Дипломная работа на тему "Центральная Азия во внешней политике стран ЕС"

ГлавнаяМеждународные отношения → Центральная Азия во внешней политике стран ЕС




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Центральная Азия во внешней политике стран ЕС":


Министерство образования и науки Республики Казахстан

Факультет международных отношений

Кафедра международных отношений

Допущен(а) к защите

" "__________2008 г.

Зав. кафедрой МО

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ЦА во внешней политике стран ЕС

Специальность ___________________

Ф. И.О. студента__________________

Группа

Научный руководитель____________

________________________________

Астана - 2008

Содержание

Определения, обозначения и сокращения. 3

Введение. 5

Раздел 1. Взаимоотношения ес с центральной азией: история и современность  14

1.1 Этапы становления сотру дничества ЕС и ЦА.. 14

1.2 Цели сотру дничества и интересы ЕС в ЦА.. 18

1.3 Проблемы и перспективы сотру дничества стран ЦАР с ЕС.. 21

Раздел 2. Основные документы и программы, регулирующие сотрудничество между ЕС и странами Центральной Азии. 42

2.1 Стратегии Европейского Союза для Центральной Азии. 42

2.2 Программы регионального сотру дничества между странами ЦАР и ЕС   50

2.3 Новые инструменты сотру дничества ЕС и ЦА на 2007-2013 гг. 64

Заключение. 74

Список использованной литературы.. 77

Приложения. 81

Определения, обозначения и сокращения

БТД                     Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан

ЕС                       Европейский Союз

ЕЭК                     Европейская экономическая комиссия

ИНТАС               Международная Ассоциация по поддержке ученых стран СНГ

КЕС                     Комиссия Европейского Союза

КТК                     Каспийский трубопроводный консорциум

НАТО                 Организация Североатлантического договора

ПРООН               (Программа развития ООН), организация, которая частично обеспечивает финансирование проектов ЕС

СНП                    Стратегия Нового партнерства

СВМДА              Совещание по Мерам Доверия в Азии

СПЕКА               Специальная программа для стран Центральной Азии

СПС                    Стратегия партнерства и сотрудничества

ТРАСЕКА          Транспортный коридор Центральная Азия - Кавказ - Европа

ЦАР                    Центрально-азиатский регион

ЭСКАТО            Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океана

ВОМСА              Управление Границами в Центральной Азии

CADAP               (Программа по предотвращению распространения наркотиков в Центральной Азии) - проект ЕС, направленной на поддержку борьбы с оборотом наркотиков в странах ЦАР.

DSI                      Новый Инструмента Развития Сотру дничества для стран ЦАР на 2007-2013 гг.

ENPI (ЕИДП)      (Финансовый Инструмент по политике добрососедства и партнерства) - документ, разработанный ЕС с помощью которого с 1 января 2007 года оказывается финансовая помощь странам Восточной Европы, Южного Кавказа, Южного Средиземноморья и Центральной Азии.

TACIS                 (Техническая помощь странам СНГ) - программа, разработанная ЕС для стран СНГ и Монголии, в целях содействия развитию гармоничных и прочных связей между ЕС и этими странами-партнерами

TEMPUS             Программа межвузовского сотру дничества ЕС, которая с 1990 г. оказывает поддержку процессам социального и экономического реформирования, а также развития вузовских систем вне Евросоюза.

INOGATE           Межгосударственная транспортировка нефти и газа в Европу - программа международного сотрудничества, целью которой является содействие региональной интеграции систем нефте- и газопроводов, а также осуществление транспортировки нефти и газа по этим системам как в странах СНГ, так и в направлении экспортных рынков Европы

Введение

Актуальность исследования. Сегодня Центрально-Азиатский регион привлекает к себе интерес всех без исключения мировых держав. Во-первых, здесь сосредоточены богатые месторождения нефти и газа, а во-вторых, этот район Земли имеет стратегически важное месторасположение на евразийском континенте. До сих пор наиболее активными и влиятельными игроками в Центральной Азии являлись Россия, США и Китай, но с недавних пор особый интерес к нашему региону выказывает и Европейский союз.

В начале ХХІ столетия, в условиях всемирной глобализации пришло время для качественно нового партнерства между ЕС и странами Центральной Азии. Общая цель достижения стабильности и процветания посредством мирного взаимодействия делает Европу и Центральную Азию партнерами в развивающемся сотрудничестве. Твердые обязательства ЕС перед его восточными соседями в рамках Европейской политики добрососедства также сблизят Европу и Центральную Азию на основе политического сотру дничества и экономического развития.

Развитие и консолидация стабильных, справедливых и открытых обществ и соблюдение международных норм имеют важное значение для полной реализации партнерства между Европейским Союзом и странами Центральной Азии. Ответственное государственное управление, верховенство права, права человека, демократизация, образование и подготовка являются ключевыми сферами, в которых ЕС готов поделиться опытом. ЕС может поделиться опытом региональной интеграции, которая ведет к политической стабильности и процветанию. ЕС также может предложить уроки, полученные в ходе политических и экономических преобразований в Центральной и Восточной Европе. Имея богатые традиции и многовековую историю обменов, ЕС и Центральная Азия могут сделать значительный вклад в диалог между цивилизациями. Многие проблемы, с которыми сталкивается мир в процессе глобализации, в одинаковой степени влияют на Европу и Центральную Азию и требуют их совместного решения. Вопросы безопасности и регионального экономического развития требуют тесного сотру дничества ЕС с каждой страной Центральной Азии, принимая во внимание их географическое расположение, в частности, по отношению к Афганистану, Пакистану и Ирану. Кроме того, это имеет отношение к развитию в сфере управления границами, миграции, борьбы с организованной преступностью и международным терроризмом, а также торговле людьми, наркотиками и оружием.

Зависимость ЕС от внешних энергетических ресурсов и потребность в диверсифицированной политике энергообеспечения для повышения уровня энергетической безопасности открывают новые перспективы сотру дничества между ЕС и Центральной Азией. Усилия ЕС, направленные на укрепление местных рынков энергоносителей, поможет улучшить инвестиционные условия, увеличить производство и эффективность энергоносителей в Центральной Азии, а также диверсифицировать схемы поставки и распределения энергоносителей в данном регионе. С помощью этой стратегии и программы поддержки Комиссии на период 2007-2013 гг. ЕС определит приоритеты сотру дничества с каждым государством Центральной Азии, в соответствии с их потребностями, требованиями и желаемыми результатами, включая права человека, ответственное государственное управление, демократию и социальное развитие.

Таким образом, на основе всего вышесказанного можно с уверенностью сказать о том, что тема нашего исследования является сегодня особо актуальной

Историография. По мере роста международного интереса к Каспийско-Центрально-Азиатскому региону и его энергетическим запасам, начиная с середины 1990-х гг. возрастает и количество литературы, посвященных этой проблематике. Мы разделили исследования на три группы:

1) исследования отечественных авторов;

2) работы западных исследователей;

3) российские источники. Однако, в данной части нашей дипломной работы мы не можем подробно осветить и анализировать содержание всех перечисленных трудов - это бы явилось предметом отдельного крупного исследования.

