Дипломная работа на тему "Разработка учебно-методической документации и дидактического обеспечения по дисциплине История костюма и моды"

ГлавнаяПедагогика → Разработка учебно-методической документации и дидактического обеспечения по дисциплине История костюма и моды




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Разработка учебно-методической документации и дидактического обеспечения по дисциплине История костюма и моды":


Введение

Актуальность проблемы. Дисциплина «История костюма и моды» включает в себя самостоятельный блок «Русский народный костюм». Актуальность предлагаемого курса определяется прежде всего тем, что в современной России происходит рост национального самосознания разных народов, повышается интерес к культурным традициям. Основной задачей педагогов по дисциплине «История костюма и моды» является профессиональное обучение студентов, целенаправленные и организационные способы формирования представлений об истории костюма как о величайшей национальной и общечеловеческой ценности, воплотившей вневременные духовные и нравственные идеалы. Особое значение приобретает этнокультурное образование, в процессе которого не только распространяются знания об обычаях, традициях, культуре народов России, но формируются уважительное отношение к ним.

В современном вариативном образовательном пространстве России все чаще появляются предметы, обеспечивающие изучение студентами традиций народной художественной культуры, широко развивается сеть профессиональных колледжей с углубленным изучением этнокультурных дисциплин. В 1996 году вышло постановление Правительства Москвы «Об открытии профессиональных училищ с этнокультурным компонентом», послужившее важнейшим стимулом для разработки и внедрению в училищах разнообразных дисциплин этнокультурного цикла.

Эти тенденции нашли отражение в «Национальной доктрине образования» (2000 г.). В этом документе подчеркивается значимость приобщения студентов к культурно-историческим и национально- культурным традициям России как основы формирования духовно-нравственных идеалов и ценностей личности.

Вытекающие из доктрины задачи национально-культурного образования имеют особую значимость не только в контексте современной российской государственной образовательной и культурной политике, но и в мировом масштабе. Более десяти лет назад Генеральной конференцией ООН по вопросам образования, науки и культуры (Париж, 1999 г.) была принята «Рекомендация о сохранении народных традиций», которая стала важнейшим международным нормативным актом, раскрывающим сущность народных традиций как неотъемлемой части общего наследия человечества, его социальное, экономическое, культурное и политическое значение в современном мире, а также определяющую роль в сближении различных народов и социальных групп, в утверждении их культурной самобытности. Особая значимость этого документа состоит в том, что в нем представлена целостная система конкретных мер, которые должны принять государства – члены ООН. Для более эффективного выявления, хранения и распространения традиционной народной культуры. Подчеркивается, что правительствам следовало бы играть решающую роль в сохранении народных традиций и действовать как можно быстрее, принимать в законодательном порядке меры, которые могут потребоваться в соответствии с конституционной практикой каждого из них. Значимость этой «Рекомендации…» в настоящее время ещё больше возрастает в связи с происходящими в России и других странах сложными общественно-политическими и социально-экономическими изменениями. Это было отмечено и на Региональном семинаре стран Восточной Европы и Азии, прошедшем в 1999 году в Великом Новгороде под эгидой ЮНЕСКО. Важнейшим итогом данного семинара стала рекомендация о необходимости широкого развития этнокультурного образования и его государственной поддержке, а также решение о создании при ЮНЕСКО Международного экспертного совета «Традиционная культура и образование». Именно этнокультурное образование может и должно стать в современном мире главным каналом распространения традиционных культур, трансляции в современное мировое культурно-информационное пространство воплощенных в них высших духовно-нравственных ценностей и идеалов.

Для России эта задача как никогда актуальна. Изучение многовекового культурного наследия русского народа России важно в наши дни не только само по себе, но и как фактор преодоления острейших проблем духовной жизни российского общества. Русский народный костюм, древние памятники народного деревянного зодчества, изделия мастеров народных художественных промыслов и ремесел, устное народное творчество, народная музыка и танцы несут в себе свет добра, милосердия, народной мудрости.

В течение многих веков в произведениях народного творчества, в народном костюме, обычаях и обрядах отражалась любовь народа к своей родной земле, природе и родному очагу, архетипические образы – идеалы матери, героя и красавицы, а также наиболее целесообразные для выживания, проверенные опытом многих поколений стереотипы поведения в природной среде и социуме. Издревле эти этнические стереотипы обеспечивали не только выживание народа, но и сохранение его духовного и физического здоровья, гармонизировали взаимодействие человека с природой и другими людьми. Для нас важно и то, что в произведениях народного творчества воплотились национальные образы мира, культурно-историческая психология российского сознания.

Сегодня, как никогда прежде, необходимо распространять в обществе и утверждать средствами традиционной народной художественной культуры значимость таких исконных добродетелей, как приоритет духовных ценностей над материальными, милосердие, доброта, честность, трудолюбие, дружелюбие и гостеприимство, уважение к традициям разных народов, проживающих в России и других странах мира.

Эти духовно – нравственные основы народной жизни составляют ядро культурного наследия и живой культуры российского народа. Способствовать восстановлению в современной России механизма передачи с помощью русского народного костюма традиций от поколения к поколению – в этом видится главная перспектива и предназначение предлагаемого курса.

Обогащение содержания общего гуманитарного образования на основе национально-культурных традиций народов России, русского народного костюма, народного художественного творчества может стать важным фактором развития личности студентов.

Цели исследования:

1.  Изучить современное состояние разработанности курса «Русский народный костюм»;

2.  Разработать учебно-методическую документацию и дидактическое обеспечение по дисциплине «История костюма и моды» по теме «Русский народный костюм» для совершенствования учебного процесса.

Предмет, цель, проблемы и гипотеза исследования обусловили постановку следующих задач:

1. Проанализировать изученность представлений об истоках и основных этапах исторического развития русского народного костюма, выявить закономерность её эволюции в соотнесенности с традициями европейской и мировой моды;

2. Раскрыть русский народный костюм как целостность, вобравшую исторический опыт русского народа, его миропонимание и отразивший русский менталитет, религиозные, философско-этические, эстетические установки;

3. Разработать экспериментальную учебно-методическую документацию и дидактическое обеспечение по дисциплине «История русского костюма и моды» по теме «Русский народный костюм» и элективные курсы.

Объектом исследования является исторический аспект Русского народного костюма.

Предмет исследования – учебно-методическая документация и дидактическое обеспечение по дисциплине «История костюма и моды» по теме «Русский народный костюм».

Проблема исследования. Недостатком изучения курса «Русский народный костюм» является отсутствие учебно-методической документации, иконографии и письменных источников.

Гипотеза исследования. Профессиональная подготовка студентов будет успешной при наличии разработок структуры подготовки в условиях технологического обучения; внедрение в учебный процесс программ, ориентирующих студентов на художественные ремесла через дисциплину «История костюма и моды», элективные курсы; интегрирующие основные дисциплины «Рисунок», «Живопись», «Формообразование», «Конструирование и моделирование одежды»; обеспечение методическим инструментарием, реализации программ по дисциплине «История костюма и моды» по теме «Русский народный костюм»; профессиональная подготовка студентов осуществляется в контексте личностного подхода к будущему выбору профессии.

