Дипломная работа на тему "Особенности интеграции в странах ЮВА в конце ХХ - начале XXI вв"

ГлавнаяМеждународные отношения → Особенности интеграции в странах ЮВА в конце ХХ - начале XXI вв




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности интеграции в странах ЮВА в конце ХХ - начале XXI вв":


МИНИСТЕРСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ И НАУКЕ

Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Российский государственный гуманитарный университет»

ИНСТИТУТ ЭКОНОМИКИ, УПРАВЛЕНИЯ И ПРАВА

ФАКУЛЬТЕТ УПРАВЛЕНИЯ

Кафедра мировой политики и международных отношений

Дипломная работа

Особенности интеграции в странах юва в конце хх - начале xxi вв.

студентки 5 курса очной формы обучения

Новикова Софья Юрьевна

Москва 2010

Содержание

Введение

1. КООРДИНАЦИЯ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ СТРАН АСЕАН В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВВ.

1.1 Основные направления внешней политики

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных работ предлагает вам приобрести любые проекты по необходимой вам теме. Безупречное написание дипломных работ по индивидуальному заказу в Уфе и в других городах России.

1.2 Проблемы безопасности в ЮВА: терроризм, сепаратизм, формирование новых государств

1.3 Сотрудничество России и стран АСЕАН

2. ПРОБЛЕМЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ СТРАН РЕГИОНА В КОНЦЕ XX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА

2.1 Экономическое развитие ЮВА

2.2 Межгосударственная кооперация стран региона: экономика, энергетика, инфраструктура

2.3 Взаимодействие с другими странами (КНР, Япония, США, ЕС, РФ)

3. ОРГАНИЗАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ СТРАН АСЕАН В XXI ВЕКЕ

3.1 Проблемы расширения

3.2 Новые форматы сотрудничества

3.3 Углубление интеграции в рамках АСЕАН

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

внешняя политика страна интеграция

Актуальность. На современном этапе развития пристальное внимание политиков, историков, общественности приковано к перспективным направлениям интеграции и глобализации в мире, что вызывает интерес к региональным институтам интеграции. Региональная интеграция — важная особенность развития современных международных отношений; в мире практически не осталось государств, которые бы не являлись членами одной или нескольких их групп. Интеграционные группировки превратились в важный инструмент мировой политики, внешнеторговой и инвестиционной мировой экономики.

Изменение внешнеполитических курсов многих государств последних лет, новые приоритеты экономической и политической регионализации отношений поставили перед странами Азии совершенно иные задачи. Продолжающаяся трансформация роли регионального сотрудничества государств Азии в сторону углубления интеграции однозначно указывает на постепенное и планомерное усиление глобальных процессов в мире.

Актуальность обращения к проблемам интеграции в Юго – Восточной Азии (далее ЮВА) обусловлена следующими факторами.

В современном глобализирующемся мире рост влияния региональных аспектов развития стал играть существенную роль в мировой политике. Приоритет регионального взаимодействия стран ЮВА является показателем интеграции. Взаимодействие стран ЮВА происходит на разных уровнях: экономическом, политическом, социо-культурном.

В рамках нового мирового финансового кризиса проблема экономической интеграции является одной из значимых для решения многих проблем стран ЮВА.

Кроме того, важность и значимость исследования обусловлена также политическим развитием отдельных стран ЮВА, которые интегрируются в мировое сообщество, в том числе и методом региональной интеграции.

На сегодняшний день особую актуальность имеет вопрос обеспечение безопасности. В частности, политическое сотрудничество стран ЮВА должно быть нацелено на оптимальное взаимодействие по вопросам безопасности региона.

Проблема интеграционных процессов в странах ЮВА является сложной, многоаспектной, которая требует выявления: проблем эффективности интеграции в современных глобальных процессах, проблем углубления интеграции, проблем обеспечения региональной безопасности в рамках региональных организаций, например, таких как Ассоциация государств Юго – Восточной Азии (далее – АСЕАН).

Объектом исследования являются страны ЮВА.

Предмет исследования – особенности интеграции в странах ЮВА в конце ХХ в. - начале XXI в.

Целью дипломной работыявляется исследование проблем интеграции в Юго–Восточной Азии в конце XX – начале XXI вв.

Поставленная цель потребовала решения следующих научных задач:

- Выявить основные направления политического взаимодействия стран;

- охарактеризовать проблему безопасности в ЮВА;

- рассмотреть особенности экономической интеграции ЮВА в конце XX - начале XXI вв.;

- изучить новые формы сотрудничества в рамках АСЕАН;

- изучить взаимодействие с другими странами, в том числе Россией.

Проблема внешней политики стран ЮВА затрагивалась еще в советской научной литературе. Среди исследователей стоит назвать: А. Арбатова, О. Арина, Е. Бажанова, Д. Балуева, А. Богатурова, А. А. Воскресенского, В. Денисова, А. Загорского, В. Корсун, Б. Кулик, В. Ли, В. Лукина, В. Михеева, К. Малетина, Д. Мосякова, М. Носова.

Интегративные процесса стран ЮВА в отечественной научной литературе подробно стали разрабатываться в постсоветское время. Особое значение для отечественных исследователей имеет проблема безопасности в рамках регионального сотрудничества. Большое внимание также уделялось и уделяется экономическим аспектам интеграции.

Особое место в исследовании указанных проблем занимают труды таких ученых, как: Е. В.Колдунова, О. В.Копылов, Н. П.Малетин, Д. В.Масяков, В. Г.Орлов, М. Г.Осипова, А. А.Рогожин и других.

Современные отечественные исследователи подходят к вопросу роли АСЕАН комплексно, они рассматривают различные аспекты и проблемы развития АСЕАН в контексте процессов глобализации и регаонализации.

В структурном отношении работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Координация внешней политики стран АСЕАН 1.1 Основные направления внешней политики

С точки зрения политической географии АСЕАН представляет собой региональную структуру, центр которой находится в Юго – Восточной Азии.

Исторические и политические аспекты развития стран ЮВА во второй половине ХХ в. обусловили «возникновение, институциональное оформление и развитие уникальной в своем роде региональной организации, существование которой является одной из успешных региональных интеграций»[1].

По мнению Э. Г.Миракян, огромное значение в формировании АСЕАН имело развитие мировой системы после Второй мировой войны, прежде всего, образование социалистических государств, получение рядом стран независимости и склонность их к политике нейтралитета, ослабление военно-стратегических позиций Великобритании, создание военно-политического блока АНЗЮС, расширение влияния США, стремление к биполярной структуре АТР[2]. В этих и других исторических факторах сложились предпосылки тенденций взаимосвязанных стран к блоковому объединению.

В современных теоретических исследованиях выделяются два основных типа регионализации. Первый связан с появлением и активным возвышением региональных держав, и, как следствие с их стремлением использовать региональную среду в своих интересах, то есть построить путем соглашений или неформальных практик такие отношения с менее крупными региональными государствами, которые бы отвечали политическим и экономическим задачам региональной державы.

Второй тип регионализации в рамках данной типологии предполагает возникновение региональных интеграционных группировок, которые в случае успешного развития, создают некое обособленное региональное экономическое пространство в рамках мировой экономики[3].

В самом общем виде создание и деятельность Ассоциации стран Юго-Восточной Азии относится к процессам регионализации второго типа, причем в более широком плане, то есть выходящим за рамки исключительно экономических аспектов.

Специфические исторические и политические условия эволюции юго-восточноазиатского региона во второй половине XX в. обусловили возникновение, институциональное оформление и развитие уникальной в своем роде региональной организации[4], существование которой может рассматриваться в качестве одного из наиболее успешных примеров создания региональной интеграционной группировки в незападном мире.

