Дипломная работа на тему "Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего)"

ГлавнаяМеждународные отношения → Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего)




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего)":


Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего).

План

Введение. 3

Глава I. Штрихи к политическому портрету Джорджа У. Буша. 12

1.1.Биография Дж. Буша. Первый интерес к миру политики. 12

1.2. Предвыборная компания Дж. Буша. Приход к власти. 14

1.3. Политические концепции Дж. Буша. 20

Глава II. Контуры внешней политики США. 26

2.1. Бизнес – план Буша: прорыв или авантюра. 26

2.2. Внутриполитические ра зногласия США Дж. Буш и европейцы. 30

2.3. Президент Буш и парадоксы консерватизма. 42

Глава III. Внешнеполитическая стратегия США. 58

3.1. Проблемы обновления американо-российских отношений. 58

3.2. Политическое вмешательство по отношению к Ираку. 71

3.3. Внешнеполитические связи с Казахстаном. 80

Заключение. 93

Список использованной литературы.. 99


Введение

«Мы заявляем о нашей приверженности укреплять долговременное стратегическое партнерство и сотрудничество между нашими странами с целью достижения общего видения мирного, процветающего и суверенного Казахстана в XXI веке, который во всевозрастающей степени интегрируется в глобальную экономику и сообщество демократических государств. С этой целью мы будем продвигать наше сотрудничество по контртерроризму и нераспространению, демократическим, политическим, рыночным и экономическим реформам, а также рыночным инвестициям и развитию энергетических ресурсов»[1].

«Вместе с послом Соединенных Штатов Америки господином Ларри Нэппером мы имеем честь объявить о начале реализации Хьюстонской инициативы, принятой президентами наших двух стран Нурсултаном Назарбаевым и Джорджем Бушем. Хьюстонская инициатива - это партнерство Казахстана и Соединенных Штатов по сближению частных секторов двух стран, повышению конкурентоспособности бизнес-сектора нашей страны, а также совместному производству и сбыту продукции на мировых рынках. Формат моего выступления не позволяет перечислить все направления нашего сотрудничества в рамках совместной инициативы, которая является составной частью стратегического партнерства Казахстана и США. Однако хотел бы отметить главное. Объединение усилий наших двух правительств направлено на создание в Казахстане сильного предпринимательского класса - гаранта устойчивого, стабильного и демократического развития нашей страны»[2].

США, одними из первых, 25 декабря 1991 года официально признали Республику Казахстан как суверенное государство и первыми установили дипломатические отношения с Казахстаном, продемонстрировав тем самым свою заинтересованность в его утверждении в качестве независимого государства. В настоящее время США - родина современного института президент­ства - являются мировой сверхдержавой, законодателем мод в политике, экономике и других сферах жизни. Из истории известно, что институт пре­зидентства сыграл выдающуюся роль в осуществлении модернизации аме­риканского общества, а изобретенная отцами-основателями страны прези­дентская форма правления способствовала становлению и развитию фено­мена западной демократии.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по желаемой вами теме. Мастерское написание дипломных проектов под заказ в Новокузнецке и в других городах России.

Многие развитые страны Запада заимствовали и успешно адаптировали к местным условиям и собственным политическим системам институт пре­зидентства. Примеры Франции, Германии, Италии, Австрии, Финляндии и других стран ярко демонстрируют жизнеспособность и эффективность данного института, обладающего в разных режимах различным объемом функциональных полномочий.

В США 7 ноября 1999 г. состоялись очередные президент­ские выборы. Вечером 13 декабря 1999 г. кандидат демо­кратов вице-президент США Альберт Гор в теле обращении к нации признал Джор­джа У. Буша избранным президен­том США. Одновременно прошли выборы в Конгресс США, легислатуры законодательные собрания штатов, были избраны губернаторы в 36 штатах, а также мэры многих крупных городов США и другие выборные лица на местах. Число членов палаты представителей, зафиксированное законом в 1912 г., с тех пор не изменилось. В настоящее время каждый из них представляет около 520 тыс. избирателей. Согласно Конституции США, штат должен быть представлен в палате по меньшей мере одним человеком. Кроме того, в ее состав входят пять представителей, не имеющих права голоса: от Пу­эрто-Рико, Федерального округа Колумбия, острова Гуам, Виргинских ост­ровов и американского Самоа. Для избрания в палату представителей Кон­ституцией США установлен возрастной ценз в 25 лет и 7-летний срок гражданства. Члены палаты представителей избираются на два года и мо­гут переизбираться неограниченное число раз.

Для сенаторов, которые избираются на шесть лет, возрастной ценз -30 лет и 9-летний срок американского гражданства. Каждые два года пере­избирается только одна треть сената. Кампания по выборам президента начинается в США задолго до самих выборов. Летом 1999 г. о своих планах занять место в Белом доме заявил Джордж У. Буш. Впервые с далекого 1888 года пре­зидент гипердержавы определил­ся лишь через пять недель после выборов. В водоворот многочис­ленных судебных исков и пересчетов го­лосов попали местные судьи и избира­тельные комитеты графств, Верховный суд и законодательное собрание Флори­ды и, наконец, Верховный суд США, при­нявший решение об отмене дальнейшего ручного пересчета голосов. Американская политическая и госу­дарственная система выдержала серьез­ное испытание на прочность. Но победа досталась дорогой ценой.

Политический скандал, балансиро­вавший на грани конституционного кризиса, вызвал небывалый накал страстей, поставил под сомнение легитимность но­вого главы Белого дома и притушил оре­ол американской демократии. Создавше­еся в результате последних выборов рав­новесие сил в конгрессе усугубило реальную угрозу политического клинча на весь четырехлетний срок Буша. В условиях небывалого эко­номического бума девять из десяти амери­канцев чувствуют себя лучше, чем когда-либо за последние 40 лет. Еще до выборов треть избирателей говорила, что не видит большой разницы между кандидатами, ко­торые придерживаются центристских по­зиций - умеренно-консервативной респуб­ликанской и умеренно-либеральной демо­кратической. А после выборов большинство избирателей, особенно го­лосовавших за Гора, готово было принять любого кандидата лишь бы покончить с неопределенностью и опостылевшими су­дебными тяжбами.

Неопределенность пя­тинедельного троецарствия внесла дополнитель­ную нервозность, а уко­роченный наполовину переходный срок услож­нил возможности для ад­министрации Буша хоро­шо подготовиться и сразу более или менее уверенно взять в руки штурвал внешней политики. Не ис­ключено, что Буш, дабы убедить себя, Америку и мир, что гипердержава не ослабла, может слегка по­играть мускулами, нанести болезненные уколы по самолюбию некоторых стран. Это касается, прежде всего, Ирака, но так­же и Китая по вопросу о Тайване, союзни­ков по НАТО в связи с планами вывода американских войск из Косово и Боснии. Предстоит выяснение отношений от­носительно Договора о противоракетной обороне и с Москвой. Но амбициозные планы "звездных войн" столкнутся в кон­грессе с глухой стеной демократов, кото­рые нехотя, из партийной солидарности с Клинтоном, поддерживали эту идею в усеченном виде.

Но в целом новая команда придержи­вается реалистического подхода, четкого определения приоритетов и более узко­го, чем у администрации Клинтона, тол­кования интересов национальной безо­пасности. Буш обещал, что США будут вести себя в мировых де­лах поскромнее и поосторожнее. В мировой политике и отношениях между Вашингтоном и Москвой начина­ется новый этап, который принесет нема­ло интересного и в целом имеет шансы принести больше плюсов, чем минусов.

Цель дипломного проекта по теме: «Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего)», рассмотреть внешнюю и внутреннюю политику США при правлении президента Джорджа Буша (младшего), в период с 1999 года по настоящее время.