Обосновать необходимость изучения темы «Русский народный костюм» и элективных курсов как потребность личностного развития студентов и социально-экономического заказа общества.

Методы исследования.

Для решения поставленных задач и проверки гипотезы использовались взаимодополняющие методы исследования:

- теоретические методы (анализ и синтез, абстрагирование и конкретизация, аналогия, моделирование, изучение и обобщение педагогического опыта);

- эмпирические методы (наблюдение и самонаблюдение);

- частные (анализ литературы, анкетирование и интервьюирование, тестирование, изучение архивных материалов).

Исследования проводились в три этапа.

На первом этапе был проведен анализ литературных источников, учебных планов, программ по курсу «История костюма и моды»; дана оценка состояния разработанности проблемы, её актуальности, выявлены противоречия, определены объект и предмет исследования, сформулирована гипотеза и структура профессионального обучения.

На втором этапе продолжались теоретические исследования, разрабатывалось дидактическое обеспечение, выявлялись и уточнялись необходимые и достаточные условия эффективной профессиональной подготовки студентов в рамках профессионального обучения; разрабатывались элективные курсы. (см. приложение)

На третьем этапе систематизировались и обобщались изученные материалы, проверялась их достоверность, в том числе, оценивалась эффективность их практического применения, уточнялись методические условия, обеспечивающие профессиональную подготовку с учетом специфики колледжа.

1. Теоретическое исследование проблемы

1.1 Эпоха, культура, человек – предмет педагогического исследования

Обновление российского образования проходит под знаком гуманизации. Естественно, что содержание образования нуждается в соответствующем корректировании. Оно осуществляется различными путями – увеличением объема гуманитарных знаний, включением в планы профессиональных колледжей программ новых дисциплин о человеке, а также, что наиболее важно, ориентированием обладающих отлаженными методиками обучения традиционных курсов на решение указанных проблем. Возможность такого ориентирования потенциально заложено во всех дисциплинах, поскольку их исконное деление на технические и гуманитарные условно.

На рубеже ХХ – ХХI веков специализация в профессиональном образовании неизбежно. Она ожидает в будущем каждого студента. Поэтому предпочтительно в профессиональном колледже создать у детей целостное представление о мире, в котором существует человек. Мир несет в себе импульсы, оставленные в прошлом, и в настоящем творит будущее. Задача профессионального колледжа – раскрыть своим студентам эту связь. Фундаментом, на котором вырастает вся система профессиональных знаний и, соответственно, учебных дисциплин, является культура.

Как известно, общественные изменения совершаются под воздействием тех или иных идей и философских воззрений. Закономерно, что изменение в профессиональных курсах начались прежде всего с дисциплин, наиболее близко стоящих к гуманистическим, философским проблемам, - истории, литературы, изобразительного искусства, мировой художественной культуры.

Новый взгляд на историю дает возможность педагогу руководствоваться в своей практике на равных основаниях двумя подходами: формационным, традиционно – существующим со времен советской школы культурологическим. Который требует несколько иного ракурса при рассмотрении фактов мировой истории, когда главным объектом изучения становится общественная экономика, не классы общества, не близкие народные массы, а человек эпохи, границы которой подвижны и определяются хронологией преобладания тех или иных идей, идеалов, воззрений на мир, то есть – духовным потенциалом.

При подходе к истории и другим гуманитарным дисциплинам с этих позиций становится очевидным, что социальное развитие обусловлено культурой. В таком случае равноценным явлением культуры наряду с религией, правом, наукой, искусством, этическими нормами, бытовыми традициями, этикетом становятся экономические отношения. Экономика иногда не только управляет духовной жизнью общества и его идеологией, но и сама зависит от них. Место экономики в культуре может быть различным. В этой системе взаимоотношений человек «встраивается» в какой – то мере во все сферы культуры и тем самым обретает в ней свое место и статус. В некоторой эпохе (древние цивилизации, античность, средневековье) для человека задача самоиндетификация была проста, ее решение давалось религиозными и юридическими установками. В других (эпохи Возрождения, барокко, романтизма, буржуазной культуры) человек искал себя методом проб и ошибок. И в том и другом случае культурой осваивались ключевые образы – маски (например, государя, священнослужителя, ремесленника, земледельца), содержащие в себе духовные и этические ценности. Эти образы известны в мировой культуре благодаря документальным фактам, произведениям изобразительного искусства и литературы.

Образ – маска небезлика. Она выделяет одну из лиц многообразного времени. При рассмотрении типичного в тех или иных образах – масках нас интересует и отступлении от культурных норм эпохи, и индивидуализации характера. Таким образом, культурологический подход к дисциплинам профессионального обучения ориентирует на практику проникновения в человеческие ценности и нормы взаимоотношений, по сути, гуманитариям.

Человек формируется временем, но и сам формирует его. Любая культура развивается в двух направлениях – сохранения традиций и их обновления. Согласно взглядам Ю.М. Лотмана [26.С.47], культуры могут плавно перетекать одна в другую, незаметно изменяя ценностные приоритеты, вынося на периферию культуротворческих процессов то, что некогда было их основной движущей силой. А в каких - то изменение культурных традиций сопровождается взрывом, когда все предыдущее опровергается в угоду новым идеалам и новым, но зародившимся в недрах прежней культуры образам – маскам. Как из мира античных сибаритов, философствующих о материальных началах природы могли явиться монахи – аскеты первых веков христианства? Как образ «царя – батюшки» вытеснили образом «царя – плотника», монарха - просветителя, умного политика и дипломата? Как образ дородного, степенного боярина трансформировался в образ галантного, утонченного кавалера в пудре, в кружевах и мушке? В этих вопросах отражена одна из культурологических проблем: освоение культурного пространства каждым субъектом.

Педагогические аспекты данной проблемы вызывает у нас особый интерес, когда мы начинаем рассматривать воспитание и образование ребенка как передачу ему культурных традиций. Отбор содержания образования, его интерпретация зависят от педагога, Определяются тем, как сам педагог понимает человека, культуру, какой образ мира стремиться нарисовать перед растущим поколением. Сегодня представляется актуальным увидеть мир не только как вереницу воин и культурных взрывов, важно оценить и закономерную преемственность образов минувших эпох в мировом процессе культуротворчества.

Современное профессиональное образование моделируется как школа диалога с прошлым, настоящим и будущим через культурную преемственность, через понимание языка времени на его образном, эмоциональном уровне. Полагаем, будет интересно освещать факты и явления культур разного времени в их полярности и сложности взаимоотношений. Однако при этом нужно избегать критических оценок прошлого, не следует так – же преподносить забытое сегодня как показатель отставания ушедших эпох от нашего времени. Культурологический подход к изучению мира не допускает упрощенности и в толковании процесса. Как показывает истории ХХ века, человечество не преумножила позитивных ценностей, не избежало зла и пророков. Важно, что при изучении культуры мы можем почувствовать и постичь, как все эпохи совершают свой путь по схожим кругам и иллюзий, искушений, пророчеств, открытий, славы, падений и каждое историческое поколение снова решает вечную задачу бытия. Этот путь проходит и общество, и отдельный человек, судьбою связанный со своим временем.

