Дипломная работа на тему "Ядерная безопасность в постсоветском Казахстане"

ГлавнаяМеждународные отношения → Ядерная безопасность в постсоветском Казахстане




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Ядерная безопасность в постсоветском Казахстане":


СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

1.1 Ядерная безопасность в рамках национальной безопасности

1.2 Основы ядерной безопасности в период холодной войны и Казахстан

1.3 Новое понимание безопасности – доктрина доверия

1.4 Национальная безопасность, сущность и приоритеты Республики Казахстан

2. СТАНОВЛЕНИЕ СУВЕРЕННОГО КАЗАХСТАНА И ЕГО МЕСТО В ФОРМИРОВАНИИ СОВРЕМЕННОЙ СТРАТЕГИИ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

2.1 Ядерное наследство СССР и Казахстана

2.2 Ядерная политика Республики Казахстан

2.3 Ядерные полигоны на территории республики Казахстан

2.4 От сдерживания к универсализации

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


ВВЕДЕНИЕ

Сегодняшняя политическая реальность наглядно демонстрирует невозможность игнорирования проблемы ядерной безопасности, которая оказывает все возрастающее влияние на жизнедеятельность как больших, так и малых держав в условиях резкого усиления глобальной взаимозависимости государств.

После распада СССР на территории Казахстана оказались самые крупные в ближнем зарубежье военные базы России. Это мощный полигонный комплекс, имеющий важнейшее значение для обороноспособности России: ядерные полигоны в Семипалатинске, в Азгире, полигон "Сары-Шаган".

Важность данной тематики, кроме того, обусловлена необходимостью разработки стратегической программы борьбы с международным терроризмом, к чему обязывает, в первую очередь, геополитическое положение Казахстана. Институционализация ядерной жизнедеятельности суверенного Казахстана проходит в период реформирования и международного сообщества, и самого государства.

Актуальность данной работы определяется следующим:

Во-первых, в современных условиях беспрецедентного роста масштабов влияния системы международных отношений на жизнь отдельных государств и регионов, значительно усиливает роль Казахстана, в том числе, благодаря его геополитическому положению.

Во-вторых, политика безопасности Республики Казахстан связана со стратегическими сырьевыми ресурсами региона Центральной Азии. Казахстан сегодня играет заметную роль как привлекательный источник сырья. Бассейн Каспийского моря содержит значительные запасы нефти и газа, которые, по мнению специалистов, могут стать альтернативной ресурсам Ближнего Востока и Персидского залива. На территории Казахстана находится по разным оценкам от 15 до 30% запасов мирового урана. Казахстан находится в сфере интересов великих держав мира и региональных международных объединений (НАТО, ШОС), что увеличивает риски и вызовы не только регионального, но и глобального характера с точки зрения национальной безопасности РК.

В-третьих, в непосредственной близости от РК находятся регионы политической нестабильности, такие как Афганистан, Таджикистан, а теперь и Кыргызстан, в которых может быть спровоцировано появление неконтролируемых вооруженных формирований, терроризма, организованной преступности, нелегального трафика ядерных материалов и других. Все это постепенно превращает данный регион в опасную зону, угрожающую национальной безопасности независимых республик.

В-четвертых, Казахстан имеет богатое военное ядерное прошлое еще со времен Советского Союза. И, кроме того, юридически являясь безъядерной державой, фактически располагает доставшимися ему в наследство от Советского Союза предприятиями топливно-ядерного цикла, тремя исследовательскими и одним промышленным атомными реакторами, Урановыми рудниками и многочисленными регионами, где проводились ядерные испытания. Все эти объекты могут стать потенциально опасными источниками несанкционированного использования материалов двойного назначения.

Указанная проблема усугубляется трудностью и сложностью охраны границ молодого суверенного государства и отсутствием реальной интеграции по вопросам безопасности на постсоветском пространстве. Казахстан оказался в трудном положении, имея огромную территорию со сравнительно малым по численности населением. Своеобразный объективный комплекс внутренних и внешних проблем определяет необходимость исследовать проблему безопасности Казахстана в контексте глобальной ядерной безопасности.

Цель и задачи исследования состоит в том, чтобы показать, как политическая мысль РК подходит к решению проблемы ядерной безопасности РК в рамках глобальной безопасности. Учитывая уникальные особенности РК, в работе проводится системный анализ ядерной безопасности в суверенном Казахстане.

Для достижения цели данной работы в исследовании определены следующие задачи:

-проанализировать основы ядерной безопасности в период холодной войны

-выявить основные причины и значение отказа Казахстана от ядерного статуса;

-исследовать ядерное наследство СССР и Казахстана

-рассмотреть ядерную политику Республики Казахстан

Теоретическую и методологическую основу исследования составили труды известных политологов и историков как Токаев К., Лаумулин М.Т., Жусипов Б.С. и др.

Объектом исследования является ядерный фактор РК и исторический аспект ядерной безопасности Казахстана в контексте глобальной безопасности.   Предметом исследования выступает влияние ядерного фактора на безопасность Республики Казахстан, начиная с Советского периода и до наших дней, его взаимосвязь с правовыми, экономическими, экологическими аспектами безопасности страны.

Научная новизна данной работы состоит в комплексном историческом анализе истории становления ядерной безопасности Казахстана в рамках глобальной безопасности.

В ходе проведенного исследования были получены следующие результаты:

- рассмотрена история становления ядерной безопасности суверенного Казахстана в рамках национальной безопасности; проведен анализ политико-правовой базы обеспечения ядерной безопасности; дана интерпретация термина «ядерная безопасность» применительно к казахстанским условиям;

- определено место и роль Казахстана в системе глобальной ядерной безопасности, а также роль международных организаций и общественных движений в исследуемой проблеме;

- рассмотрена роль государственных органов и научных учреждений в решении проблем ядерной безопасности и нераспространения в РК после получения суверенитета;

- выявлено основное противоречие между политической реальностью и экономической зависимостью ввоза радиоактивных отходов на территорию Казахстана;

-аргументирована необходимость продолжения изучения политики ядерной безопасности Казахстана в связи с дальнейшим развитием атомной энергетики в стране;

Практическая значимость исследования определяется актуальностью темы. Рекомендации по обеспечению ядерной безопасности РК в контексте глобальной безопасности могут представлять интерес для углубленного изучения курсов по истории Казахстана новейшего периода, применения для разработок УМК, для написания научных статей.

Структура и объем дипломной работы состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и приложений. Во введении раскрыта актуальность темы, цель и задачи, объект, предмет исследования, новизна исследования, изложена теоретическая и методологическая основа исследования, практическая значимость исследования и структура работы. В первом разделе рассматривается анализ базовых теоретических и методологических подходов к изучаемой проблеме, раскрывается понятие ядерная безопасность как структурный элемент национальной безопасности, которая является многогранным понятием и включает подходы разных наук, поскольку отображает основные общественные процессы – политические, экономические, правовые, культурные и т.п.

