Дипломная работа на тему "Народ в западных концепциях демократии"

ГлавнаяПолитология → Народ в западных концепциях демократии




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Народ в западных концепциях демократии":


Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

"ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ"

Юридический факультет

Специальность

Кафедра

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

На тему: "Народ" в западных концепциях демократии

Студент-дипломник:

Научный руководитель:

Доктор исторических наук,

Доцент кафедры политических наук

2009

Содержание

Введение

Г лава 1. Ретроспективный анализ становления и эволюции демократии

Глава 2. Современные теории демократии о субъектно-объектном статусе народа

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

Демократия" в наше время одно из самых распространенных понятий политического дискурса. Иесли опираться строго на этимологию, в переводе с греческого оно обозначает "народовластие". В связи с этим закономерно возникают следующие вопросы: что понимается под народом, и как он реализует свою власть? Может ли народ целиком выступать в роли правителя в условиях демократии? И если вопрос "как" постоянно находится в центре внимания юристов и политологов, занятых поиском оптимальных средств и механизмов народовластия, то вопрос "кто" зачастую остается в тени. Он, как метко подметил Р. Даль, как бы объявляется заведомо решенным и поэтому не оспаривается, хотя в большинстве случаев часто даже не исследуется[1].

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Качественное написание дипломных проектов на заказ в Перми и в других городах РФ.

По Конституциям всех демократических стран верховная власть принадлежит народу. Однако не секрет, что политические реалии самых развитых стран далеки от этого норматива. Даже современные политические системы не обеспечивают решающего участия большинства населения в принятии государственных решений.

Демократия - власть народа, а значит, народ и осуществляет свою власть непосредственно или через представителей в наиболее приемлемых для этого формах. Однако здесь есть две проблемы теоретического характера, воплощенные в конкретных политико-правовых отношениях. Первая - это проблема "границ народа". То есть, для осуществления власти народа надо обозначить, где начинается и где заканчивается народ. Обычно ответ на этот вопрос дается через определение народа как государственно-организованного населения[2].

Анализ литературы показал, что под термином "народ" в современной литературе чаще всего подразумевается "население определенной страны, совокупность граждан". [3]

Народ не только составляет, но и образует государство. Скорее государство - это политически управляемый народ, а не наоборот. При этом границы государства могут возникать (а исторически в большинстве случаев и возникали) под воздействием факторов чистой политической конъюнктуры и действия силы (например, в результате войн). Признание народа объективно существующим субстратом в рамках государственных границ в этом случае превращает его лишь в терминологическую фикцию. Простое перенесение пограничных столбов, простая демаркация меняют состав народа, деля его на два, три народа, объединяя с другими и т. д. Очевидно, что такое образование просто не может быть субъектом, субстратом демократии.

Вторая проблема - "дееспособность народа", т. е. возможность его быть субъектом власти, субъектом демократии. Народ, таким образом, во многом - абстрактная теоретическая конструкция: в реальности у него нет "народной воли", "народных велений", он не может совершать "народных действий".

В осуществлении государственной власти участвуют конкретные граждане и их группы, которые таким образом и оказываются втянутыми в политические отношения, становясь субъектами политической системы. Однако народ не нуждается в представительстве, он вездесущ и одновременно не может быть представлен никем, кроме себя самого.

У проблемы непосредственного народовластия и народного представительства в высших органах государственной власти имеются глубокие исторические корни. Так или иначе, её исследованием занимались крупнейшие философы и мыслители, такие как Платон, Аристотель, Ж. Ж. Руссо, Ш. Монтескье, А. де Токвиль[4] и многие другие. Представители каждой эпохи вкладывали свою лепту в определение демократии и народа как субъекта политики, демократического режима, а также механизма её функционирования. Для каждого периода развития демократических идей было характерно особенное отношение к демократии. Для античных авторов демократия являлась едва ли не худшей формой правления, и это при том, что в управлении могла участвовать меньшая часть населения. В период от Средних веков до эпохи Просвещения демократические идеи проходили этап консолидации и обогащения такими положениями, как народный суверенитет, народная воля, верховенство, расширение избирательных прав.

Источниковую базу исследования целесообразно разделить на несколько групп. Основанием классификации стало разделение всех ученых, занимавшихся этой проблемой по отраслям научных знаний, в рамках которых они проводили исследования - это философия и политология, как отечественная, так и зарубежная. В ходе данной работы также были использованы справочная литература и периодические издания.

Первую группу составляют произведения философов и правоведов, занимавшихся изучением демократии и как формы правления, и как необходимой составляющей правового государства, в котором примат закона над людьми является единственно верным. (Платон, Аристотель, Ж. Боден, М. Падуанский, Ж. Ж. Руссо, Дж. Локк, Ш. Л. Монтескье, А. де Токвиль) [5]. В этих произведениях отчетливо видны эволюционные волны демократии и прогрессирующие идеи в пользу народовластия. От Античности до эпохи Просвещения содержание категории "народ" и его место в системе государственного управления претерпело существенные изменения.

Вторая группа источников и литературы состоит непосредственно из трудов политологов, авторов теорий, представляющих современный спектр демократических концепций, а также отдельные исследования вне рамок концепций, посвященные проблемам народовластия (Р. Даль, Ф. Бенетон, Й. Шумпетер, А. Лейпхарт, Дж. Сартори, Б. Гуггенбергер, М. Рокар и другие) [6].

Еще одна группа источников представлена работами отечественных ученых, освещавших в своих работах исследуемую проблематику, в частности способы осуществления народом своего непосредственного права на верховную власть в государстве. (Т. А. Алексеева, М. Ильин, АН. Фатенков, Ш. Н. Эйзенштадт, И. К. Пантин) [7].

В современной западноевропейской и американской литературе сложилось несколько концепций и моделей демократии.

Автор совещательной концепции Ф. Хайек[8] выступает за отделение государства от гражданского общества и определяет принципы правового государства. Однако главное в демократии, по мнению легалистов, заключается в минимизации роли государства и создании максимального простора для индивидуальной свободы и развития свободных рыночных отношений. Именно на это и должна быть направлена власть закона, которая стоит выше как государства, так и воли большинства. Поэтому бюрократическое регулирование должно быть сведено к минимуму, а деятельность различных заинтересованных групп - жестко ограничена. Создатели плюралистической модели, в частности её крупнейший представитель Р. Даль[9] акцентируют внимание на необходимости множества центров власти, и, следовательно, центров принятия политических решений. Не отрицая важности политического лидерства, сторонники плюралистической демократии считают неоправданными претензии какой-либо одной элиты на представительство интересов всего общества. Разделяя основные институциональные характеристики либеральной демократии, плюралисты, тем не менее, делают главный упор не на индивидов, а на многочисленные заинтересованные группы, каждая из которых стремиться повлиять на процесс принятия решений.

