Дипломная работа на тему "Политика администрации Дж. Буша–младшего в отношении национальной безопасности"

ГлавнаяМеждународные отношения → Политика администрации Дж. Буша–младшего в отношении национальной безопасности




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Политика администрации Дж. Буша–младшего в отношении национальной безопасности":


Содержание

Введение……………………………………………………………………...…....5

Глава 1 Новая «Стратегия национальной безопасности» США………………8

1.1Формирование новой «Стратегии национальной безопасности»………...8

1.2 Основные черты стратегии…………………………………………….…...14

1.3 Приоритеты внешн ей политики США…………………………………....22

Глава 2 Основные угрозы национальной безопасности и их реализация……………………………………………………………………..…30

2.1 Направления реализации "Доктрины Буша" во внешн ей политике…..30

2.2 Методы и формы реализации дипломатии команд и односторонних действий…………………………………………………………………….…....37

Заключение…………………………………………………………….………...46

Список использованных источников и литературы………………….……....51

Приложение………………………………………………………………….…...55

Введение

Период после холодной войны, начавшейся с распада Советского Союза, резко оборвался утром 11 сентября 2001 года. Скоординированные террористические акты в один миг изменили климат международной безопасности и продиктовали новую "всеохватывающую стратегию" для Соединенных Штатов. Впервые более чем за полстолетия Соединенные Штаты, казалось, больше не стояли перед лицом единой угрозы своей национальной безопасности и образу жизни. В конце 1930-х годов и во время Второй мировой войны такая угроза исходила от фашизма. В годы холодной войны это были Советский Союз и советский коммунизм. В обоих случаях опасность была серьезной и явной. Вследствие этого в Соединенных Штатах и среди их союзников существовал широкий консенсус по вопросу о наличии крупной угрозы, хотя порой и возникали разногласия – как в ситуации с Вьетнамом – по конкретным направлениям действий. 11 сентября положило начало новой эре в американском стратегическом мышлении. Совершенные в то утро теракты вызвали эффект, сопоставимый с нападением на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года, ввергшим Соединенные Штаты во Вторую мировую войну.

До 11 сентября администрация Буша постепенно вырабатывала новую всеобъемлющую стратегию национальной безопасности. Эта работа велась в рамках анализа обороны за четырехлетний период, а также по другим каналам. Однако теракты 11 сентября в один миг изменили климат международной безопасности. Совершенно новая и зловещая угроза вдруг стала реальной и продиктовала новую стратегию для Соединенных Штатов. Эта новая политика, которую назвали "доктриной Буша", ориентируется на угрозу, исходящую от терроризма и оружия массового поражения. Терроризм перестал быть одной из опасностей для Соединенных Штатов и превратился в принципиальную угрозу Америке, ее образу жизни и ее насущным интересам. Террористы из "Аль-Кайды", которые захватили авиалайнеры и использовали их для атаки на Пентагон, разрушения башен-близнецов Центра международной торговли и убийства 40 пассажиров и членов экипажа над Пенсильванией, совершали массовые убийства, которые были средством политического устрашения.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых оригинальных дипломных работ предлагает вам скачать любые проекты по необходимой вам теме. Профессиональное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Нижнем Новгороде и в других городах РФ.

Выступая 17 октября на военно-воздушной базе в Трэвисе, штат Калифорния, и рассказывая американским летчикам, какого размаха достигнет глобальная война США с терроризмом, Дж. Буш произнес слово “доктрина”. Слово не случайное. А выступление американского президента на объединенном заседании палат конгресса 20 сентября было насквозь пропитано доктринальным духом. Оно заложило основы новой идеологии внешн ей политики США, которую уже успели назвать доктриной Буша. Важнейшая предпосылка выдвижения этой доктрины — коллективно-психологическая травма американского сознания, пережитая 11 сентября.

Смертоносная атака пассажирских самолетов на здания в Нью-Йорке и Вашингтоне позволила создать совершенно уникальный образ незримого и невиданного в истории врага, который находится нигде, а следовательно, повсюду. Имя врагу — “глобальный терроризм”. Он совершил против США “акт войны”, и в силу этого, заявил Дж. Буш, США находятся отныне в состоянии войн. Обнародованная в 2002 году стратегия национальной безопасности (так называемая «доктрина Буша»)стала квинтэссенцией неконсервативной внешнеполитической философии. Ее фундаментальным основанием было постулирование непосредственной связи между демократией и безопасностью, а также оправдание распространения демократии посредством силовых действий для обеспечения безопасности США.

Внешняя политика США, согласно этой концепции, опирается на непревзойденное американское военное превосходство (США должны укреплять свою военную мощь, чтобы сохранить статус единственной мировой сверхдержавы), идею превентивной войны (готовности наносить военные удары до того, как в отношении США и их союзников будут предприняты агрессивные действия) и готовность действовать в одиночку, если многостороннего сотрудничества для достижения внешнеполитических целей США оказывается невозможно достичь. Страны, поддерживающие террористов, по мнению американской администрации, должны быть идентифицированы, изолированы, а США необходимо приложить усилия, в том числе и военные, чтобы в них сменился правящий режим. После смены режима США должны оказать помощь этим государствам при создании ими свободных и демократических обществ. Кроме того, «Доктрина Буша» предусматривает распространение демократии, свободы и безопасности на весь мир.

Безусловно, что рассмотрение политики Дж. Буша младшего в обеспечении национальной безопасности является весьма актуальной на сегодняшний день. Во-первых, Америка – мировая держава, с интересами которой приходится считаться остальному миру. Но не все хотят это делать, поэтому США являются ареной для разного рода терактов, что в свою очередь заставляет американскую сторону достаточно серьезно подходить к вопросам обеспечения безопасности своей страны. Во-вторых, актуальность выбранной темы исследования, можно проследить и в том, что менее развитым странам как бы им того не хотелось приходиться считаться с национальными интересами Америки, даже в вопросах ее национальной безопасности, для обеспечения своей собственной безопасности. Целью данного дипломного проекта является определение и характеристика приоритетов политики Дж. Буша младшего в сфере национальной безопасности. Для достижения данной цели были поставлены следующие задачи:

1.  Показать основные черты новой «стратегии национальной безопасности»;

2.  Охарактеризовать направление действий политики Буша в области безопасности;

3.  Осветить формы и методы осуществления политики национальной безопасности;

4.  Показать приоритеты внешн ей политики США в области осуществления национальной политики безопасности;

5.  Определить эффективность стратегии Дж. Буша младшего в области национальной безопасности.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1992 года по 2007 год, что объективно обусловлено тем, что, с 1992 года с приходом к власти Дж. Буша младшего, началась разработка совершенно новой стратегии национальной безопасности, претворение которой в жизнь осуществляется по сей день. Практическая значимость данной работы обуславливается комплексным исследованием американской стратегии национальной безопасности в ее зарождении и развитии с 1992 по 2007 годы. Работа проведена на основе новых документов, по средствам которых анализируется американская стратегия безопасности, именуемая «Доктрина Буша».