Воссоздать образ человека прошлого – для педагога труд непростой. Делается это, как правило, на основе исторических фактов, иконографии, сведений из письменных источников и художественной литературы. Однако, образ будет не полным, плоским и тусклым, если не опираться в такой работе на знания о символике, традициях и об эстетике костюма.

Костюм – явление культуры, тесно связанное с ее духовными, эстетическими, социальными особенностями. Поэтому, через знакомство с костюмом ушедшей эпохи вполне возможно «материализовать» образ человека того времени и, сопоставив его с нами сегодняшними, выявить специфику иной системы мышления, иной картины мира. Ценность этой реконструкции заключается в том, что понимание прошлого через духовный мир человека поможет формированию на мировую культуру в общем и на отечественную в частности более целостного взгляда, так необходимого сейчас профессиональному образованию.

Изучение костюма – интеграция в своих основах задача: его исследуют и этнографы, и искусствоведы, и историки, и культурологи. Насущна эта проблема также и для филологов, так как реалии материальной культуры того или иного времени помогают проникнуть в семантику литературных текстов.

Таким образом, тему костюма, ограниченно входящую в систему различных научных дисциплин, переосмыслив, с полным правом можно включить в пространство педагогики уже в контексте дисциплин учебных. Знания о костюме в культурологическом, этнографическом, историческом аспектах – мощный импульс к аналитической, исследовательской, творческой деятельности студента.

Однако отметим, что рассмотрение костюма как культурного явления зачастую составляет проблему, однозначно не разрешаемую. Это, как правило, случается, когда мы изучаем исторический период, относящийся к глубокой древности, и нам доступны лишь те или иные варианты реконструкции костюма. Разрабатываются соответствующие педагогические проекты и программы планирования, надо так же учесть, что знания о костюме постоянно пополняются и обновляются, что многое в них носит дискуссионный характер.

Педагогу, решившему включить изучение костюма в свою практику, следует концептуально обосновать необходимость такого шага. Затем, отобрав, согласно с ведущей идеей своего курса или предметного цикла, необходимый материал, определить и уточнить объем нужной информации. Главное же – соотнести предлагаемый теоретический материал с деятельностью учащихся на уроке и во внеклассной работе. Очевидно, что культурологическое изучение образа человека прошлого имеет свою специфику и потребует от студентов определенного уровня знаний по базовым дисциплинам – литературе, истории, изобразительному искусству. Рассмотрение костюма лекционно – «форсированно» - может вызвать у студентов скорее нежелательную реакцию отторжения полученной информации. А опора на более ранний опыт ребят на творческое осмысление ими новой информации в процессе игры, театрализованного действия, аналитической работы с репродукциями способствует естественному и плодотворному знакомству с предложенным материалом. Отметим и важность использования на занятиях сведений о жизни студентов в другие исторические периоды. Наблюдения изменений в статусе и облике будет интересен студентам. Таким образом, положительным результатом деятельности студентов будет не только его информированность в еще одном ряду понятий и определений, но и применение их на занятиях по другим дисциплинам.

Следует учесть, что готовность к гуманитарной рефлексии свойственна не всем студентам. К тому же существует тенденция к ее занижению по мере взросления ребенка (с переходом от средней школы к профессиональной). Тем важнее использовать опыт по вовлечению студентов через игру, драматизацию и другую актуальную для студента деятельность в диалоге о формах бытового устройства, человеке, его культуре, идеалах. Педагогическая задача заключается в том, чтобы, во-первых, не упустить возрастные возможности студентов чувствовать, переживать, размышлять о жизни и человеческих судьбах, а во-вторых, поднять на новый, качественно более высокий уровень эту внутреннюю работу. Вокруг фактов и понятий, освященных педагогических и специальных изданий, преподавателю следует самому создать проблемное поле, вычленить смысловые единицы занятий и, драматизируя основные моменты, заострить внимание студентов на ключевых аспектах проблемы. Важно, чтобы эта работа протекала последовательно, с учетом возрастных особенностей студентов.

Педагогу необходимо так же понимать, что картина культуры, которую он создает на своих занятиях, должна носить частичный и обобщенный характер. Частичный, потому что в системе профессионального образования любая область знаний раскрывается в выделенной из многообразного и сложного целого доле, имеющий потенциал для дальнейшего пополнения и усложнения. А обобщенный потому, что гарантирует целостность и актуальность предложенного содержания образования. Кроме того, обобщенный характер знаний способствует отбору в каждую предметную область наиболее важной части, минуя тонкости и маловажные детали, требующих от студентов специальной подготовки.

Из выше изложенного следует, что уровень освоенности педагогами темы «Русский народный костюм», эффективность воздействия предлагаемого материала на студентов зависит не только от количества рассмотренных фактов и заученных терминов. Скорее, это зависит от того, как учитель интерпретирует содержание темы, владеет механизмами интеграции, умеет связать понятия и факты с актуальными для ребенка проблемами и деятельностью.

Рассмотрим несколько примеров различных по степени сложности вопросов к изучаемой теме. Заметим, что преподавателю в своей работе не следует использовать только простые вопросы. Нужно активизировать образное мышление студентов через систему вопросов, которые требуют знания народных традиций, погружения в историю и мифологию. Вопрос: «Как называется нижний головной убор женщины в традиционном русском костюме?» предполагает односложный ответ: «Повойник».

В данном варианте диалога ответ учащегося носит репродуктивный характер. Здесь задействованы память, внимание, способность к подражанию (если вопрос задавался раньше).

Вопрос: «Как на Руси, по народным представлениям, головной убор женщины мог защитить ее дом от беды?» сложнее по смыслу. В ответе могут быть использованы такие понятия, как «повойник», «сорока», «кика», «орнамент», «цвет» и так далее. Кроме того, в процессе диалога происходит осмысление слова «беда» (горе, увечье, бедность, позор, бездетность). Проблема, затронутая в вопросе, касается и семейных отношений, и личных переживаний человека, и этического поведения женщины.

Вопрос: «Почему в песни А.Е. Варламова «Красный сарафан» такое важное место отведено образам сарафана и расплетенной косы?» лучше задавать вопрос после прослушивания музыкального произведения. В нем содержится смысловая ориентация и на элементы традиционного свадебного костюма, и на образ свадьбы как смерти и возрождения в новом качестве. В процессе диалога педагог должен в поэтическом тексте рассматриваемого произведения выявить специфику создания художественного образа, заключающуюся в глубоком осмыслении автора взаимосвязи народной традиции и романтической культуры ХIХ века. Таким образом, педагог должен продемонстрировать студентам преемственность народных традиций как генетическую черту этого художественного направления.

