Дипломная работа на тему "Международно-правовой механизм эксплуатации углеводородных месторождений"

ГлавнаяМеждународные отношения → Международно-правовой механизм эксплуатации углеводородных месторождений




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Международно-правовой механизм эксплуатации углеводородных месторождений":


Содержание

Введение

Глава 1. Правовое регулирование добычи и транспортировки по законодательству РФ

1.1 Правовое обеспечение делимитации морской добычи углеводородов

1.2 Управление эксплуатацией углеводородных месторождений: понятие и функции

1.3 Лицензирование добычи и транспортировки на море

Глава 2. Международно-правовой механизм эксплуатации углеводородных месторождений: проблемы и пути решения

2.1 Правовое обоснование платности при эксплуатации углеводородных месторождений

2.2 Совершенствование налогообложения при эксплуатации углеводородных месторождений

2.3 Управление рисками при эксплуатации углеводородных месторождений

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность проблемы. Из недр территории РФ в год извлекаются полезные ископаемые на сумму 95 - 105 млрд. $. Предприятия ТЭК России обеспечивает более 30 % доходов федерального бюджета, более 30 % ВВП. На экспорт поставляется более 33 % извлекаемого из недр территории РФ природного газа (углеводородные ресурсы составляют более 40 % экспорта).

Залежи арктической и субарктической акватории РФ образуют 80 % потенциальных извлекаемых запасов углеводородного флюида недр России.

Потенциальные извлекаемые запасы углеводородного флюида акватории РФ оцениваются в 100 млрд. тонн условного топлива (то есть 15.5 млрд. тонн нефти и 84.5 трлн. м3 природного газа).

Правительство РФ вводит в эксплуатацию углеводородные месторождения в территориальном море РФ и на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ в рамках Соглашения между Российской Федерацией и Sakhalin Energy Investment Co. Ltd. «О разработке Пильтун-Астохского и Лунского месторождений нефти и газа на условиях раздела продукции» от 22 июня 1994 года и Соглашения между Российской Федерацией и Консорциумом в составе Exxon Neftegas Ltd., Sakhalin Oil Development Corp. Co. Ltd., ЗАО «Сахалин-морнефтегаз-Шельф» и ЗАО «Роснефть-Сахалин» «О разработке Чайвинско-го, Аркутун-Дагинского и Одоптинского углеводородных месторождений на шельфе острова Сахалин на условиях раздела продукции» от 30 июня 1995 года (проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2»).

В перспективе хозяйственная деятельность на акватории Земли будет интенсивно развиваться.

Вопросы международно-правового статуса акватории Земли исследовались в работах П. Д. Бараболи, Ю. Г. Барсегова, А. Н. Вылегжанина, А. Ф. Высоцкого, СП. Головатого, Р. В. Деканозова, Ф. И. Кожевникова, А. Л. Колодкина, В. М. Корецкого, М. И. Лазарева, С. А. Ломако, СВ. Молодцова, В. Ф. Сидорченко, Э. П. Свиридова, Ю. В. Смирнова, Л. В. Сперанской, Т. И. Спиваковой, П. А. Фёдорова, В. Ф. Царёва, Г. Г. Шинкарецкой, D. Colombos, E. Grisel, F. Higgins, D. P. O'Connell, P. C. Irwin, L. D. Nelson, H. Oxmann и D J. Padwa.

Проблемы добычи и транспортировки на территории Земли исследовались в работах М. М. Бринчука, А. К. Голиченкова, О. С Колбасова, О. И. Крассова, Б. Д. Клюкина, Н. Б. Мухитдинова, М. Е. Певзнера, Н. А. Сыродоева, Л. А. Тимофеева и Г. В. Чубукова.

Основой исследования стали научные труды специалистов в области теории государства и права - С. С. Алексеева, М. И. Байтина, А. В. Малько и Н. И. Матузова, научные труды специалистов в области российского и советского гражданского права — Н. А. Баринова, А. В. Карасса, Ю. Х. Калмыкова и О. Н. Садикова.

Вместе с тем, необходимо отметить, что ни комплексное исследование правового обеспечения, ни сравнительный анализ правовых режимов добычи и транспортировки углеводородов акватории РФ - внутренних морских вод РФ, территориального моря РФ, исключительной экономической зоны РФ и континентального шельфа РФ, — и территории РФ не проводились.

В исследовании использовались работы отечественных и иностранных специалистов в области морской геологии и геофизики - А. И Айнмера, С. Н. Закирова, В. П. Орлова, В. В. Ремизова, В. В. Харахинова и Б. А. Яцкевича; океанографии - A. M. Кондратова и O. K. Леонтьева; проектирования, строительства и эксплуатации морских гидротехнических сооружений - В. А. Алиева, Б. А. Вейцмана, М. З. Керимова, Р. П. Кулиева, О. И. Лиса-гора, Л. Б. Листенгартена, Р. А. Максутова, Ф. А. Мамедова, Ю. С. Маслова, А. Б. Сулейманова и Б. Г. Финкелыптейна;

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Оригинальное выполнение дипломных работ под заказ в Самаре и в других городах РФ.

Объект исследования. Общий объект исследования образуют общественные отношения, урегулированные нормами российского права, которые имеют целью обеспечение рационального добычи и транспортировки углеводородов и эффективной охраны компонентов природной среды в пределах акватории РФ и территории РФ.

Необходимо отметить, что и во внутренних морских водах РФ, и в территориальном море РФ, и в исключительной экономической зоне, и на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ, и на территории вдольбереговых субъектов РФ, и на территории внутриконтинентальных субъектов РФ (то есть и на акватории РФ, и на территории РФ), целью поиска является открытие, целью разведки — оптимальная разработка месторождений полезных ископаемых (например, добыча газового конденсата, нефти и природного газа), то есть, в целом, эксплуатация части природных ресурсов или вида акватории РФ, или вида территории РФ. Поиск, разведка и разработка месторождений полезных ископаемых и на акватории Земли, и на территории Земли, образуют горное дело, которое исторически регулируется нормами горного права.

Предмет исследования образуют нормативно-правовые акты ООН в сфере международного морского права, законодательные акты РФ, подзаконные нормативно-правовые акты РФ, законодательные акты приморских субъектов РФ, подзаконные нормативно-правовые акты приморских субъектов РФ и локальные нормативно-правовые акты в сфере российского экологического права, нормы которых регулируют общественные отношения в целях рационального добычи и транспортировки углеводородов континентального шельфа РФ, эффективной охраны природных и природно-антропогенных объектов на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ, обеспечения промышленной и экологической безопасности при эксплуатации антропогенных объектов в процессе поиска, разведки и разработки месторождений полезных ископаемых на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ; документы практики Арбитража и Международного Суда ООН при делимитации континентальных шельфов приморских государств; документы практики хозяйственной деятельности Exxon Neftegas Ltd. и Sakhalin Energy Investment Co. Ltd. при недропользовании на акватории острова Сахалин.

Цель исследования. Целью исследования является выявление основных направлений оптимизации правового обеспечения режима добычи и транспортировки углеводородов континентального шельфа РФ и разработка предложений по оптимизации правового режима добычи и транспортировки углеводородов континентального шельфа РФ, то есть вида акватории РФ вне государственной территории.

Для достижения намеченной цели определены следующие задачи исследования:

1.  Выявить основные положения теории о добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ, признанные научной парадигмой.

