Дипломная работа на тему "Формирование словообразовательных умений у дошкольников с общим недоразвитием речи"

ГлавнаяПедагогика → Формирование словообразовательных умений у дошкольников с общим недоразвитием речи




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Формирование словообразовательных умений у дошкольников с общим недоразвитием речи":


Федеральное агентство по образованию

Государственное образовательное учреждение

Высшего профессионального образования

«Волгоградский государственный педагогический университет»

ФАКУЛЬТЕТ СОЦИАЛЬНОЙ И КОРРЕКЦИОННОЙ ПЕДАГОГИКИ

КАФЕДРА СПЕЦИАЛЬНОЙ ПЕДАГОГИКИ И ПСИХОЛОГИИ

Выпускная квалификационная работа

Формирование словообразовательных умений у дошкольников с общим недоразвитием речи

Исполнитель:

СЕРКОВА Марина Вадимовна

Волгоград 2009

Содержание

Введение

Глава 1. Особенности словообразования у дошкольников с общим недоразвитием речи

1.1 Лингвистические основы словообразовательной работы с дошкольниками

1.2 Словообразовательный компонент языковой способности детей дошкольного возраста

1.3 Особенности словообразования у дошкольников с ОНР

Выводы по первой главе

Глава 2. Методики формирования словообразовательных умений у дошкольников с ОНР

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Качественное выполнение дипломных проектов по индивидуальному заказу в Ростове-на-Дону и в других городах РФ.

2.1 Приемы формирования словообразовательных умений у дошкольников с ОНР

2.2 Экспериментальное исследование словообразовательной способности дошкольников с ОНР

Выводы по второй главе

Заключение

Литература

Приложение

Введение

Работа посвящена одной из важнейших и до сих пор практически не изученных проблем логопедии – формированию процессов словообразования у детей дошкольного возраста с общим недоразвитием речи (ОНР), т. е. имеющих нарушение всех компонентов языковой системы. В логопедии проблеме словообразования у детей с речевой патологией не уделялось достаточного внимания. Практически все исследователи, изучавшие проблему общего недоразвития речи, так или иначе, отмечали недостаточные возможности этих детей в образовании новых форм слов (Н. С. Жукова, Р. И. Лалаева, Г. А. Каше, Л. Ф. Спирова, Т. Б. Филичева, Г. В. Чиркина, Р. И. Шуйфер, А. В. Ястребова, и др.). Эти сведения носили, как правило, характер констатации тех отдельных трудностей, которые испытывают дети с ОНР при самостоятельном продуцировании производных наименований. На этой основе были определены некоторые направления и отдельные приемы по развитию словообразовательных навыков у детей с общим недоразвитием речи дошкольного возраста (Н. С. Жукова, Н. В.Серебрякова, Т. Б. Филичева, Г. В. Чиркина и др.). В то же время исследования по данной проблеме не носили системного, глубокого характера. Так, не предпринималось специальных исследований, направленных на всестороннее изучение становления процессов словообразования у детей с недоразвитием речи, на выявление у них специфических трудностей в протекании этих процессов.

Этим определяется актуальность данного квалификационного исследования.

Объектом исследования является процесс развития словообразования у детей дошкольного возраста с общим недоразвитием речи.

Предмет исследования – формирование словообразовательных умений у дошкольников, имеющих общее недоразвитие речи.

Цель исследования состоит в разработке дидактического и методического обеспечения процесса формирования словообразовательных умений у дошкольников с общим недоразвитием речи на основе многоаспектного изучения у них состояния словообразовательных процессов различной сложности.

Цель и предмет исследования обусловили необходимость решения следующих задач:

-   дать общую характеристику системы русского словообразования;

-   изучить словообразовательный компонент языковой способности детей дошкольного возраста;

-   выявить особенности словообразования у дошкольников с ОНР;

-   рассмотреть принципы и методики формирования словообразовательных умений у дошкольников с ОНР;

-   экспериментально проверить эффективность выбранных методик.

Гипотеза исследования заключается в том, что формирование словообразовательных умений будет эффективным, если опираться на:

-  целостную, научно-обоснованную концепцию формирования словообразовательной компетенции, базой которой являются методологические, теоретические и практические исходные положения, а также современные научные представления о выявленном своеобразии и особенностях становления словообразовательных процессов разного порядка у детей с общим недоразвитием речи дошкольного возраста;

-  внедрение в образовательных процесс, регламентируемый содержанием коррекционных программ обучения и воспитания детей с общим недоразвитием речи, новых форм и направлений работы по развитию у детей словообразовательной системы языка.

Методы исследования были выбраны с учетом объекта исследования и соответствуют задачам и гипотезе работы. В процессе исследования применялись следующие методы исследования:

-  теоретический анализ лингвистической, психологической, психолингвистической, педагогической, методической литературы;

-  эмпирические: наблюдение, метод диагностических заданий (тестирование, беседы);

База исследования: детский сад для детей с нарушениями речи № 350, г. Волгограда, логопедическая группа детей 5-6 лет с ОНР III уровня.

Выпускная квалификационная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы и приложения. В работе представлены таблицы, диаграммы.

Глава 1. Особенности словообразования у дошкольников с общим недоразвитием речи 1.1 Лингвистические основы словообразовательной работы с дошкольниками

Словообразование — один из важнейших источников пополнения словарного состава языка, один из главных путей образования терминов.

Словообразование считали либо частью лексикологии, либо частью грамматики наравне с морфологией и синтаксисом, либо относили к морфологии. Чаще словообразование рассматривается как самостоятельная лингвистическая (ономасиологическая) дисциплина. Словообразование устанавливает и описывает структуру и значение производных, их компоненты, основные приёмы и средства деривации, модели производных и их классификацию; изучает группировки производных в словообразовательные ряды и гнёзда, словообразовательные значения и категории; выясняет принципы устройства и организации словообразовательной системы в целом [Арутюнова 1960: 35].

Словообразование – процесс или результат образования новых слов, называемых производными, на базе однокорневых слов или словосочетаний посредством принятых в данном языке формальных способов, которые служат для семантического переосмысления или уточнения исходных единиц, — соединение основ с аффиксами (рус. «стол-ик», «за-столь-н-ый»), соединение нескольких основ (рус. «узкоколейный», «громкоговоритель»), перевод основ из одного класса в другой («руль — рулить», «золото — золотой»), чередования в составе основы («глухой — глушь») и др.; вид деривации (порождения) лингвистических единиц, направленный на создание нового однословного наименования, мотивированного смысловой и формальной связанностью с исходной единицей [Земская 1973: 103].

Основные способы словообразования в русском языке.

В зависимости от того, какие средства используются для образования новых слов, слова можно распределить на две группы:

1)  слова, образованные морфологическим способом (с помощью различных морфем);

2)  слова, образованные неморфологическим способом (без помощи морфем).

Морфологический способ:

1.  аффиксация (суффиксальный, приставочный, приставочно-суффиксальный, бессуффиксный).

2.  сложение (сложение слов, сложение основ с помощью соединительной гласной, сложение + суффиксация, сложение сокращённых основ).

Неморфологический способ:

1.  морфолого-синтаксический (способ перехода одной части речи в другую);

2.  лексико-синтаксический (образование слов из словосочетаний объединенных в одно слово в процессе употребления в языке);

3.  лексико-семантический (распад многозначного слова на омонимы или приобретение нового значения);

Слова в языке образуются серийно, для этого используются определенные схемы, формулы. Слова приобретают типовые словообразовательные значения. Для синхронного словообразования важно определить, что такое словообразовательное значение, тип, модель и формант [Кубрякова 1965: 87].

