Дипломная работа на тему "Война Судного дня (1973 г.) в системе американо-советских отношений"

ГлавнаяМеждународные отношения → Война Судного дня (1973 г.) в системе американо-советских отношений




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Война Судного дня (1973 г.) в системе американо-советских отношений":


Содержание

Введение

Глава 1. Ближний Восток в системе советско-американских отношений в 70-е года XX века

1.2 Ближневосточные интересы СССР

1.2 Политика и интересы США на Востоке

Глава 2. Сверхдержавы в войне Йом-Кипур

2.1 СССР и ближневосточный конфликт 1973 г.

2.2 США в войне Судного дня

Заключение

Список использованных источников и литературы


Введение

Проблема урегулирования ближневосточного конфликта занимала важно е место в советско-американских отношениях после Второй мировой войны. Ближний Восток имел особое значение для СССР и США, что вынуждало сверхдержавы к соперничеству и одновременно сотрудничеству в регионе.

Начиная с 1948 года - года образования Государства Израиль, на Ближнем Востоке не прекращается конфликт, ежегодно уносящий многие жизни. Актуальность данной темы состоит в том, что неурегулированность этой конфликтной ситуации неблагоприятно влияет на развитие стран региона. Отсутствие политического урегулирования создает благоприятные условия для новых столкновений противоборствующих сторон. Арабо-израильский конфликт получил развитие и в современной системе международных отношений.

Блестящая военная победа в Шестидневной войне не принесла Израилю ожидавшего политического успеха. Поражение для арабского мира было слишком унизительным, а экономические последствия были слишком тяжелыми. В то же время щедрые поставки советского оружия вызывали у побежденных желание восстановить силы и попытаться взять реванш.

После июньской агрессии 1967 г прошел год, и с лета 1968 г., несомненно имея в виду подъем морального духа в народе и армии, египтяне начали периодические артобстрелы позиций "оккупантов" на восточном берегу Суэцкого канала. Израильтяне ответили контрбатарейной борьбой на канале и все более усиливающимися авианалетами вглубь страны. Начался период так называемой Войны на истощение, растянувшийся с середины 1968 до середины 1970.

На конференции арабских лидеров в городе Хартум в сентябре 1967 г официальные лица соседних с Израилем государств заявили о нежелании сотрудничать с Государством Израиль и своей решимости продолжать боевые действия. Эти громогласные заявления были подкреплены уничтожением израильского военного корабля в октябре 1967 г. В ответ израильские самолеты нанесли бомбово-штурмовые удары по основным базам египетского ВМФ в Средиземном море.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Уникальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по нужной вам теме. Правильное выполнение дипломных работ по индивидуальному заказу в Самаре и в других городах РФ.

"Масло в огонь" подлила ООН, принявшая 22 ноября 1967 г. резолюцию № 242, согласно которой сторонам предписывалось отвести войска на довоенные границы. Для Израиля это означало потерю захваченного дорогой ценой Синайского полуострова и новую эскалацию насилия со стороны палестинских террористов. Однако, не смотря ни на что, ни одна из сторон не приняла этой резолюции [30, с.16].

Вскоре после войны в Египет начали пребывать в массовом порядке советские военные советники и множество современного вооружения, почти бесплатно поставлявшегося Восточным блоком. Примерно с этого времени началось сближение СССР и Египта - на территории страны расположились целые военные подразделения.

Подогревали новый конфликт на Ближнем Востоке и Штаты. Америка активно поставляла в Израиль новейшее оружие, материальную и финансовую помощь. Сверхдержавы стремились выяснить, кто же из них лидер за счет ближневосточных государств и жизней тысяч людей. "Холодная война" не могла не затронуть всего мира, поделившегося на два практически равных полюса: советский и западный. Новый мощный конфликт долго ждать себя не заставил [17, с.2].

В октябре 1973 года на Ближнем Востоке началась новая, четвертая по счету война. В отечественной историографии она получила название "Октябрьская война", в западной ее часто называют также "Войной Йом-Киппур" или "Войной Судного дня".

Октябрьская война отличалась от предыдущих локальных войн прежде всего своей масштабностью - кроме Египта и Сирии - основных противников Израиля, в составе арабской коалиции сражались войска Алжира, Иордании, Ирака, Кувейта, Марокко, Саудовской Аравии, Судана и Туниса.

СССР и США приняли активное участие в политическом урегулировании нового конфликта. Однако ситуация развивалась таким образом, что сверхдержавы оказались косвенно вовлеченными в конфликт, который постепенно перерос в возможность конфронтации между Советским Союзом и Соединенными Штатами. Только благодаря усилиям советского и американского руководства, удалось избежать последствий, способных серьезно осложнить советско-американские отношения.

Цель данной работы - изучить влияние ближневосточного конфликта 1973 г на взаимоотношения СССР и США.

Для достижения поставленной нами цели, необходимо решить ряд задач:

выяснить, какие цели и интересы преследовали СССР и США на Ближнем Востоке;

изучить роль сверхдержав в войне Судного дня;

оценить возможность возникновения прямого столкновения между СССР и США.

Большое внимание уделяется переговорному процессу и действиям сверхдержав, направленным на урегулирование конфликта.

Ближневосточный конфликт до сих пор не разрешен. Появились новые очаги кризисных ситуаций не только в "третьем мире", но и в Европе. США не собираются отказываться от силовой политики, в связи с чем начинается новый виток напряженности в российско-американских отношениях. В связи с этим хочется надеяться, что данная работа позволит лучше понять действия различных государств, направленные на урегулирование кризисов на современном этапе.

Израиль, являясь крошечным государством на карте мира, с геополитических и цивилизационных точек зрения остается одним из наиболее кризисных мест на Земле и объектом пристального внимания мировой общественности. Мир в Израиле является одним из оснований стабильности во всем мире. И наоборот, языки пламени арабо-израильского конфликта, если мировое сообщество не будет способствовать его ослаблению, имеет опасность перекинуться на другие регионы мира. Как предсказал великий ясновидящий Нострадамус: "Третья мировая война, способная уничтожить весь ми, придет из маленького государства на Ближнем Востоке" [38, с.110].

Хронологические рамки исследования. Работа описывает советско-американские отношения в период ближневосточного конфликта 1973г. Для более глубокого понимания рассматриваемой проблемы, затрагиваются частично 50-е - 60-е года.

Территориальные границы. Работа рассматривает одно из ключевых событий в истории международных отношений XX века, поэтому в ней затрагиваются события, происходящие на территории США, Израиля, СССР и арабских государств Ближнего Востока.

Степень разработанности проблемы. Четко проанализированы источники и литература по исследуемой проблеме.

В качестве источников использованы американо-израильские и советско-египетские договора и соглашения конца 60-х - начала 70-х годов [1 - 3] и резолюции СБ ООН №338, №339 и №340 [6 - 8]. На их основе сделаны некоторые выводы о политике Америки и СССР во время войны Судного дня и выявлено отношение Запада к событиям 1970-1973гг.

Литературу можно разделить на несколько групп.

К первой группе относятся работы советских авторов. В трудах Смирнова А. С. [46], А. Дымшица [31], Асанова Д. С. [19], Авакова В. Л. [9], О. Аврамова [10] рассматривается политика США и СССР на Ближнем Востоке, содержатся описания подготовки сторон к войне, раскрываются причины противостояния арабов и евреев с точки зрения влияния со стороны сверхдержав. Работы написаны на основе марксистско-ленинской идеологии, что является недостатком на сегодняшний день.