2.  Оценить правовое обеспечение и практику добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ с другими акваториями Земли, и установления внешнего предела подводной окраины Северо-восточной Евразии.

3.  Оценить правовое обеспечение и практику хозяйственной деятельности на акватории РФ вне пределов государственной территории, на примере добычи и транспортировки на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ.

Метод анализа документов на оперативном этапе образуют пять структурных элементов: во-первых, этап анализа внешнего вида документов (то есть установление наименования издательства, года и места издания, тиража и формата), во-вторых, этап анализа авторского состава (то есть установление автора или коллектива авторов, и ответственного редактора); в-третьих, этап определения цели создания документов; в-четвёртых, этап определения степени достоверности документов (то есть установление авторитета издательства, научной репутации автора или коллектива авторов, и ответственного редактора), в-пятых, этап анализа фактического содержания документов (известно, что документы - это специально созданные автором или коллективом авторов предметы для хранения и передачи информации, которые классифицируются, во-первых, - в зависимости от формы изложения, - на вербальные и цифровые; во-вторых, — в зависимости от значимости, - на неофициальные и официальные; в-третьих, - в зависимости от способа фиксации, - на иконографические и письменные).

Применялись методы, которые традиционно используются в юридических науках, а именно: метод анализа (при определении состава нормативно-правовых актов в области добычи и транспортировки углеводородов континентального шельфа РФ), метод синтеза (при установлении границ континентального шельфа РФ и внешнего предела подводной окраины материка), метод моделирования (при определении составных частей мониторинга континентального шельфа РФ), системно-структурный метод (при оценке органов управления природными ресурсами континентального шельфа РФ на предмет оптимальности системы, структуры и функционирования), сравнительный метод (при сопоставлении условий добычи и транспортировки на акватории РФ в пределах и вне пределов государственной территории), статистический метод (при оценке негативного воздействия на окружающую среду акватории РФ аварийных разливов нефти), функциональный метод (при определении основных направлений деятельности органов управления природными ресурсами континентального шельфа РФ), метод конкретно-социологических исследований (то есть комплекс методов моделирования, системного структурного, статистического и функционального методов, например, при оценке практики добычи и транспортировки углеводородов внутренних морских вод РФ, территориального моря РФ, исключительной экономической зоны РФ и континентального шельфа РФ в пределах СЭЗ «Сахалин»).

Глава 1. Правовое регулирование добычи и транспортировки по законодательству РФ

1.1 Правовое обеспечение делимитации морской добычи углеводородов

В целях делимитации акватории РФ и установления внешнего предела подводной окраины Северо-восточной Евразии применятся пакет документов, в который входят: (а) нормативно-правовые акты ООН[1], (b) законодательные акты РФ[2], (с) подзаконные нормативно-правовые акты РФ[3].

В генезисе делимитацию континентальных шельфов формировали две тенденции: во-первых, необходимость предоставления приморским государствам суверенных прав в целях разведки и разработки природных ресурсов вдольбереговой акватории; во-вторых, необходимость предоставления приморским государствам пропорциональных прав в целях разведки и разработки природных ресурсов Открытого моря. Во II половине XIX века вдольбереговые государства стали устанавливать границу территориального моря на расстоянии 3-12 морских миль от берега (начиная с 1909 года, Российская Империя - 12 морских миль). В 1916 году океанограф О. де Буэн выступил с инициативой о подчинении дна и недр континентального шельфа правовому режиму территориального моря. Во II половине XX века приморские государства Третьего мира стали предлагать устанавливать границу континентального шельфа на расстоянии 40 - 200 морских миль от берега. В 1953 году юристы Д. Коломбос и Ф. Хиггинс выступили с инициативой о подчинении дна континентального шельфа правовому режиму Открытого моря.[4]

Необходимо отметить, что установление внешних пределов подводных окраин материков делимитирует Мировой океан на соизмеримые части: I часть - внутренние морские воды, территориальные моря, исключительные экономические зоны и континентальные шельфы приморских государств; II часть - Открытое море и Район. Картографические материалы относительно внешних пределов подводных окраин материков передаются через представителей приморских государств в ООН и хранятся у Генерального секретаря ООН. В структуре ООН существует Комиссия ООН по границам континентального шельфа и Комитет ООН по мирному использованию дна морей и океанов за пределами национальной юрисдикции (Правовой подкомитет и Экономико-технический подкомитет)[5].

Разработка и принятие Прокламации Президента США «О политике Соединённых Штатов Америки в отношении природных ресурсов недр и морского дна континентального шельфа» от 28 сентября 1945 года № 2667 имело пять причин: во-первых, обеспечение безопасности приморского государства в процессе хозяйственной деятельности на континентальном шельфе; во-вторых, естественная принадлежность континентального шельфа приморскому государству; в-третьих, естественная принадлежность нефтегазоконденсатных залежей на континентальном шельфе месторождениям на территории приморского государства; в-четвёртых, прогресс науки и техники ( эксплуатация природных ресурсов континентального шельфа становится рентабельной); в-пятых, способность суверенных прав в целях разведки и разработки обеспечить рациональное использование и эффективную охрану природных ресурсов континентального шельфа. Впервые в 1951 году специалисты Комиссии ООН по международному праву разработали определение континентального шельфа, основанное на критерии технической доступности добычи и транспортировки углеводородов. Известно, что применение термина «континентальный шельф», а не «подводный район» определено специфической юридической природой этого вида акватории Земли[6].

Установление внешнего предела подводной окраины Северо-восточной Евразии в Северном Ледовитом океане отвечает интересам национальной безопасности РФ: территория русской Арктики составляет 9.46 млн. км2, акватория РФ в Арктике - 6.8 млн. км2 (45 % Северного Ледовитого океана), континентальный шельф РФ в Арктике - 6.19 млн. км2 (41 % Северного Ледовитого океана), береговая линия РФ в Арктике без островов - 28 тыс. км, с островами - 62 тыс. км (50 % и 67 % морской государственной границы РФ). Вне исключительной экономической зоны РФ располагаются хребты ЛомоНосова и Менделеева. В результате экспедиций на дрейфующих ледовых базах исследователи подразделений Министерства природных ресурсов РФ открыли континентальную природу хребта Ломоносова. Практическим результатом геолого-геофизических исследований проекта «Транс-Арктика-2000» научно-экспедиционного судна «Академик Фёдоров» стало открытие континентальной природы хребта Менделеева. Следовательно, в Северном Ледовитом океане континентальный шельф РФ простирается до Северного Полюса. В апреле 2002 года на X сессии Комиссия ООН по границам континентального шельфа приняла к рассмотрению заявку РФ о расширении границ и увеличении площади континентального шельфа РФ на сектор 1-42 тыс. км2, сектор II - 872 тыс. км2 и сектор III - 290 тыс. км2. Очевидно, что претензии РФ на дополнительную оккупацию 1.2 млн. км2 континентального шельфа в Северном Ледовитом океане (извлекаемые запасы — 4.9 млрд. тонн условного топлива) являются законными и обоснованными[7].

