Дипломная работа на тему "Этносоциальные аспекты политических конфликтов в постсоветской России: некоторые вопросы теории и практики"

ГлавнаяПолитология → Этносоциальные аспекты политических конфликтов в постсоветской России: некоторые вопросы теории и практики




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Этносоциальные аспекты политических конфликтов в постсоветской России: некоторые вопросы теории и практики":


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУВПО "УДМУРТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ"

ИСТОРИЧСЕКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра политологии и политического управления

Выпускная квалификационная работа

ЭТНОСОЦИАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ В ПОСТСОВЕТСКОЙ РОССИИ:

НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ

Работу выполнила:

студентка 153 группы

Марина Юрьевна Сит никова

Научный руководитель:

к. и. н., М. В. Тенсин

Заведующий кафедрой

Ижевск - 2007 г.

Оглавление

Введение

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Качественное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Самаре и в других городах РФ.

Глава I. Политический конфликт: некоторые вопросы теории

§ 1. Политический конфликт

§ 2. Этнополитический конфликт

Глава II. Этнополитические конфликты на постсоветском пространстве

Глава 3. Этнополитические конфликты в современной России

§ 1. Истоки этнополитической ситуации в России

§ 2. Специфика этнополитического устройства, конфликтогенные факторы и этнополитические конфликты в постсоветской России

Вместо заключения

Список источников и литературы


Введение

Социально-экономические и политические реформы в России, вызванные системным кризисом, потребовали коренного пересмотра приоритетов, определение новых парадигм общественного развития. Подобная "смена курса" всегда сопровождается экономическими, социальными, психологическими потрясениями для большей части населения страны, поскольку трансформируется политическая система, правовые институты, политическое и правовое сознание масс.

Современное российское общество продолжает идти по пути социально-экономических и политико-правовых реформ, осуществляя переход к рыночной экономике, к демократическим нормам и отношениям, что с неизбежностью углубляет процесс социальной дифференциации, усиливая общественные, национальные и другие противоречия.

Хорошо известно, что периоды социальной трансформации общества являются этапами обострения и расширения конфликтности. Распад одних общественно-политических институтов, создание новых, периоды временного сосуществования их взаимоисключающих форм не могут не сопровождаться возникновением конфликтных ситуаций. К тому же рыночная экономика предполагает существование многообразных структур, социальных и индивидуальных различий, которые требуют взаимного согласования и соотношения между собой.

Переход от закрытого общества к открытому сопровождается признанием неизбежности и естественности в нем конфликтов. Для открытого общества конфликт выступает своеобразной нормой социально-политических отношений и непременным атрибутом процесса развития и изменения политических институтов на общенациональном и региональном уровнях.

Устранить конфликт из общественной жизни невозможно, да и ненужно стремиться к этому. Конфликты вездесущи, универсальны и неизбежны. От конфликта можно "отгородиться", его можно на время подавить, но продуктивнее всего им управлять. Форма протекания социального противоборства во многом зависит от искусства управления им. Рациональное управление способно придать конфликту такие формы, направить его в такое русло, чтобы обеспечить минимизацию неизбежных социальных потерь или полностью устранить негативные последствия для интересов личности, общества и государства.

Так же в рамках данной дипломной работы необходимо изучить этнические аспекты политических конфликтов. С распадом СССР и образованием самостоятельных государств наблюдается возрастание научно-практического интереса к национальной политике. Это обусловлено появлением значительного числа межрегиональных, внутрирегиональных конфликтных ситуаций, в основе многих из них лежат этнические противоречия.

В России, как и в других постсоветских республиках, ухудшение социально-экономической, духовно-идеологической ситуации, разрушение многолетних и многообразных связей между народами способствовали обострению межнациональных отношений, приданию им в ряде случаев конфликтного характера, что обусловило появление так называемых "горячих точек", где межнациональные конфликты сопровождаются применением вооруженных сил. Современная наука в значительной мере оказалась неподготовленной к сложившийся ситуации. Это обнаружилось в недостаточном знании, прогнозировании, умении предотвращать межнациональные конфликтные ситуации. Практика показала, что вопросы выявления предпосылок столкновения между этнонациональными общностями, анализ причин и способов разрешения конфликтов требуют глубокого и системного исследования.

В современных исследованиях отмечено, что межнациональные конфликты - самая острая социально-политическая и социально-экономическая проблема стран ближнего и, в особенности, Северокавказского региона.

Этот многонациональный край в 1990-е гг. стал эпицентром межнациональной конфликтности в России. Реальность подтвердила теорию о латентном состоянии, которая отмечает, что "назревшие" конфликты перерастают в открытые, но при этом создаются новые ситуации для национальных латентных состояний. Так, например, попытки федеральных органов власти изменить ситуацию на Северном Кавказе в лучшую сторону посредством законодательных и нормативных актов не только не способствовали снижению конфликтной напряженности и предотвращению конфликтов, но зачастую имели обратный эффект. Одна из причин этого - низкая теоретическая разработанность самой проблемы, недостаток научных знаний у субъектов власти как о сфере национальных отношений, так и об этнической культуре и особенностях "национального характера".

Проблема этнополитических конфликтов усугубляется еще и тем, отечественная конфликтология этнополитических отношений в России очень молода. Возникновение этого научного течения - закономерный результат слома тоталитарного режима в России и начала демократических преобразований. Обслуживающая тоталитарный режим идеология с ее общей установкой на принципиальную бесконфликтность защищаемого и обосновываемого ею социалистического общественного строя и национальный вопрос, существенно важный для такого многонационального государства, каким был СССР, так же стремилась изобразить как бесконфликтный и решенный. Реализацию этого решения она представляла в виде появления новой исторической общности - советского народа, в которой уже произошло реальное сближение всех наций и народов на основе социалистического сознания. С этой точки зрения, разработка и углубление как фундаментальных, так и прикладных проблем национальных отношений представлялась не слишком важной.

этнополитический конфликт россия постсоветский

Ситуация резко изменилась с изменением государственного строя России. В новых условиях искры межэтнических напряжений и недовольств стремительно разгораются под действием политиков, управленцев, представителей местных элит, средств массовой информации. Они быстро перерастают в пламя острых межнациональных конфликтов, в ряде горячих точек, достигших крайней степени остроты, враждебности и переросших в затяжные вооруженные и кровавые конфронтации, чреватые катастрофой. Число таких конфронтаций на определенном этапе грозило парализовать жизнедеятельность всех основных частей и органов государства.

Кроме того, современная этнополитическая ситуация в России осложняется дестабилизацией этнополитических проблем и в сопредельных государствах. Этнические проблемы там носят очень ожесточенный характер. Эти проблемы так же прямо и косвенно оказывают негативное воздействие на внутренний климат и политические процессы, происходящие в России, угрожают ее целостности, политической и экономической стабильности.