Речь идет о личности нынешнего президента США Дж. Буша-младшего. Если внимательно приглядеться к ней, то возникают очень тревожные ассоциации и параллели. При более близком знакомстве с моральной, иде­ологической и политической мотиваци­ей главы Белого дома становится тре­вожно за Америку и за всех нас. Кто принима­ет решения в Белом доме - политик, стоящий во главе самой мощной в во­енном отношении державы мира, то есть человек, сознающий свою меру от­ветственности за каждый свой шаг, или же проповедник, постоянно апеллирую­щий к воле Господа?

Конкретные факты заставляют серьезно задуматься о глу­бинных мотивах современной полити­ки американской администрации, кото­рая под вполне осязаемые геополити­ческие и экономические интересы США пытается подложить некие мифологизи­рованные формулы.

Актуальность темы. В связи с этим, актуальность темы исследования определяется тем, что одним из главных направлений формирования государственности в современных условиях является оптимизация правового положения статуса Президента. Все это требует особой упорядоченности деятельности Президента, который традиционно остается главным лицом страны, ответственным за все, что в ней делается. Как все мы знаем, победа Буша-младшего на выборах имела крайне сомни­тельный характер. Возможно, дело не обошлось без пресловутого «админист­ративного ресурса» губернатора Флори­ды, его родного брата Джеба. Но ясно, что ос­новной частью электората, проголосо­вавшего за Буша, была «одноэтажная Америка», «моральное большинство» (теперь уже не демографическое боль­шинство), то есть провинциальная хри­стианская Америка, представляющая со­бой оплот того, с чем прежде ассоции­ровался правящий класс этой страны и что передается аббревиатурой WASP (белый, англосакс, протестант).

Именно эти уходящие в прошлое социальные и политические слои дали решающее сражение той Америке, ко­торую олицетворяла эпоха Клинтона: открытость США внешнему миру, массированная иммиграция, выход на первый план интересов этнических меньшинств, широкие социальные программы, равнодушие к религии, глобализация, виртуальная экономика, массовые спекуляции на рынке ценных бумаг и т. д.

По этим и ряду других причин но­вый хозяин Белого дома постоянно апеллирует к главному моральному критерию своей социальной базы - воле гос­подней. Сегодня Белый дом больше напоми­нает религиозное учреждение. Уже ре­гулярным ритуалом стала совместная молитва всех членов кабинета по просьбе президента. На несколько ми­нут все склоняют головы в молитве. Более того, в Белом доме регулярно проходят чтения лекций на библейские и евангельские темы. Формально ник­то из сотрудников Белого дома не обя­зан посещать их, но в то же время спе­циальные ответственные регистрируют, кто посещает. Надо отметить, что Белый дом не впервые апеллирует к религии, и в этом нет ничего странного. Известным праведником считался Дж. Картер. Но от его искренней моральности, по крайней мере, была конк­ретная польза: со стороны общества был усилен контроль за ФБР и ЦРУ, ко­торые временно прекратили свои «амо­ральные», как считал Картер, спецопе­рации (то есть политические убийства, заговоры, свержения иностранных пра­вительств и т. д.). Его сменил Р. Рей­ган, чье религиозное рвение уравнове­шивалось прирожденным политическим оппортунизмом и ренегатством. Имен­но Рейган вполне в библейском духе провозгласил СССР «империей зла», а Америку - средоточием добрых сил. Ис­тория США знает и президента В. Виль­сона, которому пришлось возглавлять страну в эпоху Первой мировой войны. Своими рассуждениями во время Вер­сальской конференции о богоизбранной роли Америки он настолько шокировал европейских политиков, что французс­кому премьеру Жоржу Клемансо при­шлось даже одернуть его.

11 сентября произошло «второе перерождение» Дж. Буша-младшего. Из слабого провинциального политика, не имевшего ясной цели, окруженного более умными и образованными совет­никами, Буш моментально превратил­ся в сильного лиде­ра, который теперь уже диктует дру­гим, что следует делать. Фактически события 11 сентября придали его жиз­ни и его политической карьере смысл и цель. Уже вскоре после трагедии у Буша стали проявляться мессианские черты понимания своей политической миссии: в феврале 2002 года он про­возглашает о существовании так назы­ваемой «оси зла». Все это стало наво­дить европейских политиков на мысль, что они имеют дело с новым Рейганом, что Буш опирается на картину мира, в которой все предель­но просто: или ты друг, или враг.

В настоящее время вся морально-религиозная аргументация Белого дома используется для оправдания операции против Ирака. При этом она носит очень двусмысленный харак­тер и нацелена по уровню своей логики, прежде всего на «моральное боль­шинство». Вначале приводятся паралле­ли между С. Хусейном и бен Ладеном. Затем утверждается, что Саддам распо­лагает оружием массового поражения. Далее приводятся последние и важней­шие аргументы: операция в Ираке не­обходима, во-первых, чтобы сохранить нефтяные ресурсы Ближнего Востока для национальных интересов США; во-вторых, избавить иракский народ и весь ближневосточный регион от диктатуры, «тирании» Хусейна. Какие бы обоснования ни выдвигались в качестве аргументов войны США с Ираком, одно обстоятельство остается все-таки преобладающим, поскольку именно оно лишено всякого полити­ческого и экономического смысла и строится исключительно на эмоциональном уровне. Обстоятельство это связано с тем, что Саддам Хусейн - персональный враг клана Бушей. В политику, как это уже было не раз в истории, вторгается пресловутый фактор «роли личности в истории»

В настоящее время нарастает «мо­ральная» поддержка Белому дому со стороны христианских фундамента­листских организаций в поддержку войны против Ирака, что крупномасштабная война на Ближнем Востоке - их последний шанс войти в историю.

Мы ста­ли свидетелями очередной аван­тюры одержимых мессианскими идея­ми американских правых фундамента­листов, за которыми, впрочем, стоят вполне прагматичные экономические интересы. «Христианская» Америка провела еще одну войну, и ее при этом не останавливают ни мораль­ные соображения, ни воспоминания о Вьетнаме и других авантюрах

Краткий обзор степени разработанности темы позволяет сделать следующие выводы: несмотря на достаточно большое количество публикаций по данным вопросам, пока отсутствует концептуальная модель формирования экологической культуры, что не дает возможности перевести философские понятия на операциональный уровень, определить показатели и критерии, позволяющие оценить состояние экологического образования и воспитания.

Степень научной разработанности проблемы.

Институт президентуры имеет самые различные аспекты научного осмысления. Отдельные из них уже были предметом исследования или затронуты в трудах А. Сахарова[3] Зб. Бзежинского и др.

Методологической основой работы являются научные принципы историко-культурологического познания: объективность, историзм, системность, всесторонность; общенаучные принципы системного, комплексного анализа общественных явлений, многопланового, цивилизационного подхода ко всей совокупности объективных и субъективных факторов развития общества. Немалую ценность в этом отношении представляют труды классиков философской и культурологической мысли, публикации зарубежных и отечественных современных ученых, исследования философов, историков, социологов, специалистов в области психологии, философской и исторической антропологии. Они составили общетеоретическую основу научного анализа и обобщения в сфере взаимодействия «человек–общество–природа».

Методологическую и теоретическую основу исследования составляют труды отечественных и зарубежных ученых, имеющих отношение к истории и теории становления и развития президентской власти в мире. В работе широко использовался сравнительный метод, а также исторический, системный, ценностно-нормативные подходы. Теоретической основой исследования выступают общепринятые требования правового государства, а также сложившиеся в юридической науке представления о разделении властей.

Использовались различные методы междисциплинарных исследований: культурологический, исторический, логический, классификационный, хронологический, синхронный и проблемный принципы.