Во втором разделе рассматривается становление суверенного Казахстана и его место в формировании современной стратегии ядерной безопасности, посвящен анализу ядерных арсеналов, доставшихся Казахстану после распада СССР. Здесь же рассмотрены основные причины и значение отказа Казахстана от ядерного статуса.

Результаты исследования обобщены в заключении.


1 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМ ЯДЕРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

1.1      Ядерная безопасность в рамках национальной безопасности

Понятие «ядерная безопасность» как структурный элемент национальной безопасности, является многогранным понятием и включает подходы разных наук, поскольку отображает основные общественные процессы-политические, экономические, правовые, культурные и т.п.

В работе рассмотрена интерпретация терминологии национальной и ядерной безопасности российскими и казахстанскими исследователями. Отмечается, что на сегодняшний день нет четкого понятия термина «ядерная безопасность» в его политическом значении. Предлагается определение «ядерной безопасности», содержащее не только технические аспекты использования атомной энергии, но и их проекцию на политическую, экономическую, оборонную, экологическую, общественную и информационную безопасность, и, таким образом - преломление через призму национальной безопасности.

Даже беглый взгляд на проблему ядерной безопасности позволяет выделить в ней самое главное, а именно, что в данном случае, что мы имеем дело с тем аспектом национальной безопасности, который непосредственно связан с использованием военной силы, средств ядерного вооружения.

Ядерная безопасность страны характеризует единство двух ее сторон: внутренней и внешней. Внешняя сторона означает возможность и способность предотвращения или нейтрализации воздействия ядерной силы, действующей из-за рубежа. Внутренняя сторона – возможность исключения, предотвращения или локализации ее внутренних деструктивных проявлений.

Главной целью обеспечения ядерной безопасности является создание и поддержание такого экономического, политического, международного и военно-стратегического положения страны, которое бы обеспечивало благоприятные условия для развития личности, общества и государства, исключало бы опасность ослабления роли и значения государства как субъекта международного права, подрыва его способности реализовать свои национальные интересы на международной арене.

В современных условиях ядерная безопасность оказывается зависимой от целого ряда факторов, имеющих геополитическое и региональное, экономическое и социально-политическое, этническое и культурное, информационное и экологическое, а также многие другие измерения.

Ядерная безопасность может включать различные стороны жизни общества, в зависимости от этого в курсовой предлагается типологизация данного понятия. В частности, можно говорить об экономической, политической социальной, экологической, военно-политической и других типах ядерной безопасности [5, с.10].

Основной интерес на сегодняшний день представляет ядерная угроза в Азии наиболее нестабильный регион мира с точки зрения обеспечения мировой ядерной безопасности. Распространение ядерных технологий и отказ азиатских государств от подписания основополагающих международных соглашений в области не распространения привело к развертыванию новых комплексов ядерных сил в регионе, что в свою очередь повлияло как на взаимоотношения с третьими станами. Также возросла вероятность попадания ядерного оружия в руки террористов.

Ядерная угроза представляет собой потенциальную возможность нанесения ущерба посредством поражения ядерного объекта или использования ядерного взрывного устройства. На сегодняшний день ядерная угроза имеет два источника: во–первых, это возможность использования ядерного оружия террористами, и, во–вторых, возможность применения ядерного оружия как в крупномасштабной войне, так и в виде взаимных тактических ударов нелегальными ядерными государствами, такими, например, как КНДР, Пакистан или Индия.

Первый источник угрозы, а именно, захват ядерного объекта террористами, представляется наиболее опасным. Террористический акт 11 сентября в США фактически уже явился фактом массового уничтожения мирного населения, правда, без использования оружия массового уничтожения. Однако он сразу же создал картину того, что может быть, если террористы получат доступ к ядерному оружию. К сожалению, существующие агентства, соглашения, клубы и другие институты не рассчитаны на ядерный терроризм и совершенно не эффективны для борьбы с ним. Они рассчитаны на государство, то есть на стабильный политика – правовой институт, который можно проверять через инспекции и к которому можно применить санкции и даже военную силу в случен необходимости. Если государство создает ядерное оружие, оно создает не одну бомбу, оно будет делать их много. Сколько же нужно для этого урана, плутония, можно достаточно легко вычислить. Это важный фактор в контроле над государством. Что касается террористических организаций, то их непредсказуемость и бесконтрольность может привести к масштабной катастрофе, превосходящей все предшествовавшие террористические акты. По природе своей ядерный терроризм отличается от «традиционного» масштабами, количеством возможных жертв и способами осуществления. Существует четыре возможных сценария ядерного терроризма:

1. Рассеивание высокорадиоактивного материала. (Полурадиоактивные взрывчатые вещества, «грязные» взрывные устройства). Опасность создания подобного устройства заключается в относительной простоте сборки и применения, целью которого является дестабилизация общества и создания паники. Проблема заключается в том, что к радиоактивным материалам, применяемым в «грязных» бомбах, относятся не только традиционные уран и плутоний, но и другие материалы, которые широко используются в сельском хозяйстве, промышленности, медицине и научных исследованиях, как, например, кобальт-60, цезий-137 (применяемые в медицине), иридий-192. Следовательно, контроль за распространением подобных материалов, не смотря на создание комитета Цангера и группы ядерных поставщиков, довольно затруднителен. Более того, после взрыва требуются дорогостоящие мероприятия по деактивации, а если взрыв происходит в густонаселенном районе, то подобные мероприятия могут потребовать крайних мер, вплоть до временного выселения. Но сточки зрения боевого использования это средство не такое уж эффективное. В этом смысле химическое оружие может дать больший эффект, и получить доступ к нему значительно легче.

Нападение или диверсия на ядерных энергетических установках и иных ядерных объектах. Согласно данным МАГАТЭ в мире действует 438 энергетических ядерных реакторов, 277 исследовательских реакторов, сотни объектов топливного цикла, такие как заводы по производству уранового концентрата, по конверсии урана, обогатительные предприятия, пункты временного хранения и переработки и т.д. Многие объекты в Азии, в связи с нехваткой средств, не оборудованы и не адаптированы для отражения и локализации последствий ядерной диверсии и не имеют достаточного уровня охраны. Даже в США «проектная угроза» для ядерных объектов не включает в себя защиты от нападений с воздуха. Частично это связано с тем, что угроза данного вида появилась относительно недавно и создание полного комплекса мер по защите ядерных объектов является проблематичным, т.к. просто неизвестен характер угрозы и методы, к которым могут прибегнуть террористы. Только на территории Казахстана находятся четыре уникальных исследовательских реактора, критический стенд, изохронный циклотрон, ускоритель тяжелых ионов и ускорителей электронов. В Росси также большое количество ядерных объектов: 29 ядерных реакторов, огромное количество запасов отработанного ядерного топлива и т.д. Охрана их сейчас улучшается, но далеко не достаточная [15, c.10].