В целях добычи и транспортировки углеводородов акватории РФ необходимо: (а) конкретизировать принципы делимитации Каспийского моря (береговая линия СССР в Каспийском море составляла 1600 морских миль, РСФСР — 450 морских миль, АзССР - 250 морских миль, но если проводить делимитацию континентальных шельфов на основе применения метода срединной линии, то России отходит 16 %, Азербайджану - 20 % акватории Каспийского моря); (Ь) заключить соглашение между Россией и Норвегией о делимитации акватории архипелага Шпицберген[8]. На Охотском море «исключительная экономическая зона РФ» составляет 1.56 млн. км2, а «Открытое море» - 43.3 тыс. км2. Советскими учёными доказано, что Охотское море и Татарский пролив являются историческими акваториями русского народа, то есть такие, которые следует подчинить государственному суверенитету и правовому режиму внутренних морских вод РФ[9]. Нам представляется, что это не только высоко патриотичная, но и научно-обоснованная позиция.

Необходимо отметить, что акватория РФ граничит с акваториями значительного количества приморских государств. Бесспорными являются морские границы России с КНДР, Польшей, Турцией и Финляндией. Делимитация трансграничных морских пространств России и Азербайджана, Грузии, Казахстана, Литвы, Украины и Эстонии не проводилась в связи с тем, что ранее все эти государства были республиками в составе СССР. Россия и Норвегия заявляют права на спорную акваторию в Баренцевом море. Россия и США имеют весьма сомнительную «современную» линию делимитации исключительных экономических зон в Беринговом море.

Япония выдвигает в отношении России необоснованные и провокационные территориальные претензии на архипелаги Дёмина, Лисьи и Шишки, остров Айвазовского, Анучина, Грига, Дальний, Девятый Вал, Зелёный, Итуруп, Кунашир, Полонского, Рифовый, Сигнальный, Сторожевой, Танфильева, Шикотан и Юрий, скалу Кира, Парус, Пещерную, Свечу, Удивительную и Чайку, акватория которых чрезвычайно богата и минеральными, и живыми ресурсами. Мы считаем, что Россия выдвигает обоснованные с точки зрения международного права, морской геологии, геофизики, истории, океанографии и океанологии территориальные претензии в отношении трёх секторов континентального шельфа в пределах Северного Ледовитого океана вне пределов исключительной экономической зоны РФ.

В одних случаях в отношении континентальных шельфов РФ и сопредельных государств имеют место международные договоры о делимитации, и величина приграничных пространств являются бесспорной. В других случаях в отношении континентальных шельфов РФ и сопредельных государств необходимо заключить международные договоры о делимитации, а величина приграничных пространств является бесспорной или оспариваемой. Для установления внешнего предела подводной окраины материка вне пределов исключительной экономической зоны РФ, необходимо удовлетворительное решение Комиссии ООН по границам континентального шельфа.

Поэтому является целесообразной большая активность РФ в области морских научных исследований, и международного сотрудничества в области делимитации континентальных шельфов РФ и сопредельных государств, и установления внешнего предела подводной окраины Евразии.

При делимитации континентальных шельфов приморских государств с противолежащими побережьями устанавливается внешние пределы подводных окраин материков (объектом делимитации здесь выступает спорный «внешний» район), при делимитации континентальных шельфов приморских государств со смежными побережьями - обычно нет (объектом делимитации здесь выступает спорный «боковой» район). В целях разфаничения континентальных шельфов приморских государств и установлении внешних пределов подводных окраин материков принимаются во внимание различные сведения морской геологии и океанографии[10].

При делимитации континентальных шельфов приморских государств последовательно применяется триада принципов, а именно: соглашения, особых обстоятельств и линии равного отстояния/срединной линии. Принцип соглашения предполагает всестороннюю оценку субъективных обстоятельств (например, политических и хозяйственных), принцип особых обстоятельств — объективных обстоятельств (например, исторических и океанографических). При делимитации континентальных шельфов применяются математические / топографические методы (например, визуального конструирования линий [по топографическим ориентирам], геометрического конструирования линий [на топографической карте], проведения меридианов, проведение перпендикуляров, использования координат, линий и ориентиров навигационных карт, использование координат, линий и ориентиров карт территории). Поэтому необходимо отметить, что принцип равного отстояния / срединной линии является результатом исторического развития методов делимитации[11].

По мнению А. Н. Вылегжанина, значение особых обстоятельств в делимитации приморских пространств определяется наличием специфических условий, при наличии которых применение «общего правила» имеет следствием несправедливое решение (например, геологические и океанографические особенности, исторические основания, особенности миграции живых ресурсов, специфические оборонные и хозяйственные интересы, и экологические характеристики). Особые обстоятельства, в соответствии с нормами и принципами международного морского права, подлежат учёту в процессе правового регулирования конкретных международных морских отношений[12]. «Механическое» применение принципа равного отстояния / срединной линии при наличии специфических условий делимитации имеет следствием несправедливое решение. Поэтому принцип особых обстоятельств находятся в основе справедливого применения норм международного морского права и урегулирования территориальных споров, хотя и не является синонимом принципа справедливости / справедливого урегулирования споров[13].

Необходимо отметить, что, во-первых, принцип применения линии равного отстояния / срединной линии имеет приоритет при делимитации территориальных морей сопредельных государств, во-вторых, основой для применения принципа равного отстояния / срединной линии при делимитации континентальных шельфов сопредельных государств является международный договор, в-третьих, линия равного отстояния и срединная линия не образуют тождество (первая является биссектрисой / перпендикуляром берегов, вторая примерно следует середине спорного района)[14].

С технической точки зрения, делимитация морских пространств Канады и Дании с островками и скалами является неоднозначной. Неизвестно, в какой мере и степени допустимо применения вместо «нормальных» прямых исходных линий при делимитации морских пространств на основе принципа линии равного отстояния / срединной линии? С океанографической точки зрения, координаты долготы и широты объектов в навигационных картах не всегда совпадают, потому что приморские государства иногда признают неодинаковые сведения геодезии. Система координат долготы и широты является математической моделью земного эллипсоида. Известно, что экваториальный диаметр равен примерно 100.34 % полярного диаметра. Центр сферы находится в плоскости, которая образует на поверхности сферы «большой круг» (меридианы и экватор). Расстояние курсом «прямо» - это самое короткое расстояние на поверхности сферы, но Земля - эллипсоид, и самое короткое расстояние на Земле - геодезическое. Здесь нельзя построить две параллельные линии, потому что геодезическая линия не имеет параллельной линии, меридианы пересекаются в полюсах, а параллельной линии большого круга является линия меньшего круга[15].

Метод строгого следования равному отстоянию применяется для делимитации континентальных шельфов приморских государств с противолежащими побережьями при отсутствии особых обстоятельств и ровном рельефе местности, метод следования модифицированному равному отстоянию - при высокой концентрации островков и поворотных моментов. Бразилия и Уругвай, Гвинеи-Бисау и Сенегал имеют выровненное смежное побережье, что образует условия для применения метода срединной линии. Аргентина и Чили, Кения и Танзания, Колумбия и Панама имеют выровненное смежное побережье, что образует условия для применения метода меридианов и параллелей. «Закрытая зона» и смежное побережье образуют условия для применения метода «коридора». Нередко побережья островков и скал образуют анклавы и полуанклавы, однако, иногда игнорируется. Австралия и Франция, Великобритания и Ирландия, Дания и Исландия взаимно заявляют о претензиях на установление внешних пределов подводных окраин материков вне пределов исключительных экономических зон, а государства-архипелаги - на суверенитет в исторических акваториях[16].

