Дипломная работа на тему "Игра – как одна из важных форм логопедического воздействия при работе с детьми дошкольного возраста с общим недоразвитием речи"

ГлавнаяПедагогика → Игра – как одна из важных форм логопедического воздействия при работе с детьми дошкольного возраста с общим недоразвитием речи




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Игра – как одна из важных форм логопедического воздействия при работе с детьми дошкольного возраста с общим недоразвитием речи":


ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему: «Игра – как одна из важных форм логопедического воздействия при работе с детьми дошкольного возраста с общим недоразвитием речи».


Введение

Одним из важнейших направлений коррекционного обучения является дидактическая игра, она помогает в работе логопедов по обучению чтению и формированию понятий о лексико-грамматических средствах языка, а также навыков словообразования у детей с ОНР. В соответствии с лексическими темами испо льзуются комплексы игр, имеющие большой диапазон вариативности и многофункциональности. Дидактическая игра занимает важное место на занятиях не только с логопедами, но и с педагогами, и с родителями. Дидактические игры подбираются в соответствии с процессами и уровнями нарушений речевой деятельности у детей дошкольников с ОНР.

В соответствии с лексическими темами испо льзуются комплексы игр, имеющие большой диапазон вариативности и многофункциональности.

Игры помогают специалистам детских образовательных учреждений коррекционного типа, а также родителям дошкольников для самостоятельных занятий с детьми.

Известно, что даже элементы ОНР могут в той или иной степени оказывать отрицательное влияние на способность ребенка приобретать новые знания, умения и навыки.

Логопедическое воздействие представляет собой педагогический процесс, в котором реализуются задачи корригирующего общения и воспитания.

Эти задачи решаются с помощью игры – как формы логопедического воздействия.

Коррекция нарушений речи проводится с учетом ведущей деятельности. У детей дошкольного возраста она осуществляется в процессе игровой деятельности, которая становится средством развития аналитико-синтетической деятельности, моторики, сенсорной сферы, обогащения словаря, усвоения языковых закономерностей, формирования личности ребенка.

Важным моментом при подготовке к школе такого ребенка становится выбор методов обучения.

Самый эффективный метод – использование дидактической (обучающей) игры как одной из форм обучающего воздействия взрослого на ребенка и в тоже время – основного вида деятельности старшего дошкольника.

Таким образом, у дидактической игры две цели: одна их них – обучающая, которую преследует взрослый, а другая – игровая, ради которой действует ребенок. Необходимо, чтобы эти две цели дополняли друг друга и обеспечивали усвоение программного материала.

Объект: дети старшего дошкольного возраста.

Предмет: коррекционная работа по предупреждению лексических нарушений у детей старшего дошкольного возраста.

Цель: изучить и обосновать изложенные в работе игровые методы коррекционной работы по предупреждению нарушений лексического строя речи у дошкольников с ОНР.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по нужной вам теме. Мастерское выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Екатеринбурге и в других городах РФ.

Гипотеза: если использовать дидактические игры в целях предупреждения нарушений лексической стороны речи с детьми с ОНР, то повысится уровень лексической стороны речи у детей с ОНР.

Задачи:

-   изучить научную литературу;

-   выявить влияние игры на результат коррекционной работы;

-   проанализировать результаты обследования лексической стороны речи у детей старшего дошкольного возраста с ОНР;

-   разработать методические рекомендации и советы родителям.

Практическая значимость: изложенные в работе игровые методы, могут быть использованы воспитателями речевых групп, родителями, и логопедами ДОУ.

 
1. Виды игр   1.1 Дидактические игры в педагогических системах

Традиция широкого использования дидактических игр в целях воспитания к обучению детей, которая сложилась в народной педагогике, получила свое развитие в трудах ученых и в практической деятельности многих педагогов. По существу, в каждой педагогической системе дошкольного воспитания дидактические игры занимали и занимают особое место.

Автор одной из первых педагогических систем дошкольного воспитания Фридрих Фребель был убежден, что задача первоначального образования состоит не в учении в обыкновенном смысле этого слова, а в организации игры. Оставаясь игрой, она должна быть пронизана уроком.

Фридрих Фребель разработал систему дидактических игр, которая представляет собой основу воспитательно-образовательной работы с детьми дошколятами. В эту систему вошли дидактические игры с разными игрушками, материалами (мячом, кубиками, цилиндрами, шнурочками и т. д.), расположенные строго последовательно по принципу возрастающей сложности обучающих задач и игровых действий. Обязательным элементом большинства дидактических игр были стихи, песни, рифмованные присказки, написанные Ф. Фребелем и его учениками с целью усиления обучающего воздействия игр. Эти же стихи, музыкально-ритмические разминки, используются логопедами и являются ведущим логопедическим воздействием. И находят эмоциональный отклик у детей, которые благодаря этим стихам, прибауткам, совершенствуют речь, решается и ряд других задач, связанных с нарушениями речи. И дети с помощью игры обучаются. Сам Ф. Фребель, его ученики и последователи сначала в Германии, а затем и в других странах высоко оценивали предложенную им систему дидактических игр [25].

Также известна и другая всемирно известная система дидактических игр, автором которой является Мария Монтессори. По определению места игры в образовательном процессе детского сада Монтессори близка к позиции Ф. Фребеля: игра должна быть обучающей, в противном случае это «пустая игра» не оказывающая влияния на развитие ребенка.

Монтессори создала интересные дидактические материалы для сенсорного воспитания, что по её мнению основу обучения составляет основу обучения ребенка. Это такие материалы как клавишные доски, рамки с застежками, кубы вкладыши, они устроены так, что ребенок может самостоятельно обнаружить и исправить свои ошибки, развивая при этом волю и терпение, упражняя свою активность. Развивается мелкая мускулатура рук, что является важным для коррекционного обучения.

Автор одной из первых отечественных педагогических систем дошкольного воспитания Е. И. Тихеева выделила новый подход к играм. По её мнению они являются лишь одним из компонентов воспитательно-образовательной работы с детьми наряду с чтением, беседой, рисованием, трудом.

Эффективность дидактических игр в воспитании и обучении детей Е. И. Тихеева напрямую ставила в зависимость от того, насколько они созвучны интересам ребенка, доставляют ему радость, позволяют проявить свою активность, самостоятельность.

Обучающие задачи в этих играх выходят за рамки упражнения внешних чувств, сенсорики ребенка.

Они предусматривают формирование мыслительных операций (сравнение, классификация, обобщение), совершенствование речи (обогащение словаря), описание предметов, составление загадок.

Е. И. Тихеева разработала дидактические материалы, настольно-печатные игры, которые используются воспитателями, логопедами (парные картинки, мозаики) [25].

В педагогике система дидактических игр создана в 60-е гг. в связи с разработкой теории сенсорного воспитания. Её авторами являются известные педагоги и психологи: Л. А. Венгер; А. П. Усова; В. Н. Аванесова и др.

В последнее время поиски ученых идут в направлении создания серии игр для полноценного развития детского интеллекта, которые характеризуются гибкостью, инициативностью мыслительный процессов, переносом сформированных умственных действий на новое содержание. В таких играх часто нет фиксированных правил, напротив дети становятся перед необходимостью выбора способов решения задачи. Авторы называют эти игры развивающими.

Они используются логопедами в практике при:

-   исследовании словаря и словообразовательных процессов;

-   исследовании грамматического строя речи;

-   исследовании связной речи (картинки с фабульным развитием);

-   исследовании звукопроизношения;

-   исследовании понимания логико-грамматических отношений и т. д.