Понимание причин конфликтов, их эволюции, поведения противоборствующих сторон облегчают возможности предупреждения и контролирования конфликтов. Знание о том, к каким последствиям может привести политическая игра на этнических противоречиях, или же игнорирование традиционных факторов, важно как в плане выработки конфликтной политики России, учитывающей многообразие мира "наций", так и для минимизации воздействия сепаратизма, религиозного экстремизма и порождаемых ими конфликтов на общественную ситуацию в мире. Упор на исследование этнополитической специфики конфликтных ситуаций позволяет выявить факторы, определяющие динамику развития полиэтничных государств, а изучение истоков, генезиса и динамики межрелигиозных и этнополитических конфликтов помогает отыскать оптимальные средства для их урегулирования и разрешения. В этой связи анализ конфликтных ситуаций в огромном регионе России с учетом степени и масштабов воздействия этнополитического фактора представляется важным и актуальным.

Степень разработанности проблемы. Изучение конфликта как важного социального феномена является одной из наиболее интенсивно развивающихся областей современного научного знания и практической деятельности, объединяющей интересы и усилия представителей различных научных дисциплин. Значительное место среди них занимают политическая социология и политология.

Отечественные исследователи справедливо называют пионерами мировой общественно-политической науки в области изучения политического конфликты выдающихся социологов Л. Козера, Р. Дарендорфа[1]. Именно их труды послужили тем интеллектуальным и идейным фоном, на котором происходит возникновение и становление новой, оригинальной отрасли научного знания о месте и роли конфликтов в политической сфере жизни общества, их природе и динамике, об управлении политическими конфликтами. Что касается нашей страны, то первые отечественные публикации общетеоретического характера, посвященные проблеме политического конфликта вообще, появились в начале 70-х гг. XX в.

В 1969г. в России была издана монография немецкого политолога Г. Вагенленера "Эскалация на Ближнем Востоке: политическая и психологическая проблематика одного конфликта"[2]. Вскоре тема конфликта стала разрабатываться представителями различных направлений отечественной политической науки: теории политики, политической истории, международных отношений и внешней политики государства.

А. В. Анцупов и А. Р. Шапилов попытались дать периодизацию динамики публикаций по проблеме конфликта в советской политической науке. Они предлагают выделить два основных этапа этого процесса:

1. 1969-1985 гг. Первый период характеризуется небольшим количеством публикаций, и в основном это работы, подготовленные представителями научного коммунизма и специалистами-международниками.

2. 1986 г. - по настоящее время. Бурный рост числа публикаций по различным направлениям. Это связано, прежде всего, с ростом конфликтности социума на постсоветском пространстве и высокодинамичным развитием политологии как науки в целом[3].

Большой вклад в разработку теоретико-методологических основ анализа политических конфликтов внесли такие известные отечественные исследователи как: А. Е. Дмитриев, Ю. Г. Запрудский, А. Г. Здравомыслов, Д. П. Зеркин, В. Н. Кудрявцев, Е. И. Степанов и др[4].

Одним из самых продуктивных направлений в изучении конфликтов стала этнополитическая конфликтология. Анализ научной литературы по проблеме исследования показывает, что теория этнополитических конфликтов наиболее интенсивно разрабатывалась в западной социологической и конфликтологической науке, в силу того, что в конце XX - начале XXI вв. в большинстве регионов мира сохраняются предпосылки и даже очаги межэтнических и межконфессиональных конфликтов, причем это характерно не только для развивающихся стан, но даже для Европы (Северная Ирландия, Испания, Балканский п-ов) и Северной Америки (Канада). Эти конфликты оказываю огромное влияние как на межгосударственные отношения, так и на внутреннюю политику государств в отношении этнических и расовых групп.

В течение многих десятилетий советского периода никаких серьезных изменений, касающихся этнической проблематики, не было. Несколько не особенно существенных добавок внес в теоретическую базу И. В. Сталин, но все они шли в русле концепции В. И. Ленина[5].

В последующее время советская партийная цензура допускала научные разработки только в этнографической области, но в этих условиях в 70-е гг. был предложен иной гонимый теоретический подход к анализу теории этноса, автором которого был историк и географ Л. Н. Гумилев. Основным критерием вычленения этноса, по его теории, выступает не язык, не государственность, не экономика, а естественно сформированный стереотип поведения[6].

Безусловно, в условиях резкого обострения межнациональных отношений в Советском Союзе во второй половине 80-х - начале 90-х гг. XX в., возникновения очагов локальных войн, распада единого многонационального советского государства, пристальное внимание ученых к проблемам возникновения, протекания, а также предотвращения и урегулирования этнических и этноконфессиональных конфликтов выглядит вполне оправданно.

Этнополитические конфликты в России и ее регионах рассматриваются в работах В. А. Тишкова, А. Г. Здравомыслова, А. Р. Аклаева, М. Н. Губогло, Л. М. Дробижевой, А. А. Попова, Г. У. Солдатовой[7]. Вместе с тем, отечественные разработки проблем политического конфликта, практически отсутствовавшие до конца 80-х гг., еще и сегодня далеки от завершения.

Источниковую базу дипломной работы составляют следующие материалы и документы:

1.  Результаты социологического исследования, проведенного весной 1994 г. Центром политического мониторинга РНИС и НП.

2.  Материалы центра стратегических разработок по перспективе национальной политики России до 2010 г.

3.  Федеративный договор 1992 г.

4.  Конституция РФ 1993 г.

Методологической основой дипломной работы стали основные теоретико-методологические разработки известных конфликтологов, таких как Л. Козер А. Г. Здравомыслов, Д. П. Зеркин, Ю. М. Бабосов[8]. В данных работах раскрывается понятие как конфликта в общем, так и политического конфликта в частности, рассматриваются функции конфликтов, типология, классификация. В части изучения этносоциальных аспектов политических конфликтов автор опирался на исследования А. Г. Здравомыслова, Р. Г. Абдулатипова и В. А. Тишкова[9].

Так как речь в данной дипломной работе идет о политических конфликтах на постсоветском пространстве, то хронологические рамки данного исследования устанавливаются со второй половины 1980-х гг. по настоящее время. Территориальные границы следует установить в пределах постсоветской России.

Основными методологическими предпосылками исследования является то, что конфликт по своей природе субъективен, ибо возникает в ходе осознания субъектом своих интересов и целей. Будучи осознанным конфликт может быть разрешен только сознательными, субъективными усилиями сторон. Природа конфликта предопределяет необходимость выявления и учета не только сущностных, уникальных характеристик субъектов, но и особенностей конкретной ситуации, в которой он протекает.

Объект исследования: политический конфликт.

Предмет исследования: этносоциальные аспекты политических конфликтов в постсоветской России.

Цель исследования состоит в выявлении этносоциальных аспектов политических конфликтов в постсоветской России.

Достижение этой цели предопределяет следующие исследовательские задачи:

1.  Проанализировать категории "политический" и "этнический" конфликт.

2.  Охарактеризовать межэтнические конфликты, возникшие на постсоветском пространстве.

3.  Выявить конфликтогенные факторы и предпосылки формирования и развития межэтнических конфликтов в постсоветской России.