Научная новизна и теоретическая значимость

Элементы новизны содержатся в определении основных тенденций развития деятельности внешней политики администрации Джорджа Буша младшего. Научная новизна исследования определяется как выбором темы, так и подходом к ее освещению. Происходящие в стране глубокие реформы, социальный динамизм ставят проблемы, неизвестные ранее юридической науке, повышая требования к их академической разработке. В работе впервые всесторонне анализируются природа президентской власти с позиции требований правового государства, критически оцениваются некоторые представления, сложившиеся в нашей стране о статусе президентской власти, предлагаются меры, необходимые, для совершенствования законодательства о правовом статусе Президента Республики Казахстан.

Практическое значение исследования состоит в том, что выдвинутые в нем положения и их аргументация могут быть использованы в деятельности государственных и общественных организаций при разработке политики, в учебно-воспитательной работе.

Структура дипломной работы состоит из введение, трех глав, заключение и список использованной литературы.

Во «Введении» обосновывается выбор темы дипломной работы: «Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего)», ее актуальность, показано состояние научной разработанности проблемы, формируется цель и задачи исследования, определяется новизна исследования, раскрывается значимость работы.

В главе I. «Штрихи к политическому портрету Джорджа У. Буша» раскрываются вопросы: Биография Дж. Буша. Первый интерес к миру политики. ; Предвыборная компания Дж. Буша. Приход к власти. ; Политические концепции Дж. Буша.

Глава II. «Контуры внешней политики США.» посвящена: Бизнес – плану Буша: прорыв или авантюра. ; Внутриполитическим разногласиям США Дж. Буш и европейцы.; Президенту Бушу и парадоксам консерватизма

В главе III. «Внешнеполитическая стратегия США»., освещаются вопросы : Проблем обновления американо-российских отношений.,; Политическое вмешательство в Ирак; Внешнеполитические связи с Казахстаном.

В Заключении подводятся общие итоги исследования.


Глава I. Штрихи к политическому портрету Джорджа У. Буша 1.1.Биография Дж. Буша. Первый интерес к миру политики.

Джордж Буш стал вторым в истории США сыном президента, который сам возгла­вил Белый дом.

По иронии судьбы выборы Джона Куин­си Адамса, сына второго президента США Джона Адамса, тоже сопровождались скан­далом. В 1824 году палата представителей в результате закулисной сделки избрала его под крики возмущенных избирателей: "Нас ограбили!" Тогда Адаме по итогам выборов уступил будущему выдающемуся президен­ту страны генералу Эндрю Джексону по го­лосам и выборщиков, и избирателей.[4]

Семья Бушей очень не любит, когда ее называют династией. Но никуда не де­нешься: по линии матери 43-го прези­дента, бывшей первой леди Барбары Буш, генеалогия восходит к 14-му прези­денту CШA Франклину Пирсу, а дед из­бранного президента по отцу Прескотт Буш Оул сенатором и другом президента Дуайта Эйзенхауэра. Такого, чтобы один сын президента сам стал главой Белого дома, а другой - губернатором крупного штата, еще не было в истории Америки.

Нам придется отказаться от дурной привычки называть старшего отпрыска сорок первого президента США Бушем-младшим, поскольку так принято говорить лишь при полном совпадении имени фа­милии. Отца же величают Джорджем Гер­бертом Уокером Бушем (George Herbert Walker Bush), а сына - Джорджем Уокером Бушем, или в обиходе просто У. Кстати, со­перник У на выборах в конгресс презри­тельно обзывал его Бушем-младшим.

Джорджа У. Буша правильнее было бы называть Джорджем Вторым, или по вос­ходящей чуть ли не к допетровским вре­менам традиции произносить на немец­кий лад имена зарубежных царствующих особ - Георгом Вторым.

Будущий президент родился 6 июля 1946 года в семье героя Второй мировой войны, воевавшего на Тихом океане в мор­ской авиации. Его отец тогда был студен­том элитного Йельского университета, а, получив диплом, в 1948 году переехал в Техас в поисках счастья в нефтяном биз­несе. Детство 43-го президента прошло в пыльном местечке Мидленд на бывшем Диком Западе - на самом краю Техаса у границы с Нью-Мексико и Колорадо. Туда же он вернулся в 1975 году искать золотую нефтеносную жилу. Но, как и Советский Союз, Буш стал жертвой катастрофиче­ского падения цен на нефть, и лишь бла­годаря связям ему удалось в 1986 году продать убыточную фирму. В Мидленде он обрел супругу - школьного библиотекаря Лору - и большинство закадычных друзей. Если не считать нью-йоркского энтузиаста Теодора Рузвельта, проведшего несколь­ко лет на Дальнем Западе, и техасца Лин-дона Джонсона, в истории США не было президента, столь тесно связанного с этим романтическим краем[5].

Несмотря на учебу в Йельском уни­верситете и знаменитой Гарвардской школе бизнеса, Джордж остался верен техасским корням, отличаясь простотой, общительностью и отзывчивостью. В нау­ках он не блистал, но прославился как предводитель спортивных состязаний, попоек и вызывающих выходок.

В студенческие годы У не питал ника­кого интереса к политике и оставался в стороне от бунтарей 60-х годов. Он твер­до держал сторону поддерживавшего вьетнамскую войну отца, хотя в конечном счете тоже разочаровался в ней. ; Тем не менее Буш работал в выборных командах нескольких кандидатов в кон­гресс. В 1988-м выполнял заметную роль судебного пристава, обеспечивавшего лояльность сотрудников успешной прези­дентской кампании отца. Тогда У впервые стал серьезно подумывать о политиче­ской карьере, но друзья уговорили его сначала обеспечить свое финансовое бу­дущее и завоевать популярность в роли хозяина бейсбольной команды Далласа.

В 1994 и 1998 годах Буш был избран на пост губернатора Техаса, который по своему экономическому потенциалу за­нимает 11-е место в мире среди госу­дарств. В первой ожесточенной выбор­ной схватке вопреки вспыльчивому хара­ктеру он проявил необычайную дисциплинированность и хладнокровие.

На посту губернатора У заработал ре­путацию честного и прямого лидера, проявившего здравый смысл, желание и умение работать на двухпартийной осно­ве. Его стремительная политическая карьера, которая началась всего шесть лет тому назад, продемонстрировала хо­рошую политическую интуицию, способ­ность принимать стратегические реше­ния и методично, упорно, даже прямоли­нейно, без присущих Клинтону тактических кружев и обольщений, доби­ваться намеченной цели.

1.2. Предвыборная компания Дж. Буша. Приход к власти.

7 ноября 1999 г. в США[6] состоялись очередные президент­ские выборы. Одновременно прошли выборы в Конгресс США, легислатуры законодательные собрания штатов, были избраны губернаторы в 36 штатах, а также мэры многих крупных городов США и другие выборные лица на местах. Число членов палаты представителей, зафиксированное законом в 1912 г., с тех пор не изменилось. В настоящее время каждый из них представляет около 520 тыс. избирателей. Согласно Конституции США, штат должен быть представлен в палате по меньшей мере одним человеком. Кроме того, в ее состав входят пять представителей, не имеющих права голоса: от Пу­эрто-Рико, Федерального округа Колумбия, острова Гуам, Виргинских ост­ровов и американского Самоа. Для избрания в палату представителей Кон­ституцией США установлен возрастной ценз в 25 лет и 7-летний срок гражданства. Члены палаты представителей избираются на два года и мо­гут переизбираться неограниченное число раз.

Для сенаторов, которые избираются на шесть лет, возрастной ценз -30 лет и 9-летний срок американского гражданства. Каждые два года пере­избирается только одна треть сената.

Кампания по выборам президента начинается в США задолго до самих выборов. Летом 1999 г. о своих планах занять место в Белом доме заявил Джордж У. Буш.

Впервые с далекого 1888 года пре­зидент гипердержавы определил­ся лишь через пять недель после выборов. В водоворот многочис­ленных судебных исков и пересчетов го­лосов попали местные судьи и избира­тельные комитеты графств, Верховный суд и законодательное собрание Флори­ды и, наконец, Верховный суд США, при­нявший решение об отмене дальнейшего ручного пересчета голосов.