К концепции плюралистической демократии тесно примыкает модель сообщественной демократии, т. е. модель демократического развития в ряде государств, отличающихся многосоставным характером общественной структуры, где общество разделено на множество сегментов. Эта модель, разработанная американским политологом голландского происхождения А. Лейпхартом[10], отличается двумя главными особенностями: во-первых, вертикальной сегментацией их населения на различные языковые, этнические, расовые или идеологические общности; во-вторых, институционализацией процесса их взаимодействия, которая осуществляется на уровне элит этих общностей. Теоретическая модель А. Лейпхарта основывается на сравнительном анализе эмпирических исследований опыта политического развития ряда государств (Австрия, Бельгия, Канада, Нидерланды, Швейцария).

Кроме того, исследованием демократии вне рамок выше перечисленных концепций занимались Дж. Сартори, автор теории о "вертикальной демократии", К. Поппер, М. Паренти и известный французский политолог Ф. Бенетон[11]. В работе "Введение в политическую науку" Ф. Бенетон дает определения и различия между демократией и либеральной демократией, а также содержание понятия "народа" как главного субъекта демократии и механизм осуществления власти.

К числу российских ученых-философов, изучающих данную проблематику относятся А. В. Шипилов, М. Решетников, Н. А. Бусова, А. Н. Фатенков, В. Качоха и Т. А. Алексеева[12]. Так, в статье Т. А. Алексеевой "Демократия как идея и процесс" рассматриваются критерии и условия демократии, теоретические проблемы демократической государственности, а также анализируются концепции К. Поппера, Р. Дарендорфа и Дж. Шумпетера. В отечественной литературе проблемой демократии как народовластия занимались А. И. Ковлер, М. А. Краснов, А. П. Цыганков, Б. Вишневский, М. И. Лапицкий[13].

Большой интерес с точки зрения механизма взаимодействия власти и народа представляет научная публикация Д. В. Нестеренко "Демократия: проблема субъекта"[14], в которой автором рассматривается понятие народа, взаимоотношения народа и государства, роль гражданина в политической системе общества. Осуществление государственной власти предполагает поиск компромисса, консенсуса между большинством граждан.

Отдельное место среди множества демократических концепции занимает холотехнодемократия канадского политолога М. Бунге. Она представляет собой альтернативу капитализму и социализму. Это политическая система, основанная на рациональном и просвещенном правлении союза народа и экспертов. [15]

Среди авторов отечественных научных публикаций, дающих общие характеристики современной демократии и роли, которой в ней играет народ, выделяются М. Шанталь, О. И. Зазнаев, И. К. Пантин, В. В. Согрин[16] и многие другие.

В статье Г. К. Ашина "Элитизм и демократия"[17] противопоставляются понятия народ и элита, подчеркивается принципиальная невозможность осуществления прямого народовластия в силу некомпетентности народных масс.

Проблема демократии как системы народовластия масштабно изучалась учёными различных научных направлений на протяжении XX века. Но, несмотря на значительное количество литературы, авторы которой исследуют вышерассмотренную проблему, некоторые её аспекты всё же остаются недостаточно изученными.

Например, не все исследователи признают именно народ верховным субъектом власти. Спорным также является вопрос о способности народных масс управлять государством.

Объектом данного исследования является демократия от Античности до современности.

Предмет исследования - народ как субъект и объект власти в демократической системе.

Целью дипломной работы является исследование роли, которую играет народ как непосредственный источник и субъект власти.

В соответствии с ней были сформулированы следующие задачи:

1. выделить и проанализировать основные этапы становления демократических идей;

2. проанализировать содержание категории "народ" в разные исторические периоды;

3. выделить конкретные способы осуществления народом верховной власти;

4. проанализировать механизм делегирования власти народным представителям.

Методология исследования тесно связана с поставленными в дипломной работе целями и задачами. В основе методологии лежит совокупность общенаучных методов, а также принцип объективности и системности изучения предмета.

Использование в работе таких общенаучных методов, как анализ и синтез, сравнение и аналогия, позволило структурировать суждения авторов с точки зрения данной проблематики, и выявить общее и различное в их взглядах; а также сделать собственные выводы.

Приоритет в данной работе был отдан следующим методам исследования: историческому и сравнительному. Исторический (ретроспективный) метод включает в себя как метод конкретного анализа, так и исторического описания, что позволяет показать генезис и развитие демократии, включая конкретно-исторические условия ее формирования и функционирования, а также развитие представлений о народе как верховном обладателе власти в государстве.

Сравнительный метод позволяет выявить общие закономерности и специфические черты развития различных форм демократии, характерных для различных стран, с учетом особенностей развития нации, религиозной конфессии, культуры и ее исторических аспектов. Применение сравнительного анализа к анализу современных концепций демократии даёт возможность выявить ключевые точки зрения на проблему реализации народовластия, обнаруживается нечто общее или различное между теориями и концепциями. Этот метод так же дает возможность проанализировать эволюцию термина "народ" и его содержания на протяжении всей истории.

Структура диплома подчинена общей логике исследования, достижению цели и решению задач дипломной работы и включает в себя введение, три главы, заключение и список использованных источников и литературы.

В первой главе анализируется становление демократических идей и проблем народовластия от Античности до ХIХ века, а также различное отношение мыслителей и философов к демократической форме правления.

Вторая глава посвящена обзору и анализу современных теорий и концепций демократии в трудах зарубежных авторов, и возможности народа оставаться верховным субъектом власти даже при делегировании власти избранным представителям.


Г лава 1. Ретроспективный анализ становления и эволюции демократии

Демократия - одна из основных форм правления, политической и социальной организации общества, государства и власти, развивающийся и прогрессирующий в истории политический режим, обычно связанный с республиканской формой государства. Демократия, демократизация и демократичность не одно и то же; демократизм - это характеристика режима, способов правления, применяемых методов, образ политических отношений и поведения власти. Поэтому демократическими, в принципе, могут быть не только республиканские, но и монархические государства, особенно современные, в которых монархия играет номинальную роль. Отсюда и общее наименование демократии для государств разных политических форм правления, но со сходными режимами[18].

Так же как и демократия, понятие "народ" имеет множество определений. В словаре Ушакова народ - это "население, объединенное принадлежностью к одному государству; жители страны"[19]. У В. Даля народ имеет более обширную трактовку - "люд, народившийся на данном пространстве; люди вообще; жители страны, говорящие на одном языке; обыватели государства, страны, состоящие под одним управлением; чернь, простолюдье, низшие, податные сословия"…

Наиболее объективной представляется определение народа, данное в Политической энциклопедии: " народ - многозначный термин, которым обозначаются все общности людей. В широком смысле народ - это всё население страны… В политологическом смысле народ - совокупность граждан, рассматриваемая через призму определенной системы власти и государственного устройства"…[20]

Демократия известна в истории едва ли не раньше, чем другие формы политической организации общества, это и прямая первобытная демократия, и общинная демократия, военная племенная демократия догосударственных этапов политического развития человечества (у древних германцев, славян, в частности). В основу даже этих первобытнообщинных организаций власти в обществе был заложен принцип правления многих. На деле управление осуществлялось практически прямым голосованием, рода, общины, племени.