Ко второй группе относятся книги и статьи ближневосточных авторов. В трудах таких знаменитых политологов как Р. Андреасяна [16], Н. Ашхаба [20], Г. Люфта [26], И. Кохена [33] четко раскрываются реальные отношения Запада и Востока, даются предположения о роли сверхдержав в войнах на Ближнем Востоке, дается строгая оценка отношений Израиля со странами Европы, СССР и США. Данные авторы крайне интересны для специалистов по арабо-израильскому противостоянию и по истории Востока в целом.

К третьей группе можно отнести западных политологов и специалистов по Ближнему Востоку. Книги и статьи А. Арбатова [18], А. Доути [51], Д. Элазар [52 - 53], Э. Шенон [58] вызывают огромный интерес. Они, в основном, посвящены американскому участию в конфликте, направленному на его политическое разрешение и советско-американо-европейскому влиянию на события нВ Ближнем Востоке. В некоторых из книг данной группы приводятся в качестве приложений американо-израильские и советско-египетские соглашения и договора.


Глава 1. Ближний Восток в системе советско-американских отношений в 70-е года XX века 1.1 Ближневосточные интересы СССР

Ближний Восток, находящийся на стыке Европы, Азии и Африки давно привлекал к себе внимание великих держав. Ближний Восток позволяет контролировать Восточную часть Средиземноморья, а соответственно Черноморские проливы и Суэцкий канал. Кроме того, через Сирию и Ирак проходит путь, связывающий Средиземное море с нефтепромыслами Персидского залива. На Ближнем Востоке были созданы промежуточные базы воздушных сообщений между Европой, Юго-Восточной Азией и Дальним Востоком. Богатые залежи полезных ископаемых, удобное географическое положение, огромные рынки сбыта не могли оставить в стороне мировые державы, и, прежде всего, СССР и США.

Именно в Восточном Средиземноморье происходило соприкосновение двух блоков - НАТО и ОВД, и этот регион рассматривался командованием НАТО как основной плацдарм для нанесения ударов по южным рубежам Советского Союза. В Средиземном море постоянно находился 6-ой флот США и была сформирована довольно мощная наземная Южноевропейская и морская Средиземноморская группировки НАТО. Интересы НАТО в этом районе объяснялись также тем, что большая часть ВС НАТО в Европе использовала именно ближневосточную нефть для обеспечения своих постоянно растущих потребностей в горюче-смазочных материалах [29, с.15].

Советский Союз не мог не обращать внимания на усиление вероятного противника на своих южных рубежах. Однако реально ничего не мог противопоставить. Для борьбы с США требовались баллистические ракеты, из-за чего в 50-х - I-ой пол.60-х гг. началось наращивание стратегических вооружений, что привело к снижению роли обычных вооружений. Хотя в Советском Союзе и был сформирован ЗакВО (Закавказский военный округ - мощная группировка для противостояния Турции), однако для осуществления крупных морских операций Советский Союз в тот период времени не обладал необходимыми возможностями. Учитывая то, что "современная война" в основном будет проходить на морских театрах военных действий, решено было развивать ВМФ в качественно новом направлении, а именно создавать океанский флот, который мог бы защитить интересы СССР во всем мире. Согласно официальной точке зрения, отраженной в работе военных юристов Г. С. Горшкова и Г. М. Мелкова: "Если ВМС западных стран - инструмент агрессии и неоколониализма, то советский ВМФ служит средством миролюбивой политики и дружбы народов, пресечения агрессивных устремлений империализма, сдерживания военных авантюр и решительного противодействия угрозам безопасности народов со стороны империалистических держав" [9, с.11].

Таким образом, основными направлениями деятельности Советского ВМФ стали:

обеспечение внешнеполитических мероприятий, проводимых СССР в регионах значительно удаленных от территории Советского Союза;

противодействие ВМС враждебных государств на акватории всего Мирового океана;

обеспечение деятельности советских подводных крейсеров стратегического назначения.

В 1968 К. Гастейгер писал в "Форин Эффэарс": "С арабо-израильской войны в июне 1967 года Советский Союз усилил политическое и военное присутствие по сравнению с предыдущим периодом, и не выказывает никаких намерений к уходу. Он, таким образом, перестает играть роль стороннего наблюдателя, который может защищать или продвигать свои интересы в регионе только путем устных заявлений" [13, с.6].

Политические интересы СССР на Ближнем Востоке были следующие:

Советский Союз стремился усилить свое влияние в регионе.

СССР стремился противостоять западному и растущему китайскому влиянию в Восточном средиземноморье.

Ближний Восток находился слишком близко от советских границ, и усиление советского влияния было необходимо для обеспечения безопасности государства. Это признавали даже в Соединенных Штатах, например, Дж. Кэмпбелл писал в 1970 году, что, несмотря на то, что Ближний Восток - "регион не очень важный для СССР, тем не менее, это южное подбрюшье Советского Союза и путь для экспансии в другие регионы" [10, с.52].

Взаимодействуя с прогрессивными (согласно советской официальной точке зрения) странами, Советский Союз укреплял свои позиции на Ближнем Востоке. Однако существовали некоторые трудности, так например, многие из арабских стран воспринимали коммунизм (не без подсказки со стороны США) как политический строй враждебный исламу. Это была одна из причин, по которой Москва не смогла распространить свое влияние на такие государства как Иран, Саудовская Аравия, Оман, ОАЭ. Ряд стран Ближнего Востока, которые сами претендовали на ведущую роль в регионе, рассматривали СССР как "сверхдержаву с великими амбициями" и, хотя, охотно принимали советскую помощь, но не позволяли вмешиваться в свои внутренние дела.

Серьезные связи с ближневосточными странами СССР начал налаживать еще в 50-х годах, однако не была выработана линия поведения Советского Союза во время конфликтных ситуаций внутри арабского мира. Когда СССР поддерживал одну из воюющих сторон, то это оборачивалось потерей другой стороны, так было во время конфликтов между Южным Йеменом и Северным Йеменом, Иорданией и Сирией, Сирией и ООП.

При налаживании отношений с арабскими странами большое внимание уделялось "социалистической ориентации" последних. Как писал в своих воспоминаниях К. Н. Брутенц: "Мы переоценили созидательный потенциал националистов, вставших у государственного руля, свою способность оказать на них политическое и идеологическое воздействие. И здесь были ослеплены гулявшим среди них социалистическим поветрием, часто не понимая его характера" [20, с.3]. Действительно, советское руководство слишком надеялось на то, что, встав на социалистический путь развития, арабские страны с этого пути уже не свернут. Однако сама ситуация, сложившаяся в регионе, способствовала возникновению подобного неверного представления.

Несмотря на все вышеперечисленные трудности, политика, проводимая СССР в регионе с середины 50-х годов, была вполне успешной. Были достигнуты положительные результаты как в обеспечении безопасности Советского Союза, так и в отношениях с отдельными странами.

Экономические интересы СССР на Ближнем Востоке в основном заключались в развитии торговых связей со странами региона и поддержание политических отношений через экономическую помощь и торговлю. СССР поставлял: сельскохозяйственную технику, машины, оборудование, а в ответ получал продовольственные товары, нефть, газ и фосфаты. Большую роль в торговых отношениях играли поставки вооружений. Это было связано с тем, что кроме получения значительной денежной прибыли, Советский Союз мог через поставки оружия влиять на местные правительства. Неверно говорить, что СССР дарил оружие, вопросы оплаты решались в зависимости от ситуации, кроме того некоторые типы вооружений, хотя и находились в дружественных арабских странах, но руководство ими осуществлялось из Москвы [34, с.59].

Только за поставки вооружения, составлявшие большую часть советского экспорта в арабские страны, СССР в 1966 - 1975 годах получил более 6 млрд. долл. Однако, приходится признать, что на тот период торговые связи СССР со странами Ближнего Востока не соответствовали должному уровню.