Данная выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка источников и литературы. Во введении рассматривается актуальность исследования, обозначается объект, предмет, цель, задачи, так же определяется степень научной разработанности, устанавливается хронологические рамки и территориальные границы, описывается источники и методологическая база. В первой главе раскрывается понятие политического и этнополитического конфликтов. Во второй главе в общем рассматриваются этнополитические конфликты на постсоветском пространстве. В третьей главе освещается этнополитические конфликты в постсоветской России, выявляются конфликтогенные факторы предпосылки формирования этих конфликтов. В заключении подводятся основные итоги исследования. Завершает работу список источников и литературы.


Глава I. Политический конфликт: некоторые вопросы теории § 1. Политический конфликт

Прежде, чем приступить к реализации поставленных задач исследования - анализу основных тенденций и особенностей развертывания, протекания и урегулирования политического конфликта в России, мы должны четко определить, что же такое конфликт, политический конфликт и этнополитический конфликт в современной России.

Конфликт (от лат. conflictus - столкновение) - способ взаимодействия людей, при котором преобладает тенденция противоборства, вражды, разрушения достигнутого единства, согласия и сотрудничества. В состоянии конфликта могут находиться отдельные люди, социальные общности и гражданские институты, культуры и цивилизации, исторические системы и тенденции общественного развития1.

Некоторые отечественные политологи отмечают, что мировая наука использует два основных концептуальных подхода к определения конфликта:

1.  Поведенческий - рассматривает конфликт, как частный вид социального взаимодействия, обусловленный противоположностью преследуемых целей и ценностей;

2.  Мотивационно-ориентированный - дает более широкое толкование конфликта, включая в него и противоречивое психологическое состояние, и различные формы открытых действий (столкновений).

В политической науке политический конфликт определяют как столкновение субъектов политики в их взаимном стремлении реализовать свои интересы и цели, связанные, прежде всего, с достижением власти или ее перераспределением, а также с изменением их политического статуса в обществе2.

К этому определению близко по смыслу понятие политического конфликта, предложенное С. М. Емельяновым: политический конфликт - это противоборство субъектов социального взаимодействия государств, классов, политических партий и организаций, политической элиты и т. д. на основе противоположных политических интересов, ценностей, взглядов и целей, обусловленных положением и ролью в системе власти[10].

Политический конфликт можно рассматривать как столкновение противоположных общественных сил, обусловленное разнонаправленными политическими целями и интересами. Особенностью политического конфликта является борьба за политическое влияние в обществе или на международной арене. В свою очередь, особенностью внутриполитического конфликта является:

1.  борьба того или иного слоя общества за политический интерес;

2.  борьба за политическое господство, которая может приобретать разнообразные формы - от парламентской борьбы до гражданской войны.

Авторы фундаментального исследования "Конфликты в Современной России" заметили, что социальный конфликт представлен в научной литературе многообразием концепций и богат определениями. О политическом конфликте этого сказать нельзя. Определение политического конфликта характеризуется различной степенью разносторонних подходов[11].

Один из основателей современной отечественной конфликтологии профессор А. Г. Здравомыслов дал одно из самых простых и убедительных определений политического конфликта: "Политический конфликт - есть постоянно действующая форма борьбы за власть в данном конкретном обществе"[12]. Позднее, в последующих изданиях своей работы "Социология конфликта", А. Г. Здравомыслов попытался раскрыть сущность политического конфликта в современной России, которая, по его мнению, заключается в том, что конфликт этот связан с борьбой за власть, влияние, собственность, престиж и иные способы самоутверждения в политическом и социальном пространстве.

Политические конфликты имеют сейчас двойственный характер. С одной стороны, они представляют собой естественное следствие демократизации и выражаются в возникшем плюрализме политический позиций, становлении многопартийности, возникновении новых государственных политических институтов. С другой стороны, этот же процесс привел к подрыву ранее существовавшей властной структуры, законности и правопорядка, к неуправляемости процессами становления частнособственнических интересов.

Действительно, эта теоретическая посылка во многом может объяснить природу политических конфликтов, протекающих в российском обществе и государстве в целом, но, на мой взгляд, не совсем приемлема для анализа конфликтов в регионах страны, так как во многих субъекта государства политические конфликты и противостояния связаны не с демократизацией, становлением многопартийности и идеологического плюрализма, а, наоборот, с отсутствием этих явлений.

Другой исследователь проблем теории политического конфликта Д. М. Фельдман справедливо предложил рассматривать политический конфликт в двух измерениях:

1.  в широком смысле - это любой конфликт, в котором затрагивается вопрос о политической власти;

2.  в узком смысле - конфликт в системе политических отношений сущность которого - борьба за власть, ее сохранение[13].

Для того чтобы разнообразный по своему содержанию, формам развертывания борьбы, разрешения мир политических конфликтов предстал в более или менее упорядоченном виде, необходима его определенная типологизация, т. е. выделение основных типов политических конфликтов.

Решающую роль в обусловленности содержания, характера, видов и форм политических конфликтов играет вполне определенный структурный и социально-политический контекст общественной жизни, в которой они происходят, т. е. определенный тип общества. Существует несколько различных подходов к типологизации обществ и, соответственно, к типологизации происходящих в них политических конфликтов.

Наиболее конструктивным и продуктивным для понимания сущности и особенностей политических конфликтов представляется такой методологический подход, который подразделяет существующие разновидности обществ на два основных типа по критерию их социально-политической сущности: общества закрытого типа и общества открытого типа. Различие между ними автор данной концепции, известный английский социальный философ К. Поппер усматривал в том, что в закрытом обществе индивид полностью подчинен вознесенной над ним социальной - общностью, строго ограничен в своих действиях многочисленными табу, запретами. В обществах "открытого типа", где утверждаются демократия, плюрализм мнений, оценок и позиций, политические конфликты приобретают легитимный, институционализированный характер. Вследствие этого в такой системе реализуются возможности разрешения конфликтных ситуаций путем парламентской борьбы, смены правительства и т. п., не доводя их до стадии социального макроконфликта[14].

Период, прошедший после вступления постсоветских стран на путь перехода к демократическому "открытому обществу" побуждает сделать вывод о переходном состоянии общества как особом типе, обладающем собственной логикой исторического развития и набором определенных отличительных особенностей. В этом обществе доминируют черты своеобразной посттоталитарной конфликтности.

Общество переходного типа - это общество, для которого характерны нелинейные социально-политические процессы и неопределенность их возможных результатов. Поскольку в предшествующий, тоталитарный период в таком обществе отсутствовала реальная практика выявления и разрешения политических конфликтов, оно не обладает, еще не выработало навыков их предотвращения, регулирования с помощью определенных правил и процедур. В результате возникающие в нем конфликты нередко приобретают разрушительный характер. В переходном обществе резко расширяется зона политических конфликтов, а сами они часто приобретают нецивилизованный характер. Поэтому политические конфликты носят чаще разрушительный, а не конструктивный характер, приобретают не конструктивные, а деструктивные формы и функции.

Все это обусловливает необходимость выявления и интерпретации функций политических конфликтов.

Политический конфликт, как и любой другой тип конфликтных взаимодействий, может выполнять как негативные, так и позитивные, созидательные функции. Одна из негативных функций политического конфликта заключается в том, что он в процессе своего развертывания и обострения борьбы за власть способен резко ослабить политическую систему, в которой сталкиваются между собой конкурирующие политические силы.

