Дипломная работа на тему "Внешняя политика Республики Молдова в процессе европейской интеграции"

ГлавнаяМеждународные отношения → Внешняя политика Республики Молдова в процессе европейской интеграции




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Внешняя политика Республики Молдова в процессе европейской интеграции":


Введение

Актуальность исследуемой темы. Внимательно наблюдая за изменениями в курсе развития в глобальном плане, замечаем что он превратился в ускоренный ритм объединения государств в геополитическом плане [1]. Глубокие изменения в Центральной и Восточной Европе, начиная с 1989, привели к новому виду мира. Интеграционные процессы, которые происходят на всех континентах нашей планеты, привели к той стадии эволюции, когда развитие и безопасность государств не могут трактоваться односторонне. С этой точки зрения появляется объективная необходимость прилагать общие усилия всех государств для достижения высших интересов международного сообщества: обеспечения мира и международной безопасности, предотвращение и борьбы с терроризмом, защиты прав и свобод человека, искоренения бедности, предотвращения и борьбы с траффиком наркотиков и людей.

Сегодня, в начале 21 века, когда мировой порядок формируется в сторону мультиполярной системы, РМ не может оставаться вне сообществ, сформированных государствами [2]. В этом смысле, влияние интеграционных процессов на западе, а также интеграционно-дезинтеграционных в рамках СНГ на внешнюю политику Республики Молдова, является не случайным. В качестве государства лишенного собственных ресурсов, но зависимой от Российских, Республики Молдова все больше становится зависимой от процессов, которые развиваются на Западе.

Будучи молодым государством, которое добилось своей независимости всего лишь 15 лет назад, находясь среди 3х регионов – Центральная Европа, Балканы, СНГ, наша страна пытается найти свое место в рамках происходящих процессов [3].

Исходя из этого, актуальность настоящей работы обусловлена некотороми факторами. Во-первых, процессами происходящими в Европе, которые по своей природе и характеру являются комплексными и динамическими, противоречивыми и незаконченными, и прямым образом действуют на национальный интерес и внешнюю политику государств, включая Республику Молдова, на общесвто в целом и, в частности, на индивидов.

В настоящей геополитической обстановке, когда ЕС все больше расширяется на Восток, а СНГ становится неэффективной организацией, изучение внешней политики РМ и национального интереса, который неразрывно связан с ней, является прямой необходимостью, диктуемой временем.

Во-вторых, сегодня существует необходимость нового взгляда на внешнюю политику, в которой множество подходов и ииследований проведенных на данный момент как нашими учеными, так и заграничными, пока не могут очертить общий целостный вид внешней политики Республики Молдова. Это дает возможность расширить область исследования внешней политики.

В-третьих, ориентация исследования на синтез, который менее всего встречается в специальной литературе на пост-советском пространстве, поддвигает исследование внешней политики к взаимовлиянию, и взаимозависимости интеграционных процессов и внешней политики. Под этим углом наше исследование вырисовывается в следующую форму «интеграц процесс – внешняя политика», что даст возможность более четко определить влияние внешних и внутренних факторолв на политику РМ на международной арене.

Степень изученности темы. Исследования внешней политики 20 века, первой и второй половины, имели ценральное место у таких известных исследователей как Г. Моргентау, Х. Ласуэлл, М. Вебер. В последние десятилетия феномен внешней политики исследуется во взаимозависимости с интеграционными процессами. Изучение этого феномена через призму процессов интеграции на постсоветском пространстве, обусловливается обычными занятиями государственных институтов, СМИ, гражданского общества. Процессы интеграции и внешняя политика переплетаются со многими смежными дисциплинами: политическая наука, история, экономика, теория МО и др., до настоящего времени не нашла достаточного отображения в специализированной литературе.

Настоящая тема была освещена в научных трудах и статьях политологов, социологов и экономистов как с постсоветского просторанства, так и Запада. Теоретико-методологические подходы к проблемам интеграции можно встретить у представителей различных политических школ – американской, британской, французской: Н. Нугент, К. Фиверстоун, М. Келлструп, Б. Розамонд [4].

В постсоветской литературе проблема интеграции отображена в работах ученых: Я. Бурляй [5].

Румынские исследователи: Д. Саву, С. Брукан, И. Флоаре [6].

Некоторые попытки исследования процессов интеграции предпринимаются и в РМ: И. Ставилэ, О. Унгуряну, А. Завтур, Кл. Завтур [7].

С экономическим подходом: В. Дораш, И. Клипий, Е. Прохницкий, В. Прохницкий В. Уманец [8].

И. Череш впервые подверг анализу процесс интеграции РМ в международные организации в 1991–1995 гг. [9].

Много работ в отношении интеграции РМ в европейские структуры было выполнено Институтом Публичной Политики. Это такие работы: «Молдова и Европейская Интеграция», «РМ и Европейская Интеграция», «РМ и Европейская Интеграция. Сотрудничество в Пакте Стабилизации».

В политологических исследованиях ученых В. Мошняга, Г. Руснак впервые в стране подвержена анализу эволюция концепции внешней политиики РМ и факторы обусловлившие ее формирование [10].

Также отметим исследование проведенное В. Борш, в работе которого изучается процесс формирования и реализации внешней политики РМ, где не только рассматривается процесс принятия и реализация решений, но и она сама в контексте международных отношений [11].

Некотроые направления внешней политики РМ в первые годы независимости, как например были двусторонние отношения между РМ-Румынией, Украиной, Россией, США, описаны г. Кожокару [12]. В этом же контексте стоит отметить исследования С. Назария [13]. Изучение развития отношений с Россией, которые основаны на «приднестровском» вопросе осущестлено М. Грибинча [14].

Важно отметить сбориник документов в двух томах «Republica Moldova: istoria politică (1989–2000)», (Chişinău 2000), М. Черненку, А. Галбен, Г. Руснак, К. Соломон [15].

Теоретико-методологическая поддержка в исследовании была представлена научным изданием «MOLDOSCOPIE (Probleme de analiză politică)», в сборнике материалов международных конференций: «Внешняя политика РМ: аспекты безопасности и регионального сотрудничества» (Кишинэу 1998), «Молдова, Румыния, Украина: добрососедство и регионалное сотрудничество» (Кишинэу 1998), «Молддова, Румыния, Украина: интеграция в европейские структуры» (Кишинэу 2000), «Молдова между Востоком и Западом: национальная идентичность и европейская ориентация» (Кишинэу 2001).

Анализируя степень изученности внешней политики РМ, приходим к тому, что она находится в стадии продолжающегося изучения. Также до настоящего момента в РМ не было проведено ни одного целостного исследования аспектов внешней политики в контексте внешняя политика – интеграционные процессы.