Словообразовательное значение – это комплексное явление, которое определяется:

-   значением части речи мотивирующего слова;

-   значением словообразовательного элемента;

-   значением части речи мотивированного слова.

Объектом изучения в словообразовании являются словообразовательно мотивированные слова, т. е. слова, значение и звучание которых обусловлены другими однокоренными словами.

Словообразовательная мотивация – это отношение между двумя однокоренными словами, значение одного из которых либо:

а)  определяется через значение другого (дом - домик (маленький дом), победить - победитель (тот, кто победил)),

б)  тождественно значению другого во всех своих компонентах, кроме грамматического значения части речи (бежать - бег, белый - белизна, быстрый - быстро).

Однокоренные слова, лишенные названных свойств (например, домик и домище), не находятся между собой в отношениях мотивации.

Одно из слов, связанных отношениями мотивации, является мотивирующим, а другое – мотивированным. Мотивированным признается слово, обладающее следующими признаками:

1)  при различии лексических значений сопоставляемых слов мотивированным является то, основа которого характеризуется большей формальной (фонематической) сложностью: горох - горошина, бежать – выбежать;

2)  при различии лексических значений этих слов и равной формальной сложности мотивированным является слово, характеризующееся большей семантической сложностью, т. е. то, значение которого определяется через другое слово: химия - химик (тот, кто занимается химией), художник - художница (женщина-художник);

3)  при тождество всех компонентов значений слов, кроме значения части речи:

а)  в парах "глагол - существительное, обозначающее действие по этому глаголу" (косить - косьба, дуть - дутьё, выходить - выход, атаковать - атака), "прилагательное - существительное, обозначающее тот же признак" (красный - краснота, синий - синь), независимо от количества вычленяемых в основах звуковых отрезков, мотивированным признается существительное, поскольку значения действия и признака являются общими значениями соответственно глагола и прилагательного, но не существительного;

б)  в паре "прилагательное - наречие" мотивированным признается слово, характеризующееся большей формальной сложностью: смелый - смело, но вчера - вчерашний.

4)  Слово, не являющееся стилистически нейтральным, не может быть мотивирующим, если сопоставляемое с ним слово стилистически нейтрально. Поэтому, например, образования типа гуманитар, корабел (разг.) мотивированы прилагательными гуманитарный, корабельный, а не наоборот, несмотря на большую формальную сложность прилагательных.

Мотивирующее слово может быть в свою очередь по отношению к другому слову мотивированным. Например, слово учитель по отношению к слову учительница – мотивирующее, а по отношению к слову учить - мотивированное. Такие слова составляют словообразовательную цепочку: учить – учитель - учительница.

Словообразовательная цепочка - это ряд однокоренных слов, находящихся в отношениях последовательной мотивированности. Начальным, исходным звеном цепочки является немотивированное слово. Чем дальше от исходного слова цепочки какое-нибудь входящее в нее мотивированное слово, тем выше ступень его мотивированности [Янко-Триницкая 2001: 126].

Словообразовательное гнездо – это совокупность слов с тождественным корнем, упорядоченная в соответствии с отношениями словообразовательной мотивации. Вершиной (исходным словом) гнезда является немотивированное слово. Гнездо может быть определено и как совокупность словообразовательных цепочек, имеющих одно и то же исходное слово.

Мотивированное слово всегда включает мотивирующую основу и словообразовательный формант. Мотивирующая основа – это та часть мотивированного слова, которая является общей с основой мотивирующего слова, например: лес - лесок (мотивирующая основа лес-, формант - ок), партизан - партизанить (чередование |н-н'|, мотивирующая основа партиза|н'|- формант - и1-). Некоторые способы словообразования (сложение, сращение, аббревиация) характеризуются более чем одной мотивирующей основой.

Словообразовательный формант в узком понимании термина – это формальный элемент, с помощью которого образуется мотивированное слово. В широком же понимании данный термин обозначает все элементы, все явления, которые отличают мотивированное слово от мотивирующего (не только морфы, но и порядок следования компонентов, единое ударение, морфонологические явления).

Мотивационное отношение двух слов, одно из которых отличается от другого только одним формантом, называется непосредственной мотивацией, а мотивационное отношение двух слов, одно из которых отличается от другого совокупностью формантов, - опосредствованной мотивацией.

Различаются два вида опосредствованных мотиваций.

а)  опосредствованные мотивации, имеющие свой аналог среди непосредственных мотиваций. Такие мотивации входят в систему словообразовательных типов и могут быть названы типовыми. Члены типовых мотиваций различаются между собой совокупностью формантов, которая в других случаях функционирует как единый формант. Так, например, члены мотиваций преподавать - преподавательский, чистый - очистить отличаются друг от друга элементами - тельск-, о - + - и1-, представляющими собой соответственно совокупность продуктивных аффиксов - тель (преподавать - преподаватель) и - ск - (преподаватель - преподавательский), - и1- (чистый - чистить) и о- (чистить - очистить), которая в других случаях функционирует как единый формант - суффиксальный (-тельск-: издеваться - издевательский) или префиксально-суффиксальный (о - + - и1-: порожний - опорожнить).

б)  опосредствованные мотивации, не имеющие аналога среди непосредственных мотиваций. Такие мотивации не входят в систему словообразовательных типов и могут быть названы внетиповыми. Члены внетиповых мотиваций различаются между собой совокупностью формантов, которая никогда не функционирует как единый формант. Например, наряду с парами типа влага - влажнеть нет пар, в которых мотивированное и непосредственно мотивирующее отличались бы друг от друга отрезком - не-: все мотивированные глаголы на - не(ть) непосредственно мотивируются прилагательными на - н(ый), т. е. входят в цепочки типа влага - влажный - влажнеть. Поэтому они выделяют в своем составе суф. - е-, а не - не-. Элемент - не-, которым различаются слова типа влага - влажнеть, не является формантом, так же как и, например, -ни - в грязнить (ср. грязь - грязный - грязнить), - озность в религиозность (религия - религиозный - религиозность).

Словообразовательный тип – это формальная схема, образец, абстрагированный от лексического значения единиц, который характеризуется общностью:

Ø  частеречной отнесенности мотивированного слова;

Ø  формального показателя, отличающего мотивирующее слово от мотивированного;

Ø  словообразовательного значения.

То есть к одному словообразовательному типу относятся слова, образованные от одной части речи с помощью одного словообразовательного форманта, характеризующиеся одним и тем же словообразовательным значением.

При этом если хотя бы один из компонентов словообразовательного типа нарушен, слова не относятся к одной группе.

Словообразовательная модель – это определенная морфонологическая разновидность внутри словообразовательного типа [Щерба, Виноградов 1952: 93].

Под словообразовательной системой понимается совокупность словообразовательных типов языка в их взаимодействии, а также совокупность словообразовательных гнезд.

Критерий Винокура: «Есть слова, по структуре своей составляющие вполне условные обозначения соответствующих предметов действительности, и слова, составляющие в известном смысле не вполне условные, мотивированные обозначения предметов действительности, причем мотивированность этого рода обозначений выражается в отношениях между значащими звуковыми комплексами, обнаруживающимися в самой структуре этого рода слов. Эти слова и суть слова с производными основами. Вот почему значение слов с производной основой всегда определимо посредством ссылки на значение соответствующей первичной основы, причем именно такое разъяснение значения производных основ, а не прямое описание соответствующего предмета действительности, и составляет собственно лингвистическую задачу в изучении значений слов.

