Дипломная работа на тему "Основные направления внешней политики Барака Обамы"

ГлавнаяМеждународные отношения → Основные направления внешней политики Барака Обамы




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Основные направления внешней политики Барака Обамы":


Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.КАЗАХСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИМЕНИ АЛЬ-ФАРАБИ

ФАКУЛЬТЕТ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ

КАФЕДРА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ И ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ РЕСПУБЛИКИ КАЗАХСТАН

Основные направления внешней политики Барака Обамы

(выпускная работа)

Научный руководитель

д. и.н., профессор Кукеева Ф. Т

АЛМА ТЫ, 2010г.

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ ГЛАВА 1. ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕМОКРАТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ США 1.1 Вопросы приоритетов 1.2 Международная и региональная безопасность 1.3 Права человека и развитие демократии ГЛАВА 2. «НОВЫЕ» И «СТАРЫЕ» ОТНОШЕНИЯ ПРИ АДМИНИСТРАЦИИ Б. ОБАМЫ 2.1 Трансатлантические отношения 2.2 США и Китай ГЛАВА 3. ВОПРОСЫ БЕЗОПАСНОСТИ ПРИ АДМИНИСТРАЦИИ Б. ОБАМЫ 3.1 Афганистан 3.2 Ирак ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Введение

Рисунок убран из работы и доступен только в оригинальном файле.

Истоки современной внешней политики США лежат в особенностях формирования общества и государства, географического положения, исторического процесса и других закономерностей, обусловивших становление базовых принципов, которым следовали и продолжают следовать сменяющие друг друга администрации. Естественно, что обстановка как в самих США, так и в окружающем мире обуславливают различное сочетание основных компонентов внешнеполитического курса, к которым относятся приоритет национальных интересов, идея избранности, безусловное сохранение «свободы рук», использование силовых методов и т. д.

Для понимания перспектив внешней политики США необходимо учитывать, что в основе американского восприятия окружающего мира лежат идеалы свободы и справедливости, вдохновлявшие колонистов тринадцати «самопровозглашенных» (пользуясь сегодняшней терминологией) штатов в борьбе за независимость.

Упомянутые идеалы свободы и справедливости проявлялись и в конкретных внешнеполитических акциях молодого государства, стремлении помочь слабым и незащищенным, в частности, провозглашении доктрины Монро.

Позднейшая ее интерпретация вообще характерна для разработки внешнеполитических доктрин, когда из богатого, накопленного за два с половиной века, арсенала демократических идей и инициатив выбирается наиболее соответствующая восприятию американским общественным мнением концепция, которой облекают конкретные цели и задачи, отвечающие национальным интересам США, как их понимает действующая администрация.

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых успешно сданных дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по нужной вам теме. Профессиональное выполнение дипломных работ по индивидуальному заказу в Нижнем Новгороде и в других городах России.

Приход к власти нового главы государства, как известно, сопровождается коренными изменениями, как во внутренней, так и во внешней политике. Небольшой срок правления Барака Обамы уже показал отличия от так называемой доктрины Дж. Буша мл., что позволяет отметить внешнюю политику Б. Обамы, как более толерантную, мирную, представляющую интерес для исследования.

На выборах 2008 года президентом США был избран сенатор от штата Иллинойс, кандидат от демократической партии, Барак Обама. Он стал первым в истории США президентом-афроамериканцем. Его соперником был сенатор-республиканец Джон Маккейн. В этот же день в некоторых штатах прошли выборы в Сенат, в результате которых представители демократической партии получили большинство. Если в начале своего существования демократическая партия США в основном представляла интересы рабовладельческого Юга, то со временем приоритеты изменились. В основе современной партийной идеологии лежит социал-либерализм. Во внешней политике демократы - приверженцы дипломатических диалогов и защиты прав человека.

Барак Обама, 44-й Президент США, получил в управление не только поражённую экономическим кризисом страну, но и комплекс проблем в области международной политики. Курс, проводившийся администрацией президента Буша в течение последних восьми лет, привёл к тому, что для внешней политики Штатов стало обычным нарушение норм международного права, предпочтение внешних интервенций и деление государств на дружественные и враждебные по знаменитой «оси зла». Именно эта политика в последние годы придавала «динамику» внешнеполитической стратегии Вашингтона и оправдывала многие внутренние проблемы.

44-й Президент США, получил в управление не только поражённую экономическим кризисом страну, но и целый комплекс проблем в области международной политики. Курс, проводившийся администрацией президента Буша в течение последних восьми лет, привёл к тому, что для внешней политики Штатов стало обычным нарушение норм международного права, предпочтение внешних интервенций и деление государств на дружественные и враждебные по знаменитой «оси зла». Именно эта политика в последние годы сообщала «динамику» внешнеполитической стратегии Вашингтона и оправдывала многие внутренние проблемы. В результате такой внешней политики республиканской администрации Джорджа Буша-младшего на мировой арене резко упал авторитет Соединённых штатов Америки. Перед новым Президентом с первого же дня его прихода к власти среди прочих требовала незамедлительного решения проблема восстановления былого авторитета США в мире. Для этого необходимо было кардинально изменить приоритеты в области внешней политики. Прежде всего, на смену силовому давлению, широко применяемому предыдущей администрацией Барак Обама предложил свою стратегию. В настоящее время ещё рано делать выводы о результатах нового курса Вашингтонской администрации, но одно очевидно: 44-ый Президент США полон решимости упрочить положение своей страны в мире, вернуть ей статус лидера, но средствами, отличными от применявшихся его предшественником. К чему это приведёт, покажет время.

9 октября 2009 года Барак Обама получил Нобелевскую премию мира с формулировкой «за экстраординарные усилия в укреплении международной дипломатии и сотрудничество между людьми». Он стал третьим президентом США, после Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона, получившим Нобелевскую премию мира во время пребывания в должности Президента Она была также вручена Джимми Картеру, но уже после сложения президентских полномочий.

Актуальность данной темы заключается в том, что в настоящее время нет исследований, посвящённых внешней политике администрации Президента-демократа Барака Обамы.

Целью данной работы явилось исследование внешней политики Барака Обамы на посту Президента США.

В соответствии с целью были определены и задачи исследования, которые заключается в:

1. изучении внешнеполитических особенностей демократической партии США;

2. анализе трансатлантических отношений при администрации Б. Обамы;

3. рассмотрении «новых» и «старых» отношений США при администрации Б. Обамы;

4. исследования взглядов администрации Б. Обамы на вопросы безопасности в Ираке и Афганистане;

5. подведении итогов исследования и формулировании выводов.

В процессе работы над нашим дипломным проектом были использованы материалы прессы и книжных изданий, касающиеся различных аспектов внешнеполитической стратегии нового Президента США.

Глава 1. Внешнеполитические особенности демократической партии США

  1.1 Вопросы приоритетов

Программа демократической партии, вобравшая в себя наиболее удачные и популярные идеи и лозунги, прозвучавшие в ходе избирательной кампании, причем не только у демократов, как и любой другой документ, не имеющий силы закона, носит скорее рекомендательный, чем обязывающий, характер. Тем не менее, в условиях острого партийного противоборства и приближающихся промежуточных выборов 2010 г., оппоненты действующей администрации внимательно следят за первыми шагами Б. Обамы на международной арене. В программе содержаться ритуальные заявления об обязанности президента быть готовым к демонстрации Америки и всему миру, что эта страна еще ждет свои лучшие дни, и к установлению мира, основанного на свободе, о необходимости вести за собой мир своими делами и примером, восстановлению американского лидерства.

