Дипломная работа на тему "Основы педагогического сопровождения опекунских семей"

ГлавнаяПедагогика → Основы педагогического сопровождения опекунских семей




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Основы педагогического сопровождения опекунских семей":


Содержание

педагогический сопровождение сектантский опекунский

Введение

1. Теоретические основы педагогического сопровождения опекунских семей

1.1 Сущность социально-педагогического сопровождения

1.2 Особенности педагогического сопровождения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

2. Особенности социально-педагогической работы с семьями, имеющими религиозно-сектантскую направленность

3. Опыт социально-педагогического сопровожден ия семей с религиозно-сектантскими установками

3.1 Описание выборки и методик обследования

3.2 Диагностика воспитания детей в опекунских семьях с религиозно-сектантскими установками

3.3 Анализ опыта педагогического сопровождения детей из опекунских семей с религиозно-сектантскими установками

Заключение

Список литературы

Приложения

Введение

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по нужной вам теме. Качественное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Самаре и в других городах РФ.

Актуальность темы исследования обусловлена тем фактом, что проблема сиротства и, прежде всего, сиротства социального, за последние 15 лет приобрела в России масштабы национальной катастрофы, выражающейся не только в беспрецедентном росте количества детей, лишившихся родительской опеки, но и в явном недостатке эффективных способов противодействия этому процессу или хотя бы смягчения его негативных последствий. Социальное сиротство — один из симптомов социального неблагополучия современной России.

Сегодня социальное сиротство обусловлено комплексным воздействием различных негативных факторов, включая экономический (низкий уровень жизни), медицинский (инвалидность, заболевания), социальный (военные конфликты, миграция, социально-экономическая нестабильность), экологический (неблагоприятная, а иногда и опасная для жизни среда обитания), семейный (педагогическая и социальная несостоятельность родителей) и, наконец, личностный (отклонения в личностном и социальном развитии, патологические черты личности т. д.).

Существующая на протяжении многих десятилетий и до настоящего времени система попечения детей-сирот в России представляет собой систему государственного содержания сирот. Проведенные психолого-педагогические исследования, а также опыт воспитания детей в учреждениях закрытого типа показывает, что данная система объективно приводит к поддержанию сиротства как явления, а не к его предупреждению и ликвидации. Государством в последние годы выделяются немалые средства для формирования новых структур и новых служб профилактической и социально-реабилитационной помощи детям-сиротам.

Исторический и зарубежный опыт профилактики социального сиротства убедительно доказывает необходимость избегания институционализации детей, оставшихся без попечения родителей, путем нахождения альтернативного решения их жизнеустройства на уровне общины и проведения превентивной социальной политики в сфере семьи и детства. За рубежом накоплен определенный положительный опыт жизнеустройства осиротевших детей или детей, оставшихся без родительского попечительства, в семью — это система Г. Гмайнера SOS Киндердорф (Австрия), Фостеровская семья (США), Концепция приемной семьи (Швейцария) и др.

В России альтернативным государственным учреждением модели жизнеустройства детей, оставшихся без попечения родителей по-прежнему остается опекунство, приемные семьи, семейные воспитательные группы, патронатное воспитание. Развиваются они крайне медленно и не всегда соответствуют существующему на них социальному запросу. Во многом это обусловлено пассивным отношением граждан к проблеме социального сиротства, их уверенностью в том, что это проблема государства, а не общества.

Профессиональная замещающая семья в России имеет почти трехсотлетнюю историю. Однако серьёзный исследовательский интерес к этой проблеме появился на рубеже ХХ—ХХI вв. Результаты педагогических и психологических исследований показали, что в условиях замещающей семьи у детей происходит компенсация депревационньих нарушений в развитии. Но многие процессы, происходящие в замещающей семье остаются не достаточно изученными и требуют дальнейшего исследования.

Особенности адаптации ребенка в условиях замещающей семьи изучали И. А. Бобылева, О. В. Заводилкина, Н. П. Иванова, В. Н. Ослон и другие. Исследователи отмечают, что интеграция ребенка сироты в замещающую семью независимо от формы семейного устройства (опека, попечительство, приемная семья, патронатная семья), порождает множество проблем.

Необходимым условием успешной адаптации ребенка-сироты к новой семье является взаимное соответствие ожиданий ребенка и приемных родителей, а также всех членов приемной семьи между собой. Большую помощь в успешной адаптации детей-сирот способен оказать высоко квалифицировнный педагог, обладающий не только профессиональными качествами, но и высокими моральными установками, выдержкой, терпением, т. е. способный осуществлять педагогическое сопровождение замещающих семей.

В современной психологической службе разработка проблемы педагогического сопровождения опекунских семей занимает ведущее место. Вопросы сопровождения рассматривались в работах И. В. Дубровиной, М. Р. Битяновой, Е. И. Казаковой и др. Вопросы педагогического сопровождения опекунских семей, имеющих религиозно-сектантскую направленность остаются малоизученными.

Цель исследования - изучить особенности педагогического сопровождения опекунских семей с религиозными установками.

Объект исследования – педагогическое сопровождение опекунских семей.

Предмет исследования – особенности и специфика сопровожден ия семей с религиозно-сектантскими убеждениями.

Гипотеза исследования. Мы предполагаем, что педагогическое сопровождение опекунских семей с религиозно-сектантской направленностью будет успешным, если:

1. социальный педагог обладает профессиональными знаниями и имеет высокий уровень толерантности;

2. приемная семья разделяет функции воспитателя-опекуна и функции религиозного образования детей.

Методы исследования: анкетирование, тестирование, беседа, педагогический эксперимент.

Методологическую основу исследования составили: концепция сопровождения Е. И. Казаковой; положение Л. М. Шипициной о педагогическом сопровождении опекунских семей как комплексном сопровождении.

Теоретическая значимость исследования. Изучение проблемы исследования позволит расширить наши представления по вопросам педагогического сопровождения опекунских семей.

Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы социальными работниками в профессиональной деятельности.

Структура работы. Диплом состоит из введения, 3 глав, заключения, списка литературы и приложений.

1. Теоретические основы педагогического сопровождения опекунских семей

1.1 Сущность социально-педагогического сопровождения

История зарождения в системе образования системы комплексной помощи ребенку в развитии одновременно может характеризоваться как многолетняя, насчитывающая более двух веков и очень короткая — всего 10—15 лет. Более 200 лет в системе специального образования развивается модель взаимодействии специалистов разного профиля; взаимодействия, направленного на всестороннюю диагностику развития ребенка и создание коррекционно-развивающих программ. Но только 10—15 лет назад вместе с формированием гуманистических ориентаций в российской педагогике стала развиваться отечественная система сопровождения ребенка. Раннее сопровождение, сопровождение развития в общеобразовательной школе, целевое сопровождение различных "групп риска", сопровождение в специальном образовании, сопровождение одаренных детей стали элементами одной системы, своеобразными гарантами права ребенка на полноценное развитие [13].