Государственные формы демократии были хорошо известны античному миру. В Греции они длительное время чередовались с различными формами монократии (тираниями, деспотиями), в Древнем Риме республиканская демократия в течение нескольких столетий предшествовала правлению монархического имперского типа[21].

В европейском Средневековье неоднократно и на длительное время возникали демократические города-государства, где в форме народных собраний, феодального и феодально-теократического типа, например, в Голландии, Венеции, Лукке, Женеве, Генуе и Новгороде осуществлялось демократическое правление. В феодальном Средневековье, особенно западном, в рамках монархического правления сохранялись от римских муниципальных органов власти и формировались заново условно демократические институты местного самоуправления - провинциальные парламенты с сословным и далеко не полным правительством, частично выборным, частично основанным на привилегиях.

В Новгороде вечевые собрания избирали религиозного владыку, так как республика была теократической - архиепископа, посадника и тысяцкого - светскую власть и князя - военачальника, которого вече могло смещать, как и других должностных лиц. Социальная и политическая свобода, представительность власти и суверенность народа - атрибуты демократии хранились до самого разгрома Новгорода Грозным. Не исчезали и прямые, плебисцитарные, хотя и далеко не всеобщие демократические формы правления - кантональные народные собрания (мужчин) в Швейцарии[22]. В России это были дворянские собрания, земские и поместные соборы, церковные соборы, коллективные органы власти в структурах церкви[23].

На протяжении этого промежутка времени происходила смена форм правления в отдельных городах - государствах. Народовластие на несколько столетий утратило свою актуальность, однако не было забыто.

Не смотря на то, что по определению демократия - это народовластие, на протяжении своего становления и развития это понятие включало в себя разные подходы к определению и содержанию категории "народ".

Античная прямая демократия, безусловно, являлась действенной и эффективной в области управления полисом, но при этом следует учитывать, что, во-первых, в этом в правлении участвовало меньше половины жителей города-государства, в основном это были мужчины аристократического происхождения. Рабы, женщины и бедняки автоматически выпадали из электората. Во-вторых, размеры полиса позволяли решать важные государственные проблемы путём всеобщих собраний и прямого голосования, что абсолютно нереализуемо в условиях современных государств.

В древних демократических городах - государствах каждый гражданин был наделен правом участвовать в принятии решений, касающихся его жизни и деятельности. Значительная часть граждан в течение своей жизни так или иначе занимала один из множества существовавших в городе-государстве выборных постов. Не было разделения между законодательной и исполнительной властями - обе ветви сосредотачивались в руках активных граждан. Политическая жизнь характеризовалась значительной активностью граждан, которые живо интересовались всеми сторонами и аспектами процесса управления.

Прямая демократия такого рода оценивалась многими мыслителями Нового времени как идеальная форма[24]. Референдум и гражданскую инициативу, сохранившиеся в Конституциях ряда стран (Швейцария), можно рассматривать как элементы прямой демократии, унаследованные представительной демократией от прошлого.

Другое важное различие между античной демократией и современной состоит в трактовке равенства. Античная демократия не только была совместима с рабством, но и предполагала его в качестве условия освобождения от физической работы свободных граждан, которые посвящали себя решению общественных проблем. Современные демократии не признают в политической сфере различий и привилегий, основанных на социальном происхождении, классе, расе и роле[25]. В понимании греков демократический порядок должен был удовлетворять, по меньшей мере, следующим требованиям[26]:

1. Интересы граждан должны быть достаточно сходны, для того чтобы можно было действовать согласно принципу всеобщего блага, который не противоречит личным целям и интересам.

2. Сообщество граждан должно быть практически однородным по тем признакам, которые могут привести к политическим конфликтам и острым разногласиям по поводу общественного блага.

3. Государство не может быть демократическим, если его граждане не равны в своих экономических возможностях или существуют серьезные религиозные, языковые, образовательные отличия, а также, если они являются представителями различных рас, культур или этнических групп.

4. Число граждан должно быть достаточно малым, в идеальном варианте меньше чем сорок-пятьдесят тысяч.

Соблюдать эти условия было необходимо, чтобы избежать неоднородности, которая может возникнуть в результате расширения границ и включения людей, говорящих на различных языках, с разной религией, историей и этнической принадлежностью, практически не имеющих ничего общего. В противном случае граждане не могли бы собираться вместе для суверенного правления городом[27].

Граждане должны участвовать в собрании и непосредственно одобрять законы и принимать политические решения. Политическое участие граждан должно включать работу по отправлению управленческих функций в городе.

Город-государство в идеале должен быть полностью независимым. Граждане, в данном случае отождествлялись с народом. Это было не все население, проживавшее на данной территории, но достойная его часть.

Существует достаточно доказательств, что политическая жизнь Древней Греции была значительно скромнее политических идеалов. Политика в Афинах и других городах была жесткой, сложной игрой, исход которой часто зависел от частных притязаний и амбиций. Хотя политические партии в современном смысле этого слова еще не существовали, образованные на основе семейных и дружеских связей фракции играли серьезную роль. Предполагаемые заботы об общем благе на деле уступали более мощным притязаниям семьи или друзей.

Несмотря на то, что (по крайней мере, в Афинах) гражданское участие в общественном управлении было чрезвычайно высоким, невозможно определить общий уровень политической заинтересованности и участия среди граждан и степень изменчивости этих показателей в разных слоях. Есть веские причины предполагать, что лишь незначительное меньшинство посещало Народное собрание. Признанные лидеры старались гарантировать себе присутствие своих последователей, и часто собрание в основной массе состояло из подобных групп. Большинство речей в собрании произносилось относительно небольшим числом политических вождей - людей с известной репутацией, блестящих ораторов, признанных предводителей демоса, поэтому обладающих правом быть услышанными.

Современные исследователи убеждены в том, что в демократических городах-государствах греки не меньше думали о своих частных интересах в ущерб общественным, чем граждане нынешних демократических стран[28].

Демократизация - исторический процесс, подобный процессу реализации других универсальных ценностей - свободы, справедливости и т. д., он бесконечен, но реален и проходит через ряд вполне определенных этапов, зафиксированных теорией. История исследования демократии позволяет проследить эволюцию этого типа правления и установить сто основные, универсальные характеристики. Некоторые исследователи выделяют три эпохи эволюции демократии[29].

Импульс к демократическому способу правления исходит, по выражению Р. Даля, из "логики равенства", когда члены сообщества стремятся вырабатывать решения совместно. Такие условия стали складываться примерно около 500 г. до н. э. в Древней Греции и Древнем Риме[30].

В античной теории о трех формах правления демократия - это правление народа, горожан. Она отличается от монархии и аристократии. Одним из первых мыслителей античности, изучавших демократию, был Платон.

В целом демократию Платон расценивал как строй приятный и разнообразный, но не имеющий должного управления. "Равенство при демократии уравнивает равных и неравных"[31].