Политический конфликт при неблагоприятных для политической системы внутренних и внешних условиях способен привести не только к ее ослаблению, но и к разрушению.

Третья негативная функция политического конфликта заключается в том, что при резком ослаблении институтов власти и углублении социально-экономического кризиса, усугубляемого противостоянием политических сил, к власти в данной политической системе может прорваться экстремистская группировка, способная своими активными действиями повернуть вспять цивилизационно-культурное развитие страны и ее народа[15].

Конфликт также деструктивен, если противоборствующие стороны стоят на взаимоисключающих позициях, не желают понять друг друга, не обременяют себя обстоятельствами и глубоким анализом ситуаций, содержания интересов и претензий друг к другу, готовы довести дело до насилия и даже до вооруженной борьбы. В пример можно привести, противоречивые интересы русских и латышей в Латвии сталкивающихся в течение всех лет существования советской Прибалтики, не приводя к крупномасштабным конфликтам. События 1991-1993 гг. не только усилили эти противоречия, переросшие в открытую вражду, но стимулировали теоретический анализ истоков, причин, содержания и перспектив противостояния этносов республики, анализ действительных и мнимых претензий и притязаний. Под влиянием России наметилась тенденция к поиску способов решения проблемы русскоязычного населения, устранения политики дискриминации по отношению к нему. Однако противоречия переросли во всеохватывающий конфликт, проявившийся во всех сферах межэтнического взаимодействия. Только это заставило всерьез обратиться к разрешению назревшего конфликта, но окончательно конфликт так и не разрешен[16].

Явно деструктивный характер преобладает и в конфликте Чеченской республики и в России. В советское время отношения между русскими и чеченцами не носили конфликтного характера, но в условиях смены общественного строя политиками был искусственно создан конфликт для достижения своих корыстных целей.

Часто случается так, что предъявляемые сторонами требования неадекватны. Именно это чревато применением силы, насилия, так как стороны игнорируют интересы друг друга. Каждая сторона имеет свое представление о правомерности и обоснованности интересов и предпринимаемых ими действий. Примерно такая схема прослеживается во взаимоотношениях между Россией и Латвией, Грузией и Абхазией, Арменией и Азербайджаном. В России серьезные конфликты проявили себя в Чечне, Ингушетии и Дагестане[17].

В современных конфликтологических теориях все более прочно утверждается точка зрения, согласно которой политические конфликты носят действительно разрушительный для общества характер, либо в узких областях, либо в особо неблагоприятных для его дальнейшего социально-экономического и культурного развития ситуациях. В основном же, прежде всего в странах, обладающих гибкой, развитой системой социально-политического представительства (правовое государство, эффективно действующий парламент, сформировавшееся гражданское общество), выявление, развитие и урегулирование конфликтов дает возможность обеспечивать стабильную устойчивость и динамическое развитие политической системы, ее гибкую адаптацию к изменяющимся внутренним и внешним условиям. Поэтому в соотношении негативных и позитивных функций современного политического конфликта превалирующими становятся функции позитивные, конструктивные, созидательные.

Одна из таких функций проявляется в том, что созревший в недрах политической системы конфликт сигнализирует обществу, властным структурам о возникших противоречиях и конфликтном расхождении позиций определенных индивидов и их групп, стимулирует действия, способные преодолеть возникшие разногласия в политическом процессе и поставить тем самым сложившуюся ситуацию под контроль. В результате создаются предпосылки для управленческого регулирования возникающих в обществе политических конфликтов.

Наиболее важной конструктивной функцией политического конфликта является его способность стать катализатором назревших социально-политических изменений. Еще одна позитивная функция политического конфликта в том, что его развертывание позволяет более четко определить свои позиции конкурирующим политическим силам[18].

Что касается классификации политических конфликтов, то их можно классифицировать по нескольким основаниям:

1.  По областям развертывания существующие в политическом социальном пространстве конфликты подразделяются на внутри - и внешнеполитические. Во внутриполитических конфликтах реализуются конкурентные взаимодействия в борьбе за сохранение, удержание, упрочнение или ниспровержение власти - борьба между правящей элитой и оппозицией, между политическими партиями, между законодательной и исполнительной, между центральной и между региональной властями.

2.  По качественным характеристикам противостояний они разделяются на "конфликты с нулевой суммой" и "конфликты с ненулевой суммой". Те конфликты, в которых позиции враждующих сторон абсолютно противоположны и несовместимы, вследствие чего победа одной из них оборачивается поражением другой, могут характеризоваться в качестве "конфликтов с нулевой суммой". Примером здесь может служить победа одного из претендентов на президентских выборах, исключающая занятие президентской должности другим претендентом. Те же конфликты, в которых существует хотя бы один способ достижения взаимного согласия путем компромисса, характеризуются как конфликты "не с нулевой суммой".

3.  По соответствии со структурой и организацией системы власти и ее реализации выделяются вертикальные и горизонтальные политические конфликты. К первому из этих классов относятся конфликты, возникающие между индивидами и группами, обладающими властью, политически господствующими, и индивидами и группами, лишенными доступа к власти, политически подчиненными первым, а также конфликты между центральными и местными властными структурами. К горизонтальным относятся конфликты, реализующие конкурентные взаимодействия между однопорядковыми субъектами и носителями властных полномочий: между законодательной и исполнительной структурами власти, между неправящими партиями и т. п.

4.  По содержанию и характеру нормативной регуляции или ее отсутствию политические конфронтации подразделяются на институционализированные и неинституционализированные конфликты. Первые из них развертываются в рамках деятельности существующих в обществе социальных институтов - развитая демократия, правовое государство, гарантированная конституционными установлениями свобода собраний, митингов, уличных шествий, деятельность политических партий, ассоциаций, объединений и т. п. Такие конфликты воплощают в себе способность индивидов, социальных групп и слоев в своих политических притязаниях и взаимодействиях с другими подчиняться действующим в обществе правилам политической игры. В отличие от них неинституциональные политические конфликты не вписываются в рамки функционирующих в обществе социальных институтов, направлены на подрыв, ослабление или ниспровержение существующей в обществе политической системы, действующих в нем социальных институтов.

5.  По степени открытости и публичности конфликтного взаимодействия конкурирующих сторон конфликты подразделяются на открытые и скрытые (латентные). Открытые политические конфликты воплощаются в явных, внешне фиксируемых формах политического действия - участие в выборах, политические забастовки и манифестации, акты политического протеста, объявление импичмента и т. п. В отличие от них латентные конфликты в сфере политики воплощаются в скрытых от широкой публики видов политической конфронтации, таких, в частности, как заговор, подкуп высших должностных лиц, фальсификация результатов выборов, политический шантаж и т. п.

6.  По длительности (темпоральным характеристикам) политические конфликты подразделяются на кратковременные и долговременные. Примерами первых из них могут служить отставка правительства или отставка министра, вызванная протестами общественности в связи с его взяточничеством или другими неблаговидными поступками. Примером второго является длящийся несколько десятилетий, то обостряющийся, то затухающий военно-политический конфликт между Израилем и группой арабских стран.