Практический вывод из сказанного состоит в том, что если по выделении из состава какой-нибудь основы известного звукового комплекса в остатке получится звуковой комплекс, не обладающий каким-нибудь значением, представляющий собой пустое звукосочетание, то выделение произведено неправильно, то есть не отразило реального факта языка.

Производная морфема выделяющая в своем составе несколько морфем, выделяет их не все сразу и одновременно, а так, что между ними обнаруживаются связи разных планов. Например, если от производной основы первой степени образуется новая производная основа второй степени, то три морфемы, образующие эту новую основу, связаны между собой не порознь, в виде одной сплошной цепи А+В+С, а так, что третья присоединяется к уже готовой комбинации первых двух, то есть возникает соотношение образца (А+В)+С; ср. чит-а-ть, но (чит-а)-тель или бел-и-ть, но по-(бел-и)-ть. Иначе говоря, морфологическая структура русского слова такова, что внутренняя зависимость между производящими и производными основами разных степеней обнаруживается в последовательном, а не одновременном присоединении морфем, составляющих основу каждой новой степени по сравнению с предшествующей. Одной из очень важных задач учения о русском словообразовании, несомненно, следует признать указание точных приемов такого расчленения производных основ выше первой степени, которое отражало бы эту последовательность в присоединении каждой новой морфемы к уже существующим их сочленениям, - являющимся в основах младших степеней.

Производная основа в принципе делится на две морфемы, из которых первая есть основа производящая по отношению к данной производной, а вторая - аффикс, посредством которого эта производная основа создана из производящей. Но в свою очередь данная производящая может быть производной от какой-нибудь производящей предшествующей степени, то есть снова может делиться на две морфемы, из которых первая есть основа, а вторая аффикс и т. д.» [Винокур 1959: 48].

1.2 Словообразовательный компонент языковой способности детей дошкольного возраста

Исследования в области психолингвистики вносят значительный вклад в изучение семантико-функциональной природы словообразовательных единиц и особенностей их восприятия.

В результате многостороннего исследования детской речи был выделен словообразовательный компонент в языковой способности человека (А. М. Шахнарович, Т. М. Черемухина). При этом подчеркивается, что «словообразовательный компонент не присущ ребенку изначально, он является продуктом развития и возникает в определенный период этого развития» [Львова 1993: 375].

Установлено, что именно в дошкольный период происходит интенсивный процесс овладения значением производного слова, и подчеркивается важность данного этапа для всего процесса овладения языком в детском возрасте. «Словообразовательная деятельность как бы подготавливается и обеспечивается развитием навыков понимания значения производного слова. В ходе этого процесса у ребенка складывается представление о производном слове как о мотивированном и конструируемом языковом знаке, вырабатываются модели-типы как необходимые средства анализа языкового материала и собственно словообразовательной деятельности ребенка... это, в свою очередь, обеспечивает новый уровень развития самой речевой деятельности ребенка» [Шахнарович, Юрьева 1982: 34].

Исследования речи дошкольников позволяют ученым выделить несколько этапов в процессе усвоения ребенком словообразовательной системы родного языка. Так, А. Г. Тамбовцева выделяет три основных этапа [Тамбовцева 1983: 24].

-   период формирования предпосылок словообразования (от 2,6 до 3,6 – 4 лет), когда словопроизводство имеет случайный, ситуативный характер;

-   период активного освоения словопроизводства, период регулярного словотворчества (от 3,6 - 4,0 до 5,5 - 6,0 лет).

-   период усвоения норм и правил словообразования, самоконтроля, формирования критического отношения к речи, снижения интенсивности словотворчества (5,6 - 6,0).

Рассмотрим подробнее каждый из них.

Этап формирования предпосылок словообразования (А. Г. Тамбовцева) связан с усвоением закономерностей родного языка в младшем дошкольном возрасте. В это время «ребенок еще не может выделить в ситуации основные связи и отношения, то есть главное, и, с другой стороны, у него еще нет языковых средств для выражения выявленных связей и отношений. Поэтому характерный для данного периода развития ребенка тип обозначения ситуации в целом соответствует уровню познания действительности, воспринимаемой в этот период еще фрагментарно-мозаично, без сколько-нибудь осознанного понимания ее единства» [Шахнарович, Юрьева 1990: 123].

Таким образом, в оценке ситуации ребенком данного возраста преобладает аналитический подход, процесс синтеза отсутствует, в результате чего «словообразовательный процесс на данном этапе не имеет конечного продукта - производного слова» [Львова 1993: 355].

В исследованиях отмечается, что уже в это время дети овладевают морфемой, имеющей собственное значение; происходит ориентировка «на общую звуковую характеристику морфемы» (А. А. Леонтьев, Д. Б. Эльконин и др.); ребенок подходит и к осознанию значения некоторых словообразующих аффиксов (А. Н. Гвоздев, Л. И. Гараева, А. М. Шахнарович, Н. М. Юрьева и др.).

Установлено, что «ребенок начинает с ориентировки на фонетический облик слова и переходит к ориентировке на облик морфемы. Началом ориентировки является реальное предметное отношение, а затем уже – семантика сложного наименования, обозначающего это отношение. Формирование правил способствует "свертыванию" сложного наименования и выделению одного из компонентов как основы номинации событий, связей и отношений действительности» [Сохин, Тамбовцева, Шахнарович 1978: 35]. Однако на данном этапе семантика слов еще не понимается ребенком во всей сложности.

Этап «активного освоения словопроизводства, период регулярного словотворчества» [Тамбовцева 1983: 24] охватывает довольно большой временной отрезок: от 3,6 - 4,0 до 5,5 - 6,0 лет.

Особенность данного этапа состоит в том, что «в процесс восприятия производного слова активно включается уже и языковой опыт ребенка: значение производного он начинает выводить не только с привлечением своего практического знания о предмете, но и путем осмысления структуры слова, значения его частей» [Львова 1993: 365].

Таким образом, дети объясняют значение производного слова с опорой на его структуру, при этом создаваемое производное слово «достаточно адекватно отражает правильно осмысленные в качестве существенных связи и отношения элементов реальной деятельностной ситуации» [Шахнарович, Юрьева 1982: 45].

Исследования отмечают самостоятельную словообразовательную деятельность ребенка данного возраста, что является свидетельством овладения им «определенной моделью-типом словообразования, которая позволяет установить связи между явлениями действительности и языковыми средствами их выражения» [Шахнарович, Юрьева 1990: 137].

Под моделью-типом понимается такая модель звукоформы, которая приложима ко всем явлениям данного типа. Модель-тип – это новинка в словотворчестве, которая является и симптомом перехода к системным правилам словообразования. Исследованиями установлено, что имеющиеся в сознании ребенка модели-типы словообразования относительно устойчивы, и в рамках данной модели-типа ребенком могут производиться разные по семантической сложности операции (Н. М. Юрьева, А. М. Шахнарович).

Процесс порождения производного слова имеет, по мнению ученых, двусторонний характер. Прежде всего, умение ребенка создавать производные слова «связано с его способностью видеть то новое, что отличает данный актуальный объект номинации от подобных, выражаемых уже знакомой ему простой номинативной единицей. Процесс выделения нового в ходе сопоставления ранее зафиксированного образа подобного объекта, познаваемого в данный момент, процесс определения сходства и различия... и составляет внутренний, психический процесс выявления "качественных сдвигов в объекте номинации" (Е. С. Кубрякова), то есть процесс получения нового знания об объекте называния. С другой стороны, это умение связано с овладением языковым средством выражения нового знания об объекте наименования, которое в дошкольном возрасте обусловлено генерализацией наиболее употребительной словообразовательной модели и превращением ее в «модель-тип» [Шахнарович, Юрьева 1982: 50].