Цель и задачи исследования. В соответсвии с актуальностью и степенью изученности темы, можно цель обозначить как анализ сущности, эволюции внешней политики РМ в контексте интеграционных процессов. Для реализации предложенной цели можно сформулировать следующие задачи:

– Определить и проанализировать внешнюю политику РМ в процессе интеграции;

– Определить измерения интеграционизма во внешней политике;

– Провести анализ пересмотра внешней политики РМ на постсоветском пространстве;

– Определить место и роль РМ в рамках СНГ и ГУАМ;

– Оценить политику интеграции РМ в европейские структуры.

Методологическая основа исследования. В написании данной работы были использованы теоретические исследования специалистов из США, Англии, Франции, Румынии, России, Молдовы. Был использован комплекс теоретических и эмпирических методов:

– Системный подходпозволил провести анализ процессов интеграции РМ в различные международные организации;

– Сравнительный анализ– позволил выделить различия в интеграционных процессах в ареалах Европы и СНГ;

– Исторический метод– посредством этого метода был исследован процесс разработки и реализации концепции внешней политики РМ в контексте исторической эволюции. Были рассмотрены дву- и многостоорнние отношения РМ и Румынии, Украины, России, а также с различнцыми европейскими институтами;

– Бихевиористский и структурно-функциональный мотоды– с их помощью были изучены реакции, поведение и самоопределение госучреждений, политических партий, населения в процессе выработки концепции внешней политики РМ.

Также были использованы такие методы как: анализ и синтез контент-анализ источников публикаций, что позволяет нам проследить динамику интеграционных процессов РМ в европейские институты.

В исследовании присутствует междисциплинарный принцип, который позволяет проследить корреляцию воздействия интеграционных процессов на внешнюю политику РМ. Принцип детерминизмапомог анализу внешней политики РМ в период 1990–2006 гг., через призму причин и следствий интеграционных процессов, а также расширения ЕС на Восток.

Новизна работы. Новизна данной работы состоит в том, что здесь рассматриваются аспекты внешнеполитической деятельности Республики Молдова в процессе становления государственности и внешнеполитического ориентира в контексте все развивающегося Европейского Союза, его расширения на Восток. Рассматриваются интеграционные процессы в рамках отношений Республики Молдова с Европейским Союзом. Анализ решений в реализации «Плана действий ЕС-РМ». Охватывает недавнее прошлое, почти настоящее время, вплоть до 2006.

Объем и структура работы. Настоящая работа состоит из Введения, Основной части, которая делится на две главы, а те в свою очередь на два пункта каждая. В первой главе «Теоретический подход в анализе внешней политики и международной интеграции» идет общее определение понятий внешняя политика и интеграция, аналитические подходы различных теоретических направлений к понятиям внешняя политика и международная интеграция. Во второй главе «Европейский ориентир внешней политики Республики Молдова» идет описание и анализ внешней политики Республики Молдова в отношениях со странами СНГ и ГУАМ, ее переориентировки внешнеполитического вектора в сторону Европейского Союза и действий в процессе интеграции в европейские структуры. Далее следует заключение.


1. Теоретический подход в анализе внешняя политика интеграция

Многочисленные политические, экономические, социальные мутации 20 века, а также начала 21 века существенно изменили карту мира и явились базой для трансформаци и международных отношений. Внимательно наблюдая за этими трансформациями, замечаем быстрое изменение содержания геополитики. Если раньше гос-ва были как-бы изолированы, то сейчас они находятся во взаимозависимости. После окончания «холодной войны», в период пререхода от тоталитарных государств к государствам с демократическими ценностями меняется стереотип политической мысли. До этого момента международная безопасность базировалась на вооружении и военно-политическом противостоянии 2х блоков, сегодня же международные отношения переходят в новый мировой порядок, где господствует экономическая и торговая взаимозависимоть, доминирует научная и технологическая экспанисия, что делает внешнюю политику государств более комплексной.

Внешняя политика стала более современной. Соревнование между государствами основано не на стратегическо-дипломатических взаимодействиях, где каждое государство обособлено, а на основе взаимозависимости и политического диалога, экономики, торговли, науки и техники, взаимопомощи. Государства развиваются в среде международного расширения, где возможно свободное перемещение и распространение идей, взглядов, ценностей, информации, событий.

Изменения международных отношений есть продукт интеграционных процессов, которые происходят как внутри, так и вне государств[1].

1.1      Внешняя политика – подходы и определения

Для более понятного ознакомления с данным вопросом следует для начала обозначить, что же понимается под «внешней политикой». Некоторые словари с политологической тематикой приводят свои определения. Так же следует рассмотреть видения и подходы к ней основных теоретических направлений, сложившихся исторически мировой в политической мысли.

Так, в Словаре политологии В.Н. Коновалова, внешняя политика – это, политика, регулирующая взаимоотношения между государствами и народами на международной арене. Внешняя политика той или иной страны представляет собой конкретную практическую реализацию соответствующим (внешнеполитическим) ведомством основных принципов международной политики государства. Внешнеполитические цели отражают национальные интересы. Реализуя их, государство осуществляет внешнеполитическую деятельность.

Как указывает Словарь политологии под редакцией В. Коновалова – политика государства на международной арене формируется под воздействием как внешних, так и особенно внутренних факторов. Существует тесная взаимосвязь и взаимовлияние внутриобщественных и международных отношений[2].

Внешняя политика – политика, регулирующая межгосударственные и международные отношения на основе международного права, межгосударственных договоров и соглашений. (Политико-терминологический словарь) [2а].

Внешняя политика – деятельность государства на международной арене, а также общественных и политических организаций вне национальных границ по осуществлению своих потребностей и интересов. (Политический глоссарий проекта «Uvauga» ) [2b].

Внешняя политика – принципы, направления и формы деятельности государства и других субъектов международного права на мировой арене, регулирующие их отношения между собой, а также со всемирными и региональным и международными органами и организациями.

Внешняя политика опирается на внутреннюю политику и находится с ней в принципиальном единстве. Возможности внешняя политика во многом определяются достижениями внутренней политики. С другой стороны, В.П. призвана создавать благоприятные условия для осуществления целей и задач внутренней политики. Большое влияние на В.П. оказывает геополитическое положение страны. Формы и средства осуществления В.П. многообразны. Одной из важнейших является дипломатическая деятельность – от установления дипломатических отношений до их разрыва и даже объявления войны. Большое значение имеют также взаимодействия со всемирными и региональными органами и организациями. В последние десятилетия расширилась и активизировалась деятельность международных общественных движений и организаций, международные общественные связи, утвердилась «народная дипломатия». В центре В.П. большинства современных государств находятся проблемы предотвращения ракетно-ядерной войны и создания всеобъемлющей системы международной безопасности (А. Болдонов Т. Башинова Е. Тармаханов. Краткий словарь-глоссарий по политологии, 2005 г.) [2c].