Настольно-печатные игры разнообразны по содержанию, обучающим задачам, оформлению. Они помогают уточнить и расширить представления детей об окружающем мире, систематизируют знания, развивает мыслительные процессы.

Среди дидактических игр преобладают игры, в основе которых лежит парность картинок, подбираемых по сходству. Сначала детям предлагают подобрать из множества картинок пары совершенно одинаковых (две книжки, два яблока…). Далее задача усложняется: картинки надо объединить по смыслу (найти две машинки (легковую, грузовую) и т. д.). Старшим предлагается отыскать пары среди предметов, отличающихся пространственных расположением, формой.

В лото ребенок должен по картинке на большой карте подобрать тождественные изображения на маленьких картинках. Тематики лото разнообразна: «Зоологическое лото», «Сказки». Логопедическое лото-мозаики помогает закрепить правильное произношение звуков. В процессе игры воспитывается внимание детей, развивается память, связная речь. Игру может проводить взрослый (педагог, логопед, один из родителей) с группой детей и индивидуально. Во время игры ведущий обращает внимание на речь детей, добивается правильного произношения звуков. С помощью игры можно быстрее научиться красиво, правильно говорить, учиться дружно играть вместе и радоваться успехам товарищей.

В таких играх появляется азарт, дух соревнования, который помогает закрепить произношение звуков [25].

Особое место занимают сюжетно-дидактические игры-инсценировки:

-   дети выполняют определенные роли в играх типа «Магазин», «Пекарня», «Ателье»;

-   игры-инсценировки помогают разговорить ребенка при обследовании, при постановке звуков, если ребенок стеснителен, то в бытовых ситуациях («кукла заболела», «покормить Машу» и т. д.) ребенок незаметно для себя ответит на вопросы логопеда и отработает (автоимитирует) звуки.

Для развития координации мелких движений и зрительного контроля за ними организуются игры с дидактическими игрушками моторного характера (игры с вкладышами, разборными шарами, башенками).

Для детей 4–6 лет предназначены игры с бирюльками, кеглями, бильбоке, настольным бильярдом. Особенно велика роль таких игр на границе перехода к школьному обучению. Развитие координации движений предплечья, кисти и особенно пальцев рук, четкий зрительный контроль за этими движениями – важные предпосылки для подготовки ребенка к овладению письмом. И логопед может провести консультацию с родителями, воспитателями о помощи таких игр в развитии ребенка. Ведь в них воспитывается осторожность, терпение, настойчивость, сообразительность, развивается умение ориентироваться в пространстве, это поможет при исследовании логико-грамматических отношений (поставь предмет за, перед – кеглей; правый верхний угол и т. д.) [1].

Во время логопедического обследования эти развивающие игры помогут, играя выявить речевые нарушения у детей с ОНР.

Дидактические игры с предметами очень разнообразны по игровым материалам, содержанию, организации проведения.

Игры с предметами дают возможность решать различные воспитательно-образовательные задачи: развивать мыслительные операции (анализ, синтез, сравнение, различение, обобщение, классификация), совершенствовать речь (умения называть предметы, действия с ними, их качества, назначение; описывать предметы и отгадывать загадки о них, правильно произносить звуки речи), воспитывать произвольность поведения, памяти, внимания [10].

Даже в одной и той же игре, но предлагаемой детям разного возраста, отличаются воспитательно-образовательные задачи, конкретное содержание.

Например, в игре «Чудесный мешочек» дети младшего возраста учатся называть предметы, их признаки, среднего – определять предмет на ощупь (логопед может положить в мешочек игрушки с различными звуками (на определенный звук) дети, доставая, называют и педагог оценивает и анализирует речь ребенка), старшие – составляют описательный рассказ, классифицируют предметы по заданным признакам.

Настольно-печатные игры очень распространены и устроены по принципу разрезных картинок, складных кубиков, на которых изображение предметов, сюжетов которые делятся на части.

Эти игры способствуют развитию логического мышления, сосредоточенности, внимания. Для дошкольников складывание целого из частей – сложный процесс осмысления. Он облегчается подбором предметов и сюжетов, знакомых ребенку по личному опыту, показом целой картинки, постепенным прибавлением частей, которые надо сложить.

В настоящее время популярны пазлы (от англ. – игра на выдержку), где картинки разделены на множество частей (от 32 до 250). Автор – английский гравер Д. Спилсбари.

Словесные игры: отличаются тем, что процесс решения обучающей задачи осуществляется в мыслительном плане, на основе представлений и без опоры на наглядность. Поэтому их лучше проводить с более старшими детьми.

С их помощью создается эмоциональный настрой, вырабатывается быстрота реакции, умение понимать юмор (потешки, прибаутки, загадки, перевертыши, построенные на диалоге). Интересны игры ещё и тем, что дети решают игровую задачу (узнают время года, признаки и т. п.) при восприятии фрагментов из литературных произведений (стихи А. С. Пушкина, И. Никитина, Д. Родари). Учат детей слушать, воспитывает эстетические переживания, развивает образное мышление.

Огромное педагогическое значение имеют игры-предположения («что было бы, если бы…? была все время весна? не было воды? и т. д.) разработанные А. И. Сорокиной: они развивают логическое мышление, воображение.

Учитывая своеобразие дидактической игры как переходной формы к неигровой, учебной деятельности, следует избегать прямого обучения. Так, объяснение новой игры лучше начать с создания игрового образа, по окончании игры необходимо повысить эмоциональный настрой ребенка, подчеркнув, как интересно или было играть вместе, подбодрив проигравших, отметив тех, кто выиграл.

Дидактические игры используются на занятиях и в самостоятельной деятельности детей. Являясь эффективным средством обучения, они могут быть и являются составной частью занятия, а в раннем возрасте – основной формой организации учебного процесса.

  1.2 Игра как средство воспитания в дошкольной педагогике

В классической педагогике идея соединения воспитания и обучения детей с игрой принадлежит основателю детских садов Фридриху Фребелю. Им была разработана и описана система дидактических игр, основанная на четких теоретических положениях, восходящих к философии Гегеля, и направленная на развитие сознания и деятельности ребенка. Основные принципы системы Фребеля представляются весьма актуальными и сегодня, поэтому целесообразно остановиться на них подробнее.

Первый из них – принцип деятельности. «Дитя – существо деятельное, творящее, – писал Фребель, – оно постоянно требует дела и идёт от дела к познанию. Воспитание должно удовлетворять эту потребность. Дело воспитателя – охранять и руководить действиями ребёнка, но не определять их» [18; с. 139]. Высшим проявлением детской деятельности Фребель считал игру. Именно в игре ребёнок выражает свой внутренний мир, получает и наиболее остро переживает внешние впечатления, проявляет себя как субъект и творец. Поэтому в основу воспитательной системы Ф. Фребеля были положены игры, которые он стремился сделать увлекательными, яркими, осмысленными, вызывающими и раскрывающими детскую активность.

Второй принцип, который также представляется очень актуальным для нашей темы – это необходимость соединения практического действия или чувственного впечатления со словом. «Необходимо для развития сознания, для укрепления духовной силы и способности ребёнка связывать его действия и поступки со словом. Ни то, ни другое в отдельности не исчерпывает действительности и не способствует развитию духа ребёнка [18; с. 140]. Все игры Фребеля с его знаменитыми «дарами» (шаром, мячом, кубиком, лучинками и пр.) всегда сопровождаются словом или песенкой воспитателя. Эта связь со словом делает действия ребёнка и его чувственный опыт осмысленным и осознанным, открывает возможность овладения ими.