Вечером 13 декабря кандидат демо­кратов вице-президент США Альберт Гор в теле обращении к нации признал Джор­джа У. Буша избранным президен­том США.

Американская политическая и госу­дарственная система выдержала серьез­ное испытание на прочность. Но победа досталась дорогой ценой.

Политический скандал, балансиро­вавший на грани конституционного кризиса, вызвал небывалый накал страстей, поставил под сомнение легитимность но­вого главы Белого дома и притушил оре­ол американской демократии. Создавше­еся в результате последних выборов рав­новесие сил в конгрессе усугубило реальную угрозу политического клинча на весь четырехлетний срок Буша.

«В 60 - 70-х годах я своими глазами ви­дел, что такое настоящий раскол Амери­ки. Видел, как люто ненавидели друг дру­га противники и сторонники войны во Вьетнаме, молодые бунтари и стопро­центные американцы, как разъедали страну бунты в негритянских гетто и уо­тергейтское дело, завершившееся един­ственным в истории страны позорным от­речением США президента Ричарда Ник­сона, какую растерянность и стыд вызвало бегство американских диплома­тов и военных из Сайгона в 1975 году. То была настоящая "холодная" гражданская война, самый крупный после Граждан­ской войны раскол общества. Ничего подобного сейчас в Амери­ке нет"»[7].

Наоборот, в условиях небывалого эко­номического бума девять из десяти амери­канцев чувствуют себя лучше, чем когда-либо за последние 40 лет. Еще до выборов треть избирателей говорила, что не видит большой разницы между кандидатами, ко­торые придерживаются центристских по­зиций - умеренно-консервативной респуб­ликанской и умеренно-либеральной демо­кратической. А после выборов большинство избирателей, особенно го­лосовавших за Гора, готово было принять любого кандидата лишь бы покончить с неопределенностью и опостылевшими су­дебными тяжбами.

Раскол, а точнее воцарение духа большевистской нетерпимости, про­изошел в политическом истеблишменте. В добрые старые времена соблюдались неписаные джентльменские правила и в конгрессе, и в его отношениях с Белым домом, в солидной печати. Но те времена давно канули в Лету.

Настоящая "холодная война" на Капи­толийском холме и между конгрессом и Белым домом разразилась после неожи­данной победы на президентских выборах арканзасского выскочки Билла Клинтона (проигравший ему Буш-отец как-то в сердцах назвал Клинтона и Гора двумя не­отесанными чурбанами). Уже в первые месяцы его президентства началось рас­следование уайтуотерского и других дел. В 1994 году демократы потерпели сокру­шительное поражение на выборах в кон­гресс, впервые с 1953 года уступив рес­публиканцам обе палаты конгресса.

К нему относятся назначенные впервые в исто­рии госсекретарем и помощником прези­дента по национальной безопасности чернокожие - бывший глава Объединенно­го комитета начальников штабов Колин

В годы "холодной войны" в психологии американцев закрепился устойчивый стереотип о повышенной уязвимости и опасности двоецарствия - переходного периода между выборами президента в начале ноября и инаугурацией 20 января следующего года. В это время действу­ющий президент становится хромой ут­кой, то есть полуимпотентом, а избран­ный глава Белого дома не допускается до руля управления на пушечный выст­рел. Некоторых наиболее нервных аме­риканских стратегов даже посещала бе­зумная мысль в духе доктора Стрейн-джлава о внезапном ракетно-ядерном нападении СССР на США или масси­рованном прорыве совет­ских танков в ФРГ.

Неопределенность пя­тинедельного троецарствия внесла дополнитель­ную нервозность, а уко­роченный наполовину переходный срок услож­нил возможности для ад­министрации Буша хоро­шо подготовиться и сразу более или менее уверенно взять в руки штурвал внешней политики. Не ис­ключено, что Буш, дабы убедить себя, Америку и мир, что гипердержава не ослабла, может слегка по­играть мускулами, нанести болезненные уколы по самолюбию некоторых стран. Это касается прежде всего Ирака, но так­же и Китая по вопросу о Тайване, союзни­ков по НАТО в связи с планами вывода американских войск из Косово и Боснии. Предстоит выяснение отношений от­носительно Договора о противоракетной обороне и с Москвой. Но амбициозные планы "звездных войн" столкнутся в кон­грессе с глухой стеной демократов, кото­рые нехотя, из партийной солидарности с Клинтоном, поддерживали эту идею в усеченном виде.

Но в целом новая команда придержи­вается реалистического подхода, четкого определения приоритетов и более узко­го, чем у администрации Клинтона, тол­кования интересов национальной безо­пасности, у нее меньше чешутся руки применять военную силу. Буш обещал, что США будут вести себя в мировых де­лах поскромнее и поосторожнее.

Республиканцы-интернационалисты (в смысле отказа от изоляционизма) в от­личие от демократов стремятся во внут­ренних делах свести роль государства к необходимому минимуму, но в междуна­родных отношениях действуют в духе равновесия сил и высших интересов го­сударства, сформулированных кардина­лом Ришелье еще в XVII веке.

Видимо, Владимиру Путину будет легко говорить с Джорджем Бушем как государственнику с государственником и понимать логику его дипломатии.

В своей первой речи по случаю назна­чения на пост госсекретаря США Пауэлл заявил о готовности работать вместе с Россией и Китаем. Однако впервые после развала СССР он обозначил их как иду­щие своим путем страны, которые уже не считаются потенциальными противника­ми, но и не доросли до уровня стратеги­ческих партнеров.

В мировой политике и отношениях между Вашингтоном и Москвой начина­ется новый этап, который принесет нема­ло интересного и в целом имеет шансы принести больше плюсов, чем минусов. Главное - не торопиться с выводами. Задача дипломного проекта рассмотреть все внешние и внутренние политику США при правлении президента Дж. Буша.

Губернатор Техаса Джордж У. Буш, сын экс-президента Джорджа Буша, новая политическая звезда Республиканской партии. На протяжении полугода он лидировал в списке претендентов на пост президента в 2000 г.

Интерес к личности Дж. Буша-младшего, которого в последние месяцы со­провождают репортеры, фиксирующие не только каждое его интервью, но и самые банальные его высказывания, вполне объясним. После ухода с полити­ческой сцены Р. Рейгана в рядах "Великой старой партии" (Great Old Party) наблюдается явный дефицит популярных харизматических лидеров. На выборах 1992 г. республиканцы потеряли Белый дом, политическая инициатива пе­решла в руки демократов "новой волны" - представителей послевоенного по­коления[8].

Появление кандидата-республиканца, который по рейтингам популярности опережает не только своих коллег по партии, но и вице-президента А. Гора — главного претендента демократов в 2000 г., вызвало неоднозначную реакцию в мире американской большой политики. Сторонники республиканцев видят в нем спасителя партии, который положит конец внутрипартийным распрям и вернет им Белый дом, партийные функционеры демократов отслеживают каж­дый шаг губернатора, ищут уязвимые для критики пункты платформы, а по­литологи подробно анализируют политический феномен Дж. У.Буша.

Подготовка к предвыборной кампании 2000 г. началась необычно рано, и сразу же определился круг потенциальных претендентов на пост президента. У демократов этот вопрос уже фактически решен, поскольку вице-президент А. Гор официально объявил о намерении участвовать в президентской гонке. Его единственным соперником является бывший сенатор от штата Нью-Джер­си Б. Брэдли, у которого нет реальных шансов добиться выдвижения на Нацио­нальном съезде Демократической партии летом следующего года.