Теоретической и методологической основой дипломной работы послужили научные труды, касающиеся стратегии национальной безопасности Дж. Буша младшего. Необходимо сказать, что в качестве первоисточника мы использовали саму «Доктрину Дж. Буша младшего», анализ которой помог нам выявить методику проведения стратегии национальной безопасность, способы претворения стратегии в жизнь, ее слабые и сильные стороны в рамкам ее действенности или бездейственности. Были использованы труды-монографии Збигнев Бжезинского. «Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)»- монография посвящена анализу особенностей, деятельности США. Автор дает развернутое представление о роли и месте, а также действующих механизмов Америки. Также была использована монография Жан Бодрийар под названием «АМЕРИКА». Монография посвящена исследованию американского общества на современном этапе развития. Также монография Тьерри Мейссан 11 сентября 2001 года под названием «Чудовищная махинация», которая посвящена освящению ситуации 11 сентября 2001 года, анализу возможных виновников случившегося. Автор приводит разные точки зрения по этой проблеме и дает возможные планы действий американского правительства. Также был проработан достаточный объем журналов, периодических изданий по исследуемой теме, материал которых раскрывает политику администрации Дж. Буша младшего, показывает направления стратегии национальной безопасности а также дает фактологическую базу для построения выводов нашего дипломного проекта А также, раскрывая проблематику дипломной работы, были использованы различные статьи и материалы интернетовских сайтов.

1 Новая «Стратегия национальной безопасности» США

1.1 Появление новой «Стратегии национальной безопасности»

Очевидно, что любая «Стратегия национальной безопасности» выстраивается в соответствии с пониманием национальных интересов, а также с видением угроз администрацией президента. Первая попытка публично сформулировать некую стратегию национальной безопасности была сделана Джорджем Кеннаном в 1947 году. И фактически эта статья стала краеугольным камнем стратегии сдерживания во внешн ей политике США в течение всего периода холодной войны. Дальнейшее развитие стратегии получила при Трумэне в решении Совета по национальной безопасности под № 68. Во времена администрации Никсона стратегия Национальной Безопасности входила в ежегодное послание президента «О положении в мире»; при Кеннеди и Джонсоне – в «Ежегодный доклад Конгрессу». И только после 1986 года концепция национальной безопасности стала ежегодно предъявляться обществу в качестве отдельного государственного документа. Каждая вновь пришедшая администрация обязана в течение 5 месяцев выпустить свой вариант стратегии Национальной Безопасности.

В 2000 году команда в составе членов Проекта нового американского столетия (Ричард Перл, Пауль Вулфовиц, Ричард Армитедж, Джон Болтон, Джеймс Вулси, Уильям Кристол, Льюис Либби) издала трактат "Восстановление обороноспособности Америки: Стратегия, вооруженные силы и ресурсы в новом столетии", который в настоящее время известен своими положениями американского экономического и военного превосходства, ставкой на "формирование" региональных события вместо реакции на них, и созданием "зоны мира". Он также включал предложения, которые стали главными целями политики второй администрации Буша. Это: увеличение расходов на оборону, преобразование вооруженных сил и расширение их возможностей по переброске в любой район мира, развитие тактического ядерного оружия, а также дорогие сердцу каждого неоконсерватора, создание глобальной противоракетной обороны и призыв наложить руку Америки на Персидский залив.

Кроме того, в работе "Восстановление обороноспособности" впервые названа враждебная тройка стран, которые угрожают не только международной безопасности, но и самим Соединенным Штатам: "Мы не можем позволить Северной Корее, Ирану, Ираку и подобным государствам подрывать американскую руководящую роль, запугивать американских союзников или угрожать американской родине. Хотя в документе и нет конкретных ссылок на политику превентивных действий, в нем подчеркивается, что, когда по Соединенным Штатам ударят, будет уже поздно" [1, с. 67].

Затем наступило 11 сентября. Для президента Буша 11 сентября стало своего рода "Перл-Харбором 21-го века" – первым поводом в новой эре ассиметричной войны против врага, стремящегося ликвидировать западную культуру и прилагающего усилия для достижения этой цели. В этой связи Буш сказал: "Наша война с террором начинается с Аль-Каиды, но она на этом не заканчивается. Она не закончится, пока все террористические группы глобального масштаба не будут найдены, остановлены и побеждены. Наш ответ включает гораздо больше, чем мгновенное возмездие и изолированные удары. Американцы должны быть готовыми не к одному сражению, а к длинной кампании, отличной от тех, что мы когда-либо видели. Мы перекроем финансирование террористов, повернем их один против другого, будем гнать их с места на место, пока у них не останется никакого убежища и возможности отдыха. И мы будем преследовать нации, которые предоставляют помощь или безопасное убежище терроризму. Каждая нация, в любом регионе теперь может решать, что делать. Или вы с нами, или вы с террористами. С этого дня впредь любая нация, которая продолжает предоставлять убежище или поддержку терроризму будет расценена Соединенными Штатами как враждебный режим" (Приложение Б).

Таким образом, президент фактически изложил принцип поведения по отношению к государствам, которые спонсируют или защищают террористов. Если первоначально Буш только выдвинул на обсуждение действия против Ирака, то к моменту его первого после 11 сентября обращения к нации, знаменитой речи "Ось зла", "Президентский проспект национальной безопасности" значительно расширились.

Отделив Иран и Северную Корею от Ирака, президент Буш сделал официальное замечание, что режимы, которые спонсируют террор, будут теперь находиться в перекрестии прицела администрации. Он подчеркнул угрозу химического, бактериологического и ядерного оружия, угрозу, которая станет формальным поводом к объявлению войны для администрации и основными средствами убеждения общественности в необходимости подготовки на случай войны с Ираком. Хотя он не сделал упоминания о превентивных мерах, президентские слова не оставляли сомнения относительно его более широких намерений: "Все нации должны знать: Америка будет делать то, что необходимо для обеспечения безопасности. Мы будем осмотрительны, хотя время не на нашей стороне. Я не буду ждать значительных фактов, пока накопятся опасности. Я не буду ждать, поскольку опасность приближается все ближе и ближе. Соединенные Штаты Америки не позволят наиболее опасным мировым режимам угрожать нам самым разрушительным в мире оружием".

Представители администрации начали активно обсуждать тему войны. В основном затрагивался вопрос о том, что согласно заявлениям президента Буша, Саддам Хусейн в течение менее, чем один год, в состоянии создать ядерное оружие, которое может быть направлено против региональных союзников или самих США; что Ирак мог бы использовать или предоставить химическое или бактериологическое оружие террористическим группам; о явной связи режима Хусейна с Аль-Каидой. При этом часто упоминалось 11 сентября. Кроме того, Буш заявил, будто бы стало известно, что Ирак обучил членов Аль-Каиды технологии изготовления ядерной бомбы и отравляющих веществ. А в обращении к нации 28 января 2003 года президент сообщил, что, по данным разведки, Саддам Хусейн имеет исходные материалы для производства не менее 500 тонн зарина и других отравляющих веществ, которых будет достаточно для того, чтобы убить многие тысячи людей. Все это было для того, чтобы убедить общественность в приближении более страшных бедствий, чем 11 сентября, и необходимости срочно предпринимать меры противодействия.

Весной 2002 года администрация начала ясно формулировать контуры новой стратегии национальной безопасности, которая немедленно получила название "Доктрина Буша". Стратегия содержала два основных предписания. Первая посылка была довольно радикальной и говорила о том, что Америка не делает различий между террористическими организациями и поддерживающими или укрывающими их странами. В сущности, она подразумевала, что не оправдавшие надежд государства (подобные Йемену и Судану) и враждебные режимы (страны "оси зла", плюс Сирия, Ливия и Куба) были теперь поставлены на заметку, и, хотя они признанны ООН как суверенные государства, будут, тем не менее, ответственны перед американским правосудием. Вторая посылка давала понять, что США зарезервировали право "защищать Американскую родину" посредством превентивных средств. Это существенно отличалось как от международных норм периода после Второй Мировой войны, так и (за некоторым исключением) от долго существовавш ей политики национальной безопасности.