Осуществление принципов деятельности и связи действия со словом становилось возможным благодаря постоянному руководству детской деятельностью со стороны взрослого воспитателя. Несмотря на то, что сам Фребель неоднократно указывал на «губительность грубого вмешательства в развитие ребёнка…», на то, что воспитание должно быть «…пассивным, следящим, просто предостерегающим и охраняющим, но отнюдь не предписывающим и не насильственным» [18; с. 141], все его игры и воздействия предполагают активное участие и руководство взрослого. Передача даров, демонстрация способов действия, стишки и песенки, – всё это исходило от взрослого. Но руководство взрослого основано на уважении к ребёнку, на учете его интересов: «Настоящий воспитатель уже в малютке признает и уважает человека, способного развиваться и совершенствоваться» [18; с. 150].

Система Фребеля оказала колоссальное влияние на развитие дошкольной педагогики, на долгие годы завоевала всю Европу и нашла своих многочисленных последователей и продолжателей. Однако в процессе своего массового использования игры Фребеля были извращены и превратились в формальные упражнения. Основной перекос состоял в том, что всю активность брал на себя взрослый – он сам демонстрировал нужные действия с предметами, сам пел песенки и читал стишки, а ребёнок оставался лишь слушателем и наблюдателем. Очевидно, что такая опасность была заложена в самой методике фребелевских игр, которая расходилась с главным принципом его системы. Принцип деятельности, активности и заинтересованности самого ребёнка оказался нарушенным. В результате эти занятия утратили свой развивающий эффект и получили массу критики и справедливых нареканий за «формализм», «дидактизм», «педантизм» и пр.

Не меньшую популярность завоевала система дидактических игр Марии Монтессори, которая строилась во многом на других принципах. В центре системы Монтессори – индивидуальность ребёнка. Внимание воспитателя должно быть, прежде всего, направлено на развитие изначальной, индивидуальной природы ребёнка. При этом психическое развитие сравнивается и практически отождествляется с органическим ростом. Также как воспитатель не может и не должен менять пропорции тела своего ученика, он не должен менять его внутреннюю природу. Сохранить природную индивидуальность ребёнка – главная забота воспитателя.

Главное условие сохранения и развития индивидуальности ребёнка, с точки зрения Монтессори, – это предоставление ему полной свободы. «Свобода есть жизненное условие всякого воспитания. Нельзя ничего навязывать ребёнку, заставлять, принуждать его» [18; с. 140]. Только при наличии полной свободы и самостоятельности может проявиться индивидуальный характер ребёнка, его любознательность и познавательная активность.

Характерно, что в системе Монтессори значительное место уделяется развитию воли ребёнка, причём воля понимается как свободное и сознательное самовыражение. О возникновении воли, с точки зрения Монтессори, можно говорить только тогда, когда устанавливается внутренняя координация и способность к продолжительной концентрации. Внутренняя формация воли развивается постепенно, через усиление направленности на какой-либо предмет (или занятие) и ограничение посторонних импульсов, отвлекающих от решения и действия. В развитии детской воли Монтессори выделяет три следующие стадии.

Первая из них заключается в повторении одних и тех же действий, которое часто наблюдается в раннем возрасте. Как полагает Монтессори, в этом проявляется концентрация ребёнка на каком-либо упражнении. Циклично повторяемые упражнения дают ребёнку ощущение силы и независимости. Эту активность ни в коем случае нельзя прерывать или видоизменять.

После достижения силы и независимости в движениях ребёнок переходит на вторую стадию развития воли, где он начинает сознательно выбирать самодисциплину, как способ жизни. На этой стадии ребёнок начинает творчески использовать свои способности и может отвечать за свои действия.

После достижения стадии самодисциплины, ребёнок переходит на следующую ступень, суть которой состоит в стремлении к послушанию, которое естественно возникает в результате развития свободной воли ребёнка. Этот момент в философии Монтессори является самым трудным для американцев, поскольку воля и послушание для них – две противоположные тенденции: послушание обычно достигается путём подавления учителем воли ребёнка. Однако Монтессори, напротив, рассматривает волю и послушание как две стороны единого процесса, в котором послушание (правилосообразность) является высшей стадией развития воли: «…Воля есть фундамент развития, а послушание – высшая его стадия, основанная на этом фундаменте… Если душа человека не обладает этим качеством, если от него никогда не требовалось законопослушания, социальная жизнь становиться невозможной» [18; с. 145]. Разумеется, здесь имеется в виду не слепое, бессознательное послушание, а сознательное и свободное выполнение определенных норм и правил поведения. Естественное развитие воли ребёнка приводит к тому, что соблюдение норм и правил становится потребностью ребёнка и свободно понимается им. Такое направление развития детской воли складывается, согласно представлениям Монтессори, само собой, по естественным законам. Главная задачи воспитателя – не вмешиваться и не нарушать эти законы, предоставляя ребёнку полную свободу и самостоятельность на всех этапах развития.

Эти теоретические положения легли в основу разработанной М. Монтессори системы дидактических игр. В этих играх, как правило, обучающее воздействие передано дидактическому материалу, а воспитатель как бы устраняется от свободной и самостоятельной деятельности детей. Его роль сводится к тому, чтобы окружить ребёнка полезным, развивающим материалом, создать вещную обстановку для полезной и свободной деятельности детей, т. е. развивающую среду, и предоставить возможность для самостоятельного выбора нужного ребёнку и полезного занятия. В процессе таких самостоятельных игр дети должны были овладеть практическими навыками, готовящими их к жизни и пр. Широко использовались также материалы для воспитания различных чувств (зрения, слуха, осязания) и познавательной активности. Воспитатель при этом лишь наблюдает за самостоятельной работой каждого ребёнка, отмечая его успехи и промахи.

Система обучения с помощью дидактических материалов Монтессори стала чрезвычайно популярной в начале века и сохраняет свою популярность во многих детских садах США и Европы и сейчас. Вместе с тем, эта система неоднократно подвергалась критике со стороны педагогов. Они отмечали, что отстранение взрослого от деятельности детей, заложенное в теоретических основаниях системы Монтессори, привело к тому, что однообразные самостоятельные упражнения детей быстро стереотипизировались, теряли для них привлекательность, превращались в формальные, механические упражнения. Принцип индивидуальности и свободы без участия взрослого превращался в свою противоположность – дети оказывались зависимыми от предметной обстановки, сконструированной воспитателем, совершали однообразные, бессмысленные для них упражнения. Разумеется, мы не повергаем сомнению ценность и продуктивность дидактических материалов, разработанных Монтессори, как и успешность деятельности многочисленных детских садов, до сих пор работающих по её системе. Однако полагаем, что эффективность этой системы определяется не только качеством дидактических материалов, но и квалификацией и личностными особенностям воспитателей, которым в системе Монтессори не уделяется должного внимания.

Итак, краткий анализ двух наиболее фундаментальных систем дошкольного воспитания, построенных на дидактических играх, показывает, что предоставление ребёнку полной свободы и самостоятельности в действиях с дидактическим материалом может так же лишить ребёнка собственной активности, как и превращение его в приемника воспитательных воздействий и указаний взрослого. Полное устранение взрослого от процесса дидактической игры имеет столь же отрицательные последствия, как и его доминирование, навязывание своих воздействий. Поэтому чрезвычайно важно определить специфику участия взрослого в дидактической игре, его основные функции.