Вопрос: «Имеет ли значение головной убор для создания образов Бобылихи и Снегурочки в спектакле (фильме, иллюстрации, эскизе костюма и т.д.)?» выводит студентов на творческое осмысление проблем костюма. В диалог необходимо включить дискуссию о возможных в языческой культуре традиционных формах головных уборах и обоснование собственной концепции поиска наиболее острого, художественно – выразительного воплощения аллегорической идеи (живописного, графического, пластического). Диалог следует закончить либо творчеством студентов, либо их поисковой работой с изобразительным материалом.

Формулировки вопросов могут быть проще и сложнее в зависимости от возраста студентов и степени их готовности к диалогу. Главное в нем – поступательная динамика проникновения в культурологический материал: от знакомства с понятием или фактом к его активному использованию, а затем и к творческому осмыслению в контексте культурной преемственности. Ведь решая педагогическую задачу культурной трансляции, мы должны помнить, что испытанные эмоции, полученные знания и опыт важны для студентов сегодня, пригодятся им в будущем, помогут сформировать стиль их мышления и деятельности.

Как донести до сознания современного человека, что опыт ушедших поколений актуален и сегодня? Это для педагогической рефлексии вопрос тонкий. Здесь одинаково неуместны и даже вредны как поверхность и ориентация на представления, бытующие в массовой культуре, так и мелочный энциклопедизм, игра в эрудицию без общих мировоззренческих основ.

Сегодня о костюме говорят как о явлении, с одной стороны, исключительно связанном с модой, жизнью истеблишмента, а с другой – как области тотального самовыражения человека. Такой взгляд на современный костюм не может быть перенесен на костюм исторический при рассмотрении изучаемой темы в аспекте преемственности. Исторический костюм в отличие от современного связан с религиозными представлениями, многовековой обрядовой традиции включен в жесткую семантику установлений эпохи (возрастную, сословную, конфессиональную, полоролевую и пр.). Кроме того, само явление моды долгие столетия существовало на периферии материальной культуры (в частности, культуры одежды).

Мода – явление, понимаемое значительно шире, чем просто следование минутным вкусам. В настоящее время она является технологией влияния субъектов рынка на общество.

О моде в одежде как о выраженном социальном и психологическом феномене можно говорить лишь, начиная с эпохи позднего европейского средневековья. В полной же мере индустрия моды стала развиваться с конца ХVII в.

Следует отметить, что понимание личности как философской категории утвердилось сравнительно недавно – в эпоху европейского Возрождения. Соответственно, и индивидуальный вкус, образ и манеру человека, выбор им характера поведения долгое время подчинялись культурным стереотипам. Они задавались той социальной или конфессиональной группой, к которой человек сам себя относил. Интересно, что в литературе прошлого – от античности до эпохи романтизма – часто встречаются сюжет с переодеванием, который меняет и облик, и поведение человека настолько, что он остается не узнанным: костюм «делает героя». Вспомним сюжет уже из русской литературы ХХ века – рассказ Тэффи «Жизнь и воротник», в котором судьбу женщины меняет всего лишь незначительная деталь ее туалета.

Выше сказанное определяет логику изучения костюма: от существенного в самих основах бытия (вечного) к значимому во времени (историческому) и, затем, вызванному модой (переходящему, суетному) [41.С.57]. В этом контексте как (вечное) может быть рассмотрено, например, такое явление, как рубаха. Она содержит в себе символы земледельческой культуры, брачного и родильного обрядов. Внешний вид и символическое значение этой одежды помогают проследить процесс ее трансформации от античных хитона и туники к средневековой долматике, затем к рубахе русского крестьянина, а далее – к сорочке и нашей современной рубашке. Как «историческая» можно рассмотреть характерный для разного времени облик накладных одежд. В них как отличительные черты сословий, военных противников, чинов в той или иной иерархии были важны ткань, и ее цвет, покрой и отделка, длина и направление застежки. Вообще (историческая) составляет некая система ценностей, закрепленной в культурной практике в течение уже долгого времени. Наконец, «переходящее» можно трактовать как особую характеристику эпохи, выявляемую через детали, которые подчеркивают и типичность, и уникальность образа.

В литературе и изобразительном искусстве нет более иронической и язвительной характеристики персонажа, чем старомодность его облика (неумение человека почувствовать влияния времени в одежде и определить, когда бывшая совсем недавно модной ее деталь становится смешной) [18.С.159]. Конечно, здесь важно осознать, что модная, то есть «суетная», - явление, присущее поздним культурам (барокко, романтизму, буржуазной эпохе).

Логика изучения костюма как явление культуры приводит к феномену исторической психологии: люди разных эпох по – разному воспринимают окружающий мир и рисуют отличные друг от друга картины в своем сознании. Для создания человека ушедших эпох были характерны большая нормативность, прямое следование общественно – религиозным установкам, дуалистичность мышления, выраженная в категориях «хаос – космос», «добро – зло», «праведность – греховодность», «свет – тьма», «разум – глупость», «цивилизация – варварство» и т.д. Эти категории материализовались непосредственно в жизненной практике, в том числе и костюме (обереги, сакральные знаки и т.д.).

До эпохи Возрождения психологический склад человека был сформирован коллективными ценностями. Религиозная практика воспитала в человеке универсальный взгляд на мир и собственное в нем бытие, поэтому логика мышления людей следовала от общего к частному, от общественного к личностному, от объективного к субъективному, от божественного к тварному. В такой несхожести психологических установок в древности и нашего времени коренится известная трудность восприятия и взрослыми, и детьми фактов из культурной жизни прошлого. Помочь подрастающему поколению определить свое место в полекультурном пространстве мира и принять этот мир в его многообразии – задача профессионального образования, то есть проблема педагогическая. Публицист и эссеист Борис Парамонов [31.С.76] отмечает характерную для современного демократического общества черту «бесстилия», а точнее, «полистильности» культурного пространства. Эта «полистильность», по его мнению, и является гарантией сосуществования разных культурных традиций в их полифоническом звучании без конфликтов и взрывов. Напротив, общество, организованные тоталитарно, вытесняя все им чуждое, создают стилевые эстетические нормативы и теории. Но истинно ценное невозможно создать волевым усилием, без естественных изменений на ментальном уровне. Так же нельзя механически восстановить утраченные традиции, вернуться к забытым ценностям, какими бы прекрасными не являлись они в исторической ретроспективе. Можно лишь осознать значимым то культурное многообразие, к созданию которого причастны и мы. Для этого и нужно обращаться к языку культуры, искусства, красоте взаимоотношений человека с Богом, природой, к общественным институтам.

Педагогически важно выделить проблему, связанную с восприятием и пониманием студентами стилевых особенностей времени, ведь через них просматривается образ человека античности, Возрождения, барокко, классицизма и т.д. Зачастую название стиля переносится на название культуры, формирующей этого человека (почему и возникает понятие «человек – барокко», «человек – классицизма»). Осознание того, что ценности культуры и черты стиля не исчезают во времени, а остаются как культурные стереотипы для подражания (стилизация), эстетической и художественной рефлексией, очень важно для современного профессионального образования. Подготовить и осуществить опыт соприкосновения студентов с культурой ушедших эпох, суметь вызвать на него позитивный эмоциональный отклик студентов – значит, научить их с достоинством и уважением относиться к ценностям настоящего и прошлого, Востока и Запада, духовного и земного, их целостности. Методы педагогического воздействия здесь следует искать именно в области интеграции современности и традиций, то есть культурные явления наших дней рассматривать как продолжение традиций в развитии социокультурных стереотипов прошлого, укоренившихся в современности или погибающих без питающей их почвы.