Таким образом, современная динамика развития АСЕАН происходит в русле тенденций «нового регионализма»[5], который, во-первых, охватывает гораздо большее число областей жизнедеятельности (торговля, экономическое развитие, окружающая среда, новые процессы в области безопасности и т. д.), во-вторых, связан с взаимодействием не только государств, но и негосударственных акторов, в-третьих, тесным образом связан с процессами глобализации, развивается в глобальной среде, учитывает транснациональные и межрегиональные процессы.

АСЕАН (Association of Southeast Asian Nations) как региональная организация возникла в августе 1967 г. в г. Бангкоке (Таиланд), вместе с подписанием «Декларации АСЕАН», более известной как «Бангкокская декларация»[6].

АСЕАН является политической, экономической и культурной региональной межправительственной организацией, которая объединяет страны, расположенные в ЮВА. Непосредственно образующими государствами являлись Индонезия, Малайзия, Сингапур, Таиланд и Филиппины. Позже присоединились Бруней-Даруссалам (1984 г., после обретения независимости), Вьетнам (1995 г.), Лаос и Мьянма (1997 г.), Камбоджа (1999 г.)[7].

Общая площадь, занимаемая странами АСЕАН, составляет 4,5 млн. кв. км. c населением в 570 млн. чел. Члены Ассоциации говорят на 14 официальных языках, исповедуют, по меньшей мере, 7 религий. Среди стран есть как монархии, так и республики с разной степенью демократизации[8]. Совокупный ВВП АСЕАН достигает $1 064 млрд., внешнеторговый оборот - $1 442 млрд.[9]. По этим показателям АСЕАН занимает 5-ое место в мире среди экономических группировок после ЕС, НАФТА, ЮСН (Южноамериканского Сообщества Наций) и СААРК (Ассоциации регионального сотрудничества).

АСЕАН была создана для экономического сотрудничества, но уже из Бангкокской декларации было видно намерение учредителей развивать политическое сотрудничество[10]. Это подчеркивает и авторитетный исследователь Н. П. Малетин, который считает, что «АСЕАН несмотря на декларируемые цели экономического сотрудничества с самого начала своей деятельности решала политические задачи»[11].

С начала своего существования АСЕАН столкнулась с острыми проблемами, поскольку негативно сказывались несогласованность действий членов Ассоциации, недоверие между ними, различие уровней развития и исторических условий стран. Политические разногласия и проявления национализма заставляли акцентировать их усилия на интенсификации процесса взаимодействия на основе приоритета национальных интересов под лозунгом «единство в многообразии», создание коллективными усилиями атмосферы доверия, углубление интеграции, организация отпора «наступлению коммунизма»[12].

Анализ существования АСЕАН, по мнению Е. В.Колдуновой[13], показал, что опыт АСЕАН в области функциональной экономической и политической интеграции оказался невелик. С одной стороны, такую ограниченную функциональную составляющую организации можно отнести на счет тех базовых параметров, которые изначально были заложены в качестве фундамента деятельности АСЕАН. К ним относятся принцип суверенного равенства и невмешательства во внутренние дела друг друга.

С другой стороны, многие исследователи полагают, что реальная задача АСЕАН состояла совсем не в достижении определенных интеграционных задач, а в снижении риска межгосударственной конфронтации и насилия в целом[14]. Действительно, за период с момента создания АСЕАН регион достиг существенного прогресса в области политической и экономической модернизации, а так же мирного развития. Очевидное затруднение в данном случае заключается в том, чтобы установить причинно-следственную связь между существованием и деятельностью АСЕАН, с одной стороны, и общим снижением региональной конфликтности, с другой.

Исследователь Тимо Кивимяки[15] для исследования причин возникновения АСЕАН использовал критерий количественного измерения конфликтов.

После вступления государств Юго-Восточной Азии в АСЕАН непосредственно сократилось количество межгосударственных конфликтов между самими членами Ассоциации. В качестве одного из факторов, подкрепляющих данные положения, могут рассматриваться внутренние эффекты от деятельности АСЕАН: попытки сформировать особую региональную идентичность и нормативную культуру, а также в целом поворот стран региона к целям развития вместо конфликтности, проявляющийся в акте присоединения к региональной организации сотрудничества[16]. При этом участие в региональном объединении отнюдь не означало стремления к транснациональному или наднациональному союзу, а скорее к созданию институциональному формата мирного согласования позиций[17].

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

На современном этапе, отвечая на вызовы XXI в., страны АСЕАН берут курс на инновационный путь развития. Необходимость такого курса предопределяется стремлением эффективного вхождения в глобальное производство, требующее усиления интеграционного взаимодействия, выработки принципиально новых подходов к производственно-технологической кооперации с зарубежными странами, прежде всего, в рамках региональной интеграции[18].

АСЕАН на современном этапе развития является весомым элементом региональной и глобальной политической архитектуры в ЮВА[19].

Нормативно–правовой основой деятельности АСЕАН является: Декларация АСЕАН (1967), Декларация о зоне мира, свободы и нейтралитета в Юго-Восточной Азии (1971) (Куала-Лумпурская декларация)[20], Договор о дружбе и сотрудничестве (Treaty on Аmity and Cooperation - TAC) (1976)[21], Манильская декларация[22], Договор о создании в Юго-Восточной Азии зоны, свободной от ядерного оружия (Бангкокский договор) (1995)[23], Декларация о совместных действиях по противодействию терроризму (принята в Брунее в ноябре 2001 года[24]), Устав АСЕАН[25].

В последнее время АСЕАН, все более активно участвует в международной жизни, где происходят фундаментальные изменения. В отличие от идеологизированных подходов к мировым проблемам, АСЕАН дает пример выстраивания межгосударственных отношений в духе равноправного сотрудничества, уважения интересов друг друга, учета исторических, национальных и культурно-цивилизационных особенностей входящих в объединение государств.

На современном этапе сотрудничество в рамках АСЕАН осуществляется по самым различным и актуальным для мировой политики направлениям, таких как:

- В экономической сфере;

- В сфере безопасности;

- В гуманитарной и культурной сфере;

- В военной сфере;

- В борьбе с угрозами мирового порядка: терроризм, наркотрафик;

- В рамках международных организаций[26].

Приоритетные направления развития АСЕАН, обозначенные в Декларации, прямо вытекают из факторов, способствующих интенсификации ее становления.

Главный вектор работы АСЕАН связан с обеспечением региональной безопасности. Центральное внимание уделяется также:

- поддержанию мира и укреплению безопасности и доверия в рамках АСЕАН;

- взаимодействию по различным внешнеполитическим проблемам, которые затрагивают интересы АСЕАН;

- выработке и реализации мероприятий по угрозам безопасности современного мира: терроризм, сепаратизм и экстремизм, незаконный оборот наркотиков и оружия, другие видам транснациональной преступной деятельности, а также незаконная миграция;

- координация усилий по вопросам разоружения и контроля над вооружениями[27].

1.2 Проблемы безопасности в ЮВА: терроризм, сепаратизм, формирование новых государств

Деятельность АСЕАН одной из первостепенных задач ставит деятельность по борьбе с такими угрозами безопасности, как терроризм, сепаратизм, борьба с наркотиками.

Основными базовыми принципами сотрудничества стран ЮВА в области безопасности явились следующие:

- Неприсоединение к военным блокам;

- Мирный подход в разрешении внешнеполитических проблем;

- Разрешение конфликтов ненасильственными методами;

- Отказ от ядерного оружия и от другого оружия массового уничтожения и недопущение гонки вооружений в странах ЮВА;

- Отказ от применения силы или угрозы силы[28].