Иная ситуация сложилась в Республиканской партии. В ее обойме десять претендентов. Это - Дж. У.Буш, Э. Доул[9] , жена бывшего сенатора Р. Доула и в недавнем прошлом президент американского Красного Креста, сенаторы Дж. Маккейн - (Аризона), Дж. Кейсик (Огайо), О. Хэтч (Юта), бывший вице-пре­зидент Д. Куэйл, бывший губернатор штата Теннесси Л. Александер, консерва­тивный телекомментатор П. Бьюкенен, газетный магнат С. Форбс, консерватив­ный деятель Г. Бауэр.

Многие претенденты, в том числе Д. Куэйл, Л. Александер, С. Форбс, П. Бью­кенен, уже не впервые принимают участие в президентском марафоне. И для них речь идет не столько о достижении реального результата, сколько о стремлении поддержать свой имидж и сохранить место в республиканском по­литическом истеблишменте. Ну, а бесспорный фаворит - Дж. У.Буш.

Многие надежды связываются и со стилем работы президента АФТ-КПП Дрсона Суини, возглавившего профсоюзное движение США в 1995 г. Он не раз заявлял, что главная цель его деятельности - увеличение охвата профсо­юзным движением американских трудящихся. Как отмечается на страницах профсоюзной прессы, благодаря Суини среди лидеров "юнионизированных" предприятий впервые за долгие годы появилась уверенность в том, что судь­ба профсоюзного движения зависит от них самих, а не от тех, кто "контролирует Белый дом или Конгресс"[10].

Пока рано делать выводы, в какие конкретно формы выльются взаимоот­ношения между новой президентской администрацией и лидерами профсоюз­ного движения: на сегодняшний день в области трудовых отношений про­изошло еще не так много изменений. Однако уже первые шаги администра­ции наводят на мысль, что в ближайшем будущем эта сфера претерпит весь­ма серьезную трансформацию. Непростая ситуация, сложившаяся в профсо­юзном движении, которое выходит на качественно новый этап своего разви­тия, свидетельствует о значительных структурных переменах, которые долж­ны очень скоро затронуть многие стороны американской общественно-политической и экономической жизни, в том числе и трудовые отношения.

1.3. Политические концепции Дж. Буша.

Пожалуй, ни в чем так не проявился консерватизм, и даже жесткость аме­риканского президента, как во внешнеполитической сфере. Редко выезжавший ранее за рубеж и не обладающий знанием внешнего мира, проявлявший в пе­риод избирательной кампании скептицизм относительно вовлеченности США в международные конфликты и участия их в международных организациях, Буш принял на себя миссию быть руководителем супердержавы, претендую­щей на роль единственного мирового лидера.

Внешнеполитические проблемы уже давно (а точнее - с 1968 г.)[11] не являют­ся центральными в президентских избирательных кампаниях. После 1992 г. они перестали существенно влиять и на исход выборов. Причина этого в зна­чительной степени связана с распадом СССР и окончанием холодной войны, формирующийся новый мировой порядок, одна из главных характеристик ко­торого - процессы глобализации, несет с собой не меньше проблем; параметры их в значительной степени уже заданы.

Как администрация президента, не приемлющего внешнюю политику сво­его предшественника, на практике будет осуществлять американскую роль в мире, каким образом она намерена отстаивать интересы своей страны? Вос­пользуется ли она, хотя бы отчасти, теми рамками интервенционистских под­ходов, в которых действовали (не всегда, правда, успешно) демократы, или предпочтет создавать свои?

Взятая на вооружение нынешней американской администрацией доктрина превосходства собственных национальных интересов предусматривает более реалистичный, рациональный и прагматичный взгляд на мировые процессы, который неизбежно при реализации его на практике предполагает тактику односторонних действий. Она в свою очередь порождает недовольство других заинтересованных сторон, способное вылиться в конфликты различного рода.

Примером такого рода и является намерение республиканской админист­рации реанимировать идею Рейгана и создать национальную противоракетную оборону (НПРО) для защиты США от так называемых государств-"изгоев", в числе которых оказались Ирак, Иран и Северная Корея, представляющие, по мнению Белого дома реальную угрозу американским интересам и безопасно­сти. Многие в США считают, что исходящая от этих стран опасность настолько значительна, что ради противодействия ей страна может потратить десятки миллиардов долларов (по самым общим оценкам - 60 млрд. долл.) и рисковать отношениями с Россией, Китаем и даже со своими европейскими союзниками. Реализация этих планов неизбежно приведет к выходу из заключенного в 1972 г. советско-американского Договора по ПРО, который, по утверждению Буша, не учитывает сегодняшних мировых реалий и не позволяет Америке разрабатывать многообещающую технологию.

Как и ожидалось, реакция в мире на этот шаг оказалась неоднозначной. Из европейских стран только Англия поддержала идею НПРО; ФРГ и Франция заняли достаточно сдержанную позицию. Особенно осложнились в связи с этим отношения Соединенных Штатов с Россией, Китаем, которые считают Договор по ПРО неотъемлемой составной частью системы международной безопасности и важным элементом длительного процесса разоружения. И хотя Буш, высту­пая 1 мая 2001 г. в Вашингтонском университете национальной обороны, зая­вил о том, что в решении этого вопроса США не намерены идти на односто­ронние шаги и будут вести консультации со всеми заинтересованными сторо­нами, возникшая проблема порождает общую напряженность.

Несмотря на то, что внешняя политика новой администрации находится пока еще в стадии формирования, уже сейчас вполне очевидна ее неоизоля­ционистская направленность. Об этом свидетельствует курс на уменьшение масштабов внешнего военного присутствия, стремление к сокращению воинского контингента и военных баз США за рубежом, в частности намерение вы­вести американские войска с Синая, следуя линии на ограничение своей роли в процессе ближневосточного урегулирования.

Внешнеполитический курс республиканской- администрации уже успел по­родить немалые проблемы в современном мире. Обеспокоенность вызывает, прежде всего, ужесточение американской позиции в отношении России, Ирака и Северной Кореи, а также то, что США, несмотря на неоднократные заявле­ния Буша о намерении строить конструктивное сотрудничество с Китаем, вос­принимает его все же, как вероятного противника.

Инцидент с американским разведывательным самолетом, столкнувшимся во время воздушного облета территории КНР с китайским истребителем; при­нятое Вашингтоном 24 апреля 2001 г. решение о продаже Тайваню партии оружия, включающей в себя эсминцы класса "Kidd", самолеты радиоэлектрон­ной разведки и подводные лодки[12], а также намерение США продолжать по­ставки вооружений и оборонных технологий в эту страну привели к наиболее сложному американо-китайскому конфликту за многие годы. Он, собственно говоря, и стал первой серьезной проверкой Буша на внешнеполитическую прочность.

Далеко не лучшим образом у новой администрации складываются и отно­шения с Россией. Планы администрации по созданию НПРО и пересмотру До­говора по ПРО, ее намерение радикально урезать финансирование программы помощи России в сокращении и обеспечении безопасного хранения ядерных вооружений и материалов, демарши Белого дома с высылкой из Соединенных Штатов обвиненных в шпионаже российских дипломатов, визит в США одного из руководителей чеченских сепаратистов И. Ахмадова, затягивание первой ознакомительной встречи Буша с президентом России В. В.Путиным - всё это наводит на мысль о возрождении в Вашингтоне, казалось бы забытых многи­ми, старых подходов, господствовавших там еще при Рейгане и первом прези­денте Буше. Как представляется, попытки США применять в отношениях с нашей страной рецепты вчерашнего дня свидетельствуют скорее не о втором издании холодной войны, как уже успели заявить некоторые эксперты, а о стремлении республиканцев положить конец эре идеализма, нерациональным отношениям, сложившимся между Клинтоном и Ельциным; заставить нынеш­ние российские власти обратить более пристальное внимание на ситуацию внутри собственной страны и проявить максимум усилий для решения слож­ных и многочисленных проблем России, ее действительного, а не мнимого ре­формирования. Следует учесть и еще одно обстоятельство. Распад СССР и устанавливаю­щийся, новый международный порядок привели к тому, что (в силу очевидной несопоставимости современных Соединенных Штатов и новой России, в силу того, что ей так и не удалось заменить собою Советский Союз) российско-американским отношениям не суждено было стать той центральной осью ми­ровой политики, которой являлись отношения между двумя супердержавами. Именно это значительно отодвинуло нашу страну в общем списке внешнеполи­тических приоритетов новой республиканской администрации.