Интересно узнать, что из культурных реалий минувших эпох нынешнее молодое поколение решило бы взять в свою дальнейшую жизнь? Конечно, вступая на этот исследовательский путь, нужно быть готовым к многообразию неожиданных ответов, к полярности оценок и убеждений, сегодня педагог должен принимать индивидуальную позицию своего ученика.

Как видим, практическое рассмотрение культур прошлого требует от педагога не только организаторских качеств, но и высокой профессиональной и общей культуры. Отметим, что предлагаемые диалоговые формы работы будут эффективны только при использовании в самом широком диапазоне визуальных средств коммуникации. Причем важно, чтобы визуальные объекты на занятиях были использованы не только коллективно (фронтально), но и дифференцированно, а также индивидуально. Только тогда будет создан необходимый импульс к творческой, актуальной для студентов деятельности. Разговор о культуре прошлого невозможен без наглядных изобразительных материалов. Этого требует педагогическая этика.

Прошлое ценно не только как исторический феномен, музейный экспонат или пример индивидуальных социальных конструкций. Оно ценно еще и тем, что является частью нас, нашим опытом изучения самих себя, источником тех процессов, которые завершаются или продолжаются сейчас. Человек прошлого – это мы сами, но в другом историческом сценарии, других социокультурных масках. И чем лучше мы знаем общий культурный фон, на котором возникает, активно существует, развивается, уходит в тень каждый такой образ – маска, тем убедительнее его уникальность и самобытность. Общность культурных традиций лишь выявляет специфику отдельных региональных, этнических, социальных особенностей.

Понятие тех или иных явлений минувших эпох, интерес к создавшим человеческим образам – есть этическая позиция, мера культуры современного демократического общества. Заметим, что до времени так называемой буржуазной демократии (конец XIX в.), с ее принятием поликультурных основ жизни общества, речи о сохранении культурного наследия как о социальной программе – не было. Любое коллекционирование и интерес к диковинкам старины носили очень локальный характер.

В связи с этим следует задуматься о том, что этическое начало и составляет культуру человека и человечества.

1.2 Знаковая система и символика в русском народном костюме

Слово «костюм» пришло в русский народный язык от французского, в котором соответствует понятию обычай. Таким образом, костюм - это не только элемент одежды, но и то, что, собственно, и создает облик человека конкретной эпохи традиция использования определенных видов ткани, отделки, орнаментов, косметики. К костюму относится и манера манипулирования вещью. Так проявляется отношение человека к себе, к общественному устройству, миру.

Сложность изучения костюма столь отдаленной от эпохи, как Киевская Русь, состоит в том, что источники не донесли до наших дней сведений об облике человека того времени во всей полноте. Созданное исследователями является реконструкцией и содержит наравне с доподлинно известным также догадки и обобщения.

При изучении русской культуры следует избегать распространенной ошибки, заключающейся в признании абсолютной преемственности традиций от языческой древности едва ли не до наших дней, коренящейся будто бы в патрихальном укладе жизни наших предков. Бесспорно, многое сохраняется в культурном развитии народа. Но происшедшие за более чем тысячелетнюю историю духовные, военные и политические катаклизмы, сложные межэтнические контакты, развитие экономики, миграция этнов, естественно, складывались и на способах хозяйствования народа, и на его бытовых традициях. Все это также находит отражение в облике людей. В том числе и одежде, которая формировалась под влиянием жизненной практики и существовавших обычаев. Кроме того, нужно учесть, что на жизнедеятельность наших предков оказывали большое влияние традиции других народов, с которыми существовали политические и торговые отношения.

Культура не стоит на месте, и можно с уверенностью утверждать, что русич Х века был так же мало похож на жителя Московской Руси XVII века, как петербургский гимназист 1900 года на своего сверстника сегодня.

Задавшись целью рассмотреть древнерусский костюм. Мы должны, прежде всего, определить какие функции он выполнял по все культурной своего времени.

Ответ, казалось бы, очевиден: одежда защищает от холода, прикрывает тело от стыда, украшает. Это взгляд современного человека на нашу обычную одежду. Но когда мы углубляемся в изучение костюма исторического, перед нами предстает целая система знаков. Складываемых в своеобразный язык – язык, который был хорошо знаком людям далекой эпохи. Ведь тогда человек требовалось сказать своим обликом миру значительно больше, чем сейчас. Больше потому. Что наш далекий предок общался не только с людьми, но и богами, духами, одушевляемой им природой, предками, потомками. Одежда содержала множество смысловых уровней, соответствовавших основным видам жизнедеятельности человека. Прежде всего, костюм выполнял религиозно – магическую функцию в трудовых и праздничных обычаях. Он через детали и орнаментацию связывал человека и его род путем этических обязательств с высшими силами мироздания. Отдельные детали костюма в представлении древнего человека обладали магической силой, с помощью которой они оказывали воздействие на предметы и явления внешнего мира – способствовали исцелению от недуга, приумножению богатства и т. п.

Не менее важная роль отводилась костюму в системе общественных отношений, то есть он выполнял социальную функцию. Как известно, человек далекого прошлого считал, что каждому от рождения богами и духами предопределено его земное предназначение. Духи рода берут человека под свое покровительство, и это обязательно должно отразиться в его облике через костюм. Собственное место в мире священно, и человек с честью и достоинством подчеркивал своим внешним видом то, как добывает он свой хлеб, какую общественную роль даровала ему судьба. Крестьянин носил свои праздничные рубахи с не меньшей гордостью, чем князь священное облачение. Так наглядное представление о занятии и статусе человека облегчало коммуникацию между людьми. Костюм регламентировал формы их взаимоотношений. Вот почему изменение по собственному желанию платья считалось обманом людей, Бога, кражей чужой чести, чужого достоинства, то есть грехом.

Отражая представления народа о красоте, костюм тем самым выполнял эстетическую функцию. В каждое конкретное историческое время в обществе при единстве эстетических представлений выделяются группы людей, обособленных принадлежностью к той или иной религии, определенному сословию, роду деятельности. Они составляют внутри культуры целого народа малую культуру (субкультуру). Взгляды на красоту могут быть различны. Поэтому – то древнерусские традиции несут в себе и красоту языческих обрядов, и строгую, чистую красоту монастыря, и мужественную красоту дружинного воинства, и торжественную, блестящую красоту великокняжеский церемоний. Но эстетические воззрения пронизывали и сознание отдельного человека, ведь он мог и участвовать в сельском празднике, пируя с товарищами по оружию, и встречать выезд князя в освобожденном или завоеванном городе. При всем различии этих взглядов на красоту они уживались в культурном пространстве, формируемом эпохой. А выражал ту эстетику труда, обряда, веры, веселья или войны, которую несла в себе жизнь, повседневный или праздничный костюм.