В современной педагогической практике дошкольного воспитания роль взрослого в дидактической игре обычно крайне сужена. Она сводится к тому, что воспитатель объясняет игру и руководит её ходом, не участвуя в ней сам. Критерием хорошей дидактической игры считается самостоятельность детей. Однако задача взрослого состоит не только в том, чтобы донести до детей правило действия и контролировать его выполнение, но и в том (и то главное!), чтобы сделать его увлекательным, субъективно значимым, осмысленным. А это возможно только при непосредственном участии взрослого в игре. Мы полагаем, что критерием хорошей развивающей игры должна быть не самостоятельность, а активность, увлеченность ребёнка, которую на первых этапах знакомства с игрой может обеспечить только взрослый. Для этого он должен быть не руководителем, не контролером, но непосредственным участником игры, её эмоциональным центром, «заражающим» своей увлеченностью.

Специфика участия взрослого в игре с правилом и важнейшее условие её развивающего эффекта состоит в совмещении двух ролей – участника и организатора игры. В роли участника взрослый мотивирует игровые действия детей, задаёт субъективную значимость правила. В роли организатора он вводит правило в жизнь ребёнка, помогает соблюдать принятые правила действия. Эти роли в сущности своей различны и даже противоположны: одна предполагает эмоциональную включенность в игру, совпадение с позицией ребёнка, погруженность в игровую ситуацию, другая, напротив – отстранённость, анализ и контроль действий детей, удержание позиции старшего, учителя. Но только совмещение этих ролей может обеспечить развитие воли и произвольность в их единстве. И та, и другая роль в отдельность не может обеспечить развивающего эффекта: если взрослый превращается в играющего ребёнка, он не может донести правила игры, помочь их выполнению. Если же взрослый остается «учителем и контролёром», игра теряет свою привлекательность, превращается в формальное бессмысленное упражнение, действия ребёнка при этом не могут быть мотивированными и активными. И только в своей совокупности это роли могут обеспечить действительно развивающий эффект, который проявляется не только в ситуации игры, но и за её пределами.

Таким образом, игра становится средством развития произвольности дошкольника лишь в том случае, если взрослый является одновременно и участником и организатором игры.

 
1.3 Дидактическая игра как основной метод обучения в группах для детей с общим недоразвитием речи

Играя ребенку, предоставляется широкое поле для фантазии и творчества. Игровые упражнения нужно проводить в спокойной и доброжелательной атмосфере. Количество предлагаемых ребенку заданий должно соответствовать его индивидуальным возможностям и рекомендациям логопеда.

Ни в коем случае не следуем форсировать выполнение работы, упрекать детей в том, что они чего-либо не умеют.

Важно не только чему-то научить ребенка, но и вселить в него уверенность в себе, воспитать умение отстаивать собственное решение.

Логопедическое воздействие осуществляется различными методами.

Метод обучения в педагогике рассматривается как способ совместной деятельности педагога и детей, направленный на освоение детьми знаний, навыков, умений, на формирование умственной способности, поведения и личностных качеств [5].

Существуют различные классификации методов обучения: практические, наглядные и словесные. Выбор и использование того или иного метода определяется характером речевого нарушения, содержанием, целями и задачами коррекционно-логопедического воздействия, этапом работы, возрастными, индивидуально-психологическими особенностями ребенка.

На каждом из этапов логопедической работы эффективность овладения правильными речевыми навыками обеспечивается соответствующей группой методов [5].

Самый эффективный метод – использование дидактической (обучающей) игры как одной из форм обучающего воздействия взрослого на ребёнка и в то же время – основного вида деятельность старшего дошкольника.

Таким образом, у дидактической игры две цели: одна из них – обучающая, которую преследует взрослый, а другая – игровая, ради которой действует ребёнок.

Необходимо, чтобы эти две цели дополняли друг друга и обеспечивали усвоение программного материала. Поэтому задания логопеда, направленные на развитие речи лучше использовать в игровой форме.

Поэтому задания, направленные на формирование навыков звукового анализа и синтеза обучение чтению, развитие речи, преподается в игровой форме.

Ряд дидактических игр, основан на следующих принципах:

-   дидактическая игра должна опираться на программный материал;

-   дидактическая игра должна способствовать вовлечению в коррекционный процесс в первую очередь более сохранных анализаторов (зрительного и тактического);

-   назначение предметов, картинок, пособий, смысл вопросов, условия игр должны быть ясны и понятны детям;

-   пособия, используемые логопедами при проведении игр, должны быть внешне привлекательными;

-   условия игры и количество пособий, используемых в ней, должны обеспечить вовлечение всех детей в коррекционный процесс.

Систематизированные дидактические игры и игровые приемы, направленные на развитие речи и обучение чтению детей, а также на предупреждение возможных ошибок, которые могут возникнуть во время школьного обучения: дисграфии (нарушение письма), дислексии (нарушение чтения).

Для подсказки детям и для развития у них наглядно-образного мышления необходимо использовать специальные панно. Игровые задания для детей предназначаются для развития речи и в то же время ориентированы на всестороннее развитие ребенка. Ребенок, играя, будет развивать свою речь, логическое мышление, внимание, память, воображение, а также приобретать графические навыки, не догадываясь об этом [20].

Это достигается вовлечением ребенка в определенного рода игровые и речевые ситуации, где он (ребенок) – активный участник, способный рассуждать, обобщать, анализировать, делать самостоятельные выводы.

Обучение чтению – достаточно однообразное и монотонное занятие, связанное с механическим заучиванием графического изображения букв алфавита. Эта знаковая система для ребенка не имеет никаких зрительных ассоциаций, а также с кропотливым обучением навыкам слияния букв в слова и слова при чтении. Особенно важен вопрос смыслового чтения. Часто из-за механического чтения, не понимая при этом ничего прочитанного. Часто из-за этого процесс обучения чтению становится не только тяжелым для обучающего, но и трудным, малопонятливым и, следовательно, неинтересным для обучаемого. Поэтому система обучения чтению содержащая игры, используя которые, можно сделать этот процесс не только эффективным и простым, но и интересным для ребенка.

Логопедическая коррекция становится более эффективной при использовании дидактических игр с привлечением различного наглядного материала: бытовых предметов, игрушек, специально изготовленных пособий.

При опоре на зрительный образ дети быстрее усваивают названия предметов, их признаков и действий с ними [20].

Когда взрослый говорит: «Расскажи мне об этом», он ставит, таким образом, ребёнка в неинтересную для него учебную ситуацию, но если необходимый речевой материал подается в игровой форме, у ребёнка появляется мотив, а, следовательно, и желание говорить на тему, заданную не им самим. В такой ситуации дети начинают чувствовать себя почти наравне со взрослыми.

Таким образом, учитывая структуру дефекта у детей с общим недоразвитием речи, нами используются игры, направленные на развитие у детей высших психических функций, таких как восприятие, внимание, память. Игры, формирующие целостное восприятие предмета, пальцев рук, формирование словарного запаса, получение навыков словообразования. Поэтому пальчиковая игра, важна для развития речи.

1.4 Играя пальчиками, развиваем речь

У детей при ряде речевых нарушений отмечается выраженная в разной степени общая моторная недостаточность, а также отклонения в развитии движений пальцев рук, так как движения пальцев рук тесно связаны с речевой функцией. В связи с этим в системе по их обучению и воспитанию предусматриваются воспитательно-коррекционные мероприятия в данном направлении.