Страны ЮВА в рамках АСЕАН отводят первоочередное место вопросам урегулирования внутренних конфликтов, достижения консенсуса в противодействии экстремизму и наркомафии, свидетельством чего вначале стало создание антитеррористических структур, а также подписание нормативных актов в данной области.

Основными направлениями борьбы с терроризмом являются:

1.  координационно-оперативное направление (координация и взаимодействие компетентных органов стран-участниц в борьбе с терроризмом, экстремизмом, проведении антитеррористических учений);

2.  международно-правовое направление (участие в подготовке международных документов по вопросам борьбы с терроризмом, в том числе в рамках ООН);

3.  информационно-аналитическое направление (формирование и пополнение, сбор и анализ информации по вопросам борьбы с терроризмом)[29].

На встрече министров иностранных дел стран АСЕАН в Джакарте, которая состоялась в середине декабря 2008 г., было подписано соглашение о ведении совместной борьбы против терроризма[30]. Главная новизна этого документа состояла в том, что он не стал пустой декларацией о военном сотрудничестве, которых много было принято раньше, а явил собой вполне формализованный документ, в котором указывается, как и каким образом это сотрудничество будет развиваться[31].

Отмечается, например, что страны-члены АСЕАН должны делиться друг с другом соответствующей секретной информацией, развивать сотрудничество национальных спецслужб. Более того, в документе предусматривается проведение совместных антитеррористических учений и, в перспективе, создание единых специальных сил по противодействию терроризму. Тем самым, в реальное сотрудничество вовлекаются традиционно влиятельные в большинстве стран военные и военно-разведывательные круги, что, в свою очередь, может сильно облегчить следующие шаги по интеграции асеановской десятки на новом более высоком уровне военно - политического взаимодействия[32].

Основное направление сотрудничества в сфере безопасности в рамках АСЕАН ориентировано на борьбу с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Одновременно, оно развивается согласно изменяющейся ситуации. В настоящее время в области сотрудничества в сфере безопасности АСЕАН определила три важных момента: борьба с терроризмом, наркотиками и транснациональной организованной преступностью[33].

Борьба с терроризмом традиционно важна для АСЕАН. Другие два направления давно были выдвинуты, но лишь недавно подняты на такую важную высоту. Это является новой тенденцией сотрудничества в сфере безопасности в рамках АСЕАН.

На самом деле, определение важных направлений – не такое простое дело, как кажется. Ведь в дело обеспечения безопасности можно включить самые разные вопросы: от военной стратегической безопасности и нераспространения ядерного оружия до региональных конфликтов и территориальных споров. У всех государств-членов АСЕАН есть свои проблемы в области безопасности. Только важнейшие для всех членов вопросы получают возможность быть определены как ключевые в области сотрудничества в сфере безопасности. Сейчас борьба с терроризмом, наркотиками и транснациональной организованной преступностью поставлена в центр внимания в области сотрудничества в сфере безопасности. Это говорит о том, что АСЕАН беспокоят эти проблемы. Наркотики становятся серьезной проблемой для стабильности общества и здоровья населения данного региона. Транснациональная организованная преступность тоже является важной проблемой в этом регионе. Она затрагивает широкие области и серьезно нарушает безопасность государств-членов АСЕАН. Торговля оружием, незаконная миграция, контрабанда, отмывание денег - все эти проблемы заставляют АСЕАН обратить на них внимание. Эта проблема имеет большое значение и для дружественных отношений между государствами-членами АСЕАН.

Успешное региональное сотрудничество – ключ к решению проблем безопасности в XXI веке, к развитию экономики, культуры, социальной и политической сферы государств, отношения между народами которых имеют многовековую историю[34].

Большое значение будет иметь разрабатываемый в последнее время в АСЕАН механизм совместного реагирования на ситуации, ставящие под угрозу стабильность и безопасность в регионе. Исходя из нынешней обстановки и будущих вызовов, Организация намерена придерживаться комплексного подхода, включая энергетическую и экологическую безопасность, предотвращение эпидемий, борьбу с наркотрафиком и многое другое[35].

Для осуществления столь же эффективной антинаркотической деятельности необходимо создание механизма для координации законодательства, деятельности специальных служб и ведомств, с целью принятия соответствующих соглашений в борьбе с наркотическими веществами. Это повысит эффективность и создаст основу для практического сотрудничества стран ЮВА в решении этой проблемы.

Взаимодействие специальных органов в рамках АСЕАН уже продемонстрировало свою значимость и необходимость существования. Важным является и образование в качестве постоянного органа особой структуры для совместной борьбы с контрабандой наркотиков.

В условиях трансграничности борьбы с наркотрафиком и невозможности ее решения одними усилиями АСЕАН, необходимо определение главного источника дестабилизации в решение этой проблемы, что позволит повысить эффективность борьбы с наркотиками, а также включение других «заинтересованных лиц» прежде всего России, стран Европы и, в частности, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе[36]. Учитывая важность пресечения путей распространения наркотических веществ («Золотой треугольник») через страны ЮВА и России, необходимо более тесное сотрудничество в данной области.

Как показывает опыт, к этой деятельности стоит привлекать и соседние страны: Китай, Индию, Пакистан, куда идет часть наркотиков, а также специальные органы и правительства, которые заинтересованы в перекрытии этого канала поставки.

1.3 Сотрудничество России и стран АСЕАН

Россия участвует в совещательных заседаниях на встречах министров АСЕАН с 1991 года.

В 1993 году министр иностранных дел России выразил желание оформить отношения с АСЕАН. Россия было предложено стать членом АСЕАНовского Регионального Форума (АРФ), и, таким образом, была признана ее роль стратегически важного государства в регионе. В апреле 1995 года в Москве прошел семинар по принципам безопасности и стабильности в АТР, который стал вкладом России в обеспечение мира и процветания в регионе[37]. В июле 1996 г. Россия получила статус полномасштабного партнера по диалогу с АСЕАН[38]. Это высшая ступень сотрудничества Ассоциации с внерегиональными странами. Министр иностранных дел Российской Федерации регулярно принимает участие во встречах стран АСЕАН с диалоговыми партнерами, проводимых ежегодно в конце июля по завершении Совещаний министров иностранных дел Ассоциации в рамках т. н. "Постминистерских конференций" (ПМК) (на пленарных заседаниях “АСЕАН+10” и на индивидуальных диалогах с каждым партнером в формате "АСЕАН+1").

Уже действуют такие механизмы диалога Россия-АСЕАН, как:

- Совместный комитет сотрудничества (СКС);

- Совместный планово-распорядительный комитет (СПРК);

- Рабочая группа СКС по торгово-экономическому сотрудничеству;

- Рабочая группа СКС по научно-технологическому сотрудничеству;

- Фонд сотрудничества Россия-АСЕАН для финансирования совместных проектов;

- Институт регулярных совещаний старших должностных лиц (на уровне заместителей министров иностранных дел) по политическим вопросам;

- Регулярные встречи руководства МИД России с членами Московского комитета АСЕАН (МКА), объединяющего асеановских послов в РФ[39];

На встрече руководства ТПП РФ и Конфедерации ТПП АСЕАН в апреле 1998 г. в Куала-Лумпуре подписано соглашение о сотрудничестве, в рамках которого предусмотрено создание Делового совета под председательством президентов двух палат и с участием представителей предпринимательских кругов России и стран-членов АСЕАН. Сформирован Постоянный комитет российской части Делового совета, который возглавляет Президент Торгово-промышленной палаты РФ[40].