Отечественные исследования по проблеме взаимоотношений ЕС и стран ЦАР довольно обширны. Например, Лаумулин М.Т. в работе "Центральная Азия в зарубежной политологии и мировой геополитике" (2005) очень подробно и объективно подходит к проблемам и перспективам взаимоотношений стран ЦАР и ЕС. Он указывает на основные точки соприкосновения интересов обеих сторон, анализирует работы зарубежных исследователей, но большую часть работы посвящена Казахстану, как главной опоре стран ЕС в регионе. В другой работе "Центральная Азия во внешней политике Европейского Союза", вышедшей в свет в 2004, под редакцией коллегии авторов анализируются те же проблемы, дана характеристика сущности политики ЕС в ЦАР, рассматривается становление сотру дничества между регионами и делаются прогнозы на перспективу. В 2002 году вышла в свет работа под ред. А.Г. Косиченко, М.С. Ашимбаев и др. под названием "Современный терроризм: взгляд из Центральной Азии". Книга посвящена актуальным вопросам региональной безопасности в Центральной Азии, рассматриваются угрозы терроризма в регионе и пути их разрешения. Проблемам Центрально-Азиатского региона посвящено еще немало работ. Среди них можно назвать монографии У.Т. Касенова "Каспийское море: правовой статус, нефть и международная безопасность" (1998) и "Безопасность Центральной Азии. - Алматы" (1998), также под редакцией Ж.У. Ибрашева в 2003 году вышла книга "Европейский Союз и Центральная Азия: подходы в борьбе с международным терроризмом".

Помимо работ монографического характера, мы использовали статьи, доклады ведущих политиков, политологов Казахстана, в которых рассматриваются проблемы и перспективы развития сотру дничества между странами Центральной Азии и ЕС. Большая часть этих работ опубликована на различных сайтах в Интернете, что существенно облегчило нам поиск информации по теме нашего исследования. Здесь можно назвать такие работы как: Жетписов Д., Хабиев Т. "Проблема складывания национальной государственности в Центральной Азии", Уразов А. "Политика Евросоюза в отношении Казахстана", Сыздыков М.З. "Геополитические коллизии Центральной Азии: эволюция интересов внешних сил и вопросы региональной безопасности региона", и, конечно, работу Главы нашего государства Н.А. Назарбаева - "Якорь стабильности в Центральной Азии".

Зарубежные исследователи. В 1998 г. директор Центра по изучению европейской интеграции (ЦЕИ) при Боннском университете Людвиг Кюнхардт в работе "Европа в раскладе сил XXI века" одним из первых сформулировал геополитические цели Европейского Союза. Он исходил из того, что на Кавказе и в Центральной Азии давно назрела необходимость более активного участия ЕС, однако в этих регионах еще очень высок риск вовлечения Европы в блоковое соперничество за нефть и в региональные конфликты. Брюсселю следовало бы подумать о том, что после включения этих регионов в сферу европейского присутствия геостратегическими соседями ЕС станут ядерные державы - Индия и Пакистан. ЕС должен строить свою политическую стратегию в отношении бывших советских республик в более наступательном ключе. Важной составляющей европейских интересов является поддержка закавказских и центрально-азиатских республик. Важность этих государств для Европы заключается в первую очередь даже не в том, что они в будущем должны сыграть решающую роль в энергетическом обеспечении европейской части континента, а в том геополитическом факте, что они представляют собой стратегический бастион, отделяющий Россию и всю Европу от исламского мира. Европа должна строить такую политику в отношении этих регионов, которая привела бы не к воссозданию Великого Шелкового пути, а, скорее, к созданию культурного моста или буферной зоны, а может быть, даже четкой границы между индустриальным Севером и неразвитым Югом. В этом же ключе должны строиться европейские отношения с Турцией, которым следует придать более интенсивный характер. Турция является логическим партнером ЕС, но это не самоцель, а элементарная часть коренных европейских интересов, учитывая соседство Турции с арабским миром, Россией, Кавказом и Центральной Азией.

Другой немецкий политолог, занимавшийся этой проблемой в 90-е годы А. Крейкемейер в работе "Конфликты и кооперация в Каспийском регионе" писал о том, что к концу XX в. в мире обозначается противостояние двух центров экономической силы в мире, конкурирующих между собой - США и ЕС. Германский аналитик уже указывают на регионы, где начинается столкновение неоимперских интересов США и европейских государств: это франкоговорящая Африка, Юго-Восточная Азия, Средний - Восток, Центральная Америка. Последним потенциально конфликтным регионом, где сталкиваются интересы США и государств ЕС, как считают немецкие эксперты, уже становится Каспийское море.

По мнению других немецких аналитиков, которое они изложили в работе "Роль НАТО, ЕС и ОБСЕ в Каспийском регионе", X. Эрхарда и О. Тренерта, Каспийский регион следует рассматривать в соответствии с интересами НАТО как зону, попадающую под действие целей и принципов Вашингтонского договора и Новой стратегической концепции. Согласно этим документам государства региона рассматриваются как часть конфликтной зоны на южном фланге НАТО и попадают в сферу активности южного командования альянса. Со стратегической точки зрения, таким образом, эти государства рассматриваются как фундамент для обеспечения безопасности альянса, что зафиксировано в соответствующих документах и директивах НАТО. Немецкие авторы называют Европейский союз второй важной политической силой, которая намерена играть в Каспийском регионе собственную роль и имеет здесь свои интересы.

Самым существенным изъяном политики ЕС в Каспийском регионе, как считают немецкие авторы, является отсутствие когерентной политической стратегии. Это означает, что предлагаемые Европейской комиссией различные варианты стратегического наступления ЕС в Каспийском регионе фактически откладываются в Европейском совете под сукно или же существенно выхолащиваются. Причины этого, во-первых, в том, что в этом органе нет единой точки зрения на будущее энергообеспечение Европы и на его взаимосвязь с проблемами безопасности и экологии; во-вторых, национальные интересы отдельных государств превалируют над общеевропейскими, а интересы нефтегазовых концернов в свою очередь ставятся над национальными; в-третьих, ЕС при принятии решений в первую, очередь делает ставку на логику рыночных отношений и экономической целесообразности, чему сильно препятствует расхождение в оценках запасов углеводородов на Каспийском море, высокие инвестиционные затраты, чрезвычайно медленные процессы трансформации в государствах региона и высокий конфликтный потенциал и, наконец, низкие оценки перспектив роста потребности европейской экономики в экспорте углеводородов.

С политической точки зрения, ЕС делает акцент на то, что предпочтительно избегать создания каких-либо антироссийских альянсов в регионе, и видит будущее осуществление своих интересов в рамках тесного сотру дничества и партнерства с Россией. Однако германские эксперты подчеркивают, что в ближайшей перспективе интересы ЕС лежат не в Каспийском или Черноморском регионах, а в обеспечении своего расширения на Восток. Лишь тогда ЕС сможет более эффективно влиять на снижение конфликтного потенциала как на Кавказе, так и в Центральной Азии. В своих оценках перспектив развития связей ЕС с прикаспийскими государствами, немецкие авторы подчеркивают, что они ни при каких обстоятельствах не могут рассматриваться как потенциальные кандидаты для приема в НАТО или Европейский Союз. Их участие в ОБСЕ следует рассматривать прежде всего как один из каналов для усиления влияния Европы в Каспийско-Центрально-Азиатском регионе. В целом все эти институты - НАТО, ЕС и ОБСЕ могут служить одной цели: способствовать укреплению независимости молодых государств региона и становлению здесь долговременных и стабильных демократических режимов. В этой связи необходимость активизации деятельности данных организаций в Каспийско-Центрально-Азиатском регионе на ближайшую перспективу не вызывала у немецких аналитиков сомнений.

Анализируя главную мысль западных исследователей относительно Центрально-Азиатского региона, можно констатировать, что Европа хотела бы превратить его в энергетический тыл экономики ЕС по аналогии с ролью Персидского залива для экономики США, но не нести военно-политической ответственности за его безопасность.