Как можно заметить исходя из приведенных определений внешняя политика тесно связана и переплетена с внутренней политикой государства. Проблема взаимосвязи внутренней и внешней политики является предметом острой полемики между различными теоретическими направлениями политической науки – традиционализм, политический идеализм, марксизм, неомарскизм, неореализм, теории взаимозависимости и транснационализм.

Для сторонников политического реализма внешняя политика сводится к борьбе за силу. По убеждению Г. Моргентау, который является представителем политического реализма, внешняя политика определяется национальными интересами. Национальные интересы объективны, поскольку связаны с человеческой природой, географическими условиями, социокультурными и историческими традициями народа. Они имеют две составляющие: постоянную – императив выживания и переменную, являющуюся конкретной формой, которые эти интересы принимают в пространстве и времени. Определение этой формы принадлежит государству, которое имеет монополию на связь с внешним миром. Основа национального интереса, отражающая язык народа, его культуру естественные условия существования, остается постоянной. Поэтому внутренние факторы жизни страны, которые могут меняться в зависимости от различных обстоятельств, не рассматриваются реалистами как способными повлиять на природу национального интереса: национальный интерес не зависит от политического режима[3]. Здесь внутренняя и внешняя политика имеют автономию по отношению друг к другу.

С точки зрения представителей других школ, связь внутренней и внешней политики государства носит характер детерминизма. Одна из версий подобного детерминизма свойственна ортодоксальному марксизму, с позиций которого внешняя политика есть отражение классовой сущности внутриполитического режима и зависит от определяющих эту сущность экономических отношений общества[4].

Другой версии детерминизма придерживаются сторонники геополитических концепций, немарксистских теорий зависимости, «мирового центра и периферии», «богатого Севера, бедного Юга»… Для них источником внутренней политики являются внешние принуждения. С точки зрения И. Валлерстайна, чтобы понять внутренние противоречия и политическую борьбу в государстве его следует рассматривать в контексте целостности мира, представляющего собой глобальную империю, в основе которой лежат капиталистические способы производства – «микроэкономика». «Центр империи» – небольшая группа экономически развитых государств. Потребляя ресурсы «мировой периферии», является производителем промышленной продукции потребительских благ, необходимых для существования слаборазвитых стран. Таким образом, речь идет о существовании между центром и периферией несимметричной взаимозависимости, являющейся основным полем их внешнеполитической борьбы. Развитые страны заинтересованы в сохранении состояния зависимости, а страны «периферии» напротив, стремятся изменить его, установить новый мировой экономический порядок. Основные интересы и тех и других лежат в сфере внешней политики, от которой зависит их внутреннее благополучие[5].

Для представителей таких направлений в международно-политической теории, как неореализм [6] и структурализм [7] внешняя политика является продолжением внутренней, а международные отношения продолжением внутреобщественных. Решающую роль в определении внешней политики играют не национальные интересы, а внутренняя динамика международной системы. При этом, главное значение имеет меняющаяся структура международной системы: являясь опосредованным результатом поведения государств и следствием самой их природы и устанавливающихся между ними отношений, она в то же время диктует им свои законы. Таким образом, вопрос о детерминизме во взаимодействии внутренней и внешней политики решается в пользу внешней политики.

Также неореалисты уже признают, что в наши дни государство не является единственным участником международных отношений, на передний план выступают такие международные актеры, как межправительственные и неправительственные организации, ТНК, политические и общественные движения. Степень влияния этих новых актеров иллюстрируется происходящими в ней сегодня и составляющими ее весьма характерную черту интеграционными процессами.

По мнению сторонников школы транснационализма основой мировой политики в наши дни уже являются не отношения между государствами. Многообразие участников, видов и каналов взаимодействия между ними вытесняют государство из центра международного общения, способствуют трансформации такого общения из «интернационального» в «транснациональное». На наших глазах возникает глобальный мир, в котором разделение политики на внутреннюю и внешнюю теряет всякое значение.

Концепция внешней политики должна рассматриваться скоординировано в комплексе, для того чтоб изучить внутренние источники, инструменты и модели ее реализации, так как они могут меняться со временем, которое влияет на характер деятельности государства.

Внутренние источники могут быть интерпретированы, как идейно-политический, социоэкономический, иституциально-бюрократический наборы. Под идейно-политическими источниками подразумевается картина мира и место государства в ней, выражающееся в социальном самосознании, в принятии политической элиты, лидеров государства, исходя из которых формируется идеи относительно продвижения внешней политики.

Социально-экономические источники предполагают агрегирование экономических и материальных интересов индивидов и социальных групп. Последний из источников внешней политики предполагает определенную систему власти, различную для государств в частности и аппарата реализации политики.

Набор инструментов реализации внешней политики государства может быть достаточно широк. С одной стороны возможность применения силы для достижения и сохранения национального интереса, с применением насилия и армии. С другой стороны применение дипломатии, понимаемой как комплекс инструментов и ненасильственных методов в достижении целей государственного интереса. Другие традиционные формы реализации внешней полотки: начало, приостановление или разрыв отношений, открытие представительств в международных и региональных организациях или участие в них в качестве члена, поддержка на различных уровнях контактов с представительствами других государств, партиями и движениями, с которыми государство не имеет отношений, но заинтересовано в поддержании диалога в решении общих проблем[8].

Анализируя средства, с помощью которых реализуется внешняя политика для достижения определенных целей, исследователь В. Борш приводит следующие: политические, экономические, военные, информационные.

К политическим он относит дипломатию, как официальную деятельность государства на международной арене через специализированные институты, реализуемую благодаря специальным мерам, процедурам, методам, соответствующую международному праву.

Дипломатия реализуется через переговоры, визиты, конференции, дву- и многосторонние соглашения, дипломатическую переписку, участие в работе международных организаций.

Под международными средствами понимается использование экономического потенциала государства для достижения целей. Государство, владеющее эффективной мощной экономикой и высоким финансовым потенциалом, занимает важное место на международной арене.

Даже малые государства, не имеющие достаточно природных и человеческих ресурсов, могут играть на мировой арене важную роль если имеют мощную экономику, основанную на новейших технологиях и могут расшириться за пределы собственных границ. Активные экономические средства: эмбарго, режим торговых преференций, вложение инвестиций, выдача кредитов или отказ в них.

К военным средствам исследователь относит: вооруженные силы государства – армия, количество и качество вооружения, моральное состояние военного контингента, существование военных баз и ядерного оружия. Военные средства могут влиять как прямо, так и косвенно на отношения с другими государствами. Под непрямыми средствами исследователь понимает: курс вооружения, который включает производство и эксперименты с новыми видами оружия, военные маневры, выработка эффективных методов применения силы.