О необходимости перемен Обама говорил ещё во время своей предвыборной кампании. Он подчёркивал, что в центре новой стратегии США будут борьба с мировым кризисом, решение иракской и афганской проблем, продолжение борьбы за нераспространение ядерного оружия и обеспечение энергетической безопасности.

В своей предвыборной программе демократ Барак Обама занимал умеренную позицию. Он выступает за использование многосторонних подходов в расширении числа демократических государств, используя концепции прагматизма, «нового атлантизма» и глобализма.

Перед слушаниями в Сенате бывший кандидат в президенты от Демократической партии и нынешний председатель сенатского комитета по международным делам сенатор Джон Керри выпустил в свет статью, в которой изложил свое видение будущей американской внешней политики. Его идеи почти в точности совпали с тем, что говорила в Сенате Клинтон. Керри считает, что после восьми лет порочной практики одностороннего принятия решений на мировой арене и однопартийного паралича дома Америка обладает реальной возможностью изменить свое положение в мире. Для этого необходимо вернуться к моральному лидерству и восстановить доверие к себе мирового сообщества через основанную на дипломатии практику многостороннего решения международных проблем. Иными словами, Америка должна перейти от унилатерализма к мультилатеризму во внешней политике. Главное правило для новой внешней политики – заменить военные и односторонние решения дипломатией и мультинациональным согласием. Керри также подметил, что важным приоритетом на этот момент является сокращение американских стратегических ядерных арсеналов до 1000 развернутых боеголовок. Нужно только убедить Россию в том, чтобы она сделала тоже самое. Кроме того, с Россией предполагается начать дискуссию по поводу замены Договора о сокращении стратегических вооружений. /1/

Перед членами профильного комитет госсекретарь новой администрации Хилари Клинтон обрисовала важнейшие приоритеты во внешней политике, которые разрешают составить общее представление о том, как Соединенные Штаты будут вести себя в самом ближайшем будущем. Наиболее актуальными вопросами во внешней политике США до сих пор остаются афганская и иракская проблемы. По мнению Обамы, в Ираке всё не так уж плохо, а вот Афганистан не только не встал на путь обновления и развития, но, наоборот, значительно ухудшил своё положение. Новоизбранный Президент признал, что опирающееся на поддержку НАТО афганское правительство не в силах контролировать всю территорию страны, поэтому большая часть Афганистана находится во власти движений «Талибан» и «Аль Каида». Кроме того, он заявил об опасности распространения конфликта на соседний Пакистан. В связи с этим Обама обозначил афганское направление главным фронтом борьбы против международного терроризма и объявил о намерении почти в два раза увеличить действующую там группировку американских войск и повысить активность НАТО в регионе.

На данный момент можно выделить несколько первостепенных положений, на которых будет базироваться американская внешняя политика. Во-первых, как сообщила Клинтон, Америка будет стремиться к возврату к принципам двухпартийной внешней политики. Возможно, это означает то, что внешнеполитическая стратегия должна вырабатываться с привлечением представителей обеих партий. Будет разделяться и ответственность. Клинтон разъяснила, что международная политика должна быть основана “на браке принципов и прагматизма”, а не на жесткой идеологии; на фактах, а не на эмоциях и предубеждении.

Во-вторых, внешняя политика должна способствовать усилению американского глобального лидерства. При этом США, по мнению Клинтон, следует играть роль положительной силы в мире, постоянно доказывая это на практике, будь то в борьбе с глобальным потеплением или в стремлении расширить возможности для прогресса и процветания людей в других странах. Чтобы продвигать свои интересы по всему миру, Америка должна быть примером последовательного соблюдения определенных правил, а ее лидерство базироваться не на указах, а на примере. Клинтон заявила, что история показывает: США наиболее эффективны, когда между своими интересами за рубежом и ценностями дома. Интересы страны должны совпадать с моральными обязанностями. При этом Америка, благодаря своему статусу, по-прежнему несет огромную ответственность в отношении всего человечества, а ее интересы носят глобальный характер. /2, с.33/

В-третьих, Америка будет бороться с глобальными угрозами совместно с другими странами, потому что США и все остальные государства находятся во взаимной зависимости друг от друга. Америка не может решать глобальные проблемы в одиночку, но и другие страны не смогут их решить без участия Америки. Безопасность, жизнеспособность, лидерство США в современном мире напрямую зависят от того, что они признают непреодолимый факт своей взаимозависимости. А поэтому, чтобы быть эффективным в решении глобальных проблем, необходимо строить мир с большим количеством партнеров и меньшим количеством противников. Клинтон заявила, что лучший способ продвижения американских интересов по сокращению глобальных угроз – принимать такие внешнеполитические решения, которые опираются на предельно широкое совет других участников международных отношений.

В-четвертых, внешняя политика должна руководствоваться, по формулировке, Хиллари Клинтон, “умной силой” (smart power). Под этим понимается применение комплекса средств, которые имеются в распоряжении государства, - дипломатических, экономических, военных, политических, юридических и культурных. Америке надлежит элементарно выбирать правильное средство или комбинацию средств для каждой ситуации индивидуально. Применение “умной силы” означает то, что дипломатия, а не угрозы использования военной силы или унилатеральные действия, находится в основе внешней политики. Клинтон выразила свою приверженность жесткой, но вместе с тем умной дипломатии. Тем не менее, по ее мнению, военная сила иногда бывает необходимой, и Америка будет прибегать к ней, чтобы защитить своих граждан и свои интересы тогда, когда в этом будем необходимость, но только в качестве последнего средства.

Несомненно, что принцип “умной силы” – попытка отделить внешнюю политику Обамы от внешней политики Буша. Следует, однако, помнить и о том, что президент Буш не совершал унилатералистских действий ни в отношении Афганистана и Ирака, ни в отношении Ирана и Северной Кореи. Что касается военной силы, то администрация Буша применяла ее дважды – в Афганистане и Ираке. Обама категорически поддерживает войну в Афганистане и планирует ее интенсификацию в ближайшее время. В таком случае “умную силу” следует понимать как противовес иракской кампании. При этом сенатор Клинтон сама голосовала за войну в Ираке. /3/

В-пятых, США будут использовать ООН и другие международные организации, когда это является необходимым и возможным. Клинтон отметила, что международные институты, когда они функционируют хорошо, только множат влияние Америки. А когда они работают неудовлетворительно, следует их реформировать вместе с единомышленниками так, чтобы они снова отражали те принципы, которые мотивировали их организацию.

Значит, американская исключительность и, как результат, стремление к моральному лидерству в мире останутся идеологической основой внешней политики США, и новая администрация в этом отношении не будет отличаться от предыдущей. Изменится только инструментарий для реализации этой исключительности. Политика силы, как предполагается, уйдет на второй план, и ее место займут дипломатия и опора на надежные и долговременные союзы.

Х. Клинтон отметила, что демократы понимают, что в текущей международной ситуации существенно уменьшились возможности для США действовать в одиночку на мировой арене. Америка будет стремиться к тому, чтобы вернуть статус лидера, подающего моральный пример, но не станет действовать в одиночку.