Также одним из источников опасности Центральной Азии могут быть выведенные из строя системы хранения отходов урановой промышленности. В целях экономии времени и финансовых средств хвостохранилища и отвалы располагались вблизи источников сырья, зачастую в поймах и руслах рек Центрально – Азиатского региона. Данное обстоятельство, в свою очередь допускает возможность совершения террористических актов, которые могут привести к разрушению дамб, ограничивающих хвостохранилища, прорыву плотин и высокогорных озер на территории Узбекистана, Казахстана, Таджикистана. В случае загрязнения водных артерий радиоактивными и токсичными отходами уранового производства поражены будут огромные территории и большое количество жителей регионов, выведены из оборота обширные сельскохозяйственные угодий, которые будут в течение ряда десятилетий содержать радионуклиды и токсичные примеси. Следовательно, объектами террористических актов потенциально являются не только АЭС, но обслуживающие и близлежащие объекты.

Хищение или приобретение делящегося материала с целью создания ядерного взрывного устройства. Основными инструментами регулирования в данной области являются нормативы МАГАТЭ, двусторонние договора о проверке, а так же Конвенция о защите ядерных материалов 1980 года с Приложением. В мире накоплено огромное количество оружейных ядерных материалов. Только в одной России 1200 тонн оружейного урана и 120 тонн плутония, для сравнения, в США 100 тонн плутония, 800 тонн урана, Пакистан обладает примерно 600-ми килограммами оружейного урана. Огромное количество информации доступно через Интернет, где можно получить детальные сведения о том, как создать примитивное ядерное устройство. Существует большое количество безработных специалистов-ядерщиков, которые могут осуществить сборку. Разрушительный эффект может быть большой, и в странах Азиатского региона уровень охраны довольно низкий, следовательно, захват и использование ядерного материала в Азии относительно вероятны. Однако это может не произвести должного впечатления на те государства, которые являются, прежде всего, целью терроризма. А это США и развитые страны Европы и Япония.

Также проблему составляет тот факт, что на территории бывшего СССР существовавшая прежде система контроля и управления объектами урановой промышленности пришла в полный упадок.

Проблема транспортировки ядерного материала, а также безопасное прохождение всего маршрута является составляющей гарантии ядерной безопасности как в Азии, так и во всем мире. Потому что вся система мер, которые обеспечивают перевозку отработанного ядерного топлива (ОЯТ), должны не только полностью совпадать со стандартами МАГАТЭ, но и быть реализованными в жизни. Иными словами, необходимо точно знать:

-что мы перевозим, и это так называемые гарантии безопасности состояния радионуклидного препарата;

-в чем вывозится, а именно – свойства контейнера, который изолирует нуклидное вещество от окружающей среды;

-в каком транспорте производится вывоз;

-по какому маршруту происходит вывоз.

Каждое из этих четырех составляющих при перемещении радионуклидного содержимого от предприятия, где оно наработано, до места доставки контролируется по всей системе гарантий – технических и финансовых.

2. Захват полноценного ядерного оружия. Несмотря на то, что ядерные боезаряды труднодоступны, возможность хищения путем подкупа или обмана все же остается. Стратегические ядерные заряды хранятся совместно с носителями в специальных местах и надежно охраняются, так что достать их оттуда практически невозможно. Кроме того, ядерные заряды создаются таким образом, чтобы они имели двойную, тройную систему защиты.

Большую проблему составляют тактические ядерные боезаряды, которые зачастую содержатся в хранилищах отдельно от носителей. Не все тактические ядерные изделия имеют соответствующую защиту, к ним получить доступ относительно легче. Насчитываются тысячи единиц тактического ядерного оружия (ТЯО), не охваченного формальными процедурами контроля над вооружениями. Они характеризуются:

-небольшим размером;

-большим количеством;

-отсутствием разрешительных процедур применения;

-нахождением за пределами центральных хранилищ.

В тоже время США и Россия, основные держатели ТЯО, не выразили какого – либо намерения провести переговоры по дальнейшему укреплению неформального и хрупкого режима контроля над ТЯО, основывающегося на параллельных односторонних декларациях, сделанных США и СССР/РФ в 1991 и 1992 г [8, с.2].

Захват ТЯО является наиболее опасным источником ядерной угрозы.

Сам факт похищения полноценного ТЯО может служить инструментом политического давления, а обладания ТЯО дает возможность выдвигать любые условия. Также остается вероятной добровольная передача в руки террористов ТЯО, с целью давления на сверхдержавы. Следовательно, проблема его хищения прямо связана с проблемой нераспространения ядерного оружия и появления новых государств с ядерным оружием в Азии. Чем больше количество стран обладают ядерным оружием, чем больше его на планете, тем больше вероятности его хищения и использования. Многие страны Азии, имеющие развитую мирную ядерную промышленность, ядерную энергетику, соответственно, имеют техническую возможность создать ядерное оружие, если они примут такое решение.

Таким образом, будучи не в состоянии эффективно воздействовать на процесс распространения ЯО в Азии, великие державы и международное сообщество не акцентируют внимание на факте распространения. Данный аспект составляет вторую компоненту ядерной безопасности в Азии, которая выражается в появлении новых ядерных государств.


1.2 Основы ядерной безопасности в период холодной войны и Казахстан

В работе рассматриваются вопросы формирования понятия «ядерной безопасности» в годы холодной войны. Отмечается, что ядерное оружие сыграло двоякую роль в мировом политическом альянсе: как средства устрашения и средства сдерживания ядерных амбиций супердержав [7, с.13].

В исследованиях политологов определенное место занимает теоретическое обоснование сохранения и увеличения ядерных арсеналов. Это концепции первого удара, ответно-встречного удара, ядерного сдерживания. Они характеризовали военно-политический аспект ядерной угрозы в годы холодной войны и указывали на состояние напряженности в отношениях двух ядерных держав.

Когда американо-советская гонка ядерных вооружений достигла своего предела, ядерное оружие приобрело функцию сдерживания, предотвращения использования самого этого оружия и военной силы вообще друг против друга. Вместе с тем, ядерные амбиции, сформировавшие огромный запас ядерных арсеналов, дали развитие Движению неприсоединения, формированию безъядерных зон. Хотя ядерная угроза в те годы имела доминирующее значение, достаточно четко определились тенденции ядерной безопасности.

В годы холодной войны Казахстан был одним из элементов в ядерной системе СССР и имел решающую роль. Республика, не имея возможности самостоятельно принимать решения в осуществлении ядерной политики, вместе с тем, явилась базой формирования процессов разрядки ядерной напряженности. К правовой базе процесса разрядки относятся, Указ о закрытии СИП, Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия Республик Беларуси, Украины и России, а также деятельность международного антиядерного движения «Невада-Семей» [17, с.25].

В годы холодной войны, приобретя ядерное оружие и создав его огромные арсеналы, США и СССР вели политику недопущения третьих стран в ядерный клуб и обе страны стремились сохранить за собой исключительное право на обладание ядерным арсеналом. Поэтому единственной сферой реального сотрудничества была сфера нераспространения ядерного оружия в других государствах. Это затрудняло и без того сложную ситуацию холодной войны, которая характеризовалась гонкой ядерных вооружений, конфликтами, балансированием на грани войны. Поэтому благодаря усилиям этих двух сверхдержав в 1968 году был подписан, а в1970 году вступил в силу Договор о нераспространении ядерного оружия.