7.  По формам проявлений конфликтных политических противостояний они разделяются на а) политическое пикетирование правительственных зданий или посольств; б) политические митинги и манифестации; в) политические забастовки с требованиями отставки президента, правительства и т. п.; г) движение политического протеста; д) политическое неповиновение; е) политический путч; ж) политический переворот, завершившийся свержением существовавшей до этого власти; з) политическая революция - массовое политическое действие, приведшее к слому прежней государственной машины и коренной трансформации политической системы; и) политический шантаж, т. е. угроза разглашения компрометирующих сведений о политических деталях1.

Каждый из типов и видов конфликта, обладая определенными особенностями, способен сыграть определенную, конструктивную или деструктивную, разрушительную роль в развертывании политических процессов. Поэтому важно знать эти особенности, чтобы правильно ориентироваться в политической ситуации, как правило, весьма изменчивой, динамичной, и занимать продуманную политическую позицию.

§ 2. Этнополитический конфликт

Феномен этноса является довольно сложным и многогранным явлением. Научное осмысление термина "этнос" как специального понятия для обозначения особой общности людей произошло по существу лишь в последние десятилетия. Но, несмотря на пристальное внимание ученых к проблеме этноса, как в отечественной, так и в мировой этнологии общепринятого определения сущности и строения этноса.

Весьма обстоятельное определение этноса дано в работах академика Ю. В. Бромлея. В его понимании "собственно этнос может быть определен как исторически сложившаяся на определенной территории устойчивая межпоколенная совокупность людей, обладающих не только общими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований - самосознанием, фиксированным в самоназвании - этнониме".1 Поэтому этнос представляет только та культурная общность людей, которая осознает себя как таковую, отличая себя от аналогичных общностей. Это осознание членами этноса своего группового единства принято именовать этническим самосознанием, внешним выражением которого является общее самосознание.

Проблема определения этноса очень тесно связана с проблемой идентификации, проблемой восприятия "свой-чужой". Данная проблема имеет очень большое значение в современном мире. Практически каждый человек имеет какое-либо представление, связанное с понятие этноса, которое может и не иметь конкретного словесного определения, а существовать на эмоциональном уровне. При этом понятия этнос, нация, этничность зачастую смешиваются и не имеют чего-либо общего с научными определениями. Для работы над проблемой этнополитических конфликтов важно иметь представление, как может определятся этнос, а точнее этническая принадлежность.

Важной будет являться проблема того, что связывает людей в единую общность - этнос, и какие свойства, качества в людях могут определять этничность. Реакция людей на этническую (национальную) проблему во многом зависит от представлений, которые сформировались у них лично или в ближайшем их окружении. Многие факторы могут быть внушены извне, по крайней мере, на какое-то время. Для массового, бытового восприятия весьма характерна консервативность, то есть неспешность в принятии какого-либо понятия и расставании с уже принятым. Соответственно, важным фактором будет и история рассмотрения проблемы типологизации этнических общностей.

Этническая группа обладает общими культурными чертами и может быть определена как "самоосознающаяся" группа людей, придерживающаяся общих традиционных установок, не разделяемых другими группами, с которыми она находится в контакте. Такие традиции включают народные религиозные верования и обычаи, язык, понимание истории, представление об общих предках, месте происхождения. Так же определяет этничность и в наши дни: "Этничность - это свойство, принадлежащее тем, кто признается членом данного общества, обладающего общими культурными чертами, в том числе общими предками и общей историей; это свойство, проявляющегося в результате взаимодействия с членами более широкого общества, имеющего другие культурные черты"[19].

Но может ли этничность быть определена лишь на основании общих культурных черт, ведь "наблюдаемые черты не сохраняются в течение времени в одной и той же форме"? В связи с этим ученые предлагали определять этническую группу, исходя из тех границ, которыми она сама себя очерчивает, а не из культурного содержания, находящегося в пределах этих границ: "Культурные черты, которые обозначают эту границу, - писал он, - могут меняться; культурные характеристики членов (этнических групп) также подвержены трансформации; организационные формы группы и те могут изменятся"[20].

Таким образом, можно утверждать, что этнос обладает неким внутренним стержнем, не осознаваемым ни его членами, ни внешними наблюдателями, культурным стержнем, в каждом случае уникальным, который определяет согласованность действий членов этноса и обнаруживает себя вовне через различные модификации культурной традиции, являющиеся выражением некоторого общего содержания. Это и служит внутренней причиной гибкости культурной традиции[21].

Культура - "цемент общественных отношений" не только потому, что она передается от одного человека к другому в процессе политической социализации и контактов с представителями других культур, но также и потому, что формирует у людей чувство принадлежности к определенной общности, т. е. чувство идентичности. "В современном мире культурные идентичности (этнические, национальные, религиозные, цивилизационные) занимают центральное место, а союзы, антагонизмы и государственная политика складывается с учетом культурной близости и культурных различий, - отмечает С. Хантингтон. При этом этническая идентичность наиболее устойчива и значима для людей для большинства людей (особенно в условиях общественного кризиса). Для отдельного человека именно этническая группа, к которой он принадлежит, представляется тем, что важнее и больше его самого, что во многом определяет пределы и направленность его жизненных стремлений, и что будет существовать после него. Такое одновременно сакральное и естественное восприятия своего этноса обусловлено тем, что человек его не выбирает. Этническая принадлежность "задается" вместе с рождением, умением говорить на "родном" языке, культурным окружением, в которое он попадает и которое, в свою очередь, "задает" общепринятые стандарты поведения и самореализации личности. Для миллионов людей этническая принадлежность - это само собой разумеющаяся данность, не подлежащая рефлексии, через которую они себя осознают и благодаря которой могут ответить сами себе "Кто я и с кем я?"

Таким образом, этническая идентичность формируется стихийно, в процессе социализации личности. В то же время, осознание принадлежности к определенной этнической общности становится одним из первых направлений социальной природы человека[22].

Наиболее сложный вопрос связан с самим феноменом этничности. Данное понятие по праву рассматривается в качестве базового для исследования таких проблем, как предпосылки, причины и пути предупреждения межэтнических конфликтов. В самой упрощенной форме вопрос стоит так: провоцирует ли этничность конфликты? И, следовательно, зависит ли степень конфликтогенности общества от уровня его полиэтичности? В поисках ответа на этот вопрос в начале 1990-х гг. особо модным было подвергать резкой критике "отечественную теорию этноса" и обращаться к активному освоению западных концепций этничности. В тоже время это освоение было довольно болезненным процессом, особенно в отношении идей конструктивизма. Научное сообщество России довольно эмоционально встретило утверждение В. А. Тишкова о том, что этносы, как и формация, есть умственные конструкции, своего рода "идеальный тип", используемый для систематизации конкретного материала и существующий исключительно в умах историков, социологов, этнографов[23].