Российские исследования. Исследования российских авторов мы не случайно выделили в отдельную группу. Эти работы обладают одной особенностью: в них зачастую дается критика деятельности ЕС в Центральной Азии, делаются предположения об угрозах потери национальной идентичности стран ЦАР и т.п. Например, это такие работы как: "Центральная Азия - туманный путь в будущее" (автор А.В. Власов), "Внешнеполитические приоритеты стран Центральной Азии (Вовк В., Харитонова Н), "Центральная Азия: пути и возможности эволюции существующих политических режимов" (Зотова Н), "Стратегические приоритеты азиатско-тихоокеанской политики России: Идеологическая основа азиатско-тихоокеанской политики России" (Романов И. А) и многие другие.

Возможно, что такого рода исследования, вызваны опасением о потере Россией своих ключевых позиций в странах ЕС из-за возрастающей конкуренции. Как бы там ни было, сегодня Россия является главным партнером для стран ЦАР и Казахстана, в частности.

Источники. Источниковой базой послужили основополагающие документы, заключенные с 1999 г. Между ЕС и странами ЦАР: Стратегия Партнерства и сотру дничества (1999), Стратегия Нового партнерства для Центральной Азии 2007-2013, Стратегия борьбы с терроризмом Европейского Союза" и некоторые другие.

Хронологические рамки исследования охватывают период от начала 90-х гг. до 2008 г.

Цель и задачи. Целью нашей работы является изучение роли Центрально-Азиатского региона во внешней политике Европейского Союза. Для достижения этой цели мы обозначили перед собой следующие задачи:

Рассмотреть периоды становления сотру дничества ЕС и Центральной Азии;

Выявить основные цели и приоритеты сотру дничества ЕС и ЦА;

Дать анализ основным проблемам, существующим в Центрально-Азиатском регионе

Характеризовать политику ЕС и осветить некоторые итоги деятельности его в Центрально-Азиатском регионе.

Методическая база исследования. В работе мы использовали такие методы как историко-сравнительный, историко-сопоставительный, метод анализа, диахронический метод.

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и приложений.

Во введении рассматривается актуальность, степень изученности, источниковая база, цель и задачи исследования, методика и хронологические рамки исследования.

В первой главе "Взаимоотношения ЕС С Центральной Азией: история и современность" мы рассмотрели процессы становления сотру дничества ЕС и ЦА, стратегические цели и интересы ЕС в ЦА, и проблемы и перспективы сотру дничества

Во второй главе "Основные документы и программы, регулирующие сотрудничество между ЕС и странами Центральной Азии" рассматриваются Стратегии Европейского Союза, региональные программы ЕС для Центральной Азии и новые инструменты сотру дничества ЕС и ЦА на 2007-2013 гг.

В заключении подводятся итоги работы и в списке литературы дан перечень использованной для написания дипломной работы периодических и монографических издании.

Раздел 1. Взаимоотношения ес с центральной азией: история и современность

1.1 Этапы становления сотру дничества ЕС и ЦА

Новым направлением деятельности ЕС с начала 90-х стало осуществление совместной внешней политики и политики безопасности (СВПБ), развивающей опыт “европейского политического сотрудничества” и предусматривающей согласование и осуществление странами ЕС совместных внешнеполитических действий на основе единогласно принятых решений. Этот принцип был впервые зафиксирован в Маастрихтском договоре 1993 г. Он позволяет ЕС проводить более активную региональную политику за пределами Европы.

С начала 90-х гг. ЕС проводит политику распространения своего стратегического влияния на новые центрально-азиатские государства. Условно, переход ЕС от роли "наблюдателя" к роли "участника" в региональном масштабе можно разделить на 4 периода

Первый период, охвативший временной отрезок 1991-1995 гг. показал, что стратегия ЕС в направлении стран Центральной Азии и Казахстана была выдержана в рамках следующих направлений:

стабилизация внутриполитической ситуации в центрально-азиатских республиках;

различного рода приветствие демократических инноваций и европейских норм морали;

оказание экономической помощи новым демократическим республикам в процессе вступления их в рынок и налаживания внешнеэкономических связей.

В этом случае стоит отметить, что достижение этих целей становилось эффективным только путем финансирования вышеуказанных направлений через заключение межгосударственных договоров в виде беспроцентных кредитов или займов /3.14/.

Параллельно с финансовой помощью ЕС проводило мониторинг внутриполитической ситуации силами международных и европейских организаций (Например, ОБСЕ, Европарламент, Европейская комиссия, Комиссариат ООН по беженцам, Совет Европы и т.д.).

Подобная политика дала свои всходы, так как многие центрально-азиатские республики осознали, что им выделяют финансовую помощь взамен реформ, которые по европейским стандартам должны быть проведены в республиках Центральной Азии.

Здесь также заслуживает внимания программа "ТАСIS", которая по своему определению была направлена на помощь республикам бывшего СССР.

Что касается Казахстана, уместно будет упомянуть, что 23 января 1995 года в г. Брюсселе было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве между Республикой Казахстан и Европейским Сообществом и их государствами-членами. Данное Соглашение было ратифицировано Парламентом в мае 1997 года и вступило в силу 1 июля 1999 года.

Соглашение о партнерстве и сотрудничестве - являлось основным двусторонним соглашением, направленным на развитие политических, экономических и культурных связей между РК и ЕС.

Соглашение закрепило стремление обеих сторон к укреплению демократии, соблюдению прав человека, власти закона, а также рыночной экономики, а также создало основу для конструктивного политического диалога, создало открытый торговый и инвестиционный режим между его сторонами /3.14/.

Второй период (1996-2000гг.) можно назвать периодом разочарования, которое охватило страны ЕС после того, как они осознали, что за 1991-1995 гг. республики Центральной Азии не смогли, по представлению ЕС, приблизиться к европейским стандартам рыночной экономики и демократии.

В тоже время насаждающаяся из Запада идеология внесла свой дестабилизирующий момент во внутриполитическую ситуацию в республиках региона. Западный стандарт демократии позволил начать процесс религиозного ренессанса, который по многим параметрам стал генератором антигосударственных настроений в республиках региона. В данном случае уместно будет упоминание событий 1999 года, когда в августе в Кыргызстан впервые вторглись исламские боевики.

И как следствие этого Центральная Азия в этот период стала представлять собой очаг напряженности и нестабильности, который по своим масштабам и непредсказуемости не только затормаживал программы ЕС в регионе, но и дистанциировал от себя европейские страны /3.14/.

Третий период (2001-2004) можно условно обозначить как попытку ЕС повторно начать проведение своих программ, направленных на достижение трех основных целей:

становление и развитие демократического общества в центрально-азиатских республиках;

финансовая поддержка республик региона с целью "привязывания" их к странам ЕС и соответственно к проводимой политике ЕС;

реализация комплекса мероприятий, направленных на стабилизацию внутриполитической ситуации в республиках Центральной Азии.

В тоже время нельзя упускать из вида, что достижение второй цели находит свое оправдание в решении Каспийского вопроса, энергетический аспект которого в настоящее время для ЕС является как никогда актуальным.

Прослеживается экономическая заинтересованность Европы в освоении энергетических и других минеральных ресурсов Каспийского региона и в частности Казахстана.

Так в Казахстане начали работать такие крупнейшие европейские компании как "ТоталФина", "Аджип", "Эни", "Шелл", "Бритиш Газ", "Бритиш Петролиум".

Здесь также стоит отметить, что после событий 11 сентября 2001 года в США, Европейский Союз кардинально пересмотрел политику в отношении стран Центрально-азиатского региона в сторону акцентирования внимания на усиление в целом регионального сотрудничества. И как следствие этого была изменена схема и стратегия предоставления помощи ЕС.