Теоретическая идея необходимости помощи в ситуациях развития нашла свое практическое воплощение в работе центров и служб психолого-педагогического медико-социального сопровождения детей или просто центров и служб сопровождения. Чаще всего центрами сопровождения называют те учреждения в системе образования, которые автономны по отношению к другим образовательным учреждениям и связаны с последними только договорами о сотрудничестве. Службы сопровождения — это структурные подразделения образовательного учреждения, возникающие в его рамках, подчиняющиеся руководству образовательного учреждения и предназначенные для сопровождения учащихся этого учреждения.

Концепция сопровождения как новая образовательная технология в нашей стране разработана Е. И. Казаковой (1995—2001) [20].

Ею выделено несколько источников создания отечественной системы сопровождения:

— опыт комплексной помощи и поддержки детей в системе специального образования:

— опыт функционирования специализированных служб, обеспечивающих разнонаправленную психолого-педагогическую медико-социальную поддержку детей и их родителей (консультативные службы, коррекционные центры, диагностические центры, службы "Доверие", кризисные службы и т. д.);

— многолетняя работа психолого-медико-педагогических консультаций и комиссий для детей с проблемами в развитии;

— разработки координационных, научно-методических и экспертных советов, обеспечивающих развитие образовательных учреждений;

— исследования различных крупных вузовских научных центров;

— реализация в стране международных программ по созданию системы сопровождения развития учащихся (более 40 лет в Европе развивается система сопровождения учащихся, хорошо согласованная с системой "консультирования" и "тьюторства" в США и др. странах);

— опытно-экспериментальная и инновационная работа различных групп педагогов, психологов, социальных педагогов, специальных педагогов и психологов [20].

Исходным положением для формирования теории и практики комплексного сопровождения стал системно-ориентационный подход, согласно которому развитие понимается как выбор и освоение субъектом развития тех или иных инноваций. Каждая ситуация выбора порождает множественность вариантов решения, опосредованных некоторым ориентационным полем развития. Сопровождение может трактоваться как помощь субъекту развития в формировании ориентационного поля, ответственность за действия в котором несет сам субъект.

Важнейшим положением системно-ориентационного подхода выступает приоритет опоры на внутренний потенциал развития субъекта (ключевое положение "педагогики успеха"); следовательно, на право субъекта самостоятельно совершать выбор и нести за него ответственность. Однако для осуществления права свободного выбора различных альтернатив развития необходимо научить человека выбирать, помочь ему разобраться в сути проблемной ситуации, выработать план решения и сделать первые шаги.

Исходя из этого Е. И. Казакова дает следующее определение сопровождению.

Под сопровождением понимается метод, обеспечивающий создание условий для принятия субъектом развития оптимальных решений в различных ситуациях жизненного выбора. (Упрощенная трактовка: сопровождение — это помощь субъекту в принятии решения в сложных ситуациях жизненного выбора.) При этом под субъектом развития понимается как развивающийся человек, так и развивающаяся система. Ситуации жизненного выбора — множественные проблемные ситуации, при разрешении которых субъект определяет для себя путь прогрессивного или регрессивного развития [21].

По замечанию Л. М. Шипициной, введение термина сопровождение не является результатом научно-лингвистического эксперимента; замена его классическими — помощь, поддержка или обеспечение — не в полной мере отражает суть явления. Имеется в виду не любая форма помощи (а тем более обеспечения), а поддержка, в основе которой лежит сохранение максимума свободы и ответственности субъекта развития за выбор варианта решения актуальной проблемы. Имеется в виду сложный процесс взаимодействия сопровождающего и сопровождаемого, результатом которого является решение и действие, ведущее к прогрессу в развитии сопровождаемого. При анализе термина не менее важно и то, что субъектом или носителем проблемы развития ребенка является не только он сам, но и его родители и педагоги [48].

Следовательно, в теории сопровождения важным положением выступает утверждение, что носителем проблемы развития ребенка в каждом конкретном случае выступает и сам ребенок, и его родители, и педагоги, и ближайшее окружение ребенка (рис.1).

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Рис. 1 "Субъектный четырехугольник" (По Е. И. Казаковой)

Следует различать понятия:

• процесс сопровождения;

• метод сопровождения;

• служба сопровождения [21].

Близкими понятиями к понятию сопровождение считаются обеспечение, помощь.

Если исходить из того, что сопровождение — это обеспечение, тогда под сопровождением понимается метод, обеспечивающий создание условий для принятия субъектом развития оптимальных решений в различных ситуациях жизненного выбора.

Если предположить, что сопровождение — это помощь, то под сопровождением понимается процесс — совокупность последовательных действий, позволяющих субъекту определиться с принятием решения и нести ответственность за реализацию решения.

Исходя из того, что между методом сопровождения и процессом сопровождения существует определенная связь, под методом сопровождения понимается способ практического осуществления процесса сопровождения, в основе которого лежит единство четырех функций:

— диагностика сущности возникшей проблемы;

— информация о сути проблемы и путях ее решения;

— консультация на этапе принятия решения и выработка плана решения проблемы;

— первичная помощь на этапе реализации плана решения.

Если сопровождение идентифицировать с понятием организация, то служба сопровождения — это объединение специалистов разного профиля, осуществляющих процесс сопровождения [63].

Основными принципами сопровождения ребенка в условиях жизнедеятельности в образовательном учреждении являются:

• рекомендательный характер советов сопровождающего;

• приоритет интересов сопровождаемого ("на стороне ребенка");

• непрерывность сопровождения;

• мультидисциплинарность (комплексный подход) сопровождения;

• стремление к автономизации.

Смена или расширение социальной среды и социальных требований к подрастающей личности часто провоцируют различные отклонения в поведении, эмоциональные и нервно-психические нарушения. В этот период особенно важно оказать превентивную и консультативную помощь детям в целях профилактики и коррекции возможной социальной и психологической дезадаптации. Эту проблему способно решить социально-педагогическое сопровождение [40].

И. Трус предлагает следующее определение.

Социально-педагогическое сопровождение — это комплекс превентивных, просветительских, диагностических и коррекционных мероприятий, направленных на проектирование и реализацию условий для успешной социализации детей; перспектив их личностного роста [59].

Моделируя процесс социально-педагогического сопровождения мы опираемся на следующие концептуальные положения;

1.  Естественное развитие личности ребенка первично.

Ребенок — не только и не столько объект социально-педагогического воздействия в процессе коррекционной работы, но он в первую очередь - активный субъект взаимодействия с родителями, учителями, социальным педагогом, психологом входе реализации коррекционно-развивающей программы. Реальные изменения в личностных образованиях, в характере ребенка возможны только при наличии у него желания и потребности к самоизменению и самосовершенствованию.

2. Социокультурное развитие ребенка проходит через его соприкосновение с окружающей средой и освоение этой среды.

В процессе реализации программы социально-педагогического сопровождения неослабевающее внимание необходимо уделять влиянию различных факторов среды на развитие и социализацию ребенка. Не секрет, что факторы среды несут в себе много негативного, но пытаться изолировать ребенка от внешнего мира ни в коем случае нельзя. Воспитательный процесс не должен становиться инкубационным, когда ребенок подвержен влиянию только положительных факторов. Социальный педагог должен уметь тактично помочь ребенку разобраться в том, что хорошо и что плохо.

3. В качестве исходного критерия оценки эффективности процесса социально-педагогического сопровождения выступают развитие индивидуальных качеств ребенка, способности обнаруживать у себя новые творческие ресурсы и стремление делать собственные открытия, изучая себя как личность.