Договор строится на концепции, которая состоит в том, что неядерные государства, которые отказываются от создания ядерного оружия, будут получать помощь легальных ядерных государств в ядерной энергетике исследованиях – т.е. в разработке и применении «мирного атома» [18, с.5].

Однако данная концепция не воплотилась в жизнь в полном масштабе. Во–первых, как показал опыт, после 1970 года содействие или сотрудничество в области ядерной энергетике осуществлялось не только с государствами, которые подписали Договор и отказались от приобретения ядерного оружия, но и с государствами, которые вели программы создания ядерного оружия. Помимо принципа нераспространения, который абстрактно все признавали, существовали и другие интересы: коммерческие, геополитические, когда ради поддержки союзника, ему гласно или негласно помогали создавать ядерное оружие. Фактически никто не передавал ядерного оружия, но помощь в мирном атоме создавала условие для того, чтобы третьи страны получили возможность использовать ядерный материал, ядерные технологии, экспертизу для осуществления ядерной оружейной программы. Эти обстоятельства прямо повлияли на появление ядерных «Государств - изгоев». Например, Франция помогала Ираку в ядерных программах. Германия помогала Ирану; на смену Германии пришла Россия, которая и сейчас сотрудничает с Ираном – в то время как Иран подозревают в наличии программы по разработке ядерных вооружений. СССР, затем и Россия до сих пор помогает Индии, которая не была и не является членом договора о нераспространении и которая первая произвела ядерный взрыв после подписания и вступления в силу Договора о нераспространении. Китай помогал Пакистану, в целях создать противовес индии. Китай хотел создать ядерную державу в тылу Индии, чтобы создать дополнительный рычаг воздействия на Индию [8, с.4].

США и другие европейские государства закрывали глаза на ядерную программу Израиля. Израиль никогда не производил ядерных взрывов, но обладание Израилем подобным оружием не подвергается сомнению. Франция помогла не только Ираку, но Южной Корее и Пакистану. На сегодняшний день Южная Корея имеет возможность создать ядерное оружие в короткие сроки. В Южной Корее существует мощная ядерная энергетика, а следовательно и возможность, создать ядерное оружие.

Первым ядерным государством в Азии является Китай. Китайское правительство опасается, что американская противоракетная оборона лишит его возможности сохранить свое собственное ядерное сдерживание против США. Китай развивает стратегические ядерные силы, в радиусе поражения которых будет территория США. Китай развивает свои программы стратегических ядерных вооружений. Его примеру последует Индия, поскольку взаимоотношения этих двух стран, соперничающих за лидерство в регионе, остаются холодными. Индия создала ядерное оружие для того, чтобы иметь сдерживающий потенциал против Китая, который превосходит ее намного и в ядерных вооружениях и в силах общего назначения.

Наращивание ядерного потенциала Китаем ставит в неприятную ситуацию Японию, которая может оказаться в положении западноевропейских государств 50-х годов.

Китай постепенно становится «слишком сильным» для пограничных государств независимо от его намерений.

С другой стороны, если Китай начнет форсированное наращивание ядерного оружия, то Япония, Тайвань и Южная Корея могут пересмотреть свой неядерный статус. В Японии, где конституция запрещает создание ядерного оружия, сейчас открыто ведутся переговоры о пересмотре данного вопроса при определенных обстоятельствах. В Японии порядка 50 ядерных реакторов, огромные запасы плутония. Если бы Япония решила создать ядерное оружие, то она бы, вне всяких сомнений, стала ядерной сверхдержавой за несколько лет. Она обладает сверхтехнологической базой и высоким уровнем развития ядерной энергетики [10, с.41].

Можно утверждать, что в Азии начинается динамичная гонка ядерных вооружений. Наращивание и модернизация США своих ядерных сил стимулирует ядерное перевооружение Китая. Это будет восприниматься Индией как угроза, и, очевидно, последуют контрмеры. Пакистан, и так уступающий Индии по всем параметрам мощи, тоже будет подталкиваться к наращиванию своего ядерного потенциала. Создается предельно нестабильная стратегическая ситуация. Другой негативный момент, усугубляющий ядерную угрозу, - это отказ американского сената в 2000 году ратифицировать ранее подписанный Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЯЗИ). Это важно, потому что именно через испытания, как правило, государства становятся ядерными державами. Подписание данного договора важно не только с экономической точки зрения или с точки зрения замедления процесса распространения ядерного оружия, но и в том плане, чтобы был бы перекрыт это важнейший способ ядерного распространения. Поскольку если государства создает ядерное оружие, то оно, как правило, хочет заявить об этом, приобрести ядерный статус и предупредить соседей. Но для этого надо доказать, что ты ядерная держава и провести испытания. Особенно это важно было бы в отношении Индии и Пакистана. Они стали фактически ядерными государствами, проведя испытания в 1998 году. Принять Индию и Пакистан в ДНЯО невозможно, это бы разрушило весь смысл Договора, в котором говорится, что с 1 января 1967 года любое государство, создающее ядерное оружие, становится неправомерным владельцем ядерного оружия и нарушает режим нераспространения. Через присоединение данных государств к Договору о запрещении испытаний можно было бы остановить процесс наращивания, усовершенствования ядерных арсеналов. Ядерные силы новых ядерных государств не имеют достаточно надежной системы управления и предупреждения о ядерном нападении и могут быть уничтожены первым ударом. В условиях острого кризиса у каждого из этих государств появится стимул нанести ядерный удар первым. Поэтому Индия и Пакистан являются главной угрозой того, что ядерное оружие впервые после 1945 года может быть применено в военных целях, и их присоединение к Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний было бы важным косвенным способом ограничить их в дальнейшем наращивании и развитии этого оружия. Но поскольку США не ратифицировали Договор, в силу он вступить не может, в соответствии с его условиями.

Что касается прогноза, то следует согласиться с Кагановым С., и на наш взгляд, предвидится только ухудшение обстановки, которому способствуют несколько факторов:

1.Быстрые изменения и усиливающаяся непредсказуемость геостратегической ситуации во всем мире и в том числе в некоторых ключевых регионах, особенно в Азии. Стремление США к единоличному лидерству – к гегемонии – вызывает широкое недовольство. Проблема в том, что эта американское лидерство оказывается неэффективным. Мировое сообщество в всевозрастающей степени ощущает отсутствие организующего начала. Сама политика США в отношении государств Азии, на наш взгляд, не является стабильной. Фактически, она потенциально не может меняться каждые 4 года, в зависимости от правящей партии и политики президента.

2.Рост самосознания и антизападных настроений в большинстве стран Азии сопровождается увеличивающимися возможностями по преодолению все более смертоносных видов оружия. К тому же в Азии довольно быстрыми темпами начало создаваться относительно закрытые экономическое сообщество – по типу ЕС, а также развиваются тенденции регионализма [12, с.21].