Как же американское общество реагирует на деятельность новой админи­страции, какие оценки оно дает ей? Хотя многие аналитики и предсказывали, что Буша ожидает самый низкий президентский рейтинг за последние полве­ка факты свидетельствуют об обратном. В течение трех месяцев после инау­гурации от 52 до 63% опрошенных одобряли деятельность нынешнего прези­дента на своем посту, что выше рейтингов президентов Буша и Клинтона в первые сто дней их пребывания у власти, но ниже, чем у Рейгана в 1981 г. Рейтинг Буша стал расти особенно в конце марта. 58% респондентов (55% - в феврале) одобрили то, как он исполняет свои обязанности. Вместе с тем рас­тет и оппозиция: 33% (в феврале - 23%)[13] были недовольны деятельностью пре­зидента. Только лишь 50% американцев одобряет деятельность президента по руководству экономикой, 62% согласны с тем, как Белый дом строит отноше­ния с другими государствами.

В целом же для американского общества характерны смешанные настрое­ния: скептицизм относительно налоговых предложений во многом можно объ­яснить тем, что сокращение налогов не входит в число главных приоритетов для многих американцев, которые более обеспокоены проблемами образования, защиты окружающей среды, социального обеспечения. Большинство из них против открыто прокорпоративистской направленности политики Белого дома, Например, 61% опрошенных считают, что Буш больше заботится о защите корпораций, чем об "обычном рабочем человеке". Так думать помогают крити­ки президента, утверждающие, что новые налоговые предложения принесут выгоду верхушке американского общества, а ослабление экологических норм инициировано большим бизнесом. В конце апреля ситуация ненамного измени­лась: 63% американцев одобряли деятельность Буша на посту президента. Причем три из пяти опрошенных считали, что он заботится больше о защите крупного бизнеса, чем о простом народе; 68% полагали, что у нового президен­та есть ясное видение будущего, но только 47% были уверены в том, что Буш понимает проблемы простого человека[14]. Многие американцы всерьез сомнева­ются в способности республиканской администрации сохранить в дальнейшем бюджетный профицит, который может быть сведен на нет налоговыми сокра­щениями и увеличением расходов на внутренние программы. По данным опро­сов, проводимых газетой "Вашингтон пост" совместно с корпорацией "Эй-би-си", семь из десяти опрошенных считают нереалистичным прогноз админист­рации относительно суммы бюджетного профицита в 5,6 трлн. долл. в бли­жайшие десять лет. Хотя нынешний Белый дом упорно утверждает, что экономический спад начался еще при Клинтоне, опросы показывают, что многие американцы свя­зывают его начало все-таки с президентом Бушем. Действительно, в последние годы администрации Клинтона американская экономика была на подъеме, а рейтинг президента никогда не опускался ниже 70%[15].

Глава II. Контуры внешней политики США. 2.1. Бизнес – план Буша: прорыв или авантюра.

За состоянием американской экономики, активно влияющей на мировую, бдительно следит вся планета, в том числе россияне, проявляющие к колеба­ниям доллара не меньший интерес, чем к давнему национальному увлече­нию - сводке погоды. Кухня же погоды в экономике США во многом будет зависеть от судьбы инициатив, с которыми 7 января 2003 г. выступил Джордж Буш[16].

План стимулирования экономи­ки, объявленный президентом, по мнению аналитиков, столь же смел, сколько противоречив. Либо он выведет экономику на новые рубе­жи, либо приведет к всплеску соци­альных конфликтов в США, сделав богатых еще богаче, а бедных беднее. Смелость Буша поразила Америку.

Впервые с тех пор, как Авраам Лин­кольн ввел подоходный налог для фи­нансирования Гражданской войны, президент посягнул на один из фунда­ментальных принципов налогообло­жения. «Налоговая система в США ба­зируется на двух принципах, обеспе­чивающих ее справедливость, — пи­шет журнал «Бизнес уик»[17]. — Они за­ключаются в том, что богатым устана­вливается более высокая ставка нало­гов, чем бедным, и ни одна форма до­хода — зарплата, дивиденды, процен­ты с капитала — не исключается из налогообложения». Буш же предложил полностью ликвидировать федераль­ный налог на дивиденды с корпора­тивных ценных бумаг, вызвав в стране бурю. На такой шаг не осмелился да­же такой ярый борец с налогами, как Рональд Рейган.

План был обнародован в день нача­ла работы конгресса США 108-го со­зыва. Тем самым было определено ос­новное направление политических де­батов в экономической сфере с прице­лом на президентские выборы, кото­рые пройдут в 2004 году. Сразу же возобновились давнишние острые споры вокруг того, что делать с вялой эконо­микой в условиях роста дефицита фе­дерального бюджета, нестабильности финансовых рынков, повышенной ме­ждународной напряженности и шат­кого потребительского доверия.

Американская экономика, не успев оправиться от последствий терактов 11 сентября, оказалась перед лицом но­вых серьезных» испытаний. Каждый день приносит сообщения о масштаб­ных увольнениях в крупных американ­ских компаниях и давлении админист­рации предприятий на рабочих с целью добиться согласия на снижение заработной платы из-за сокращения корпоративных доходов. Лихорадит финансовые рынки, безработица дос­тигла 6 процентов. Едва выйдя из по­лосы спада, экономика никак не мо­жет набрать темпы роста, необходи­мые для стабилизации. И все это в ус­ловиях войны, которую ведут США против терроризма, и нагнетания Ва­шингтоном обстановки вокруг Ирака. Да и ситуация с КНДР не добавляет уверенности в завтрашнем дне.

Еще в прошлом году стало очевидно, что традиционными методами подстегнуть экономический рост невозможно. Федеральная резервная система, вы­полняющая в США роль Центрально­го банка, в 2001 году 11 раз понижала учетную ставку банковского кредита в надежде оживить экономику. Базисная ставка межбанковских кредитов была доведена до 1,75 процента — самого низкого уровня за последние 40 лет. В минувшем году ФРС не стала прибе­гать к этому средству регулирования. По общему мнению, пришла пора прибегнуть к налогово-бюджетным ме­тодам для активизации экономики.

Это понимают и в Белом доме. Вы­ступая в Чикагском экономическом клубе, Буш предложил амбициозную программу оздоровления экономики, основной смысл которой сводится к резким налоговым сокращениям на долгосрочную перспективу. В течение 10 лет поступления в государственную казну сократятся на 674 миллиарда долларов. Помимо ликвидации феде­рального налога на дивиденды с кор­поративных ценных бумаг, выплачи­ваемых частным инвесторам, програм­ма предусматривает возможность для семей, имеющих на то право, списы­вать с налогов тысячу долларов, а не 600, как ранее, по уходу за ребенком. Принятый в 2001 году закон о сокра­щении ставки подоходного налога примерно на 2 процента предполага­лось ввести в действие в период с 2004 по 2006 год, однако он стал приме­няться уже в нынешнем январе[18].

Кроме того, предусматривается опу­стить в тот же срок налоговый «пото­лок» с 38,6 до 35 процентов для людей с самыми большими доходами, а так­же расширить категорию налогопла­тельщиков, доходы которых подпада­ют под самый низкий налог — 10 про­центов. Среди других мер, включен­ных в бизнес-план Буша, — оказание финансового содействия безработным в поиске работы и поощрение руково­дителей малого бизнеса с целью сти­мулирования инвестиций в обновле­ние производственных фондов.