По мнению Г. Г. Шинкарецкой, делимитация морских пространств — это определение в соответствии с нормами и принципами международного права границ акваторий, на которые приморские государства распространяют суверенитет или суверенные права в целях разведки и разработки природных ресурсов. Основным методом и принципом делимитации морских пространств является соглашение. Принципом делимитации является справедливость, а целью делимитации - справедливое решение[17]. Согласно Э. П. Свиридову, делимитация континентальных шельфов — это определение (установление) в соответствии с принципами международного морского права направления (прохождения) границ районов континентальных шельфов («боковых» и «внешних»), которые имманентно принадлежат заинтересованным приморским государствам и являются акваториями распространения суверенных прав в целях разведки и разработки природных ресурсов[18].

Необходимо отметить, что анализ § 18 — § 20, § 44 акта применения норм международного права «United Nations International Court of Justice Judgement of 20 February 1969 (Case Concerning North Sea Continental Shelf, Federal Republic of Germany v. Denmark & Federal Republic of Germany v. Netherlands)»[19], § 44, § 50, § 109, § ПО акта применения норм международного права «United Nations International Court of Justice Judgement of 24 February 1982 (Case Concerning Continental Shelf, Tunisia v. Libyan Arab Jamahiriya)»[20], § 26, § 45, § 46 акта применения норм международного права «United Nations International Court of Justice Judgement of 03 June 1985 (Case Concerning Continental Shelf, Libyan Arab Jamahiriya v. Malta)»[21], и § 78, § 79 акта применения норм международного права «Decision of Arbitration of 30 June 1977, 14 March 1978 (Case Concerning North Sea Continental Shelf, United Kingdom v. France)»[22], позволяет сделать вывод о том, что в решениях Арбитража и Международного Суда ООН по делам о делимитации континентальных шельфов сведения морской геологии имеют приоритет над сведениями океанографии. В основе решений находится концепция «естественного продолжения», и в актах применения норм международного права отмечается, что применение «концепции справедливой доли» имеет следствием несправедливое решение, а именно: присуждение одним приморским государствам части естественных продолжений других приморских государств. Поэтому принцип равного отстояния / срединной линии не является ни обязательным, ни привилегированным для делимитации континентальных шельфов.

Согласно выводам специалистов Комиссии ООН по международному праву, в качестве доказательств в обычном праве следует рассматривать дипломатическую корреспонденцию, международные договоры, мнения национальных юридических советников, национальное законодательство, практику международных организаций, решения международных судов и решения национальных судов. Необходимо согласиться с мнением о том, что решения Арбитража и Международного суда ООН по делам о делимитации континентальных шельфов следует рассматривать в качестве источников международного права, способных влиять на развитие международного морского права, норм и принципов делимитации акватории Земли[23].

Концепт исключительной экономической зоны и концепт континентального шельфа имеют и аналогичный генезис (благоприятные условия для развития концепта континентального шельфа являются причиной возникновения концепта исключительной экономической зоны), и аналогичное назначение (функциональное назначение, то есть обеспечение хозяйственных интересов приморских государств). Водный столб исключительной экономической зоны и водный столб над континентальным шельфом имеют статус Открытого моря. Морские научные и ресурсные исследования, охрана окружающей среды, обустройство эксплуатация МНГС на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне имеют аналогичные правовые режимы. Исключительная экономическая зона и континентальный шельф имеют различный территориальный предел, состав частей, и правовой режим прокладки подводных кабелей и трубопроводов. Наличие рыболовных зон приморских государств отсутствие исключительных экономических зон восполняет, но отсутствие континентальных шельфов — нет[24].

По мнению специалистов по международному морскому праву, ликвидация концепта континентального шельфа трансформирует Открытое море в пределах исключительных экономических зон в территориальные моря, шириной в 200 морских миль; «исключительность» заключается здесь в исключительности права хозяйствовать и допустить хозяйствовать, а «экономичность» - в функциональности прав приморских государств[25].

1.2 Управление эксплуатацией углеводородных месторождений: понятие и функции

Нет сомнений в том, что уровень добычи будет повышаться. Из недр территории РФ в год извлекаются полезные ископаемые на сумму 95 - 105 млрд. $. Предприятия ТЭК России обеспечивает более 30 % доходов федерального бюджета, более 30 % ВВП. На экспорт поставляется более 33 % извлекаемого из недр территории РФ природного газа (углеводородные ресурсы составляют более 40 % экспорта). Однако, в структуре неизвлекаемого флюида в России около 70 % не добывается по причине технологической старости промыслового оборудования. Вследствие аварий трубопроводов на территории РФ в год на грунт поступает 15 - 20 млн. тонн нефти (около 5 - 7 % российской добычи), что эквивалентно 2-3 млрд. $. Таким образом, ТЭК России является основным и, одновременно, довольно экстенсивным сектором экономики РФ.[26]

Известно, что акватория РФ составляет более 6 млн. км2, территория РФ - более 17 млн. км2. Недра 67 % акватории РФ и 35 % территории РФ являются перспективными на открытие углеводородных залежей[27]. Морские геологи ведут поисково-разведочные работы во внутренних водах РСФСР, в территориальных водах РСФСР и на континентальном шельфе РСФСР с середины XX века. Залежи арктической и субарктической акватории РФ образуют 80 % потенциальных извлекаемых запасов углеводородного флюида недр России. Потенциальные извлекаемые запасы углеводородного флюида акватории РФ оцениваются в 100 млрд. тонн условного топлива (то есть 15.5 млрд. тонн нефти и 84.5 трлн. м3 природного газа).[28]

Освоение углеводородных месторождений на Баренцевом море требует развитие трубопроводного транспорта, строительство завода СПГ и НПЗ в Архангельской и Мурманской области. Величина потенциальных извлекаемых запасов углеводородного флюида в Западносибирском бассейне, включая Карское море, не имеет аналогов на территории РФ, и занимает II место в мире (на I месте - бассейн Персидского залива, извлекаемые запасы нефтяного флюида здесь составляют 94 млрд. тонн). Однако если интенсивно и нерационально осваивать нефтяные залежи, не осваивать залежи газового конденсата, глубокие и сложнопостроенные залежи, не проводить поисково-разведочные работы на акватории РФ и территории РФ, то через 10-15 лет в России наступит непреодолимый спад нефтегазодобычи. В начале XXI века более 10 тыс. скважин являются нерентабельными[29].

На акватории Восточной Арктики морские геологи открыли 10 осадочных бассейнов площадью 1 млн. км2 (здесь залежи природного газа образуют около 30 % мировых извлекаемых запасов). Потенциальные извлекаемые запасы моря Лаптевых, Баренцева, Восточно-Сибирского, Карского и Чукотского моря оцениваются в 11 - 24 млрд. тонн нефти и 25.5 - 57 трлн. м3 природного газа, Берингова и Охотского моря - в 3.5 - 8.5 млрд. тонн нефти и 3 -6.5 трлн. м3 природного газа. Прогнозные ресурсы акватории Магадана оцениваются в 10 млрд. тонн условного топлива[30].