Х. Клинтон перечислила список основных вызовов, которые стоят на данный момент перед Америкой. Прежде всего, президент Обама должен завершить войну в Ираке и использовать более обширную стратегию в Афганистане, которая позволит восстановить безопасность и создать условия для экономического развития. Вице-президент Джо Байден во время своей последней поездки в Ирак убеждал иракских лидеров, что новая администрация осознает свои обязательства к выводу войск из Ирака, который не поставит под угрозу достигнутые улучшения в сфере безопасности. Америка постепенно будет передавать ответственность за страну суверенному народу Ирака, содействовать дальнейшей стабилизации региона при участии других государств.

Терроризм продолжает оставаться серьезной угрозой, и США, по словам Клинтон, будут стремиться к созданию всеобъемлющей стратегии, которая эффективно использует рычаги разведки, дипломатии и военные методы для разгрома Аль-Каиды, Талибана, террористов в Афганистане и Пакистане. Возможность попадания ОМП в руки террористов по-прежнему остается серьезной угрозой. Вследствие этого новая администрация будет сдерживать распространение ядерного, биологического, химического и кибероружия.

Что касается позиции по Ближневосточному конфликту, то Израиль имеет полное право на обеспечение собственной безопасности. В то же время следует принимать во внимание и законные политические и экономические надежды палестинского народа. Клинтон заявила, что администрация Обамы будет относиться с глубоким сочувствием к желанию Израиля обезопасить себя от ракет ХАМАС. ХАМАС должен отказаться от насилия и признать Израиль. Однако следует помнить и о трагической гуманитарной цене конфликта на Ближнем Востоке. Решением проблемы, по мнению Хиллари Клинтон, должно стать заключение длительного мирного соглашения, которое принесет Израилю реальную безопасность, позитивные отношения с соседями, а палестинцам - независимость, экономический прогресс и безопасность в их собственном государстве.

Позиция по Ирану у новой администрации мало чем отличается от позиции администрации Буша, за тем исключением, что демократы выразили готовность к прямому диалогу с Тегераном. Ирану надлежит покончить со своей программой по созданию ядерного оружия и поддержкой терроризма. Наличие у Ирана ядерного оружия неприемлемо, а потому необходимо любым способом: дипломатия, санкции, создание новых коалиций предотвратить появление его у исламского государства. Клинтон подчеркнула, что никакая из возможностей для оказания давления на Иран не исключена. И оказание военного давления в том числе.. Но при этом, добавила Клинтон, США будут использовать новый подход в отношении к Тегерану. никаких подробностей нового подхода Клинтон так и не раскрыла. Она только сообщила, что США постараются достигнуть большей международной поддержки для санкций и действий, которые смогут повлиять на поведение Ирана.

Кроме того, Клинтон сказала, что следует срочно действовать для предупреждения распространения ядерного оружия в Северной Корее, важно полностью закрыть рынок для незаконной продажи ядерных материалов. Новая администрация продолжит рассматривать Договор о нераспространении ядерного оружия в качестве основы нераспространения. Клинтон заверила, что будет работать с комитетом и Сенатом над ратификацией Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний и возобновления переговоров относительно Договора о запрещении производства расщепляющихся материалов для ядерного оружия (Fissile Material Cutoff Treaty).

По словам сенатора Клинтон, администрация Обамы намерена сотрудничать с Россией, прежде всего, в направлении сокращения запасов ядерного оружия, а также в области контроля над стратегическими вооружениями. Но Соединенные Штаты будут искать и дальнейшего кооперирования с Россией по широкому кругу вопросов стратегической важности, однако при этом настаивать на американских ценностях и международных нормах. Поведение России с попыткой создания газового ОПЕК и конфликт с Украиной воспринимается демократами как угроза безопасности, которой, по мнению Клинтон, нужно противодействовать вместе с партнерами по НАТО.

Клинтон также выразила свою приверженность позитивным отношениям с Китаем. Но подчеркнула, что это не должны быть односторонние усилия. Многое из того, что предпримет Америка, будет зависеть от выбора, который Китай будет делать в своей внешней и внутренней политике. В целом вместе с Россией и Китаем Америка намеревается работать над разрешением проблем терроризма, нераспространения ОМП, экономических проблем, изменении климата и реформирования финансовых рынков. Клинтон прибавила, что долго развитые страны только говорили о том, чтобы привлечь развивающиеся к глобальному экономическому управлению. Теперь пришло время перейти от слов к действию. Недавняя встреча G-20 была первым шагом в этом направлении, новая администрация рассматривает встречу G-20 как часть разрешения экономического кризиса и достижения глобальной экономической стабильности.

Изменение климата понимается администрацией Обамы как угроза национальной безопасности. Оно может угрожать даже самому существованию США и в перспективе способно вызвать войны за продовольствие, воды и плодородные земли. Мир должен дать скоординированный ответ на изменение климата, и Америка попытается занять лидирующее положение в этом процессе. Демократы считают, что США не могут больше устраняться от глобальных усилий по противодействию изменению климата. Клинтон заявила о необходимости сокращения выбросов углерода внутри США, снижая тем самым одновременно зависимость от иностранной нефти и газа. Это позволит не только бороться с изменением климата, но и улучшить экономику и безопасность.

США усилят альянсы, которые прошли проверку временем, особенно, со своими партнерами по НАТО и в Азии. Клинтон объявила, что углубление отношений с Европой станет одним из приоритетов внешней политики, поскольку европейцы – “союзники, которые заслуживают наибольшего доверия”. Союз с Японией остается основным звеном американской политики в Азии. Он основан на разделяемых ценностях и общих интересах. Продолжает иметь решающее экономическое и оборонное значение партнерство с Южной Кореей, Австралией и другими друзьями по АСЕАН. Новый смысл приобрели и отношения с Индией, которые, как заверила Клинтон, США намерены развивать и укреплять.

Занимая ведущее положение в мире, США в послевоенные годы проводили активную внешнюю политику, основывающуюся на сочетании двух принципов. Во-первых, они с помощью силы боролись с неугодными для них переменами. Во-вторых, приспосабливались к ним и старались извлечь из них уроки.

Стремясь установить свой приоритет в мире, США активно вмешивались в международные дела во всех регионах планеты. Неоднократно они использовали военную силу для обеспечения своих интересов и защиты западной демократии.

Остается дискуссионным вопрос стратегического выбора – отказаться ли от курса на сохранение геополитического превосходства, который последовательно со времен холодной войны, проводят сменяющие друг друга республиканские и демократические администрации, или перейти к созданию примерного баланса между сильнейшими государствами.

Подобная стратегия не подверглась пересмотру даже после распада СССР, и курс на сохранение безусловного превосходства США над другими, потенциально великими в военно-политическом отношении державами, остался неизменным. Как отмечал консервативный “National Interest”, в начале XXI в. США осуществляли эффективный, хотя в основном неформальный контроль в Западном полушарии, азиатском римленде, арабской части Персидского залива и в зоне ответственности НАТО, пытаясь расширять свое влияние на Балканах, в Афганистане и Ираке.

Китай, Россия и Индия, сотрудничая с США, оставались основными странами, находящимися вне иерархического порядка, установленного США.

В основе этой, крайне затратной стратегии, лежат уже упоминавшиеся принципы и идеологические постулаты внешней политики, следовать которым, судя по всему, собирается и администрация Обамы. Однако события 11 сентября, развитие ситуации в Ираке и Афганистане способствовали разработке стратегии «зарубежного балансирования», формально призванную стимулировать многополюсность и воспринимать сопутствующую ей нестабильность, как естественное геополитическое состояние. На практике, идея установления баланса сил в Европе, Восточной Азии и зоне Персидского залива новыми великими державами предусматривает сохранение за США контрольных функций, возможности не участия, а наблюдения, а в случае угрозы становления чьей-то гегемонии вмешательства для недопущения подобной ситуации. Еще в большой степени это относится к региональным конфликтам. Т. е. речь идет об экономии сил и средств, перекладывании значительной доли ответственности на союзников и потенциальных партнеров.