В процессе социально-педагогического сопровождения личность ребенка выступает не как пассивный объект воздействия, а как активный субъект взаимодействия с социальным педагогом, психологом, учителями, родителями. Ребенку невозможно навязывать какие-либо изменения в нем самом. Только в том случае, если у ребенка будет сформирована мотивация на необходимость личностных, характерологических изменений, процесс социально-педагогического сопровождения начнет функционировать [40].

Исходя из вышеизложенного, М. М. Семаго так определяет две основные цели социально-педагогического сопровождения:

1. Сохранение естественных механизмов развития ребенка, предотвращение условий, способных деформировать характер.

2. Формирование у ребенка потребности к саморазвитию, саморегуляции, самоизменению и самосовершенствованию [53].

Для достижения этих целей необходимо руководствоваться следующими правилами:

1. Если не знаете, как взаимодействовать с ребенком, остановитесь!

Закон врачей "Не навреди" в полной мере можно отнести к педагогике и психологии. Ошибка педагога или психолога обычно обнаруживается через какой-то промежуток времени, но ее последствия могут быть не менее трагичными, чем при врачебной ошибке. Поэтому прежде чем начинать социально-психолого-педагогическую деятельность с ребенком, необходимо ощутить внутреннюю готовность оказать ему реальную помощь.

2. Устраняйте из вашего общения с ребенком те способы или формы воздействия, которые вызывают у них протест или негативную реакцию. Исключите личную неприязнь к ребенку и свои отрицательные эмоции на момент ваших занятий с ним. Помните, что ваши негативные эмоции и нервозность могут свести на нет весь положительный эффект от общения и взаимодействия с ребенком.

3. Соблюдайте принцип сотрудничества с ребенком. Функционально-ролевым следствием процесса сопровождения должна стать активная роль ребенка в системе его взаимодействия с учителем, психологом, социальным педагогом.

4. Не фиксируйте внимание ребенка на его неудачах. Если этого не избежать, то дайте комплексную оценку их причин.

5. Не сравнивайте ребенка с кем-либо ни в положительном, ни в отрицательном аспектах. Важнейшими принципами модели социально-педагогического сопровождения являются безусловная ценность и уникальность личности ребенка, приоритетность его потребностей, целей и ценностей развития. Поэтому любое сравнение в данном случае недопустимо, так как может навредить ребенку [48].

Рассмотрим функций социально-педагогического сопровождения. Они таковы:

• Восстановительная функция. Она предполагает восстановление тех положительных качеств, которые преобладают у детей.

• Компенсирующая функция. Эта функция проявляется в формировании у детей стремления устранить тот или иной недостаток усилением деятельности в той области, которая ему больше нравится, где он быстрее добивается успехов, где стремится к самореализации.

• Стимулирующая функция. Данная функция выражается в поддержании тех положительных личностных характерологических образований, которые есть у детей.

• Корректирующая функция. Она заключается в исправлении тех негативных характерологических изменений, которые происходят у детей.

• Социализирующая функция. Она направлена на предоставление возможностей ребенку для социального развития и социального познания — формирования различных навыков и умений, повышения социально-психологической компетентности [40].

Необходимо помнить, что в рамках модели социально-педагогического сопровождения сможет работать только тот специалист, кто умеет видеть в каждом ребенке уникальную личность, творчески подходить к деятельности по сопровождению.

Для успешности этой работы необходим учет ряда факторов (А. Реан, Н. Кузьмина).

1-я группа — объективные факторы. Они связаны с реальной системой и последовательностью педагогических действий, направленных на достижение искомого результата;

2-я группа — субъективные факторы. Эти факторы связаны с субъективными предпосылками профессиональной деятельности. К ним можно отнести: мотивы, направленность, способности, компетентность, умелость. удовлетворенность, творчество

3-я группа — объективно-субъективные факторы. Они связаны с организацией социально-педагогической среды [56].

Как отмечает И. Трус, система комплексного сопровождения детей в интересах их позитивного развития находится пока в стадии апробации и становления. Однако у нее уже есть инвариантные признаки:

— общее понимание сопровождения как особого вида помощи человеку в поиске путей разрешения противоречий личностного развития;

— осознание необходимости комплексного подхода, который обеспечивается командной работой специалистов различных профилей: социальных педагогов, психологов, медицинских работников, учителей-предметников, классных руководителей, а также активного участия родителей и самих детей[59].

Эффективность процесса социально-педагогического сопровождения во многом зависит от социального педагога. Модели личности и профессиональной деятельности социального педагога рассматривали в своих работах В. Е. Бочарова, Ю. В.Василькова, М. А. Галагузова, Л. В. Мардахаев, Р. В. Овчарова и др.

Все исследователи единодушны в том, что не каждый человек пригоден для социальной работы.

Будучи представителем одной из помогающих человековедческих профессий, социальный педагог имеет дело с личностью. На практике это означает, что любой человек, обратившийся за помощью к социальному педагогу, может влиять на него своими личностными качествами, передавать свои состояния, вовлекать в спектр своих проблем. В то же время специалист, оказывающий помощь, испытывает воздействие со стороны клиента. Это воздействие может быть позитивными и негативными. И задача социального педагога заключается в сохранении способности к сопротивлению в случаях негативного влияния и осуществлении эмпатии в случаях позитивных воздействий. Между ним и клиентом нет посредника, поэтому столь велико значение личностных параметров этого специалиста[36].

Т. Н. Шульга, Л. Я. Олиференко отмечают, что основным фактором, определяющим профессиональную компетентность социального педагога, является гуманистическая направленность его личности. На практике она проявляется как представление об абсолютной ценности каждого человеческого существа, личностная и профессиональная ответственность, доброта, социальная справедливость, чувство собственного достоинства и уважение достоинства другого человека, терпимость, вежливость, порядочность, готовность понять других и прийти к ним на помощь. Социально-педагогическая деятельность многопрофильна и многоаспектна. И профессиональная компетентность социального педагога определяется не только интеллектом, но и особенностями нервной системы: эмоциональной устойчивостью и высокой работоспособностью в процессе общения, что позволит противостоять наступлению эмоциональной усталости при работе с детьми и развитию синдрома "эмоционального сгорания", способностью выдерживать большие нагрузки в социально-педагогических, психолого-терапевтических и других специфических процессах. Эмоциональная сфера этого специалиста должна характеризоваться эмоциональной стабильностью, преобладанием положительных эмоций, отсутствием тревожности как черты личности, способностью преодолевать психологические стрессы [64].

Поэтому он в своей профессиональной деятельности использует различные социальные роли и меняет их в зависимости от ситуации.

Р. В.Овчарова выделяет 6 социальных ролей социального педагога:

• посредник (связующее звено между личностью и социальными службами);

• защитник интересов (защита законных прав личности);

• участник совместной деятельности (побуждение человека к действию, социальной инициативе, развитие способности самому решать свои проблемы);

• духовный наставник (социальный патронаж, забота о формировании нравственных, общечеловеческих ценностей в социуме);

• социальный терапевт (содействие личности в контактах с соответствующими специалистами, помощь в разрешении конфликтных ситуаций);

• эксперт (отстаивание прав подопечного, определение методов допустимого компетентного педагогического вмешательства в решение его проблемы)[27].