Очевидно предположить, что многие свойства и качества зависят от конкретной ситуации, и соответственно от места и времени, а также складывающихся событий. Этничность, как форма групповой идентичности, подвержена временным трансформациям, а значит, можно предположить, что существуют ее различные исторические вариацию. Отсюда, в частности, предположение А. Г. Здравомыслова о том, что и понятие "нация" обязательно предполагает сравнение национального "мы" с инонациональными значимыми "они" т. е. носит референтный характер[24].

Исследуя проблему этнополитических конфликтов, ученые ставят вопрос, являются ли они таким отрицательным явлением, которое необходимо по возможности не допускать. Насколько они неизбежны и что является причинами их возникновения.

Широкую известность получило исследование Л. Козера о функциях социальных конфликтов. Л. Козер подчеркивал, что "конфликт не всегда дисфункционален для отношений, внутри которых он происходит; часто конфликт необходим для достижения связей внутри системы". Причем Л. Козер отмечал именно функциональное значение внутрисоциальных конфликтов, то есть "конфликтов между различными группами одного и того же общества, для установления о поддержания общественного единства"[25].

Процесс самоструктурирования этноса происходит через внутриэтнический конфликт, и, следовательно, модификация культурной традиции также связана с внутриэтническим конфликтом. Об этом пишут и другие конфликтологи: "Во всех традициях выделяются несколько основных полюсов, вокруг которых противоречия осознаются и формулируются на символическом уровне. Эти противоречия фокусируются вокруг определенных, повторяющихся тем протеста".

Некоторые исследователи предлагают под этническим конфликтом понимать такое противостояние, которое грозит продолжительной вооруженной борьбой.

Так В. А. Тишков определяя этнический конфликт увязывает его понимание с определенным уровнем организованного политического действия, общественных движений, массовых беспорядков, сепаратистких выступлений и даже гражданской войны, где противостояние происходит по линии этнической общности[26].

Э. Н. Ожиганов утверждает, что этнополитическтм конфликтом следует считать спор, в котором, по крайней мере, одна стропа, опирающаяся на этнический (национальный) принцип социальной солидарности, рассматривает возможность или демонстрирует желание и готовность применить вооруженную силу для реализации своих интересов[27].

Существует позиция, что непосредственно отношение к пониманию специфики межнациональных конфликтов имеет так называемая национальная идея. Национальная идея - это форма национальной идентификации, которая осуществляется, прежде всего, по следующим параметрам: идентификация по признаку национальной общности, историческая идентификация, территориальная идентификация, расово-этническая идентификация, социально-культурная и религиозная идентификация, экономико-хозяйственная, политико-идеологическая и административно-государственная идентификация. На основании вышеуказанных признаков, национальная или этническая общность осознает свое единство, сходство внутри себя и отличие от других общностей.

При рассмотрении предпосылок возникновения этнополитических конфликтов возникает необходимость определить предмет конфликта, то есть то, по поводу чего конфликтуют субъекты. Согласно юридической конфликтологии это будет объективно существующая проблема, служащая причиной раздора[28]. Динамику этнополитических часто объясняют тем, насколько сильны притязания на власть новых элит, выросших в рамках старых структур и отторгнутых как от части во власти, так и от культурного возрождения соответствующих этнических групп. Но данный фактор, по крайней мере, не может быть причиной множества происходящих сейчас конфликтов. Кроме того, существуют исследования, показывающие, что уже в Советском Союзе этническим элитам принадлежали ключевые посты как в области национального образования и культуры, так и в управлении соответствующими автономиями[29].

Другая точка зрения состоит в том, что в качестве предмета этнополитических конфликтов выделяют социальный статус, представляющий собой интегративный показатель положения этноса в социальной системе. Это характерно для конфликтов, но нужно учесть, что в результате развития этнического самосознания изменяется и удовлетворенность этноса своей социальной нищей. Это приводит национальную элиту к попыткам изменить сложившееся соотношение, а, следовательно, к напряженности и конфликтам.

Следующий предмет этнополитических конфликтов можно охарактеризовать как пространство в широком смысле слова. Прежде всего это территория и ее статус (территориальное пространство), ресурсы (природные ресурсы и контроль над их перемещением, финансовые потоки, военно-стратегические выгоды) - экономическое пространство, а также этническая идентичность, религиозные верования, традиции и духовные ценности, права и свободы - идеологическое пространство. Пространство - это совокупная мощь этноса, необходимое условие его существования, гарантия безопасности и критерий отличия от других этнических групп. Причиной этнического конфликта служит как правило не пространство само по себе, а изменение пространства, не соответствующее изменению позиции. Подобные конфликты классифицируют на: этнотерриториальные, этнодемографические и этнолингвистические[30].

Причиной этнополитических конфликтов часто называется борьба за власть, привилегии и другие ресурсы. Так, представитель Международного института исследования проблем мира Д. Смит считает, что основными причинами конфликтов являются плохие экономические условия, наличие репрессивных политических систем и сокращение объема возобновляемых ресурсов. Касаясь этнических конфликтов, Смит отмечает, что по своей сути это "конфликты из-за власти или доступа к экономическим ресурсам". По мнению ученого, "этнические различия в таких конфликтах играют роль инструмента, используемого политическими лидерами в своих целях". "Именно соперничество из-за власти было главным фактором в захвате власти Джохаром Дудаевым в 1991 г.", - отмечал Д. Смит. По его мнению, такое же "соперничество между новыми и старыми политическими элитами во многом объясняет переход трений между Чечней и Россией в боевые действия в 1994 году"[31].

В отношении специфики межнациональных конфликтов, авторы, исследующие данную проблему, довольно часто утверждают, что в числе основных предпосылок, определяющих межнациональную и межэтническую напряженность и конфликтность нужно выделять следующие: концентрация ветвей власти за представителями некоторых этносов; конфликтность между титульными нациями и представителями других народов, проживающих на данной территории; реализация "принципа Г. Моргенау", приводящая к дистанцированности одной национальной или этнической группы от всех других; приоритетное значение, придаваемое исключительно своим собственным национальным ценностям в ущерб другим национальным ценностям; проблема провозглашения в качестве государственного языка - языка какой-то одной национальной лил этнической группы; ущемление прав и чувства национального достоинства одной (титульной) национальной группой - других национальных и этнических групп[32].

Если рассматривать причины провоцирующие этнополитические конфликты, которые имеются в результате какой-либо сложившийся ситуации, то к таким ситуативным причинам этнополитического конфликта относятся следующие факторы:

историческое наследие отношений между государствами в регионе конфликта (например, завоевание и колонизация Кавказа Российской империей);

внеполитические факторы в регионе конфликта (например, интересы Турции и Ирана на Кавказе);

военно-стратегические факторы (например, способность России контролировать военную ситуацию на Кавказе);

собственно этнические факторы (например, характер этнической стратификации, т. е. иерархического социального расслоения на этнической основе);

экономические факторы (например, экономический кризис в Российской Федерации);

внутриполитические факторы (например, формирование и акции новых политических движений и организаций, в частности Конфедерации горских народов);

факторы-характеристики сторон конфликта (например, воинственный стиль националистов);

информационные факторы (например, отсутствие полной однозначной информации о намерениях сторон);

поведенческие факторы (например, нарастание вооруженных инцидентов).