Так была пересмотрена программа ТАСIS. Индикативная программа на 2002-2004 гг. стала первой программой, сформированной с учетом принятых ЕС новых инициатив по введению комплексного подхода во взаимоотношениях с Центрально-азиатским регионом.

Общий бюджет трех ежегодных программ действий, в рамках Индикативной Программы в целом составил 150 млн. евро (по 50 млн. евро на каждую программу). При этом надо учитывать, что средства Программы действий были предназначены для всех стран региона: Казахстана, Кыргызстана, Узбекистана и Таджикистана, и охватывали как национальные, так и региональные и малые проекты ТАСIS. К примеру, доля Казахстана в бюджете Программы действий для стран ЦАР на 2002 год, помимо региональных программ, составила только 5,5 млн. евро, которые распределяются по компонентам, приведенным в Приложении А.

Здесь нужно отметить, что объем средств выделенный Казахстану, в рамках этой Программы является наименьшим в сравнении с другими странам региона, поскольку при этом ЕС учитывало более высокие темпы экономического развития и более благополучную социальную ситуацию в стране.

Четвертый период, свидетелями которого мы являемся, направлен на закрепление и расширение позиции ЕС на территории Центральной Азии и Каспийского региона. На сегодня ЕС уже выработал свое видение будущего Центральной Азии как региона, способного стать заслоном на пути наркотрафика, незаконной миграции и религиозного экстремизма.

И в тоже время ЕС активизирует свои действия на Каспии, так как энергетическая потребность в странах ЕС постоянно имеет тенденцию к росту. Уже сегодня становится очевидным, что ЕС в отличие от рассмотренных ранее временных периодов, направляет свои усилия больше в экономическую и энергетическую сферы, оставив вопросы по демократизации, плюрализме мнений и правах человека на второй план.

Осознавая, что программы, не имеющие финансовой составляющей, заранее обречены на провал, ЕС разработал новые направления финансовой помощи странам бывшего СССР, которые в большинстве своем были направлены на оживление оставшейся в республиках промышленности (в большей степени предназначенной для добычи и транспортировки энергоносителей и полезных ископаемых). В результате стал наблюдаться рост товарооборота между странами ЕС и республиками Центральной Азии.

В этом отношении Казахстан является крупнейшим торговым и инвестиционным партнером ЕС в Центральной Азии /3.14/.

1.2 Цели сотру дничества и интересы ЕС в ЦА

Для ЕС важным является корректное определение "сочетания различных направлений политики", что в сете стратегических целей внешних отношений ЕС, подразумевает достижение согласованности между всеми имеющимися инструментами при работе со странами Центральной Азии.

Региональные и глобальные стратегические цели, а также цели, относящиеся конкретно к каждой из стран, совместно формируют подход к сотрудничеству ЕС/ЕК с Центральной Азией. Основные цели сотру дничества ЕС с Центральной Азией могут быть сформулированы следующим образом:

Обеспечение стабильности и безопасности стран региона;

Оказание помощи в ликвидации бедности и повышения уровня жизни;

Развитие/налаживание более тесных связей как внутри Центральной Азии и ЕС, в частности, в области энергетики, транспорта, высшего образования и экологического сектора.

Что касается интересов, то на сегодняшний момент, экономическая составляющая политики ЕС в центрально-азиатском регионе, безусловно, перевешивает политическую. Разберем их подробнее:

1. Энергетические интересы.

В основе экономических интересов ЕС на территории Центральной Азии лежит стремление максимально диверсифицировать потоки импорта нефти с территории Ближнего Востока. Энергетическая политика стран ЕС сосредоточена вокруг смежного с Центральной Азией сектора Каспийского моря, являющегося альтернативной артерией импорта нефти и газа.

Тактика ЕС подразумевает как использование действующих нефтепроводов, таких как “Дружба”, по которому углеводороды доставляются на перерабатывающие предприятия Чехии, Германии и Австрии, так и активное участие в процессе добычи на шельфах Каспийского моря, а также участие в сооружении новых, альтернативных существующим нефтепроводов. Ярким примером служит нефтепровод Актау-Баку-Тбилиси-Джейхан. На территории Казахстана европейские компании участвовали в сооружении КТК (Каспийского трубопроводного консорциума) и освоении газового месторождения Карачаганак. Участие в нефтяной и газовой добыче каспийско-центральноазиатсокого региона принимают компании Shell (Голландия), TotalFinaElf и Schlumberger (Франция), ENI и Agip (Италия), British Petroleum и Lasmo (Великобритания), REPSOL (Испания), Wintershall (Германия), Petrom (Румыния) и Statoil (Норвегия).

В целом, основным для ЕС региональным экспортером углеводородов является Казахстан, ежегодно обеспечивающим до 20% всего импорта газа и нефти, поставляемого в страны ЕС. По данным Агентства Республики Казахстан по статистике доля по некоторым странам Европы достигает весьма значительного уровня - Италия (74%), Великобритания (11%), Германия (10%) /3.17/.

По официальным данным суммарное число инвестиций стран ЕС в экономику Казахстана на момент 2006 года составляет от 30 млрд. долл. США.

2. Транспортные магистрали.

ЕС прилагает усилия по модернизации коммуникаций и транспортных сетей в Центральной Азии. В идеале, стратегия Европейского союза подразумевает инвестирование и участие в проектах “связывания” побережья Тихого океана с территорией Европы, что в американской терминологии именуется стратегией “Шелкового пути”.

Для достижения этой цели Брюсселем были выдвинуты две инициативы, известные как ИНОГЕЙТ, нацеленная на создание интегрированной системы коммуникаций по перекачке нефти и газа в Европу, и ТРАСЕКА (Транспортный коридор Европа-Кавказ-Центральная Азия).

Программа ТРАСЕКА в самом полном виде воплощает в себе европейское видение макрорегиональных процессов на территории всей Евразии. Согласно замыслу, трансконтинентальный транспортный коридор должен соединить черноморские порты Грузии (Поти и Батуми), железнодорожные пути на территории Грузии и Азербайджана, паромную систему Каспийского бассейна (Баку-Туркменбаши), железнодорожные системы Туркменистана, Узбекистана, Казахстана Кыргызстана (по ветке Андижан-Ош-Кашгар) и КНР с дальнейшим выходом к акватории Тихого океана.

При реализации серии проектов в рамках ТРАСЕКА страны ЕС затратили в течение 1993-2004 гг. до 110 млрд. долл.

3. Политические интересы ЕС и проблема безопасности.

Политические интересы ЕС в Центральной Азии представляют собой нечто сложно осязаемое. Это происходит именно потому, что до сих пор Европейский Союз не выработал унифицированного механизма принятия внешнеполитических решений. Сразу несколько надгосударственных органов, ассоциированных с ЕС (Европейский Совет, Европейская комиссия и Совет министров ЕС), участвуют в выработке решений. При наличии различных подходов к решению тех или иных проблем мировой политики (иракская проблема в 2003 году вывела наружу различия в подходах ряда стран ЕС), говорить о четкой внешнеполитической линии ЕС за пределами Европы не приходится.

Важнейшей проблемой в политике ЕС в Центральной Азии является проблема поиска регионального партнера и проводника политики ЕС в регионе. По объективным причинам, таким “партнером” можно считать именно Казахстан. Экономические показатели и интенсивность политического сотру дничества ЕС с РК, в том числе, в рамках ОБСЕ, делают его ключевой фигурой политики Запада, способной, как считают в Брюсселе, передать позитивный импульс и другим региональным игрокам. В первую очередь, это касается процессов по демократизации региона /3.17/.