Такие авторы, как Н. С. Жукова, Е. М. Мастюкова, Т. Б. Филичева, Н. И. Кузьмина описывают отдельные приемы по развитию моторики у детей с задержкой речевого развития и у детей с ОНР [7].

Ученые, которые изучают деятельность детского мозга, психики детей, отмечают большое стимулирующее значение функции руки.

Сотрудники института физиологии детей и подростков АПН установили, что уровень развития речи детей находиться в прямой зависимости от степени сформированности тонких движений пальцев рук. Так, на основе проведенных опытов и обследования большого количества детей была выявлена следующая закономерность: если движение пальцев соответствует возрасту, то и речевое развитие находиться в пределах нормы. Если же развитие движений пальцев отстает, то задерживается и речевое развитие, хотя общая моторика при этом может быть нормальной и даже выше нормы [7].

Формирование речевых областей совершается под влиянием кинестических импульсов от рук, а точнее от пальцев, и этот факт используется в работе с детьми там, где развитие речи происходит своевременно, и особенно там, где есть отставание, задержка развития моторной стороны речи. Рекомендуется стимулировать речевое развитие путем тренировки движений пальцев рук.

Тренировка пальцев рук начинается в возрасте 6–7 месяцев: сюда входит массаж кисти рук и каждого пальчика, каждой его фаланги. Проводится разминание, и поглаживание ежедневно в течение 2–3 минут. Упражнения подбираются с учетом возрастных особенностей [3].

Так, малышам дают катать пальчиками деревянные шарики различного диаметра. Вовлекаются в движение все пальчики. Для этого используются шарики из пластилина, бусы. Заниматься конструированием из кубиков, собирать пирамидки, перекладывать пуговки, карандаши, спички.

Затем более сложные задания: застёгивание пуговиц, завязывание, развязывание узлов, шнуровка (Дидактические игры «Зашнуруй маме сарафан» «Шнуровка сюжетных картинок»). Очень хорошую тренировку движений пальцев дают народные игры-потешки.

Для тренировки пальцев могут быть использованы упражнения и без речевого сопровождения. Ребенку объясняют выполнение того или иного задания воспитатель-логопед демонстрирует все на себе:

-   «Пальчики здороваются», «Человечек» – указательный и средний пальцы правой руки «бегают» по столу;

-   «Слонёнок», «Корни деревьев».

Выполняя пальчиками различные упражнения, ребенок достигает хорошего развития мелкой моторики рук, которая влияет благоприятно на развитие речи (так как при этом индуктивно происходит возбуждение в центрах речи), но и подготавливает ребенка к рисованию, письму.

Кисти рук приобретают хорошую подвижность, гибкость, исчезает скованность движений, это в дальнейшем облегчит приобретение навыков письма.

Когда ребенок освоит свободное выполнение фигурок, (пальчиками) изображая предметы, животных, птиц. То эти упражнения можно усложнять: разыгрывание небольших сценок, пересказ коротких рассказов с сопровождением построения фигур из кисти рук и пальцев рук.

Например, такой рассказ.

«Кот Барсик увидел на дереве гнездо. В гнезде жили птенчики (изобразить фигурку кота, дерево, гнездо с птенчиками) и т. д.»

Логопед, воспитатель, родитель, проявляя фантазию, придумывают рассказы, сказки. Чтобы добиться, выполнения заданий ребенком с легкостью, без труда, чтобы эти занимательные занятия приносили ему радость.

Также выполняются упражнения из счетных палочек или спичек. Вначале знакомятся с геометрическими фигурками, на основе которых построены все остальные. Фигурки также сопровождают стихи, для того чтобы у ребенка возникал не только зрительный образ предмета, но и слуховой [3].

Эти упражнения можно проводить со всеми детьми, у которых наблюдается общее недоразвитие речи или какое-либо её нарушение (заикание и т. д.). Все эти игровые занятия способствуют развитию мелкой моторики рук и высших корковых функций (память, внимание, мышление, оптико-пространственное восприятие, воображение, наблюдательность); также знакомят детей с геометрическими фигурами в легкой неназидательной форме развивается речь ребёнка [7].

 
1.5 Влияние игры на развитие воли и производительности дошкольников

П. С. Выготский рассматривал игру как «школу произвольного поведения». Конкретная разработка этой проблемы осуществлялась его учениками и последователями, которые убедительно показали, что произвольное поведение в дошкольном возрасте формируется, прежде всего, в ведущей для этого периода игровой деятельности. В ряде их исследований было показано, что в игре дети намного опережают свои возможности в сфере овладения знаниями и своим поведением [18].

А. В. Запорожец первым обратил внимание на то, что характер движений, выполняемых ребёнком в игре и в условиях прямого выполнения задания, различен. Он приводит интересные результаты исследований Т. О. Гиневской, которая специально изучала значение игры для организации движений ребёнка. Оказалось, что как эффективность движения, так и его организация существенно зависят от того, какое структурное место занимает движение в осуществлении игровой роли. Так, в ролевой игре в спортсменов не только увеличилась относительная эффективность прыжка, но изменялся и сам характер движения: в нём значительно рельефнее выделялась фаза подготовки, своеобразного старта. Поэтому игра представляет для дошкольника первую доступную форму деятельности, которая предполагает сознательное воспроизведение и усовершенствование новых движений [18; с. 149].

В этом отношении моторное развитие, совершаемое дошкольниками в игре, является настоящим прологом к сознательным упражнениям школьников.

В исследованиях обнаружилось, что дошкольники способны длительно и старательно заниматься скучным для них делом (выписывание и проговаривание одних и тех же букв и звуков), когда они изображают в игре учеников, выполняющих свои обязанности.

На решающую роль игровой деятельности в развитии произвольного поведения неоднократно указывал Д. Б. Эльконин. В одном из его исследований было показано, что введение сюжета в играх ребёнка (кошки-мышки) существенно повышает эффективность подчинения правилу уже в 3–4 года.

В известной работе З. В. Мануйленко изучалась способность дошкольников длительно сохранять позу, не изменяя её и удерживая как можно дольше. В одной из серий опытов ребёнок должен был удерживать определённую позу по заданию взрослого, в другой, – исполняя роль часового, охраняющего «фабрику». Оказалось, что выполнение этого трудного для дошкольника задания значительно эффективнее происходит в игре. В ситуации игры уже в возрасте 4–5 лет ребёнок может произвольно управлять своим поведением. В игре, благодаря принятой роли сохранения позы становится содержанием поведения дошкольника. В игре образ поведения другого человека выступает для ребёнка как регулятор его собственного поведения.

Принятие игровой роли оказывает существенное положительное влияние не только на управление внешним поведением ребёнка, но и на овладение собственными познавательными процессами. Так, в работе З. М. Истоминой изучалось развитие произвольной памяти у дошкольников в разных условиях. В ней было установлено, что в условиях игры дети способны запомнить и воспроизвести значительно большее количество слов.

В игре дети также наиболее эффективно усваивают правила коллективной жизни и взаимоотношений. Как показали исследования Д. Б. Эльконина, в игре в действительной и доступной для ребёнка форме осваивается «мир социальных отношений, значительно более сложных, чем те, которые доступны ребёнку в его неигровой деятельности» [30]. Через игру, через роль, взятую на себя в игре, ребёнок «входит в известную систему жёсткой необходимости, определяемой правилами выполнения этой деятельности взрослыми людьми». В работе Е. А. Бугрименко, проведенной под руководством Д. Б. Эльконина, было показано, что усвоение контрольно-оценочных отношений между дошкольниками значительно эффективнее происходит в игре (фабрика игрушек и др.), Лишь после такого усвоения возможен перенос этих отношений в неигровую продуктивную деятельность. При этом в 4–5 летнем возрасте поддержание процесса продуктивной деятельности возможно только в присутствии взрослого, в то время как в игре дети могут выполнять те же действия самостоятельно, без контроля взрослого.