Несмотря на разные походы к этнополитическим конфликтам следует отметить, что в основе этнополитических конфликтов, которые могут перерасти в долговременное серьезное противостояние, лежат перемены охватывающие существенные стороны жизни, касающиеся всего общества, а также массовая готовность этноса вступить в борьбу для упрочнения своего положения.

Существенная проблема конфликтов, основанных на этнических факторах, заключается в том, что они как правило носят долговременный характер, а также отличаются большой инертностью. У лидеров и элит враждующих сторон далеко не всегда есть возможность прекратить данный конфликт. И данная особенность этнополитических конфликтов делает их крайне опасными для нормального, управляемого созидательного состояния мирового сообщества.

В рамках общепринятой типологии социальных конфликтов, межнациональные конфликты типологизированы как открытые и скрытые (латентные), мотивационные, целевые, статусные, территориальные.

Кроме того, существует большое количество типологий, в основе которых лежат другие признаки. Проанализировать все типологии конфликтов, отмеченных отечественными и зарубежными учеными, практически нереально, хотя бы потому, что постоянно появляются новые.

Один из наиболее полных вариантов типологии межнациональных конфликтов предложил Я. Этингер. С большой или меньшей степенью условности он сводит их к нескольким основным типам:

1.  Территориальные конфликты, часто тесно связанные с воссоединением раздробленных в прошлом этносов. Их источник - внутреннее, политическое, а нередко и вооруженное столкновение между стоящими у власти правительством и каким-либо национально-освободительным движением или той или иной ирредентистской и сепаратисткой группировкой, пользующей политической и военной поддержкой соседнего государства. Классический пример - ситуация в Нагорном Карабахе и отчасти в южной Осетии;

2.  Конфликты, порожденные стремлением этнического меньшинства реализовать право на самоопределение в форме создания независимого государственного образования. Таково положение в Абхазии, Гагаузии, отчасти в Приднестровье;

3.  Конфликты, связанные с восстановлением территориальных прав депортированных народов. Спор между осетинами и ингушами из-за принадлежности Пригородного района - яркое тому свидетельство;

4.  Конфликты, в основе которых лежат притязания того или иного государства. Например, стремление Эстонии и Латвии присоединить к себе ряд районов Псковской области, которые, как известно, были включены в состав этих двух государств при провозглашении их независимости, а в 40-е годы перешли к РСФСР;

5.  Конфликты, источниками которых служат последствия произвольных территориальных изменений, осуществляемых в советский период. Это, прежде всего проблема Крыма и в потенции - территориальное урегулирование в Средней Азии;

6.  Конфликты, как следствие столкновений экономических интересов, когда за выступающими на поверхность национальными противоречиями в действительности стоят интересы правящих политических элит, недовольных своей долей в общегосударственном федеративном "пироге". Думается, что именно эти обстоятельства определяют взаимоотношения между Грозным и Москвой, Казанью и Москвой;

7.  Конфликты, в основе которых лежат факторы исторического характера, обусловленные традициями многолетней национально-освободительной борьбы против метрополии. Например, конфронтация между Конфедерацией народов Кавказа и российскими властями;

8.  Конфликты, порожденные многолетним пребыванием депортированных народов на территориях других республик. Таковы проблемы месхетинских турок в Узбекистане, чеченцев в Казахстане;

9.  Конфликты, в которых за лингвистическими спорами часто скрываются глубокие разногласия между различными национальными общинами, как это происходит, например, в Молдове, Казахстане. Зачастую конфликты возникают в результате целого комплекса противоречий: этнических, территориальных, политических, экономических, религиозных. [33]

Приведенная типология весьма условна. Этнический конфликт может соединять в себе черты других конфликтов или переплетаться с ними.

Что касается стадий этнополитического конфликта, то можно выделить три основные фазы:

1.  Формирование конфликта (так называемая формальная фаза, когда участвующие стороны осуществляют формирование своей массовой базы, отрабатывают идеологические приемы, выдвигают свои требования на почве узаконенных норм и структур).

2.  Развитие конфликта (так называемая фаза обострения, когда стороны обращаются к воинственной тактике, открыто выходят за рамки узаконенных норм и структур).

3.  Реализация конфликта (так называемая военная фаза, когда стороны прибегают к длительному вооруженному столкновению[34].

Установлено, что большинство межнациональных конфликтов, независимо от из типа в своем развитии проходят идентичные фазы развития: первичная этнонациональная фаза, связанная с осознанием приоритета национальных или этнических ценностей над другими (формирование национальной идеи в виде этнических, религиозных, социокультурных и иных форм самоидентификации); вторичная этнонациональная фаза, связанная с утверждение приоритета национальных ценностей (введение в качестве государственного языка - национального языка титульной нации); фаза автономизации и сепаратизма и фаза территориальных претензий. [35]

Таким образом, представляется возможным сформулировать следующие выводы: Этнополитические конфликты явление, которое нельзя полностью объяснить лишь с какой-либо одной позиции. Очень часто причиной развязывания таких конфликтов является целый ряд факторов. Общий фактор, пробуждающий массы к конфликту - это затаенное недовольство, которому представляется выход в виде простых силовых деструктивных действий.

Этничность, будучи универсальной формой человеческого бытия, выступала и будет выступать как относительно самостоятельный конфликтогенный фактор. Поликультурность и полиэтничность есть два тесным образом взаимосвязанных фактора.

Для завершения этнического конфликта надо, найти нового либо удалить старого врага, сделать его безразличным для этноса.

Полиэтничность действительно повышает уровень конфликтогенности общества, но это тот случай, когда слабая сторона одновременно является сильной, поскольку подразумевает и более высокую по сравнению с моноэтничным обществом динамику развития. Кроме того, моноэтничных обществ в настоящее время не существует.

Этнические конфликты - явление неизбежное в жизни общества. Особенность, отличающая их от других форм социального конфликта, состоит в том, что свое функциональное значение они могут выполнить лишь в той форме, когда они не перешли к открытому противостояния. В современных условиях практически любой этнический конфликт приобретает форму этнополитического.


Глава II. Этнополитические конфликты на постсоветском пространстве

Если внимательно проанализировать развитие событий, связанных с этнополитическими конфликтами в Советском Союзе, а затем и в России, то не трудно заметить, что межнациональные конфликты, развивающиеся в весьма разнообразных формах и протекающие с различной степенью интенсивности, оказались одной из наиболее важных осей этого развития.

Необходимость аналитического подхода к таким конфликтам определяется прежде всего тем, что они оказались полной неожиданностью как для политиков, так и для теоретиков национального вопроса. В то время никто из ученых ни внутри страны, ни за рубежом не предполагал распада Советского Союза в результате конфликта между Центром и республиками. Советский союз представлялся прочным историческим образованием как его сторонникам, так и противникам[36].

Межнациональные конфликты, получившие распространение на территории Советского Союза, протекали в трех основных формах.