После утверждения в качестве официальных кандидатов своих партий для избрания на пост президента США, демократ Барак Обама и республиканец Джон Маккейн столкнулись с необходимостью корректировки своих внешнеполитических установок. Главной причиной, повлекшей изменения в стратегии кандидатов, стали боевые действия России в Грузии в августе 2008 г. Их последствия вынудили кандидатов по-другому расставить приоритеты в предлагаемом ими внешнеполитическом курсе США. До этого они в первую очередь фокусировали свою внешнеполитическую стратегию на регионе традиционного и «расширенного» Ближнего Востока (включая Закавказье, Каспий и Центральную Азию), делая акцент на борьбу с терроризмом, обеспечение энергобезопасности и нераспространение ОМУ. Теперь появился новый приоритет внешней политики США – обострившиеся отношения с Россией. Политический истеблишмент США сознает, что состояние этих отношений, степень соперничества между Вашингтоном и Москвой будут прямо сказываться как на развитии конфликтных ситуаций на ББВ (а именно – в Иране, Афганистане и Ираке), так и на положении на мировых рынках энергоносителей.

Комплекс ближневосточной проблематики в понимании американских политиков, экспертов и простых граждан не относится полностью к сфере только внешнеполитической деятельности нынешней и будущей администраций. Многие вопросы, связанные с регионом Большого Ближнего Востока, уже давно и серьёзно затрагивают повседневную жизнь американцев (цены на нефть, террористические угрозы, жертвы в Ираке и Афганистане, межэтнический и межрелигиозный диалог), а потому воспринимаются как аспекты и внутренней политики администрации. Именно поэтому кандидаты в президенты США начинают оттачивать свои подходы к данным вопросам. Наглядным проявлением этого стали неоднократные визиты сначала Джона Маккейна, затем – Барака Обамы (июль 2008 г.) в Ирак и Афганистан, а также их выступления в начале лета в Американо-Израильском комитете по общественным отношениям (American Israel Public Affairs Committee – AIPAC), влиятельной произраильской лоббистской организации. Традиционно важнейшим тезисом выступлений кандидатов в президенты США в AIPAC стали утверждения Маккейна и Обамы о приверженности стратегическому союзу США и Израиля. Краеугольным камнем этого альянса является положение об обязанности США всемерно обеспечивать безопасность существования государства Израиль.

Таким образом, оба кандидата – Маккейн и Обама считали ближневосточное направление важнейшим в своём президентстве. Однако на данном этапе позиция Обамы по основным «болевым» вопросам этого региона выглядит часто как эклектичная и отчасти эмоциональная, в то время как видение Маккейна производит впечатление комплекса.

Во время своего июльского турне в Афганистан и Ирак Обама утверждал, что США следует ускорить вывод своих войск из Ирака и их перебрасывание в Афганистан для противодействия усилившимся там группировкам Талибан.

Маккейн уверен в том, что реализация плана, подобного тому, который использовался для наращивания численности войск в Ираке («Новая стратегия США в Ираке» Дж. Буша), поможет США разгромить и талибов в Афганистане.

Кандидат от Демократической партии старается демонстрировать совершенно иной подход к проблемам региона, он делает упор не на военное решение вопросов, а на углубление переговорных процессов (кредо: «готов к встрече с лидерами любых государств независимо от занимаемых ими позиций»). Это касается практически всех «горячих точек» региона.

Команда советников Обамы по вопросам внешней политики и национальной безопасности сформирована в основном из сотрудников администрации Билла Клинтона и советников сенатора Хиллари Клинтон. Это бывшие госсекретари Мадлен Олбрайт и Уоррен Кристофер, а также бывший министр обороны Уильям Перри, бывший директор Управления политического планирования Госдепартамента Грегори Крейг, бывший председатель Комитета по иностранным делам Палаты представителей Ли Гамильтон, бывшие сенаторы Дэвид Борен и Сэм Нанн, бывший член Палаты представителей США Тим Ремер, бывший советник по национальной безопасности Энтони Лейк. Никто из них никогда не выдвигал сколько-либо стройной концепции ближневосточной проблематики, на основе которой могла бы быть выстроена внятная стратегия. Критикуя практически весь ближневосточный курс администрации Дж. Буша, вышеперечисленные советники кандидата-демократа соглашаются с республиканцами и администрацией лишь в одном – неизменной поддержке Израиля. /6, с.27/

Комментируя 15 июля в Вашингтоне итоги поездки в Багдад, Барак Обама заявил, что, став президентом, кончит войну в Ираке, которая «отвлекает нас от всех угроз, с которыми мы сталкиваемся». «Наш однозначный и бесконечный упор на Ирак не является обоснованной стратегией обеспечения безопасности Америки», – заявил Обама, ещё раз публично подтвердив свой принципиальный подход к проблеме Ирака.

1.2 Международная и региональная безопасность

Обращает на себя внимание более чем спорная трактовка проблемы терроризма, согласно которой события 11 сентября 2001 г. при всей своей трагичности не являются чем-то новым, а реакция Дж. Буша-мл. была неадекватной и непродуктивной.

Представляется, что в этом отражается не столько альтернативное видение международной жизни, сколько продиктованное чисто партийными соображениями стремление снять с клинтоновской администрации ответственность за «невнимание» к нараставшей угрозе национальной безопасности США.

На протяжении последних десяти лет в международных и аналитических кругах пристальное внимание уделяется геополитической и геоэкономической роли региона Центральной Азии, его месту и значению в системе международной безопасности. Новая администрация США в лице президента Барака Обамы и его команды уделяет много внимания вопросам международной и региональной безопасности. Центральная Азия один из наиболее интересующих США регионов. Американцы в последнее время обращают всё более пристальное внимание на ситуацию в регионе, что может быть обусловлено стремлением к контролю энергоресурсов, а также целями по борьбе с терроризмом. Это подтверждает разработка американского плана «Большой Центральной Азии» - проекта, созданного при помощи США, но без участия России и Китая.

В Вашингтоне считают, что без всесторонней кооперации Запада с Казахстаном невозможно не только проводить афганскую политику, бороться с наркотрафиком, международным терроризмом, но и выстраивать всю систему безопасности Европы и Центральной Азии. /7, с.62/

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в Астане провел встречу с заместителем государственного секретаря США по политическим вопросам Уильямом Бернсом, сообщила пресс-служба главы государства.

В ходе беседы были обсуждены перспективы развития двустороннего сотрудничества, обеспечения региональной безопасности, вопросы нераспространения оружия массового уничтожения.

Н. Назарбаев отметил, что Казахстан поддерживает инициативу президента США Барака Обамы о проведении в 2010 году глобального саммита по ядерной безопасности в Нью-Йорке. /8/

Согласно сообщению пресс-службы, стороны также обсудили международные вопросы, представляющие взаимный интерес, в частности, проблемы стабилизации ситуации в Афганистане.

Президент Нурсултан Назарбаев продемонстрировал лидерство по вопросам нераспространения оружия массового уничтожения. США также стремятся не допустить его распространения и показывать пример другим странам, как этого можно добиться.