Средства пропаганды охватывают целый арсенал современности СМИ, методов агитации, которые используются для пропаганды хорошего мнения о государстве на международной арене, также это способствует укреплению доверия союзников и возможных партнеров. Благодаря СМИ, формируется благоприятное представление о государстве, или напротив выражается недовольство определенными событиями. Зачастую средства пропаганду используются и для дезинформации общественного мнения [9].

Государственные структуры располагают специализированными органами, компетентными в реализации политической активности и контроля над данной активностью: министерство международных отношений, парламентские департаменты или комитеты компетентные в реализации внешней политики, посольства и представительства, в которые входят специалисты по военным проблемам, экономическим, аташе культуры и науки, которые действуют под контролем послов и представителей за рубежом, в рамках определенных программ, миссий. Внешняя политика основывается на ресурсах, которые имеет, на профессиональном потенциале.

В то же время внешняя политика предполагает деятельность государства в системе международных отношений. Здесь гос-ва сталкиваются с проблем разоружения, обеспечения гос-й безопасности, предотвращение катастроф, борьба с терроризмом и преступностью. Государство защищает свои интересы с помощью политической деятельности. Политическая деятельность гос-ва может рассматриваться не только в узком, ограниченном смысле, как деятельность в той или иной области. По любому социальная активность ориентирована на достижение определенной цели. Она включает не только практическую деятельность субъектов, но и предопределяет выработку целей и содержание своей активности.

В специализированной литературе они делятся:

1. процесс формирования целей и определения содержания политической деятельности

2. процесс реализации политики

Направление и цели политической деятельности не различаются, а рассматриваются как общее. В этом качестве внешняя политика становится взаимозависимостью между внутренней и социально-экономической политикой, и системой межгосударственных отношений.

Румынский политолог С. Брукан, рассматривает внешнеполитическую деятельность как систему «вход», «выход», «обратная связь». В видении исследователя первичные источники внешней политики включают следующее: природно-материальную основу, социальную структуру, государственную систему, правление.

Природно-материальная основа включает размер территории, географическое положение, производственные силы.

Соцструктура включает классы и социальные группы, основные отношения между ними, национальность, нацию, каждая со своим самосознанием и идеологией, с историко-традиционной культурой, с психическими импульсами и духовным состоянием. Экономические и политические кризисы, государственные перевороты, выборы, массовые забастовки и беспорядки, войны составляют факторы социальной конъюнктуры.

Государственная система включает национальный механизм принятия решений, государственный и правительственный аппарат, а также инструменты принуждения.

Все эти вариации имеют и международное измерение, которое отражается в том, какую роль своего государства в мировой политике видит его народ и правительство.

Внешняя политика государства в качестве поддержки имеет экономикой, демографический, военный, технический, научный, культурный потенциал.

Геополитическое положение государства на протяжении исторической эволюции доминировало в выборе партнеров среди государств и развитии отношений со своими соперниками. Условия географического положения определяют политическую ориентацию государства [10].


1.2 Теоретический подход в изучени и международной интеграции

Развитие сотрудничества между государствами и другими актерами международных отношений вызвало к жизни целую систему межгосударственных и негосударственных организаций глобального и регионального значения. Рост взаимозависимости мира, возникновение и обострение глобальных проблем значительно увеличили объективные потребности в усилении многостороннего сотрудничества и способствовали расширению его сфер. Сегодня уже не только вопросы торговли, таможенных правил, пограничных урегулирований или военно-политических союзов, но и задачи, связанные с нахождением адекватных ответов на экологические вызовы, освоение космоса, совместным использованием ресурсов общего пользования, развитие коммуникационных сетей, контролем вооружений. В то же время, сколь велико ни было их значение, центральным и наиболее важным из них остается политическое сотрудничество.

Особое значение приобретают вопросы политической интеграции. Она тесно связана с экономической интеграцией, но не сводится к ней.

В советской литературе осмысление интеграционных процессов было связано с развитием и институционализацией западноевропейского сотрудничества, а также сотрудничества стран-членов СЭВ, и ограничивалось, главным образом, обсуждением экономических аспектов проблемы. При этом в основе такого осмысления лежала идеологическая установка, основная суть которой сводилась к перепеву старой ленинской догмы, в соответствии с которой Соединенные Штаты Европы либо невозможны, либо реакционные [11]. «В рамках капитализма «интегрируются» не только экономические потенциалы разных стран, но и все пороки и противоречия их экономики, во много раз увеличиваемые «интеграцией». Именно поэтому капитализм не в состоянии обеспечить подлинного сближения наций» [цит. по: там же, с. 59].

В политическом отношени и международная интеграция представляет собой более высокую форму сотрудничества, по сравнению с вышеназванными. Карл Дойч отчетливо представлял интеграцию, как создание сообществ безопасности между государствами региона. Ернст Хаас определял интеграцию, как добровольное создание более крупных политических единиц, которые сознательно отказываются от использования силы в отношениях между участвующими институтами и, как процесс, в котором политические актеры склонны передавать лояльность и политическую деятельность новому центру, чьи институты располагают юрисдикцией над существовавшими национальными государствами. Результатом политической интеграции является новое политическое сообщество, основанное на базе политических единиц, которые частично отказались от собственного суверенитета в пользу центра.

Это создание единого политического сообщества на основе союза двух или более государств[12]. «Интеграция – это одновременно процесс и состояние, имеющее тенденцию заменить раздробленные международные отношения, состоящие из независимых единиц, новыми более или менее широкими объединениями, наделенными минимальными полномочиями решений в одной или нескольких определенных областях, которые входят в компетенцию базовых единиц. На уровне индивидуального сознания интеграция призвана породить лояльность и приверженность новому объединению, а на структурном уровне участие каждого в его поддержке и развитии» [13].

Различают, с точки зрения географических масштабов объединительных процессов, глобальный, региональный, субрегиональный уровни интеграции. Существуют различные этапы интеграции – от связей взаимозависимости в рамках плюралистической международной системы, или стремления «выстроиться в систему цивилизованных государств», до формирования единой политической общности. Основная суть политической интеграции, ее главная тенденция ведет к выходу за рамки простой координации внешних политик и постепенной передачи суверенитетов к новым коммунитарным структурам.

Научное исследование интеграционных процессов направлено на то, чтобы выявить в них тенденции, связанные с причинами, детерминирующими факторами, основными чертами данного феномена, наиболее продвинутой формой которого является сегодня Европейский Союз.

В современном мире интеграция представляется, как один из первостепенных факторов внешней политики и международных отношений. В начале 21 века мир переходит к таким процессам, которые происходят как внутри, так и вне государств. Имеет место появление новых интеграционистских групп, многообразие организационных форм, эволюция от простых моделей к более сложным. Как результат, интеграционные процессы охватили практически все регионы и государства, способствуя формированию новых международных «матриц».