Таким образом, к началу 70-х годов, можно выделить следующие основные группы советских интересов на Ближнем Востоке:

1. Политические интересы:

усиление влияния СССР в регионе;

укрепление связей с прогрессивными (с точки зрения советского руководства) режимами в арабских странах;

противостояние Западному влиянию в ближневосточном регионе;

противостояние китайскому влиянию в ближневосточном регионе.

2. Военные интересы:

обеспечение безопасности южных границ Советского Союза;

возможность размещения военно-морских баз и аэродромов в Южном Средиземноморье;

обеспечение выхода Советского ВМФ в Средиземное море и Индийский океан;

противостояние 6-му флоту США и силам НАТО в Средиземноморье и американским атомным подводным лодкам с баллистическими ракетами в Индийском океане.

3. Экономические интересы:

расширение рынков сбыта и торговых связей в регионе;

импорт полезных ископаемых;

продажа советского оружия прогрессивным (с точки зрения советского руководства) режимам.

1.2 Политика и интересы США на Востоке

В результате Второй мировой войны обстановка на Ближнем Востоке изменилась. Великобритания и Франция потеряли свое прежнее влияние. На их место стали претендовать США. Согласно Г. Киссинджеру, интерес у Соединенных Штатов к Ближнему Востоку возник после 1955 года, когда Н. С. Хрущев заключил договор о поставках оружия с Египтом, что было расценено американским руководством как серьезная заявка Советского Союза на усиление своего влияния в регионе. "Хрущев разрушил "санитарный кордон", который Соединенные Штаты воздвигли вокруг Советского Союза, поставив перед Вашингтоном задачу противостоять Советам на тех территориях, которые раньше не внушали опасения Западному полушарию," - так оценивает это Г. Киссинджер [19, с.41].

В начале 50-х годов США рассматривали Ближний Восток как один из возможных театров военных действий против СССР. Соответственно, одной из основных целей Соединенные Штаты предполагали создание в регионе военных блоков антисоветской направленности, находящихся под американским контролем.

25 мая 1950 года правительства США, Великобритании и Франции выступили с тройственной декларацией, призывающей ближневосточные страны установить военные связи с Западом для противодействия коммунистическому влиянию. "Основной смысл декларации заключался в том, что западные державы брали на себя гарантии соблюдения израильских границ 1949 года и "контроль" над вооружением арабских стран". Арабские страны отказались от подобного соглашения.

Американское руководство опасалось, что политика США на Ближнем Востоке будет ассоциироваться со старой колониальной политикой европейских государств. Г. Киссинджер писал по этому поводу: "И Трумэн, и Эйзенхауэр были против британских военных действий в Иране или Египте, убежденные, что споры подобного рода должны решаться в ООН. В действительности же, они не хотели, чтобы их политика отождествлялась с британским колониальным наследием, которое они считали неприемлемым" [41, с.6]. Соединенными Штатами было даже решено считать национально-освободительное движение в странах Ближнего Востока подобием американской Войны за независимость.

Но реальные условия были таковы, что местные лидеры не были склонны видеть в США дружественную силу. Никто из них не желал, чтобы на смену Великобритании или Франции пришла другая держава. А некоторые ближневосточные политики надеялись сыграть на советско-американском противоборстве для достижения своих целей.

По мнению исследователя И. Ванден Берге: "В теории Эйзенхауэр и Даллес симпатизировали движению деколонизации. Однако на практике они не знали, что им делать. Они не могли понять позицию ряда националистических лидеров в странах "третьего мира", которые не хотели делать выбор между советским или американским лагерем" [44, с.1].

Характер отношений Соединенных Штатов с Египтом во многом оказывал влияние на поведение Соединенных Штатов на Ближнем Востоке. В октябре 1951 года США, Великобритания, Франция и Турция предложили Египту войти в состав нового военного блока - Объединенного средневосточного командования, куда также предполагалось включить Сирию, Ливан, Саудовскую Аравию, Йемен, Израиль и Иорданию. Впоследствии предполагалось размещение иностранных войск на территории этих государств и установление связи Средневосточного командования с НАТО. Но Египет, который в это время требовал вывода британских войск со своей территории, не желал, чтобы место англичан занял кто-то другой. По этой причине он отверг данное предложение.

После революции в Египте и прихода к власти Г. А. Насера, Египту потребовалась экономическая помощь для развития хозяйства, в частности, для строительства Асуанской ГЭС. "Насер обратился за иностранной помощью, - пишет А. Деконде. - В декабре 1955 года США сообщили, что они готовы помочь, предложив 56 млн. долларов. Британия предложила помощь в 14 млн. долларов" [39, с.11]. Но в связи с тем, что Г. А. Насер начал проводить политику, направленную на сближение с Советским Союзом и социалистическими странами, западные страны отказали Египту в предоставлении кредитов. Этим не замедлил воспользоваться СССР, заключив с Египтом ряд сделок по продаже оружия и подписав в1958 году соглашение об экономическом и техническом сотрудничестве.

США продолжали укреплять свои отношения с Израилем - их наиболее надежным партнером на Ближнем Востоке. В июле 1952 года между Израилем и США был подписан секретный договор о взаимной безопасности. Договор предусматривал поставки американского оружия Израилю. Израиль, в свою очередь, должен был оставаться союзником Соединенных Штатов, поддерживая их ближневосточную политику.

В апреле 1954 года США добились создания турецко-пакистанского блока. В феврале 1955 года был заключен военный союз между Турцией и Ираком, положивший начало Багдадскому пакту. В апреле 1955 года в него вступила Великобритания, в октябре - Пакистан и Иран. А с ноября того же года пакт стал называться "Средневосточная оборонительная организация". Дж. Спаниер характеризует ближневосточную политику США на данный период следующим образом: "В 1955 году Соединенные Штаты закончили создание линии по советско-китайской периферии. Британия, при поддержке США, создала Средневосточную оборонительную организацию (МЕТО) … Известная как Багдадский пакт, МЕТО расширила границы НАТО от Турции к Индии" [40, с.11].

Весной 1957 года Д. Эйзенхауэр огласил свою ближневосточную доктрину. В ней говорилось, что Соединенные Штаты будут защищать независимость ближневосточных государств и готовы применить военную силу для защиты стран от агрессии со стороны мирового коммунизма. "Было трудно понять, что означает эта доктрина, - писал в своей работе Дж. Спаниер. - Советский Союз не граничил ни с одним арабским государством. Ирак с юга был уже защищен Багдадским пактом, а через союз с Великобританией и Турцией самим НАТО; таким образом доктрина не могла быть направлена против Советского Союза. И в любом случае, Советский Союз уже преодолел северный барьер" [43, с.90].

Д. Эйзенхауэр не разобрался до конца в разнице между арабским национализмом и коммунизмом. Он считал, что националисты подобные Г. А. Насеру, принимая советскую помощь, и сами станут коммунистами. Ближневосточная доктрина Эйзенхауэра нашла понимание только в Саудовской Аравии и Иордании.

Политика Дж. Ф. Кеннеди в основном продолжала линию республиканцев, однако была более гибкой. Администрация президента, например, пыталась смягчить отношения между США и Египтом - миссия Э. Мейзона в Каир в 1962 году, во время который с американской стороны была предпринята попытка наладить дружественные отношения с этой арабской страной. С другой стороны, после революции в Йемене США поддержали Саудовскую Аравию, которая активно принимала участие в военных действиях на стороне монархистов. Учитывая то, что Египет поддерживал революционный Йемен куда были посланы египетские войска (усиленные советскими военными советниками), то действия США шли вразрез с египетскими планами. Такая позиция США не способствовала улучшению отношений с Египтом.