3.Опасения, испытываемые в связи с превосходством Запада в высокотехнологичных видах вооружений и озабоченностью, вызываемой возможностью, не спровоцированной атаки под предлогом «гуманитарной интервенции» или на ином основании, подталкивают страны к тому, чтобы иметь мощный и относительно не дорогой противовес в виде ядерного или другого оружия массового поражения. Действия США в отношении Ирака только подтверждают опасения Азиатских политиков.

Если не повернуть этот процесс вспять, то через 15 – 25 лет количество источников получения оружейных ядерных материалов не сократиться, а возрастет. И в первую очередь благодаря распространению мирного атома. Имеющиеся ныне АЭС выделяют в качестве отходов оружейные материалы. Кроме того, объективно создание новых АЭС увеличивает численность специалистов – атомщиков и способствует расширению географического ареала их проживания.

Таким образом, процессы снижения ядерной напряженности были начаты при участии Казахстана в составе СССР и продолжены позже, что позволило ему сформировать собственную ядерную политику.

1.3        Новое понимание безопасности – доктрина доверия

Безальтернативным императивом мировой политики конца 20–го века стал поиск универсальной формулы обеспечения и поддержания международной безопасности. В основе этого долгого и еще не до конца осмысленного процесса - трагические реалии прошедшего столетия.

Только после окончания 2-й мировой войны мир стал свидетелем почти трехсот беспрерывно следовавших друг за другом войн и конфликтов в самых разных регионах планеты. И почти все эти конфликты, тем не менее, не привели к окончательному миру в том или ином регионе.

Множество конфликтных зон и точек международной конфронтации, которые в любой момент могут обернуться вооруженным противостоянием на гораздо более высоком уровне, сохраняется на планете и в настоящее время. Среди них Афганистан, Балканы, Ближний Восток.

В начале 1990-х годов, когда Казахстан оказался, пожалуй, перед одним из самых главных выборов в своей истории, мы не могли не задумываться над тем, как изменится ситуация в регионе и в мире, если мы вдруг решили бы сохранить на своей территории ядерное оружие [35, с.22].

Во всех отношениях это было сложное для Казахстана время. С распадом СССР создавшиеся многими десятилетиями хозяйственные связи между Казахстаном и другими бывшими советскими республиками оказались разорванными. Нам предстояли системные рыночные реформы, которые, по определению, не могли быть легкими. Исходя из всего этого, мы понимали, что экономика страны стоит на пороге серьезного кризиса, и вряд ли кто-то мог уверенно прогнозировать, с какими политическими издержками мы из него выйдем. Многие эксперты-политологи пугали нас в то время возможностью серьезных социально-политических, межнациональных конфликтов. И надо признать, что эти прогнозы не были полностью безосновательными. По многим регионам бывшего Советского Союза в то время уже прошла волна бессмысленных кровопролитных межэтнических столкновений.

Сегодня мы гордимся тем, что нам, казахстанцам, в тех сложных условиях хватило мудрости и взаимного уважения, чтобы сохранить в стране стабильность и межнациональный мир. Это общая заслуга всего казахстанского народа [28, с.10].

В начале 1990-х годов, когда принималось решение об отказе от ядерного оружия, мы думали не только о себе или о своих собственных интересах, мы думали, как бы это громко ни звучало, об общей пользе для всего человечества.

В международных отношениях, как и в живой природе, существует жесточайший естественный отбор. Вся человеческая история доказывала нам, что шансы выжить в нашем мире имеет только «сильнейший». Наилучшие условия, возможности для развития и выживания получат только наиболее состоятельные в экономическом, а соответственно, и наиболее мощные в военном плане, страны.

Человечество на протяжении тысячелетий жило, сообразуясь с этой, казалось бы, примитивной первобытной логикой. Из века в век самые различные государства, находящиеся в самых разных частях планеты, накапливали всевозможное оружие, считая его единственно возможным гарантом собственной безопасности.

Эта глобальная гонка вооружений началась еще в эпоху каменных орудий и продолжается до сих пор. На смену деревянным дубинам и каменным ножам пришло огнестрельное оружие, а затем и атомная бомба.

Орудия убийства прошли значительный эволюционный путь, однако за это же время, к сожалению, практически не изменился их – создатель человек. Чем более мощным оружием он обладал, тем больше он воевал, и тем больше жертв и разрушений приносила каждая новая война. Только во второй половине XX века, накопив гигантский арсенал ядерного оружия, который был способен многократно уничтожить как само человечество, так и все живое на Земле, человек, наконец, задумался о том, по правильному ли пути он идет [32, с.44].

Мы начали строить исключительно миролюбивое государство и отказались от подхода к обеспечению собственной безопасности методом сдерживания «вероятного противника». В основу нашей внешней политики мы заложили интеграционные принципы многовекторности и взаимного доверия.

Достаточно острой проблемой для многих стран региона является неурегулированность территориальных вопросов с сопредельными государствами, что, конечно, не способствует укреплению атмосферы доверия и сотрудничества. В настоящее время азиатский субконтинент фактически изобилует «горячими точками», возникшими в результате территориальных претензий.

В этих условиях, если бы Казахстан решил сохранить ядерное оружие, дальнейшее развитие событий в регионе могло развиваться только по негативному сценарию [35, с.22].

Наличие значительного числа неурегулированных конфликтов в Азии повлекло бы за собой проблемы в сфере разоружения и контроля над вооружениями. При этом недостаток доверия между государствами неизбежно привел бы к дестабилизирующему накоплений вооружений, включая оружие массового уничтожения.

Гонка вооружений подталкивает ее участников к вооруженному противостоянию – получился бы замкнутый круг, который губителен для самих стран, непосредственно вовлеченных в конфликт, так и для всего азиатского региона в силу предсказуемости последствий военных действий в условиях обладания ядерным оружием.

В то время мы понимали, что обеспечить безопасность в регионе возможно только напряженными совместными усилиями.

Обеспечение безопасности в настоящее время уже не может являться прерогативой, каких – то отдельных «локомотивных» стран, как это было в период блокового противостояния. Необходимы совместные усилия всех государств региона, независимо от их размеров, численности населения, а также экономического потенциала.

Многополярность мира стала основной предпосылкой нового международного порядка. Это обуславливается, в первую очередь, процессом глобализации, когда мир становится все более взаимозависимым, и когда курс на решение проблем развития безопасности только за счет собственных ресурсов нежизнеспособен. Гарантией безопасности в настоящее время могут стать только коллективные усилия, проводимые в русле многостороннего сотрудничества на основе взаимного доверия.

Впервые с предложениями о создании в Азии новой модели безопасности выступил в 1992 году в Нью–Йорке на 47-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Тогда состоялось Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Эта инициатива была продиктована необходимостью создания эффективной и универсальной структуры по обеспечению безопасности на азиатском континенте, где, в отличие от других регионов мира, подобный механизм еще не был сформирован.

Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии рассматривалось нами именно в данном контексте, именно как процесс укрепления взаимоотношений и сотрудничества азиатских государств в целях обеспечения стабильности и безопасности в регионе [35, с.25].

С самого начала инициатива о созыве СВМДА нашла поддержку практически всех азиатских государств, а также целого рода международных форумов, прежде всего Организации Объединенных Наций.

Предлагаемая модель обеспечения безопасности Казахстана заключается в следующем:

Во-первых, мы предполагаем, что приоритетное значение в построении международных отношений должны иметь региональные аспекты безопасности. Привлечение третьих стран мира или международных организаций к решению региональных проблем допустимо только в случае согласия и в интересах государств региона. Кроме того, только усиливая региональное сотрудничество, возможно, наиболее полно решать свои собственно национальные задачи в условиях взаимного взаимопроникновения интересов. Можно сказать, что регионализм является обратной стороной глобализации – если существует взаимозависимость государств, то она проявляется, прежде всего, на региональном уровне.

Во-вторых, незыблемым принципом и обязательным условием безопасности является действительное юридическое равноправие всех государств – субъектов международных отношений вне зависимости от их экономического, военного или политического потенциала. Атавизмы колониалистской психологии, которые часто проявляются в международных отношениях в виде рассуждений о «старших и младших братьях», «супердержавах», «геополитических полосах» и т.п., являются одними из наиболее опасных дестабилизирующих факторов международных отношений и должны быть изжиты [25, с.235].

В-третьих, одним из главных принципов обеспечения международной безопасности является взаимное уважение суверенитета, прав на сохранение целостности территории, невмешательство во внутренние дела государств. Очевидно, что разнообразие национальных особенностей, традиций, культур и ценностей различных государств, которое в настоящее время часто воспринимается как разобщающий фактор, пора научиться воспринимать как ценную возможность взаимного обогащения и развития [18, с.66].

В-четвертых, решение каких-либо споров между государствами возможно исключительно мирными средствами. Вооруженные силы могут быть использованы только в оборонительных целях. Механизмом реализации данной нормы должен являться совместный контроль над вооружениями.

Важнейшим аспектом обеспечения международной безопасности является принцип расширения доверия между государствами. Именно принцип Доверия должен придти на смену господствующему до сих пор в конфликтных регионах принципу военного сдерживания.

Предлагаемая модель обеспечения безопасности подразумевает органичное сочетание как военно-политических, так и социально-экономических аспектов. В частности, очевидно, что доверие в военной области совершенно логично распространяется затем и на экономические отношения. Безопасность и стабильность являются предпосылками экономического развития, в свою очередь, является залогом долговременной региональной безопасности.

Обозначенные принципы были заложены в основу СВМДА и отражены в основополагающем документе этой международной организации, а именно в Декларации, регулирующей отношения между государствами-членами Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии.

Именно в тексте данной Декларации, которая была подписана в сентябре 1999 года в Алматы на встрече министров иностранных дел государств-участников Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии, впервые были отражены базовые положения обеспечения международной безопасности на основании доктрины Доверия в Азии: уважение суверенитета и прав государств-участников, сохранение территориальной целостности, невмешательство во внутренние дела друг друга, мирное урегулирование споров, отказ от применения силы, разоружение и контроль над вооружениями, сотрудничество в социальной, торгово-экономической и культурно-гуманитарной сферах, уважение основных прав человека в соответствии с принципами ООН и международного права [18, с.7].

Эта встреча имела историческое значение. Не только потому, что это была первая встреча руководителей внешнеполитических ведомств стран-участниц СВМДА, но и в силу того важного обстоятельства, что подписание в ходе встречи Декларации о принципах, регулирующих взаимоотношения между государствами-членами Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии заложила юридические основы новой системы азиатской безопасности. Подписанию данной Декларации предшествовали долгие обсуждения, кропотливый поиск точек соприкосновения. Далеко не сразу экспертам азиатских стран удавалось прийти к решениям, шли продолжительные, а порой и острые дискуссии, особенно вокруг таких проблем, как разоружение и контроль над вооружениями, невмешательство во внутренние дела, гуманитарное измерение.

В предварительных обсуждениях участвовали представители более 20-ти азиатских государств, многие из которых впоследствии стали членами или наблюдателями СВМДА.

В настоящее время государствами-членами СВМДА являются Афганистан, Азербайджан, Китай, Египет, Индия, Иран, Израиль, Казахстан, Кыргызстан, Пакистан, Палестина, Россия, Таджикистан, Турция и Узбекистан, а государствами-наблюдателями - Австралия, Индонезия, Япония, Корея, Монголия, Украина, США, Ливан, Вьетнам, Таиланд, Малайзия.

Объединяет эти страны твердое стремление совместными усилиями создать надежную систему безопасности и сотрудничества в Азии и общее мнение о том, что построить безопасный мир возможно только сообща.

Помимо СВМДА реальное воплощение новая концепция безопасности, основанная на принципах взаимного доверия, получила в рамках так называемой «Шанхайской пятерки», членами которой являются Китай, Россия, Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан [40, с. 12].

В апреле 1996 года в г. Шанхае главами наших пяти государств было подписано Соглашение об укреплении мер доверия в военной области в районе границы. Это был, первый пример практической реализации провозглашенной Казахстаном политики Доверия в военной области. Однако уже в 1997 году наши страны заключили следующее знаковое Соглашение о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы.

В рамках «Шанхайской пятерки» удалось достичь соглашений о транспарентности военной деятельности, снижении активности в приграничной полосе, урегулировании пограничных вопросов, включая территориальные, о регулярном обмене информацией о военной деятельности, сотрудничестве в области борьбы с международным терроризмом, контрабандой наркотиков и оружия, нелегальной миграцией и т.д. такого в Азии ранее никогда не было.

Достигнутые в рамках «шанхайской пятерки» договоренности, стали мощным шагом к обеспечению безопасности не только на континенте, но и в мире в целом.

Явным показателем перспективности развития форума и важным шагом на пути обеспечения безопасности в регионе стало подключение к деятельности «шанхайской пятерки» Узбекистана. Не исключено, что что нынешний форма «пятерки» будет расширен, и не только за счет Узбекистана, но и других стран. Повышенный интерес к «Шанхайской пятерке» проявляют Монголия, Иран, Индия и Пакистан.

Таким образом, есть все основания полагать, что в будущем данный форум может преобразоваться в надрегиональную организацию.

Концепция построения международной безопасности на принципах взаимного доверия продемонстрировала свою эффективность в Азии. Соглашения, достигнутые в рамках «Шанхайской пятерки» и СВМДА. Создали принципиально новую реальность на континенте, характеризующуюся более высоким уровнем безопасности, взаимовыгодного сотрудничества, как в военной, так и политической сферах [25, с.101].

Реальным выражением политики Доверия и символом новой модели безопасности стал отказ Казахстана от ядерного оружия и процесс создания в Центральной Азии безъядерной зоны.