Первая форма, с которой столкнулось общество, - стихийные конфликты, вспыхнувшие в разных местах страны: Алма-Ате, Нагорном Карабахе, Сумгаити, Новом Узене; массовое изгнание азербайджанцев из Армении и армян из Азербайджана. Эти конфликты были стихийными столкновениями массового характера, в которых с полной определенностью проявились чувства и эмоции этнической и национальной неприязни, враждебности и ненависти. Одновременно в них немалую роль играли чувства этнической солидарности. Они сопровождались насильственными действиями: нападениями на беззащитных людей, виновных лишь в том, что они принадлежат к определенной национально-этнической группе, их избиениями и убийствами, изгнанием из мест их проживания, разрушением их жилищ и т. п.

Вторая форма конфликтов как бы вырастала из первой. Затянувшиеся насильственные столкновения во многих случаях приобретали организованный характер. Из общей массы населения, задействованной в исходном эпизоде, выделялись боевики, т. е. группы добровольцев, преимущественно молодежи или мужчин в зрелом возрасте, объединявшие в вооруженные отряды, посвящавшие себя сознательно и намеренно борьбе за "национальное дело", "восстановлению попранной справедливости", отмщению за жертвы столкновений, защите интересов своих сограждан. Именно так карабахский конфликт превратился в длительную войну между Азербайджаном и Арменией. В таком же направлении развивались и события в Приднестровье, а затем и в Чечне. Конфликт приобретал новый статус, когда в действия включались регулярные войска то ли с целью подавить возмущение толпы, то ли с задачей прекращения насильственных действий, то ли в качестве особой силы, выступающей на справедливой стороне конфликта. При этом организованная военная сила государства, как показал опыт, наносила не меньший ущерб, чем тот, который был причинен на протяжении исходной фазы конфликта. Так обстояло дело в Тбилиси, Баку и Грозном.

Наконец третья форма межнациональных конфликтов была связана с нарастанием межнациональной напряженности, возбуждением национальных чувств при недопущении стихийных насильственных действий. События развивались на основе демократического волеизъявления народа в форме митингов, демонстраций, акций протеста, голосований, избрания в законодательные органы, принятия соответствующих актов и законов в рамках ненасильственных действий. В основном именно так развивались события в Прибалтике.

Общее для всех трех форм было то, что пружиной поступков людей и массовых действий было чувство национального единения, согласие с идей ущемления национальных прав и глубокое переживание этой идеи, ощущение угрозы со стороны некоторой внешней или внутренней силы, противостоящей данной этнической или национальной группе. Чувства национального единения и противостояния оказались настолько мощными, что превратились в движущую силу конфликтов.

Чувство национальной солидарности проявилось внезапно и неожиданно. Неожиданность же объясняется прежде всего тем, что официальная доктрина межнациональных отношений в советском обществе строилась на идеях интернационализма и дружбы народов. Однако развитие событий показало, что под прикрытием идей и чувств, выявившихся с полной силой в условиях свободы слова, гласности и демократизации, формировалась идеологическая почва для будущих конфликтов. Межнациональные конфликты со всей отчетливостью выявили реальность и силу национализмов различного рода и национально-этнический движений.

Под национализмом имеется в виду комплекс идей и чувств, сконцентрированных на задачах защиты своей национально-этнической группы, основанных на реальной или воображаемой угрозе соответствующей группе. Важнейшим элементом национализма является обеспечение этнонациональной солидарности, которая, как правило, исходит из противостояния иной или иным национально-этническим группам[37].

Конфликты стали реальностью в связи с резким обострением межнациональных отношений в бывшем СССР со второй половины 1980-х гг. Националистические проявления в ряде республик насторожили центр, но никаких действенных мер по их локализации предпринято не было. Первые беспорядки на этнополитической почве произошли весной 1986 года в Якутии, а в декабре этого же года - в Алма-Ате. Затем последовали демонстрации крымских татар в городах Узбекистана (Ташкенте, Бекабаде, Янгиюле, Фергане, Намангане и др.), и в Москве на Красной площади. Началась эскалация этнических конфликтов, приведших к кровопролитию (Сумгаит, Фергана, Ош). Зона конфликтных действий расширилась. В 1989 году возникло несколько очагов конфликтов в Средней Азии, Закавказье. Позднее их огонь охватил Приднестровье, Крым, Поволжье, Северный Кавказ. Только за период с 1988 по 2001 гг. на этнической почве в бывших советских республиках произошло более 150 конфликтов, в том числе около 20, повлекших человеческие жертвы[38].

Развитие ситуации в межнациональных отношениях бывшего СССР предсказывалось в работах английских, американских ученых, Большинство прогнозов, как показало время, достаточно точно отражало перспективы развития советского общества, Прогнозировались различные возможные варианты развития в случае, если государство не будет разрушено. Специалисты, анализируя англо-американскую историографию по этой проблематике, отмечали, что развитие этнической ситуации прогнозировалось в виде четырех возможных вариантов событий: "ливанизация" (этническая война, аналогичная ливанской); "балканизация" (наподобие сербско-хорватского варианта): "оттоманизация" (распад подобно Османской империи); мирное развитие событий с возможным преобразованием Советского Союза в конфедерацию или организацию государств, подобную ЕЭС или Британскому содружеству[39].

Американский исследователь Дуглас М. Джонсон считает, что с ослаблением конфронтации между Востоком и Западом большинство конфликтов вряд ли будут иметь идеологические корни. "Скорее всего, пишет он, - большинство из них будут происходить в результате столкновений общинной принадлежности, будь то на основе расы, этнического происхождения, национальности и религии"[40].

Профессор Гарвардской школы права (США) У. Юрии рассматривает весь спектр советских межнациональных конфликтов по следующим категориям:

1)"насильственные", т. е. вылившиеся в реальные акции насилия;

2)"насильственные", но управляемые, т. е. поддающиеся контролю и урегулированию;

2)"чреватые насилием", то есть готовые вот-вот вылиться в реальные насильственные действия;

3)"потенциально насильственные", т. е. не проявившие себя как таковые, но имеющие в глубине своей предпосылки к насилию;

4)"ненасильственные"[41].

Конечно, в "чистом виде" трудно вычленить каждый из этих типов конфликтов. Зачастую конфликты возникают в результате целого комплекса противоречий: этнических, территориальных, политических, экономических, религиозных.

Конец 80-х - начало 90-х гг. XX в. ознаменовался сложными и противоречивыми по сути и своей значимости событиями. И самым грандиозным явилось событие, связанное с исчезновением на карте мира названия такого государства, как СССР. Вместо этого появились полтора десятка самостоятельных государств, среди которых и Российская Федерация. Случилось так, что за короткий промежуток времени страна переместилась из одного исторического периода в друг

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Этносоциальные аспекты политических конфликтов в постсоветской России: некоторые вопросы теории и практики". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 618

Другие дипломные работы по специальности "Политология":

Разделение власти

Смотреть работу >>

Установление социализма в Венгрии

Смотреть работу >>

Первый президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин – штрихи к политическому портрету

Смотреть работу >>

Политические взгляды Вильгельма Блоса

Смотреть работу >>

Диктатура в недемократичних та демократичних державах

Смотреть работу >>