Множество парадигм интеграции позволяет всем государствам, независимо от их места на политической арене, потенциала и уровня развития найти место в рамках этих процессов, создавая таким образом широкий спектр государственных объединений.

Исторический подъем создал Европейский Союз. Началом формирования считается 18 апреля 1951 г., когда 6 европейских государств (Франция, ФРГ, Италия, Бельгия, Люксембург, Голландия) подписали Парижский договор. Основной целью данного международного органа состояла в создании общего пространства, которое объединяло бы все государства через таможенное объединение и свободное перемещение товаров в государствах членах, посредством аннулирования пошлин и других препятствий на пути торговли, свободного перемещения капиталов, услуг и людей, создание общей денежной политики и помощь в развитии государствам.

С этимологической т.з. понятие «интеграция» происходит от латинского «integrum, integrare» – целое – в общем случае обозначает объединение, взаимопроникновение; соответственно «integratio» – восстановление (как процесс) – соединение больших частей в одну, в смысле создания единого целого, восстановления, объединения[14]. Взятый из математики, термин «интеграция» получил широкое применение в различных социологических областях, включая экономическую и политическую науки, охватывая обширную гамму процессов и феноменов. По Gran Larousse, интеграция это: 1) действие частей или групп по объединению или 2) включение территорий или меньшинства в национальный ансамбль[15]. Encyclopedia Universal Sopena подчеркивает, что интеграция подталкивает чуждый элемент к объединению с чем-то общим[16]. Та же идея встречается в Webster’s Encyclopedic Dictionary of the English Language, где говорится, что интеграция предполагает действие по объединению множества частей в одно целое[17]. В румынском языке глагол «a integra» имеет то же значение, что и во французском «integrer», в английском «to integrate», что означает: включать, включаться, объединять(ся), сгармонироваться в одно целое[18]. В специализированной литературе по процессам интеграции сформировалось несколько направлений. Среди самых известных теорий можем выделить: «федерализм» (А. Этциони), «функционализм» (Д. Митрани), «неофункционализм» (Э. Хаас, Л. Линдберг), «трансакционализм» (К. Дойч). В зависимости от автора и концепции, понятие интеграции составляет разное понимание со специфическими нюансами.

С точки зрения функционализма для достижения международной интеграции необходимо способствовать сотрудничеству между государствами в решении задач, представляющих совместный интерес и связанных с их конкретными потребностями экономического, социального, научно-технического характера. Прагматические выгоды подобного сотрудничества постепенно подтолкнут государства к создания необходимых для этого межгосударственных органов, которые и создадут предпосылки для политической кооперации.

Подходы функционализмабыли основными в изучени и международной интеграции, тяготеют к объединению вокруг особых намерений. В центре их приоритет человеческих нужд или общественного благосостояния. Функционалисты стремятся выразить определенное сомнение в возможности национальных государств удовлетворить нужды населения. Это не только лишь из-за того, что многие нужды имеют транснациональный характер, но и из-за самого существования в национальных государствах определенных догм, которые отводят политику в сторону от максимизации общественного благосостояния. Функционализм придерживается того, что люди должны быть рациональны и в своих нуждах и относительно построения административных институтов, которые могут выполнять функции назначенные им.

Одной из ключевых фигур в теории функционализма является Д. Митрани, его функционализм предстает как технократическое видение управления. Правление политиками подразумевает, что преобладающим мотивом политики является приобретение и удержание власти нежели достижение общего блага. Технократический антидогматизм распространился на государство. Он считает, что государства существуют во имя государства. Государство проявляет негибкость когда речь идет о том, каким образом нужды населения наилучшим образом могут быть удовлетворены. Некоторые нужды могут лучше быть удовлетворены игнорируя условности территориальных границ. Транснациональные институты могут быть более эффективными в предоставлении благ, чем национальные правительства. Более того, создание таких институтов приведет к двум результатам. Один, эффективное выполнение транснациональными институтами задач приведет к популяризированию их по сравнению с национальными правительствами. Второй, очень важный, то, что угроза международного конфликта значительно снизится.

Формула функционализма – «форма следует за функцией». Человеческие нужды меняются во времени и варьируются в пространстве. Это означает, что моделирование институциональных решений должно быть открытым и гибким процессом. Приоретизация нужд человека является основной заботой, а не достижение особого завершенного интегрированного государства. Гибкость – ключевое слово. Нужды появляются и изменяются; другое исчезает. Функционализм обычно видится, как инновационный и особый подход к изучению международной политики и международных организаций, что открывает возможность мыслить за пределы традиционных категорий.

Наиболее очевидным в важности функционализма является то, что он явился основой для становления неофункционалистской теории интеграции – ветвь международной теории наиболее близко ассоциируемая с развитием Европейских Сообществ [19, р. 31–42].

Функционализм предлагает не просто расширение межгосударственного сотрудничества в отдельных сферах, которое носило бы чисто технический характер, а видит в нем путь к достижению политической цели – интеграции государств в более широкую общность через постепенное отмирание их суверенитетов. Национальное государство он рассматривает, как слишком узкое с точки зрения возможностей для решения новых экономических, социальных и технических проблем, которые могут быть решены только на уровне международного сотрудничества. Межнгосударственные отношения должны быть перестроены таким образом, чтобвместо «вертикальной» территориальной замкнутости были созданы действенные «горизонтальные» структуры, администрация которых была бы призвана координировать межгосударственные вопросы в конкретных сферах. Это позволит устранить причины экономических и социальных конфликтов, и безболезненно преодолеть государственные суверенитеты. В результате длительной эволюции сотрудничество между государствами станет настолько тесным, а взаимозависимость настолько высокой, что не только станет немыслимым вооруженный конфликт, но будет достигнуто состояние необратимости. Международная среда претерпит глобальные изменения, благодаря которым солдаты и дипломаты уступят место администраторам и техникам, а защита суверенитетов – прагматичному решению конкретных вопросов[20].

Неофункционализм, как и трансакционализм, был продуктомновогонаучногомышления, появившегося в Америке после второй мировой войны.Неофункционализм (как минимум в его ранних проявлениях) может рассматриваться, как попытка теоретизирования стратегий зарождающихся элит послевоенного Европейского союза.

Личности, такие как Жан Моне и Роберт Шуман достаточно подробно разработали путь, который они предусматривали для интегрированной Европы. Стратегия для построения европейских сообществ была сформулирована в следующем проекте:

1. Умеренно интегрироваться в сферы с «низкой политикой», но это должны быть ключевые стратегические экономические отрасли (например уголь и сталь).

2. Создать высший орган власти для присмотром за интеграционным процессом и дать ему способность выступать спонсором дальнейшей интеграции.

3. Интеграция определенных секторов экономики среди наций создаст функциональное давление на интеграцию родственных секторов экономики. Как следствие, постепенное и прогрессивное переплетение национальных экономик.