В ходе президентской кампании 2000 года Буш выступал за многосторонний подход в решении международных кризисов. Он называл КНР и Россию не «стратегическими партнерами», как сейчас, а «стратегическими противниками», и заявлял о том, что его внешняя политика будет направлена на то, чтобы не допустить появления новой великой державы, способной конкурировать с Америкой. Однако, придя в Белый дом, Буш-младший взял курс на односторонние жесткие действия, что вызвало недовольство у союзников и обострило отношения с другими государствами (например, с Северной Кореей и Китаем). После терактов 11 сентября тон администрации Буша-младшего стал еще жестче. Задачей американской стратегии ставилось: защищать, сохранять и расширять «зону мира и стабильности». Эти цели будут достигаться путем борьбы с терроризмом и репрессивными диктаторскими режимами; через поддержание военного превосходства США и развития дружественных отношений среди ведущих стран мира; через продвижение принципов демократии и свободы во всем мире.

Несмотря на некоторые расхождения во взглядах на методы реализации стратегии Национальной Безопасности, большинство экспертов согласны с главными внешнеполитическими постулатами администрации Буша-младшего:

1.  Для того чтобы защитить свои интересы, США готовы и будут использовать военную силу по своему разумению и выбору;

2.  Продвижение демократии и рыночной экономики остается приоритетной задачей внешн ей политики США при более осторожном и внимательном отношении к региональным особенностям и традициям, с одновременной непосредственной увязкой ее осуществления с интересами обеспечения национальной безопасности;

3.  В войне с терроризмом следует создать единый фронт из ведущих стран мира при лидирующем положении США;

4.  США будут бороться с международным терроризмом до полного его уничтожения и искоренения причин и условий его возникновения.

Некоторые эксперты критикуют «Доктрину Буша» за недостаточную проработку вопросов, связанных с законодательным участием Конгресса, вовлеченностью американского общества, с подходами в отношении союзников и противников. При этом отмечается, по меньшей мере, четыре принципиально новых тезиса, по сравнению с предыдущими вариантами стратегии Национальной Безопасности: Главными угрозами национальной безопасности США и всей глобальной политической системе признаются международный терроризм и “государства-изгои». В обозримом будущем США должны сохранять и обеспечивать свое военное превосходство [1, с. 58]. До этого эти злонамеренные силы рассматривались как пешки в большой геополитической игре ведущих мировых держав, чьей задачей представлялось не допустить возобновления стратегического соперничества на международной арене. «Доктрина Буша» заявляет о неэффективности стратегии сдерживания в борьбе с международным терроризмом и государствами, которые тайно его поддерживают и спонсируют. В эпоху новых неопределенных и неожиданных угроз предпочтение отдается упредительным и превентивным военным акциям.

В 90-х годах ХХ века военная стратегия и структура американских вооруженных сил предполагали способность ведения боевых действий на двух театрах военных действий. В 2001 году оборонная стратегия была подвергнута модификации, предполагающей сдерживание противника на четырех театрах военных действий со способностью быстро и гарантированно нанести поражение двум агрессорам, одновременно контролируя общую ситуацию [1, с. 78]. Более того, предыдущие администрации отвергали политический курс на создание и сохранение безоговорочного военного превосходства США из-за опасения прослыть «самонадеянными ястребами». Правда, ряд членов команды Буша - старшего, включая нынешних вице-президента и министра обороны, еще весной 2000-го года предъявили 90-страничный доклад, посвященный вопросам трансформации ВС США и занятию страной положения мирового лидера. Большинство экспертов рабочей группы считает весьма спорным предположение о том, что все ведущие державы (КНР, РФ, Индия, Япония и ЕС) с готовностью согласятся с гегемонизмом США в решении международных проблем якобы потому, что все они разделяют общие с американцами ценности.

Иными словами, Америка берет на себя обязательство распространить демократию и рыночную экономику в глобальном масштабе, включая Ближневосточный и другие регионы, где этому процессу, возможно, будет оказано то или иное сопротивление.

Подводя итоги данного параграфа, можно отметить тот факт, что при сравнении «Стратегии национальной безопасности» администрации Дж. Буша младшего со стратегиями предыдущих президентов, необходимо выделить, что стратегия Дж. Буша младшего является наиболее агрессивной, более жесткой в проводимой линии обеспечения безопасности и проводимой политики.

1.2 Основные черты новой стратегии безопасности

Шокирующий эффект от убийства нескольких тысяч людей в Нью-Йорке и Вашингтоне настолько изменил сознание людей и характер международных отношений, что в полной мере подоплеку и значение событий 11 сентября раскроет, видимо, лишь время. Но есть вопросы, требующие ответов уже сегодня. Свидетельствуют ли слова Дж. Буша “мы объединим мир” о новом шаге на пути к утверждению гегемонии в мире? Действительно ли организаторы массового убийства в США — творцы “новой реальности”? Выступая 17 октября 2001 года на военно-воздушной базе в Трэвисе, штат Калифорния, и рассказывая американским летчикам, какого размаха достигнет глобальная война США с терроризмом, Дж. Буш произнес слово “доктрина”. Выступление американского президента на объединенном заседании палат конгресса 20 сентября 2002 года заложило основы новой идеологии внешн ей политики США, которую назвали доктриной Буша. Важнейшая предпосылка выдвижения этой доктрины — коллективно-психологическая травма американского сознания, пережитая 11 сентября [4, с. 38].

Смертоносная атака пассажирских самолетов на здания в Нью-Йорке и Вашингтоне позволила создать совершенно уникальный образ незримого и невиданного в истории врага, который находится нигде, а следовательно, повсюду. Имя врагу — “глобальный терроризм”. Он совершил против США акт войны, и в силу этого, заявил Дж. Буш, США находятся отныне в состоянии войны. Враг сделал вызов, по словам президента, более чем 60-и странам мира, и боевые действия будут вестись по всему миру. Они будут длительными, “не похожими ни на одну войну, которую мы когда-либо видели”. О глубине переворота, произведенного в сознании американцев, говорили первые опросы общественного мнения: две трети населения Америки, сообщала Си-эн-эн, хотят немедленного объявления войны, хотя не знают, кто является их врагом.