Столь убедительные данные, доказывающие положительное влияние игры на разные формы произвольности дошкольников, заставляют поставить вопрос о том, почему введение роли и сюжета различных развивающих игр оказывает столь «магическое» действие?

Каков психологический механизм влияния роли игры на произвольное поведение ребёнка? На то, как влияет игра на ребёнка при выполнении логопедических заданий? Отвечая на этот вопрос, Д. Б. Эльконин выделяет два таких механизма. Первый из них состоит в особой мотивации игровой деятельности. Выполнение определенной роли в игре, будучи эмоционально привлекательным, для дошкольника, оказывает стимулирующее влияние на выполнение действий, в которых роль находит свое воплощение. Введение сюжета меняет смысл действий для ребёнка и правило поведения, неразрывно слитое с привлекательной ролью и сюжетом, становится предметом (мотивам) его деятельности. Второй механизм влияния роли на произвольное поведение дошкольников состоит в возможности объективации своих действий, способствующей их большей осознанности и управляемости.

Правило заключенное в роли, отнесено именно к ней и лишь через неё к самому ребёнку.

Этим значительно облегчается его сознание, т. к. правило оказывается как бы вынесенным вовне. «Оценить свои действия, подчинить их сознательному определенному правилу ребёнку дошкольного возраста ещё очень трудно, ибо это требует рассмотрения собственного поведения. В игре же правило отчуждено, задано в роли, и ребёнок следит за своим поведением, контролирует его как бы через зеркало – роль» [30].

Итак, игра + сюжетно-ролевая игра является как раз той деятельностью, которая создает оптимальные условия для развития важнейших сфер психической жизни, потому она и является наиболее эффективным средством формирования и волевого и произвольного поведения. «Ведь чтоб усвоить материал на логопедических занятиях требуется воля и усидчивость, внимание и сосредоточенность, что дается детям с трудом, но благодаря игре усвоение материала происходит без напряжения, а как бы произвольно, играя с ребёнком. Так, в работе К. Я. Вазиной исследовалась целеустремленность дошкольников в игровой деятельности – их умение ставить игровую цель и удерживать её на трех этапах «проявления воли»: постановка цели, планирование и реализация задуманного. Так на протяжении всего дошкольного возраста целеустремленность больше фиксируется в постановке цели, чем в планировании и контроле.

Особый интерес представляет содержание мотивов, побуждающих дошкольников к волевым и произвольным действиям. Среди таких реально действующих для дошкольников мотивов отмечают: поощрения и признание взрослого, игровой мотив, соревновательный мотив, самолюбия и признания сверстников.

Во всех исследованиях доказывается эффективность обучения игрой (в которой присутствует и дух соревнования, с которым легче добиться успеха, и также в игре ребёнок показывает перед сверстниками и закрепляет свой успех (Дидактическая игра, лото, мозаика, кто быстрее? кто первый? и т. д.), начинает уважать себя, за то, что получилось на занятии, а если не получилось то взрослый поощряет словами, что это игра и в следующий раз получится удачнее (с такими оценками ребёнку легче избавляться от дефектов речи, благодаря игровым ситуациям).

Важные результаты относительно влияния мотивации на выполнение деятельности в разных возрастах были получены в работе З. В. Мануйленко. Результаты её экспериментов показали, что наибольшая зависимость от условий деятельности наблюдается у детей 4–5 лет: в условиях игры время удержания розы увеличивается у них в 4–5 раз.

Необходимым условием установления целе-мотивационных отношений в дошкольном возрасте является фиксация мотива в конкретной ситуации выполнения действия. Эту роль обычно выполняет присутствие взрослого или других детей, и мотив фиксируется предметом, связанный с содержанием действия (ящик, куда складываются подарки; на определённый звук, слог, и т. д.; или игрушки; мишка игрушечный, для которого эти подарки готовятся).

Максимальная активность детей и наибольшая эффективность их деятельности наблюдалась, когда взрослый, играя, иллюстрировал свой рассказ соответствующими картинками. Эти приемы позволили вызвать и активизировать у дошкольников деятельность «эмоционального воображения». Под влиянием такого вида деятельности у детей возникает эмоциональное предвосхищение результатов действия. Такое эмоциональное предвосхищение начинает складываться уже в дошкольном возрасте и позволяет ребёнку не только представить результаты своих действий, но и заранее прочувствовать тот смысл, который они будут иметь для окружающих и для него самого.

Приведенные примеры ещё раз подтверждают, то, что игра является эффективным средством формирования умений и навыков дошкольника, что игра помогает в эмоционально-волевой сфере детей: решение задачи, соблюдение правила, выполнение требований взрослого приобретает определенную привлекательность. Дети активнее будут работать на занятиях, охотнее принимать участие, тем самым повысился результат обучения.

Игра с правилом научит детей сдерживать непосредственные импульсивные движения, контролировать свое поведение, вовлеченность всех сторон детской активности: познавательной, поскольку ребёнок знает и понимает, что он делает в игровой ситуации; эмоциональной активности, поскольку игра в наибольшей мере отвечает интересам и потребностям дошкольников, и, естественно, двигательной, моторной активности. Поэтому содержание игры становится предметом целостной, самостоятельной деятельность ребёнка (или познавательной) начала в общении с детьми позволяет нам взрослым открыть для детей правило действия и сделать его предметом деятельности самих детей.

Поэтому важнейшим условием в игре является многократное проигрывание одних и тех же игровых действий с постепенным введением их речевого оформления и осмысления.

  1.6 Обучение и игра

Игра, которая по меткому выражению известного психолога Д. Эльконина, раньше оставалась за порогом школы, наконец, прорвалась в школьную дверь и меняет детские игры?

Дмитрий Кавтарадзе говорит о том, что – Homo Ludens – Человек играющий – может и должен жить в каждом из нас, помогая находить себя в разных спектаклях жизни и переживать через игры с природой и другими людьми, радость открытия своего Я в бесконечно меняющемся мире.

Активными методами обучения являются ролевые, имитационные игры и называются так потому, что позволяют погрузить обучающихся в активное контролируемое общение, где они проявляют свою сущность и могут взаимодействовать с другими людьми.

Привлекательность и распространение игр поражает воображение. Значение многих игр неожиданно обретает невероятный масштаб и не позволяет игнорировать их социально-психологическое значение [8].

Существуют разные определения игры:

-   Игра – вид непродуктивной деятельности, мотив которой заключается не в её результатах, а в самом процессе.

-   Игра – самостоятельная социальная структура, подразумевающая состязание между двумя или более противоборствующими сторонами, а также ограниченная процедурами и правилами с целью достижения победы одной из сторон.

-   Игра как таковая – это не игровое оборудование, а формально организованная система соперничества её участников.

Вспомним многообразие определений к слову «игра»: спортивная, музыкальная, актерская, военная, воображения, шахматная, математическая, логопедическая, природы, без правил, втёмную, и т. д.

С образовательной точки зрения игры – это способ группового диалогичного исследования возможной действительности в контексте личностных интересов [8].