На данном этапе дети очень ярко демонстрируют свое умение создавать производные слова, так как именно в этот период исследователи фиксируют «номинативный взрыв» в речи ребенка (А. Н. Гвоздев, К. И. Чуковский, Т. Н. Ушакова и др.). Рост словаря не успевает за потребностями общения, что приводит к резкому росту «детских» слов в речи ребенка. Имеющийся словарь ребенка не обеспечивает его потребности в номинации явлений, поэтому ребенком изобретается новая единица по усвоенным правилам (Т. А. Черемухина, А. М. Шахнарович и др.). При этом «детские новообразования построены по продуктивным моделям современного языка и со строгим соблюдением деривационных значений ("соритель"– тот, кто сорит; "лучный" – относящийся к луку и т. д.)» [Цейтлин 1996: 61].

Заключительный этап в усвоении словообразовательной системы дошкольниками (5,6 - 6,0) представляет собой период «усвоения норм и правил словообразования, самоконтроля, формирования критического отношения к речи. снижения интенсивности словотворчества» (А. Г. Тамбовцева).

«Семантика производного слова все менее оказывается связанной с реальной деятельностной ситуацией, а порождение производного слова все более выступает следствием действия узуальных правил словообразования, составляющих специфический компонент языковой способности» [Шахнарович, Юрьева 1990: 145].

В основе процесса усвоения правил словообразования «лежат генерализация отношений между звукоформой грамматического элемента и его значением, обобщение ориентировочных действий ребенка в языковой действительности и "вращивание", редуцирование этих действий» [Сохин, Тамбовцева, Шахнарович 1978: 50].

Таким образом, дошкольный период освоения словообразовательного аспекта родного языка характеризуется повышенным вниманием ребенка к морфемной структуре слова и готовностью самостоятельно создавать слова по типичным словообразовательным моделям. При этом последнее обычно называется словотворчеством, и характеризуется «проявлением активности самого ребенка в овладении правилами словообразования» [Черемухина, Шахнарович 1976: 92].

Исследованиями установлено, что «в образовании "неологизмов" участвует образное соответствие звучания слова и обозначенного им предмета, явления; звучания формы слова и предметных отношений» [Шахнарович 2001: 10].

Психофизиологической основой словотворчества, как показывают исследования, является «генерализация отношений... внутри слова, как комплексного раздражителя» [Сохин 1978: 51]. В психолингвистических исследованиях Г. А. Черемухиной, А. М. Шахнаровича это определяется «как процесс, началом которого является освоение словообразовательной модели, а затем применение этой модели для создания нового слова, оформления результата происшедших процессов номинации и универбизации в слове-универбе» [Черемухина, Шахнарович 1976: 100].

Исследователи выделяют несколько типов детских неузуальных образований. В частности, А. М. Шахнарович считает, что «детскую» лексику можно разделить на три группы:

Ø  слова с внесением мотивированности в существующие формы (мотивированное толкование слова);

Ø  мотивированное изменение звуковой оболочки слова;

Ø  образование нового слова с мотивированной звуковой формой.

Объясняя суть механизма детского словотворчества, многие исследователи ведущее место отводят образованиям по аналогии. Так, Т. Н. Ушакова отмечает, что «акт словотворчества происходит в результате сложного взаимодействия словесных структур, где существенный компонент составляют образования по аналогии. Такие образования в своей физиологической сущности представляют собой "столкновение" и взаимодействие двух нервных структур некоторой обобщенной структуры слов, играющих роль "образца" в аналогичном процессе; структуры преобразуемого слова» [Ушакова 1970: 117].

А. Н. Гвоздев в своих работах обращал внимание на самостоятельность ребенка в образовании слов, что имеет важное значение в проводимом ученым лингвистическом анализе формирования грамматического строя: «очевидным показателем... распадения слов на морфологические элементы служит появление соответствующих образований по аналогии, создаваемых ребенком самостоятельно. Они показывают, что ребенок пользуется отдельными морфологическими частями как самостоятельными элементами языка, так как употребляет их в таких сочетаниях, какие не мог получить от взрослых. Поэтому образования по аналогии приобретают первостепенное значение в вопросе об усвоении грамматического строя» [Гвоздев 1961: 27].

Современные психолингвистические исследования связывают образования по аналогии с критериями усвоения различных грамматических категорий, значений, форм. При этом подчеркивается, что образования по аналогии лишь свидетельствуют о начале этого процесса [Сохин 1978: 52].

Некоторые исследователи (Ф. А. Сохин, А. Г. Тамбовцева, А. М. Шахнарович и др.) связывают процесс словотворчества с овладением словообразовательными единицами более обобщенного характера – моделью-типом словообразования: «Сущность овладения ребенком словообразовательными правилами родного языка состоит в том, что у него формируется некоторая "модель-тип" словообразования. Эта модель-тип основана, прежде всего, на активной ориентировочной деятельности ребенка в предметной и языковой действительности. Результатом ориентировочной деятельности являются обобщения – языковые и предметные. Реализацией таких обобщений и служит "модель-тип", устанавливающая связи между явлениями действительности и языковыми средствами их выражения (обозначения и обобщения)» [Черемухина, Шахнарович 1976: 95].

Таким образом, исследование механизмов овладения словообразовательным компонентом языковой способности дает основание утверждать, что дошкольники на бессознательном уровне овладевают словообразовательными закономерностями родного языка и пользуются ими в своей повседневной речевой практике. Сам процесс овладения данными языковыми законами до конца не изучен, не раскрыты особенности механизмов, на которых держится данная языковая способность.

Однако то, что эти механизмы реально существуют, отмечали в своих работах еще ученые прошлого века и называли эту способность «чувством языка».

Современные исследования детской речи позволяют утверждать, что дети дошкольного возраста (3-4 года) понимают значение отдельных структурных элементов слова, ориентируются на них при образовании новых слов. Данный факт свидетельствует об остром языковом чутье дошкольников (Л. И. Айдарова, А. Н. Гвоздев и др.).

Существуют различные определения понятия языкового чутья. Одни определяют чувство языка как «неосознанное, безотчетное умение (навык) безошибочно следовать нормам речи в области словообразования, лексики, синтаксиса, стилистики» (Л. П. Федоренко). Другие определяют чувство языка как «обобщение каких-то неясных впечатлений, связанных больше с нерасчлененным переживанием, чем с сознательной логической операцией ребенка, это не знание, впечатление» (Л. И. Божович), то есть явления, которые «протекают в смутно-осознаваемом плане» (Д. Н. Богоявленский).

Чувство языка рассматривается и как «способность воспроизводить усвоенные формы при использовании нового материала; это системы речевых ассоциаций, формирующихся под воздействием и в результате дограмматического анализа речи, то есть на уровне неполной абстракции и синтезирования выделенных элементов». Таким образом, чувство языка понимается как система дограмматических ассоциаций, так как данные ассоциации «не составляют ни грамматических понятий, ни знаний грамматических правил, ни умений применять такие правила».

Имеются в виду разные типы ассоциаций:

-  обеспечивающие постановку формально-грамматических вопросов;

-  между «родовыми словами» и соответствующим существительным;

-  между формами одного и того же слова;

-  между однокоренными словами и др.

Данные ассоциации «способствуют переходу от одной формы сознавания языковых фактов (от неотчетливого сознавания) к другой его форме (отчетливое сознавание)».