Освоению морских трансграничных ресурсов сопутствуют социальные, экономические и экологические проблемы (например, изменение численности живых ресурсов, несовпадение границ исключительных экономических зон и природных комплексов, отсутствие расчётных моделей распределения и численности живых ресурсов). Управление морскими трансграничными ресурсами во внутренних морских водах РФ и территориальном море РФ - пишет В. А. Корзун, - следует считать предметом ведения приморских субъектов РФ, в исключительной экономической зоне РФ — предметом совместного ведения РФ и приморских субъектов РФ, в Открытом море — предметом ведения РФ.[31] По мнению М. А. Васильева, К. В. Павлова, прибрежную зону РФ - то есть 20 морских миль, - следует включить в приморские административные районы, а континентальный шельф РФ и исключительную экономическую зону РФ - в приморские субъекты РФ.

Нам представляется, что, с хозяйственной точки зрения, такая научная гипотеза имеет право на существование, однако с юридической точки зрения, она не соответствует Конституции РФ. Например, п. 3 Положения о свободной экономической зоне «Сахалин» (СЭЗ Сахалин), утв. Постановлением Совета Министров РСФСР от 26 июня 1991 года № 359, в соответствии с которым «Свободной экономической зоной «Сахалин» является территория в административных границах Сахалинской области вместе с включаемыми в неё районами континентального шельфа и экономической зоны СССР»[32], не соответствует ч. 1 ст. 67 Конституции РФ.

Установлено, что ранее п. «г» ст. 2 Договора о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Сахалинской области от 29 мая 1996 года, в соответствии с которым «исходя из географических, экономических, социальных, национально-культурных и иных особенностей Сахалинской области, к предметам совместного ведения органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти Сахалинской области, помимо предметов совестного ведения, установленных статьёй 72 Конституции Российской Федерации, относятся ... вопросы освоения и рационального использования минерально-сырьевых, углеводородных, водных биологических, и иных природных ресурсов на территории Сахалинской области, в том числе на участке континентального шельфа и 200-мильной экономической зоны Российской Федерации, в соответствии с федеральным законодательством»[33], не соответствовал ч. 1, ч. 4 ст. 5; ч. 1, ч. 2 ст. 67; п. «д», п. «е», п. «н» ст. 71 Конституции РФ.

По мнению В. П. Орлова, нормы многих соглашений о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов РФ нарушали равенство субъектов РФ[34]. Согласно А. В. Вылегжанину, анализ Федерального закона «О территориальном море, внутренних морских водах и прилежащей зоне Российской Федерации» от 31 июля 1998 года № 155-ФЗ, позволяет сделать вывод о том, что приморские субъекты РФ обладают некоторыми полномочиями в области управления природопользованием на акватории РФ, однако ни один вид акватории РФ не входит в состав территории приморских субъектов РФ[35]. Это достаточно убедительная позиция.

Управление - это функция динамических систем, которая предполагает воздействие субъектов на объекты в целях обеспечения целостности и функционирования динамических систем, приведения в порядок информационных, материальных и энергетических связей. Взаимодействие «субъект - объект управления» реализуется на основе самоорганизации. Известно, что государственное управление с одной стороны — это вид деятельности в целях реализации государственной власти, который обладает компетенциональной и функциональная спецификой (исполнительно-распорядительная деятельность органов государственного управления с применением властных полномочий в целях исполнения требований и применения нормативно-правовых актов); с другой стороны, - это основанная на законодательстве РФ оперативная и повседневная реализация органами исполнительной власти функций государственного управления[36].

По мнению Г. Бейтсона, экологию образуют, во-первых, экономика материалов и энергии (биологическая экология), во-вторых, экономика информации и энтропии (информационная экология). Экология цивилизации - это открытая система высокой цивилизации (то есть цивилизации, которая использует природные ресурсы только в целях необходимых изменений, обладает полным арсеналом техники и ценностей, и ограничивает трансакции с окружающей средой) и окружающей среды, функционирование которой достигается при соревновании в гибкости высокой цивилизации и окружающей среды. Социальная гибкость (то есть незарезервированный для какой-либо цели потенциал изменений высокой цивилизации) является природным ресурсом, следовательно, предметом эффективного управления[37].

Управление в области экологии - отмечает А. К. Голиченков, - это деятельность в целях справедливого удовлетворения потребностей граждан, государства и общества в природных ресурсах и благоприятной окружающей среде. По мнению М. М. Бринчука, управление в сфере добычи и транспортировки углеводородов и охраны окружающей среды - это деятельность в целях обеспечения исполнения законодательства РФ об окружающей среде. По мнению О. И. Крассова, управление в сфере охраны окружающей среды — это подзаконная исполнительно-распорядительная деятельность государственных органов исполнительной власти и органов местного самоуправления в целях обеспечения экологической безопасности, восстановления и сохранения окружающей среды[38]. «Образец для подражания при организации природопользования - пишет Л. А. Тимофеев, - следует искать в развитии естественных природных процессов, в моделировании для нужд общества действий самой природы, являющейся целостной и высокоорганизованной системой. К числу её основных черт можно отнести: взаимосвязь и взаимообусловленность всех элементов, круговорот вещества, наличие законов и закономерностей, отсутствие отходов»[39].

Интегрированное прибрежное и океаническое управление - указывает А. Н. Вылегжанин, — это процесс принятия решений, который реализуется на постоянной основе, в целях устойчивого использования, развития и защиты приморских сухопутных, прибрежных морских районов и морских природных ресурсов. Имеют известность несколько слагаемых управления морскими живыми ресурсами, а именно: институциональный компонент, экологический компонент, определение устойчивого максимального вылова, оценка состояния запасов морских организмов и их мониторинг, регулирование рыболовства и экономический компонент).[40]

В проектной документации АСУ и юридической литературе правовое обеспечение — это экспрессия нормативо-правовых актов. Они устанавливают цель, задачи, организацию, статус и структуру, регламентируют создание и функционирование АСУ. По мнению А. Б. Олыианецкого, правовое обеспечение и правовое регулирование не совпадают по содержанию. В правовом регулировании нормы стимулируют и ограничивают изыскание, принятие и реализацию решения. В первом случае правовое обеспечение присутствует, во втором — нет. Следовательно, правовое обеспечение предполагает комплекс мероприятий организационно-правового плана. Правовое обеспечение использования и охраны недр составляют права и обязанности субъектов горного права. Этот феномен предполагает регламентацию ответственности (негативной, ретроспективной) вследствие несоблюдения экологического законодательства РФ. Правовое обеспечение направлено на приведение в порядок социальных связей и соблюдение норм права. Это обстоятельство раскрывает суть права. Оно (право) - нормативное институциональное образование. Биологические, социальные и экономические факторы определяют ситуативную специфику права[41]. «Право, - пишет А. В. Малько, - выступая регулятором общественных отношений, призвано влиять на поведение субъектов, корректировать его в соответствии с определёнными целями»[42]

Действие права, справедливо считает В. В. Лазарев, — это способность права влиять, мотивировать индивидов и общество, обеспечить соответствие социальной / экономической активности целям и принципам права. Правовое обеспечение — это комплекс правовых средств, наиболее оптимальных (и эффективных) способов воздействия права на общественные отношения. Они являются результатом юридической практики. Согласно B. C. Белых, уровень I правовых средств - это нормы права, уровень II - реализация норм права, уровень III - применение норм права. Цели применения юридических инструментов в решении социальных / экономических задач достигаются в процессе использовании правовых средств. По мнению Н. А. Баринова, Ю. Х. Калмыкова, правовые средства - это юридические возможности, используемые в процессе реализации норм права. Правовые средства в нефтяной и газовой промышленности, отмечают Л. В. Каланда, Р. Н. Салиева, - это горное законодательство РФ, субъекты горного права РФ, государственное управление собственностью в процессе поиска, разведки и добычи нефти и природного газа, нефтяные и газовые контракты. Экономическое / правовое регулирование предполагает применение стимулов и ограничений, а воздействие государств на экономику (государственное управление экономикой) - реализацию политики цен, антимонопольной, кредитной, лицензионной и налоговой политики, применение квотирования и сертификации[43].