В одном из своих произведений называет пять форм правления - аристократию (правление лучших), тимократию (правление худших и корыстных), олигархию (правление группы сильных и имущих), тиранию и демократию.

Именно демократию он считает "результатом мятежа бедняков, уничтожающих и изгоняющих противников и делящих с оставшимися власть"[32]. Демократия названа им "правлением числа" и "правлением многих".

Платон различает хорошие и плохие формы правления, и демократия признает хуже хороших форм правления, но лучше плохих. Веский аргумент против демократии, по мнению Платона, заключается в том, что "благо или свобода разрушают демократию"[33]. Основная масса народа представляет собой толпу, не способную справедливо и эффективно управлять государством. Демократия неизбежно ведёт к тирании, так как "из величайшей свободы возникает величайшее рабство"[34]. То, что в порочном государственном строе считают благом и к чему ненасытно стремятся (в тимократии - военные успехи, в олигархии - богатство, в демократии - свобода), именно это и губит данный строй. Каждая форма государства гибнет из-за внутренних противоречий, присущих её собственному принципу, и злоупотреблений последним.

Критикуя олигархию, демократию и тиранию, Платон отмечает, что если все остальные виды государства основаны на законности, то демократия среди них оказывается наихудшим видом, если же все прочие беззаконны, то демократический вид оказывается наилучшим.

В "Законах" Платон свел эту типологию к двум формам: монархии и демократии. Это деление сохраняется на протяжении двух с половиной тысяч лет, признается современным и сейчас.

Обе формы, с точки зрения Платона, плохи: одна - из-за избытка власти, другая - из-за избытка свободы. В более поздней традиции представление о демократии как о правлении одной части народа, бедной и более многочисленной, сохранилось и стало важнейшей проблемой реальной современной политики - проблемой демократического единства общества и общих демократических ценностей. Решение этой проблемы оказалось не менее сложным, чем переустройство самой формальной организация общества и власти.

Дальнейшая разработка идей демократии принадлежит Аристотелю. Он сам наметил решение проблем демократии, высказанных Платоном, разработав альтернативные принципы демократического правления[35]:

1. богатые и бедные участвуют в правлении на равных условиях;

2. публичные должности занимаются на базе очень низкого имущественного ценза;

3. к занятию должностей допускаются все граждане, исключая тех, кто подвергается судебному преследованию;

4. к должностям допускаются все полноправные члены общества. Исключение составляют рабы.

5. какими бы ни были политические права, суверенна масса, народ, а не закон[36].

Форму государства Аристотель характеризовал также как политическую систему, которая олицетворяется верховной властью в государстве. Им так же, как и Платоном различались правильные и неправильные формы государственного устройства: при правильных формах правители имеют своей целью общее благо, а при неправильных - только свое личное благо. Тремя правильными формами государства являются монархическое правление, аристократия и полития, а соответственно отклонениями от них - тирания, олигархия и демократия. Сама полития, по Аристотелю, является как бы смешением олигархии и демократии, т. е происходит объединение интересов зажиточных и неимущих, богатства и свободы.

Резко критикуя крайнюю демократию, где верховная власть принадлежит демосу, а не закону, Аристотель с одобрением характеризует умеренную цензовую демократию, основанную на примирении богатых и бедных и господстве закона[37].

Однако и Платон, и Аристотель связывали правление народа не только с определенной формой общественной жизни, но и с некоторыми более глубокими условиями общественного развития. Понятие демократии здесь совпадало непосредственно с понятием демократической формы правления, с понятием непосредственного "народоправства".

Позднероманская и средневековая политическая мысль искала иное обоснование демократии как народовластия доверенного монарху, своеобразной демократической легитимации верховного права власти королевской особе или, иначе говоря, снимала проблемы выбора между монархией и республикой, деспотией и демократией. Оставалась при этом дискуссионной проблема: кому принадлежит закон - народу, который доверяет его исполнение монарху, или властелину, является ли исполнение власти только функцией монарха или подлинной прерогативой, кому, в конце концов, реально принадлежит власть, является ли ее передача только уступкой, и притом временной, или она окончательна и безраздельная власть остается в руках самодержца.

Для теории демократии уже в тот период существовала проблема источника власти и суверенности этого источника, которым в демократической традиции признавался народ. Ему уже в античной, римской и средневековой теориях принадлежала главная власть - законодательная, и тогда же возникла идея разделения двух фундаментальных властей: этой главной и второй, исполнительной, которая доверялась властелину.

Марсилий Падуанский отстаивал очень смелый по тем временам тезис о том, что единственный легитимный субъект власти - это народ[38].

Только он - носитель верховного суверенитета и верховный законодатель. Являясь приверженцем демократических идей, Марсилий Падуанский, тем не менее, оставался сторонником выборной монархии. Это власть производная, которая делегируется властелину в форме отзываемого мандата. Народ по его мнению обладал суверенитетом, но тем не менее, народовластие не рассматривалось как возможная форма правления.

Несмотря на утрату демократических режимов в позднеантичный и средневековый период и большую часть Нового времени, концепция демократии в ее аристотелевском виде не только сохранилась, но обогатилась в творчестве крупнейших политических мыслителей. Ж. Боден уже в конце XVI в. выделил понятие "демократизма"[39], которое закрепилось и сыграло важную роль в идее демократизации политики и в борьбе против абсолютистских монархических режимов. Но при этом считать Ж. Бодена приверженцем демократической формы правления абсолютно не правомерно. Признавая суверенитет и верховенство народной воли, "суверенитет кроется в совокупности свободных и разумных существ, составляющих народ", Ж. Боден тем не менее оговаривает, что "эту верховную власть над гражданами в правом жизни и смерти народ может передать одному из граждан без всяких ограничений... ". Таким гражданином является монарх.

С одной стороны, Ж. Боден провозглашал демократические ценности и верховенство народной воли, а с другой - эти рассуждения были абстрактны и не имели своей целью провозглашения народовластия. Народ добровольно и пожизненно делегировал власть монарху.

Лучшим, по мнению Ж. Бодена является такое государство, в котором суверенитет принадлежит монарху, а управление имеет аристократический и демократический характер. Такое государство он называет королевской монархией. Идеальный правитель, согласно Ж. Бодену тот, кто может поддерживать в государстве порядок и справедливость, судить согласно закону. В его трудах также звучали идеи равенства и государственного суверенитета.

Позже, была усовершенствована Дж. Локком и идея суверенной законодательной власти народа. Дж. Локк полностью разделял идеи естественного права, общественного договора, народного суверенитета, сбалансированности властей и неотчуждаемой свободы личности[40]. Именно народу принадлежала идея создания государства, в целях надежного обеспечения прав, равенства и свободы. "Всякое мирное образование государства имело в своей основе согласие народа".