Физиологической основой чувства языка выступают динамические стереотипы, системы временных связей (с позиций учения И. П. Павлова). При этом «динамический стереотип есть слаженная уравновешенная система внутренних процессов» [Сохин 1978: 43]. «Выработка системности, стереотипа тесно связана с генерализацией отношений» [Сохин 1978: 45]. В основе генерализации отношений лежит, как отмечает Ф. А. Сохин, иррадиация: «Основным механизмом усвоения грамматических конструкций является генерализация соответствующего грамматического отношения; выработка определенного стойкого динамического стереотипа, в дальнейшем распадающегося под влиянием практики речевого общения на ряд более частных стереотипов. При дифференциации старого, широко действующего стереотипа новые частные динамические стереотипы образуются на основе генерализации того же грамматического отношения, выражающего определенное грамматическое значение на новой основе, на другой грамматической форме того же значения. Возникшее таким образом генерализованное отношение сначала "перекрывает" старую генерализацию, происходит своеобразная иррадиация; в дальнейшем функции генерализованных отношений разграничиваются, обеспечивая адекватное выражение данного грамматического значения в разных случаях его употребления» [Сохин 1978: 51].

Исследования отечественных психологов показывают, что с возрастом чувство языка не исчезает, а проявляется при овладении ребенком письменной речью (Л. И. Айдарова, Л. И. Божович, Д. Н. Богоявлеский и др.). Это объясняется тем, что «устанавливается все более сложно дифференцированная динамическая стереотипия, лежащая в основе устойчивого, в пределах норм языка, функционирования грамматического строя,... исчезают только внешние, резко бросающиеся в глаза явления, сами же механизмы, которые их вызывают, остаются:... именно эти механизмы и обеспечивают в дальнейшем возможность точного и устойчивого употребления грамматического строя языка» [Сохин 1978: 50].

Итак, исследования детской речи показывают, что еще в ранние годы ребенок овладевает словообразовательным компонентом речевой деятельности, обеспечивающим процесс овладения семантикой производного слова на основе осмысления структуры и понимания значения морфем (А. Н. Гвоздев, А. А. Леонтьев, Н. М. Юрьева, Г. А. Черемухина, А. М. Шахнарович и др.).

Установлено, что ребенок к началу школьного обучения практически владеет всеми формами и значениями, которые существуют в языке, хотя это «владение» и находится на уровне неосознанного. Ребенок понимает грамматические значения отдельных морфем слова, оперирует ими и использует при создании своих новых слов в период словотворчества на основе чувства языка. Языковое чутье к началу школьного обучения не исчезает, а протекает в более скрытых формах.

1.3 Особенности словообразования у дошкольников с ОНР

Овладение закономерностями словообразования на практическом уровне, возможность выделять, дифференцировать и синтезировать морфемы, определять общие их значения представляют собой необходимые условия пополнения словарного запаса за счет производных слов, овладения грамматической системой языка, создания предпосылок орфографически правильного письма, важнейшим принципом которого всегда был морфологический [Вершинина 2004: 25].

Словообразование в русском языке происходит несколькими способами:

1.  лексико-семантическим, когда разные значения слова превращаются в отдельные слова, осознающиеся как этимологически самостоятельные и независимые, или же за ним закрепляется значение, никак не связанное с ранее ему свойственным. Иначе говоря, слово, уже существующее в языке, приобретает новое смысловое значение, как бы расщепляется на два и более омонима.

Например, слово «завод» (машиностроительный) возникло на основе часового «завода». В первом случае слово имеет непроизводную основу, а исходное делится на приставку - «за» и корень - «вод». Слова «мир» (вселенная) и «мир» (понятие, противоположное войне) появились на базе существительного «мир» в значении «общество, люди», и все три слова осознаются как разные и отличаются грамматически. Например, у синонима «вселенной» есть множественное число, а у «противоположности войне» - нет.

2.  морфолого-синтаксическим, который представляет собой образование новых лексических единиц в результате перехода слов одного грамматического класса в другой.

Например, наречие «прямиком» появилось на базе формы творительного падежа единственного числа ныне утраченного существительного «прямик». Прилагательные «запятая», «булочная», «лесничий», а также причастие «заведующий» перешли в категорию существительных и т. д.

3.  лексико-синтаксическим, при котором две или более сопоставимые лексические единицы в процессе употребления их в языке сращиваются в одну. Таким образом, при этом способе новые слова представляют собой слияние в словесное целое.

Например, слово «тяжелораненый» появилось на базе двух слов - «тяжело» и «раненый»; слово «сумасшедший» возникло от слов - «с» «ума» «сшедший»; «наконец» - образовалось из «на» и «конец» и т. д.

4.  Морфологическим, заключающимся в образовании новых слов, существующих в языке основ и словообразовательных элементов по правилам их соединения в самостоятельные единицы. Иначе говоря, здесь возникают только новые комбинации и формы на базе имеющегося строительного материала. Основные виды морфологического словообразования, действующие в современном русском языке, - это сложение, безаффиксный способ словообразования и аффиксация [Зорина 2000: 157].

Наиболее распространенные ошибки в импрессивной речи (ребенку требовалось слушать и соотносить с картинным материалом варианты нормативных и ненормативных прилагательных):

-   опознание ненормативного варианта прилагательного как правильного. Например, услышав пары «соломенный» - «соломный», дети заявляли, что оба слова верны;

-   определение ненормативного варианта прилагательного, но при исправлении образование другого ненормативного слова. Например, услышав словосочетание «соломная крыша» дети отвечали: «соломатая крыша»;

-   отказы от выполнения заданий в связи с незнанием правильного варианта.

Вторая серия заданий побуждала детей к самостоятельному образованию производных имен прилагательных от существительных при помощи суффиксации. Речевой материал давался в такой последовательности: образование качественных, относительных и притяжательных прилагательных.

Анализ результатов исследования словообразования качественных прилагательных показал, что дети с ОНР допустили здесь в 3,3 раза больше ошибок, чем ребята из КГ, причем, если ошибки в виде образования неологизмов были в обеих группах, то лексические замены и словоизменение - только в ЭГ.

При выполнении этого задания в группах наблюдалась одна и та же ошибка: образование неологизмов с использованием синонимичных аффиксов. Дети применяли суффиксы «ив» и «ов», продуктивные для данной словообразовательной модели. («Как назвать зайца за трусость? Какой он?» - «Трусовый». «Если осенью часто идут дожди, как назвать такую осень? Какая она?» - «Дождивая».)

Дети из ЭГ образовали в 2,8 раза больше неологизмов, чем дети из КГ.

Специфические ошибки (побуждение детей к самостоятельному образованию производных имен прилагательных от существительных при помощи суффиксации, речевой материал давался в такой последовательности: образование качественных, относительных и притяжательных прилагательных):

-   лексические замены. Дети затруднялись в выделении правильного мотивирующего слова. Например, на вопрос: «Если днем на улице солнце, то как назвать такой день? Какой он?», ребенок отвечал: «Теплый»;

-   замена словообразования словоизменением. Например, «солнечный день» - «солнечная день» и т. д.