4. Более глубокая интеграция будет организована не только высшим органом власти. Постепенно, общественный интерес, чья лояльность до сих пор относилась к национальной власти начнет осознавать перемещение в сторону этого органа. Они переместят свою преданность и деятельность соответственно, потому что они ищут наиболее эффективный путь для удовлетворения своих материальных интересов.

5. Углубление экономической интеграции создаст надобность дальнейшей институализации, так как более экспансивная интеграция затребует больший регулятивный комплекс.

6. Политическая интеграция более или менее неизбежный результат экономической интеграции.

7. Постепенная экономическая интеграция вместе с определенным уровнем наднациональной институционализации является эффективным путем создания длительной системы безопасности.

Было очевидным, что для архитекторов послевоенной интеграции имели целью некоторую форм политического союза между государствами на европейском континенте.

Политический союз и мир будут следствием экономического переплетения. Но это не произойдет без создания «целевых» институтов. Они должны быть созданы со специфическим намерением руководства процессом интеграции. Наднациональные институты станут хранилищами знаний для обеспечения продолжительного процесса интеграции и долговечности интеграционных процессов. Для Моне, институты могут воплощать и кристаллизовать идеи в сфере реальной политики и таким образом способствовать реальным и продолжительным изменениям.

Основные аргументы неофункционалистов выглядят в следующем. Два или более государств договариваются интегрироваться в определенной отрасли экономики. Для достижения этой задачи более эффективно, они договариваются основать наднациональный «высший орган власти» для наблюдения за происходящим. В то время, как интеграция в выбранном секторе экономики достигает определенных результатов, полная польза от интеграции не будет достигнута пока смежные области экономики не втянутся в интеграционную систему.

Существуют два более или менее автоматических процессов в неофункционалистической модели. Первый, когда экономическая интеграция автоматически генерирует повышенный уровень сделок и соглашений между актерами в регионе. Второй, из-за присущей изнутри политике групп, где просматривается тенденция к формированию новых организаций регионального уровня. Высший орган власти становится ключевым гарантом дальнейшей интеграции. Таким образом, это способствует углублению экономической интеграции в расширяющемся круге секторов экономики и повышенной институционализации власти на региональном уровне.

Неофункционализм также имеет теорию о том, как эти процессы влияют на внутреннюю политику в государствах членах. Выгоды интеграции станут очевидными для внутренних заинтересованных групп, которые будут лоббировать собственные правительства соответственно, так как интеграция будет готова удовлетворить их материальные интересы. Это повлияет на технократически настроенных государственных акторов, которые будут осведомляться о механизмах соединения и повышенного уровня сделок и соглашений на региональном уровне. Как следствие будет повышение поддержки интеграции, которая будет исходить от национальных политических систем в купе с повышенной склонностью со стороны государственных акторов обсуждать интегративные аргументы и передавать, где необходимо, полномочия региональным институтам.

Неофункционалистская гипотеза Леона Линдберга начинается с того, что должны существовать определенные условия, прежде чем появится процесс политической интеграции. В первую очередь должны присутствовать институты и нормы. Во-вторых, этим институтам должно быть установлена способность инициировать социальные и экономические процессы и, таким образом поставить их за пределы обычной международной организации. В-третьих, задачи назначенные институтам должны быть ‘расширительными’. Наконец, государства участники должны будут осознавать определенную согласованность между их интересами и проектами связанными с новыми институтами и общей политикой.

Представители неофункционализма отстаивают идею, согласно которой потребности сотрудничества в том или ином секторе экономической, социальной или культурной деятельности способны вызвать эффект цепной реакции в других, что в свою очередь приведет к необходимости создания специализированных наднациональных институтов для их координации и таким образом к ускорению процесса политической интеграции. Начинать следует с ограниченных экономических проектов, которые воспринимаются гораздо легче, чем крупные политические повороты. Поскольку для их реализации государствам не требуется отказа от собственной политики, постольку и добиться каких-либо существенных результатов относительно гораздо легче. Вместе с тем «неофункционалисты» подчеркивают необходимость структурных условий успеха интеграции, которым должны отвечать государства (политический плюрализм, консенсус каких-то фундаментальных ценностей), а также отмечают, что логика функциональной интеграции носит не механический, а вероятностный характер, и сам процесс зависит от множества факторов. [19, р. 50–73]

Когда речь идет о федерализме, большинство имеют в виду идею конституционного соглашения, где власть рассеяна между двумя или более уровнями управления. В основном федерализм описывает политические системы, в которых есть разделение власти между центральным и региональным правительством. Федеральный процесс интеграции требует организации двух уровней правления – раздельных, но скоординированных – правительства целого правительства местного уровней. Федеральные системы обычно понимаются, как основанные на истории компромиссы использующие постоянные сделки между территориальными единицами. Эти территориальные единицы уступают часть власти общим, централизированным институтам, но остаются нетронутыми как единицы, сохраняющими степень автономию. Федеральные системы это оптимальная «смесь» единства и многообразия.

Федерализм, с точки зрения его приверженцев, имеет два преимущества. Один из них – это предотвращение захвата системы одной группой. Федерализм не позволяет доминирование и таким образом увеличение власти группы или тоталитарной политики.

Второе преимущество – федеративные государства становятся более сильными единицами перед лицом внешней угрозы. Конфликтные тенденции присущие государствам могут быть преодолены.

«Политическое сообщество – это сообщество, которое обладает тремя видами интеграции:

а) оно эффективно контролирует инструменты насилия

б) оно имеет центр принятия решений, который может значительно влиять на распределение ресурсов и вознаграждений в сообществе

в) оно является доминирующим средоточием политической идентификации для подавляющего большинства политически активных граждан».

Если функционализм, придавая политическим институтам немаловажное значение, считает их производными, или же параллельными экономическим, социальным процессам, то федерализм ставит их в центр своей концепции. Его представители (А. Этциони, А. Спинелли, К. Фридрих) характеризуют федерализм как договорный отказ от централизма, структурно оформленное распределение полномочий между различными центрами, законные полномочия которых гарантируются конституцией» [21]. Международная интеграция на пути федерализма рассматривается по аналогии с «внутренними режимами» государств, построенными на принципах федерального устройства, т.е. на основе этатистской модели. В основе этой модели лежит несколько принципов, раскрывающих ее суть:

1.         двойное гражданство в условиях существования центрального и регионального правительств.

2.         многообразие роли региональных правительств.

3.         цикличность изменения силы и роли региональных правительств.

4.         происхождение федерализма, которое имеет две цели:

– федерализм, как средство проведения единой политики

– федеративные признаки формируются для предотвращения распада общества [там же: с. 42–43].

Федерализм подчеркивает то значение, которое имеет для международной интеграции политическая воля ее участников, а также роль распределения полномочий, как гарантии против возможных злоупотреблений властью со стороны центра.