1.3 Проблемы и перспективы сотру дничества стран ЦАР с ЕС

Несмотря на то, что взаимоотношения ЕС и Стран ЦАР развиваются довольно динамично, существует ряд проблем, разрешение которых требует пристального внимания. В данном подпункте нашей дипломной работы мы постараемся подробно рассмотреть каждую их этих проблем.

Первая проблема это риски конфликтов и нестабильности в ЦАР. Серьезная и длительная нестабильность в одной из центрально-азиатских стран может привести к опасным последствиям для всего региона. Это относится в первую очередь к Узбекистану, где проживает более чем 25 млн. человек и который является наиболее густонаселенным государством Центральной Азии. Границы в регионе являются, большей частью, прозрачными и плохо демаркированными, и мало что можно сделать для предотвращения незаконного пересечения границ отдельными лицами или группами лиц. Волнения в одном государстве могут привести к появлению потоков беженцев, которые могут быстро превысить возможности соседей по их приему. Поскольку в инфраструктурном отношении эти страны все еще в сильной степени зависят друг от друга, волнения в любой из стран могут иметь серьезные экономические последствия для других.

Если оставить в стороне гуманитарные проблемы, нестабильность в Центральной Азии может затронуть интересы ЕС и его государств-членов в различных отношениях. Как показал недавний опыт, потенциальной целью беженцев является Европа. Имеется также более прямая заинтересованность в обеспечении безопасности в регионе: события в Афганистане, Ираке и в других местах показывают, что неудавшиеся государства (англ., failed states) и хронически нестабильные регионы являются идеальным пристанищем для террористических и преступных групп. "Имеется глобальная заинтересованность в сохранении стабильности в этом регионе", - заявил один европейский наблюдатель. "Центральная Азия мало известна на Западе, потому что она относительно стабильна. Если она станет нестабильной, то она выйдет из тени, и люди спросят, почему мы раньше ничего не предпринимали".

Казахстан. Благодаря доходам от своих энергетически ресурсов, Казахстан на протяжении длительного времени рассматривался как наиболее устойчивое и многообещающее центрально-азиатское государство. Все же и там имеются тревожные симптомы. Многих в Казахстане и регионе потрясло произошедшее в феврале 2006 г. жестокое убийство видного политического деятеля оппозиции, Алтынбека Сарсенбаева, а также международный скандал связанный с арестом Рахата Алиева.

Кыргызстан. В марте 2005 г. президент Аскар Акаев был свергнут после того, как население страны выступило против подтасовки итогов парламентских выборов. Правительство президента Курманбека Бакиева до сих пор борется за укрепление своей власти. Даже не слишком интенсивная борьба за власть и контроль над ограниченными экономическими ресурсами страны привела к продолжительной нестабильности и вызвала спорадические вспышки насилия. Государственные институты почти бездействуют, и образовавшийся вакуум заполнили преступные группировки. Обещанные реформы, в том числе изменение конституции в сторону ограничения президентской власти, возобновление кампании по борьбе с коррупцией и усилия по повышению уровня жизни населения ни к чему не привели, что еще больше снизило поддержку правительства народом.

Таджикистан. Таджикистан является, по-видимому, одной из наиболее стабильных стран региона, но влияние последствий гражданской войны в 1990-х гг. все еще ощущаются в экономической и политической жизни. Страна относится к категории очень бедных, и в сильной степени зависит от денежных переводов сотен тысяч таджиков, работающих за границей. Уровень коррупции весьма высок, а доход от торговли афганским героином разъедает институты власти. Страх перед возобновлением гражданской войны явился причиной того, что проявления инакомыслия в обществе были сведены к минимуму, и правительству президента Эмомали Рахмонова довольно успешно удалось оттеснить оппозицию на второстепенные позиции. Не следует считать, однако, что длительная стабильность является чем-то само собой разумеющимся, ибо у появляющегося нового поколения воспоминания о войне намного слабее, и маловероятно, что оно будет оправдывать последствиями войны сохраняющиеся бедность и авторитаризм. Страна поддерживает тесные отношения с Россией, но возникновение проблем в Таджикистане или в российской экономике могут сопровождаться сокращением возможностей для заработка таджиков - трудовых мигрантов, что может привести к опасным социально-экономическим последствиям для Таджикистана.

Туркменистан. Туркменистан является одним из наиболее закрытых и репрессивных режимов в мире, он возглавляется пожизненным президентом Сапармуратом Ниязовым. Его абсолютный контроль над политической жизнью и доходы от богатых запасов природного газа в сочетании обеспечивают подобие стабильности. Вместе с тем, систематическое разрушение Ниязовым гражданского общества, систем образования и здравоохранения и полное отсутствие даже подобия независимых политических институтов означает, что страна может испытать гуманитарный кризис, а государство в среднесрочной и долгосрочной перспективе может оказаться на грани краха.

Узбекистан. Серьезная нестабильность в наибольшей степени угрожает Узбекистану. Эта страна занимает второе место в Центральной Азии после Туркменистана по масштабам политических репрессий, а по проявлениям откровенного насилия режим президента Ислама Каримова превзошел режим Ниязова. В течение многих лет назревали гнев и недовольство населения губительной и эксплуататорской экономической политикой, вынуждающей миллионы людей бороться за выживание. В мае 2005 г. узбекские силы безопасности подавили восстание в Андижане, городе, расположенном на востоке страны, в котором, как полагают, были убиты сотни безоружных мирных жителей. С тех пор правительство расправилось с независимыми журналистами, активистами в области прав человека и гражданского общества. Отношения с Западом, охладившиеся в последние годы, были почти прекращены, хотя отношения с Россией и Китаем, которые согласились с трактовкой событий в Андижане которую выдвинуло правительство Узбекистана, стали как никогда тесными. После событий в Андижане в стране установилось подобие спокойствия, но правительство не проявляет желания решать основные проблемы, вызвавшие беспорядки. Как и в Казахстане и Туркменистане, сочетание многих лет авторитарного правления и наличия ресурсов, приносящих высокие прибыли, предполагает, что возможный уход президента со сцены будет, вероятно, сопровождаться ожесточенной борьбой за его наследие. Опасность дальнейшей нестабильности в ближней и средней перспективе представляется высокой.

Вторая проблема - энергетическая безопасность. После газового конфликта между Украиной и Россией в январе 2006 г. проблема энергетической безопасности стала предметом обсуждения на самом высоком политическом уровне в Евросоюзе, и высокопоставленные должностные лица в Брюсселе и столицах государств-членов ЕС начали предпринимать шаги по снижению зависимости от России. Хотя и с запозданием, ЕС начал понимать потенциальную важность Центральной Азии. Ее нефтяные и газовые ресурсы, которые могли бы напрямую поставляться в Европу через Закавказье и Турцию, рассматриваются как, по крайней мере, частичное решение проблемы диверсификации источников энергоснабжения. "Это стало самой большой проблемой для нас в этом году", - заявил один восточно-европейский дипломат. - "Мы не только не должны зависеть от России - что очень опасно с точки зрения энергетической безопасности. Конфликт продемонстрировал нам, что мы должны рассматривать Центральную Азию как важного партнера в экономической и энергетической сферах".