Процесс социально-педагогического сопровождения включает в себя VII этапов.

I этап — диагностика психического и социального здоровья ребенка; При этом используется широкий спектр различных методов: тестирование, анкетирование родителей и педагогов, наблюдение, беседа, анализ продуктов учебного труда;

II этап — анализ полученной информации. На основе анализа определяется общее количество проблемных детей в обследуемой группе, которым необходима социально-психолого-педагогическая поддержка;

III этап — совместная разработка рекомендаций для детей, педагогов, классного руководителя, родителей; составление планов комплексной помощи для каждого участника сопровождения;

IV этап — консультирование всех участников сопровождения о путях и способах решения проблем;

V этап — решение проблем, т. е. выполнение рекомендаций каждым участником сопровождения

VI этап — анализ выполнения рекомендаций всеми участниками (что получилось? Что не получилось? Почему?):

VII этап — дальнейший анализ развития ребенка (что мы делаем дальше?)[48].

Выделение этих этапов социально-педагогического сопровождения весьма условно, так как у каждого ребенка своя проблема и для ее решения требуется индивидуальный подход. Однако для решения проблемы необходимы заинтересованность и высокая мотивация всех участников процесса сопровождения: ребенка, родителей, социального педагога, классного руководителя, учителей.

Таким образом, рассмотрев проблему педагогического сопровождения, можно отметить, что педагогическое сопровождение является не просто суммой разнообразных диагностических и коррекционных методов, но и выступает как комплексная технология, особая культура поддержки и помощи ребенку в решении задач развития, обучения, воспитания, социализации. Носителем проблемы развития ребенка в каждом конкретном случае выступает и сам ребенок, и его родители, и ближайшее окружение.

1.2 Особенности педагогического сопровождения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей

Сиротство как социальное явление существует столько же, сколько само человеческое общество, и является неотъемлемым элементом цивилизации. Войны, эпидемии, стихийные бедствия, другие причины приводили к гибели родителей, вследствие чего дети становились сиротами. С каждым годом растет контингент воспитанников учреждений закрытого типа. Статистические данные говорят о неуклонном росте числа детей, оставшихся без родительского попечительства. Особенно растет количество так называемых "социальных" сирот — детей, родители которых по тем или иным причинам лишены родительских прав [46].

Термин "социальное сиротство" был выбран не случайно, подчеркивая, что в жизни общества происходят своеобразные мутационные изменения, приводящие к потере родительского инстинкта. В последние годы в России возник и приобретает употребление в практике новый термин, дополнительный к понятию "социальное сиротство". В официальных документах чаще речь идет о детях, находящихся в трудной жизненной ситуации [12].

В настоящее время законодательно оформлены два основных подхода к жизнеустройству детей, оставшихся без попечения родителей: устройство в семью и государственное учреждение, при этом предпочтение отдается семье, способной заменить родительскую. Именно эта идея заложена в п.1 ст. 123 Семейного кодекса РФ, где указывается, что помещение в государственное учреждение осуществляется только в случае, если нет возможности обеспечить ребенка одной из форм семейного воспитания – передать под опеку (попечительство), на усыновление или приемную семью.

В настоящее время в семейном законодательстве под опекой и попечительством понимается форма устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в целях их содержания, воспитания и образования, а также для защиты их прав и интересов (ст. 123, п. 1 ст. 35 ГК, ст. 1 Закона о дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей) [3].

Опека устанавливается над детьми, не достигшими возраста 14 лет; попечительство устанавливается в возрасте от 14 до 18 лет.

Доступность опеки объясняет ее распространенность и появление достаточно большого числа опекунских семей. Опекунская семья является обязательно объектом контроля (надзора) со стороны государства в лице его органов, уполномоченных на охрану прав детей. Надзор носит систематический характер, и предполагает разнообразную помощь, и поддержку, включая социально-педагогическую и материальную.

Дети, переданные под опеку (попечительство) находятся под контролем органов опеки и попечительства. Специалист по охране прав детей, наблюдая за условиями жизни и воспитания подопечного в семье, дважды в год оформляет отчеты (акты) обследования ребенка. В опекунской семье ребенок сохраняет свое право на надлежащее воспитание. Процесс адаптации во многом зависит от того, на сколько опекуны могут создавать условия для нормальной жизни и развития ребенка. В случае нарушения опекуном законных прав и интересов ребенка опека может быть отменена[9].

Приемная семья представляет собой новый институт семейного законодательства. Он возник и развился из идеи создания детских домов семейного типа. Состояние детских воспитательных учреждений оказалось настолько неудовлетворительным, что возникла необходимость поиска формы, которая бы позволила сочетать признаки детского учреждения и семейного воспитания детей. Таким образом, приемная семья является гибридной формой, содержащей в себе некоторые черты опеки, детского учреждения и усыновления.

Ранее между существовавшими формами устройства детей в семью либо в специализированное детское учреждение закон не делал какого-либо различия. В Семейном кодексе впервые реализованы предложения о необходимости законодательного признания преимущества семейных форм содержания и воспитания детей, утративших родительское попечение, и детей-сирот и отказа от монополии государства на воспитание таких детей в государственных воспитательных учреждениях. Закрепление в СК положения о приоритете семейных форм воспитания детей, безусловно, имеет принципиальный характер. Оно направлено на усиление гарантий соблюдения прав несовершеннолетних, поскольку воспитание в семье предпочтительнее с учетом как материально-бытовых условий жизни, так и иных, самых разнообразных, интересов ребенка. Именно семейное воспитание дает возможность осуществить индивидуальный подход к каждому ребенку с учетом его личностных, психических, физических, национальных и иных особенностей. Не случайно абз. 3 п.1 ст. 123 СК определяет, что при устройстве ребенка, оставшегося без попечения родителей, должны учитываться его культурная принадлежность, родной язык, возможность обеспечения преемственности воспитания, что основано на требованиях п. 2 ст. 20 Конвенции о правах ребенка [1;2].

Помещение ребенка в приемную семью порождает множество проблем психологического, педагогического и социального характера. Приход ребенка в семью приводит к новым отношениям, перераспределению семейных ролей, возникновению новых привязанностей. А это означает, что приспосабливается не только ребенок, но и каждый член семьи. Чем больше людей включено в этот процесс, тем он сложнее. Нередко бывает так, что поведение ребенка не совпадает с ожиданиями приемных родителей и других членов семьи, и тогда ребенок вступает в конфликтные отношения с ними.

Таким образом, необходимым условием успешной адаптации ребенка-сироты к новой семье является взаимное соответствие ожиданий ребенка и приемных родителей, а также всех членов приемной семьи между собой [16].

Проведенные исследования (А. Иванцова и др.) свидетельствуют о том, что наиболее частой причиной адаптационных затруднений ребенка являются: особенности нервной системы и темперамента детей; специфические черты характера и низкие адаптационные способности, трудности в общении, в поведении; низкая успешность в различных делах, отсутствие авторитета со стороны окружающих, а также усвоенный прошлый опыт жизни и ценностные ориентации [17].