На рассмотрении АСЕАН находятся предложения России о создании рабочих групп по торгово-экономическому сотрудничеству, по транспорту, по предотвращению стихийных бедствий и ликвидации их последствий. С учетом интереса стран АСЕАН к российским достижениям в сфере науки и техники налаживается научно-технологическое и военно-техническое сотрудничество.

13 декабря 2005 года в г. Куала-Лумпур (Малайзия) Президент России В. В. Путин принял участие в работе первого саммита Россия – АСЕАН. В ходе состоявшегося в рамках саммита рабочего завтрака, участники рассмотрели ряд международных проблем, в частности ближневосточное регулирование. Главной темой саммита явилась проблематика регионального и международного сотрудничества[41].

В. В. Путин отдельно обсудил с премьер-министром Китая Вэнь Цзябао проблему загрязнения реки Амур. Россия и Китай договорились о совместной работе по ликвидации последствий экологической катастрофы и координации усилий в будущем по защите окружающей среды.[42]

Кроме того, 13 декабря 2005 г. В. В. Путин и руководители государств-членов АСЕАН приняли Совместную декларацию о развитом и всеобъемлющем партнерстве, а также Комплексную программу действий по развитию сотрудничества Российской Федерации и государств Юго-Восточной Азии на 2005-2015 годы. В декларации затронуты практически все области взаимодействия – от борьбы с наркотрафиком до туризма и спорта[43].

5-е заседание совместной комиссии по планированию и управлению АСЕАН – Россия состоялось 24 мая 2007 года в Маниле (Филиппины). Стороны согласились реализовать следующие проекты[44]:

1. Семинар по возобновляемой энергетике (инициатива АСЕАН).

2. Конференция АСЕАН «Малый бизнес АСЕАН и электронная коммерция» (инициатива РФ).

3. Обучение деловому английскому языку в странах АСЕАН (инициатива РФ).

4. Создание центра АСЕАН в российском университете (инициатива Таиланда).

5. Издание делового путеводителя АСЕАН - Россия (инициатива Таиланда).

6. Обучение русскому языку туроператоров (инициатива Индонезии).

1 августа 2007 г. в Маниле состоялась встреча глав внешнеполитических ведомств Российской Федерации и Ассоциации государств Юго-Восточной Азии, посвященная вопросам углубления диалогового партнерства Россия–АСЕАН. Российскую Федерацию представлял Министр иностранных дел С. В.Лавров.

Стороны дали позитивную оценку практическому взаимодействию России с Ассоциацией в контексте реализации решений первого саммита Россия–АСЕАН, состоявшегося в Куала-Лумпуре в декабре 2005 г. Намечены конкретные шаги по дальнейшему развитию взаимовыгодного сотрудничества, в частности, в таких областях, как противодействие терроризму, кооперация в сферах предупреждения и ликвидации последствий стихийных бедствий, энергетики, культуры и туризма[45].

Министры приветствовали создание Финансового фонда диалогового партнерства Россия-АСЕАН, отметив, что его функционирование является важным компонентом развертывания всестороннего диалога, в том числе в осуществлении совместных программ и проектов.

Участники конференции приняли решение разработать «дорожную карту» по реализации Соглашения о сотрудничестве в области экономики и развития и Комплексной программы действий на 2005-2015 гг.[46]

Россия и страны АСЕАН подтвердили настрой на углубление и развитие взаимного сотрудничества, которое они рассматривают как важный фактор построения безопасной и стабильной архитектуры взаимоотношений в Азии.

Итак, вторая половина ХХ в. ознаменована для стран ЮВА появлением одной их успешных региональных интеграций – АСЕАН, которая является политической, экономической и культурной региональной межправительственной организацией, объединяет страны, расположенные в ЮВА. Анализ деятельности АСЕАН показал, что организация на современном этапе развития является весомым элементом региональной и глобальной политической архитектуры в ЮВА.

Основное направление сотрудничества в сфере безопасности в рамках АСЕАН ориентировано на борьбу с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом. Одновременно, оно развивается согласно изменяющейся ситуации. В настоящее время в области сотрудничества в сфере безопасности АСЕАН определила три важных момента: борьба с терроризмом, наркотиками и транснациональной организованной преступностью.

Одним из важных направлений сотрудничества АСЕАН с другими странами является взаимодействие с Россией как по вопросам социально – экономического, так и политического развития.

Глава 2. Проблемы экономической интеграции стран региона 2.1 Экономическое развитие ЮВА в конце XX начале XXI века

С момента учреждения АСЕАН, эта региональная группировка проявляет себя как один из самых динамично развивающихся субрегионов мира, для которого характерны высокие, устойчивые темпы экономического роста. Структурный кризис в мировом хозяйстве и циклические спады не поколебали их намерения идти по избранному пути[47]. В течение последних 10 лет рост ВВП в странах АСЕАН был устойчивым и в среднем вдвое превышал общие показатели экономического роста в мире. Показатель ВВП на душу населения в странах АСЕАН постоянно возрастает и в 2006 г. составил в Брунее – 25,2 тыс. долл; Камбодже – 3,37; Индонезии – 4,35; Лаосе – 2,51; Малайзии – 12,47; Мьянме – 2,06; Филиппинах – 5,37; Сингапуре – 32,98; Таиланде – 9,63; Вьетнаме – 3,4, средний по АСЕАН – 5,03[48]. При этом Бруней и Сингапур входят в число лидеров сообщества по данному показателю. В докладе Всемирного банка об индикаторах мирового развития базовыми критериями величины страны названы территория, население и экономика (ВВП). Эти три размерных параметра — размеры территории, населения и экономики— напоминают триаду классических факторов производства: земля, труд, капитал[49].

Доля АСЕАН-4 в ВВП АСЕАН-10 сохраняется с конца 1990-х гг. на уровне 7–8%, в 2006 г. составила 7,4%. При этом, доли АСЕАН-4 в экспорте и импорте АСЕАН-10 демонстрируют устойчивую тенденцию к росту. Так, за период 1991–2006 гг. доля АСЕАН-4 в экспорте АСЕАН-10 выросла с 1,7 до 6,3%, доля в импорте АСЕАН-10 — с 2,1 до 8,2%1. Это свидетельствует о том, что «малые» страны АСЕАН становятся все более активными участниками внешней торговли[50].

Табл. 3.1.

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Отвечая на вызовы XXI в. страны АСЕАН берут курс на инновационный путь развития. Необходимость такого курса предопределяется стремлением эффективного вхождения в глобальное производство, требующее усиления интеграционного взаимодействия, выработки принципиально новых подходов к производственно-технологической кооперации с зарубежными странами, и прежде всего, региональной интеграции.

Известно, что для создания динамичных хозяйственных систем в условиях рыночной экономики необходимо обеспечить высокий инновационный спрос. В этой связи принципиальное значение приобретает постоянное расширение емкости внутреннего рынка и доступ к рынкам других стран. Так, например, Л. З. Зевин считает, что устойчивое развитие возможно на пространстве с населением не менее 300 млн. чел.[51].

Пространство такого размера является минимально необходимым для проявления новых направлений бизнеса, новых технологий, концентрации достаточных для непрерывной модернизации экономики инвестиционных ресурсов. Все это является причиной широкомасштабной научно-технической и производственной кооперации, наблюдаемой в последние десятилетия по всему миру, подталкиваемой также усилением тенденций к образованию экономических интеграционных объединений (создание «единой Европы», североамериканской зоны свободной торговли – НАФТА, формирование тихоокеанской зоны свободной торговли – РАФТА и т. д.).