Растущая уязвимость ЕС. Данные о зависимости ЕС от поставок российской энергии говорят сами за себя:

за счет импорта обеспечивается порядка половины энергопотребления ЕС. К 2030 г., как ожидается, Союз будет импортировать 94% своей нефти и 84% газа;

46 % импортируемого газа ЕС получает из России;

Россия является единственным поставщиком газа для Эстонии, Латвии, Литвы, Словакии и Финляндии и основным поставщиком для Венгрии, Австрии, Польши, Чешской Республики и Греции (и кандидата на вступление в ЕС - Болгарии).

Кроме того, влияние энергетического сектора России увеличивается за счет приобретения объектов производства и транспортной инфраструктуры в Восточной Европе и на Кавказе, установления контроля над центрально-азиатскими экспортными маршрутами и соглашения с Германией по строительству газопровода по дну Балтийского моря. Газовый гигант Газпром также стремится увеличить принадлежащую ему долю в газовых запасах Узбекистана.

В отличие от поставок нефти, ключевой проблемой для ЕС является диверсификация источников снабжения газом. Других поставщиков нефти найти гораздо легче, чем поставщиков газа, поскольку нефть является жидким топливом и может легко транспортироваться танкерами. Газ должен быть охлажден до температуры - 160ºС прежде, чем он примет жидкую форму (СПГ). Эта технология становится все более доступной, но в ближайшем будущем поставки сжиженного газа составят лишь небольшой процент от импорта газа европейскими странами.

Энергетические возможности Центральной Азии. Три из пяти центрально-азиатских государств располагают значительными запасами энергии. Ресурсы Казахстана наиболее велики, по запасам нефти он входит в десятку ведущих стран мира, а по запасам газа - в число первых пятнадцати. Туркменистан имеет большие неразведанные запасы газа; Узбекистан также является значительным производителем газа. Почти весь свой газ Туркменистан экспортирует на север через Узбекистан и Казахстан в Россию, где часть его поставляется на Украину по контролируемым Россией трубопроводам. Казахский газ также направляется преимущественно в Россию. Узбекский газ в основном потребляется в регионе, но в значительных объемах также экспортируются в Россию.

Фактически, за исключением небольших объемов туркменского газа, перекачиваемого на юг в Иран, Россия монополизировала импорт центрально-азиатского газа. В 2005 г. Туркменистан, Узбекистан и Казахстан поставили ей более чем 50 млрд. кубометров газа, что составляет более 10% от уровня его потребления в России. Причина этого заключается в меридиональной ориентации инфраструктуры газопроводов, доставшихся в наследство от Советского Союза, и построенных для транспортировки углеводородов из Центральной Азии в индустриальное ядро России. Поскольку транспортировку газа контролирует Россия, эти страны не располагают достаточными рычагами при ведении переговоров, и они вынуждены продавать газ по ценам значительно ниже рыночных. Согласно представителю одной европейской энергетической компании, Россия "закупила" газ из Центральной Азии и перепродала его, или российский газ вместо него, в Европу с существенной наценкой.

Россия очень зависит от поставок газа из Центральной Азии, как с точки зрения потребления внутри страны, так и в плане экспорта в Европу. Эксперты скептически оценивают возможности России использовать хранилища или резервные мощности месторождений для обеспечения внутреннего потребления и поставок на международный рынок в случае даже кратковременных перебоев в снабжении центрально-азиатским газом. В этом случае она столкнулась бы с дилеммой, предполагающей сокращение поставок либо для внутренних потребителей, либо для соседей. Государства-члены ЕС вообще не имеют стратегических газовых запасов (создание запасов газа, в отличие от запасов нефти, не является общепринятой практикой), и, таким образом, оказались перед лицом опасного дефицита энергоснабжения, если бы нестабильность в Центральной Азии привела к остановке подачи газа.

Возможности прямой транспортировки. Перекачка нефти в Джейхан по получившему широкую известность нефтепроводу Баку - Тбилиси - Джейхан (БД) должна начаться в мае или июне 2006 г., в то время как менее известный газопровод, проложенный по тому же самому маршруту, должен быть введен в эксплуатацию в октябре. Он оканчивается в Эрзеруме, в Турции, где должен соединиться с турецкой сетью газопроводов, а затем и с Европой. Первоначально по газопроводу БТЭ (Баку - Тбилиси - Эрзерум) должен был поставляться газ только с месторождения Шах-Дениз в Азербайджане. Но в связи с конфликтом между Украиной и Россией снова пошли разговоры о необходимости реанимации планов строительства Транскаспийского газопровода, соединяющего Центральную Азию, по всей вероятности, Туркменистан или Казахстан, а, возможно, и обе этих страны, с Баку и газопроводом БТЭ. Это позволило бы центрально-азиатским странам экспортировать газ непосредственно в Европу.

Нужно будет преодолеть несколько препятствий. Туркменистан и Иран отказались присоединиться к соглашению, заключенному в 2003 г. Азербайджаном, Россией и Казахстаном, по разделу северной части Каспийского моря и должны создать какую-либо юридическую платформу в вопросе о правах на морское дно прежде, чем можно будет приступить к прокладке газопровода. Сооружение Транскаспийского газопровода также связано с некоторыми техническими проблемами, например, с морскими глубинами и рельефом дна.

Включение Европы в соревнование. Помимо России, в доступе к центрально-азиатскому газу заинтересованы многие другие страны. Рассмотрение поддерживаемого США предложения о строительстве газопровода из Туркменистана через Афганистан для поставки газа на рынки Пакистана и Индии было отложено на несколько лет из-за сложной ситуации в Афганистане, но после изгнания Талибана этот проект обсуждается снова. Китай, который связан нефтепроводом с Казахстаном, также провел переговоры с Туркменистаном об импорте природного газа и недавно подписал договор об инвестициях на сумму $600 млн. в газовую промышленность Узбекистана.

Принятие решения государствами-членами ЕС об импорте газа из региона, в котором расположены некоторые из наиболее репрессивных государств в мире, потребует взвешенной оценки ситуации с соблюдением прав человека, также как и стратегических интересов. Если предположить, что препятствия с созданием инфраструктуры могут быть преодолены, то фактически поставка энергии зависела бы от региональной стабильности, и экономическое сотрудничество потребовало бы внимания к проблемам прозрачности и надлежащего управления. Наконец, как показал недавний опыт в Нигерии и в других странах, необходимо уделять внимание проблемам местного развития в тех регионах, где имеются предприятия горнодобывающей промышленности. В любом случае, если ЕС намерен оказать влияние на развитие энергоресурсного потенциала Центральной Азии и связанных с ней экспортных маршрутов, то он должен проявлять в регионе большую активность, чем это имело место до настоящего времени.

Третья, не менее важная проблема - здравоохранение. Системы здравоохранения в Центральной Азии находятся в кризисе. Потенциальная возможность возникновения эпидемий таких заболеваний, как ВИЧ/СПИД и туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ), представляют собой долгосрочную угрозу для ЕС. В ближайшем будущем ЕС должен рассмотреть потенциально опасные последствия эпидемии птичьего гриппа в регионе, где система медицинского обслуживания слаба, перегружена и недостаточно финансируется. Хотя страны Центральной Азии не имеют общих границ с ЕС, птичий грипп уже продемонстрировал свои способности быстро пересекать просторы Евразии, а в Европу ежегодно прилетают тысячи мигрирующих птиц из Сибири и Центральной Азии. Кроме того, социальные последствия многочисленных кризисов системы здравоохранения в Центральной Азии, в особенности эпидемия ВИЧ/СПИД, угрожают общей стабильности и перспективам развития региона, что может иметь последствия для европейской безопасности.