Промышленное освоение минеральных ресурсов и на акватории, и на территории, предполагает стадию поиска, разведки и разработки. Поиск и разведку образуют атмосферные, геофизические, геохимические и океанографические исследования, сбор минералов морского дна и недр в целях оценки доступности и целесообразности разработки минеральных ресурсов при минимальном воздействии на окружающую среду. Морские ресурсные исследования образуют прямые (например, визуальное наблюдение и сбор минералов), косвенные геофизических (например, акустическая батиметрия, гравитометрия, магнитометрия, сейсморазведка, теплометрия и электроразведка) и геохимических (например, анализ минералов на морском дне и в лаборатории) методы и средства. В целом технологию нефтяной и газовой промышленности образуют поиск и разведка нефтегазоконденсатных месторождений (то есть геологические, геофизические и геохимические изыскания, научные исследования, глубокое поисковое, параметрическое, разведочное и структурное бурение скважин), добыча, переработка, транспортировка, хранение и сбыт газового конденсата, нефти, и природного газа[44].

В целях оптимизации управления эксплуатацией нефтегазоконденсат-ных месторождений на акватории РФ в пределах и вне пределов государственной территории, мы считаем, необходимо, во-первых, определить территорию распространения прав приморских субъектов РФ в управлении природными ресурсами акватории РФ в пределах государственной территории на местности, во-вторых, установить целесообразность, а при необходимости провести «административную» делимитацию - то есть «районирование», -внутренних морских вод РФ, территориального моря РФ, исключительной экономической зоны РФ и континентального шельфа РФ

1.3 Лицензирование добычи и транспортировки на море

В целях лицензирования добычи и транспортировки на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ и в исключительной экономической зоне РФ применяется пакет документов, в который входят: законодательные акты РФ[45], подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Правительством РФ[46], подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Министерством природных ресурсов РФ[47], подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Федеральным горным и промышленным надзором России[48], подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Государственной геологической службой РФ.5

В соответствии с п. 3 ст. 8 Федерального закона «О континентальном шельфе Российской Федерации» от 30 ноября 1995 года № 187-ФЗ, в лицензию дополнительно должны включаться следующие сведения: об экологическом обеспечении пользования участками, включая организацию экологического мониторинга, взаимосогласованные методики возмещения ущерба, наносимого живым ресурсам; о мерах по предотвращению и ликвидации аварийных ситуаций; о страховании, консервации и ликвидации (уборке) установок и сооружений по завершении работ.

«Правовое регулирование социалистической собственности в её движении - пишет А. В. Карасе, - осуществляется гражданско-правовыми и административно-правовыми методами и соответственно относится частично к области гражданского, частично области административного права... Земля, её недра, леса и воды, изъятые из гражданского оборота, безусловно, ни при каких условиях не могут передаваться по гражданско-правовым сделкам, и передача их возможна только на основании административных распорядительных актов органов власти»[49]. «Лицензирование, учёт и контроль... - отмечает Ю. В. Разовский, — осуществляются в рамках только административного регулирования»[50]. Это достаточно убедительная позиция.

«... граница между недрами и поверхностью (землёй) как самостоятельными объектами права исключительной государственной собственности - указывает Н. Б. Мухитдинов, - должна проходить там, где использование земной толщи, в качестве недр, не влечёт отрицательные последствия для землепользования, а использование её в качестве поверхности не наносит вреда недрам... Недра - это часть природной среды, которая может быть использована для удовлетворения народнохозяйственных нужд путём извлечения (отделения) или размещения подземных сооружений, хранения соответствующих веществ и материалов, захоронения вредных веществ и отходов производства, сброса сточных вод. В этом определении недра характеризуются свойством непотребляемости, неуничтожаемости... если то или иное месторождение в данный момент по тем или иным причинам не разрабатывается, это не говорит о том, что оно не является недрами»[51].

В процессе исследования юридической природы договорных отношений в недропользовании установлено, что сервисным контрактам без риска в гражданском законодательстве РФ соответствует договор возмездного оказания услуг (глава 39 части II [ст. 779 - ст. 783] Гражданского кодекса РФ), сервисным контрактам с риском - договор подряда (§1, §4, §5 главы 37 части II [ст. 702 - ст. 729, ст. 758 — ст. 768] Гражданского кодекса РФ), соглашениям о разделе продукции - договор аренды (§1 главы 34 части II [ст. 606 - ст. 625] Гражданского кодекса РФ). Фундаментом внедрения договорных отношений в горное право является ст. 101 Закон РФ «О недрах» от 21 февраля 1992 года № 2395-1. Однако, в соответствии с абз. 13 ст. 101 Закона РФ «О недрах» от 21 февраля 1992 года №2395-1, основанием получения в пользование участка недр может быть только вступившее в силу соглашение о разделе продукции, заключённое в соответствии с Федеральным законом «О со - глашениях о разделе продукции» от 30 декабря 1995 года № 225-ФЗ, а Указ Президента РФ «Вопросы соглашений о разделе продукции при пользовании недрами» от 25 декабря 1993 года № 2285 и виды договоров, предусмотренные в части II Гражданского кодекса РФ, игнорируются.

На практике правительства государств и нефтяные компании проводят переговоры в рамках контрактной и концессионной систем. Контракты - это элемент континентальной правовой традиции, и предполагают сохранение права государственной собственности на месторождения полезных ископаемых. Концессии - это элемент англосаксонской правовой традиции, и предполагают возникновение права частной собственности на полезные ископаемые. В соответствии с сервисными контрактами с рисками или без риска и соглашениями о разделе продукции, нефтяные компании приобретают право собственности на часть доходов от продажи добытой продукции и часть добытой продукции соответственно. При заключении сервисных контрактов с риском или без риска вопрос о возникновении права частной собственности на добытую продукцию не ставится. В соответствии с соглашениями о концессии и соглашениями о разделе продукции, нефтяные компании приобретают право собственности на часть добытой продукции соответственно в устье скважины и месте назначения продукции[52].