Казавшаяся иллюзорной на первых порах концепция федерализма, медленно, но убедительно обретает некоторые зримые черты в интеграционном процессе в Западной Европе. Они становятся особенно заметными с первых всеобщих выборов в Европарламент в 1979 г., придавших новый импульс институциональному развитию. В 1984 г. Европарламентом был принят разработанный А. Спинелли проект договора о Европейском союзе. В феврале 1985 г. был принят Единый Европейский Акт, который еще не институционализировал Европейский союз, но стал важным этапом на пути к этому.

Одним из главных недостатков федералистской модел и международной интеграции является то, что при всей внешней привлекательности, она имеет значительно меньше шансов на успех, чем функциональная модель, поскольку удельный вес нормативности в ней более высок [19, р. 23–29]

Ведущим вопросом присущим международным отношениям является проблема войны. Интеграция становится достижением в отношении безопасности в регионе или среди группы государств и исключает войну, как средство разрешения международных разногласий. Удачная интеграция приводит к радикальному снижению вероятности использования насильственных методов для решения их противоречий. Подход трансакционализма (или плюралистический), ассоциируется в основном с именем Карл Дойч, который был ведущим исследователем проекта, сформировавшего основу работы «Political Community and the North Atlantic Area». Основной проблемой этого проекта было «изучение возможных путей, с помощью которых люди в один день могли бы отменить войну». Концентрация была на действии сообществ безопасности – политические сообщества, в которых ожидание войны было минимизировано. Сообщества безопасности – группы людей которые стали «интегрированы». Далее, интеграция была определена как ‘достижение внутри территории «чувства сообщества», а также институтов и инструкций достаточно сильных и широко распространенных для того, чтоб обеспечить на длительное время, надежные мирных изменений среди населения’. Это определение было выработано с представлением двух отличных типов сообществ безопасности: плюралистической и амальгамной.

Под первым понимается «слияние в соответствующей форме двух или нескольких ранее самостоятельных единиц в более широкое объединение, наделенное определенным типом общего управления» [22]. Во втором – интегрирующиеся единицы сохраняют свою политическую самостоятельность. При этом осуществление «амальгамной» интеграции нуждается в целом комплексе разнообразных условий социокультурного и политического характера, среди которых: приверженность населения интегрирующейся общности одним и тем же ценностям; обоснованное ожидание выгод от интеграции; достаточное знание друг друга и, соответственно, предсказуемость поведения. Процесс интеграции должен сопровождаться лояльностью населения к возникающим новым политическим институтам, глубоким осознанием своего единства, а также выходом на политическую арену новой генерации руководителей. В конечном итоге должен сформироваться общий образ жизни, который и становится основой для «амальгамной» интеграции.

Реализация «плюралистического» типа не требует столь обширных и жестких условий. Основные социокультурные ценности интегрирующихся единиц просто не должны противоречить друг другу; предсказуемость поведения ограничивается лишь сферой общих интересов; требуется также адекватная реакция политических элит на сигналы и действия заинтересованных правительств и населения. Ведущей гипотезой работы плюралистов по интеграции было то чувство сообщества среди государств, которое бы способствовало повышению уровня коммуникаций между государствами. Путем к международному обществу было установление системы взаимоотношений. Чем больше взаимоотношений между государствами, тем больше взаимной значимости друг для друга ними. С доверием появится дальнейшее взаимодействие [19, р. 42–49]

В 70-е годы под руководством К. Дойча было проведено обширное исследование в ФРГ и Франции, в процессе которого были осуществлены интенсивный контент-анализ различных крупных ежедневных изданий, зондажи общественного мнения, экспертные опросы руководящих кадров, изучение статистик и международных сделок. В результате обнаружилось, что благоприятный образ единой европы, сформировавшийся у населения обеих стран, не привел к вытеснению приверженности национальным ценностям. Поэтому был сделан вывод о том, что «плюралистическая» версия европейской интеграции имеет более вероятное будущее, чем «амальгамная».

Рассматривая процесс интеграции, можем утверждать, что за экономической интеграцией должна следовать политическая, а реализация политической интеграции может установить динамический фактор для экономической интеграции. Экономическая интеграция обусловливает политику в целом, создает для нее фундамент, убирает преграды и приводит к появлению общих интересов в реализации этих двух форм интеграции. Политическая интеграция становится главной задачей экономической интеграции, поэтому является всеобъемлющей, охватывая все области социальной жизни. В специализированной литературе политическая интеграция также называется «глобальная интеграция».

Некоторые мыслители выстроили теоретические модели политической интеграции, под влиянием периода «холодной войны». Еще в 1962 г. американец Д. Лиска делает вывод, что биполярный баланс (США-СССР) приведет к тенденции противоположной экономической интеграции, к усилению активности в экономической и политической интеграции, что подтвердилось историей. Другие считали, что интеграция зависит от геополитических факторов и окружающей среды.

Изучая феномен интеграции, С. Брукан считает, что она базируется на определенных элементах: 1) природно-материальный фактор, которая включает географию, население и производство; 2) социальные факторы (классы и национальности). Так, природные ресурсы, географическое положение и расстояние, по мнению ученого, играют важную роль в инициировании процесса более широкого объединения. Географические и экологические факторы могут предопределить интеграцию на региональном уровне. Соседство территорий, а также их инфраструктура, что облегчает передвижение транспорта и коммуникацию являются благоприятными для объединения.

Увеличение населения имеет смысл для интеграции из-за соответствующей важности в качестве компонента национальной мощи. Другими словами, малые народы стремятся к объединению с более многочисленными, опасаясь быть поглощенными теми в последствии. Также важным фактором является способ производства. С. Брукан считает, что экономическая однородность является благоприятствующим фактором в объединении. Страны, которые отличаются по экономической структуре, могут получить преимущество в интеграции дополнительной экономики, с условием что уровень развития не слишком разнится.