Государство и законы, по Дж. Локку создаются по воле и решению большинства. Отсюда заключение: "каждый человек, согласившись вместе с другими образовать единый политический организм, берет на себя обязательство подчиняться решению большинства и считать его окончательным"[41]. Не отдавая предпочтения ни одной из существующих форм правления, Локк категорически отвергал абсолютную монархию. Для него важнее всего было, чтобы любая форма государства вырастала из общественного договора и добровольного согласия людей, чтобы она имела надлежащую "структуру правления", охраняла естественные права индивидов, заботилась об общем благе для всех[42].

Суверенитет народа, в конечном счете (и это явно обнаруживается в кризисных ситуациях) выше, значительнее суверенитета созданного им государства.

Тем самым Дж. Локк существенно скорректировал под углом зрения демократизма индивидуалистическое начало, которое присутствовало в его учении.

В свете такой корректировки было бы, вероятно, обоснованным квалифицировать это учение как либерально-демократическое.

В Новое время возник в более конкретной форме вопрос о политической организации демократии, её соотношением с республиканским устройством государства, и еще длительное время (до конца XVIII в) республика представлялась в двух формах: аристократической и народной.

Одним из выдающихся мыслителей эпохи Просвещения, занимавшихся исследованием демократии, был Шарль Луи Монтескье. Из трех форм правления, описанных Монтескье - республика, монархия и деспотия, республика выступает в двух формах - аристократической и демократической, хотя подлинно республиканские добродетели Монтескье обнаруживает только в демократии[43].

Новая республиканская концепция демократии в эпоху Просвещения и формирования либеральных концепций политики, Французской революции и появления первого значительного документа современной демократии - Американской конституции, связана в еще большей мере, чем когда-либо прежде, с идеями справедливости, равенства и новым пониманием свободы, которое позволило четче разграничить прямую и представительную демократию.

Свобода прямого участия в формировании законов и выборах власти получила максимальное выражение в собрании граждан. Современная же свобода индивидуальна по отношению к государству, она проявляется не в коллективе и не как коллективная воля. Это свобода индивидуального демократического выбора[44]. Последующее развитие демократического процесса стало целой эпохой борьбы за всеобщность такого индивидуального выбора (за всеобщее избирательное право) и за то, чтобы этот выбор стал подлинно коллективным, т. е. "стал выражением интересов и воли общества в целом или достаточно значительных его групп".

Результатом этого развития стало не только завоевание демократической свободы выбора представительной власти, но и преобразование прямой демократии во всеобщие и технически допустимые процедуры коллективного волеизъявления (референдумов, плебисцитов) при сохранении свободы примкнуть к одному из вариантов коллективного мнения[45].

Применительно к демократии Монтескье отмечает, что здесь народ является государем только в силу голосований, которыми он изъявляет свою волю. Важную роль в процессе этого волеизъявления играют законы, определяющие право голосования. Народ, утверждает он, способен контролировать других лиц, но не способен вести дела сам, то есть по сути дела народ не является полноценным субъектом властных отношений. Однако один из главных принципов демократии по Монтескье заключается в том, что законодательная власть принадлежит только народу.

Народ может и должен делегировать свои полномочия аристократии, правомочной осуществлять законодательную деятельность и отражать в этих законах интересы народа.

Другой крупнейший мыслитель эпохи Просвещения Жан-Жак Руссо пошёл дальше в своих демократических воззрениях. В зависимости от того, кому вручена исполнительная власть (всем, некоторым, одному), Руссо различает такие формы правления, как демократия, аристократия, монархия.

Эти различия в учении Руссо играют подчинённую роль, поскольку предполагается, что во всех формах правления суверенитет и законодательная власть принадлежит всему народу." Народ, повинующийся законам, должен быть их творцом: лишь тем, кто выступает в ассоциацию, положено определять законы общежития"[46]. Для поддержания положений общественного договора и контроля над деятельностью исполнительной власти, по мысли Руссо, периодически должны созываться народные собрания, на которых следует ставить на голосование в отдельности два вопроса: "Первое: угодно ли суверену сохранить настоящую форму правления. Второе: угодно ли народу оставить управление в руках тех, на кого оно в настоящее время возложено"[47].

У Ж. Ж. Руссо звучат идеи прямой демократии, которые, казалось бы, были потеряны. Народное собрание выступает как главный орган государственного управления. Тем не менее остается не ясной процедура принятия решений и их осуществления.

В либерально-демократических исследованиях XVIII - ХIХ вв. демократия конкретизировалась как совокупность гражданских, социальных и политических прав и свобод. Участие в политической власти, права собраний, ассоциаций, свободы совести, мнений, сознания, включая естественные права человека на жизнь, безопасность, жилище, труд, именно это вкладывалось в понятие демократии. И для реализации этих целей форма правления в государстве не обязательно должна была быть республиканской.

Общее благо провозглашалось одним из основных принципов народовластия.

В этот период времени различными мыслителями отстаивалась идея демократии при монархическом государственном устройстве. Идеи народовластия подменивались верой в защитника народных интересов на троне.

Предмет наибольшего интереса в политической концепции А. де Токвиля составляют теоретические и практические аспекты демократии, в которой он усматривал самое значительное явление эпохи. Демократия олицетворяет для него такой общественный строй, который противоположен

феодальному строю и не знает границ между высшими и низшими слоями общества. Сердцевина демократии - принцип равенства, неумолимо торжествующий в истории.

Аристократия выступает у него как синоним неравенства: "народы, жаждут равенства в свободе, и, если она им не доступна, они хотят равенства, хотя бы в рабстве"[48]. Одна из самых серьезных помех свободе, и соответственно демократии в целом - чрезмерная централизация государственной власти. Но Токвиль и не полагает, что народный суверенитет беспределен, верховенство народа, по его мнению, тоже имеет свои границы. "Там, где их преступают, возникает тирания, тирания большинства, ничуть не лучшая тирании властителя - самодержца"[49].

В целом, развитие представительной демократии пошло в этот период по двум направлениям; расширения избирательных прев от сословных, ограниченных цензами до всеобщего права и - умножения числа представительных органов от двух законодательных ассамблей до местных представительных органов управления. Процесс становления демократии активнее шёл в тех странах, где в обществе существовали соответствующие традиции и представления о демократии. Таким образом, на данном этапе эволюции демократии происходит расширение избирательных и всеобщих прав обычных граждан, т. е. народа. Именно в этот период начали складываться современные репрезентативные демократические системы.

Таким образом, из всего вышесказанного можно сделать вывод, что развитие демократических идей укладывалось в рамки основных исторических эпох - Античности, Средних веков, Нового времени, Просвещения. Для каждой эпохи были свойственны свои представления о народе, его роли в управлении государством и принятии политических решений.

В Древнем мире народ составлял меньшинство населения полиса. Под это определение не попадали рабы, женщины и беднейшие слои населения. Принадлежность к народу тоже являлось своего рода привилегией. Античная демократия в отличие от современной, была прямой, но с очень ограниченными избирательными правами. Аристотель в своих трудах отмечал, что ущербность демократии в том, что она в своей основе не несет правления лучших людей, не обязательно аристократии. Народ представлялся в работах античных мыслителях толпой, массой, не способных к управлению государством.