Снижение налогов — одна из основ­ных идей всей экономической поли­тики Буша. Это важнейший элемент «рейганомики», которую нынешний хозяин Белого дома пытается возро­дить, несколько видоизменив ее. С на­чала своего президентства он выступал уже с четырьмя инициативами в этой области.

Ближайшая цель — подтолкнуть экономику к более энергичному росту благодаря тому, что богатые слои на­селения в результате снижения нало­гов получат дополнительные средства и, по идее, должны инвестировать их в производство, сферу услуг и фондовые рынки. В долгосрочной перспективе предлагаемые меры должны вообще изменить систему налогообложения, причем столь глубоко, чтобы в будущем законодателям было бы очень трудно внести какие-либо поправки.

В теории все это должно привести к повышению потребительской, деловой и инвестиционной активности, а соот­ветственно оживить экономику, что поможет правительству наконец-то решить проблему бюджетного дефи­цита. Первым впечатляющим резуль­татом должно стать заметное сниже­ние в течение 1—2 лет уровня безрабо­тицы. По оценкам независимых экономистов, в 2003 году темпы роста американской экономики превысят 3 процента, и считается, что этого до­статочно для предотвращения роста безработицы и даже ее снижения[19].

Однако Джордж Буш не хочет испы­тывать судьбу, когда на горизонте ма­ячит кампания по переизбранию его в президенты. «Политика должна быть очень агрессивной в условиях хрупкой финансовой ситуации, и именно это было на уме у всех», — признал глав­ный экономист Белого дома Гленн Хаббард, имея в виду период разработ­ки плана стимулирования экономики.

В ходе его подготовки рассматривались несколько проектов, отличав­шихся по размерам ожидаемых затрат на его реализацию. Однако Буш в по­следний момент отверг советы более осторожных экспертов и остановил выбор на самом дорогом варианте. Сумма расходов оказалась в два раза больше той, к которой представители администрации заблаговременно гото­вили конгресс. Кстати, в этот послед­ний наиболее затратный проект и бы­ло включено радикальное положение о ликвидации налога на дивиденды с корпоративных ценных бумаг.

Как стало известно журналистам, Буша предупреждали, что этот шаг, как и весь колоссальный по объему пакет мер стимулирования экономи­ки, отвечающий в первую очередь интересам самых богатых американ­цев, может создать политическую проблему для администрации. Но президент отмел их предостережения и решил ввязаться в борьбу с оппо­нентами, сознательно пойдя на риск в преддверии предстоящих в ноябре 2004 года выборов.

По словам членов команды Буша, его выбор обусловлен двумя главными причинами. Во-первых, максималь­ный вариант обеспечит ему больше гибкости для маневра при обсуждении экономического проекта в конгрессе, который его партия контролирует при минимальном большинстве. Во-вто­рых, советники президента откровен­но признают, что столь смелый план должен продемонстрировать избирате­лям готовность Буша вплотную зани­маться решением экономических про­блем. Буш-младший явно учится на ошибках своего отца, который, доби­ваясь переизбрания на пост президен­та, проиграл демократу Биллу Клинто­ну в 1992 году. Слабая экономика су­мела разрушить поддержку старшего Буша со стороны населения, несмотря на то, что он одержал блестящую по­беду в Персидском заливе. И еще один принципиальный урок: надо успеть воспользоваться политическим капи­талом до того, как он улетучится.

Центральным и самым дорогостоя­щим пунктом плана Буша является ликвидация федерального налога на дивиденды, получаемые частными ин­весторами с корпоративных ценных бумаг. Казне она обойдется в 364 мил­лиарда долларов в течение 10 лет. Эко­номисты давно утверждали, что диви­денды подвергаются налогообложе­нию дважды: сначала на корпоратив­ном уровне, а затем на уровне самих владельцев акций.

2.2. Внутриполитические ра зногласия США Дж. Буш и европейцы.

Это - постоянно повторяющийся феномен: граждане Соединенных Штатов Америки избирают президентов, которые, как кажется европейцам, ни в малейшей степени не подходят для этой должности. Сначала был фермер из Джорджии, занимавшийся выращиванием арахиса, затем - бывший актер из Калифорнии, губернатор маленького и бедного штата Арканзас на Среднем Западе США и бывший губернатор Техаса, владевший некогда бейсбольной командой и занимавший официальный пост, прежде чем стать 43-м президентом, менее шести лет.

Многим европейцам кажется, будто американцы и сами не сознают, каким образом они избирают своего президента и тем самым - лидера единственной оставшейся в мире сверхдержавы. Рассматривая американские президентские выборы в ноябре 2000 года и последующую затяжную перепалку по поводу их результатов, большинство европейцев считают, что сложившееся у них впечатление подтвердилось. К этому добавляется то обстоятельство, что европейские политики, которые достигли апогея своей политической карьеры, уже многие годы до этого занимали разнообразные политические посты на различных уровнях. Они являются преимущественно профессиональными политиками. В отличие от этого американцы, похоже, охотно избирают дилетантов. Свежий и, пожалуй, также самый наглядный пример тому - Джордж В. Буш[20].

Его политический курс, в котором запечатлелись отказ придерживаться Киотского протокола о защите климата, бомбардировка Ирака, внезапная высылка 50 мнимых российских агентов спецслужб и форсированная разработка проекта широкомасштабной противоракетной обороны, привел к тому, что менее чем за сто дней пребывания в Белом доме Буш стал объектом европейской критики, прослыв «высокомерным, неинформированным и невнимательным гегемоном».

В ноябре прошлого года большинство европейцев, несомненно, предпочли бы победу вице-президента Эла Гора. В конце концов, Билл Клинтон был настолько высокочтимым партнером Германии и Европы, что удостоился за свою вовлеченность в развитие американо-европейских отношений Премии Карла Великого - высшей европейской награды, которую немцы могут вручать иностранцам. Очевидно, предполагалось, что Гор будет продолжать политику эпохи Клинтона, для которой были характерны тесные связи с Европой.

В отличие от него Джордж В. Буш до сих пор редко наезжал в Европу и ни разу не побывал еще в Лондоне, Париже или Берлине. Свой внешнеполитический опыт он почерпнул главным образом из жизни на границе с Мексикой и из поездок в Центральную Америку.

Если при подборе внутриполитических советников, он решил опереться, как и ожидалось, на экспертов из своей техасской команды, то в области внешней политики европейским наблюдателям поначалу было неясно, к кому же обратится «Джордж В.» за необходимым советом. В конце концов, он прибег к услугам команды своего отца и представил Кондолизу Раис в качестве своего советника по вопросам национальной безопасности, Колина Пауэлла - в качестве государственного секретаря, Дика Чейни в качестве вице-президента и Роберта Цёллика в качестве уполномоченного по вопросам торговли. Все они - опытные эксперты, самостоятельно научившиеся разбираться в европейских и глобальных делах.

Правда, выбор Буша в пользу Дональда Рамсфельда в качестве министра обороны не связан с опытом его предыдущего пребывания в этой должности при президенте Джеральде Форде, а, скорее, с его участием в американских усилиях определить требования к вооруженным силам XXI-го столетия, перед которыми ставятся оборонные задачи, и потребности этих сил. Рамсфельд, в свою очередь, прибег к услугам бывшего эксперта по вопросам обороны из правительства Рональда Рейгана Пола Вольфовица, который стал его заместителем. В интересах последовательности налоговой политики Буш оставил в должности высшего главы американского эмиссионного банка старого служаку Алана Гринспена.