Отметим также, что понимание красоты костюма в те времена отличалось от современного. Тогда ее определяли не яркость и богатство и дороговизна тканей, а соответствие религиозному и общественному идеалу. Воспринимая костюм с этих позиций, можно отыскать красоту и в ризах священника, и в рубище аскета – монаха, и в доспехах ратника, и в грубой рубахе пахаря.

Язык костюма далекого прошлого был обращен и к традиции и понимания предков. Это, казалось бы, религиозная функция костюма порождало еще одну его роль в культуре. Почитание предка – следование его заповедям, жизненной и бытовой практике. Идти вслед – значит встраиваться в цепочку за своими предшественниками, ступать по их следам, не нарушая шага. Сейчас мы часто говорим, что за нами века истории и поколения, создавшие великую культуру. Мы мыслим себя впереди этого процесса. В прошлом было не так. Предок – тот, кто перед тобой, кто определяет своим опытом весь строй твоего поведения, духовного и хозяйственного уклада. Таким образом, задачей каждого человека становилась необходимость сохранять предназначения отцов и дедов. И в костюме (деталях и отделке) отражалась его мемориальная функция, способствовала осознанию индивидом своей принадлежности к семье, роду, племени, государству. Костюм определял также границы дозволенной интеграции с иноплеменниками и в то же время ставил запреты на проникновение их культуру.

Разумеется, и в прошлом большую роль играли практические свойства одежды, то есть костюм выполнял утилитарную функцию. Но не только холод, снег, дождь – явления климатические – были опасны человеку. В то далекое время каждый человек был вынужден защищать свой дом от врагов – от чужого воинства, от бесчинствующих насильников собственного князя, иногда от княжеской дружины, злоупотребляющей властью. Это значит, что воином был каждый мужчина, а срок мужания наступал рано. В семь лет княжича сажали на коня. В тринадцать – четырнадцать лет юноши уже могли стоять в ополчение, владеть оружием. Поэтому костюм представлял собой и военные доспехи – защищал и реально, с помощью материалов и приспособлений, и символически, через символики кроя, орнамента, через обереги, магию меха, когтей и зубов животных. Все это имело силу и в охотничьем деле, ведь каждый являлся и добытчиком – охотником, рыболовом (а ремесло это было небезопасным). В практике хозяйствования человек исследовал мир природы, учился брать с пользой ее дары, но и не забывал отдать ей долг в обряде, жертве, молитве.

Мы рассмотрели те знаковые уровни символики костюма, которые имели наиболее общее значение и проходили через практику каждого человека далекой эпохи. А мог ли костюм выражать личные вкусы, привычки и нрав отдельной личности. Думается, что мог, но эта индивидуальная функция костюма не была, по – видимому, столь значима для людей далекого прошлого. Ведь живя в коллективе (общине, роду или племени), человек в своем облике стремился слиться с такими же, как он. В таком единстве он чувствовал себя сильнее, прочнее связанным с этим миром, а стать (не от мира сего), было не в его интересах, к тому же и небезопасно. Подчиненный ритуалам быт не способствовал развитию индивидуального стиля поведения и, соответственно, личностному пониманию костюма. Скорее всего, человек черпал средства для выражения в облике собственного ощущения мира, жизни, своих чувств в кругу потенциально возможного, но не выбивающегося за рамки привычного. Часто это было количественное приращение – ярче, длиннее (короче), больше ожерелий, лишняя рубаха или кафтан и т. д. В поведении в таковом случае намечалась некоторая демонстративность, но опять – таки в рамках принятого, как вариант утвердившихся нормативов. Функции костюма, которые мы перечислили (религиозно – магическая, социальная, эстетическая, мемориальная, утилитарная и слабо выраженная индивидуальная), важны для сематического понимания костюма любой эпохи. Значение их в культурном развитии такого явления, как костюм, неодинаково. В то или иное время одна из функций может преобладать или могут образоваться актуальные конгломераты, подобно тому, как сейчас модой выявлен триумвират – социально – престижный, практичный, выражающий индивидуальность костюма. Но в древности доминирующее положение принадлежало религиозно – магической функции костюма. Ей были подчинены все прочие его значения, составляя единство воззрений на божественность природы и общественных отношений, формирующих человека. Думается, что изучение костюма заставит нас пересмотреть прагматичные установки на роль одежды в человеческой культуре, почувствовать психологизм этого явления.

Костюм существует в культурном пространстве эпохи. Из бытия и быта черпаются знаки, составляющие смысловые уровни культуры (высокое – низкое, духовное – земное и т. д.).

Взгляды на мир и его божественную природу, существовавшие на Руси со времени ее крещения, сегодня называют двоеверием. Что же это при близком рассмотрении.

Религиозная жизнь в те времена отличалась и многообразием, и своеобразием духовного освоения мира. Традиционное вплеталось в круг стремительно развивающихся тенденций обновления. На территории, занимаемой славянскими и близкими по культуре финно-угорскими племенами, сосуществовали языческие культуры в самом широком диапазоне региональных особенностей. Язычество было не только достаточно лояльно к инаковерию (если другая религия не разрушала привычных традиций), но и могло обратить в себя новые представления и новых религиозных персонажей, расширяя свой пантон. Рядом с язычеством находит себе место христианство, вначале как одна из религиозных доктрин, а затем как учение, призванное определить цели бытия. Христианство в Х – начале ХI века еще не подвергалось схизме (расколу), но уже были конфессиональные различия и размежевание политических интересов. Два центра христианской религии – Константинополь и Рим – вели борьбу за привлечение людей в лоно своей Церкви. Кроме того, встречались отдельные учения, уже сформировавшиеся на основе христианства и выступающие как ереси (несторианство). Это разнообразие религиозных взглядов накладывалось на особенности различных этнических менталитетов и традиций хозяйствования.

Этническая неоднородность племен, населявших территории Киевской Руси, не способствовала укреплению ее государственных границ, тем не менее, происходила переплавка родового сознания в государственное единении. Постоянно шел процесс отмежевания отдельных регионов, создавались новые союзы, часто не на этнической, а на политической основе. Среди племен, проживавших на территории Киевской Руси, были и славяне, и балтийские, и финн – угорские. Кроме того, не следует забывать о связи Киева с варяжскими дружинами, весьма пестрыми по этническому составу, о тесных, иногда мирных, но по большей части конфликтных контактах с Византией, преследовавшей свои интересы на славянских территориях, а также с многочисленными тюркскими и монгольскими племенами. Традиции, существовавшие в материальной культуре этих народов, в частности в обычаях, связанных с одеждой, составляли тот конгломерат самобытных черт, которые и сформировали образ древне – русского костюма.