Кроме того, необходимость кооперации в научно-технологичной сфере диктуется постоянно возрастающим объемом финансовых и интеллектуальных затрат, требуемых для решения крупных научно - технических проблем. Сегодня ни одно государство не в состоянии покрыть эти расходы и самостоятельно обеспечить технологические прорывы, гарантирующие завоевание новых рынков[52]. В настоящее время страны АСЕАН постепенно становятся и экспортерами наукоемкой и высокотехнологичной продукции, повысилось их значение как рынка сбыта наукоемкой продукции. Статистика показывает, что экспорт электроники стран АСЕАН составляет примерно 10% ВВП всех стран Азии. Причем 50 - 70% этого экспорта составляют компьютеры и полуфабрикаты, производимые в АСЕАН[53].

Данные за 2007 г. по банковской сфере в ЮВА указывают на то, что крупнейшими иностранными кредиторами являются европейские и американские банки. Японские банки занимают 3 место во всех странах региона, кроме Таиланда, где они на первом месте[54].

Вместе с тем в соответствии с последними статистическими данными за истекшие три года, очевидно, что резко возрос интерес сингапурских банков к привлечению прямых иностранных инвестиций.

На фондовых рынках в Юго-Восточной Азии котируется только небольшое число иностранных компаний, еще меньше региональных. В то время как на фондовых рынках Гонконга и Сингапура отмечается высокая степень международного присутствия, лишь небольшой процент этого участия приходится на компании соседних стран. Доля иностранных котировок на азиатских фондовых рынках также снижается, поскольку заемщики предпочитают выпускать депозитарные расписки в Нью-Йорке или в Лондоне.

На рынках облигаций степень региональной интеграции также ограничена. Значительная часть растущего объема облигаций в иностранной валюте выпущенных суверенными или корпоративными заемщиками азиатских стран, деноминирована в долларах США и размещена за пределами региона - примерно 80% в США и в Европе [55]. При этом имеются косвенные данные, что часть таких выпусков приобретают на этих рынках инвесторы из Сингапура, Гонконга и других стран. Высокая степень интеграции рынков облигаций, выраженных в иностранной валюте, однако, не распространяется на азиатские рынки облигаций в национальной валюте.

По данным на 21 апреля 2007 г. зафиксировано всего несколько примеров вложения азиатскими инвесторами средств в облигации, выпускаемые в странах региона ЮВА, несмотря на реализуемые Валютным Управлением Сингапура инициативы, призванные содействовать развитию транснационального владения активами[56].

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Диаграмма 1. Доля высокотехнологичного экспорта в общем объеме экспорта промышленной продукции[57]

Самые высокие темпы роста экспорта высокотехнологичной продукции сегодня имеют Сингапур, Малайзия и Таиланд, при этом Сингапур захватил почти 10% мирового экспорта компьютерного оборудования. Таиланд выходит на одно из первых мест по производству программного обеспечения, разрабатываемого в основном по заказам западных корпораций.

Табл. 3.2.

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Данные таблицы свидетельствуют, что среди экономических лидеров из 10 стран АСЕАН, экспорт высокотехнических товаров развивался более интенсивно в Сингапуре: рост в 2001.2005гг. в 1,38 раза (с 77,3 млрд. долл. США до 106,57 млрд. долл. США), в Таиланде и Малайзии. На Филиппинах экспорт снизился, а в Индонезии почти не изменился[58].

Подавляющая часть экспортного потенциала АСЕАН приходится на производство электронных компонентов: аудио-телеаппаратуры, калькуляторов, холодильников, стиральных машин и. т.д. Страны АСЕАН специализируются на сборке персональных компьютеров и их компонентов в основном по заказам крупных мировых корпораций, а также на производстве компьютерных узлов и коммуникационного оборудования[59].

Налаженное производство этой техники позволяет удовлетворять потребность в новой технике обрабатывающих отраслей промышленности и местного населения этих стран.

Достижение этих результатов осуществляется во многом благодаря решительным и продуманным действиям государства по формированию и реализации новых экономических стратегий, отвечающих современным экономическим реалиям, обеспечивающим модернизацию производства и повышение конкурентоспособности выпускаемой продукции[60]. В частности, в таких странах, как Сингапур, Малайзия и Таиланд, обладающих наиболее крупным научно-техническим и производственным потенциалами, на государственном уровне было признано, что инновационный путь является стратегическим ориентиром их развития. В последние годы в этих странах были разработаны и приняты программные и нормативные документы, закрепляющие такой путь. Активно прорабатываются вопросы формирования национальных инновационных систем. Постепенно формируется инновационная инфраструктура. Рассмотрим основные показатели инновационного развития в некоторых странах АСЕАН, одним из которых является уровень финансирования НИОКР, составляющего ядро инновационной деятельности.

Лидером по расходам на НИОКР в ВВП являются: Сингапур, который финансирует науку на уровне развитых стран мира – 2,36%, Таиланд – 0,24%; Малайзия – 0,63%. Это сравнение только в круге самых трех сильных стран АСЕАН. Если сравнить с остальными странами региона, то наблюдается еще большее расхождение. Однако нужно учитывать, что масштабы итоговых сумм несопоставимы из-за различий в объемах ВВП этих стран с Сингапуром[61].

Как и в развитых странах, основной источник финансирования НИОКР в странах АСЕАН приходится на частный сектор. Самое высокое значение этого показателя наблюдается в Малайзии – 71%, Сингапуре – 58,8% и Таиланде – 48,6%, что соответствует основным тенденциям в мировом инновационном развитии[62].

Следует также отметить, что хотя по основным показателям ресурсного обеспечения и результатов НИОКР, страны АСЕАН не являются аутсайдерами научно-технического развития и занимают определенные национальные ниши, тем не менее, странам региона не удастся ликвидировать ни количественного, ни качественного разрыва с передовыми странами по показателям ресурсного обеспечения и общему уровню научно-технического развития, поскольку они позже других стали формировать новый тип экономического развития и ранее занимались в основном сельским хозяйством и связанным с ним обрабатывающими отраслями производства.

В последние годы в странах АСЕАН наблюдается заметный рост научно - технического потенциала. Так, за 2002-2005 гг. количество исследователей в Малайзии и Таиланде возросло почти в два раза. При этом большая часть научного потенциала этих двух странах находится в университетах, в отличие от Сингапура, научный потенциал которого сосредоточен в предпринимательском секторе[63].

Из опыта, накопленного странами АСЕАН, можно извлечь несколько уроков:

Во-первых, успешная реализация инновационного курса обеспечивается активной позиции руководства этих государств. Опыт Малайзии и Сингапура показывает значимость государственных программ и проектов содействия переходу к экономике знаний. Четкое осознание целей служит исходным пунктом, и оно находит отражение в программах, которые публично продвигают главы государств. В свою очередь, это находит отражение в работе различных министерств и ведомств, которые занимаются разработкой и выполнением этих проектов. Так премьер-министр Малайзии активно ратовал за создание мультимедийного суперкоридора и сам пропагандировал его, а премьер-министр Сингапура стоял у истоков программ экономики знаний страны[64]. Кроме того, на государственном уровне разрабатываются необходимые реформы, обеспечивающие движения страны вперед. Например, Сингапур в 2000 г. обнародовал программу быстрой либерализации своего телекоммуникационного сектора и на 2 года опередил обозначенные сроки введения полной конкуренции в секторе, немедленно снял ограничения на объем иностранного участия в акционерном капитале, требуемый для лицензирования общественных телекоммуникаций[65].

Таблица 2.3 Кадровый научно–технический потенциал в некоторых странах АСЕАН[66]

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Во-вторых, курс на инновационное развитие реализуется через выработку государственной инновационной политики, которая в дальнейшем будет реализована через систему программ и проектов. К примеру, Индонезия недавно признала неизбежность экономики знаний и выработала концепцию «Создания к 2020 г. Телематического общества Нусантара» применительно к своим национальным основам информационных технологий[67].