Достаточно символично в этом плане, что в рамках СВМДА египетский лидер М.Х. Мубарак также выдвигал инициативу создания безъядерной зоны на ближнем Востоке.

В этих условиях опыт, наработанный в рамках создания системы безопасности в Азии, может быть использован при построении основ глобальной безопасности. Наполнит их новым содержанием.

Казахстан предлагает строить новую модель глобальной безопасности на базе взаимодействия региональных подсистем, таких как ОБСЕ, СВМДА. При этом данный механизм ни в коем случае не подменяет собой существующую систему, основанную на Уставе ООН, а лишь дополняет ее.

Текущая практика международных отношений демонстрирует нам некоторое снижение роли ООН. Если этот процесс будет продолжаться, то возможно торпе6дирование общей системы глобальной безопасности должна модифицироваться.

Основную ответственность за обеспечение стабильности в мире в современных условиях должны взять на себя региональные подсистемы безопасности, осуществляющие свою деятельность под эгидой ООН.

Только создание такой системы сможет обеспечить тот необходимый, мирный и стабильный диалог между цивилизациями, которого человечество добивается на протяжении уже нескольких тысячелетий.

Наивное предвкушение тотального мира, безопасности и комфорта, мифология обыденного сознания западного человека возлагала на распад СССР и коммунистического блока, обернулось горьким разочарованием.

Мир не стоит на месте: баланс в нем сменяется дисбалансом, интеграция - дифференциацией, конвергенция - дивергенцией, и эта переменчивость эволюции подсказывала, что за сложившимся в 70-80-е годы XX века относительным силовым паритетом грядет фаза диспаритета. Не абсолютны были и субъективные гаранты и агенты стабильности: фактом безвременного отрешения от власти Президента СССР М.С. Горбачева как бы предопределялась «роковая» непредсказуемость политических судеб его последователей – прежде всего, в России как основной правопреемнице СССР, а затем и в других постсоветских республиках. Мир не мог просчитать всех возможных вариантов развития событий на постсоветском пространстве. В этой неопределенности возникала волна самых разных предложений о дальнейшей судьбе новых государств.

Мировому сообществу оставалось только надеяться на реализацию оптимальных вариантов развития и относительный период стабильности до окончательного сформирования всех необходимых институтов государственного устройства стран Содружества.

Казахстан более всех оправдал обращенные к нему мировым сообществом надежды [27, с.114].

Будущим исследователям нашего времени не может не броситься в глаза, что первым криком души новорожденной Республики Казахстан было «Закрыть полигон!», и вся биография обновленного Казахстана – это небывалый прецедент преобразования ядерных материалов и технологий из оружия взаимной острастки и запугивания, террора, нестабильности, шантажа и насилия в орудие мира, безопасности, сотрудничества, добрососедства и диалога.

Как уже было сказано, сообразуясь с волей народа Казахстана, осознавая ответственность перед будущим нации и отвечая интересам государственности и независимости, 29 августа 1991 года президент подписал Указ № 409 «О закрытии Семипалатинского испытательного ядерного полигона».

Закрытие Семипалатинского полигона являлось первым и уникальным в атомной истории прецедентом, когда государство добровольно и в одностороннем порядке свернуло весь комплекс работ на своей территории по экспериментальным взрывам ядерных и термоядерных зарядов.

Здесь стоит обратить внимание на это достаточно важное обстоятельство. Ведь, как правило, те или иные государства могли, сообразуясь с той или иной политической ситуацией, просто временно прекратить испытания. Такие прецеденты уже были и они известны. Но недостатком таких шагов являлось то, что сами полигоны продолжали поддерживаться в «холостом» режиме, а заранее приготовленным боевым зарядам только оставалось ждать своего следующего часа. И, соответственно, при желании или изменившихся обстоятельствах, руководство ядерного государства могло в любой момент восстановить процесс опытных взрывов и заниматься дальнейшим планированием одиночных или серийных испытаний [17, с221.].

В нашем случае, мы не просто прекратили всевозможные испытания ядерного оружия, мы устранили сам корень зла – даже потенциальную возможность каких-либо ядерных взрывов.

Но сделано только полдела. Было понятно, что необходима не только отмена последующих взрывов, но и исправление последствий предыдущих. И после исторического решения встал вопрос о принятии целого комплекса мер, направленных на ликвидацию или, по крайней мере, снижение негативных последствий атомных испытаний на экологию прилежащих земель и здоровью людей, живущих в зоне экологического бедствия. Было много споров, кому должно в дальнейшем принадлежать ядерное оружие, но, насколько нам известно, не было ни одного спора, кому должны принадлежать проведенные ядерные взрывы и их многочисленные последствия. В первую очередь, мы сочли необходимым хотя бы формально определить те территории, которые подверглись наиболее разрушительному влиянию ядерных испытаний и по многим категориям подходившие под определение «зона экологического бедствия». В постановлении № 708 Правительства Республики Казахстан был определен список районов экологического бедствия, граничащих с Семипалатинским ядерным полигоном.

Закрытие полигона – это не просто уничтожение всей его губительной инфраструктуры и запрет на испытания, это долгие годы реабилитации зараженных земель, рекультивация почвы и окружающей среды, восстановление биопотенциала и помощь больными психологически надломленным людям, полвека, живущим рядом с атомной смертью. Это долгий и трудный процесс.

21 декабря 1991 года в Алматы было принято «Соглашение о совместных мерах в отношении ядерного оружия», а также 30 декабря 1991 года в Минске - «Соглашение между государствами – участниками Содружества Независимых Государств по стратегическим силам». Алматинское соглашение предусматривает невозможность применения ядерного оружия в одностороннем порядке без согласования с главами государств – участниками Алматинского соглашения.

Минское соглашение также предусматривало невозможность использования коллективного ядерного оружия без согласований и консультаций со всеми государствами СНГ.

Двойное соглашение, достигнутое в Алматы и Минске, в принципе может обеспечить всем нам надежную защиту территориального суверенитета и выступать гарантиями нашей ядерной неприкосновенности. В соответствии с соглашениями, лидеры государства Содружества, признавали Россию правопреемником бывшего СССР. В том числе, и в отношении ядерного оружия. Это позволило Российской Федерации войти в состав постоянного Совета Безопасности ООН как государству, оставившему за собой ядерное наследство Советского Союза. В свою очередь, Россия обязалась признать суверенитет и территориальную целостность образованных суверенных республик. В отношении же ядерного оружия предполагалась передача ядерной кнопки Президенту России с гарантиями о том, что использование красной кнопки возможно только с коллективного согласия и консультаций со всеми государствами СНГ, обладавшими тогда ядерным оружием, то есть Казахстаном, Украиной, Беларусью.

Однако, вопреки нашей воле и взаимным обязательствам, достигнутые договоренности подверглись первому испытанию.