Заключая с органом "Договор о передаче на воспитание", опекуны или замещающие родители, принимающие в свои семьи некровных детей, часто не проходят психолого-педагогическую подготовку в Школе приемных родителей, так как она не является обязательной по законодательству РФ и носит рекомендательный характер. В результате приемные и опекунские семьи оказываются не готовыми к приему детей-сирот и, не имея профессиональной поддержки, часто не могут решить возникающие проблемы, не умеют построить процесс внутрисемейного общения и восприятия ребенка с его особенностями. Поэтому часто из-за возникающих проблем в воспитании и образовании, неумении распознавать и преодолевать кризисные ситуации, опекуны отказываются от своих приемных детей [15].

Именно здесь встает вопрос о важности и необходимости профессионального педагогического сопровождения опекунских семей.

Итак, процесс адаптации ребенка в условиях замещающей семьи сложен и противоречив. Он порождает множество психолого-педагогических и социальных проблем, к которым приемные родители часто оказываются не готовы. Поэтому необходимо оказание профессиональной помощи и поддержки семьям, берущим на воспитание ребенка из детского дома. В России не созданы легитимные структуры, которые бы занимались ее осуществлением. Не во всех детских домах, где внедрена модель патронатного воспитания, открываются службы сопровождения.

Проблемой является и отсутствие высококвалифицированных специалистов для сопровождения таких семей. При этом профессиональная помощь замещающей семье требует обширных знаний и серьезной практики[50].

И. Золотухина так определяет задачи педагогического сопровождения в опекунских семьях:

— охрана здоровья ребенка;

— адаптация к новым условиям обучения и воспитания;

— предупреждение возникновения проблем развития ребенка;

— помощь, содействие ребенку в решении актуальных задач развития, обучения, социализации;

— поддержка в решении задач личностного и ценностно-смыслового самоопределения и саморазвития;

—коррекция нарушений эмоционально-волевой сферы, проблем взаимоотношений со сверстниками, учителями;

— развитие психолого-педагогической компетентности приемных родителей[14].

Педагогическое сопровождение здесь выступает как комплексный метод, в основе которого единство четырех функций:

- диагностики существа возникшей проблемы;

- информации о путях возможного решения проблемы;

- консультации на этапе принятия решения и выработки плана

решения проблемы;

- первичной помощи при реализации плана решения [26].

Педагогическое сопровождение это взаимодействие сопровождающего и сопровождаемого, направленное на разрешение жизненных проблем развития сопровождаемого.

В теории сопровождения развития ребенка важным положением выступает утверждение о том, что носителем проблемы развития ребенка в каждом конкретном случае выступает и сам ребенок, и его родители (попечители), педагоги и ближайшее окружение ребенка.

Педагогическое сопровождение, особенно детей-сирот, воспитывающихся в опекунских семьях, является не просто суммой разнообразных диагностических и коррекционных методов, но и выступает как комплексная технология, особая культура поддержки и помощи ребенку в решении задач развития, обучения, воспитания и социализации [34].

Особое внимание следует уделять педагогическому сопровождению самих опекунов. Социальный педагог должен знать специфику воспитания приемного ребенка в каждой конкретной семье.

На этапе диагностики выявляются потенциальные возможности опекунской семьи в воспитания детей-сирот, намечаются конкретные проблемы, рассматриваются пути решения поставленных задач. Дальнейшее курирование опекунской семьи заключается в реальной помощи по преодолению конфликтных ситуаций, консультировании и коррекции возникающих проблем. Для выполнения перечисленных направлений деятельности педагог должен владеть техниками разрешения конфликтов, кризисного консультирования, приемами коррекционной работы. Все это ставит вопрос о высокой квалификации социального педагога [39].

Б. М.Теплов считал, что главное качество, которое должно быть сформировано у современного педагога в работе — это практичность ума. Развитие практической смекалки возможно только при длительном включении социального педагога в профессиональную деятельность[61].

Практичный ум предполагает способность социального педагога быстро ориентироваться в ситуации, импровизировать, опираясь на личную и профессиональную интуицию, т. е. обладать интуитивным мышлением. Интуитивное мышление невозможно без формирования у специалиста системного мышления — способности осмысливать, соотнося с реалиями ту часть действительности, которая связана с его профессиональной деятельностью.

В социальной педагогике самой страшной бедой является поверхностный, односторонний, несистемный анализ ситуации, неверное установление причин тех или иных явлений, поступков. Это может вызвать у подопечных негативное отношение к самому педагогу, сузить возможности его влияния на развитие событий и, более того, привести к негативным последствиям в социальном развитии субъектов воспитательного процесса.

Очень важным показателем в работе социального педагога является конкретность мышления, которая проявляется в точности и выражений и умозаключений, технологичном подходе к организации профессиональной деятельности на основе детального продумывания, четкого представления о последовательности действий, тех средств, которые будут использованы на том или ином этапе реализации педагогически намерений [50].

В этой связи социальный педагог должен обладать алгоритмом технологического мышления, способствующего определению и выбору:

1. задач, которые должны быть решены в процессе педагогического воздействия;

2. структурных компонентов профессиональной деятельности в социуме и задач, которые решаются в ходе их реализации;

3. наиболее рациональной последовательности применения педагогических воздействий в строго определенных социальных и педагогических условиях;

4. способов педагогического воздействия;

5. методов контроля за выполнением отдельных действий, критериев и показателей эффективности работы;

6. временных границ для реализации отдельных этапов педагогической деятельности в социуме;

7. средств активизации подопечных в социуме [40].

По замечанию И. Клемантович, культура мышления и профессионализма социального педагога будет проявляться и в умелом использовании современных диагностических методик для выявления степени эффективности свой работы [22].

При выявлении вероятностных зон конфликтного взаимодействия социального педагога с родителями из опекунских семей мы выделяем толерантное отношение педагога к своим подопечным.

Толерантность мы рассматриваем как одну из характеристик направленности личности, которая выражает ее отношение к миру в целом, вещам, предметам, другим людям, их взглядам, к самому себе, актуализирующееся в ситуациях несовпадения взглядов, мнений, оценок относительно верований, поведения людей и т. п., и проявляющееся в понижении сензитивности к объекту за счет задействования механизмов терпения (выдержка, самообладание, самоконтроль) [14].

Толерантность — это:

• сотрудничество, дух партнерства;

• отказ от доминирования, причинения вреда кому-либо;

• терпимость к чужим мнениям;

• признание своего равенства с другими и т. п.

Основные черты толерантной личности - это: расположенность к другим людям; снисходительность; терпение; чувство юмора, чуткость; доверие; альтруизм; терпимость к различиям (национальным, религиозным убеждениям; умение владеть собой, доброжелательность; умение не осуждать других; гуманизм; умение слушать собеседника; любознательность; способность к сопереживанию. Все эти качества должны присутствовать в профессиональной деятельности социального педагога [58].

Задача педагога — помочь родителям-опекунам освоить знания психологических особенностей приемных детей. Педагог проводит просветительскую работу, обучает опекунов практическим навыкам работы с приемными детьми.

Очень важным моментом в педагогическом просвещении родителей-опекунов является умение настроить их на адекватное понимание требований социального педагога. Родители должны усвоить, что за развитие приемных детей они несут особую ответственность и в воспитании должны придерживаться только социально одобренных тактик воспитания и образования. Заключаться это должно в использовании только гуманных методов воспитания.