В первые месяцы этого года ведущие европейские лидеры один за другим прибывали в Вашингтон и подчеркивали, что и при правительстве Буша в трансатлантических отношениях будет по-прежнему сохраняться атмосфера сотрудничества. Учитывая тот факт, что победа над Гором на выборах была одержана с небольшим перевесом и республиканцы располагают в Сенате и Конгрессе лишь незначительным большинством голосов, они рассчитывали, что новый президент изберет в своей политике центристский путь. Но, приняв целый ряд политических решений, правительство Буша продемонстрировало вскоре, что в трансатлантических связях произойдут перемены. Хотя Клинтон также помышлял о создании системы противоракетной обороны, объявленное Бушем намерение форсировать проект ПРО вызвало большую озабоченность в Европе, натолкнулось на ожесточенную критику в России и Китае и породило на трансатлантическом уровне ра зногласия в отношении будущего договорного контроля над вооружениями.

В тот момент, когда европейцы прилагали усилия для улучшения своих отношений с Северной Кореей, правительство Буша притормозило свою собственную политику по отношению к Северной Корее и Китаю и застопорило осторожный курс на сближение, проводившийся предыдущим кабинетом. Неумелые действия в вопросе о защите климата еще больше усилили неуверенность европейцев в отношении внешнеполитического курса Белого дома. Разумеется, ожесточенная политическая перепалка велась на трансатлантическом уровне также и при правительстве Клинтона, будь то во время конфликта в Боснии или «банановой войны». Однако Клинтон в своей риторике постоянно подчеркивал потребность в многосторонних действиях с союзниками, хотя его политика частенько не соответствовала этим притязаниям.

Но даже тогда, когда между правительством Клинтона и европейскими союзниками возникли существенные расхождения в вопросе о том, как действовать на Балканах, американский президент часто воспринимался европейцами как «the good guy» в Вашингтоне. Его политические взгляды в значительно большей мере отвечали взглядам европейцев, нежели политические позиции Сената, в котором доминировали республиканцы, и который находился под влиянием ультраконсервативных деятелей, таких как занимавший до сих пор пост председателя Комитета по внешней политике сенатор Джесси Хелмс. К тому же после первоначальной выжидательной фазы приводным ремнем внешней политики Клинтона стала потребность интенсивно и зримо сотрудничать с ведущими европейскими политиками на всех уровнях.

После вселения Джорджа В. Буша в Белый дом стиль заметно изменится. Новый президент охарактеризовал самого себя как «коммерческого директора» страны и с помощью этого высказывания обратил внимание на то, что изучал в Гарвардском университете организацию управления производством. Буш и на самом деле производит впечатление крупного предпринимателя, когда описывает повестку дня своего правительства, рассуждает о стратегиях, которые необходимо претворить в жизнь, и критериях, позволяющих судить об успехах и достигнутых результатах. Он говорит о намерении инвестировать политический капитал в свои инициативы и вернуть американским гражданам избыточные налоговые поступления посредством проведения налоговой реформы.

Между делом Буш провел уже в Белом доме первые сто дней. Начатые его правительством реформы социальной, энергетической и оборонной политики подчеркивают явное изменение курса в американской внешней и внутренней политике[21].

До сих пор Буш делал упор на внутреннюю политику, что типично для США в начальной фазе после смены правительства. Президент поставил под контроль республиканцев обе законодательные палаты, находящиеся в начале и конце авеню Пенсильвания, хотя они имеют шаткое большинство в американском Сенате и на горсточку больше мандатов в Палате представителей. Это незначительное большинство не сбивает президента с толку, и он в стиле исполнительного директора устремляет взор вперед, на развитие проводимой им политики, чтобы продемонстрировать своим «инвесторам» результаты и добиться процветания «фирмы».

Урегулирование внешнеполитических кризисных ситуаций, таких как конфликт с Китаем из-за вынужденной посадки на острове Хайнань в Южно-Китайском море американского разведывательного самолета, несомненно, не предусматривалось в повестке дня президента в первые сто дней его пребывания в этой должности. Однако оказалось, что это дало Бушу возможность продемонстрировать, как он намеревается в будущем реагировать на подобные кризисы: он предоставил проведение переговоров с китайским правительством сотрудникам своего штаба, пока не была достигнута договоренность о возвращении экипажа самолета. В течение этих переговоров американский президент избегал эскалации вербальной конфронтации с китайцами, пройдя свою половину пути и принеся им, в некотором роде, извинения за инцидент. Но его последующее высказывание об особой приверженности обороне Тайваня содержало недвусмысленный сигнал Пекину, который с удовлетворением приняли к сведению консерваторы в американской Палате представителей. Европейцев, правда, напугал конфронтационный стиль этого высказывания. В то время, как в Европе образ действий Буша рассматривали как излишне провокационный, дома он получил признательность американской общественности и своих политических приверженцев за урегулирование кризиса усилиями еще не полностью сформированной администрации и при отсутствии выработанной политической стратегии в отношении Китая.

Ошибки, подобные той, которую совершил Буш, отреагировавший излишне поспешно и отклонивший Киотский протокол, допускали в начальной фазе и прежние правительства. Не посоветовавшись с европейцами и не предложив альтернативный подход, Буш вынужден был потом высказывать свое отношение к негативным реакциям на другой стороне Атлантики.

Не только этот пример указывает на то, что европейско-американский диалог развивается в направлении позиции «agreeing to disagree». В отличие от парламентских систем правления в Европе, в США процесс отладки работы нового правительства значительно сложнее и определяется влиятельными группами внутри и вне правительства, выражающими различные интересы.

Даже если американский президент определяет при вступлении в должность ясные внешнеполитические приоритеты, он нуждается в согласии Конгресса на выделение финансовых средств, необходимых для проведения его внешней политики. Будучи губернатором Техаса, Буш прославился своей способностью приводить все стороны к консенсусу. Пока еще неясно, удастся ли ему добиться этого в Вашингтоне и в отношениях с трансатлантическими партнерами.

После избрания Джорджа В. Буша президентом особое значение трансатлантических отношений не изменилось ни для Европейского Союза, ни для Соединенных Штатов Америки. Эти отношения определяются уникальными торговыми связями, обеспечивающими ежедневный оборот в 36 миллиардов долларов. Обе стороны заинтересованы как в развитии свободной торговли в расширяющемся Европейском Союзе, так и в принятии России и Китая во Всемирную торговую организацию.

К тому же Соединенные Штаты Америки и Европейский Союз хотят добиться мира и стабильности на Ближнем Востоке и на Балканах. Они выражают озабоченность угрозами для своей безопасности, создаваемыми дальнейшим распространением оружия массового уничтожения, организованной преступностью и наркоторговлей. Несмотря на дискуссию о Киотском протоколе, США разделяют озабоченность Европейского Союза по поводу будущего состояния окружающей среды. Но согласие по этим вопросам не ведет со всей неизбежностью к совместной политике[22].

В грядущие годы вызов, бросаемый трансатлантическим партнерам, будет заключаться в том, чтобы совместно определить роль тех институтов, которые на протяжении последних пяти десятилетий оказывали решающее влияние на европейско-американские отношения. Эта задача осложняется различиями в оценках этих институтов и затрагивающих их тенденций и конфликтов. Все институты, будь то Организация Объединенных Наций, НАТО, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Международный валютный фонд или Всемирная торговая организация, должны переосмыслить свою роль и, соответственно, провести серьезное обсуждение своей повестки дня и взаимодействия. Этот вызов иллюстрирует развернувшаяся в настоящее время дискуссия о будущем системы противоракетной обороны.

В период «холодной войны» опасность конфликта с применением ядерного оружия заставляла американскую и советскую стороны принимать на вооружение тысячи ракет с ядерными боеголовками. Сегодня США считают, напротив, что подобная опасность гонки ядерных вооружений исходит для них от так называемых государств-изгоев или отдельных лиц, у которых становится все больше возможностей заполучить ядерное оружие. Ответы на эти угрозы в мире выглядят по-разному. Прави

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Внешнеполитическая стратегия США в период президентства Джорджа Буша (младшего)". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 713

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>