Характерны следующие ошибки:

1)  Образование неологизмов:

а)  замена суффиксов. Дети получали неологизмы при помощи различных нормативных суффиксов. Для окказионализмов они часто использовали суффиксы «н» и «ов», имеющие высокую активность в этой модели. В ряде случаев испытуемые употребляли суффикс «н» там, где требовался «ов», и наоборот, вместо «н» использовали «ов» («грибной» - «грибовый», «березовый» - «березный», «фарфоровый» - «фарфорный»);

б)  наложение суффиксов. Например, «черничный джем» - «чернивный», «грибной суп» - «грибиновый». Возникновение этой ошибки объясняется тем, что ребенок здесь как бы усиливает качественную оценку предмета, объекта или явления, либо, напротив, подчеркивает лишь частичную ее выраженность;

в)  отсутствие суффикса. Например, «сосновая шишка» - «сосная», «вишневое варенье» - «вишное», «ножницы из металла» - «металые».

2)  Нарушение акцентуации. Дети сохраняли ударение, характерное для мотивирующего слова, например, «кленовый», «пуховая».

3)  Отказы от выполнения задания.

4)  Ошибки детей с ОНР:

а)  образование неологизмов при помощи ненормативных суффиксов. Например, крыша «из соломы» - «соломта», занавеска «из ситца» - «сическая», «сичная», ножницы «из металла» - «металовичи»;

б)  лексические замены. Наблюдались замены слов как близкие по семантике («пуховая подушка» - «пушистая»), так и далекие («металлические ножницы» - «меховые»);

в)  использование приставки. Например, «грушевое варенье» -«игрушеновое варенье»;

г)  словоизменение. Эта особенность совершенно не свойственна ребятам с нормально развивающейся речью, зато присуща детям с ОНР. Они правильно образовывали словоформу, но при этом могли допускать на рушения согласования и воспроизводить ее в косвенном падеже. Например, «черничный джем» - «черничная джем», «вишневое варенье» - «вишневая варенье».

5)  Неправильный выбор основы мотивирующего слова. При верном выборе корневой морфемы дети с ОНР образовывали прилагательные при помощи продуктивных суффиксов для данной словообразовательной модели. Например, «шишка ели» - «шишковая».

6)  Единичные случаи неправильного выбора мотивирующего слова с ненормативным словообразованием. Например, «горка из снега» - «снегопадная».

Анализ исследования образования притяжательных прилагательных (в основном с помощью суффиксов «ин», «ов») показал, что дети с ОНР хуже образовывали притяжательные прилагательные, чем качественные и относительные, хотя принадлежность осознается дошкольниками раньше других значений. Причину трудностей в данном случае можно объяснить прежде всего тонкой семантической противопоставленностью словообразовательных аффиксов этих прилагательных, выражающих принадлежность либо к индивиду (суффикс «ин»), либо к классу (суффикс «й»), а также большим количеством чередований при словообразовании [Баева 2004: 74].

1.  Образование неологизмов:

а)  с использованием синонимичных суффиксов. Испытуемые часто применяли высокопродуктивные для этого типа суффиксы «ин», «ов» («медведино ухо», «волчин хвост», «волковый хвост», «лисовая лапа»);

б)  c заменой суффиксами другого деривационного значения. В ряде случаев дети сохраняли правильную основу производного слова, но образование притяжательных прилагательных с суффиксом «й» осложнялось добавлением «лишнего» суффикса («медвежее», «лисичья»).

Приведенные неологизмы свидетельствуют о том, что дети заимствуют из речи окружающих производные слова в целом и не создают их по правилам словообразования, а воспроизводят на основе общего звукового образа, часто в искаженном виде, что обусловлено недостаточностью фонематического восприятия и анализа.

2.  Повторение заданного слова. Например, «ухо медведя, чье ухо?» - «медведя».

Для детей с ОНР характерна такая ошибка, как неправильный выбор флексии. Чаще всего она проявлялась в замене кратких окончаний полными. Например, «бабушкиная фартук», «дедушкиная кресло». Эта ошибка объясняется тем, что в притяжательных прилагательных, образованных от одушевленных существительных, отмечается дифференциация принадлежности к индивиду («мамина, папин») и к классу («собачий, черепаший»). В прилагательных с принадлежностью к классу используется суффикс «й» и флексия, напоминающая полную форму относительных или качественных прилагательных («горячий, холодный»). А в случае принадлежности к индивиду они имеют суффикс «ин» и краткую форму окончаний («мамин, папин»). Непонимание противопоставлений этих принадлежностей по значению и формальному выражению приводит к тому, что дети с ОНР смешивают не только суффиксы, но и звуковую оболочку флексии.

Наибольшие трудности у детей с ОНР возникли при образовании притяжательных прилагательных, лучшие показатели были при образовании качественных и относительных прилагательных.

Поскольку детям предлагался материал для суффиксального словообразования, то другие модели они использовали крайне редко и необоснованно («варенье из груш» - «игрушеновое»). Но и суффиксальное словообразование вызывало большие трудности, часто связанные с вариативностью суффиксов в языке, их многозначностью, а поэтому и невозможностью создать их дифференциации. Детям необходимо не только придумать прилагательное, имея основу и какой-то запас морфем, но еще и сравнить, сопоставить его с аналогичными построениями («березовый, осиновый», но - «тополиный»). У детей с ОНР выбор морфем очень ограничен. Кроме того, на речевое поведение дошкольника, даже нормально говорящего, существенно влияет предыдущий способ словообразования, наблюдается как бы «застревание» на нем. Для создания новых слов дети пользовались наиболее часто употребляемыми суффикс [Гончарова 2005: 9].

Итак, в ходе исследования словообразования прилагательных были выявлены ошибки.

1.  Образование неологизмов:

а)  с использованием синонимичных аффиксов;

б)  с заменой суффиксом другого деривационного значения;

в)  наложение суффикса;

г)  отсутствие суффикса.

2.  Нарушение акцентуации.

3.  Отказ от выполнения задания.

Специфические ошибки:

1)  образование неологизмов с использованием ненормативных суффиксов;

2)  замена словообразования словоизменением;

3)  лексические замены;

4)  использование префиксально-суффиксального способа образования вместо суффиксального;

5)  неправильный выбор основы мотивирующего слова;

6)  неправильный выбор флексии.

Результаты анализа свидетельствует о значительном нарушении у детей с ОНР как семантического, так и формально-языкового уровня словообразовательных процессов. И главная проблема заключается в том, что не развиты даже продуктивные модели-типы, отсутствует словообразовательная парадигма [Лалаева, Серебрякова 2001: 92].

Выводы по первой главе

Важнейшая характеристика созревания человека – формирование речи, как одного целого из главных свойств. Развитие речи очень важно начать с самых первых дней жизни ребенка и постепенно усложнять задачи, в соответствии с особенностями его развития. Но для того, чтобы грамотно воспитывать ребенка, формировать его речь, как важнейший фактор социализации, необходимо понимать процессы, которые происходят с ребенком в процессе его развития.

Своевременное формирование грамматического строя языка ребенка – важнейшее условие его полноценного речевого и общего психического развития, поскольку язык и речь выполняют ведущую функцию в развитии его мышления, речевого общения, планирование и организация его поведения, формирование социальных связей. Все это – важнейшее средство опосредствованных психических процессов: памяти, восприятия, эмоций.

Словообразование, выполняя множество функций, оказывает существенное влияние на развитие языковой компетенции и речевой коммуникации ребенка в целом.