Согласно сообщению, У. Бернс подчеркнул, что приезд в Астану американской делегации, которую он возглавляет, отражает «высокий приоритет, который президент Обама придает отношениям с Казахстаном».

100 дней своего пребывания на посту американский президент Барак Обама отметил обращением, в котором взял ряд обязательств перед миром

Он обязался: от себя лично и от имени своей администрации - проводить внешнюю политику, направленную на обеспечение безопасности американского народа, друзей и союзников. Исходной точкой американской внешней политики является глобальное сотрудничество на основе взаимных интересов и взаимоуважения. И хотя наверняка возникнут обстоятельства, при которых подобный подход не увенчается успехом, правительство США будет всегда готово выслушать потенциальных противников и вступить с ними в диалог во имя национальных интересов США и интересов глобального сообщества, надеющегося на США как на лидера в вопросах безопасности. В тех случаях, когда нельзя будет обойтись без более внушительной демонстрации силы, ни один враг не должен обманываться насчет исхода конфронтации. Для реализации новой стратегии сотрудничества президент, едва успев занять свою должность, назначил ряд наиболее талантливых американских дипломатов специальными посланниками и представителями - по ближневосточному мирному процессу, в Юго-Восточной Азии, в Судане, в Афганистане и Пакистане, а также по вопросам изменения климата. Один этот факт сам по себе свидетельствует, что в 21-м столетии во главу угла американской внешней политики будут поставлены региональные стратегии с упором на вопросы национальной и международной безопасности. Это доказывает ясное понимание того, что мир необходимо видеть таким, каков он есть сегодня, а не таким, каким он был в 20-м столетии. На протяжении последних трех месяцев наши специалисты в области национальной безопасности, включая и дипломатический корпус, ведут активную и весьма продуктивную дипломатию, преодолевая многочисленные проблемы, стоящие перед нами. Первые результаты обнадеживают, хотя работы впереди еще очень много. /9/

Президент Обама также четко изложил свою решимость вступить в глубокий и позитивный диалог с мусульманскими сообществами во всем мире. Именно поэтому первое свое телевизионное интервью на посту президента США он дал телесети "Аль-Арабия". Именно поэтому он оповестил иранский народ и его руководителей о своём стремлении к новому диалогу по всем проблемам, стоящим перед миром, и по этой же причине он говорил о новых партнерствах в области образования, здравоохранения и открытия новых возможностей, выступая в турецком парламенте. И наконец, именно поэтому он дал ясно понять, что Соединенные Штаты не воюют, и никогда не будут воевать с исламом.

Во-вторых, он дал ясно понять, что США намерены вести борьбу с Аль-Каидой с целью разгромить и уничтожить ее. В марте президент объявил результаты пересмотра стратегии в отношении Пакистана и Афганистана, который даст необходимые ресурсы для реализации целей и обеспечит народам Афганистана и Пакистана безопасность и новые возможности. На празднествах в Страсбурге по случаю шестидесятилетия Организации Североатлантического договора (НАТО) президент получил широкую международную поддержку своей стратегии и заверения от союзников по НАТО в их готовности выработать новую стратегическую доктрину, которая позволит союзу стать более готовым для решения вызовов 21-го столетия. В Багдаде Обама подтвердил своё намерение сокращать численность американских войск в соответствии с Соглашением о статусе сил, выработанным с иракским правительством, одновременно помогая иракцам брать на себя все большую ответственность за судьбу своей страны.

В-третьих, президент Обама стремится к выработке единого подхода по широкому кругу глобальных проблем. В Лондоне во многом благодаря его усилиям было достигнуто согласие по ряду конкретных мер преодоления глобального финансового кризиса, включая новое рамочное соглашение о мерах государственного регулирования финансовых рынков в глобальных масштабах, увеличение помощи развивающимся странам и доказательство приверженности принципам свободной и честной торговли. В Праге он предложил план, направленный на то, чтобы за четыре года поставить под контроль все "бесхозные" ядерные материалы в мире, остановитьпроцесс распространения ядерного оружия и взять курс на полную ликвидацию ядерного оружия во всем мире.

Говоря о региональных проблемах Америки, президент Обама признал, что США вместе с другими странами должны энергичнее добиваться уменьшения спроса на наркотики и прекращения незаконного оборота оружия. По его предложению принят новый план борьбы с насилием на почве наркотиков на границе с Мексикой. Президент объявил об отмене ограничений на денежные переводы и поездки на Кубу для американцев кубинского происхождения, а на Саммите Америк он открыл новую эру во взаимоотношениях с соседями по полушарию, предложив им сотрудничество по широкому кругу вопросов.

Президент много работает с международными организациями. Соединенным Штатам удалось мобилизовать своих союзников и все мировое сообщество на осуждение запуска ракет северокорейским режимом и расширение международных усилий по борьбе с пиратством у побережья Сомали. Наконец, Соединенные Штаты проявили намерение принять на себя ведущую роль в ряде других важных инициатив, значимых для нашей планеты. Эти инициативы, о которых было заявлено на первой сессии Форума ведущих экономических держав по проблемам энергии и климата, направлены на развитие сотрудничества в области экологически чистой энергии и изменений климата.

1.3 Права человека и развитие демократии

В первый же день своего пребывания на посту президента США Обама предписал в течение года закрыть тюрьму в Гуантанамо, наложить запрет на ужесточенные меры содержания заключенных, а также недвусмысленно дал понять, что правительство США полностью поддерживает Женевскую конвенцию, не употребляет пытки и не оправдывает их использования. В этой области. Администрация Обамы тоже намерена взять на себя роль лидера, подавая пример другим.

Очередной доклад Госдепартамента о соблюдении прав человека в мире вызвал мощную волну негодования во многих странах. Создание таких раздражителей в отношениях с другими государствами не способствует улучшению международного климата. Такой назидательный тон и полное забвение понятия суверенитета и одного из основных принципов международного права, зафиксированного в Уставе ООН, - невмешательства во внутренние дела государств, приводит к разочарованию как раз в тех самых "западных ценностях" и "европейской демократии", которые привлекали в течение столетия другие цивилизации и миры, что давало Западу и США крупные политические дивиденды.

По сути, позиция администрации США в области прав человека выстроена на откровенном применении двойных стандартов в зависимости от того, подчиняется ли то или иное государство стратегическим задачам Вашингтона. Возрастает пренебрежение даже видимостью опоры только на проверенные факты и достоверные источники. Любое высказывание иногда незначительной группы лиц, объявляющей себя рупором "гражданского общества" в какой-либо стране, при этом никак и ничем не доказавшей своего авторитета в обществе, часто существующая на средства извне, применяется в качестве обвинений. Это очень похоже методы и теорию "революционной законности" в 20-30-х годах раннего большевизма, почерпнутые в свою очередь у средневековой инквизиции, из эпохи преследований ведьм, когда любое обвинение обязывало "виноватого" предъявлять доказательства своей невиновности вместо того, чтобы обвинение доказывало вину. Это не что иное как попрание базового принципа права - презумпции невиновности.

Все это производит тягостное впечатление на незападный мир, который воспринимает эти явления как глубокий кризис, если не упадок и деградацию демократии, как закат западного мира и европейской цивилизации, что касается уже не только Америку, но и всех нас. Результатом такого разочарования становится рост антиамериканизма, а, поскольку США претендуют на роль лидера и "лица" западного мира, разочарование в США усугубляет неприязнь вообще к западной, изначально христианской цивилизации.