Политическая система Древней Руси не была устоявшейся и отлаженной, как представляется это иногда при прочтении художественной литературы и просмотре кинофильмов. Твердая централизованная власть была лишь мечтой князей и отдельных групп подвластного населения. Соответственно, социальная и, в частности, сословная системы взаимоотношений были аморфны. В отличие от Западной Европы на территории Руси не сложился в тот период институт рыцарства – феодальной знати с определенными юридическими правами на землю и обязательствами перед своим сюзереном. Сами притязания князей на те или иные вотчины оспаривались соседями или самими жителями городов и селищ, расположенных на этих землях. Традиционно в славянских племенах существовала система власти, опиравшаяся на опыт и авторитет племенных старейшин глав семей и родов. Для защиты своей земли племена приглашали наемные дружины варягов с князьями во главе. Самоуправление племенами и племенными союзами носило со стороны князей достаточно жесткий, потребительский характер. Они и их дружины кочевали от одного центра полюдья (сбора дани) до другого, мирно или с боями входили в города. Время от времени князья с дружиной выступали в дальние боевые походы (воевать) другие земли. Тогда место по отправлению полюдья занимали воеводы – наместники.

Власть князей не была прочной: внутри дружины сохранялись черты военной демократии. Недовольные воины могли сместить предводителя, изгнать его или даже убить. В землях, вверенных князьям, их также могло ждать неповиновение или предательство. Нередкими были случаи, когда жители отдавали предпочтение не своему, а другому князю, призывая его на княжение. Именно поэтому дальновидные правители (например, киевский князь Владимир) склонялись к идее централизованного управления государством как союзом племен и поддержку искали в общенародной духовной жизни, общности религиозного обряда, единобожии. Так, религиозные реформы Владимира – централизованный культ Перуна, а затем принятие христианства по Византийскому обряду – были шагом политическим, отражающим идею «один Бог – один князь».

Неопределенность статусов людей в жизни порождала нечеткость и внешнего облика человека как носителя и социальных идей и социальной принадлежности. Атрибутика и детали костюма не были точно регламентированы, эмблематика и знаки отличия носили случайный характер, завесили от доминирующей этнической, родовой или дружинной традиции. Не могли не сказаться на формировании древнерусского костюма и ведущие способы хозяйствования. Именно они в первую очередь определяли характер одежды самой многочисленной группы населения – земледельцев. Аграрный тип культуры создал тот круг представлений о мире и человеке, который был отражен в костюме. Возделывание земли было общим долгом и пахаря, и боярина, которому земля даровалась князем. Сама земля и ее плоды обожествлялась, культ. Этот земледельческий культ находил яркое отражение в символах костюма через его детали, орнаменты, обереги, животную магию. В те времена основными способами хозяйствования на Руси было подсечное – огневое земледелие. Русь не зеленела весной полями молодых хлебов и не золотилась по осени колосьями спелой ржи, как это порой представляется порой большинству наших современников. Небольшие участки пахоты, отвоеванные у леса, прятались в его чаще. Возникшие среди мрака и тайн дикого леса, непостижимого и опасного для людей, они воспринимались нашими предками плодами божественной щедрости. Основными культурами земледелия были просо и ячмень. Однако собранного урожая человеку явно не хватало на долгий год. Желанным подспорьем были дары леса.

Перед человеком, таким образом, открывался мир, разделенный надвое: мир необузданный, стихийных сил, то дружественных, то враждебных, -«черный свет»; мир ясности, подаренный богами, грозными, но справедливыми, - «белый свет». Эти понятия отражались в символике и магии цвета: черный – черный свет, белый – белый свет. Себе человек отводил роль посредника, обязанного в обрядах и магических действиях примирить антологические миры. Цветом человеческой жизни и обряда был красный. Характерно, что эта троичная система мировидения и цветовосприятия нашла широкое отражение в костюме: белый свет – полотно; атонический (подземный) мир, черный свет – черная полоса; ритмы обряда, жизни человека, знаки мировоззрения – красный орнамент вышивки. А в мотивах самой древней из дошедших до нас вышивок отражены следы архаичных верований в одушевленную природу (анимизм), священного зверя (тотемизм), магическую силу предметов (фетишизм).

Для исследователей костюма эти сведения важны, потому что они дают представление об условиях существования человека, в которых он создавал свой облик, превращая его в «обычай», то есть в культурное и художественное целое.

Общие представления об укладе жизни населения Киевской Руси еще и потому, что реконструкция костюма рассматриваемого периода сложна из – за отсутствия полных материалов иконографии и письменных источников. Конечно, у нас есть данные археологических раскопок в Киеве, Новгороде, Ладоге, находки из древних могильников. Но поскольку ткани ее другие материалы, из которых была сделана одежда, слишком непрочны и не могли сохраниться в течение почти что тысячелетия, до нас дошли лишь элементы предметов отделки и украшения из драгоценных металлов и камней.

Ни в языческой Руси, ни в Руси крещенной не существовало зрелой традиции светской иконографии. Все известные изображения мирских событий, сцен праздников – условны, так как в своем графическом и живописном языке отражаются на христианский канон. А ведь иконописные изображения не тождественны натуре. Поэтому иконы не могут в полной мере служить достоверными источниками для изучения костюма, ведь в них персонажи представлены в пространстве, в условном времени, в условиях, стилизованных одеждах. Рукописные книги и книжная миниатюра – ценный объект для исследования, но изображения в них также упрощены и к тому же являются репликой более позднего времени о событиях двухсот и трехсотлетней давности. Однако если о костюмах князя, его окружения, а также воинов имеется некоторая информация, то одежда крестьян, ремесленников и городских низов воссоздается как некая гипотеза. Ведь из иерархии социальных и, соответственно, эстетических ценностей изображение простолюдинов было исключено, так как интереса для современников не представляло. Методами изучения костюма при указанных сложностях становится анализ и сравнение описаний Руси путешественниками. Культурные и исторические аналоги.

Культура эпохи создает многообразные социокультурные типы, которые раскрывают ее символику, демонстрируют традиции общественной жизни, отражают идеалы, нравы, характер поведения людей своего времени. Среди этих социокультурных типов – крестьянин, владетельный князь, юноша – княжич, священнослужители разных рангов, дружинники – богатыри, купцы, ремесленники и многие другие. Можно говорить о том, что в них представлено то, что, мы называем менталитетом в культуре. Но картина такой типологии будет неполный, если не учитывать, что каждый из перечисленных героев времени раскрывается как представитель малой и большой семьи (рода). Хозяин и защитник своей земли (надела или вотчины), человек смертный и верующий. Гамму этих отношений можно проследить и в костюме, представляющем типичные характеры времени.


1.3 Язык русского народного костюма

Отдельные образцы старинного русского народного костюма сохранились сегодня в музейных коллекциях, которые смогли донести до нас это богатейшее культурное наследие. По-особому ценен русский народный костюм как художественный ансамбль для специалистов, создающих современный костюм. Являясь достоянием музейных коллекций, народный (национальный) костюм сегодня - своего рода неподвижный «консерват» культуры. Чтобы традиционная культура народа, отраженная в художественных памятниках, каким является костюм, стала доступной и широко понятой современнику и в первую очередь специалисту, требуется особая связь с первоисточником. Современная теория информации утверждает, что всякое содержание акта коммуникации может быть закодировано на перфокартах, т. е. представлено в символической форме с помощью фиксированной цифровой системы, сохраняющейся во времени [28.С.79]. В связи с этим время выдвигает прогрессивный кибернетический метод исследования такого элемента (канала) культуры, каким является традиционное народное искусство, в том числе костюм.