Средневековье и Новое время привнесло новые коррективы в определение "народа" и его роли в системе государственной власти. Так, расширение избирательных прав и признание верховенства закона над личностью монарха, способствовало расширению составляющих "народа". Теперь это понятие включало в себя большую часть населения государства.

Передовыми мыслителями того времени признается верховенство народной воли и суверенитета (Ж. Боден), а народ признается единственным легитимным источником власти (М. Падуанский). И хотя это была довольно абстрактная формулировка, в то время это было, несомненно, одним из первых шагов на пути к демократии.

В эпоху Просвещения ученые, уделявшие в своих трудах место проблеме народовластия, ещё глубже развивали демократические идеи. Теория естественного права и общественного договора не противоречила демократическим ценностям. Общее благо, как один из основополагающих принципов современной демократии уже тогда прозвучал в идеях Дж. Локка.

Народу приписывалась верховная законодательная власть (Ш. Л. Монтескье, Ж. Ж. Руссо).

Тем не менее, не все ученые и мыслители, которые признавали верховенство и суверенитет народа, рассматривали его в качестве непосредственного субъекта власти. Основным препятствием на пути осуществления власти народом была его политическая и общая не грамотность и не знание собственных нужд. Для этого власть народа делегировалась избранным лицам - аристократии, монарху. Народ способен контролировать других лиц, но не способен управлять.

Таким образом, от Средних веков и периода Нового времени в теорию идемократии вошли такие ее основополагающие элементы, как суверенитет народа и власти, а также идея и практика договорных отношений, которые регулировали отношения этих двух суверенных сторон и позволяли улаживать конфликты между ними, а, следовательно, и между законодательной властью народа или его представителей и исполнительной властью носителя мандата доверия.

Идейно-политический либерализм предшествовал либеральной демократии. Его основоположники Дж. Локк и Ш. Л. Монтескье сформулировали такие основополагающие принципы политического либерализма, как приоритет индивидуальной свободы, базирующийся на принципах естественного права, отделение государства от гражданского общества, разделение властей. На основе этих принципов идеи демократии наполнялись либеральным содержанием. Стержневыми идеями в теориях либерализма являются политическое равенство и представительное правление. В теоретических разработках утвердилась репрезентативная демократия.

Глава 2. Современные теории демократии о субъектно-объектном статусе народа

Исходя из этимологии термина "демократия", необходимо в рамках субъектно-объектных отношений остановиться на следующих вопросах: что такое "народ" и как он осуществляет эту власть.

Исторический генезис демократии длителен, многообразен и противоречив, он не завершился и сейчас. Ни одна политическая система в мире пока не воплощает в себе идеалы демократии, а представляет лишь результат "многоступенчатого, продолжающегося исторического процесса"[50].

Проблемы демократии на ее современном уровне занимают важное место в политологии. Отсутствие в литературе единого определения демократии отмечается в политических словарях и учебных пособиях зарубежных и отечественных авторов. "До настоящего времени, - пишет немецкий политолог Б. Гуттенберг, - ученые не выработали общепринятых представлений, на базе которых можно было бы сформулировать единое определение демократии"[51].

Политическая наука стремится сформулировать теоретический образ, идеал демократии и соотносит его с реально существующими демократическими формами организаций социально-политической жизни. Современное понимание демократии - это соединение двух идущих навстречу друг другу тенденций: от идеала к реальности, от реальности к идеалу.

Еще Ж. Ж. Руссо писал: "Если брать этот термин в точном его значении, то никогда не существовала подлинная демократия, и никогда таковой не будет. Противно естественному порядку вещей, чтобы большое число управляло, а малое было управляемым. Нельзя себе представить,

чтобы народ все свое время проводил в собраниях, занимаясь общественными делами. И легко видеть, что он не мог бы учредить для этого какие-либо комиссии, чтобы не изменилась и форма управления"[52]. Здесь подчеркивается абсурдность трактовки демократии в ее дословном этимологическом значении. Однако количественные и качественные характеристики демократии требуют уточнения самого понятия "народ".

В этой связи один из известных специалистов в области теории демократии, американский политолог итальянского происхождения Дж. Сартори выделяет следующие широко распространенные определения:

"народ" дословно означает всех членов общества;

"народ" означает аморфную большую часть общества, великое множество;

"народ" означает низшие классы;

"народ" есть неделимая сущность или нечто органически целое;

"народ" есть большая часть общества, выраженная принципом абсолютного большинства;

"народ" есть большая часть общества, выраженная принципом ограниченного большинства. [53]

Первая трактовка воспринимается на уровне обыденного сознания и не имеет ничего общего с демократической формой правления. Как в Античности, так и в современных демократиях далеко не каждый член общества наделяется статусом гражданина и получает, таким образом, возможность участвовать в управлении и процессе принятия решений. Приведенная выше цитата Ж. Ж. Руссо о невозможности чистой демократии связана именно с этой интерпретацией понятия "народ".

Вторая и третья трактовка, схожие между собой, вытекают из революционных и социалистических взглядов на народные массы, противостоящие имущим классам и слоям общества. Такая интерпретация понятия "народ" отчасти допустима при анализе отдельных политических процессов (например, крестьянские восстания, рабочее движение), но, тем не менее, мало что дает при анализе исторических типов и форм демократии.

Определение народа как единого целого имеет давнюю традицию в истории философской и общественно-политической мысли. Данное определение имеет рациональный смысл при анализе цивилизационных черт, присущих тому или иному народу[54].

В аспекте политической философии данное определение вытекает из теории "общего блага". При всех различиях в трактовке "общего благ" в истории философской и общественно-политической мысли объединяющим является то, что последнее призвано обеспечить процесс реализации общего интереса, направленный на достижение стабильности в обществе и благосостояние его членов.

В социально-политическом плане, по мнению К. С. Гаджиева, под народом как целостным образованием следует понимать совокупность людей, связанных в определенный стабильный порядок жизнеустройства единой и самостоятельной правовой системы[55].

Однако абсолютизация определения понятия “народ” ведет, во-первых, к игнорированию неоднородности социальных и политических интересов, существующих в обществе, и, во-вторых, исключает автономию и относительную самостоятельность частного интереса, целиком подчиняя его общественному интересу. В результате из политического процесса по существу исключается роль индивида. В ХХ столетии тезис о народе как едином целом стал одним из центральных тезисов в идеологическом обосновании тоталитарных режимов. В этой связи Дж. Сартори справедливо отмечает, что такая концепция народа скорее служит для легитимации тиранического правления, чем демократического. Если исходить из того, что народ есть органическое целое, то легко сделать вывод, что любая индивидуальность есть ничто…, а в формуле "все как один" мы видим оправдание не демократий, а тоталитарных автократий. Демократия не может даже начать функционировать, не порвав с этой формулой[56].