Когда в Сирии произошел переворот, в результате чего она вышла из состава ОАР, США поддержали новое сирийское правительство, надеясь таким образом повлиять на Египет. Однако американским надеждам не было суждено сбыться, вопреки расчетам Соединенных Штатов Г. А. Насер в мае 1962 года сообщил, что в Египте будет построено социалистическое общество. Для США это означало выход ведущей арабской державы из сферы американской зоны влияния [57, с.100].

Во время президентства Л. Джонсона был выдвинут курс "глобального интервенционизма", предусматривающий контроль США над конфликтными ситуациями в развивающихся странах. Однако в связи с войной во Вьетнаме Ближнему Востоку не могло уделяться столь же пристальное внимание, как это было раньше. Успехи советской дипломатии - налаживание дружественных отношений между СССР и Турцией, СССР и Ираном, вызвали тревогу со стороны США. Соединенные Штаты не могли себе позволить потерять влияние в регионе и, что немаловажно, нефтяной комплекс, ради которого США и стремились сохранить свое присутствие на Ближнем Востоке.

Начиная с середины 60-х годов, Израиль становится основным ближневосточным союзником США. Это был вполне закономерный исход событий, учитывая политику Израиля и сильное влияние произраильского лобби в США. Вьетнамская война исключала применение американских войск на Ближнем Востоке, в случае если бы возникла необходимость. Израиль же, вооруженный США и западными странами (большую помощь в обучении офицеров оказала Западная Германия), мог успешно противостоять арабским странам.

В январе 1969 года после победы республиканской партии на президентских выборах к власти в США пришло новое правительство во главе с Р. Никсоном. Политика республиканцев по отношению к конфликтам в различных регионах в первой половине 70-х годов осуществлялась, по выражению В. А. Кременюка, "под преимущественным влиянием вовлеченности в Индокитае и на Ближнем Востоке" [58, с.61].

Администрация Р. Никсона открыто заявляла о своем подходе к ближневосточному конфликту в первую очередь с точки зрения советско-американских отношений и лишь потом как к борьбе Израиля против арабских государств. Новый подход США к решению конфликта сочетал в себе элементы гибкости в отношениях с арабскими странами и курс на сохранение военного превосходства Израиля. Официально это было объявлено как сохранение баланса сил в регионе. Проявлением этого курса стала попытка занять место посредника в арабо-израильском конфликте.

В период выборной кампании 1972 года, в которой большое значение приобрела борьба за голоса избирателей-евреев, произраильская позиция в отношении США к ближневосточному конфликту еще больше усилилась. Оба кандидата на пост президента Р. Никсон и Дж. Макговерн стремились использовать вопросы помощи Израилю для завоевания поддержки со стороны сионистских организаций. В такой обстановке интересы "сбалансированной" политики отошли на второй план, а на первом утвердилась политика усиления военного потенциала Израиля. Во время визита в США премьер-министра Израиля Г. Меир в марте 1973 года было достигнуто соглашение об оказании американской помощи Израилю в размере 565 млн. долларов [46, с.319].

С 1972 года начались переговоры США с президентом Египта А. Садатом. Основной целью США являлось укрепление своих позиций в Египте и ослабление советского влияния в этой стране. Однако в ходе переговоров в 1973 году американцы потребовали от Египта существенных территориальных уступок для обеспечения безопасности Израиля. А. Садат не захотел пойти на подобное соглашение, поэтому он избрал тактику военного нажима на Израиль, чтобы вынудить США действовать так, как это выгодно Египту.

Результатом этой политики стало то, что 6 октября 1973 года на Ближнем Востоке началась новая, четвертая по счету арабо-израильская война.

Соединенные Штаты преследовали вполне определенные цели на Ближнем Востоке. Параллельно с экономической экспансией США в этом районе возрастала и его военно-стратегическая и политическая роль в планах Соединенных Штатов.

Большое значение для США на Ближнем Востоке играл нефтяной фактор. Это было обусловлено следующими причинами:

1. Американские нефтяные компании владели большей частью нефтедобычи в арабских странах;

2. Войска НАТО и США в Европе зависели от поставок ближневосточной нефти.

До начала 70-х годов нефтяные интересы США ограничивались получением прибыли от добычи ближневосточной нефти. В недрах стран Ближнего Востока находилось около 70% разведанных нефтяных запасов мира. И около 60% нефтедобычи в арабских странах сконцентрировали в своих руках американские нефтяные компании. От импорта арабской нефти зависели и американские союзники. Контроль над нефтедобычей позволял США воздействовать на другие нефтедобывающие страны. Во второй четверти 1973 года Соединенные Штаты получали с Ближнего Востока и Северной Африки (Алжир, Ливия) около 1,5 млн. баррелей нефти в сутки, что составляло около 7% суточных американских потребностей в нефти [46, с.319].

В начале 70-х годов эти факторы сохранили свое значение. Но все большую роль для США стала играть сама возможность импорта нефти с Ближнего Востока. Традиционные поставщики нефти в Соединенные Штаты из стран Западного полушария - Канада и Венесуэла - не могли удовлетворить потребности США. Поэтому Соединенные Штаты были заинтересованы не просто в возможности импорта, но в возможности гарантированного импорта нефти.

Единственным источником, который смог бы обеспечить потребности США в нефти в условиях надвигающегося нефтяного кризиса, стал Ближний Восток. Ближневосточная нефть обеспечивала потребности европейских союзников США. Большая часть военных баз, расположенных в Европе (особенно в южной ее части), зависела от поставок арабской нефти. Европейские страны возлагали большую надежду на Ливию, как на единственное государство в западном средиземноморье богатое нефтью. Но этим планам не суждено было сбыться в связи с революцией в Ливии в 1969 г.

Ближневосточные залежи нефти оценивались в 300 миллиардов баррелей. Наиболее богатыми нефтью странами были: ОАЭ, Ирак, Кувейт, Иран и Саудовская Аравия. Условия залегания нефти делали ее добычу крайне дешевой. Тем временем, потребность в нефти в США постоянно возрастала. Судьба нефтяных месторождений на Аляске продолжала оставаться неясной. И только Ближний Восток с его развитой инфраструктурой для обеспечения поставок нефти мог обеспечить растущие нефтяные запросы Соединенных Штатов [46, с.319].

Для обеспечения гарантированных поставок необходимо было налаживать отношения с арабскими нефтедобывающими странами. В 1967 году, когда некоторые государства Ближнего Востока объявили нефтяной бойкот США, Америка ввозила менее 500 тыс. баррелей нефти в сутки из стран Арабского Востока, и эмбарго не оказало никаких серьезных последствий. Но новое снижение нефтяных поставок неизбежно бы вызвало энергетический кризис [46, с.319].

Для обеспечения своих экономических интересов США должны были ограничить рост советского влияния на Ближнем Востоке. Во-первых, арабские государства просоветской ориентации навряд ли сохранили бы столь же обширные торговые связи с Соединенными Штатами и их союзниками. Во-вторых, американцы были озабочены сохранением своих экономических позиций в регионе. США опасались, что их нефтяные корпорации могут быть изгнаны с территорий тех стран, где они находились, или же их национализируют, как это было в Ираке и впоследствии в Иране. В-третьих, нефтяные залежи находились в тех государствах, которые вызывали пристальный интерес Советского Союза.

Можно сделать вывод, что США ставили экономические интересы на первое место. Что, в свою очередь, определяло весь комплекс политических и военных целей США в регионе.