Это можно было бы счесть массовой истерией, если бы не страшная цена, уплаченная нацией за вступление в затяжную войну неведомо с кем и неведомо где, — войну, объявление о начале которой превратило Буша младшего в популярнейшего президента Америки всех времен. Согласно закону о реорганизации обороны 1986 года администрация США обязана ежегодно представлять конгрессу документ с изложением как текущего состояния национальной безопасности, так и своего концептуального видения проблемы - "Стратегии национальной безопасности". Принимая этот акт, конгресс стремился дополнить систему регулярных президентских обращений к законодателям документом по проблемам безопасности, однако достиг лишь частичного успеха. Только администрация Клинтона действительно представляла конгрессу стратегические документы ежегодно. Последний такой доклад под названием "Стратегия национальной безопасности США для нового столетия" (известный под именем "стратегии Клинтона") датирован 1999 годом [4, с. 45]. Интенсивность работы демократической администрации объяснялась как необходимостью серьезного переосмысления проблематики после окончания "холодной войны", так и неудовлетворенностью конгресса представляемыми документами. В июле 1998 года конгресс создал двухпартийную комиссию Харта-Радмэна под сопредседательством отставных сенаторов - демократа Гэри Харта и республиканца Уоррена Радмэна, состоящую из 14 представителей академических, военных и деловых кругов (7 демократов и 7 республиканцев), которая в 1999-2001годах опубликовала три доклада. Комиссия полемизировала со "стратегией Клинтона", предлагая перенести акцент с военного противостояния на террористическую угрозу (в частности, отказавшись от принципа готовности вооруженных сил США к ведению одновременно двух войн на двух удаленных друг от друга театрах военных действий). Уже в первом докладе, опубликованном в августе 1999 года, Комиссия Харта-Радмэна в числе главных опасностей выделяла возможность крупномасштабных террористических актов на территории США. Эти доклады некоторые обозреватели рассматривали как базу для стратегии национальной безопасности новой администрации [4, с. 47].

События 11 сентября 2001 года резко актуализировали проблему безопасности в общественном мнении США. Публикацию своей "Стратегии национальной безопасности США" администрация Дж. Буша-младшего приурочила к годовщине террористической атаки и анонсировала более чем за месяц. Публикации предшествовала масштабная подготовка общественного мнения, и вокруг документа была создана атмосфера напряженного ожидания. 20 сентября в мировой печати появилось распространенное по информационным каналам Белого дома и госдепартамента, подписанное президентом вступление к "Стратегии национальной безопасности США", кратко излагающее основные идеи документа, за которым в документе следуют 9 глав. Первая из них, частично совпадающая с вступлением, называется «Обзор международной стратегии Америки». Обзор завершается словами: "Соединенные Штаты будут:

1  защищать стремление к человеческому достоинству;

2  укреплять союзы для обеспечения победы над глобальным терроризмом и принимать меры для предотвращения нападений на нас и наших друзей;

3  работать вместе с другими странами с целью урегулирования региональных конфликтов;

4  препятствовать нашим врагам угрожать нам, нашим союзникам и нашим друзьям оружием массового уничтожения;

5  инициировать новую эру глобального экономического роста посредством свободных рынков и свободной торговли;

6  расширять сферу развития, увеличивая открытость обществ и строя инфраструктуру безопасности;

7  расширять области совместных действий с другими основными глобальными центрами силы;

8  и реорганизовывать институты национальной безопасности Америки с учетом вызовов и возможностей XXI века" (Приложение Б).

Последний раздел "Стратегии национальной безопасности" посвящен реорганизации обеспечивающих ее институтов. Администрация Дж. Буша намерена предпринять самую крупную со времен президента Трумэна, когда были созданы министерство обороны и ЦРУ реорганизацию федерального правительства, образовав министерство внутренней безопасности. Однако в документе эта тема оставлена в стороне, а говорится лишь о сферах обороны, разведки и дипломатии. В «Доктрине Буша» мы видим, по крайней мере, пять абсолютно новых тезисов: Главной угрозой национальной безопасности США являются международный терроризм и государства, которые его спонсируют и поддерживают. Необходимо воспользоваться военно-экономическим превосходством США и сосредоточить усилия на том, чтобы убедить государства, претендующие на роль региональных лидеров, отказаться от наращивания своей военной мощи (что гораздо продуктивнее концепции единоличного сдерживания уже существующих глобальных и региональных угроз).

Главным аргументом, который может заставить отказаться от стремления обладать ОМУ, становится угроза применения военной силы (такие диктаторские режимы должны осознавать, что это путь к самоуничтожению). Баланс сил по сохранению мира и стабильности должен поддерживаться согласованными усилиями ведущих держав, доверяющих моральному и военному лидерству США. Возглавить построение нового миропорядка через глобальное распространение демократии и рыночной экономики («сделать мир более демократичным, а значит и более безопасным»). К числу угроз администрация США относит все те факторы, те субъекты международных отношений, которые противодействуют реализации американского видения системы международных отношений.

Если рассматривать тот факт, как видел угрозы президент Клинтон в официальной позиции администрации, то можно сказать, что сейчас мало что изменилось, разве только сместились акценты: ни один критически важный регион мира не должен находиться под преобладающим влиянием национальной мощи какой-либо враждебной США державы; критически важные для США регионы должны быть стабильны; мировая экономика и торговля должны быть открытыми для США и развивающимися, а демократия и права человека – соблюдаться; торговля наркотиками и международная преступность не должны подрывать стабильности международных отношений; распространение ядерного, химического и бактериологического оружия, а также других потенциально дестабилизирующих технологий должно быть ограничено; мировое сообщество должно быть в состоянии предотвращать катаклизмы международного масштаба и своевременно реагировать на них. США при этом должны поддерживать тесные контакты с другими наиболее влиятельными государствами мира и иметь с их помощью возможности оказывать влияние на решения и действия тех стран, которые в стоянии отрицательно повлиять на благополучие и политику США [2, с. 75].

Исходя из этой модели международных отношений, администрация Клинтона разделяла угрозы национальной безопасности США на три группы. К первой группе отнесены угрозы регионального и государственного происхождения. По своему характеру они в основном военно-политического свойства. Однако конкретного перечня таких государств в этом докладе не содержится. Во вторую группу включены транснациональные угрозы – терроризм, нелегальная торговля наркотиками, скрытые потоки оружия, международная организованная преступность, проблемы беженцев и экологические катаклизмы. Иран и Ливия названы государствами – спонсорами терроризма. Страны Центральной и Южной Америки, а также бассейна Карибского моря, некоторые страны Азии, в частности Ближнего Востока, рассматриваются как источники наркопотоков. Странами, где базируется международная преступность, считаются Италия, бывшие советские республики, включая Россию, Колумбия, Нигерия, а также ряд государств Юго-Восточной Азии. К третьей группе угроз отнесено оружие массового поражения. Американский же ядерный потенциал рассматривается как фактор сдерживания, который нужен для устрашения тех государств, которые могут применить такое оружие против самих США, а также их союзников. Противодействовать же вышеперечисленным угрозам США планировали на основе уже упоминавшейся превентивной военной и внешн ей политики и путем внедрения интеграционного подхода. Он заключается в том, чтобы под эгидой США объединить усилия основных стран мира, наладить отношения с ними в сфере безопасности для реализации общих интересов. Наряду с этим США считали необходимым развивать собственные возможности противодействия перечисленным угрозам для реализации своей ведущей роли в совместных действиях и для принятия односторонних мер. Средства и способы развития этих возможностей включают: во-первых, дипломатию, как первое средство урегулирования конфликта; во-вторых, вооруженные силы; в-третьих, разведка, особо важной функцией которой остается оценка уязвимости самих США; в-четвертых, огромное значение в борьбе с угрозами национальной безопасности имеет лидерство в космосе; в-пятых, помощь иностранным государствам рассматривается как важное средство профилактики угроз и формирования международных отношений; в-шестых, одним из приоритетных инструментов формирования международных отношений является контроль над вооружениями и их экспортом [2, с. 98]. На данном этапе США с помощью союзников намерены взять на себя многие функции управляющего международными отношениями, подтвердить репутацию незаменимого посредника, а в ряде случаев – и полицейского. Так, выступая на совместной сессии Конгресса в январе 2002 года, президент изложил концепцию, которую вскоре стали называть "доктриной Буша". "Мы будем разрушать лагеря террористов, срывать террористические планы и предавать террористов суду. И... мы должны помешать террористам и режимам, стремящимся приобрести химическое, биологическое или ядерное оружие, угрожать Соединенным Штатам и всему миру... Но время работает против нас. Я не буду наблюдать за событиями, пока опасность будет увеличиваться. Я не буду стоять в стороне, когда угроза надвигается все ближе и ближе. Соединенные Штаты Америки не позволят опаснейшим в мире режимам грозить нам самым разрушительным в мире оружием" (Приложение А).