В-третьих, существенную роль играет привлечение частного сектора в форме партнерства и сотрудничества в целях повышения уровня практической квалификации рабочей силы, как это было в Сингапуре, или стимулирование инноваций, как это было в КНР и Республике Корея. Если же ТНК становятся локомотивами инноваций, тогда правительство предпринимает шаги по обеспечению ситуации, при которой местный частный сектор через передачу технологий и обмен знаниями извлекает выгоду из инноваций под руководством ТНК[68].

Однако, как показывает практика, реально влиять на политику формирования новых производственных структур страна-реципиент чаще всего оказывается не в состоянии. ТНК выбирают объекты для своих инвестиций без оглядки на разрабатываемые правительствами этих стран документы по вопросам национальной промышленной или инновационной политики. Они руководствуются, прежде всего, стремлением завоевать новые рынки сбыта, оптимально использовать возможности поузловой и пооперационной специализации, опирающейся на сравнительные преимущества кооперирующихся стран, с целью получения максимальной прибыли.

В итоге, оптимальным вариантом разрешения этих проблем и противоречий является эффективная инновационная политика с доминирующей ролью государства в регулировании и стимулировании перехода экономики на инновационный путь развития, позволяющая стране предотвратить экономическую и технологическую зависимость от более развитых стран за счет укрепления и поддержки национальных структур.

В-четвертых, следует сказать о возможности сочетания современных и традиционных местных технологий в странах Азии, которое может дать существенную выгоду. Например, как это случилось в Индии с проектом партнерства частного сектора и исследовательской лаборатории, целью которого явилась разработка нового лекарства от хронического кожного заболевания псориаз. Партнерство использовало сочетание традиционных знаний и современных методов, так называемой, «обратной фармакологии» – очищенного лиственного экстракта из арсенала традиционно признанной медицины и современных стандартизированных методов анализа состава лекарства от этой болезни [69].

Очевидно, что при разработке инновационной политики необходимо учитывать, что политические, социальные и экономические условия, характерные для конкретной страны, предопределяют, каким именно образом адаптировать к этой стране или развивать соответствующую модель инновационного развития. Привнесение наиболее современных информационных и коммуникационных технологий или восприятие подходов, практикуемых в более развитых странах, не всегда может работать так, как того ожидают. Наибольшая польза от данной технологии зависит во многом от социально-экономического контекста, в котором она применяется, например, от наличия ремонтной базы и прочих поддерживающих услуг, необходимых телекоммуникаций, уровня квалификации рабочей силы, обладающей соответствующими практическими навыками и т. д. При этом следует обратить внимание на оптимальное сочетание зарубежной помощи развитию, частных и государственных инвестиций в разных формах капитала. Разные сообщества и различные страны по-разному обеспечены финансовыми средствами, человеческим капиталом, институциональной средой. Именно поэтому оптимальным является сочетание частных и государственных инвестиций с официальной помощью инновационному развитию национальной экономики.

2.2 Межгосударственная кооперация стран региона: экономика, энергетика, инфраструктура

В своем стремлении к эффективному размещению капитала, росту эффективности инвестиций страны Юго-Восточной Азии предпринимают значительные шаги, направленные на рост взаимодействия между различными мировыми финансовыми системами. Азиатским странам с формирующимся финансовым рынком особенно такой стране, как Сингапур, в Юго-Восточной Азии отводится ведущая роль в этом процессе[70].

На глобальном уровне интеграция Азии в международную финансовую систему отличается большей развитостью и эффективностью, нежели на региональном.

За период после финансового кризиса 1997-1998 гг. правительства стран Азии подтвердили свое намерение способствовать финансовой интеграции на региональном уровне в целях сокращения уязвимости и более эффективного размещения сбережений. Были разработаны серьезные инициативы по повышению самодостаточности региона в самых разных сферах - от обмена информацией до механизмов финансирования в иностранной валюте. Правительства стран Юго-Восточной Азии предпринимают шаги по углублению региональных рынков облигаций с тем, чтобы снизить зависимость от банковского финансирования и защитить экономику региона от возможных негативных последствий, от будущих потоков капитала, поступающего из других регионов мира[71].

Тем не менее, несмотря на все эти усилия, рынки капитала в Юго-Восточной Азии остаются фрагментированными. Страны Юго-Восточной Азии часто привлекают финансовые ресурсы на рынках промышленно развитых стран, и существует лишь весьма ограниченное число облигационных займов в валютах азиатских стран.

Другими словами, страны Азии с формирующимся рынком практически не осуществляют взаимные инвестиции. Добиться сдвига в вопросе финансовой интеграции - задача, связанная с преодолением многих трудностей. Финансовая интеграция определяется как процесс, благодаря которому потоки капитала между странами увеличиваются, возрастает синхронность динамики финансовых рынков, а цены на товары и рыночная инфраструктура приходят к общим стандартам [72].

Приоритет региональных связей по сравнению с внутрирегиональными или глобальными является одним из показателей финансовой интеграции. Следует также учитывать тот факт, что между странами Юго-Восточной Азии существуют значительные различия. В то время как в некоторых странах, таких как Филиппины, значительный объем внешних финансовых обязательств является результатом официального заимствования, в других, например, в Сингапуре и в Гонконге эти обязательства отражают роль этих стран как региональных финансовых центров и высшую степень их интеграции в глобальный финансовый рынок [73].

Другим показателем финансовой интеграции можно считать классы активов - межгосударственных связей во внутренних банковских системах, на рынках акций и рынках облигаций. Этот показатель также указывает на неравномерность финансовой интеграции[74].

Благодаря своему участию в международном финансовом рынке, ЮВА пожинает плоды диверсификации, но расширение внутрирегиональных связей могло бы принести дополнительные выгоды, такие например, как более стабильный доступ к капиталу. Региональная финансовая интеграция могла бы ограничить потребность в использовании посредников для размещения азиатских сбережений за пределами региона и тем самым снизить подверженность риску внезапных изменений направленности потоков капитала - в тех случаях, когда они обусловлены несовершенной информацией, которой обладают случайные инвесторы. Углубление региональных рынков капитала и формирование новых источников финансовых средств возможны лишь в тех случаях, если интеграция способна снизить зависимость от банков как главного источника финансирования частного сектора, тем самым может быть усилена устойчивость корпоративных секторов[75].

К другому положительному аспекту региональной финансовой интеграции можно отнести снижение стоимости финансирования и рост инвестиций. Интеграция увеличивает потоки капитала и повышает ликвидность внутренних финансовых рынков, одновременно активизируя конкуренцию между финансовыми учреждениями (именно такая динамика наблюдается в зоне евро). Усиление конкуренции ведет к повышению прозрачности и качества управления, что, в свою очередь, может иметь обратный положительный эффект, а именно способствовать привлечению в регион дополнительных средств.

К другому положительному следствию финансовой интеграции можно отнести укрепление рыночной дисциплины при разработке и проведении макроэкономической политики и, в рамках более широкой политической программы, облегчить укрепление стабильности в регионе.

Таким образом, по мнению М. Г.Осиповой[76], углубление финансовых рынков и усиление связей между ними пойдет на пользу странам Юго-Восточной Азии. Основой финансовых систем стран региона являются банки, а размеры рынков акций и частных облигаций обычно меньше, чем в зоне евро, в США, в Японии. Исключение составляют Малайзия и Южная Корея, так как после резкого сокращения банковского кредитования в конце 1990-х гг. рынки корпоративных облигаций в этих странах в процентном отношении к ВВП являются одними из крупнейших в мире.