Таким образом, к началу 70-х годов можно выделить следующие основные группы ближневосточных интересов США:

1. Экономические интересы:

гарантированные поставки ближневосточной нефти в Соединенные Штаты;

сохранение американских экономических позиций в регионе.

2. Политические интересы:

усиление американских позиций в регионе;

противостояние растущему советскому влиянию в регионе;

установление дружеских отношений с арабскими странами (в частности с Египтом).

3. Военные интересы:

возможность создание военных блоков на южных границах СССР;

размещение своего флота в Индийском океане;

контроль над черноморскими проливами и Суэцким каналом.

Подводя итог данной главы, можно сказать, что каждая из сверхдержав преследовала свои интересы на Ближнем Востоке. Пытаясь доказать свое превосходство, СССР и США, не задумываясь о судьбах тысяч людей, проводили свою политику подогревания конфликта, используя для этого два противоборствующих народа - арабов и евреев.

Американский экспансионизм на Ближнем Востоке осуществлялся в послевоенные годы под знаком развязанной США "холодной войны" против Советского Союза, выдвижения требований переустройства мира по американскому образцу, неуемных претензий Вашингтона на мировое господство.

В час суровых испытаний для арабских народов Советский Союз, все братские социалистические страны заявили о полной солидарности с их справедливой борьбой. СССР разорвал дипломатические отношения с Израилем. В критический момент было заявлено, что если Израиль не прекратит немедленно военных действий, то Советский Союз совместно с другими миролюбивыми государствами примет в отношении него санкции со всеми вытекающими отсюда последствиями.

В центре борьбы арабских народов с тех пор встал вопрос о ликвидации последствий израильской агрессии, что предполагает полный вывод войск Израиля с захваченных им с 1967 г. арабских земель и удовлетворение законных национальных прав арабского народа Палестины, в том числе его права на самоопределение и создание собственного независимого государства.

Характерно, что в Совете Безопасности ООН, где с самого начала обстоятельно рассматривался вопрос об израильской агрессии 1967 г., США голосовали лишь за резолюции о прекращении огня, но решительно возражали против осуждения действий Израиля и принятия решения о немедленном отводе израильских войск на позиции, занимавшиеся ими до 5 июня 1967 г., т. е. до начала агрессии. Только вследствие позиции США Совет Безопасности оказался тогда не в состоянии вынести решение о немедленном отводе израильских войск с захваченных арабских территорий.

Даже в условиях действовавшего с 8 августа 1970 г. временного прекращения огня на Ближнем Востоке продолжалась американская военная помощь Израилю. Так, в конце того же года конгресс США в рамках "доктрины Никсона" ассигновал Израилю на закупку американского вооружения 500 млн. долл., а в июне 1971 г. было объявлено о решении правительства США выделить 300 млн. долл. на военную помощь Израилю в 1971-1972 гг. В соответствии с этими решениями Израиль получил большие партии современного, в том числе наступательного, оружия (истребители-бомбардировщики "Фантом", ракеты, электронные системы и т. п.), причем некоторые из поставленных Израилю видов оружия Вашингтон отказывался предоставить даже своим партнерам по НАТО.

Пользуясь политической поддержкой США, Тель-Авив сразу же приступил к осуществлению широкой программы мероприятий по так называемому "освоению" арабских территорий, превращению их в свой экономический придаток, насаждению там израильского военного присутствия.

В создавшихся условиях Советский Союз и другие социалистические страны по справедливости рассматривались в арабском мире в качестве главной и надежной опоры в борьбе за ликвидацию последствий израильской агрессии. Именно СССР твердо и последовательно отстаивал интересы арабов в Совете Безопасности, на Генеральной Ассамблеи ООН и на других международных форумах. Именно он оказал арабским государствам всю необходимую, в том числе военную, помощь, благодаря которой они не только смогли вынести тяжесть поражения 1967 г., восстановить и укрепить свой оборонный потенциал, но и дать решительный отпор агрессору в ходе октябрьской войны 1973 г., развеяв миф о непобедимости израильской армии.


Глава 2. Сверхдержавы в войне Йом-Кипур 2.1 СССР и ближневосточный конфликт 1973 г.

8 октября 1973 года в "Правде" было опубликовано Заявление правительства СССР о положении на Ближнем Востоке. В Заявлении, в частности, говорилось следующее: "Ответственность за нынешнее развитие событий на Ближнем Востоке и их последствия целиком и полностью ложится на Израиль и те внешние реакционные круги, которые постоянно потворствуют Израилю в его агрессивных устремлениях... Правомерность требований арабских государств о выводе войск агрессора со всех оккупированных в 1967 году арабских территорий признается всеми. Эти требования находятся в полном соответствии с принципом недопустимости приобретения территорий путем войны, зафиксированным в известных решениях Совета Безопасности и Генеральной Ассамблеи ООН по Ближнему Востоку" [47, с.290].

Таким образом, Советское правительство официально сообщало, что вся вина за развязывание войны ложится на Израиль и "внешние реакционные круги", в которых угадывались США. Согласно сообщениям советской печати, в частности, официального печатного органа Министерства обороны СССР - газеты "Красная звезда", израильские части первыми нанесли удары по арабским позициям, после чего египетские и сирийские войска перешли в контрнаступление.

Следует заметить, что впоследствии в советской литературе, признавалось, что арабские страны первыми нанесли удары по израильским позициям, однако в тот момент, в октябре 1973 года, было намного выгоднее представить арабские страны жертвами израильской агрессии. Не следует исключать и тот вариант, что Советский Союз не был предупрежден о готовящейся войне. Советский посол в США А. Ф. Добрынин, описывая начало войны, сообщал, что Г. Киссинджер после начала военных действий обратился с предложением дать указания представителю СССР в СБ ООН не вставать полностью на сторону арабских стран, США в свою очередь не будут полностью поддерживать Израиль, а вместе добиваться приемлемого решения.

Несомненно, что Советский Союз предполагал, что рано или поздно начнется новая война между Израилем и его арабскими соседями. Согласно Е. М. Примакову: "Советский Союз неоднократно предупреждал об опасном характере развития событий на Ближнем Востоке. Последний раз буквально накануне Октябрьской войны министр иностранных дел СССР на ГА ООН вновь указал на то, что события на Ближнем Востоке принимают чрезвычайно опасный оборот" [47, с.290].

Сложность ситуации для Советского руководства заключалась в том, что никто не знал какая из сторон начнет войну. Инициаторами военных действий могли стать как Израиль, так и Египет с Сирией. Кроме того, приходилось учитывать сложные отношения с египетским президентом А. Садатом, который все больше начинал уходить от "социалистического курса развития", пытаясь наладить контакты с американцами. По воспоминаниям В. М. Виноградова в советско-египетских отношениях становилось все меньше искренности, совместные встречи становились все реже и реже, в то время как американским дипломатам уделялось все больше внимания.

В обстановке возможного начала боевых действий, 4 октября было принято решение о вывозе из Египта членов семей советских работников. Впоследствии, на основании этого факта американцы будут утверждать, что советское правительство определенно знало о будущей войне. Но как сообщал Г. Киссинджер: "Не было никаких доказательств, что Советский Союз активно подталкивает Египет и Сирию начать войну, и позже Садат говорил нам, что Советы выступали за прекращение огня с самого начала войны" [47, с.290].

Несмотря на то, что А. Садат обещал советскому послу проконсультироваться по вопросу о начале войны, и известить его о точной дате начала операции, информация об этом пришла за четыре часа до начала боевых действий. Причем, по словам В. М. Виноградова, она была довольно расплывчатой. В ней только говорилось, что израильские провокации усиливаются и "можно ожидать событий".