После распада Советского Союза качество системы здравоохранения во всех центрально-азиатских республиках резко снизилось в результате растущей бедности населения и воздействия, которое оказал переходный период на систему социального обеспечения. В Таджикистане эти факторы были усилены последствиями гражданской войны. В Туркменистане кризис здравоохранения является непосредственным результатом целенаправленного разрушения властями системы здравоохранения посредством таких мер, как увольнение в 2004 г.15 тыс. квалифицированных работников и указа, принятого президентом в 2005 г. о закрытии всех больниц за пределами столицы государства - Ашхабада. Правительство также фактически запретило указывать в больничных листах или отчетах ряд инфекционных заболеваний, включая туберкулез и холеру. После 1990 г. во всех пяти государствах продолжительность жизни резко снизилась, и к 2001 г. она была приблизительно на десять лет меньше, чем средний показатель по ЕС. Материнская смертность в 2002 г. в шесть - восемь раз превышала уровень ЕС (в Таджикистане - в десять раз).

Эти тенденции вряд ли в скором времени существенно изменятся к лучшему. Казахстан, Кыргызстан и Таджикистан не смогут, вероятно, достичь показателей, заложенных в Целях в области развития, сформулированных в Декларации тысячелетия (ЦРДТ) по уровням детской и материнской смертности. Все страны, кроме Туркменистана, вряд ли достигнут показателей заболеваемости ЦРДТ по ВИЧ/СПИДу и туберкулезу. В регионе ведется борьба с ростом числа этих инфекционных заболеваний, а также таких соматических заболеваний как рак, "по показателям заболеваемости которыми он занимает худшие места среди развитых и развивающихся стран". Правительства стран региона оказываются все менее способными обеспечивать потребности здравоохранения. При этом основные затраты ложатся на пациентов, и без того уже пораженных недугом бедности.

Распространение инфекционных заболеваний, особенно ВИЧ/СПИДа и туберкулеза, является ключевой проблемой. Согласно одной из оценок, число инфицированных ВИЧ/СПИДом в регионе составляет 90 тыс. человек, хотя, согласно официальным данным, эта цифра намного ниже. Учитывая сходную обстановку, сложившуюся в других местах распространения эпидемий по маршрутам наркоторговли, вспышка заболеваемости ВИЧ/СПИДом по центрально-азиатскому маршруту транспортировки наркотиков может быть неизбежна. По официальным данным с 2000 г. по 2004 гг. число выявленных случаев заболевания в регионе возросло в шестнадцать раз, при этом наиболее пострадали от этого Узбекистан и Казахстан. Всемирный банк сделал предупреждение о неизбежности "катастрофического распространения ВИЧ, если в настоящее время не предпринять совместных профилактических мер". На местах в различных формах в рамках региональной стратегии Агентством ООН по проблемам СПИДа реализуются программы, начатые правительствами на национальном уровне и поддержанные на международном уровне, но сохранение главных причин, вызывающих эпидемию, в особенности проблемы наркотиков, снижает эффективность усилий по борьбе с эпидемией. Джеймс Каллахэн, представитель Офиса ООН по борьбе с наркотиками и преступностью заявил: "От 70 до 80% вновь выявленных случаев заболевания ВИЧ приходится на наркоманов. Это - самая большая угроза для большинства правительств с точки зрения тех последствий, которые это может иметь для Центральной Азии". Возросший уровень заболеваний, передающихся половым путем, особенно сифилиса, является дополнительным тревожным признаком потенциальной эпидемии ВИЧ/СПИДа.

Заболеваемость туберкулезом достигла критического уровня во всем регионе, причем существенно возросла заболеваемость туберкулезом с множественной лекарственной устойчивостью. Причина этого заключается в развале системы здравоохранения и недостаточном внимании к амбулаторному лечению на завершающей стадии. С 1990 г. уровень заболеваемости туберкулезом более чем удвоился в Казахстане и Кыргызстане, утроился в Узбекистане и пятикратно возрос в Таджикистане. США и Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) взаимодействуют в рамках инициативы по продвижению рекомендованной на международном уровне стратегии по борьбе с туберкулезом (ДОТС - " краткий курс лечения под непосредственным наблюдением") в целях ограничения распространения форм вируса с множественной лекарственной устойчивостью. "Проблемы наркомании, ВИЧ/СПИД и туберкулеза неразрывно связаны", - заявил представитель ООН. - "В Кыргызстане, где 90% наркоманов применяют внутривенные инъекции наркотиков, отмечается самый высокий уровень заболеваемости ВИЧ. И большинство людей инфицированных СПИДом, умирает от туберкулеза. Таким образом, налицо треугольник взаимосвязанных вещей: наркотики, СПИД, туберкулез".

В 2005 г. птичий грипп распространился от Китая до Центральной Азии, при этом вспышка этого заболевания среди домашней птицы в Казахстане потребовала уничтожения более 9 тыс. голов птицы. Относительно высокая доля сельского населения обусловила опасения по поводу того, что регион является уязвимым к вспышкам заболевания, сходного с тем, которое недавно имело место в Турции. Международное сообщество сконцентрировало усилия на создании в регионе потенциала по борьбе с этим заболеванием, однако правительства центрально-азиатских стран в сильной степени зависят от иностранной помощи. Позитивным шагом является выделение на эти цели ЕС ?5 млн., обещанных недавно на конференции доноров в январе 2006 г. в Пекине. Но такой помощи будет недостаточно, чтобы преодолеть серьезные инфраструктурные сбои, разрушающие систему здравоохранения и систему борьбы с чрезвычайными ситуациями, что оставляет центрально-азиатские правительства безоружными перед угрозой серьезных эпидемий.

Четвертая проблема - радикализм и терроризм. Недовольство, вызванное репрессиями, коррупцией и ненадлежащим государственным управлением, привело к тому, что радикальные исламистские группировки стали пользоваться в Центральной Азии определенной поддержкой населения. Наиболее влиятельной из них является Хизб ут-Тахрир, тайное движение, проявляющее активность во всем исламском мире и которое стремится объединить мусульман в составе исламского халифата. Ячейки его сторонников имеются в большинстве центрально-азиатских государств. Они занимаются в основном распространением листовок, аудио - и видео материалов, в которых подвергают критике деятельность правительств стран региона и утверждают, что достижение справедливости будет возможно только при халифате. Представители Хизб ут-Тахрира утверждают, что их движение стремится к достижению своих целей совершенно ненасильственным путем. Правительства стран региона по-разному отреагировали на появление Хизб ут-Тахрира, который начал проявлять активность, по крайней мере, начиная с середины 1990-х гг. Наибольшим репрессиям движение подвергается в Узбекистане, где лица, обвиненные в принадлежности к этому движению, приговариваются к длительным срокам тюремного заключения. Таджикистан, равным образом, занял непримиримую позицию по отношению к этой организации, которая является особенно активной в Согдийской области на севере страны. В 2005 г. были сообщено об аресте 99 лиц, обвиняемых в принадлежности к организации. Кыргызские власти проявляли в целом меньшую жесткость, произведя лишь отдельные аресты. Казахстан также проявил большую терпимость, хотя с недавних пор на членов этой организации оказывается растущее давление.