Хорошо известны игры, прошедшие испытание веками и заслужившие уважительную оценку: шахматы, абак, шашки, го, нарды, подвижные спортивные и народные игры. Как правильно относится к детским играм, может быть, полезнее меньше играть и больше работать?

Но, чтобы не спешить с категоричным ответом мы обратимся к педагогам, занимающимся проблемами детства.

А. С. Макаренко писал: «У ребёнка есть страсть к игре, и надо её удовлетворять. Надо не только дать ему время поиграть, но надо пропитать этой игрой всю его жизнь. Вся его жизнь – это игра» [25]. Ещё почтительнее объясняет интерес детей к игре К. Д. Ушинский он считает, что игра – действительность, и действительность, гораздо более интересная, чем та, что его окружает. Интереснее она для ребёнка именно потому, что понятнее; а понятнее она ему потому, что отчасти есть его собственное создание. В игре дитя живёт, и следы этой жизни глубже остаются в нем, чем следы действительной жизни, в которую он не мог ещё войти по сложности её явлений и интересов. В действительной жизни дитя не более, как дитя, существо, не имеющее ещё никакой самостоятельности, слепо и беззаботно увлекаемое течением жизни; в игре же дитя, уже зреющий человек, пробует свои силы и самостоятельно распоряжается своими же созданиями [30; с. 50].

По прошествии более века этот взгляд удивительно контрастирует с миром электронной реальности нынешнего поколения. Речь идет о принципиально разных играх.

В чем их существенные различия?

Разделим игры на две группы: одни – уводят от реальности, другие – помогают адаптироваться к ней. Образование имеет дело только со вторыми: игровыми моделями, обучающими адаптации к окружающей среде.

В лучших образовательных играх человеческие страсти бурлят в полной мере. Более того, в имитационных играх используется эмоциональное возбуждение, а создатели игр стараются продумывать и выверять игровую драматургию, заведомо учитывая эти чувства. Природа «игрового интереса» ещё очень мало изучена. Ю. В. Геронимус выделяет такие факторы, способствующие возникновению игрового интереса:

-   если игра ролевая, то удовольствие от процесса перевоплощения в роль;

-   удовольствие от контактов с партнёрами по игре;

-   удовольствие от демонстрации партнерам своих возможностей как игрока.

Видно, что игры отвечают важной биологической потребности организма в получении постоянной информации из внешней среды и компенсируют событийную (средовую) монотонность повседневной жизни, изолированность от полноценной природной и социальной среды [8].

Размышляя о природе игры, сторонники биологической обусловленности игры считают, что здесь внутренние законы развития действуют с такой силой, что у детей самых разных стран и эпох, несмотря на все противоположности в окружающих условиях, всегда пробуждаются на определенных ступенях возраста одинаковые инстинкты игры.

Так, игры, связанные с бросанием, игры в куклы, безусловно, выходят из рамок времени и пространства, социального слоя, национальной дифференцировки, прогресса культуры. Специфический материал, над которым упражняются инстинкты движения, попечения, борьбы, может изменяться вместе со средой, но общие формы остаются неизменными [8].

В процессе игры детьми осваивается, прежде всего, сюжет (по Д. Б. Эльконину, например, при игре в «дочки-матери», в войну и др.), что обеспечивает трансляцию определённого элемента культуры как сюжета. Позднее, в процессе развития индивида уже имеющаяся форма социальных отношений наполняется (дополняется) содержанием.

Особая ценность игр для современного образования заключается в новых логических конструкциях и их сочетаниях при исследовании мира возможностей, открытие и освоение которых приносит так много удовольствия и так важно для постижения вероятностных процессов в природе и обществе.

Последние годы разработчики игр для детей особенно акцентируют то, что игры развивают сообразительность, логику, пространственное воображение, математические, конструкторские и прочие способности, столь необходимые для творчества. Попытки обучать творчеству всегда вызывают интерес и уже этим привлекают общественное внимание. Однако до сих пор сторонники новых подходов в педагогике развития, в частности с помощью игровых методов, утверждая, что происходит обучение творчеству. В отличие от многих других способов подталкивания, «обучения» индивидуальному творчеству, игры открывают мир – создают образовательную среду сотворчества. Необходимо не только «узнать – вместе», «понимать – вместе», но и «действовать – вместе» [22].

Принято считать, что человек сам учится думать, однако сложным способам мышления люди специально учат друг друга. Участие в играх – одна из форм освоения сложных форм одновременного мышления на разных уровнях решаемой проблемы.

Благодаря активной форме участия в играх достигается высокий уровень запоминания событий, имевших место в игре, что соответствует данным психологии, согласно которым у человека остается в памяти приблизительно 10% из того, что он слышит, 50% – из того, что он видит, и 90% – из того, что он делает.

Это подтверждает эффективность игры на обучение, воспитание [8].

 
2. Логопедическая работа по формированию лексического строя речи у детей старшего дошкольного возраста с ОНР   2.1 Психолого-педагогическая характеристика детей с общим недоразвитием речи

Под общим недоразвитием речи у детей с нормальным слухом и первично сохранным интеллектом следует понимать такую форму речевой аномалии, при которой нарушается формирование каждого из компонентов речевой системы: фонетики, лексики, грамматики. При этом отмечается нарушение как смысловой, так и произносительной стороны речи. Речевое недоразвитие у дошкольников может проявляться в разной степени: от полного отсутствия общеупотребительной речи до развернутой фразовой речи с выраженными элементами лексико-грамматического и фонетико-фонематического недоразвития [5].

Правильное понимание структуры ОНР, причин, лежащих в его основе, различных соотношений первичных вторичных нарушений необходимо для отбора детей в специальные учреждения, для выбора более эффективных приемов коррекции и для предупреждения возможных осложнений в процессе школьного обучения.

Общее недоразвитие речи может наблюдаться при наиболее сложных формах детской топологии: алалии, афазии, а также ринолалии, дизартрии – в тех случаях когда, выявляются одновременно недостаточность словарного запаса грамматического строя и нарушения фонетико-фонематического развития [5].

Дети с общим недоразвитием речи отстают от нормально развивающихся сверстников в воспроизведении двигательного задания по пространственно-временным параметрам, нарушают последовательность элементов действия, опускают его составные части. Например, перекатывание мяча с руки на руку, передача его с небольшого расстояния, удары об пол с повременным чередованием; прыжки на правой и левой ноге, ритмичные движения под музыку.

Отличается недостаточная координация пальцев, кисти руки, недоразвитие мелкой моторики, застревание на одной позе [4].

Детей с общим недоразвитием речи следует отличать от детей, имеющих сходные состояния – временную задержку речевого развития.

Р. Е. Левиной и сотрудниками (1969) разработана периодизация проявлений общего недоразвития речи: от полного отсутствия речевых средств общения до развернутых форм связной речи с элементами фонетико-фонематического и лексико-грамматического недоразвития.

Выдвинутый Р. Е. Левиной подход позволил отойти от описания лишь отдельных проявлений речевой недостаточности и представить картину аномального развития ребёнка по ряду параметров, отражающих состояние языковых средств и коммуникативных процессов. На основе поэтапного структурно-динамического изучения аномального речевого развития раскрыты так же специфические закономерности, определяющие переход низкого уровня развития к более высокому.

Каждый уровень характеризуется определенным соотношением первичного дефекта и вторичных проявлений, задерживающих формирование зависящих от него речевых компонентов. Индивидуальный темп продвижения ребёнка определяется тяжестью первичного дефекта и его формой.