Вместе с тем емкость национальных рынков стран АСЕАН в целом повысилась, так как со времени финансового кризиса, правительства этих стран сделались крупнейшими инвесторами, с тем, чтобы финансировать реструктуризацию банков и растущий бюджетный дефицит. С другой стороны, активность фондовых рынков с тех пор (имеется в виду после финансового кризиса) снизилась, отчасти в результате переориентации кредитоспособных азиатских корпораций на финансовые рынки США и Европы. В ближайшие годы положительные тенденции региональной торговли и имеющаяся в избытке ликвидность, скорее всего, послужат катализаторами укрепления финансовых связей в регионе.

На долю внутрирегиональной торговли в настоящее время приходится 40% торгового оборота региона (данные на середину 2007 г.), который увеличивался с менее чем 30% в 80-е годы[77]. Резерв ее дальнейшего роста еще не исчерпан. В зоне евро, например, внутрирегиональная торговля составляет почти 70% совокупного объема торговли. В целом рост внутрирегиональной торговли в Азии ускорит рост финансовой интеграции и, в свою очередь, будет стимулироваться ею.

Впервые в АСЕАН по-настоящему серьезно отнеслись к проблеме обеспечения энергетической безопасности в 2004 г., когда стало, очевидно, что цены на нефть растут не в пределах традиционного цикла, а имеют тенденцию к ускоренному росту, причём привычного «отката цен», скорее всего, уже не произойдёт никогда[78]. Именно тогда в Ассоциации был сделан вывод о неизбежном увеличении зависимости большинства стран региона от импортной нефти, главным образом, от ближневосточной.

Вскоре был опубликован доклад экспертов АТЭС о состоянии спроса на энергоресурсы и их предложения на период до 2020 г. Прогноз в отношении ЮВА был неутешителен. Ускоренное экономическое развитие ЮВА в первую очередь предопределит стремительный рост потребления всех энергоресурсов, и в первую очередь нефти и газа. «Расчёты экспертов АТЭС свидетельствуют о том, что среднегодовые темпы прироста потребления энергоресурсов в ЮВА период до 2020 г. будут составлять 3,3-3,9%, что вдвое больше аналогичного показателя по Восточной Азии в целом и в 1,5 раза выше среднестатистического показателя по всем странам АТЭС в целом»[79].

Физический объём потребляемых странами ЮВА ресурсов в упомянутый период удвоится.

В целом регион окажется не в состоянии обеспечивать свои потребности в энергоносителях за счёт собственных ресурсов и будет вынужден постепенно увеличивать свою зависимость от импорта: в период до 2020 г. доля импорта в суммарном предложении первичных источников энергии увеличится в целом по региону с 56 до 68%. Особенно заметным упомянутый процесс будет в Индонезии, Малайзии, Таиланде[80].

Все страны АСЕАН, в том числе и нынешние экспортеры нефти и сжиженного природного газа (СНГ) станут нетто-импортёрами нефти и, скорее всего, природного газа.

Растущий дефицит энергоносителей указывает на то, что в долгосрочном плане ЮВА уже нельзя отнести к числу надёжно обеспеченных энергоносителями и потому особо привлекательных для инвестиций регионов. Это обстоятельство, несомненно, имеет важные последствия не только для внутренней политики стран-членов Ассоциации, но для их внешнеэкономического курса и, особенно - для энергетической дипломатии. Естественно, что эти страны пытаются привлечь к решению возникшей проблемы и АСЕАН[81].

Ранее энергетические проблемы в деятельности Ассоциации находились на втором плане – сочетание относительно низкого спроса на энергоносители при довольно богатой по мировым стандартам региональной ресурсной базе особой тревоги не вызывало. У стран региона, которые обладали достаточными ресурсами нефти и газа, не было особого беспокойства по поводу уровня обеспеченности энергоносителями соседних стран, не имевших такого рода ресурсов. Импорт дешёвой ближневосточной нефти долгие годы решал все проблемы.

Во второй половине 2000-х годов ситуация резко изменилась. Совокупные региональные запасы нефти и газа сокращались (хотя в отдельных странах картина складывалась по-разному и по нефти, и по газу). В частности, в 2007 г. запасы нефти во всех странах ЮВА, кроме Вьетнама, остались по сравнению с 2006 г. неизменными (но и во Вьетнаме они увеличились лишь на 3%). По состоянию на начало 2008 г. совокупные запасы нефти в ЮВА составляли 2,2 млрд. т (1,3% мировых)[82]. Это примерно столько же, сколько в Китае.

Правда, в 2007 году ситуация с запасами газа складывалась более благоприятно - по состоянию на начало 2008 г. они увеличились на 6.7% - почти до 7 трлн. куб. м, но только в трёх странах ЮВА - Брунее, Индонезии. Мьянме. Однако, по совокупным запасам газа ЮВА опережает ОАЭ, Нигерию, США.

Добыча нефти в ЮВА сокращалась - ещё быстрее сокращались её экспортные поставки. В 2007 г. её совокупный объём составил 120,3 млн. т (3% мирового), сократившись по сравнению с 2006 г. на 3% (это примерно добыча Кувейта, выше добычи в Нигерии или Норвегии). Сокращение добычи имело место в Брунее, Индонезии, Вьетнаме. Заметно выросла она лишь в Таиланде (+7,4%) и незначительно - в Малайзии (+1%)[83].

Добыча газа, напротив, росла, но практически не поспевала за ростом его потребления. В 2007 г. этот рост составил всего 0.1%. Совокупная добыча газа в минувшем году составила 187,8 млрд. куб. м (6,5 % мировой добычи - это чуть больше, чем в Канаде, почти столько же, сколько во всей Африке. Юной и Центральной Америке, в 2,7 раза больше, чем в Китае). Возросла добыча газа во Вьетнаме, Мьянме и Таиланде, сократилась в Индонезии и Брунее, практически стагнировала в Малайзии. В 2007 г. в Таиланде впервые имело место вынужденное сокращение потребления нефти (-1.8%), а газа - в Индонезии и Малайзии[84].

Практически перед всеми странами ЮВА остро встала задача формирования, расширения и освоения национальной ресурсной базы по нефти и газу. Однако технологические и территориальные условия разведки и добычи нефти и газа в регионе заметно усложнились даже по сравнению с последним десятилетием прошлого века, что не могло не сказался на масштабах, требующихся для решения упомянутой задачи инвестиций. По оценке экспертов АТЭС, в период до 2020г. капиталовложения в разведку и добычу нефти и газа в ЮВА должны составить от 374 до 485 млрд. долл. Если эти средства не будут инвестированы до 2020 г. совокупный дефицит нефти и газа в ЮВА составит 202 млн. т.[85]

Как в отдельных странах-членах АСЕАН, так в самой Ассоциации сложилось устойчивое мнение о том, что ни одна из стран-участниц группировки не в состоянии решить проблему национальной энергетической безопасности собственными силами. Это задача может быть решена только на региональном уровне и усилиями всех государств, входящих в АСЕАН. Учитывая, что распределение энергетических ресурсов в самих странах АСЕАН и между ними крайне неравномерно, первоочередное внимание в наступившем веке было уделено расширению трансграничных операций с энергоносителями, в первую очередь с нефтью и газом.