Глава 2. Методики формирования словообразовательных умений у дошкольников с ОНР 2.1 Приемы формирования словообразовательных умений у дошкольников с ОНР

Экспериментальными исследованиями было доказано, что овладение словообразовательными навыками становится доступным лишь детям с III уровнем речевого развития. С тех пор практически все исследователи, изучавшие проблему общего недоразвития речи, так или иначе отмечали недостаточные возможности этих детей в образовании новых форм слов (Н. С. Жукова, Р. И. Лалаева, Г. А. Каше, Л. Ф. Спирова, Т. Б. Филичева, Г. В. Чиркина, Р. И. Шуйфер, А. В. Ястребова, и др.). Эти ведения носили, как правило, характер констатации тех отдельных трудностей, которые испытывают дети с ОНР при самостоятельном продуцировании производных наименований. На этой основе были определены некоторые направления и отдельные приемы по развитию словообразовательных навыков у детей с общим недоразвитием речи дошкольного возраста [Жукова, Мастюкова, Филичева 1990: 172].

В нашей работе мы рассмотрим несколько методик направленных на формирование словообразовательных умений у дошкольников с ОНР.

Т. В.Туманова предлагает следующую методику: Формирование готовности к словообразованию у дошкольников с общим недоразвитием речи (приложение 1).

Экспериментальное исследование показало, что низкая готовность к проведению словообразовательных операций у детей с общим недоразвитием речи объясняется несформированностью когнитивных и речевых предпосылок. Исходя из этого, предлагается использовать специальные упражнения, наглядно моделирующие словообразовательные отношения на основе материализованных опор.

Многие ученые, изучавшие вербальное и невербальное развитие детей с ОНР, неоднократно указывали на их трудности в овладении словообразовательными процессами (Р. Е. Левина, Г. А. Каше, Г. И. Жаренкова, С. Н. Шаховская, Г. В. Чиркина, Т. Б. Филичева, Н. С. Жукова и др.). Однако несмотря на актуальность и бесспорную значимость этой проблемы ее специальным исследованием авторы не занимались.

Учитывая положения, выдвинутые Р. Е. Левиной о том, что лишь детям с III уровнем речевого развития становятся доступны словообразовательные операции, экспериментально были проверены особенности их протекания у детей данной категории в возрасте 5 — 6 лет. Указанная возрастная группа представляет особый интерес для исследования, поскольку такие умения и навыки детей являются показательными в плане их готовности к школьному обучению.

В современной науке словообразование принято рассматривать как особый вид речемыслительной деятельности, выделяя в нем ряд базовых операций: операцию вычленения и опознания морфемы на слух из звучащего слова и операцию интеграции (т. е. включения) словообразовательной частицы в состав нового (производного) слова (А. А. Леонтьев, Н. И. Жинкин, С. Н. Цейтлин, А. М. Шахнарович и др.).

Исходя из этого, дошкольникам с ОНР предлагались две серии заданий. Целью первой серии было изучить возможности их ориентировки в звуковом составе разных частей речи (имен существительных, прилагательных и глаголов), т. е. умение на слух выделить и узнать в словах словообразовательные аффиксы (приставку, суффикс). Для этого каждому ребенку предлагалось слушать и соотносить с картинным материалом наборы однокоренных слов: цепочки имен существительных, пары приставочных глаголов, варианты нормативных/ненормативных прилагательных.

Следующая (вторая) серия экспериментальных заданий побуждала детей к самостоятельному образованию производных имен существительных, прилагательных и глаголов от заданной производящей основы.

Изучение результатов, полученных в ходе выполнения заданий детьми, позволило определить наиболее распространенные словообразовательные ошибки по каждой серии экспериментов. Так, при вычленении и опознании словообразовательных морфем из состава слова у детей с ОНР наблюдалась преимущественная ориентация на корневое значение, что приводило к следующим ошибочным реакциям:

-   неадекватное соотнесение уменьшительно-ласкательных форм существительных с предметными изображениями (например, для пар слов носок — носочек, ключ — ключик, сахар — сахарок и т. п. дети подбирали изображения одинакового размера);

-   ошибочное опознание ненормативного варианта прилагательного как правильного (например, услышав пары клюквенный — клюковый, цветковый — цветочный или садовый — садовный, дети заявляли, что "оба слова правильные");

-   смешение слов с многозначными аффиксами. С одной стороны, дошкольники с недоразвитием речи демонстрировали недостаточность в овладении дополнительными приращенными значениями одного и того же аффикса, например, слова цветник, розарий, галошница и пр. чаще соотносились с изображениями действующих лиц, нежели с изображениями неких вместилищ; с другой стороны, при смешении пар типа цветник — цветочница, молочник — молочница и т. п. они игнорировали те формально-грамматические признаки слов, которые определяли их родовую принадлежность, и соотносили слова цветник, молочник с изображениями женщин-продавщиц.

-   формальные отказы от выполнения заданий, когда дети заявляли, что не могут показать картинки или не знают "как сделать правильно".

Причину таких трудностей детей уже на этапе первичной словообразовательной операции мы видим в несформированности ряда предпосылочных условий когнитивного и вербального характера. К первым отнесем неготовность детей с недоразвитием речи к усвоению плана выражения и плана содержания (в терминологии С. Н.Цейтлин) словообразовательных единиц, что обусловлено снижением речевой мотивации, сужением зрительной и слуховой памяти, памяти на линейный вербальный ряд, нарушением операций спецификации ситуации (т. е. анализа ситуации и выделения в ней значимых для наименования компонентов). На наш взгляд, определенное негативное воздействие оказывает и несформированность речемыслительного уровня в механизме антиципации, что приводит к некой фрагментарности восприятия предметных реалий и, безусловно, мешает ребенку "присваивать" конкретные значения аффиксам. Вторая группа условий связана с недостаточностью базового словаря производных единиц, нарушением операций фонологического распознавания звуковых комплексов слов.

Анализ результатов выполнения заданий второй серии (по образованию новых слов) позволил выявить существенные отличия в проведении интегративных операций детьми с ОНР по сравнению с нормально развивающимися сверстниками:

-   типичным для дошкольников с недоразвитием речи явилось непринятие словообразовательных задач, что выражалось в разных проявлениях: от полного отказа выполнять задание до неадекватных замен возможного производного слова на готовую лексему. Например, на предложение назвать человека, который чинит сапоги (моет окна, убирает мусор и пр.), ребенок отвечал: "дядя", "мастер", а вместо образования относительных и притяжательных прилагательных типа: "цветочный" (горшок), "лисья" (шуба) и т. д. — подбирал слова: "кориченый" (коричневый), "рыжая" и т. п.;

-   достаточно часто производная форма слов заменялась на развернутое ситуативное высказывание. Так, вместо глаголов "вылила" (воду), "перепрыгнул" (через забор) дети говорили: "пустое ведро стало" и "прыгнул наверх" соответственно, а вместо образования прилагательных наблюдались высказывания типа: "которая лиса сделана" (т. е. лисья), "который хвастается всегда" (т. е. хвастливый), "клубника сделана" (т. е. клубничный) и т. д.;

-   в тех случаях, когда дошкольники с ОНР предпринимали попытки образовать производные слова, специфически нарушенными оказывались все интегративные словообразовательные операции. Так, при выборе производящей основы для будущего слова большинство детей останавливались на наиболее значимой для них части речи, т. е. на существительных. Как следствие, возникали следующие универбы: "доменщик", "домашник" — "человек, который дома строит", "горшочный" — "горшок для цветка" и т. д. Хотя в целом подобные образования мы расцениваем как позитивный шаг в овладении словообразованием детьми с ОНР, тем не менее это доказывает, что выбор производящей основы ими происходит неадекватно;

-   в большинстве случаев нарушается и операция нахождения словообразовательного аффикса, соответствующего заданной модели слова. Причем если дети с нормальным речевым развитием склонны замещать "функциональные элементы" (в терминологии Д. Слобина) внутри "требуемого функционально класса или подкатегории", то у дошкольников с ОНР эти ограничения не соблюдаются. Иллюстрацией этому служат образования типа "мойчик" (мойщик), "грибичек" (грибник), "стройка" (строитель), "хвасля" (хвастливый) и т. д. Поскольку неусвоенными оказываются бинарные оппозиции словообразовательных элементов, тем более недоступными оказываются многочленные оппозиции, что в практическом плане выразилось в множественных смещениях суффиксов действующего лица, префиксов глаголов, суффиксов прилагательных со значением отнесенности к материалам и т. п.;

-   при образовании новых слов для детей исследуемой категории типичным было несоблюдение формальных условий организации звуковой, слоговой структуры слова, ошибочная постановка ударений, например, "дривянный" —деревянный, "саявал" — нарисовал, "кащеник" — каменщик и пр.