Решающее значение для этой доктрины имеют два элемента. Первый – ощущение неотложности задачи, отразившееся в словах о том, что "время работает против нас". Второй заключается в том, что уникальная опасность, создаваемая оружием массового поражения, обязывает Соединенные Штаты быть готовыми принимать быстрые, решительные и упреждающие меры. Оба этих императива отражают идею о том, что каким бы высоким ни был риск действия, риск бездействия еще страшнее. Более того, Президент ясно дал понять, что наибольшую угрозу представляет небольшая горстка государств, особенно Ирак, Иран и Северная Корея, которые он назвал "осью зла". В данном случае беспокоит не только опасность того, что эти страны сами приобретут оружие массового поражения, но и тот риск, что они, в конечном счете, могут предоставить такое оружие другим, особенно террористическим группам, подобным "Аль-Кайде".

В последующие месяцы высокопоставленные представители внешнеполитического ведомства, равно как и Президент, более детально объяснили подход администрации, включая возможность упреждающего удара, т. е. принятия превентивных мер вместо того, чтобы пассивно ждать и реагировать только после того, как Соединенные Штаты или их союзники подвергнутся нападению. Так, министр обороны Дональд Рамсфелд заметил: "Террорист может напасть в любое время, в любом месте, используя любые приемы. Физически невозможно обеспечить постоянную защиту повсюду... Когда речь идет о чем-нибудь вроде оспы, или сибирской язвы, или химического оружия, или радиационного оружия, или убийства тысяч людей в Центре международной торговли, даже Устав ООН предусматривает право на самооборону. А единственный эффективный способ защиты – перенести бой туда, где находятся террористы... Поэтому упреждающее применение военной силы стало теперь рабочей идеей" [3, с. 123].

Впоследствии, выступая 1 июня в Военной академии США, Президент сказал собравшимся курсантам, что Америка должна быть готова к "упреждающим действиям, когда необходимо" защищать свободу и жизнь людей. В том же духе вице-президент Чейни обещал, что Соединенные Штаты "уничтожат террористические лагеря, где бы они ни находились", а об Ираке заметил, что нельзя допустить, чтобы "режим, полный ненависти к Америке, смог когда-либо угрожать американцам оружием массового поражения" [3, с. 124]. В то же время Государственный секретарь Коллин Пауэлл заметил, что если наносить упреждающий удар, то его надо наносить решительно. Он отметил также, что профилактика может быть связана не только с военной силой, но и с арестами, санкциями и дипломатическими мерами. Тогда встает вопрос, кто непосредственно играет наиболее важную роль в разработке внешн ей политики США? По заявлению Государственного секретаря США по вопросам политики Томаса Р. Пикеринга это: Президент и Государственный секретарь (Колин Пауэл), советник Президента по вопросам национальной безопасности (Кондолиза Райс), министр обороны (Дональд Рамсфелд), председатель объединенного комитета начальников штабов и, конечно, директор Центрального разведывательного управления (Джордж Тенет), который снабжает основных участников группы, разрабатывающей внешнюю политику США, последней информацией о событиях в мире [1, с. 67]. Что касается оценки угроз национальной безопасности, то ее можно рассматривать двояко – более или менее реальной, объективной информации и функционального образа. Основная функция образного представления об угрозах заключается в том, чтобы идентифицировать интересы США как интересы всего мира, убедить и побудить, а если нужно, то и вынудить все большее число государств помогать Вашингтону в продвижении и укреплении позиций в мире, а также в борьбе с всеобщими угрозами.

Делая вывод по данному вопросу, следует сказать, что при всем своем новаторстве «Доктрина Буша» вызывает ассоциации со стратегией национальной безопасности времен холодной войны, а не с долгосрочной концепцией, призванной отразить новые нетрадиционные угрозы 21 века. Администрация Буша-младшего почти полностью сосредоточила свое внимание на угрозе со стороны так называемых «государств-изгоев» и на связи между ними и международными террористическими организациями.

1.3.Приоритеты внешн ей политики США

Необходимость реформирования системы внешнеполитических институтов и дипломатической службы была осознана американской политической и академической элитой еще в середине 90-х годах ХХ века. Несколько весьма представительных комиссий и исследовательских центров в своих докладах пришли к единому выводу о системном кризисе, поразившем американскую дипломатию. Было признано, что механизм, созданный в годы «холодной войны», и весьма успешно себя тогда проявивший, в изменившихся реалиях рубежа тысячелетий требует серьезной реорганизации. В конце 2000 года, уже после избрания Дж. Буша-мл., был опубликован доклад комиссии Ф. Карлуччи, претендующий на обобщение выводов всех предыдущих комиссий и на выработку практических рекомендаций новой администрации. Уже при первом взгляде на этот документ бросалось в глаза несоответствие между масштабом кризиса, красочно обрисованного на первых страницах, и характером рекомендаций, которые преимущественно сводились к необходимости увеличения финансирования отдельных статей внешнеполитического бюджета.

Авторы доклада явно предпочитали подход, который можно определить как «консервативный реформизм», и надеялись без сколь-нибудь заметной ломки сложившейся структуры, путем постепенного повышения профессионализма сотрудников дипломатической службы, их безопасности и социальной защищенности, придти к качественному улучшению того, что они назвали «корпоративным духом», и в конечном итоге к более эффективной защите американских интересов за рубежом. На фоне совершенно справедливых суждений авторов «плана Карлуччи» о множестве новых угроз, о резком ухудшении отношения к США во многих странах, об интенсификации международных контактов на негосударственном уровне и других кардинальных изменениях в системе международных отношений, предложенный «терапевтический» подход к реформированию дипслужбы сразу представился многим критикам совершенно неадекватным решением. По общему признанию авторитетных американских ученых и политиков, стратегия национальной безопасности США сформировалась на почве военной стратегии как науки, имеющей универсальный характер, вобравшей в себя опыт многих народов и поколений.

Действительно, общее направление трансформации военной стратегии в стратегию национальной безопасности просматривается путем сравнения основных определений. В частности «военная стратегия есть искусство и наука применения вооруженных сил государства для достижения целей национальной политики путем прямого использования военной силы или угрозы ее применения» [5, с. 218].

«Стратегия представляет собой искусство и науку развития и использования политических, экономических, психологических и военных средств в соответствии с необходимостью мирного и военного времени для максимальной поддержки действий политического руководства страны с целью наращивания возможностей достижения победы и сокращения шансов потерпеть поражение» [5, с. 210].