Такие авторитетные для Вашингтона (когда речь идет о других странах) организации как "Хьюман райтс уотч" и "Международная амнистия" постоянно критикуют США за нарушения прав человека внутри страны и отклонения от норм гуманитарного права, допущенные в Афганистане, Ираке, других странах.

В правозащитных оценках США наблюдается явное лицемерие в том, что касается движения к демократии в таких странах, как Ирак или Афганистан, измученных острейшими внутренними конфликтами, в обстановке сохраняющегося иностранного военного присутствия. Например, в Ираке сейчас под арестом без суда и следствия находятся 30 тысяч человек, половина из которых удерживается коалиционными силами. Из 15 тысяч арестованных иракскими властями только 8 тысяч содержатся в центрах заключения, подвластных иракскому министерству юстиции, то есть на более-менее законных основаниях. Не хотят замечать в США и нарушения прав не получившего гражданства русскоязычного населения в Эстонии и Латвии. Обходят стороной американцы проблемные вопросы русского населения на Украине, где грубо нарушается ратифицированная украинским парламентом Конвенция о региональных языках, правозащитную ситуацию в Грузии.

Наряду со всем явными внешнеполитическими целями Вашингтона в этой области несомненную опасность представляет склонность прикрывать свои цели в международной политике мировой целью, вроде победного шествия демократии во всем мире, заменившей лозунги Н. С.Хрущёва о победе коммунизма во всемирном масштабе. Весь мир давно расценивает это как ширму, исключающую критику США за рубежом и внутри страны прикрывающую истинные американские интересы, преследуемые в мировой политике. Таков же эффект от муссирования якобы повышенной внешней угрозы безопасности США, в условиях которой кажутся оправданными любые нарушения соблюдения фундаментальных принципов демократии, прав и свобод граждан.

Предпринимаемые вашингтонской администрацией меры по «демократизации стран Центральной Азии» порождают обратный эффект, своего рода «эффект бумеранга», потому что во многих странах мира, особенно в области СНГ, демократические ценности США и Запада начали восприниматься как главный инструмент геополитики США, целью которой является создание благоприятных условий для установления контроля над добычей и транспортировкой нефти и газа из бассейна Каспийского моря.

Навязывание американского или европейского стандартов политики демократии и культуры не всегда соответствует национальным и культурным особенностям стран, где запланировано осуществить «демократические революции». Но путем военных действий и массовых волнений установить демократию невозможно.

Таким образом, выявленные особенности внешней политики США свидетельствуют о масштабности ее охвата, амбициозности, а также о стремлении укрепить господство США на мировой арене, в качестве единственного регулятора и построителя демократии в мире. Также стало очевидным, что для более получения более полной картины внешнеполитических особенностей демократической партии США, необходимо изучить внешнеполитический вектор заданный последним и ныне действующим президентов от данной партии.


Глава 2. «Новые» и «старые» отношения при администрации Б. Обамы   2.1 Трансатлантические отношения

Анализ итогов внешнеполитической деятельности двух сменивших друг друга администраций – Б. Клинтона и Дж. Буша-мл. – позволяет сделать вывод о неизменности основного содержания международного курса мирового лидера. На протяжении шестнадцати лет США в критических для себя или их союзников ситуациях без колебаний прибегали к односторонним действиям, использованию силы и т. д., игнорируя решения ООН и мировое общественное мнение. Разумеется, и сам президент, и его личные качества, накладывали отпечаток на те, или иные решения, но определяющим, безусловно, являлась международная обстановка. Естественно, что реакция США на внешние вызовы до 11 сентября 2001 г., и после этой даты, различались принципиально, т. к. страна ощутила себя в состоянии войны. Главное – продолжение наступательной тактики возникает в результате своеобразного вакуума.

Юбилейная конференция НАТО, формально завершившаяся демонстрацией единства и успешной презентацией Б. Обамы в качестве лидера «западного мира» (если этот термин еще имеет право на существование), оставила больше вопросов, чем дала ответов. Прежде всего, на главный вопрос – кто и в какой степени будет реально участвовать в боевых действиях Афганистане, когда и при каких условиях будет осуществляться дальнейшее расширение НАТО, чем будет заниматься НАТО в условиях расширения ее ответственности до глобальных масштабов.

Об относительной преемственности с предыдущей администрацией говорит и распределение амплуа в кабинете Б. Обамы, где вице-президент играет роль «ястреба», госсекретарь – «голубя», а сам президент, как и положено, верховного арбитра.

В нынешней дискуссии между Европейским Союзом и Соединенными Штатами Америки о разработке европейской политики в области безопасности и оборонной политики слились в единое целое аргументы о распределении бремени и разделе власти. Если развитие равноправных и тем самым конкурентоспособных трансатлантических экономических отношений США научились признавать, то инициатива Европейского Союза в отношении политики безопасности вызывает в Вашингтоне диктуемые политикой сомнения. Эта политика рассматривается преимущественно как потенциальная угроза, как конкуренция с НАТО, а не как возможность будущего перераспределения военного бремени. Европейцы, напротив, считают, что европейская политика в области безопасности и обороны не представляет опасности для НАТО, и что им нужно, во всяком случае, обрести способность действовать в плане оборонной политики самостоятельно, если они сочтут это необходимым.

Правда, нынешняя способность европейцев создать подобные военные структуры кажется ограниченной ввиду нехватки денег и слабости инфраструктуры. В обозримом будущем европейские вооруженные силы вряд ли смогут стать действительно независимыми от НАТО, поэтому США будут и впредь сохранять доминирующую позицию внутри Североатлантического альянса. Однако возникает вопрос, удастся ли европейцам создать такой военный потенциал, который позволит действовать в кризисных ситуациях, подобных той, что возникла, к примеру, на Балканах. После войны в Косово и последовавшего в этой связи преодоления военной слабости Европы, в усилиях европейцев разработать жизнеспособную политику в области безопасности и обороны просматривается элемент гордости. Это - логическое продолжение основной идеи, лежащей в основе европейской интеграции, и желания более прочно сбалансировать трансатлантические отношения.

Что означает «баланс» в политическом смысле, пока неясно. Европейцы говорят о перераспределении бремени, ответственности и власти. Американцы озабочены тем, что разделение труда сведется к тому, чтобы возложить на США львиную долю военных тягот и ответственности в кризисных ситуациях. Сам по себе вызов состоял бы, собственно, в том, чтобы произвести разверстку бремени, власти и ответственности внутри масштабной системы альянса, который сможет дозированно отвечать на кризисы и угрозы. Это видение нуждается еще в конкретизации по обеим сторонам Атлантики.

К чести Обамы нужно отметить, что он предпринял поистине титанические усилия для того, чтобы изменить отношение США к внешнему миру и более органично вписать страну в формирующийся исторический контекст XXI века. На удивление ему это хорошо удается. Менее чем за год президент полностью пересмотрел основополагающую концепцию американской внешней политики в отношении нескольких важных геополитических вопросов: ислам - не враг, и нынешняя роль Соединенных Штатов в мире не определяется «глобальной войной с террором»; США будут играть роль справедливого и настойчивого посредника в деле достижения долговечного мира между Израилем и Палестиной; Вашингтону следует вести серьезные переговоры с Ираном по поводу его ядерной программы, а также по другим вопросам; борьба с повстанческим движением в тех провинциях Афганистана, которые находятся под контролем движения «Талибан», должна быть преимущественно политической, а не военной.