Глава 2. Международно-правовой механизм эксплуатации углеводородных месторождений: проблемы и пути решения

2.1 Правовое обоснование платности при эксплуатации углеводородных месторождений

На акватории острова Сахалин открыто 9, на территории - 62 нефтега-зоконденсатных месторождения [1 января 1992 года]; прогнозные ресурсы акватории оцениваются в 1916 млн. тонн, территории — в 305 млн. тонн условного топлива (559 и 115 млн. тонн нефти соответственно) [1 января 1988 года], геологические / извлекаемые запасы на территории оцениваются в 96.356 / 68.368 млн. тонн газового конденсата, 1684.854 / 341.007 млн. тонн нефти, 938.61 млрд. м3 природного газа [1 января 2001 года]; на акватории забор пластового флюида производится из 3 / 4 лицензионных участков недр, на территории - из 42 / 34 [1 января 1998 года / 1 января 1999 года]; оформлена 12/21 лицензия на геологоразведку [1 января 1999 года / 1 января 2000 года], 4/51 лицензия на забор пластового флюида [1 января 2000 года]. В лицензиях распределено 86.8 % балансовых запасов газового конденсата, 98.8 % - нефти, 90.4 % — природного газа [1 января 2001 года]; оформлено 43 лицензии на забор, 51 - на сброс, 16 - на забор и сброс воды, 6 - на право пользования участком акватории (191.3 км2) [1 января 2002 года][53].

В ходе исследования выяснилось, что в соответствии с абз. 24 п. 1 «а» Соглашения «Сахалин-2», «Лицензия означает применительно к Пильтун-Астохскому лицензионному участку и к Лунскому лицензионному участку лицензии, выдаваемые компании и предоставляющие ей исключительное право на разведку, разработку и освоение месторождений углеводородов в географических пределах лицензионных участков»[54]. Установлено, что термин «исключительное право компании» не используется ни в законодательных актах РФ о континентальном шельфе, ни в законодательных актах РФ о недрах, и определить содержание «исключительного права компании» на основе законодательных и подзаконных нормативно-правовых актов РФ в сфере российского горного права невозможно.

Согласно абз. 26, абз. 33 п. 1 «а» Соглашения «Сахалин-2», «Лунский лицензионный участок означает географическую область от поверхности земли до геологического контакта согласно Приложению С-2», «Пильтун-Астохский лицензионный участок означает географическую область от поверхности земли до геологического контакта согласно Приложению С-Г\ Установлено, что, во-первых, в соответствии с ч. 1 ст. 2 Закона РФ «О недрах» от 21 февраля 1992 года № 2395-1, государственный фонд недр составляют используемые участки, представляющие собой геометризованные блоки недр, и неиспользуемые части недр в пределах территории РФ и её континентального шельфа, а не «географические области». Во-вторых, в тексте нормативного договора более уместно было бы использование терминов «дно территориального моря РФ» и «дно континентального шельфа РФ», но не термина «поверхность земли». В-третьих, в недрах любой пласт имеет один геологический контакт с надлежащим пластом и один геологический контакт с подлежащим пластом (это наиболее принципиальное отличие пласта недр от почвенного слоя Земли). Таким образом, непонятно, какой именно «геологический контакт» из этих двух имеется в виду? По нашему мнению, научно-обоснованным было бы предположение о том, что в тексте нормативного договора имеются в виду геологические контакты нефтегазоконденсатных залежей с подлежащими пластами.

Формирование нефтегазоконденсатных залежей индифферентно в отношении делимитации территории субъектов РФ, внутренних морских вод РФ, территориального моря РФ, исключительно экономической зоны РФ и континентального шельфа РФ. В процессе исследования хозяйственной деятельности на акватории РФ установлено, что геологическую структуру Одопту пересекает административная граница Сахалинской области, залежи нефтегазоконденсатного месторождения Аркутун-Даги и Пильтун-Астохского нефтяного месторождения пересекает государственная граница РФ. С точки зрения приоритетов хозяйственной деятельности на акватории РФ оконтуривание нефтегазоконденсатных месторождений и лицензирование добычи и транспортировки имеет большее значение, а делимитация территории субъектов РФ, внутренних морских вод РФ, территориального моря РФ, исключительной экономической зоны РФ и континентального шельфа РФ, и установление внешнего предела подводной окраины материка - меньшее.

В рамках проекта «Сахалин-1» доход России, Сахалинской области и муниципальных образований от реализации Стадии I обустройства и добычи прогнозируется в размере 12 млрд. $, от реализации Стадий II - IV обустройства и добычи — в размере 40 млрд. $. В систему платежей при недропользовании входят: (а ) бонус на начальную дату (15 млн. $), (а ) бонусы за начало сбыта углеводородов для рентабельных нефтегазоконденсатных месторождений (например, Одопту - 10 млн. $, Чайво - 15 млн. $, Аркутун-Даги - 20 млн. $), (а3) платежи в Фонд развития Сахалинской области (100 млн. $); (Ь) возмещение затрат на поисково-разведочные работы (71 млн. $); (с1) выплаты за право ведения геологических изысканий (150 - 225 $ / км2 в год), (с2) выплаты за право использования акваторией (50 - 400 $ / км2 в год); (с3) платежи роялти (8 % углеводородов или стоимости добытых углеводородов); (d) налог на прибыль (32 % отчисляется в бюджеты, например, России - 70 %, Сахалинской области - 23 %, муниципальных образований — 7 %). Единый социальный налог, налог с доходов, полученных иностранными организациями от источников в РФ, подоходный налог с физических лиц и экологические сборы при реализации проекта «Сахалин-1» образуют 16 % отчислений в бюджет Ногликского района и 30 % - в бюджет Охинского района.[55]

В рамках проекта «Сахалин-2» доход России, Сахалинской области и муниципальных образований от реализации Этапов I - II при цене на нефть 16 - 20 $ / баррель прогнозируется в размере 39 - 49 млрд. $ (например, бонусы - 200 млн. $, доля в прибыли - 8 млрд. $, налог на прибыль - 24 млрд. $, платежи роялти - 7 млрд. $). В систему платежей при недропользовании входят: (а[56]) бонус на начальную дату (15 млн. $), (а2) бонусы за начало разработки нефтегазоконденсатных месторождений (например, Пильтун-Астохское — 15 млн. $, Лунское - 20 млн. $), (а3) платежи в Фонд развития Сахалинской области (100 млн. $); (Ь) возмещение затрат на поисково-разведочные работы (80 - 160 млн. $ в зависимости от рентабельности проекта); (с) платежи роялти (6 % углеводородов или стоимости добытых углеводородов); (d) налог на прибыль (32 % отчисляется в бюджеты, например, России - 70 %, Сахалинской области — 23 %, муниципальных образований — 7 %

Модели назначения платежей при недропользовании в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» принимают во внимание то обстоятельство, что затраты и риски при недропользовании на акватории РФ в пределах и вне пределов государственной территории имеют аналогичный состав и структуру, а их величину следует определять аналогичным методикам, и не принимают во внимание то обстоятельство, что одни нефтегазоконденсатные месторождения залегают в трансграничных пространствах РФ, а другие - в территориальном море РФ. Модели назначения платежей при недропользовании в рамках проектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2» являются обоснованными с экономической точки зрения и не противоречат нормам и принципам российского горного права. Поэтому допустимо учреждение в горном и налоговом законодательстве РФ комплексных режимов налогообложения и взимания платежей при недропользовании для всех видов акватории РФ.

2.2 Совершенствование налогообложения при эксплуатации углеводородных месторождений

В целях налогообложения при недропользовании в исключительной экономической зоне РФ и на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ применяется пакет документов, в который входят: законодательные акты РФ[57], подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Государственной Думой Федерального Собрания РФ[58]; подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Правительством РФ[59]; подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Министерством РФ по налогам и сборам[60]; подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Министерством финансов РФ[61]; подзаконные нормативно-правовые акты, изданные Государственным таможенным комитетом РФ[62], (с) законодательные акты приморских субъектов РФ (например, Сахалинской области),[63] (d) подзаконные нормативно-правовые акты приморских субъектов РФ (в Сахалинской области отсутствуют).