Сопоставление этих двух официально принятых понятий говорит о том, что вооруженные силы США предназначены не только для ведения войн, но и решения многих других общенациональных задач. В то же время все элементы национальной мощи – в том числе и невоенные – могут быть использованы в сугубо военных целях. Таким образом, предусматривается не только расширение сферы применения силовых компонентов национальной мощи, но и концентрация всех ресурсов государства для решения более узкого круга военных задач в случае чрезвычайных обстоятельств.

Национальная безопасность в свою очередь может рассматриваться как более конкретное выражение совокупности главных национальных целей и является сферой совместной деятельности внутренней и внешн ей политики. В частности, национальная безопасность – это условие развития государства, обеспечиваемое военным превосходством США над любой иностранной державой или коалицией стран, благоприятной позицией американской дипломатии в сфере международных отношений, военным потенциалом, обеспечивающим успешное противодействие явным или тайным враждебным или разрушительным действиям как извне, так и внутри страны [5, с. 211].

Учитывая значимость приведенных выше официальных установок можно сделать вывод, что точкой отсчета в определении и анализе существующих и потенциальных угроз являются национальные интересы в конкретном понимании людей, находящихся у власти, т. е. стратегические цели страны. Поэтому первым признаком военной или какой-либо другой угрозы национальной безопасности является несоответствие национальных интересов и целей других субъектов международных отношений (в первую очередь государств, а также военных коалиций, организаций) национальным интересам США. Новая стратегия США включает принципиально новые положения:

1  основные угрозы безопасности США исходят от государств-изгоев и террористических сетей. "Серьезнейшая опасность... находится на перекрестке радикализма и технологий" [6, с. 90]. Государства-изгои и террористические сети стремятся получить оружие массового уничтожения. Этим мотивируется переход от политики нераспространения оружия массового уничтожения к противораспространению, то есть изъятию у некоторых государств такого оружия;

2  констатация неоднократной поддержки международного терроризма тем или иным государством (т. е. включение его в "список пособников терроризма") предполагает принятие в отношении него четырех основных наборов санкций со стороны правительства США: Запрет на экспорт и продажу товаров, имеющих отношение к вооружениям; контроль над экспортом товаров двойного применения, предусматривающий уведомление Конгресса за 30 дней о поставках товаров и услуг, способных в существенной степени увеличить возможности любой из включенных в список пособников терроризма стран в деле поддержки терроризма; запреты на оказание экономической помощи; ряд финансовых и других ограничений, в том числе условие, согласно которому Соединенные Штаты обязаны возражать против предоставления кредитов со стороны Всемирного банка и других международных финансовых институтов;

3  США не допустят достижения какой-либо страной военного паритета;

4  США намерены применять военную силу первыми, чтобы предупредить враждебные действия, даже если нападение на США в данный момент не готовится или невозможно: "Америка будет действовать против возникающих угроз, прежде чем они полностью сформируются" (Приложение А).

Проанализировав данные статьи, мы пришли к достаточно суровым выводам. США намерены остаться единственной в мире страной, имеющей право на применение силы против угроз прежде, чем они полностью сформируются, и не позволят другим нациям использовать предварение как оправдание для агрессии. Также американцы собираются изымать оружие массового уничтожения у «некоторых» стран, думается, что у тех, у кого оно есть, хотя это еще не факт. Вполне возможно, что США могут применить этот пункт против просто не угодной им страны, т. е. не отбирать оружие, а хотя бы просто организовав поиски этого оружия, а в последствие сослаться на недостоверность данных разведки, при чем опять-таки не своей, а скажем Никарагуа. Что говорит о стремлении Штатов править миром. Также в этой новой доктрине мы видим явственное заявление всему миру, что только американцы должны быть супердержавой и только они должны иметь оружие массового уничтожения. В общем, Америка поставила своего рода ультиматум мировому сообществу, действуя по принципу, кто не с нами, тот против нас.

Доктрина Буша содержит несколько элементов, на которые, на наш взгляд, следует обратить наибольшее внимание: Во-первых, террористическое нападение на здания в Нью-Йорке и Вашингтоне рассматривается в доктрине как нападение на всех, на весь мир. Объявленная президентом и конгрессом США война является, таким образом, по выражению Дж. Буша, “не только битвой Америки, но битвой всего мира, битвой цивилизации”. Смысл ее в том, что “цивилизованный мир объединяется вокруг Америки”. Второй элемент доктрины Буша — принцип “кто не с нами, тот против нас”. Отказ какого-либо государства объединиться с республиканской администрацией автоматически означает перевод данного государства в список “врагов свободы”. Хотя некоторые из этих врагов — Сирия, Судан, Ливия и особенно Иран — активно приглашаются Вашингтоном в состав “антитеррористической коалиции”. Самое поразительное в новой доктрине то, что Джордж Буш вслед за бен Ладеном моделирует совершенно идентичную картину мира как глобального противостояния двух сил, в котором не может быть середины.

Глобальную “войну с терроризмом” предлагается рассматривать как аналог “холодной войны” Запада против советского коммунизма. Комментируя этот пункт, газета “Вашингтон пост” писала: “...Аналогия несет в себе очень большой смысл. Она подводит дополнительное основание под высказывание Буша о том, что борьба будет длительной. Соединенные Штаты боролись с коммунистическим тоталитаризмом многие десятилетия... Если враг стремится разрушить цивилизацию, никакой приоритет не может быть более важным, чем уничтожение этого врага, как и во времена “холодной войны” (Приложение Б).

Эти реминисценции подразумевают не только длительность, но и тотальный характер противостояния, при котором в борьбе с “врагами свободы” используется полный набор военных, финансовых, информационных и иных средств. Статья гласит, что нападение на одного из членов альянса следует рассматривать как нападение на всех его членов. Данная статья — чистый продукт “холодной войны”, предназначавшийся для “сдерживания” СССР. Именно эту реликтовую статью актуализировали сейчас США и НАТО. Решение НАТО от 12 сентября в совокупности с резолюцией конгресса США от 14 сентября создают военно-политический механизм, резко увеличивающий напряженность в мире. Резолюция конгресса разрешает президенту США использовать военную силу в любом объеме и любой точке земного шара против тех “государств, организаций либо лиц”, которых президент определит (по его усмотрению) как причастных к террористическим атакам 11 сентября, “с целью предупредить будущие акты международного терроризма со стороны этих государств, организаций либо лиц”.

Важным идеологическим элементом доктрины Буша является, по выражению президента радиокомпании “Свобода” Томаса Дайна, “укрепившийся (после 11 сентября) американский национализм” (Приложение А). Доктрина сдерживания отвергается почти целиком, поскольку она также мало пригодна для мира безграничных экономических систем и агрессоров, у которых нет государства и определенной территории, закрепленной за ними. Совсем не случайно эти перемены стали достоянием общественности именно тогда, когда правительство сообщило об аресте исламского экстремиста, который хотел взорвать в Соединенных Штатах радиологическое устройство. Растущая опасность, которую представляют собой подобные необычные угрозы, является главной движущей силой, принуждающ ей политиков принижать роль устрашения и сдерживания, и прибегать к другого рода мерам.

К таким, например, какие мы наблюдаем сейчас по всем каналам общественного телевидения. Как отметил президент США в своей речи перед выпускниками военной академии Уэст-Пойнт 1 июня 2002 года, "устрашение - угроза массированного удара возмездия против стран - ничего не значит против тайных террористических группировок, не имеющих ни страны, ни граждан, которых они должны защищать". Он предупредил, что, "если мы будет дожидаться, пока угрозы полностью материализуются, то мы опоздаем. В мире, в который мы вошли, единственный путь к безопасности - это путь действия. И эта страна будет действовать" (Приложение А) .