Кураторство опекунских семей заключается в оказании помощи в ведении хозяйства, в рациональном использовании денежных средств. Следует оказывать так же действенную помощь при ориентации приемных родителей в новом социуме: проводить знакомство с учреждениями, влияющими на нормализацию жизнедеятельности граждан (социальными, здравоохранения, правоохранительными и т. д.) [61].

Приемные родители должны обеспечивать основные права детей в семье:

- право участвовать в вопросах жизнедеятельности семьи;

- право на добровольное участие в совместной деятельности;

- право на доверительное эмоциональное общение;

- право на создание личного пространства и организацию свободного времени [54].

Социальный педагог выступает здесь как инициатор и компетентный участник семейных советов. В отношения с родителями-опекунами педагог вовлекается в ходе педагогического процесса в силу объективной необходимости и должен поддерживать с ними тесный контакт.

Как отмечает Н. Литарова, отсутствие прямых контактов чревато рядом негативных последствий, а именно:

• в отсутствие каких-либо контактов педагога с родителями-опекунами их действия становятся разрозненными и несогласованными, что наносит ущерб обучению и воспитанию ребенка;

• представления педагога и родителей друг о друге складываются в этом случае только со слов приемного ребенка, а потому нередко приобретают искаженный характер;

• возникают чувства взаимного или одностороннего недовольства, пренебрежения, неприязни, что и приводит к конфликту [29].

Расхождения во взглядах, действиях педагога и родителей порождаются разными причинами. Эти противоречия обусловлены трудностями и сложностями процесса воспитания и обучения. Во многом это связано с разным уровнем педагогической подготовки сторон. Педагогическая деятельность педагога носит профессиональный характер, а воспитательная деятельность родителей-опекунов определяется исходя из их житейских представлений Разный уровень компетентности в понимании целей, задач, методов воспитания и обучения детей вызывает расхождения во взглядах педагога и родителей на эти вопросы. Названное противоречие выдвигает на первый план задачу выравнивания уровня педагогических знаний социального педагога и родителей.

Решить ее могут помочь: организация педагогического консультирования и обуча для приемных родителей; проведение анкетирования, тестирования, опросов; обмен положительным опытом воспитания детей в семье; анализ педагогических ситуаций;

Итак, как мы видим, противоречия между педагогом и родителями-опекунами, препятствующие установлению необходимых контактов между ними вызываются как объективными, так и субъективными причинами.

Избежать их педагогу поможет опора на следующие нравственные нормы:

• чувство ответственности перед приемными родителями за их психолого-педагогическую компетентность;

• активный и постоянный поиск педагогических контактов с родителями (а не обращение к ним лишь в тех случаях, когда необходима им помощь);

• уважительное отношение к приемным родителям, недопущение небрежной и необоснованной оценки их манеры воспитания;

• повышение авторитета родителей в глазах приемных детей (показ детям наиболее ценных качеств их приемных родителей, учет этих качеств и способностей родителей в педагогической деятельности);

• тактичность и обоснованность при предъявлении необходимых требований к родителям-опекунам (при этом важно не перекладывать на них свои обязанности):

• терпение при поступлении критических замечаний родителей в свой адрес. учет их в процессе профессионального саморазвития [23].

Принципиально важным является то, что инициатива и выбор алгоритма разрешения возникающих противоречий должны принадлежать педагогу как более профессионально подготовленному субъекту педагогического процесса.

Социальный педагог помогает родителям осознать позитивные и негативные события происходящие в семье увидеть реальную возможность изменения трудной ситуации, учит преодолевать препятствии на пути достижения семейного благополучия. Он ставит целью восстановить воспитательный потенциал семьи.

Таким образом, рассмотрев особенности педагогического сопровождения опекунских семей, в своем исследовании мы будем опираться на следующие понятия.

Под сопровождением мы будем понимать метод, обеспечивающий создание условий для принятия субъектом развития оптимальных решений в различных ситуациях жизненного выбора.

Под социально-педагогическим сопровождением мы будем понимать комплекс превентивных, просветительских, диагностических и коррекционных мероприятий, направленных на проектирование и реализацию условий для успешной социализации детей; перспектив их личностного роста

Выстраивая процесс педагогического сопровождения, социальный педагог должен помнить, что определяющим условием развития личности ребенка является развивающее общение с ним взрослых, основанное на принципах диалогического взаимодействия. Это предполагает целенаправленную деятельность педагога с родителями-опекунами: просвещение, профилактику, диагностику, консультирование, коррекцию, координацию и посредничество.

2. Особенности социально-педагогической работы с семьями, имеющими религиозно-сектантскую направленность

Религия не может существовать без своих организаций, которые выполняют определенные функции [47].

Первая из них состоит не только в легитимизации социальной системы, но и в освящении и пропаганде соответствующих ценностных ориентаций, в создании и развитии определенных символических структур значений, в психологической компенсации неизбежных травмирующих индивида и общество событий — смерти, катастроф, войн, стихийных бедствий, болезней и т. д. Вторая, критическая по отношению к социальному порядку и светской власти как таковой, функция иногда (впрочем, достаточно редко) проявляется в глубоком конфликте с властью, а чаще — в напряженности, которая возникает между так называемой государственной религией и конфессиями и религиозными группами, не пользующимися поддержкой государства [41].

Существуют несколько основных типов религиозных организаций. Одним из них являются секты.

Секты — это небольшие нестабильные религиозные группы, которые не согласны с определенными религиозными традициями или даже выступают против некоторых из них и которые не склонны к компромиссу с государством и церковью. Они характеризуются, прежде всего, либо индифферентной, либо агрессивно-враждебной позицией по отношению к миру в целом, окружающему обществу, государству и церкви, стремлением к максимальной изоляции от них в своей замкнутости [24].

В современном мире секта это всегда противопоставление себя Истине. Обратившись к истории любой секты, можно обнаружить, что в ее основе лежит именно такое противопоставление себя существующему порядку вещей, позитивным духовным ценностям. Каждый основатель секты считал себя умнее, добродетельнее, "духовнее" других. Так, основатель секты "Церковь Христа" американский баптистский пастор К. Маккин полагал, что он лучше прочих понимает Библию и последовательнее других воплощает в жизни евангельский идеал.

Секты ориентируют своих членов на аскетизм особого рода, на полное отвержение мирских ценностей. Они рассматривают противостояние миру и его властям, к которым относят и церковь, как принципиальную свою позицию, выражающуюся в отказе признавать право, присягу, собственность, войну, власть и т. д. [51]

Секта либо распадается и исчезает, когда умирает ее лидер, либо она включается в состав более формальной религиозной структуры, обладающей способностью принять новых членов и обеспечить удовлетворение их общих интересов. Секта развивается в деноминацию в том случае, если выражаемый ею протест легко принимается господствующим религиозным направлением, если она не призывает к радикальным изменениям социальной структуры общества или к религиозной реорганизации.

Сегодня секты создаются не просто в результате искреннего заблуждения, но и с вполне определенными целями господствовать над душами других людей. "Такое господство намного мощнее любого другого физического или экономического принуждения, ведь человек, отдавший свою душу "учителю", "гуру" подчиняется уже не корысти ради, и не за страх, но за совесть" [24].