Как это ни парадоксально, несмотря на явно выраженное желание Обамы, похоже, что в ближайшем будущем для Вашингтона открывается меньше перспектив улучшить стратегически важные отношения со своим ближайшим политическим, экономическим и военным партнером - Европой. Предшественник Обамы оставил здесь тяжелое наследие, впечатление от которого нынешнему президенту удалось немного сгладить в том, что касается общественного мнения. Однако подлинное стратегическое сотрудничество в глобальном масштабе невозможно с партнером, у которого не только нет авторитетного и четкого политического руководства, но даже и внутреннего согласия по поводу мировой роли, которую он должен играть.

Следовательно, намерение Обамы вдохнуть новую жизнь в трансатлантическое партнерство вынужденно ограничивается диалогами с тремя ключевыми европейскими странами, которые обладают реальной силой и большим влиянием на международной арене, - Великобританией, Германией и Францией. Однако полезность диалогов ослабляется личными и политическими разногласиями между лидерами этих стран. Маловероятно, что в ближайшее время будет выработана единая и потому влиятельная европейская позиция, на базе которой Обама мог бы эффективно взаимодействовать с Европой.

В условиях глобализации явно обнаруживаются центростремительные тенденции, растущее устремление к экономической и политической интеграции. Отношения США и Европейского Союза можно рассматривать как партнерство с определенными чертами, присущими интеграции.

Трансатлантическое партнерство имеет характеристики, свойственные интеграции, такие как, общее историческое и культурное наследие, разделяемые ценности (демократия, права человека, рыночная экономика), высокая степень экономических и торговых связей, сотрудничество в области безопасности. Трансатлантическое партнерство развивается на институциональной основе (НАТО) и через постоянные, прямые контакты между США и институтами ЕС.

В то же время партнерство США-ЕС имеет свои особенности. Прежде всего, это глобальный характер отношений, непосредственно связанный с динамикой и являющийся частью процесса глобализации. Другая особенность состоит в неординарности партнеров.

И США и ЕС являются мировыми центрами, США – бесспорный мировой лидер, а Европейский Союз – центр плюралистической демократии и ключевой игрок в глобальной рыночной экономике.

Таким образом, характер трансатлантического партнерства непосредственно влияет на развитие всего мирового сообщества.

Крах внешней политики Буша стал важным уроком, он показал, что даже такое сильное государство, как Соединенные Штаты, не может добиться своих целей в сегодняшнем международном пространстве без значительных вкладов со стороны союзников. Другим последствием неудачной политики Буша стало то, что теперь задача получения поддержки сделалась гораздо более сложной. Следующий президент должен заново создать моральную основу для американского международного лидерства и убедить европейцев примкнуть к Соединенным Штатам в действительном партнерстве с целью борьбы с угрозами современного мира. Одни будут проявлять понятную сдержанность, другие будут резко против. Проблемы, с которыми столкнулось мировое сообщество, так велики, что решать их надо совместными усилиями.

Но даже после президентства Буша и перед лицом этих огромных проблем остается надежда на благополучное их разрешение. Его правление было такой очевидной катастрофой, что надо просто заново создать условия для новой эры трансатлантических отношений. Новой администрации придется снова завоевывать лидирующие позиции на международной арене. Этот процесс сопряжен со скрытыми опасностями для союзников США. Бремя международного лидерства распределится более равномерно.

США, в свою очередь, столкнулись со значительными трудностями во взаимоотношениях с внешним миром после иракской войны. Провал американского курса в отношении Афганистана и Ирака заставил внешнеполитическую команду Дж. У. Буша (в период его второго президентского срока) начать постепенное отступление от унилатералистских принципов, признавая ограниченность односторонней политики. США весьма неэффективно проявили себя в роли «миротворца» в урегулировании внутриполитической ситуации, как в Афганистане, так и в Ираке. В такой ситуации Вашингтону вновь пришлось искать компромисс с европейскими союзниками в виде новой трансатлантической сделки. Внешнеполитические ошибки привели американское руководство к пониманию необходимости возрождения отношений с традиционными союзниками и международными институтами, без которых осуществление глобальной стратегии США оказалась бы невозможным. Без международного участия в процессе разрешения иракского и афганского кризисов, подчеркнуто односторонняя политика неминуемо привела бы к чрезвычайному распылению сил (нарушению «стратегии выхода», которую намеревались соблюдать прагматичные республиканцы) и, в итоге, к имперскому перенапряжению, об опасности которого неоднократно предупреждали критично настроенные эксперты. /19, с.85/ Если на начальном этапе «глобальной войны с терроризмом» (к которой некоторые члены внешнеполитической команды Дж. У Буша относили и войну в Ираке) США придерживались принципа «кто не с нами тот против нас», предпочитая иметь дело не с союзниками, а с сателлитами, которыми можно было не руководить, а командовать, то позже резкий тон деятелей американской администрации стал более сдержанным, а сама евроатлантическая политика Вашингтона стала более сбалансированной и открытой для диалога с европейскими партнерами. В немалой степени этому способствовали кадровые перестановки в Пентагоне, итогом которых стал уход таких влиятельных политических фигур как замминистра обороны П. Волфовиц и председатель консультативного комитета по оборонной политике Р. Перл и, наконец, сам министр обороны Д. Рамсфелд, заслуживший славу «политического ястреба».

Прежде всего, надо сказать, что в Европе очень высоки ожидания в отношении администрации Барака Обамы. Недавно проведенный опрос общественного мнения показывает, что в каждой европейской стране свыше 75 процентов населения ожидают улучшения отношений между их страной, Евросоюзом и США. Чтобы понять эти настроения, надо вернуться к тому наследию, которое получил президент Барак Обама от своего предшественника президента Буша. 2 срока Буша привели к большому осложнению в отношениях между США и Европой, к росту недоверия к США в Европе, к распространению не только антибушизма, но и антиамериканизма в Европе. С приходом Барака Обамы связываются ожидания решительных изменений. Речь идет об трансформации политики США в нескольких областях. Прежде всего, это отказ от исключительно односторонних действий на международной арене и переход к более серьезным, вдумчивым постоянным консультациям с союзниками в Европе.

От США ожидают, что они переменят политику в таких областях, как изменение климата. Это очень важно для европейцев. В Европе приветствовали первые шаги президента Барака Обамы, направленные на закрытие тюрьмы в Гуантанамо и так далее. Эти шаги можно перечислить, но в целом ожидается сближение в подходах к мировым проблемам, отказ от односторонних действий. Ожидается, что американцы уделят больше внимания тем ценностям, которые разделяют европейцы.

Ряд экспертов полагали, что европейцев ждет некоторое разочарование от политики администрации Барака Обамы. Европейцы ожидали, что Барак Обама будет их партнером во всех внешнеполитических инициативах. Но очень велика была и возможность разочарования. Многие эксперты предсказывали, что США в очередной раз воспользуются Европой, возможно, помощью Европы для решения афганской проблемы, проблемы в Ираке, но реального равноправного отношения к Европе ждать не надо.