Другой элемент, на котором базируется интеграция, есть социальный фактор. Неинтегрированное общество на национальном уровне не может сформировать стабильный наднациональный орган. Некоторые авторы считают, что недоразвитые страны не достаточно готовы для формирования союзов, так как новые независимые государства должны сначала укрепиться как нации. Это актуально также и для Республики Молдова. Фактором, который благоприятствует формированию более широких союзов, является однородность классовых структур (здесь понимается не столько классы составляющие нацию, сколько отношения между ними, в особенности класс находящийся у власти). В этом случае, однородность является необходимой как для инициирования, так и для развития процесса интеграции и наднациональной унификации. Как видим, роль наций в наднациональной интеграции очень важна. Определенная нация это категория, которая напрямую вовлечена как в инициирование, так и развитие интеграционного процесса[23]. До распада «социалистической мировой системы» была теоретизирована «социалистическая интеграция», представленная как процесс углубления и совершенствования в будущем сотрудничества и развития социалистической экономической интеграции. Этот процесс был спроектирован в соответствии со следующими принципами: уважение государственного суверенитета, независимости и невмешательства во внутренние дела, полное равенство в правах всех государств, взаимные преимущества – принципы, которые на деле было тяжело выполнить. Пол Чамли подчеркивает, что интеграция есть процесс, который ведет к формированию определенной политической и экономической организации и, который заключает в себе два аспекта – один относительно выработки и консолидации норм и второй, который относится к определению и расширению политико-экономического пространства, управляемому этими нормами. В свою очередь А. Зукер придерживается того, что интеграция есть революция полная политического смысла, которая открывает новые возможности социально-экономического прогресса. Сейчас, когда говорим о европейской интеграции, сложно отделить экономические факторы от политических. Они между собой настолько переплетены, что их, практически, сложно различать. Среди румынских специалистов, которые изучают интеграцию, М. Добреску показывает, что в глобальном процессе, который включает как экономическую интеграцию, так и политическую, политика и экономика неразделимы[24]. Еще интеграция предполагает институты и безопасность. При формировании экономических и финансовых союзов, государства пытаются развивать внешнюю политику общей безопасности, внешнюю политику юстиции и прав человека европейских стандартов, а также формирование европейской идентичности в безопасности и обороне[25], в реализации национальных интересов государств в рамках единой организации. Таким образом, под политической интеграцией многие исследователи понимают состояние единства, которое существует внутри политического сообщества, процесс, посредством которого две или более политические единицы усиливают сотрудничество. Кроме того, интеграция подразумевает высокий уровень или рост соглашений между единицами, а также усиление восприятия взаимных интересов и общих ценностей.

Принимая во внимание вышесказанное, можно сказать что, интеграция предполагает преобладание процессов экономического и политического характера, на базе которых происходит объединение в общее пространство двух или более государств, основанное на совпадении принципов, целей и национальных интересов. Политическая интеграция, как фактор внешней политики, предполагает как минимум существование общих интересов.

Интеграционные процессы являются многомерным и сложным явлением, как бы ускользающим от анализа и не поддающимся единой и окончательной типологизации. Поэтому та или иная региональная модель интеграции не может быть механически перенесена на другой «похожий» регион, но с иными социокультурными и экономическими особенностями и традициями. Стихийно возникнув в какой-либо сфере взаимодействия международных акторов, интеграция может остаться без последствий во всех остальных сферах, более того может обратиться вспять или даже смениться противоположным процессом, если она не будет подкреплена соответствующими политическими мероприятиями, закрепляющими благоприятные предпосылки и условия ее реализации и формирующими институциональные основы ее дальнейшего продвижения. Вряд ли верно рассматривать интеграционные тенденции как процессы, определяющие существо международных отношений, тем более пытаться на этой основе судить о будущем этих отношений. Содержание международных отношений определяется не только сотрудничеством, но и конфликтами, в том числе и такими, которые сопровождаются дезинтеграцией ранее единых политических образований (СССР, Югославия, Чехословакия) [2, с. 266].


2. Европейский ориентир внешней политики Республики Молдова

Распад СССР привел к появлению отношений между 15 государств, которые привели к определенному результату и в силу обстоятельств остались связанными взаимными интересами. Расчленение бывшей империи привело к проблеме реструктурирования и сохранения постсоветского пространства. Все «новые» государства, включая РМ, унаследовали от бывшего Союза единую энергетическую систему, единую систему транспорта и телекоммуникаций, систему снабжения нефтепродуктами и газом, а также свободу передвижения населения из одного государства в другое.

Все эти факторы взятые вместе дали возможность более интенсивному сотрудничеству на постсоветском пространстве, а специализация определенной республики в производстве определенной продукции сделало необходимым экономическую реинтеграцию в условиях распада рынков и политической зависимости от центра. Идея трансформации СССР в экономическую общность независимых государств радикально изменила характер межгосударственных отношений бывших республик союза.

С исчезновением барьеров, которые присутствовали в Европе во время «холодной войны», а также вследствие развала социалистической системы политических и экономических преобразований, расширение Европейского Союза на Восток является важным фактором в новом европейском порядке. В результате упразднения Варшавского договора и СЭВ, в государствах Восточной Европы наметились радикальные внутренние преобразования и формулируются новые внешнеполитические ориентиры, которые ведут к резкой перемене планисферы.

С началом этих процессов ЕС подписывает первые соглашения с Польшей, Венгрией, Чехословакией, а в 1993 подписание конвенций с Румынией и Болгарией, Чехией и Словакией, а также с странами Балтии (1995) и Словенией (1996). Европейский союз выигрывает не только в возрастании числа присоединившихся государств (в течение полувека существования Евросоюза, число стран членов выросло с 6 до 15 и еще 13 изъявили желание вступить в его ряды) [1], но и в концептуальных сторонах (измерениях) его Восточной политики. Совет Европы подчеркивает тот факт, что страны кандидаты должны принять ценности и цели ЕС, установленные (закрепленные) в конвенциях и, что проблемы с границами и другие смежные (прилегающие или спорные) вопросы, должны быть решены до присоединения, а фундаментальное требование присоединения к ЕС является реализация критериев Копенгагенской Конвенции.

Переход от однопартийной системы к парламентской демократии, от плановой экономики к рыночной, а также консолидация гражданского общества – это те изменения, которые говорят о стремлении присоединения к ЕС. Привлекательным качеством становления членом ЕС состоит в предотвращении и решении внутренних конфликтов, особенно проблем нацменьшинств, стабильности и безопасности Европы [1, c. 97–98]. По поводу присоединения к ЕС других государств, которыми могут быть бывшие республики СССР, перспективы немедленного присоединения не выдвигаются, однако государства-члены ЕС не исключают их присоединение (Украина, Молдова) в недалеком будущем и только с условием если внутри этих стран будут созданы по истине демократические условия, будут проводиться новые экономические реформы[2].

2.1      Становление государственности Республики Молдова

В результате подписания 8 декабря 1991 г. в Минске Соглашения о создании Содружества Независимых Государств (СНГ), тогдашние президенты Российской Федерации, Украины и Республики Беларусь, соответственно Б. Ельцин, Л. Кравчук и С. Шушкевич, пришли к согласию о том, что «Советский Союз, созданный в 1922, как субъект международного права и географической реальности, прекращает существование.» Уже 21 декабря 1991 г., руководители 12 бывших республик, за исключением Прибалтики, подписали Протокол к Соглашению о созданию СНГ и Алма-Атинскую-Декларацию[3]. В соглашении, также как и в Декларации, оговаривается, что новые суверенные государства смогут установить взаимовыгодные отношения, базирующиеся в п

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Внешняя политика Республики Молдова в процессе европейской интеграции". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 529

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>