Поэтому трактовка народа как целостного образования допустима лишь в определенных пределах: во-первых, с точки зрения цивилизационной общности, проявляющейся в общности языка, культуры, религии нравов; во-вторых, с точки зрения наличия относительно единого общего интереса с учетом существования в демократическом обществе множества неоднородных, нередко противоречащих друг другу частных интересов; и наконец, в-третьих, с позиций единой политико-правовой системы соответствующего сообщества, объединяющей его членов в единый народ.

Пятый вариант, рассматривающий народ как абсолютное большинство, предполагает, что только мнение большинства принимается в расчет. Иначе говоря, лишь большинство населения обладает неограниченным правом принимать решения, касающиеся всех. Напротив, трактовка понятия "народ", основанного на принципе ограниченного большинства (шестой вариант), предполагает, что никакое большинство не может обладать абсолютной властью.

В связи с этим, прямая демократия имеет свои отрицательные стороны. Ее главная уязвимая черта вытекает из того факта, что все граждане не могут сразу решать все вопросы. Многие из них не располагают для этого достаточным временем, интересом, информацией и компетентностью. Кроме того, в ходе прямых дебатов по тому или иному вопросу гораздо сложнее достижение консенсуса между большинством и меньшинством, чем в рамках избранного представительного органа.

Несмотря на многообразие теоретических концепций демократии, в литературе и политической практике сформировались некоторые общепринятые положения. С ними связывается наличие демократии в той или иной стране: признание в качестве источника власти народа или его определенной части; постоянное влияние общества на государственную власть; контроль над деятельностью тех, кто ее осуществляет через выборы последних; равноправие граждан в смысле участия в политической жизни; права и свободы человека[57].

Любые современные теории, так или иначе, воспринимают в качестве отправного пункта теоретического понимания демократии определения ее как народовластия. К примеру, известный французский политический деятель М. Рокар пишет: "Демократия есть управление народом силами самого народа"[58]. Тем не менее, теоретики и политики фактически расходятся в трактовке главных вопросов демократии: Кто есть народ? Может ли он реально управлять государством, а если может, то как? Каким образом формируется представительство народа? Каковы демократические правила политических отношений?

Разнообразие толкований демократии, принципов её осуществления, связано в первую очередь с исторически альтернативными направлениями формирования демократии как идеи и практики, однако определяется реальной неоднозначностью практической реализации демократических принципов в настоящее время в разных общественных системах.

Анализ теорий демократии предполагает определение критериев их различия и сравнения. В качестве таковых примем те два кардинальных вопроса, которые сформулированы английским философом К. Поппером: "Кто правит?" и "Как правит?"[59]. В зависимости от того, какой из этих вопросов выдвигается на первое место, разнятся и теории демократии. В сущности своей речь идет, как уже отмечалось, о взаимоотношениях индивида, общества (народа) и государства.

Теории, ставящие во главу угла вопрос: "Кто правит?", рассматривают демократию как народовластие, признают в качестве основного субъекта власти народ в целом или его часть, большие социальные группы, классы. Суверенитет народа составляет основу демократии. Правление народа понимается главным образом как непосредственное участие его в отправлении политической власти, как самоуправление. Принципиальное значение в таком случае приобретает трактовка понятий "народ" и "государство" как его политическое объединение. Концепции, берущие за основу политической власти народ в целом или же его часть - большие социальные группы, относятся к типу коллективистских демократий[60].

Теории демократии, принимающие за основу политической власти индивида, личность, и рассматривающие подлинным субъектом демократии отдельных граждан, составляют группу индивидуалистических концепций. Таковы либеральные теории. В них делается акцент на вопросе: "Как править?". Это означает подход к определению демократии с точки зрения ее технологии, а именно, механизма участия субъектов (членов сообществ) в политической жизни, в принятии политических решении.

Данные теории рассматривают демократии больше не в сущностном, а в технологическом плане. Демократия определяется как система власти и форма правления, не тождественная правлению самого народа, а являющаяся властью для народа. Правящим субъектом является не народ, а его представители. В такой интерпретации демократия представляет конкуренцию равноправных по отношению к власти политических сил с неопределяемыми заранее результатами.

Современные теории демократии различаются также по трактовке критериев демократии. Индивидуалистические концепции вопрос о критериях демократии сводят в основном к процедурам (технологии), с помощью которых мыслится ограничение поля действия государственной власти. В числе таких процедур: децентрализация власти, создание альтернативных источников власти и других механизмов сдержек и противовесов. В коллективистских же концепциях в качестве критерия демократии подчеркивается в первую очередь уровень массовости непосредственного участия граждан в управлении государством. Политический контроль над деятельностью государственных институтов осуществляет руководящая массовая партия. Наличие такового - тоже существенный признак коллективистской демократии.

Современные либеральные демократии чаще всего рассматриваются как плюралистические. Теория плюралистической демократии исходит из возможно более полной представленности в системе политической власти и управления интересов различных социальных групп и мнений политических сил. Монополизация политических решений со стороны отдельных групп отвергается. Плюралистическая концепция предполагает установление в демократическом процессе известного равновесия сил, исключающего политическое действие в особых интересах лишь какой-то одной группы, стоящей у власти.

Одним из приверженцев плюралистической демократии является политолог Р. Даль. Суть его аргументов сводится к следующим положениям:

демократия плюралистическая предполагает сосуществование большого числа организованных интересов;

организованные интересы конкурируют, между собою в обладании политической властью и влиянием;

конкурирующие интересы взаимно контролируют друг друга и ограничивают власть;

плюралистическая конкуренция интересов ведет к общественному равновесию, наилучшим образом учитывая общественные и групповые интересы при принятии политических решений [61].

Основополагающее понятие плюралистической концепции Р. Даля - "полиархия", обозначающее систему политического управления посредством открытого соперничества политических групп за власть[62].

Против плюралистической концепции демократии высказывается ряд критических положений. И прежде всего то, что в современных демократиях общественное посредничество неравномерно, поскольку интересы различных групп и слоев имеют различную степень организации и влияния. Что касается концепции равновесия, то она представляет собой идеальную модель политических отношений, которая в действительности никогда не реализуется. Политика строится на иерархически выстроенной системе интересов. Политическая дееспособность носителей общественных интересов в рамках плюралистических структур определяется не их количественной силой, а способностью к организации и готовностью вступать в конфликты. Как правило, интересы малых групп, контролирующие экономику и управление, наиболее сильны в организации, чем интересы большинства крупных социальных групп, не обладающих таким контролем.

Неравномерное представительство интересов плюралистическими структурами порождает проблемы, связанные с легитимностью. Эти проблемы не могут быть компенсированы даже всеобщими выборами.

В настоящее время в зарубежной политологической литературе по демократии активно обсуждаются проблемы соотношения между мажоритарной (основанной на принципе большинства), и консенсусной демократией[63]. Разновидностью последней является модель сообщественной демократии, разработанная американским политологом А. Лейпхартом[64]. Данная модель, основанная на реальной практике ряда государств, предполагает возможность взаимного вето, в том числе и со стороны организационно оформленных меньшинств общества. Однако последние далеко не всегда прибегают к использованию данного права, так как его реализация может привести к дестабилизации и кризису всей политической системы.