Секта — создание человеческое, и учение сектантское — плод ума человеческого. Человек может заблуждаться, однако добросовестное заблуждение — это результат какой-то духовной и умственной работы по поиску и сравнению разных точек зрения. Вместе с тем опыт показывает, что в сектах практически нет таких людей, которые бы попали туда вследствие поисков, размышлений, сравнения. Как правило, большинство сектантов не знакомы с традиционными религиозными вероучениями. Человек ищет духовности, а находит суррогат, при помощи которого его заманивают в полукриминальное сообщество.

Для секты обычно присущи определенные признаки [24].

• Религиозный маркетинг. Секта всегда занята распространением своего учения и вербовкой новых членов особыми средствами. Сектантская пропаганда обращена не к уму или сердцу человека, не к высшим его побуждениям или к страстям, а к неконтролируемому подсознанию. Она буквально навязывает свое вероучение в форме исключающих рациональное осмысление истин. При этом используются все виды рекламы в средствах массовой информации, уличная агитация, почтовая переписка. Это и назойливые приглашения посетить собрания или семинары с неопределенными названиями ("изучение Библии" — секта Муна, иеговисты; "изучение английского языка" — мормоны; "фестивали и семинары по вопросам семейной жизни" — секта Муна; "психологический тренинг, разрешение проблем общения" — секта сайентологии; "воспитание детей, благотворительные концерты" — секта "Семья"; "семинары по вопросам педагогики и медицины" — секты Акбашева). Это и частая мимикрия под православие с использованием православных символов, псевдохристианских идей.

• Психологическое давление. Секты всегда ориентированы на постоянную вербовку новых членов. Новичок окружается особым вниманием, его сознание должно быть активно перестроено. У сектантов Муна это называется "бомбардировка любовью": у вербуемого создается ощущение, что именно его ждали в секте, каждое его замечание с восторгом оценивается как весьма остроумное и глубокое, его не отпускают ни на минуту, чтобы не оставить его наедине с его мыслями и переживаниями (эта методика называется "сэндвич" — два сектанта должны буквально "забутербродить" вербуемого с двух сторон и не отпускать от себя никогда[62].

• В секту легко попасть, но трудно выйти из нее, так как, во-первых, всегда имеется компрометирующий человека материал, собираемый при поступлении в секту на особых процедурах "исповеди" или анкетирования. Во-вторых, вступивший в секту должен совершить поступок, ставящий его вне традиционных общественных и нравственных связей: отречься от родителей, от веры своих отцов, признать, порой письменно, всю свою предшествующую жизнь ошибкой. В-третьих, желающий покинуть секту подвергается давлению и преследованию бывших своих "собратьев", угрозам и шантажу.

• Двойное учение. Вербовщики не сообщают тем, кого пытаются привлечь в секту, всей правды об истории секты, ее основателе и ее подлинном вероучении потому, что в сектах имеется двойное учение — одно для рекламы своей секты, для придания ей "человеческого лица", а другое — для внутреннего пользования. Действительно, кто бы захотел посещать "семинары по Библии" у мунитов, если бы сразу был уведомлен, что основатель этой секты — оккультист, многоженец и хулиган, провозгласивший Спасителя неудачником, а самого себя — "Христом", т. е. с точки зрения христианства — антихрист?

• Строгая иерархия и подчинение. Организация секты строго иерархична. Чтобы получить какой-либо результат, например, оправдать заплаченные деньги или просто проявленный интерес и потраченное время, человек должен перейти на следующую ступень. Так, в секте Муна существует "лестница" из многих семинаров: вводный, однодневный, двухдневный, трехдневный, семидневный, двадцатидневный, а также сложная система членства и участия в деятельности секты. В секте сайентологии Р. Хаббарда человек, оплатив и пройдя начальный курс, узнает в самом конце, что самое главное и интересное будет раскрываться лишь на следующем курсе, за который плата отдельная и т. д. Иерархическое устройство позволяет держать под строгим контролем и направлять действия членов секты на всех ее ступенях и не допускать критического отношения ни к учению секты, ни к ее лидерам [24].

• Непогрешимость секты и ее основателя. Учение секты всегда претендует на то, что это высшая истина, причем истина "более свежая", чем истины всех прочих, особенно же — традиционных религий. Эти "истины", как правило, сверхъестественного происхождения. Они являются через "откровения", видения, контакты с духами. Так, Мун, будто бы общался с духом, который назвался Христом и дал указание создать секту. Разумеется, все существовавшее в истории человечества до такого счастливого озарения, объявляется ошибкой и недоразумением.

• Основатели сект — люди, наделяемые своими последователями божественными качествами, многие прямо провозглашают себя "христами". Общение, непосредственное или "духовное", мысленное, с лидерами-основателями должно доставлять невероятное счастье сектантам, их распоряжения должны выполняться с энтузиазмом.

• Программирование сознания. Членами сект становятся прежде всего люди с неустойчивой психикой, не имеющие ясных нравственных критериев, духовных и культурных знаний. Такие люди, ищущие, но не нашедшие твердых оснований в духовной жизни, как правило, легко внушаемы, т. е. готовы отказаться от своей свободы и принять установки своих учителей. При этом человек получает иллюзорный смысл жизни, но мышление его может строиться лишь по примитивным схемам. В результате человек оказывается в полной зависимости от сектантского учения, участия в собраниях, указаний учителей и лидеров секты. Специалисты сравнивают сектантскую зависимость с наркотической [32].

• Духовный элитаризм. Членам секты всегда внушается мысль о том, что они единственно спасенные люди, что все другие окружающие индивиды "второго сорта", обреченные на погибель только потому, что не разделяют учения секты. Без этого качества секта существовать не может, ведь иначе трудно объяснить себе и окружающим, почему члену секты необходимо отделиться в образе жизни от всех традиционных ценностей, почему он обязан постоянно рекламировать учение секты, почему членов секты не принимают в обществе. В сектах оккультного направления делается упор на "самосовершенствование", т. е. развитие в человеке паранормальных способностей, отличающих членов секты от обычных людей.

• Контроль жизнедеятельности. Конечная цель сектантской организации — контроль над многими, а в идеале — над всеми сферами жизни человека. Для достижения этой цели последователи секты вырываются из привычной жизни, лишаются обычного круга общения. Во многих сектах используются особые поселения сектантов в домах или квартирах, переоборудованных под "ашрамы" или "монастыри", часто перенаселенные. Сектанты должны соблюдать достаточно напряженный распорядок дня, ограничиваются в сне и пище, ведут напряженную деятельность, не оставляющую возможности критически осмыслить вероучение и личности лидеров. В некоторых движениях для достижения контроля над последователями учения прибегают к помощи психотропных средств и гипноза. В конечном счете сектанты приносят в жертву секте свое время, здоровье, имущество (квартиры чаще всего или продаются, или отдаются для устройства офисов секты или "ашрамов"), а иногда и свою жизнь.