Глубоко осознанный структурный анализ русского народного костюма как системы необходим для того, чтобы находить содержательные пути творческой трансформации первоисточника в современных решениях. В результате анализа обширного материала музейных коллекций по специальной разработанной схеме, полученной в результате проведенного графического эксперимента, были выявлены наиболее характерные костюмы-комплексы, символы, несущие содержательную информацию о тектонике, композиционно-конструктивных особенностях костюма и его составляющих элементах. Была определена специфика языка русского народного костюма, как системы коммуникации.

Исследованиям подвергаются подлинники, характерные для всех географических зон и регионов. При этом деление на зоны и регионы проводится с учетом принятого языкового и бытового отличия у великорусов, которые проживали на европейской части России, также принята во внимание издревле определившаяся территория древнерусского государства. На схеме дана классификация великорусского народного костюма по географическим зонам и регионам и художественным особенностям (костюмы-образы).

На рис. 1-4 частично представлены костюмы-образы, определившиеся в результате анализа на фоне выявленного разнообразия костюмов-комплексов названных географических зон и регионов. Структурный анализ наиболее характерных разновидностей костюма и его элементов на примере Вологодского, Смоленского, Воронежского, Нижегородского выявил образную характеристику костюма каждого исследованного региона, тектонику, пластическое и композиционное своеобразие, общее и отличительное каждого костюма.

Русский народный костюм в целом характеризуется своеобразным наслоением и взаимосвязью элементов, выражающих тектонику, специфическую для каждого костюма-образа; необычайной декоративностью, красочностью, гармоническим сочетанием в одном костюме различный цветов и орнаментальных решений с выраженным преобладанием красного цвета, имеющего множество оттенков; неповторимостью и разнообразием форм, построенных на сопряжении различных по эмоциональному восприятию пластических линий – прямых, овальных; разнообразием фактурных характеристик, ритмов, объемов, плоскостей, линий цветовых пятен; преобладанием горизонтальных членений. Усиливающих в композиции статичность (преимущественно в костюмах южных районов), придающих женской фигуре монументальность; повсеместной взаимосвязью отделки и украшений, завершающих своеобразную образную характеристику каждого костюма как художественного ансамбля.

Предлагается рассматривать народный костюм в связи с современными промышленными видами швейных изделий. По общесоюзному классификатору продукции (ОКП) продукция швейной промышленности выделена в самостоятельный класс №85. Учитывая специфику народного костюма, русский народный костюм прелагается выделить в самостоятельную ветвь в разделе швейной продукции- 858100. Классификация осуществляется по принципу ступенчатой конкретизации объекта. Каждая ступень конкретизирует предыдущие: имеет место иерархическая связь с децимальным членением кода.

Классификация и кодирование русского народного костюма содержат сведения, несущие ясную, конкретную, доступную информацию о костюме как художественном ансамбле в целом, о русском народном костюме как художественном первоисточнике.

Расшифровка ступеней блок-схемы кодирования русского народного костюма, названная здесь информационной архитектоникой, для автоматизированного проектирования костюма-образа, его элементов такова: «Элемент костюма, тип» – предметы, составляющие костюм- рубаха, сарафан, понева и т. п. и их разновидности; «материал» – природные свойства, цвет, рисунок и фактура материала: «материал-конструкция-форма» - определение формы и внешнего вида (силуэтных изображений спереди, сзади), зависящих от особенностей материала и конструкции; «конструкция-композиция»- выявление расположения и способа соединения полотнищ для получения соответствующей формы и согласования частей, «декор в композиции»-места расположения, характеризующие его особенности; «ритм декора (орнамента)» – алфавит и грамматика орнамента; «конструкция-технология»-характер соединения швов, обработки срезов и т. п.

Особый интерес с позиции современного проектирования представляет конструкция русского народного костюма. Принцип так называемого безостаткового раскроя материала, когда в основу создания формы кладется прямоугольное или квадратное полотнище и с помощью драпировки достигается пластически выразительная объемная форма, заслуживает особого внимания и применения в современной практике создания моделей ряда ассортиментных групп и назначения. В таком случае особую силу звучания и выразительности приобретают средства и элементы композиции-пропорции, ритмическое построение, масштабность, цвет, фактура, рисунок материала.


2. Разработка учебно-методической документации и дидактического обеспечения

Важную роль в нормальном функционировании процесса производственного обучения играет его учебно-методическое обеспечение. Оно включает две составные части: учебно-методическую документацию и учебно-методические средства обучения.

Основное назначение учебно-методической документации - раскрытие основ содержания и основ планирования производственного обучения. Учебно-методические средства обучения - это материальные объекты, обеспечивающие оптимальное функционирование педагогического процесса. Ведущим принципом такого обеспечения должен быть принцип комплексности, методическое обеспечение учебно-воспитательного процесса должно постоянно трансформироваться в комплексное методическое - КМО. Это позволит обеспечить подлинно научный подход к планированию, разработке, созданию, учету и контролю учебно-методической оснащенности педагогического процесса.

Под комплексным методическим обеспечением процесса производственного обучения следует понимать планирование, разработку и создание оптимальной системы (комплекса) учебно-методической документации и учебно-методических средств обучения, необходимых для полного и качественного производственного обучения профессии в рамках времени и содержания, определяемых учебным планом и программой.

При определении критериев комплексности методического обеспечения процесса обучения необходимо исходить прежде всего из учебной программы, определяющей проект содержания производственного обучения по профессии в соответствии с современными требованиями научно-технического прогресса к подготовке квалифицированных рабочих.

Комплекс средств обучения должен охватывать все основное содержание программного материала. Комплексность в данном случае выражается в том, что изучение каждого узлового вопроса содержания обучения по каждой теме учебной программы должно быть обеспечено необходимым оптимальным минимумом средств обучения.

Следующий критерий комплексности - учет дидактических функций и возможностей средств обучения. Различные средства обучения имеют различное назначение, различною дидактические функции и возможности, Комплексность в методическом обеспечении процесса производственного обучения предполагает планирование и создание соответствующих средств обучения с учетом их преимущественных функций и возможностей, а также типичных учебных ситуаций применения.

Комплексный подход к методическому обеспечению процесс обучения требует, чтобы средства обучения в

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Разработка учебно-методической документации и дидактического обеспечения по дисциплине История костюма и моды". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 652

Другие дипломные работы по специальности "Педагогика":

Метод языкового анализа на уроках русского языка

Смотреть работу >>

Использование образовательной технологии "Школа 2100" в обучении математике младших школьников

Смотреть работу >>

Организация учебного сотрудничества в процессе обучения младших школьников русскому языку

Смотреть работу >>

Организация работы по подготовке школьного актива органами ВЛКСМ в 60-80-хх годах ХХ века

Смотреть работу >>

Особенности организации самостоятельной работы студентов педагогического колледжа при овладении курсом методики физического воспитания и развития детей

Смотреть работу >>