Представленные выше результаты свидетельствуют о существенном снижении возможностей детей с ОНР в усвоении морфем как языковых знаков и в овладении операциями с ними. Поскольку дети находятся преимущественно не на словообразовательном, а на лексическом уровне, не требующем усвоения и реализации отношений производноcти, у них не возникает необходимости в усвоении морфем как языковых знаков и овладении операциями с ними. В тех же редких случаях, когда "...надобность в знаке порождает связь знака и значения" (по Н. И. Жинкину), эта связь происходит неполно, с игнорированием "сигнального значения" морфемы. Поскольку информация о словообразовательных морфемах может быть почерпнута детьми только из единиц гораздо больших, чем слово, т. е. из словосочетаний и предложений, возникает закономерное предположение о несформированности языковых операций не только на уровне слово форм, но и на уровне их объединения (второй фазы интеграции).

Подобные выводы убеждают в необходимости разработки специального направления логопедической работы по "модельному" формированию словообразовательных операций у детей с общим недоразвитием речи. Суть подобных моделей заключается в наглядной материализованной демонстрации детям словообразовательной системы языка как наиболее общих правил конструирования и употребления производных единиц. Вышесказанное позволило наметить к программе подготовки к школе детей с ОНР некоторые дополнительные разделы логопедической работы. Не отрицая традиционных методов формирования практических способов словообразования у дошкольников, мы предлагаем, начиная с подготовительной возрастной группы (т. е. со второго года обучения), на индивидуальных, подгрупповых, а затем и фронтальных занятиях вводить специально разработанные упражнения [Туманова 2001: 69].

Алексеева М. М., Лямина В. И. предлагают следующую методику: «Исследование способности словообразования», которая включает в себя следующие задания:

Задание №1. «Кто у кого?»

Это тестовое задание предназначено для проверки правильного называния животных и их детенышей в ед. и мн. числе. Детям показывают картинки с изображениями собаки и щенка, кошки и котенка, козы и козленка, коровы и теленка и т. д.

- Кто это? (кошка) Кто у кошки? (котенок) Один котенок, а если много, как говорят? (котята).

- Кто это? (собака) Кто у собаки? (щенок) Один щенок, а если их много, как говорят? (щенята).

- Кто это? (корова) Кто у коровы? (теленок) Один теленок, а если много, как говорят? (телята).

- Кто это? (курица) Кто у курицы? (цыпленок) Один цыпленок, а если много, как говорят? (цыплята)

- Кто это? (слониха) Кто у слонихи? (слоненок) Один слоненок, а если много, как говорят? (слонята).

Оценка результатов.

Количество набранных баллов соответствует количеству правильных ответов на заданные вопросы. Максимальное количество 15 баллов.

Выводы об уровне развития:

13-15 баллов – очень высокий

9-12 баллов – высокий

6-8 баллов – средний

0-5 баллов – низкий.

Задание №2. «Большой и маленький».

С помощью данного задания осуществляется проверка употребления в речи существительных с уменьшительно-ласкательными суффиксами. Детям предлагаются картинки с изображениями предметов и животных разной величины.

- Что это? (дом) Этот дом большой, а этот? (маленький). Как можно сказать, чтобы было понятно, что он маленький? (домик).

- Кто это? (заяц) Этот заяц большой, а этот? (маленький). Как его можно назвать, чтобы было понятно, что он маленький? (заинька, зайчонок).

- Кто это? (кошка) Эта кошка большая, а эта? (маленькая). Как ее можно назвать, чтобы было понятно, что она маленькая? (котенок, кошечка).

- Кто это? (утка) Эта утка большая, а эта? (маленькая) Как ее можно назвать, чтобы было понятно, что она маленькая? (утенок, уточка).

- Кто это? (лягушка) Эта лягушка большая, а эта? (маленькая) Как ее можно назвать, чтобы было понятно, что она маленькая? (лягушонок, лягушечка).

Оценка результатов.

Количество набранных баллов соответствует количеству правильных ответов на последний вопрос из серии «Кто это?», «Какой он?», «Как его можно назвать?». Максимальное количество 5 баллов.

Выводы об уровне развития:

5 баллов – очень высокий

4 балла – высокий

3 балла – средний

0-2 балла – низкий.

Задание №3. «Встреча гостей»

Тестовое задание направлено на проверку умения употреблять наименования предметов посуды. Педагог предлагает подумать, как накрыть стол к чаю, чтобы встретить гостей. Для всего есть своя посуда. Надо, чтобы все было красиво и удобно.

- Что мы поставили на стол? (чашки, блюдца и т. д.)

- Куда положили хлеб? (в хлебницу)

- Где будут лежать конфеты? (в конфетнице)

- Во что сыплем сахар? (в сахарницу)

- В чем будет стоять салфетки? (в салфетнице).

Оценка результатов.

Количество набранных баллов соответствует количеству правильных ответов на заданные вопросы. Максимальное количество 5 баллов.

Выводы об уровне развития:

5 баллов – очень высокий

4 балла – высокий

3 балла – средний

0-2 балла – низкий.

Задание №4. «Кто он такой»

Задание предназначено для проверки языкового чутья, восприятия и понимания словообразовательных форм. Детям предлагается ответить на вопросы:

- Как ты объяснишь, кто – такой строитель?

- Как ты объяснишь, кто – такой учитель?

- Человек может работать читателем?

- Можно назвать писателем человека, который умеет писать?

- Можно назвать пианистом человека, который умеет играть на пианино?

Оценка результатов.

Количество набранных баллов соответствует количеству правильно определенных значений слов.

Выводы об уровне развития:

5 баллов – очень высокий

4 балла – высокий

3 балла – средний

0-2 балла – низкий.

Задание №5. «Правильно ли мы говорим?»

Целью задания является проверка умения критически оценивать речь, умения находить ошибки в употреблении способов словообразования. Детям предлагается послушать неправильные словоформы и высказать свое мнение.

- Масло лежит в «масленице»? (если, нет, то как нужно пр

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Формирование словообразовательных умений у дошкольников с общим недоразвитием речи". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 807

Другие дипломные работы по специальности "Педагогика":

Метод языкового анализа на уроках русского языка

Смотреть работу >>

Использование образовательной технологии "Школа 2100" в обучении математике младших школьников

Смотреть работу >>

Организация учебного сотрудничества в процессе обучения младших школьников русскому языку

Смотреть работу >>

Организация работы по подготовке школьного актива органами ВЛКСМ в 60-80-хх годах ХХ века

Смотреть работу >>

Особенности организации самостоятельной работы студентов педагогического колледжа при овладении курсом методики физического воспитания и развития детей

Смотреть работу >>