• Секты редко довольствуются своим влиянием только на своих последователей. Они обычно стремятся его распространить на членов их семей, близких людей, знакомых. Дети сектантов должны воспитываться в духе сектантского учения и вырастают преданными сторонниками. По мнению специалистов, именно из их числа могут быть сформированы отряды для осуществления террористических актов [41].

• Политические цели. Многие секты, такие как Церковь Объединения Муна, "Свидетели Иеговы", сайентология Р. Хаббарда и другие, представляют собой крупные промышленные и финансовые "империи", стремящиеся получить власть над всем миром. Например, "Манифест Варнашрамы", один из документов "Международного общества сознания Кришны", пишет о грядущем обществе "победившего кришнаизма" как об обществе кастовом, разделенном на сверхчеловеков-кришнаитов и рабов-шудр, которым предназначен тяжелый и беспросветный труд, а всемогущая элита будет решать, например, к какому сословию будет принадлежать новорожденный младенец. "Свидетели Иеговы" вещают о необходимости организации "нового мирового порядка", возглавляемого "единым правительством", состоящим только из членов этой секты. Кореец Мун, основатель секты Церковь Объединения, прямо говорит о том, что его должны принять все правительства мира как своего господина [41].

Различают следующие виды сект:

• Тоталитарные секты псевдохристианской ориентации, такие как "Церковь Христа", "Новоапостольская церковь", харизматические движения, например, "Завет", корейские протестантские секты и др. Они ссылаются на Библию как на основной источник своего вероучения, произвольно подбирая и извращая смысл вырванных из контекста цитат для доказательства нужных положений. Практически все эти секты утверждают, что их организации имеют свое историческое происхождение непосредственно от святых апостолов и организуют свою жизнь точно так, как это было в первохристианские времена. Тем не менее, они не могут назвать ни одного из своих предшественников, которые учили бы в исторический период от начала новой эры до времени возникновения секты. Настоящая история секты от ее членов зачастую и вовсе скрывается. Тоталитарные секты основаны на жестком подчинении мельчайших деталей жизни своих членов интересам лидера или организации. "Они характеризуются таким явлением, как контролирование сознания, извращением основных этических понятий, интенсивной вербовкой, при которой вербуемым сообщается далеко не вся правда ни про организацию, ни про само учение и — в силу вышеперечисленных свойств — антигуманностью и антисоциальностью. С философско-богословской точки зрения можно сказать, что если главное направление интересов члена традиционной религиозной организации устремлено к богу, т. е. к надмирной реальности, то интересы члена нетрадиционной тоталитарной секты всецело сосредоточены на личности ее лидера или на самой организации как таковой; поэтому их и называют псевдорелигиозными организациями [49].

• Секты, претендующие на обладание "новым откровением" — мормоны (или "Церковь Иисуса Христа святых последних дней"), "свидетели Иеговы", Белое братство, "Богородичный центр", движение Муна (Церковь Объединения с ее фронтовыми организациями), "Аум Синрике", "Церковь последнего завета" лжехриста Виссариона, бахаизм.

• Оккультистские секты, ставящие своей задачей развитие в человека паранормальных и экстрасенсорных способностей. К ним можно отнести некоторые восточные культы, например, кришнаизм, йогические практики, в том числе ориентированные на трансцендентальную медитацию, и др.

• Сатанинские культы, носящие изуверский характер и завлекающие в основном молодежь. В такие группы молодых людей толкают юношеский нигилизм, отрицание авторитета родителей, общества, Бога, жажда безнаказанности. Вербовка в них осуществляется на различных молодежных сборищах [51].

В ходе религиозной деятельности и религиозных отношений (прежде всего культовых) возникают и воспроизводятся различного рода религиозные психологические явления, обычно именуемые религиозно-психологическим комплексом.

Религиозно-психологический комплекс включает многие элементы: религиозные потребности, ценностные ориентации, установки, чувства, общение, стереотипы, привычки, традиции и др. Его содержание воплощает в себе единство, взаимосвязь и взаимное проявление религиозной идеологии и религиозной психологии [60].

Религиозная потребность относится к духовным потребностям человека. Ее основой служит религиозная вера (различного рода догматы, тексты, представления, свойства, связи и т. д.), находящая свое практическое выражение в культовых действиях верующего. Поэтому религиозную потребность личности можно определить как потребность в отправлении культовых действий, посредством которых осуществляется взаимодействие личности с потусторонним миром. Именно в этом, по мнению исследователей, и заключается специфика религиозной потребности, отличающая ее от других духовных потребностей человека [47]

Следует отметить, что религия удовлетворяет не только потребность верующих в совершении религиозных обрядов, молитв, но и многие нерелигиозные потребности людей, например, познавательные, мировоззренческие, нравственные, эстетические и др.

К важнейшим характеристикам направленности личности верующего относятся мотивы религиозности, включающие как мотивы религиозной веры (т. е. факторы, которые, по мнению верующего, делают его веру необходимой), так и мотивы культового поведения (т. е. причины, побуждающие посещать церковь, костел или молитвенный дом и совершать молитвы, религиозные обряды).

В системе характеристик направленности религиозной личности большую роль играют ценностные ориентации как важный показатель отношения верующего к религии. Они помогают выявить мотивы культового поведения верующего, характеризуют его взаимоотношения с религиозной общиной, его социальные и нравственные качества. Для верующих характерна специфическая система ценностных ориентаций, отличающаяся тем, что в ней главную роль играют идеи и нормы, вытекающие из религиозной веры. Земное подчиняется неземному, естественное — сверхъестественному. При подобной субординации ценностей все реальные социальные ценности, вытекающие из потребностей и интересов человека, рассматриваются как второстепенные. Главенствующую роль в иерархии ценностей верующих играют религиозные ценности, созданные их воображением. Таким образом, ценностные ориентации религиозных людей направлены прежде всего на главные ценности, проповедуемые вероучением, — Бога, его свойства и действия в отношении к миру и человеку, религиозные заповеди и истины и т. д. [60].

По мнению специалистов, религиозная структура ценностей, детерминированная основами вероучения, оказывает влияние не только на сознание верующих, но и на их поведение в обществе. В частности, ориентация на религиозные ценности снижает социальную активность верующих или препятствует ей, переводит их энергию, мысли, чувства и стремления в особое русло, создавая иллюзорную форму социальной активности (участие в религиозных обрядах и в деятельности религиозных организации и общин).

Своеобразную роль в религиозно-психологическом комплексе играют религиозные установки. Религиозная установка — предрасположенность верующего к определенной оценке тех или иных социальных явлений и готовность к соответствуюпщм действиям, обусловленным этой оценкой. В частности, исследователи отмечают, что религиозные установки играют роль свое

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Основы педагогического сопровождения опекунских семей". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 805

Другие дипломные работы по специальности "Педагогика":

Метод языкового анализа на уроках русского языка

Смотреть работу >>

Использование образовательной технологии "Школа 2100" в обучении математике младших школьников

Смотреть работу >>

Организация учебного сотрудничества в процессе обучения младших школьников русскому языку

Смотреть работу >>

Организация работы по подготовке школьного актива органами ВЛКСМ в 60-80-хх годах ХХ века

Смотреть работу >>

Особенности организации самостоятельной работы студентов педагогического колледжа при овладении курсом методики физического воспитания и развития детей

Смотреть работу >>