Наиболее типичные и стойкие проявления ОНР наблюдаются при алалии, дизартрии и реже – при ринолалии и заикании [5].

Выделяют три уровня речевого развития, отражающие типичное состояние компонентов языка у детей дошкольного и школьного возраста с общим недоразвитием речи [5].

Первый уровень речевого развития.

Речевые средства общения крайне ограничены. Активный словарь детей состоит из небольшого количества нечётко произносимых обиходных слов, звукоподражаний и звуковых комплексов. Широко используются указательные жесты, мимика. Дети пользуются одним и тем же комплексом для обозначения предметов, действий, качеств, интонацией или жестами, обозначая разницу значений. Лепетные образования в зависимости от ситуации можно расценить как однословные предложения.

Дифференцированное обозначение предметов и действий почти отсутствуют. Название действий заменяются названиями предметов (открывать – «древ» (дверь), и наоборот – название предметов заменяются названиями действий (кровать – «пат»).

Дети не используют морфологические элементы для передачи грамматических отношений. В их речи преобладают корневые слова, фикции.

Пассивный словарь детей шире активного. Однако исследованием Г. И. Жаренковой (1967) показана ограниченность импрессивной стороны речи детей, находящихся на низком уровне речевого развития.

Звуковая сторона речи характеризуется фонетической неопределенностью. Произношение звуков носит диффузный характер, обусловленный неустойчивой артикуляцией и низкими возможностями их слухового распознавания. В произношении имеются противопоставления лишь гласных – согласных, ротовых – носовых, некоторых взрывных-фрикативных. Фонематическое развитие находится в зачаточном состоянии.

Отличительной чертой речевого развития этого уровня является ограниченная способность восприятия и воспроизведения слоговой структуры слова [5].

Второй уровень речевого развития.

Переход к нему характеризуется возросшей речевой активностью ребёнка. Обучение осуществляется посредством использования постоянного, хотя все ещё ограниченного запаса общеупотребительных слов. На этом уровне возможно пользование местоимениями, а иногда союзами, простыми предлогами в элементарных значениях. Дети могут ответить на вопросы по картинке, связанные с семьёй, знакомыми событиями окружающей жизни.

Речевая недостаточность отчётливо проявляется во всех компонентах. Дети пользуются простыми предложениями, состоящими из 2–3, редко 4 слов. Словарный запас отстаёт от возрастной нормы: выявляется название многих слов, обозначающих части тела, животных и их детенышей, одежды, мебели, профессий. Дети не знают названий цвета, его формы, размера, заменяют слова близкими по смыслу.

Отмечаются грубые ошибки в употреблении грамматических конструкций:

-   смешение падежных форм («едет машину» вместо «на машине»);

-   нередко употребление существительных в именительном падеже, а глаголов в инфинитиве или форме 3-го лица единственного числа настоящего времени;

-   в употреблении числа и рода глаголов, при изменении существительных по числам («два каси» – два карандаша);

-   отсутствие согласования прилагательных с существительными, числительных с существительными [5].

Понимание обращенной речи на втором уровне значительно развивается за счёт различения некоторых грамматических форм (в отличие от первого уровня), дети могут ориентироваться на морфологические элементы, которые приобретают для них смыслоразличительное значения.

Значения предлогов различаются только в хорошо знакомой ситуации.

Типичными остаются и затруднения в усвоении звуко-слоговой структуры. Нередко при правильном воспроизведении контура слов нарушается, звуконаполняется: перестановка слов, звуков, замена и уподобление слогов («морашки» – ромашки, «кукина» – клубника). Многосложные слова редуцируются.

У детей выявляется недостаточность фонематического восприятия, их неподготовленность к овладению звуковым анализом синтезом [5].

Третий уровень речевого развития характеризуется наличием развёрнутой фразовой речи с элементами лексико-грамматического и фонетико-фонематического недоразвития.

Характерным является недифференцированное произношение звуков (в основном это свистящие, шипящие, аффрикаты и соноры), когда один звук заменяет одновременно два или несколько звуков данной или близкой фонетической группы. Владея речью на одном уровне, дети могут общаться с окружающими, но только в присутствии родителей (воспитателей), дающих соответствующие пояснения.

Множество ошибок наблюдается при передаче звуконаполняемости слов: перестановки и замены звуков и слогов, сокращения при стечении согласных в слове.

На фоне относительно развитой речи наблюдается неточное употребление многих лексических значений. В активном словаре преобладают существительные и глаголы. Недостаточно слов обозначающих качества, признаки, состояния, предметов и действий. Неумение пользоваться способами словообразования создает трудности в использовании вариантов слов, детям не всегда удается подбор слов с помощью суффиксов и приставок. Нередко они заменяют название части предмета, нужное слово другим, сходны по назначению.

В свободных высказываниях преобладают простые распространенные предложения, почти не употребляются сложные конструкции.

Отмечается аграмматизм: ошибки в согласовании числительных с существительными, прилагательных с существительными в роде, числе, падеже. Большое количество ошибок наблюдается в использовании как простых, так и сложных предлогов.

Понимание обращенной речи значительно развивается и приближается к норме. Все проблемы в развитии фонетики, лексики и грамматического строя у детей школьного возраста проявляются более отчетливо при обучении в школе, создавая большие трудности в овладении письмом и чтением. Дети третьего уровня речевого развития в настоящее время составляют основной контингент специальных дошкольных учреждений. В возрасте 5 лет они зачисляются для воспитания и обучения в старшую группу детского сада, с 6–7 лет поступают в подготовительный или 1 класс школы для детей с тяжелым нарушением речи.

Основными задачами коррекционного обучения данной категории детей являются:

-   практическое усвоение лексических и грамматических средств языка;

-   формирование полноценной звуковой стороны речи (воспитание артикуляционных навыков, правильного звукопроизношения, слоговой структуры и фонематического восприятия);

-   подготовка к грамоте, овладение элементами грамоты;

-   дальнейшее развитие связной речи.

Таким образом, системное недоразвитие речи приведет к нарушениям лексического строя речи у детей с ОНР [5].

  2.2 Содержание работы по формированию лексического строя речи у детей с ОНР

На ранних этапах овладения языком ведущая роль принадлежит лексическому уровню, а в дальнейшем на первый план выступает словообразовательный уровень. Овладение словообразованием осуществляется на основе мыслительных операций анализа, сравнения, синтеза, обобщения и предполагает достаточно высокий уровень интеллектуального и речевого развития. Начинать работу по развитию лексического строя речи следует с выяснения и пополнения объема словарного запаса:

-   у детей с ОНР словарь бедный, с преобладанием существительных и глаголов;

-   речь фразовая, но с аграмматизмами (нарушено согласование слов в предложении);

-   в разговорной речи преобладание простых нераспространенных предложений;

-   затр

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Игра – как одна из важных форм логопедического воздействия при работе с детьми дошкольного возраста с общим недоразвитием речи". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 511

Другие дипломные работы по специальности "Педагогика":

Метод языкового анализа на уроках русского языка

Смотреть работу >>

Использование образовательной технологии "Школа 2100" в обучении математике младших школьников

Смотреть работу >>

Организация учебного сотрудничества в процессе обучения младших школьников русскому языку

Смотреть работу >>

Организация работы по подготовке школьного актива органами ВЛКСМ в 60-80-хх годах ХХ века

Смотреть работу >>

Особенности организации самостоятельной работы студентов педагогического колледжа при овладении курсом методики физического воспитания и развития детей

Смотреть работу >>