Таким образом, что касается начала войны, то можно утверждать, что Советское правительство несомненно знало о том, что война будет, но никто не знал о точных сроках начала операции и об ее масштабах. Москва предполагала, что Египет проведет обычную пограничную операцию, каковых было множество за весь предшествующий период, начиная с июня 1967 года. Но Анвар Садат преследовал свои собственные цели, уже тогда наметив линию на разрыв с СССР и налаживание новых отношений с США.

Надо сказать, что в первые дни конфликта Москва находилась под сильным нажимом Каира и Дамаска, выступивших против передачи дела в ООН, ибо они надеялись на успех в военных действиях.

Из-за стремительно меняющейся обстановки на фронтах Октябрьской войны решения следовало принимать за очень короткий срок. Обстановка также влияла и на сам характер этих решений. Поэтому довольно резкая смена советских позиций по поводу урегулирования конфликта была продиктована меняющимися обстоятельствами.

Выступая 9 октября в СБ ООН, советский представитель Я. Малик заявил, что выход из создавшегося положения следует искать прежде всего в решении вопроса о выводе израильских войск с оккупированных арабских территорий. Таким образом, надо не разрабатывать новый план урегулирования, а добиться выполнения резолюции СБ ООН № 242 от 1967 года. В это же время американцы предлагали только прекращение огня и отвод войск на позиции, существовавшие до начала войны. Советское предложение, таким образом, отражало позицию СССР на тот момент, а именно, дать возможность арабским союзникам продвинуться как можно дальше, чтобы впоследствии, сохранить за собой отвоеванные территории [51, с.80].

10 октября - с учетом развития военных действий - советскому представителю было дано указание в случае внесения в Совет Безопасности резолюции с призывом к прекращению огня заявить о законности борьбы арабов за изгнание израильских оккупантов, но при голосовании воздержаться, а не голосовать против, то есть не блокировать принятие решения вне зависимости от позиции Египта и Сирии. И только в случае, если бы призыв к прекращению огня сопровождался требованием об отводе арабских войск на исходные позиции, предписывалось применить вето, изложив при этом соответствующие аргументы" [51, с.81].

Советское правительство вновь попало в весьма невыгодную ситуацию. Не предупрежденное египтянами ни о начале войны, ни о своих дальнейших планах, оно не могло занять какую-либо твердую позицию по отношению к конфликту, что естественно влияло на позицию, занимаемую Советским Союзом при обсуждении вопроса в ООН и с США. Советский Союз в это время не мог дать точную оценку ситуации в регионе, однако убеждал А. Садата пойти на прекращение огня и удержать те территории, которые удалось отвоевать. Садат, однако, уклонялся от прямого ответа, он то соглашался, то хотел получить большее.

При обсуждении вопроса в ООН выдвигались предложения о принятии резолюции, требовавшей прекращения огня с оставлением войск на занимаемых на момент прекращения огня позициях. Одновременно рассматривался вопрос о возврате Израилем оккупированных территорий. Данное решение было выгодным для арабских стран, в тот период Сирия вернула практически все захваченные территории, а египетские части занимали позиции на восточном берегу Суэцкого канала. Но принятию этой резолюции противились США и Египет. Позиция Египта представлялась довольно странной, так как его войска в это время уже прекратили наступление на фронте, поэтому дальнейшего освобождения земель не предвиделось.

В те же дни продолжался диалог между СССР и США по вопросу урегулирования конфликта. Сложность в разрешении проблемы заключалась в том, что обе стороны ставили первоочередной задачей прекращение огня, но дальнейшие цели были различны. Советский Союз выступал не просто за прекращение огня, которое в любой момент могло быть нарушено любой из сторон, но за всеобъемлющее урегулирование конфликта, включающее в себя урегулирование всех спорных вопросов, основанное на резолюции СБ ООН № 242 от 1967 года [53, с.55].

Деятельность США по урегулированию была направлена вначале на недопущение военного разгрома Израиля, а затем Америка выступила в роли единственного "спасителя" арабов от полного разгрома, обеспечить себе решающую роль в будущем ближневосточном урегулировании, отодвинув СССР в сторону. Но, несмотря на столь различные интересы, и СССР и США были чрезвычайно заинтересованы в недопущении такого развития событий, при котором им пришлось бы сражаться за стороны вовлеченные в конфликт, что могло, в свою очередь привести, если не к большой войне между сверхдержавами, то во всяком случае серьезно бы повлияло на дальнейшее развитие отношений и процесс разрядки в целом.

А. Н. Косыгина 13 октября прибывает в Каир, чтобы выяснить позицию президента Египта по вопросу прекращения огня и принятия соответствующих решений. В результате А. Садат сообщил, что Египет может согласиться с прекращением огня, если Израиль, в свою очередь, пойдет на выполнение резолюции № 242 СБ ООН, которая предусматривала вывод войск с оккупированных арабских территорий. Однако во время вывода войск А. Садат просил установить на линии разграничения советские и американские войска - для гарантии. Также следовало созвать международную конференцию для урегулирования ближневосточной проблемы [53, с.55].

В целом позиция Садата совпадала с позицией советского руководства. 19 октября А. Н Косыгин отбыл в Москву. Основные пункты советско-египетской формулы мирной резолюции, принятые в результате этой встречи были следующие:

прекращение огня будет достигнуто при помощи США и СССР, в то время как Израиль отведет свои войска на границы 1967 года, которые будут установлены с некоторыми изменениями;

границы между воюющими сторонами должны охраняться "международными силами", в состав которых будут входить в основном войска США, СССР и стран - членов Совета Безопасности;

выполнение соглашения о прекращении огня должно быть подтверждено и проконтролировано "международными миротворческими силами", включающими в свой состав войска США и СССР;

СССР и США будут гарантировать неизменность данных границ своим присутствием, либо совместно с другими странами [15, с.47].

В эти же числа октября продолжился советско-американский диалог по поводу содержания резолюции Совета Безопасности. СССР и США придерживались прежних своих позиций, однако американцы, считая, что победа Израиля предрешена, стали ужесточать свои условия. Например, Киссинджер сообщил, что Белый дом будет готов прекратить поставки оружия Израилю сразу после принятия резолюции о прекращении огня, в том случае, если советская сторона поступит также.

Неопределенная позиция Египта мешала Советскому Союзу принимать деятельное участие в налаживании переговорного процесса, к этому добавилась еще политика США, направленная на вытеснение СССР из региона. Наиболее простой путь для этого - показать, что СССР не может отстаивать интересы арабских стран, в то время как США делает все возможное для установления мира в регионе.

21 октября президент Египта А. Садат попросил советского посла Виноградова срочно прибыть к нему во дворец. Разговор шел о том, что Египет может позволить себе воевать с Израилем, но не может начать войну со Штатами, готовыми вступить в боевые действия в случае возможной угрозы поражения Израиля. В итоге, Египет соглашался принять все пункты резолюции ООН и 22 октября резолюцию №338 была принята. В соответствии с ней, СБ ООН:

призывает все стороны, участвующие в нынешних боевых действиях, прекратить всякий огонь, а также прекратить все военные действия немедленно, не позже чем в течение 12 часов с момента принятия настоящего решения, с оставлением войск на занимаемых ими сейчас позициях;

призывает заинтересованные стороны начать немедленно после прекращения огня практическое выполнение резолюции №242 Совета Безопасности от 22 ноября 1967 года во всех ее частях;

постановляет начать немедленно и одновременно с прекращением огня переговоры между заинтересованными сторонами под соответствующей эгидой, направленные на установление справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке" [18, с.7].