В июле 2008 г. палата представителей конгресса США утвердила резолюцию, в которой выражена поддержка дальнейшему расширению НАТО и говорится о том, что "ни одно государство за пределами НАТО" не имеет права голоса в решении о том, кто может быть членом альянса. "Любое решение в отношении членства в НАТО будет приниматься членами НАТО посредством консенсуса, и ни одно государство за пределами НАТО не имеет права голоса или вето в отношении таких решений", — говорится в резолюции, в котором американские законодатели поздравили Албанию и Хорватию с получением ими приглашения вступить в альянс. /21/

В документе заявлено также, что конгресс США поддерживает расширение НАТО и считает, что продолжающееся взаимодействие со всеми странами, которые стремятся в НАТО, укрепит безопасность для всех государств евроатлантического региона. Конгресс США полностью поддерживает приглашение начать интенсивный диалог НАТО c Боснией и Герцеговиной, Черногорией и Сербией".

Эксперты считают, что новоизбранный президент США Барак Обама продолжит внешнеполитический курс прежней администрации на постсоветском пространстве, направленный на расширение НАТО за счет стран СНГ. Политика в отношении Грузии и Украины, решения по членству которых в НАТО во многом уже приняты, будет продолжена, потому что для США это представляет жизненно важный интерес. Это доступ к энергоресурсам Каспия и Средней Азии, и постсоветское пространтство в этом смысле представляет колоссальный интерес. Не похоже, что администрация Барака Обамы откажется от дальнейшего расширения НАТО и вообще от развития траснсатлантических отношений. /22, 23/

Еще в январе 2008 г. Барак Обама сделал следующее заявление: "Я приветствую решение президента Виктора Ющенко, премьер-министра Юлии Тимошенко и председателя парламента Арсения Яценюка объявить о готовности Украины к плану действий по получению членства (ПДЧ) в НАТО. Распространение членства в НАТО на новые демократии в Европе помогло создать зону стабильности и процветания на континенте и усилило военный потенциал НАТО благодаря вкладу новых членов. Поэтому я приветствую преданность украинских лидеров углублению демократических реформ, которые требуются от всех членов НАТО, и принятию новой ответственности в их отношениях с Альянсом. Решимость украинских лидеров способствовать национальному единству и проконсультироваться с украинским народом по вопросу о членстве в НАТО будущем, показывает важность, которую они уделяют национальному единству и открытой, демократической дискуссии. Предстоящий в апреле саммит НАТО в Бухаресте является критической возможностью для продолжения строительства "целостной и свободной" Европы, которое было целью всех последних президентов США. Я призываю президента Буша и всех лидеров НАТО воспользоваться этой возможностью". /23/

Новая администрация США продолжает курс расширения своего присутствия на постсоветском пространстве под названием "курс расширения демократии". /24/ Это идеологическое обоснование расширения НАТО и практики смены режимов. Эта политика превращает международную систему в некую систему, основанную на взаимодействии демократий как наиболее безопасных, по мнению многих американских специалистов, игроков. При этом, однако, не учитывается, что демократии при практике смены режимов не всегда получаются, а если получаются, то часто небезопасные.

В ходе ведения такой политики, могут быть найдены новые возможности для компромисса (в отношениях РФ и США), но одновременно здесь существует долгосрочная преемственность (американской внешней политики), а также экономические и военно-политические интересы. И едва ли можно исключать, что инициативы США на постсоветском пространстве, которые американская администрация предпринимала в последние 15 лет, будут свернуты.

Американская администрация также не отказывается от проекта размещения элементов ПРО в Европе. Концепция национальной безопасности с середины 20-го века, а возможно и раньше, состоит в том, что США стремятся обеспечить внешние, глобальные условия для своей национальной безопасности. Интересы США носят глобальный характер. И ПРО в Европе входит в проект глобальной системы ПРО США. /22/

США по прежнему намерены установить радар в Чехии и десять ракет-перехватчиков в Польше под предлогом защиты от предполагаемой угрозы со стороны Ирана.

Россия опасается, что эти системы могут быть направлены против ее безопасности. Президент РФ Дмитрий Медведев ранее заявил, что Россия в качестве ответного шага на размещение ПРО США в Европе может установить оперативно-тактический ракетный комплекс "Искандер" в Калининградской области и осуществлять радиоэлектронное подавление элементов противоракетной обороны.

Проводя политику по расширению НАТО на восток, США пытаются изменить стратегическую ситуацию в мире. Хотя альянс остался военно-политическим союзом, с некоторой трансформацией в сторону политических решений, суть альянса не изменилась: это, прежде всего, борьба с влиянием России, и уже затем – борьба с распространением оружия массового поражения и терроризмом.

С 1994 г. США активно выступают за расширение НАТО путем проведения политики открытых дверей, разительно отличающейся от подхода ЕС, ставшего элитным клубом. В результате третьего раунда расширения, который должен пройти в 2009-2010 гг., членами НАТО станут три государства западных Балкан. Четвертый раунд, предусматривающий включение в альянс стран-членов СНГ, могут застопорить события в Грузии и на Украине и вокруг них.

Итак, в качестве выводов можно сказать, что администрация Барака Обамы частично продолжает политику администрации Буша, надеясь на более активное участие Европы в тех мерах, которые НАТО предпринимает в Афганистане. Разные европейские члены НАТО подходят к этому вопросу по-разному. Есть государства, которые более активно участвуют, и есть государства, которые крайне неохотно посылают своих военных в Афганистан, а если и посылают, то делают много оговорок, в каких географических районах они действуют, в каких они не будут действовать. Как правило, они не действуют на юге Афганистана, где наиболее тяжелая ситуация. Оговариваются правила их введения в боевые действия и так далее. То есть, несмотря на большее внимание США к инструменту НАТО при администрации Барака Обамы, ожидается достаточно много трудностей по самому важному сейчас для НАТО вопросу, то есть по вопросу взаимодействия в Афганистане. Европейцы в большинстве своем не готовы пойти на увеличение своего присутствия в Афганистане. /25/

Европейцы на это будут идти очень медленно, неохотно и не в той степени, как это хотели бы видеть США. Прежде всего, это обусловлено внутриполитической ситуацией в Европе, где общественность не видит необходимости направлять свои вооруженные силы в столь отдаленный и опасный регион. Это не связано с отношением европейцев к Бушу, это связано с отношением европейцев к применению военной силы далеко за пределами Европы.

  2.2 США и Китай

Многие предрекают Китаю будущее новой мировой державы, основываясь на темпах его развития сейчас. Но такой взгляд не учитывает ни фактора экономической уязвимости Китая, ни проблемы отсутствия непрерывности в политике.

Во-первых, совсем не обязательно то, что Китаю удастся сохранить бурные темпы роста в дальнейшем по разным причинам. Во-вторых, динамичный характер экономической трансформации Китая, включая его социальную открытость остальному миру, в далёкой перспективе начнёт противоречить относительно замкнутой и бюрократически жёсткой диктатуре. В-третьих, даже если Китай избежит серьёзных политических кризисов и даже если ему удастся удержать невероятно высокие темпы экономического роста, страна всё равно останется очень бедной по сравнению с другими государствами.

Подытоживая сказанное: маловероятно, что вскоре Китай станет по ключевым показателям действительно мировой державой. Но и при таком раскладе страна делает значительные шаги, позволяющие стать доминирующей региональной державой в Восточной Азии.

Реализация любых перспектив развития Китая зависит не только от хода своего развития, но и от действий США и их присутствия в регионе. Оставшаяся не у дел Америка сделала бы наиболее вероятным сценарий сильного укрепления Китая, и он вскоре стал бы настоящим политическим и экономическим гигантом. Попыт

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Основные направления внешней политики Барака Обамы". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 649

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>