Таким образом, мы можем констатировать, что доктрина Буша-младшего приходит на смену пассивной концепции устрашения времен "холодной войны", предлагая более динамичную стратегию, которая в большой мере полагается на упреждающие действия и активную оборону. Президент и его главные советники считают, что разнообразный набор угроз, с которыми сегодня сталкивается страна, включает некоторых противников, которых невозможно устрашить и, следовательно, нужно уничтожить или разоружить. Сегодня характер угроз изменился. Сейчас это действующие лица, которые слишком привержены своей идее, слишком склонны к авантюризму, слишком иррациональны или просто слишком неопределенны, чтобы можно было эффективно отговорить их от насильственных действий, или решить проблему дипломатическими способами.

Говоря об итогах данной главы, необходимо отметить тот факт, что стратегия Дж. Буша младшего представляет собой по сравнению со стратегиями предыдущих президентов жесткое руководство к действию в обеспечении безопасности страны и борьбы с внешними угрозами. По своей направленности рассматриваемая стратегия напоминает стратегию времен холодной войны, с ее направленностью против противника и готовностью к борьбе с применением силы. Что касается поддержки доктрины, то на внутренней арене, хотя по другим вопросам резкие партийные разногласия очевидны, во внешн ей политике сохраняется широкая двухпартийная поддержка. В то же время общественное мнение твердо поддерживает войну с террором. Реакция международного сообщества на доктрину Буша сложнее, и с союзниками и другими странами возникли разногласия по Ираку, Ближнему Востоку и по вопросу о том, до какой степени Соединенные Штаты должны играть решающую роль в своем подходе к широкому кругу международных проблем. Впрочем, многие из этих разногласий остаются чисто риторическими, и широкое сотрудничество в военной и разведывательной деятельности продолжается. В какой-то мере зарубежная реакция – неизбежное следствие американского первенства.

И все же приглушенная реакция и тенденция к тому, чтобы она оставалась во многом символической, отражает отсутствие эффективных средств международного правоприменения через действующие региональные и международные институты. В конечном счете, доктрина Буша представляет собой стратегию защиты Соединенных Штатов от возможных нападений с применением оружия массового поражения. Кроме того, она воплощает в себе уникальную мировую роль Америки в защите других от подобных разрушений. Но это, конечно же, все по словам американской стороны. Ведь США избрали такую тактику, когда они сначала помогают развивающимся государствам, при чем тем, у кого есть какие-либо природные богатства, а потом как удав, сжимая кольцо вокруг своей жертвы. И вот уже в той или Ионой стране правит Америка, все равняются на штаты. И вообще появление новой стратегии Буша явилось лишь новым витком в захвате мирового первенства. Конечно, Америке не совладать с развитыми странами, но «захватывая» по одной развивающиеся страны она надеется на претворение своих стремлений в жизнь. Ведь не случайно стратегия национальной безопасности Дж. Буша так напоминает политику американской стороны имевшей место быть в период холодной войны. Ведь не зря говорят, что все новое - это хорошо забытое старое. А в данном случае данная новая стратегия явилась продолжением старых идей мирового лидерства времен холодной войны.

2 Реализация новой стратегии национальной безопасности США

2.1 Направления реализации "Доктрины Буша" во внешн ей политике

До терактов 11 сентября 2001 года США прилагали ничтожно мало усилий к борьбе с финансированием террористов. До 1985 года в структуре американской власти даже не было органа, на который была возложена подобная функция. После терактов ситуация изменилась. Ныне для замораживания счетов или других финансовых активов лиц, подозреваемых в пособничестве террористам, нужно лишь наличие достаточного основания (например, данных разведки). Гражданам и организациям США запрещено вести деловую деятельность или заключать какие-либо сделки с контрагентами, которые предположительно имеют какую-либо связь с террористическими организациями. Ряд государственных агентств создали особые структуры, призванные бороться с финансированием террористов.

Однако в структуре государственной власти США до сих пор нет министерства, управляющего подобной деятельностью в масштабе страны. После терактов 11 сентября 2001 года США ввели в действие ранее невиданную тактику: они не считают лиц, подозреваемых в терроризме, уголовными преступниками и военнопленными. Фактически, подозреваемые в терроризме обрели некий новый статус, который не упоминается в международных конвенциях. В итоге, была открыта тюрьма на военной базе Гуантанамо, где и содержатся люди, которые не попадают под общепринятое действие международных и национальных законов. Администрация США называет этих людей "незаконными" или "враждебными комбатантами","лицами, воевавшими на стороне противника" или "террористами". Их дела рассматривают не обычные суды, а военные трибуналы.

Сразу после 11 сентября администрация Буша переключила внимание на войну с терроризмом. Во-первых, на внутреннем фронте администрация запросила и получила от Конгресса совместную резолюцию, санкционирующую применение военной силы при осуществлении законной самообороны. Резолюция гласит: "Президент уполномочен применять всю необходимую и надлежащую силу против тех стран, организаций или лиц, которые, по его определению, планировали, санкционировали, совершали или помогали совершить террористические акты, произошедшие 11 сентября 2001 года... с тем, чтобы предотвратить любые будущие акты международного терроризма против Соединенных Штатов". Во-вторых, события 11 сентября 2001 г. продемонстрировали неспособность американских спецслужб быстро реагировать на «угрозы нового тысячелетия» (Приложение Б).

Таким образом, возникла необходимость принятия тех или иных организационных мер. 21 сентября, выступая перед Конгрессом США, президент Джордж Буш-младший объявил о создании нового федерального ведомства - Управления внутренней безопасности, которое должно координировать действия различных федеральных агентств, отвечающих за все, что связано с безопасностью страны. Руководитель УВБ имеет ранг министра и подчиняется непосредственно президенту США.

В полномочия новой структуры входит координация работы всех государственных ведомств, занимающихся вопросами внутренней безопасности. 27 ноября 2002 г. Президентом Бушем был подписан закон, санкционирующий разведывательную деятельность на 2003 бюджетный год и учреждающий независимую комиссию по расследованию терактов 11 сентября в США. «Сегодня я подписал "Закон о полномочиях разведки на 2003 финансовый год" (H. R. 4628), который санкционирует ассигнования на разведывательную деятельность США, включая мероприятия, необходимые для успеха в войне с мировым терроризмом. Этот закон также учреждает Национальную комиссию по террористическим актам против Соединенных Штатов, которая проведет расследование и доложит о фактах и причинах, относящихся к терактам 11 сентября. Комиссия воспользуется результатами совместных расследований, проведенных Конгрессом, чтобы тщательно изучить обстоятельства, сопровождавшие эти атаки, и уроки, которые надлежит из них извлечь. Рассчитываю, что заключительный доклад комиссии будет содержать важные рекомендации в отношении шагов, которые можно предпринять для повышения нашей готовности и способности реагировать на теракты в будущем. Многие положения закона, включая статью 342 и главу VIII, устанавливают новые требования к исполнительной власти по раскрытию секретной информации. Как я отмечал при подписании прошлогоднего закона о полномочиях разведки и других подобных законов, исполнительная власть будет рассматривать такие положения в соответствии с конституционным правом Президента не разглашать информацию, раскрытие которой могло бы отрицательно повлиять на международные отношения, национальную безопасность, совещательные процедуры исполнительной власти или осуществление ее конституционных обязанностей.