Впервые в истории экономического сотрудничества в ЮВА в текущем десятилетии были построены трансграничные трубопроводы и линии электропередач. В настоящее время, в частности, природный газ из Мьянмы (9,89 млрд. куб. м в 2007 г.) обеспечивает 25% потребления этого товара в Таиланде; 2/3 потребления газа сингапурскими электростанциями покрываются поставками газа из Индонезии (5,39 млрд. куб. м в 2007 г.) и Малайзии (1.78 млрд. куб. м соответственно). Малайзия приобретает индонезийский трубопроводный газ с месторождения Натуна и расширяет закупки суматранского газа. По объёму трансграничных операций с трубопроводным газом ЮВА значительно опередила Южную и Центральную Америку, а также ближневосточный регион.

Линии электропередач уже связывают Малайзию и Сингапур, Таиланд и Малайзию, Таиланд и Лаос. Планируется и строится ещё несколько электросети, связывающих Мьянму и Таиланд, Камбоджу и Вьетнам, Таиланд и Камбоджу.

В значительной мере оживление сотрудничества стран АСЕАН в энергетической сфере происходит в рамках реализации Второго шестилетнего плана практических действий в области энергетики на 2005-2010 гг., в котором страны-участницы организации поставили перед собой задачу не ограничиваться текущими краткосрочными проблемами, а перейти к средне - и даже долгосрочному планированию своих действий.

При этом страны-члены АСЕАН примерно определили масштабы стоящих перед энергетикой региона проблем. Совокупные потребности в капиталовложениях в энергетический сектор экономики стран-членов только на период до 2010г. включительно составят 107 млрд. долл. (100 млрд. долл. для обеспечения растущего спроса на электроэнергию и 7 млрд. долл. - для развития сети газопроводов)[86]. Именно поэтому они пришли к выводу о необходимости более широкого привлечения к финансированию упомянутых мероприятий частного сектора как национального, так и иностранного.

Страны АСЕАН стали уделять повышенное внимание поэтапному строительству Единой газовой сети АСЕАН (Тгаns - ASEAN, Саs Рiреlinе, ТАGР)[87] только тогда, когда стало очевидным, что уровень запасов нефти в ЮВА имеет тенденцию к снижению, а доказанных запасов газа при нынешнем объеме потребления хватит на 50 лет, а учитывая вероятные запасы - на 130 лет. Все страны ЮВА заинтересованы в развитии газовой отрасли в масштабах субрегиона не только из-за того, что лишь некоторые из них обладают собственными, пока достаточными запасами нефти.

Уже сейчас стран региона, обладающих запасами газа, больше - восемь из десяти. Пока не обнаружены коммерческие запасы газа только в Лаосе и Сингапуре, причём, если для Лаоса их нахождение проблематично, для Сингапура - практически равно нулю. В электроэнергетике ЮВА во всё большей степени используется природный газ: в Сингапуре и Мьянме на нём уже работают около 60% электростанций, в Малайзии и Таиланде - порядка 70-75%, высокими темпами ведётся перевод на газоснабжение электростанций в Индонезии и Вьетнаме.

При наличии единой субрегиональной газовой сети страны АСЕАН будут иметь возможность маневрировать объёмами потребления и в значительной мере повысят уровень коллективной энергетической безопасности, особенно при возможном сокращении поставок нефти из стран Ближнего и Среднего Востока.

Протяжённость ТАGР - примерно 10 тыс. км, а её строительство потребует не менее 15 млрд. долл.

Единая сеть будет состоять из семи взаимосвязанных участков, но первоначально предполагается уложить на суше и под водой 4 тыс. км труб, построить необходимое число компрессорных станций и обеспечить их газом с платформ, расположенных на континентальном шельфе (первая очередь сети потребует капиталовложений в сумме более 7 млрд. долл.)[88].

По сути дела в проекте ТАGР объединены два подхода: строительство (расширение) национальных газовых сетей и прокладка магистралей, соединяющих в одну сеть национальные компоненты. Уже определено пять из семи компонентов-связок в проекте ТАGР: Малайзия-Таиланд, Индонезия-Малайзия, Мьянма-Таиланд, Индонезия-Сингапур, Филиппины-Малайзия. Далее к сети будет подключён Вьетнам. Первоначально предполагалось, что создание ТАGР будет завершено к 2020г., однако уже в конце 2001 г. официальные лица АСЕАН сделали заявление о возможном окончании его уже в 2015 г.[89]

Частично сегменты будущей ТАGР уже функционируют - это трансграничные газопроводы Мьянма-Таиланд, Индонезия-Сингапур и Малайзия-Сингапур. Завершена прокладка газопровода Малайзия-Таиланд. Ускоренными темпами ведётся строительство трансяванского магистрального газопровода, который должен стать важным элементом ТАGP[90].

Кроме того в нефтегазовой отрасли ЮВА реализуется ряд двусторонних и многосторонних проектов, участниками которых являются компании стран субрегиона: в Индонезии ведут разведку и добычу нефти малазийские и таиландские фирмы, в зоне совместного использования работают вьетнамская Petrovietnam и малазийская Реtronas, на вьетнамском континентальном шельфе начали поиски нефти и газа таиландские компании, изучаются возможности проведения аналогичных работ и на Филиппинах; во Вьетнаме разработку двух нефтегазовых блоков ведут совместно индонезийская и малазийская компании.

Приоритетное обеспечение нефтью и газом региональных партнёров в чрезвычайных ситуациях - направление регионального сотрудничества, о котором в АСЕАН довольно много говорится, разрабатываются планы и программы действий в такого рода ситуациях, однако фактически и в прошлом, и в настоящем страны региона вынуждены пока полагаться исключительно на национальные механизмы выживания.

Учитывая нарастающие угрозы энергетической безопасности для зоны АСЕАН, у России появляются новые возможности для значительного расширения сотрудничества с ними в области энергетики как на страновом, так и на региональном уровне. Они могут охватывать, как минимум, три сферы:

- поставки российской нефти и газа;

- создание с участием российских компаний энергетических объектов, в том числе имеющих региональное значение (разведка и освоение месторождений нефти, газа, угля; прокладка нефте - и газопроводов, строительство электростанций любого типа, освоение альтернативных источников энергии др.);

- координация энергетической политики и особенно энергетической дипломатии со странами АСЕАН, обладающими крупными ресурсами энергоносителей и представленными на мировом рынке нефти и газа.

2.3 Взаимодействие с другими странами (КНР, Япония, США, ЕС, РФ)

Страны АСЕАН активно действуют с тем, чтобы максимально разнообразить направления своей политики и растворить китайские амбиции в широком круге стран, с которыми они стремились осуществлять сотрудничество. Более того, перед лицом китайской экспансии демонстративным стало подписание и ратификация уже упомянутой Хартии, которая описывала политический режим в странах АСЕАН как откровенно ориентированный на Запад и западные ценности и как бы противостоящий организации общественной и политической жизни в современном Китае [91].

Однако все эти маневры и заигрывание ведущих стран блока с США и Японией и одновременно открытая критика планов расширения китайского присутствия в ЮВА быстро сошли на нет, когда выяснилось, что экономический кризис, который начался в США, резко ослабил их позиции в регионе Юго-Восточной Азии. В странах АСЕАН очевидное ослабление американского влияния и американского интереса к положению в этом регионе вызвало откровенную тревогу. Все заговорили о том, что возможный уход Америки самым негативным образом может сказаться на балансе политических интересов внерегиональных сил, что будет крайне неприятно и опасно для стран АСЕАН [92].

В ситуации ухода или резкого ослабления позиций Вашингтона сразу же возник извечный для асеановских элит страх китайского доминирования в регионе. Сохранить американское присутствие, стало, чуть ли не главной внешнеполитической задачей АСЕАН. В связи с ним характерн

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности интеграции в странах ЮВА в конце ХХ - начале XXI вв". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 625

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>