Хотя в официальных заявлениях Хизб ут-Тахрир часто изображается как организация, представляющая собой угрозу, не было представлено никаких убедительных доказательств того, что члены этого движения имеют отношение к террористическим актам. Однако другие радикальные группировки продемонстрировали свою готовность применять насилие. Главной из них является Исламское движение Узбекистана (ИДУ), которое возникло после подавления исламистской оппозиции Узбекистана в начале 1990-х гг. Возглавляемое в период гражданской войны в Таджикистане Тахиром Юлдашевым и Джумабоем Намангани (являвшимися, соответственно, политическим и военным лидерами) ИДУ входило в Объединенную таджикскую оппозицию (ОТО), находившуюся под лидерством исламистов, и в 1999-2000 гг. организовало серию вооруженных вторжений на территорию Кыргызстана и Узбекистана со своих баз, расположенных в Таджикистане и Афганистане. Эти нападения были отражены, и сторонники движения были высланы из Таджикистана. ИДУ тогда, по-видимому, присоединилось в Афганистане к Талибану и Аль-Каиде; Намангани был, по всей вероятности, убит во время боевых действий в Афганистане в 2001 г., когда США приступили к ликвидации движения Талибан; уцелевшие участники ИДУ, как полагают, скрываются в районах, прилегающих к афгано-пакистанской границе вместе с остатками движения Талибан и Аль-Каиды.

Распад ИДУ, возможно, привел к появлению небольших групп "внештатных" боевиков, действующих на территории всего региона. Их действия в значительной степени носят криминальный характер, хотя и имеют определенный религиозный подтекст. В Таджикистане многие такие группы и отдельные лица подверглись преследованиям. В 2004 г. власти предприняли действия по ликвидации группы, действовавшей в Исфаринском районе Согдийской области, региона с глубокими консервативными традициями, являющегося центром поддержки оппозиционной партии Исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ). Известная как "Байят" (Присяга), это группа подозревалась в причастности к совершению преступлений, включая вооруженные ограбления, поджог мечетей и магазинов, торгующих алкогольными напитками, и убийство миссионера - баптиста. Несколько предполагаемых лидеров организации было арестовано, и в мае 2005 г. они были приговорены к срокам заключения от 6 до 25 лет. Многое в деятельности Байята остается неясным, хотя должностные лица органов безопасности утверждают, что она проявляла активность с 1992 г. и имела тесные связи с ИДУ, собирая преступным путем средства для этого движения. В июле 2005 г. власти объявили об аресте шести предполагаемых сторонников ИДУ в Душанбе в связи с убийством 1 апреля оперуполномоченного милиции Асада Мазориева и таможенного инспектора Шерала Саидова. Источники в органах внутренних дел утверждают, что Мазориев был убит, потому что он расследовал деятельность ИДУ в Таджикистане и ранее арестовал шесть членов этой организации.

Отколовшиеся ячейки ИДУ могут действовать также в других местах. В конце марта - начале апреля 2004 г. в результате серии взрывов и перестрелок между милицией и предполагаемыми террористами десятки человек погибли в Ташкенте и Бухаре. В июле того же года одновременные взрывы были совершены террористами-самоубийцами перед посольствами США, Израиля и зданием генеральной прокуратуры в Ташкенте, в результате чего погибли террористы и два охранника у израильского посольства. В ноябре органы безопасности Казахстана объявили о ликвидации в городе Чимкенте на юге страны неподалеку от границы с Узбекистаном террористической группировки, которая имела отношение к этим взрывам; предполагается, что лидеры группировки являлись бывшими боевиками ИДУ, прошедшими обучение в лагерях в Таджикистане и Афганистане. В начале июня 2005 г. в американском посольстве в Ташкенте после получения "информации о том, что террористические группы, возможно, собираются напасть на представителей США в Узбекистане в самом ближайшем будущем", было принято решение об отъезде из Узбекистана работников посольства, чья деятельность не имела жизненно важного значения для его функционирования, и членов их семей. Гражданам США была дана рекомендация "рассмотреть вопрос об отъезде из Узбекистана". В частных беседах американские должностные лица отметили, что в число группировок, деятельность которых вызывает у них наибольшие опасения, входит ИДУ "и его ответвления". Вскоре после этого предупреждение об опасности было отменено. В конце марта 2006 г. службы безопасности Кыргызстана объявили об аресте одиннадцати предполагаемых членов ИДУ в городах Ош и Узген, расположенных на юге страны.

Насколько ИДУ все еще представляет собой серьезную террористическую угрозу, остается неясным; достоверной информации не хватает, и правительства некоторых стран, особенно Узбекистана, проявляют склонность к преувеличению угрозы терроризма, чтобы оправдать дальнейшее подавление инакомыслия. Вместе с тем, по-видимому, сохраняется угроза отдельных актов насилия со стороны отдельных лиц или небольших, ранее объединенных между собой групп, хотя не ясно, насколько эти группы способны подготовить крупномасштабные террористические акты. За последние годы ни один представитель европейских стран или европейских организаций не стал жертвой актов насилия, специально направленных против них и приписанных экстремистским организациям. Тем не менее, сложившаяся политическая обстановка, слабые государственные институты, присущая региону коррупция, недовольство крупнейшими религиозными институтами, крайне жесткое исполнение законов, и, различной степени ограничения на проявление законного инакомыслия, являются той питательной средой, в которой радикальные группы всех мастей, как террористические, так и прочие, могут рекрутировать своих сторонников. Стремление подавить радикализм одной лишь силой, без того, чтобы устранить порождающие его основные проблемы, вероятно, лишь усугубит положение.

Главный лозунг представителей Хизб ут-Тахрира о том, что мусульмане добьются справедливости только с установлением халифата, может найти в регионе восприимчивую аудиторию. "Здесь отсутствует всякая справедливость", - заявила в 2004 г. одна жительница таджикского города Худжанда после рассказа о том, как ее сын, обвиненный в принадлежности к Хизб ут-Тахриру, был замучен в тюрьме. - "Здесь нет никакого уважения к правам человека". "Люди раньше избегали меня", - заявил в 2006 г. отец отбывающего срок заключения члена Хизб ут-Тахрира из города Ферганы в Узбекистане, - "теперь все больше людей говорят мне, что Хизб ут-Тахрир был совершенно прав в отношении Каримова".

Пятая проблема - права человека и надлежащее управление. Ситуация с соблюдением прав человека различна: несколько лучше дело обстоит в Кыргызстане, хуже - в Казахстане и Таджикистане и совсем ужасно - в Узбекистане и Туркменистане. Некоторые проблемы характерны для всех стран, хотя и в разной степени: плохие условия содержания заключенных, произвол и безнаказанность служб безопасности, насилие в отношении женщин и их дискриминация, коррупция. Отчаянное экономическое положение ведет к тому, что все большее число людей, становится жертвами системы торговли людьми: женщины и девочки - в целях сексуальной эксплуатации, мужчины - трудовой эксплуатации. Принудительный труд, включая детский труд, является предметом для беспокойства в регионах производства хлопка в Таджикистане, Туркменистане и Узбекистане. Вызывает большую обеспокоенность применение пыток, особенно в Узбекистане.

Странам Центральной Азии еще предстоит провести такие выборы, президентские или парламентские, которые были бы признаны полностью свободными и честными Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ. Широкое распространение коррупции и злоупотреблений служебным положением вызывают растущее негодование, особенно в наиболее бедных регионах.

Шестая проблема - наркоторговля. По оценкам, ежегодное потребление героина в Европе составляет 135 тонн, при этом 90% этого объема производится в Афганистане. Центральная Азия представляет собой транзитный маршрут для 30% афганского героина, значительная доля которого предназначена для поставок на российский рынок (а оставшаяся часть в основном направляется через Пакистан и Иран в Турцию). В результате центрально-азиатские государства страдают от связанной с наркоторговлей системы организованной преступности и коррупции, также как и от наркозависимости части своих граждан и связанных с этим социальных проблем и проблем здравоохранения. Все это оказывает серьезное влияние на региональную стабильность.<

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Центральная Азия во внешней политике стран ЕС". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 662

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>