Таким образом, следует признать, что резолюция № 338 удовлетворяла как советским, так и американским требованиям. Советский Союз не выходил из участия в переговорном процессе и не отказывался от действий, направленных на урегулирование конфликта, в соответствии с резолюцией №242.

2.2 США в войне Судного дня

Для Соединенных Штатов начало новой войны на Ближнем Востоке не стало неожиданностью. Еще за несколько дней до 6 октября 1973 года американская разведка предупреждала израильское руководство о возможном начале военных действий. Однако должной реакции не последовало. Следствием этого стал первоначальный успех арабских армий, которые умело использовали как свой боевой опыт, так и нерешительные действия США.

В период с 6 по 8 октября между Москвой и Вашингтоном происходил постоянный обмен информацией. На начальном этапе конфликта Соединенные Штаты, в отличии от СССР, были заинтересованы в созыве Совета Безопасности, для урегулирования возникшего кризиса. В Вашингтоне не могли предсказать ход военных действий, поскольку никто не ожидал, что Египту и Сирии удастся добиться какого-либо успеха.

Руководство США не ограничилось только такими внешнеполитическими действиями, как обсуждение проблемы с советским правительством. Уже 6 октября, были предприняты следующие шаги: президент Р. Никсон отдал приказ соответствующим частям 6-го флота США начать движение в восточном направлении Средиземноморья; президентом были одобрены рекомендации о поддержке США решения о прекращении огня на основе status quo ante; президент одобрил решение о сдержанной военной помощи Израилю, вместе с действиями, направленными на то, чтобы Советский Союз воздержался от поставок вооружений арабским странам.

С началом военных действий США встали перед выбором: либо продолжать проводить "сбалансированную" политику по отношению к странам, вовлеченным в конфликт, либо решительно поддержать Израиль. В результате Вашингтон предпочел последний вариант - установить "воздушный мост" для снабжения своего союзника вооружением и боеприпасами. Судя по всему, американская администрация еще не определилась, как ей действовать. Еще не была выработана четкая линия поведения США в условиях нового кризиса. Отчасти это произошло от того, что военные аналитики изначально неверно определили расклад сил воюющих сторон. А ведь для США всегда было важным их статус на мировой арене, и именно по этому США должны были проводить такую политику, при которой они смогут оказывать поддержку Израилю, в том числе и военную, но при этом сохранить добрые отношения с такими странами как Саудовская Аравия, которая поддерживала действия Египта и Сирии, но не Израиля [23, с.65].

Еще раз хочется отметить, что США в первые дни конфликта не были полностью готовы к принятию решений по ближневосточной проблеме. Ход военных действий был плохо предсказуем. Следовательно, нельзя было предугадать соотношение сил в ближайшее время.

Тем не менее, Америка не собиралась проигрывать этот этап войны СССР, и, как только Советский Союз 10 октября начал массированные поставки оружия арабским странам, администрация США решила использовать американские гражданские самолеты для перевозки военных грузов в Израиль, что продолжалось до 12 октября. Подобное действие вряд ли легко далось американским политикам. С одной стороны, этой акцией было дано понять, что Америка помогает Израилю, однако ни о какой малозаметной помощи не могло больше идти и речи, с другой стороны, американо-арабским отношениям был нанесен значительный ущерб. Возможно, что американская администрация пошла на этот шаг в надежде на то, что война закончится раньше, чем придется предпринимать какие-либо серьезные действия.

Несомненно, что на принятие конкретного решения большое влияние оказали выступления в конгрессе США "друзей Израиля", то есть конгрессменов произраильской направленности. Но кроме ухудшения американо-арабских отношений, акция по расширению помощи ни к чему не привела. Более того, уже на следующий день советские поставки оружия арабам значительно увеличились, и три советские воздушно-десантные дивизии были приведены в состояние повышенной боеготовности как ответ на новые израильские атаки против сирийских войск. Растущее давление со стороны Израиля и его сторонников давало понять, что Израиль находится в крайне тяжелом положении и его победа откладывается. Другими словами, изменилась предполагаемая продолжительность войны, что серьезно спутало планы Вашингтона [56, с.15].

Необходимо отметить, что при вопросе о военной помощи Израилю конгрессменами все время оговаривалось, что вмешательства американских войск не потребуется. Помощь будет заключаться исключительно в поставках вооружения и снаряжения, необходимых Израилю. Война во Вьетнаме только закончилась, и Америка еще не оправилась от потерь, поэтому любая новая война с участием американских солдат вызвала бы в обществе отрицательную реакцию. С этим приходилось считаться и самым большим "друзьям Израиля" в Конгрессе.

К 12 октября американская администрация пришла к таким выводам:

Действия, направленные на уменьшение советской помощи Египту и Сирии, не привели к должному успеху.

Усилия по прекращению огня также не достигли успеха. Израильтяне согласились на прекращение огня с оставлением войск на позициях, занимаемых ими к моменту прекращения огня. Советский Союз также выступил с фактическим одобрением такого решения. Но А. Садат был против, так как надеялся, что сможет улучшить положение на фронте в свою пользу.

Положение Израиля было настолько угрожающим, что он был готов применить ядерное оружие.

США не были заинтересованы ни в полной и безоговорочной победе Израиль, ни в победе арабской коалиции, тем более если это произойдет при помощи СССР.

Начало возрастать как внешнее (со стороны Израиля), так и внутреннее (со стороны Конгресса) давление на администрацию с целью скорейшего начала военных поставок Израилю [22, с.11].

Что касается роли и степени участия США в конфликте, уместно будет привести выступление представителя от Айдахо Симмса 12 октября. По его мнению, США стоит задуматься об улучшении отношений с арабскими странами, а не влезать в конфликт, который является делом арабов и израильтян. Как сказал Симмс, "Интересно отметить, что многие бывшие "голуби", выступавшие против войны во Вьетнаме, сейчас просто подпрыгивают от нетерпения, требуя помочь Израилю. Я никак не могу понять, почему они считали, что можно допустить порабощение Южного Вьетнама коммунистами, но внезапно почувствовали, что Израиль не может вести свою собственную войну без американской поддержки" [24, с.4]. Выступление Симмса единственное, в котором конфликт на Ближнем Востоке был назван делом арабов и израильтян. Это также единственное выступление, в котором США было высказано пожелание перестать быть "международным полицейским и стражем политических стандартов". Но выступление Симмса не получило никакой поддержки в Конгрессе.

12 октября президенту Р. Никсону пришло сообщение от премьер-министра Израиля Г. Меир, в котором она просила как можно быстрее решить вопрос о поставках в связи с тяжелым положением Израиля. В тот же день президент отдал приказ Министерству обороны немедленно организовать "воздушный мост". Несмотря на военную значимость "воздушного моста" он больше задумывался как политическое средство. Необходимо было показать Советскому Союзу, что не он один может поддерживать какую-либо из сторон, а также заявить о поддержке Израиля. Операция "Никель грасс" оказала существенное влияние не только на американо-израильские отношения, но и на отношения Соединенных Штатов с СССР и с государствами - членами НАТО.

16 октября были предложены основные шаги американской политики, направленные на урегулирование ближневосточного конфликта:

Проведение политики, направленной на мирное урегулирование ближневосточного конфликта.

Поставки оружия смогут сохранить баланс вооружений в регионе.

Не следует посылать американские войска в Израиль, так как Вьетнам еще не забыт.

Следует созвать совещание глав государств СССР, США, Великобритании, Франции и Германии для обсуждения ближневосточной проблемы.

В случае если это не будет возможным, следует созвать министров иностранных дел вышеперечисленных государств [50, с1].

