, целью политического развития общества. Реальная демократия в лучшем случае — власть большинства над меньшинством, в худшем — господство хорошо организованного, опирающегося на экономическую, а так же информационную власти и социальные привилегии меньшинства над большинством, осуществляемое при формальном согласии большинства граждан. Подлинное народовластие несовместимо с существованием государства и демократии как его разновидности. На деле же демократия нигде и никогда не существовала без государства.

Греческое слово демократия в переводе на русский язык значит народоправство. Слово это очень часто употребляется в одинаковом значении со словом республика. Республика может быть организована, так, что власть на деле будет принадлежать большинству, и она может быть организована, что фактически власть будет принадлежать меньшинству. В первом случае, по мнению Е. А.Энгеля, мы имеем дело с демократической республикой, а во втором случае — с буржуазной[59]. Однако следует оговорится, что мы все же имеем дело скорее всего с демократией и аристократией. Такое деление, по-моему, более корректно.

Демократическая республика предполагает такое государственное устройство, которое обеспечивало бы фактическое государство в политической жизни интересов большинства населения. Удачную характеристику признаков демократической республики дает все тот же Е. А.Энгель. Он выделяет:

1) демократический характер избирательного права;

2) однопалатный парламент;

3) действительность общественного контроля;

4) оплату депутатского труда из средств государственного казначейства;

5) краткосрочность полномочий государственных органов;

6) отсутствие права санкций законов[60].

Что касается современных республик, то еще раз выделю основные их виды: президентские, полупрезидентские и парламентские. В первом случае исполнительная и законодательная власти уравновешивают друг друга, во в

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Сущность республиканской формы правления". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 877

Другие дипломные работы по специальности "Политология":

Разделение власти

Смотреть работу >>

Установление социализма в Венгрии

Смотреть работу >>

Первый президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин – штрихи к политическому портрету

Смотреть работу >>

Политические взгляды Вильгельма Блоса

Смотреть работу >>

Диктатура в недемократичних та демократичних державах

Смотреть работу >>