Первое, что Соединенные Штаты сделали сразу же после событий 11 сентября – это добились единодушного голосования Совета Безопасности ООН 28 сентября 2001 года. Резолюция 1373, принятая в соответствии с Главой VII Устава ООН, которая наделяет Совет Безопасности широкими полномочиями по исполнению своих решений и делает резолюцию обязательной для всех стран-членов ООН, обязывает все государства-члены Организации объявлять вне закона финансовую деятельность "Аль-Кайды", обмениваться разведданными и принимать меры по предотвращению передвижения террористов. Хотя резолюция имеет скорее символический, чем практический эффект, она придает многостороннюю легитимность возглавляемой американцами борьбе с терроризмом. Во-вторых, 19 членов НАТО впервые в истории альянса прибегли к Статье V Североатлантического договора. Статья V трактует нападение на одно государство-член НАТО как нападение на всех и обязывает их принимать меры в соответствии со своими конституционными процедурами. В итоге 16 из 19 стран выделили военнослужащих для участия в афганской кампании, несмотря на то, что официально эта война не ведется как операция НАТО.

Дополнительное политическое, военное и разведывательное содействие было оказано также большим числом государств, включая Россию, Китай и многих азиатских и ближневосточных соседей Афганистана [8, с. 62]. Администрация Буша-младшего заявляет, что для обеспечения национальной и международной безопасности, а также защиты американских идеалов не существует альтернативы, кроме политики глобального лидерства и доминирования. В соответствии с этой доктриной, наиболее ярко выраженной в «Стратегии национальной безопасности», США не только должны поддерживать свое военное превосходство в мире, но и имеют право на нанесение превентивного удара по любой стране, в которой они видят существующую или потенциальную угрозу своей безопасности и интересам. Для реализации этой радикальной внешнеполитической доктрины безопасности требуется создание широкой сети баз передового базирования американских войск по всему миру.

Многие американские политологи считают «доктрину Буша» весьма опасной и далеко не единственной внешнеполитической концепцией. Она опасна, потому что игнорирует сложившуюся систему международно - правовых отношений, отвергает идеи и механизмы коллективной безопасности, провозглашенной в уставе ООН, и превращает США в своего рода «Международный Комитет бдительности. Этот комитет уполномочен выступать в роли полицейского, судьи и палача одновременно («Комитеты бдительности» были широко известны во времена разгула «судов Линча» в США). Она опасна, потому что может ввергнуть Америку в новые войны с непредсказуемыми последствиями и создать прецедент для других стран, имеющих желание использовать военную силу на чужой территории под предлогом обеспечения собственной безопасности и защиты национальных интересов.

Однако, в США по прежнему популярна внешнеполитическая стратегия безопасности, основанная на понимании общих целей и разделении общей ответственности со своими партнерами. В начале 21 века мир столкнулся с новыми непредсказуемыми угрозами. Это и международный терроризм, и СПИД, и проблема распространения оружия массового уничтожения, и природные катаклизмы глобального масштаба, и усиление нестабильности и кризисы мировой экономики. Ни одна из этих проблем не может быть решена с помощью американской военной силы. И даже такая мощная страна как США не в силах решить эти проблемы в одиночку.

Тем не менее, администрация Буша-младшего настаивает на внешнеполитическом курсе, в основе которого лежат идеи американского превосходства и исключительности. Нынешнее американское политическое руководство упорно продолжает движение в этом опасном направлении, несмотря на протесты, не только своих союзников, но и практически всего международного сообщества. Напомним некоторые из элементов «стратегии Буша»:

1  аннулирование договора по противоракетной обороне и одновременные миллиардные расходы на реализацию химерической идеи создания национальной системы противоракетной обороны;

2  фактическое разрушение Договора о нераспространении ядерного оружия и Договора о всеобъемлющем запрете на ядерные испытания. При этом мы можем отметить, что США сами не прочь провести новые испытания и не отвергают идею нанесения превентивного ядерного удара по государствам, не обладающим таким оружием. В 1996 году Ричард Перл, будучи руководителем исследовательской группы Института перспективных стратегических и политических исследований, представил приход правительства Ликуда во главе с Беньямином Нетаньяхом в работе "Полный разрыв: Новая стратегия безопасности государства".

Данный документ стал источником широкого обсуждения, поскольку содержал существенную часть того, что в настоящее время известно как "Доктрина Буша", и явно приводил доводы в пользу изменения иракского режима, вследствие чего он подвергает сомнению нынешнюю программу высших советников президента. Кроме критики Трудовой партии Израиля за поиски путей мирного урегулирования с соседними палестинцами, доклад убеждал Нетаньяха тесно сотрудничать с Турцией и Иорданией для сдерживания, дестабилизации и устранения некоторых из наиболее опасных угроз. Конфронтация арабских и мусульманских врагов подобных Ирану и, прежде всего Сирии и ее ливанского преемника Хезболлах, имела первостепенную важность.

Таким образом, мы можем сказать, что свержение багдадского лидера стало первым шагом, идеально соответствующий реализации данной цели: "Израиль может формировать свои стратегические условия в сотрудничестве с Турцией и Иорданией, ослабляя, сдерживая и даже отодвигая назад Сирию. Эти усилия могут быть сосредоточены на устранении Саддама Хусейна от власти в Ираке, что является важной стратегической целью Израиля по обеспечению его собственных прав, а также средством для сдерживания региональных амбиций Сирии. Иордания недавно бросила вызов региональным амбициям Сирии, предложив восстановить династию Хашимитов в Ираке" (Примечание: Хашимиты управляли западной Аравией от имени Османской империи до Первой Мировой войны). Это вызвало иордано-сирийское соперничество, к которому Асад Хафез (тогдашний президент Сирии) ответил наращиванием усилий по дестабилизации Королевства Хашимит…" [8, с. 90].

Координация усилий с дружественными государствами Турцией и Иорданией по устранению Саддама Хусейна и восстановлению власти Хашимитов над Ираком, как обещают авторы "Полного разрыва", была бы по существу изоляцией и потому ослаблением Сирии. Восстановление Хашимитов могло бы также решить Ливанскую проблему, если бы Хашимиты управляли Ираком, они могли бы использовать свое влияние над Наджафом (сосредоточием шиитской власти в Ираке, имеющим исторические связи с шиитским большинством в южном Ливане), чтобы помочь Израилю оторвать шиитов южного Ливана от Хезболлаха, Ирана и Сирии. Ричард Перл со своей группой также поддерживали использование военной силы против противников Израиля и советовали принять эту тактику в качестве государственной политики. В его работе рекомендуется развивать американскую поддержку в качестве средства упреждения, поддерживая совместную философию через силу, что отражает неразрывность с такими западными ценностями как самоуверенность. Новый премьер-министр должен выдвинуть на первый план свое желание более близко сотрудничать с США по противоракетной обороне. Данный шаг не только бы противостоял реальной угрозе, но и расширил бы поддержку Израиля среди членов конгресса США, которые может быть мало знали про сам Израиль, но очень заботились о противоракетной обороне. В виду одобрения администрацией Буша превентивных действий, как имеющего силу положения внешн ей политики и реализации его в Ираке, возникают предположения о мотивах действий людей подоб

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Политика администрации Дж. Буша–младшего в отношении национальной безопасности". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 580

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>