Наличие мажоритарной или консенсусной моделей демократии допускающей для тех или иных групп права вето, зависит от степени гомогенности либо гетерогенности общества. В этой связи представляют интерес соображения одного из ведущих американских исследователей по теории демократии Р. Даля, который выделяет следующие необходимые условия, способствующие успешному функционированию демократического режима на мажоритарных принципах:

1. Чем более гомогенным является народ страны, особенно в тех характеристиках, которые прочно связывают его с политическими установками, тем меньше вероятность, что правление большинства будет поддерживать политику, наносящую ущерб меньшинству, а, следовательно, и большая вероятность, что будет существовать широкий консенсус по поводу желательности правления большинства. В целом население страны должно быть настолько гомогенным, что никакое большинство не могло бы нанести ущерб меньшинству, не причиняя одновременно ущерб своим собственным членам.

2. Чем сильнее ожидания среди представителей политического меньшинства, что в будущем они смогут войти в разряд большинства, тем более для них приемлем принцип правления большинства, тем меньше они ощущают потребность в таких гарантиях, как необходимость специального вето меньшинства. При этом и больше вероятность, что они будут рассматривать наличие такого вето как препятствие для перспектив их будущего участия в правящем большинстве.

3. Правление большинства может получить огромную поддержку со стороны меньшинства, если представители последнего будут уверены, что коллективные решения, принимаемые большинством, никогда не будут представлять опасность, связанную с посягательством на базисные основы образа жизни меньшинств - религии, языка, экономической безопасности.

В противном случае при отсутствии хотя бы одного из вышеперечисленных условий представители меньшинств будут оказывать сопротивление правлению большинства и отрицать его легитимность[65].

В плюралистической теории "разум народа" обращается в житейский здравый смысл избирателя, голосующего на выборах. Вместе с тем очевидна

преемственность плюралистической теории и теории демократии классического либерализма. Она прослеживается в таких моментах, как признание принципа народного суверенитета, необходимости обеспечения гарантий естественных прав личности, сохранения автономии гражданского общества, создание механизмов, препятствующих развитию тенденции к монополизму властных структур.

Аргументы, приводившиеся критиками плюралистической теории, сводились к нескольким основным пунктам: реальные процессы принятия политических решений не отвечают представлению о равенстве влияния основных социальных групп, поскольку бизнес располагает более тесными связями с правительством, чем иные группы давления; конкуренция политических партий и лидеров не тождественна представительству в политике всех социальных групп, поскольку некоторые жизненно важные для отдельных слоев избирателей и даже всего общества вопросы не включаются в круг обсуждаемых политиками проблем; среди активистов политических партий и движений явно преобладают представители привилегированных социальных групп, в то время как другие категории избирателей плохо организованы, менее политически активны и не располагают возможностями отстаивать свои интересы; государство не является нейтральным арбитром, как это представляют сторонники плюралистической теории.

Более консервативно настроенные политологи обращали внимание на иные аспекты плюралистической теории: стремление к обеспечению равенства влияния основных социальных групп ставит под угрозу права и свободы граждан, прежде всего право собственности, ведет к чрезмерному расширению функций государства; усиление влияния масс, эскалация экономических и социальных требований порождают дестабилизацию экономики и политической системы. Результатом критики плюралистической теории стала эволюция ряда ее представителей в направлении теории демократии участия, признания необходимости сочетания элементов представительной демократии на национальном уровне с прямым участием граждан в политических процессах на уровне города, сельской общины, обеспечения большего реального равенства политического влияния, возвращения к представлению о демократии не только как о средстве, методе, но и цели общественного устройства. Напротив, сторонники умеренного крыла плюралистической теории сблизились с представителями элитистских концепций, видящих в ограничении политического участия средство сохранения стабильности демократии.

Как в институциональном, так и в процедурно-процессуальном аспекте проблема соотношения большинства и меньшинства во многом зависит и от того, идет ли речь о прямой или представительной демократии. Вопрос о достоинствах и недостатках каждой из этих двух форм, степени их эффективности с точки зрения выражения интересов населения и принятия решения уже на протяжении двух столетий и вплоть до настоящего времени является дискуссионным в политологической литературе.

Сообщественная демократия, по определению автора, "особая форма демократии", позволяющая достичь и поддерживать стабильное демократическое правление в условиях, многосоставных обществ, поликультурных и гетерогенных[66].

"Сообщественная демократия - модель одновременно и эмпирическая и нормативная. Она служит объяснением политической стабильности в ряде малых европейских демократий: Австрии, Бельгии, Нидерландах и Швейцарии"[67].

Сообщественная демократия, по А. Лейпхарту, означает "сегментарный плюрализм". Ее характеризуют четыре признака. Первый и самый важный элемент - осуществление власти "большой коалицией" политических лидеров всех значительных составных частей (сегментов) многосоставного общества. Стиль правления такой коалиции основан на союзе интересов, в отличие, скажем, от либеральной британской модели, строящейся на конкурентном принципе. Тремя Другими чертами сообщественной демократии являются: "взаимное вето", или, как правило, "совпадающего большинства", выступающее как дополнительная гарантия жизненно важных интересов меньшинства; "пропорциональность" как главный принцип политического представительства; высокая степень автономности каждого сегмента в осуществлении своих внутренних дел[68].

Конечно, и сообщественная демократия имеет свои недостатки. А, Лейпхарт их признает, указывая, в частности, на то, что при наличии большой коалиции может существовать только слабая оппозиция, либо вообще не будет никакой оппозиции, оформленной в законодательных органах.

Существует и проблеме эффективности принимаемых решений, поскольку мыслится при этом достижение в каждом случае консенсуса. Сообщественная демократия предполагает сотрудничество политических элит. Следовательно, эта форма демократии включает в себя элемент элитаризма.

Сторонники элитарной теории, одним из представителей которой является Й. Шумпетер, выступают против переоценки традиционных либеральных идеалов. Они исходят из того, что в реальности, даже в условиях достижения господства демократического большинства, политические решения принимаются преимущественно меньшинством - демократической элитой. И в этом они не видят недостатка демократического режима. По мнению И. Шумпетер, "демократический метод - это тот порядок создания института для достижения политических решений, при котором отдельные социальные силы получают право на принятие решений посредством конкурентной борьбы за голоса народа"[69].

Концепция элитарной демократии по сути своей утверждает, что в действительности идеал народовластия в современную эпоху (как и прежде) не реализуется в полной мере. Народ представляет в системе политической власти господствующая или господствующие элиты. Демократия же в таком сл

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Народ в западных концепциях демократии". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 667

Другие дипломные работы по специальности "Политология":

Разделение власти

Смотреть работу >>

Установление социализма в Венгрии

Смотреть работу >>

Первый президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин – штрихи к политическому портрету

Смотреть работу >>

Политические взгляды Вильгельма Блоса

Смотреть работу >>

Диктатура в недемократичних та демократичних державах

Смотреть работу >>