В октябре 1973 г. на заседании СБ ООН делегации СССР и США выступили с совместной инициативой и представили совместный проект резолюции о прекращении огня и перемирии на Ближнем Востоке, предусматривавший следующие пункты:

1. Прекращение огня на местах;

2. Выполнение условий резолюции СБ ООН № 242 после прекращения огня;

3. переговоры между воюющими сторонами, направленные на установление прочного и долгосрочного мира в регионе [46].

22 октября СБ ООН принял резолюцию № 338. С ней согласились Израиль и Египет. Казалось, что конфликт благополучно разрешен и можно переходить к переговорному процессу. Однако Израиль нарушил соглашение о прекращении огня и начал новое наступление: данный проект уже не входил в планы Израиля, стремящегося на тот момент захватить как можно больше территорий.

Испугавшись возможного начала уже не региональной, а мировой войны, Госсекретарь США Киссинджер вызвал к себе посла Израиля и заявил ему: "Передайте Меир, что если Израиль будет продолжать войну, то пусть больше не рассчитывает на получение военной помощи от США. Из-за вас мы вовсе не собираемся заполучить Третью мировую войну" [46, 320]. Спустя несколько часов были приняты резолюции СБ ООН №338/339 и 25 октября 1973 г. на заседании Совета Безопасности ООН была принята резолюция №340, согласно которой на Ближний восток направлялись войска ООН, в которые не были включены части СССР и США. Конфликт был урегулирован. Кризис в отношениях между сверхдержавами миновал. Война Йом-Кипур официально завершилась.

В целом, можно сделать следующие выводы по американской политике во время ближневосточного конфликта 1973 года:

Во-первых, США удалось вытеснить из Египта Советский Союз. В результате чего был несколько снижен авторитет СССР среди арабских стран.

Во-вторых, Соединенные Штаты сами стали участником переговорного процесса между Египтом и Израилем. Таким образом, США смогли достичь несколько целей: не ухудшая отношений с Израилем, улучшить их с Египтом и получить статус миротворца.

В-третьих, США смогли отработать военную операцию по воздушным поставкам в район боевых действий - операция "Никель грасс". Учитывая возросшую роль транспортной авиации, США получили бесценный опыт, который применяется и сейчас.

В-четвертых, на принятие внешнеполитических решений по ближневосточной проблеме в октябре 1973 года влияло опасение возникновения "нового Вьетнама". Американским конгрессменам и администрации приходилось с этим считаться.

В целом США довольно успешно применили сочетание дипломатии и военной мощи, благодаря чему были достигнуты основные цели, поставленные американским руководством. Несомненно, что подобная политика США в ходе ближневосточного кризиса 1973 года, заложила прочный фундамент для проведения в жизнь Кэмп-дэвидских соглашений 1978 года, что можно расценивать как дипломатическую победу США.

ВЫВОД: Обстановку разрядки начала 70-х годов Советский Союз активно использовал для продвижения дела подлинного всеобъемлющего ближневосточного урегулирования. В результате твердой линии СССР в ходе первой советско-американской встречи на высшем уровне в мае 1972 г. США согласились на включение в совместное коммюнике положения о необходимости мирного урегулирования на Ближнем Востоке на основе резолюции №242 Совета Безопасности, значение которой состояло, прежде всего в том, что требование о выводе израильских войск со всех арабских территорий, захваченных в 1967 г. выдвигалось в ней как первый необходимый принцип установления справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке. Во время второй советско-американской встречи на высшем уровне в июне 1973 г. была достигнута договоренность о том, что такое урегулирование "должно быть осуществлено в соответствии с интересами всех государств данного района, должно отвечать их независимости и суверенитету и учитывать должным образом законные интересы палестинского народа".

Значение советско-американских договоренностей по вопросам ближневосточного урегулирования в полной мере проявилось во время октябрьских событий на Ближнем Востоке.

Эти договоренности в совокупности с подписанным советско-американским соглашением о предотвращении ядерной войны и другими документами, закреплявшими разрядку в советско-американских отношениях, сыграли важную роль в локализации конфликта, что открывало путь к принятию мер по политическому урегулированию в этом районе.

22 октября 1973 г. Советский Союз и США внесли в Совет Безопасности совместный проект резолюции (одобрен в качестве резолюции Совета Безопасности №338), значение которого состояло в том, что вопрос о прекращении огня непосредственно увязывался с требованием немедленно приступить к переговорам с целью достижения всеобъемлющего политического урегулирования на Ближнем Востоке.

В Совете Безопасности ООН с удовлетворением было воспринято заявление представителя США Д. Скали о том, что осуществление решения Совета Безопасности должно привести не просто к "еще одной передышке между двумя войнами", а к устранению "основных причин, которые так часто и так трагически ввергали Ближний Восток в войну".


Заключение

Ближневосточный конфликт 1973 года закончился в начале ноября. К этому времени удалось стабилизировать отношения между сверхдержавами. Страны, вовлеченные в конфликт, прекратили боевые действия. Государственный секретарь Г. А. Киссинджер отправился в поездку по Ближнему Востоку с целью создать основу для проведения мирных переговоров.

21 декабря 1973 года в Женеве, при активном участии СССР, открылась мирная конференция по Ближнему Востоку. Присутствовали делегации АРЕ, Иордании, Израиля, СССР и США (Сирия, приглашенная участвовать в конференции, делегации не направила), генеральный секретарь ООН Курт Вальдхайм.

В качестве первого шага было решено в рамках рабочих групп договориться о разъединении войск, воевавших сторон с тем, чтобы принятые рекомендации обсуждались на конференции, которая продолжит свою работу на уровне послов.

18 января 1974 г. было подписано египетско-израильское соглашение, которое предусматривало, что войска Израиля отойдут за линию, расположенную в нескольких километрах к западу от канала, с вступлением в зоны разъединения чрезвычайных сил ООН. Соглашение о разъединении сирийских и израильских войск было подписано 5 июля 1974 года в рамках соглашений, принятых на Женевской конференции.

В июле 1975 года был возобновлен проход судов через Суэцкий канал. В сентябре того же года было заключено соглашение о втором этапе разъединения войск на Синайском полуострове. Египет обязался не предпринимать военных действий против Израиля и открывал Суэцкий канал для прохода израильских судов. Израиль возвращал Египту часть побережья Суэцкого залива с районом Абу-Рудайс, где находились нефтепромыслы. На Синайском полуострове создавались посты электронного наблюдения, обслуживаемые американскими специалистами. Соглашения запрещало ввод египетских войск на территорию, с которой уходили израильские войска.

Арабский мир расценил Синайское соглашение, как решение Египта выйти из единого фронта борьбы с Израилем. В декабре 1975 года руководители Сирии и Иордании в совместном заявлении осудили отрицательные последствия соглашения для арабских государств и подчеркнули, что частичные и односторонние соглашения служат интересам противника, под которым подразумевались Израиль и Соединенные Штаты.

15 марта 1976 года А. Садат денонсировал договор о дружбе с Советским Союзом от 1971 года. В результате СССР потерял своего союзника на Ближнем Востоке, что нанесло серьезный ущерб престижу Советского Союза среди арабских стран. Кроме того, СССР потерял возможность пользоваться военными аэродромами и военно-морскими базами в Египте.

В ноябре 1977 года А. Садат нанес визит в Израиль, тем самым признав существование этого государства. Ближневосточная политика США принесла свои положительные результаты. В сентябре 1978 года в Кэмп-Дэвиде было подписано соглашение между президентом АРЕ А. Садатом и премьер-министром Израиля М. Беги

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Война Судного дня (1973 г.) в системе американо-советских отношений". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 483

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>