Уже 25 декабря 1991 года Президент Российской Федерации издал Указ «О повышении надежности боевого управления стратегическими ядерными силами Объединенных Вооруженных Сил СНГ в чрезвычайной обстановке». В рамках этого Указа предполагалось использование атомного оружия без согласия стран, на территории которых оно было размещено, и без консультаций с другими государствами Содружества [33, с.93].

Таким образом, оно серьезно и кардинально входило в противоречие с Алматинским и Минским соглашениями. Причина Указа Б. Ельцина понятна: возможны чрезвычайные ситуации, когда лимит времени не позволял выдержать условие гарантированного ответного уничтожения вероятного противника в случае внезапного ядерного нападения. Но развитие внешнеполитического ситуации явно не соответствовало принятому в одностороннем порядке решению. Согласно Договору о РСМД, ракеты средней и малой дальности ликвидируются. Известно, что подлетное время того типа ракет составляет около 6-7 минут.

Без вступления Договора о РСМД в силу доводы российской стороны можно было принять, а в последующем юридически оформить.

22 мая 1992 года Казахстан в качестве одной из равноправных сторон Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-1) подписал Лиссабонский протокол о нераспространении постепенном демонтаже и вывозе ракетно-ядерного оружия, взяв на себя обязательство освободиться от ядерного оружия и объявив свою территорию безъядерной зоной.

20 ноября 1992 года в Алматы Президент принял американскую делегацию, в которую входили сенаторы Конгресса США и специалисты в области политических и военных проблем. Возглавляли делегацию председатель комитета Сената по вооруженным делам Сэм Нанн и член комитета Сената по международным связям Ричард Лугар.

Касательно практических проблем разоружения, было оглашено решение Сената о выделении около 800 миллионов долларов для финансирования перевозок, демонтажа и ликвидации ядерного оружия, находящегося на территории стран Содружества Независимых Государств [6, с.12].

Между США и Республикой Казахстан 24 сентября 1993 года было парафировано рамочное соглашение. По этому соглашению, Соединенные Штаты обязались предоставить техническую и финансовую помощь в решении текущих и неотложных задач ядерного разоружения: ограничение стратегических ядерных боеголовок и средств доставки; контроль над ядерными материалами и их радиоактивная защита; аварийное оборудование для внештатных и экстремальных ситуаций; организация оперативного канала межправительственной связи, системы контроля за экспортом в Казахстане.

Таким образом, спустя год после Лиссабона мы сделали конкретный шаг на пути к полной ликвидации стратегических ядерных вооружений.

В этот же знаменательный год решением Верховного Совета нашей республики мы первыми из стран СНГ ратифицировали Договор о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), который был подписан годом ранее, 30 декабря 1991 года.

Членство в Договоре о нераспространении ядерного оружия – это, пожалуй, один из самых важных шагов, сделанных нами на пути к безъядерному будущему. ДНЯО вот уже четверть века является нормой международного права и самой авторитетной формой коллективных усилий в процессе всеобщего разоружения и нераспространения. Поэтому вступление в Договор о нераспространении на правах неядерной державы стало юридическим подтверждением нашего безъядерного статуса [17, с.188].

28 марта 1994 года состоялась встреча Бориса Ельцина, о том чтобы подписать Соглашение о выводе всех находящихся в Казахстане ядерных боеголовок в Россию в течение 14 месяцев и демонтаж всех шахтных пусковых установок для ракет СС-18 в течение ближайших 3-х лет. В соглашении было оговорено, что Казахстану возмещается стоимость ядерных материалов, содержащихся в ядерных боеголовках. Особых проблем с вывозом и транспортировкой ядерных боеголовок не возникло и, строго выдержав оговоренные сроки, 25 апреля следующего года инженерно-военные части успешно вывезли все стратегическое и тактическое ядерное оружие на территорию России.

Начиная с 1994 года, в рамках Соглашения между Правительствами Казахстана и США, в местах расположения шахтных пусковых установок был ускоренными темпами проведен комплекс работ, включающий химическую и аналитическую оценку типов и уровня загрязненности, ликвидацию инфраструктуры ШПУ, рекультивацию площадок до состояния земель, рекомендованного для хозяйственного использования международными и национальными стандартами, который был успешно завершен в 1998 году.

В рамках очень важной и конструктивной совместной казахстанско-американской программы «Совместного сокращения угрозы» в 1998 году были начаты работы по ликвидации унифицированных заправочных комплексов складов ядерного оружия, предварительное обследование которых проведено в 1997 году.

Важно было обеспечить не только процесс ликвидации ядерного оружия, но и принять меры к тому, чтобы наша страна даже гипотетически не могла стать источником постоянной угрозы и напряжения.

Заключение мировым сообществом Договора о всеобщем запрещении испытаний ядерного оружия поставило насущный вопрос о необходимости полного отказа от ядерного оружия, поскольку никто не может полагаться на надежность такого оружия без его испытаний.

Поэтому можно понять непосредственный интерес мирового сообщества к развитию методик контроля, необходимости глобального мониторинга всех ядерных взрывов.

Наша территория, конечно, должна быть свободна от ядерного оружия, но она может быть связана «мирными» механизмами обеспечения глобальной и региональной безопасности в рамках всеобщих Договоров по разоружению и нераспространению [8, с.120].

Поэтому нет ничего удивительного в том, что, начиная с 1993 года, совместными американо-казахстанскими командами на степных просторах Казахстана ведутся сейсмологические исследования строения Земли и мониторинг подземного испытания ядерного оружия. И в перспективе планируется создание Центра сейсмических данных.

Совместные американо-советские эксперименты по контролю за испытаниями показали, что территория Казахстана может служить почти идеальной площадкой по мониторингу не только испытаний договорных сторон, но и ядерных испытаний других стран.

Это обусловлено следующими причинами:

1) особенности геологических структур северных и северо-восточных районов Казахстана состоят в том, что распространяемые в результате ядерных испытаний сейсмические волны испытывают наименьшее сопротивление и их амплитудных характеристики не ослабевают достаточно сильно даже на протяженных расстояниях;

2) территориально Казахстан расположен в самом центре Евразии, в низинной части континента, что позволяет легко обнаруживать сейсмически спокойные точки.

Совместный проект Национального ядерного центра Республики Казахстан, созданного на базе Семипалатинского ядерного полигона, и Атмосферной обсерватории Ламонт - Догерти Университета Колумбии позволил разработать восемь широкополосных сейсмических станций, оптимальных для задач контроля как естественных, так и антропогенных источников. Часть разработанных станций вошла в сеть станций Международной системы контроля в рамках Всеобъемлющего договора о запрещении ядерных испытаний.

Мониторинг взрывов мощностью более 10 килотонн обеспечивается существующими национальными сейсмическими сетями, которые обеспечивают и контроль более «слабых» событий в виде землетрясений и маломощных взрывов на региональных расстояниях менее 2500 км.

Основная цель конверсионных проектов – демилитаризация промышленности. Развитие национальной экономики, обеспечение занятости ученых

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Ядерная безопасность в постсоветском Казахстане". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 601

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>