Недропользование на акватории Земли и недропользование на территории Земли принципиально отличаются. Например, 90 % стоимости нефте-газопромыслового оборудования на акватории Земли - стоимость МНГС, на территории Земли - стоимость скважин; буровые установки на акватории Земли - стационарные, на территории Земли — мобильные; стоимость буровых работ на акватории Земли составляет 1000 - 10000 % стоимости буровых работ на территории Земли (на акватории Земли применяются водолазные работы по обустройству, эксплуатации и ремонту МНГС и скважин, результаты специфических инженерно-геологических изысканий); стоимость геофизической разведки на акватории Земли составляет 33 - 50 % стоимости геофизической разведки на территории Земли (на акватории Земли не применяется бурение структурно-поисковых скважин малого диаметра)[64].

Согласно пп. «а» - пп. «и» п. 4 Приложения А Соглашения «Сахалин - 2», «Затраты Компании и Родственных ей Организаций в связи с Сахалинским Проектом возмещаются ей путем выделения части Углеводородов, выручки от реализации Углеводородов и Дополнительной Выручки согласно пункту 14 Соглашения при условии, что они были произведены в соответствии с утвержденными Сметами или положениями Соглашения, дающими Компании право производить Затраты. В состав Затрат включаются, без ограничения, платежи по следующим статьям:...» арендные платежи, приобретение недвижимого имущества, материалы и оборудование, платежи подрядчикам, выплаты персоналу, командировочные расходы и расходы на связь, страхование, судебные издержки и оплата юридической помощи, оплата услуг советников и консультантов, взносы в фонд развития инфраструктуры, расходы в связи с участием в конкурсе, налоги (за исключением налога на прибыль), земля и прочее имущество, ущерб и гибель имущества, офис, посёлки, объекты, обмен валюты, подготовка кадров, персонал родственных ей организаций вне России, оплата услуг Компании, родственных ей и сторонних организаций, управленческие накладные расходы, прочие расходы.

Например, в рамках проекта «Сахалин-2» на 1 сентября 2002 года цена всех договоров Sakhalin Energy Investment Co. Ltd. с юридическими лицами, зарегистрированными на территории РФ составила 800 млн. $. Цена договора Sakhalin Energy Investment Co. Ltd с ОАО «Амурский судостроительный завод» на изготовление модуля заводнения и основания МСП «Molikpaq» — 9 млн. $ и 35 млн. $ соответственно, с ФГУП «Дальморнефтегеофизика» на проведение сейсморазведки 3 D - 21 млн. $, с ООО «Сфера-Айока»; ЗАО 'Трансстрой Шельф»; ООО «Гренада», Ferguson Simek Clark Co. Ltd. о строительном подряде - 50 млн. $, 5 млн. $ и 50 млн. $ соответственно, с ОАО НК «Роснефть-Сахалинморнефтегаз», ICB и SBM об аренде ПНХ «Оха» и ОЯП -100 млн. $, с ЗАО «Дальневосточная морская компания» об аренде буровой установки - 28 млн. $, с ООО «Sakhalin Support Services» об аренде береговой базы - 26 млн. $, с ОАО «Сахалин Шельф Флот» о фрахте морские суда - 34 млн. $, с ОАО НК «Роснефть-Сахалинморнефтегаз» о фрахте морского судна - 14 млн. $, с Институтом экономики природопользования о межевание земли для регистрации в земельном кадастре - 5 млн. $.'

2.3 Управление рисками при эксплуатации углеводородных месторождений

В целях управления хозяйственными и экологическими рисками при недропользовании на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ применяется пакет документов, в который входят: (а) законодательные акты РФ, (Ь) подзаконные нормативно-правовые акты РФ, изданные Федеральным горным и промышленным надзором России. Административная и уголовная ответственность за нарушение законодательных актов РФ и подзаконных нормативно-правовых актов РФ, которые регулируют отношения в области обеспечения промышленной и экологической безопасности на добычи и транспортировки углеводородов из морских пространств РФ устанавливается ст. 8.1, ст. 8.2, ст. 8.4, ст. 8.5, ст. 8.9, ст. 8.11, ст. 8.21 главы VIII Кодекса об административных правонарушениях РФ, ст. 246, ст. 250 - ст. 253, ст. 255 главы 26 раздела X Уголовного кодекса РФ.

Риски — это (а) надбавки средних отклонений от результатов хозяйственной деятельности, (Ь) неизвестность вероятностей, то есть неопределённость, (с) убытки вследствие принятия неправильных решений. Страхование рисков - это (а) вид гражданско-правовых договоров, (Ь) вид хозяйственной деятельности, (с) экономический феномен[65]. Цель страхования рисков — это получение прибыли; задачи страхования — это (а) предупреждение, (Ь) прекращение, (с) возмещение убытков. Следовательно, страхование рисков позволяет восстановить ценности, случайно погибшие / повреждённые вследствие наступления опасностей, то есть антропогенных или природных явлений. Организационной основой страхования являются таблицы коэффициентов / таблицы частоты наступления опасностей.

Поэтому основным направлением страхования рисков является всесторонний и объективный анализ факторов влияния, которые определяют наступление опасностей.[66]

Известно, что риски бывают: (а) внешними непредсказуемыми (макроэкономическими, политическими, социальными, техническими и экологическими), (Ь) внешними предсказуемыми (операционными и рыночными), (с) проектными (календарными и финансово-плановыми), (d) техническими (при изменений на производстве, в производительности и технологии, ошибках в проектно-сметной документации), (е) правовыми (вследствие непреодолимой силы, судебных процессов, при нарушении патентных прав, неисполнении обязательств по договорам, ошибках в лицензиях). Проектные риски бывают: (а) вследствие обстоятельств непреодолимой силы, (с) маркетинговыми, (d) политическими, (е) правовыми, (f) социальными, (g) специфическими, (h) строительными, (i) технико-технологическими, (j) участников проекта, (к) финансовыми, (1) экологическими. Методы оценки рисков - это (а) анализ дерева аварий / событий / чрезвычайных ситуаций / функционирования в аварийных и чрезвычайных ситуациях, (Ь) вероятностное / количественное исчисление, (с) исследование техники безопасности в эксплуатационных условиях и ранжирование рисков. Концепция приемлемых рисков предполагает оценку (то есть всестороннее и объективное исследование, и системный анализ рисков) и управление (то есть разработку, и реализацию мероприятий и рекомендаций в целях минимизации). Способы минимизации рисков — это (а) диссипация, (Ь) компенсация, (с) локализация, (в) уклонение[67].

По мнению Ю. В. Разовского, степень инвестиционных рисков убывает в зависимости от формы налогов и сборов, например, таможенная пошлина (то есть первоначальные инвестиции) — риск максимальный; налог на недвижимость, таможенная пошлина (то есть текущие инвестиции), налог на заработную плату, роялти на валовую продукцию, роялти с чистой прибыли, роялти в процентах прибыли - риск возрастает; налог на прибыль организаций - риск минимальный. Управление инвестиционными рисками - это (а) избежание / отказ, (Ъ) минимизация, (с) принятие / согласие, (d) акционирование / передача / создание совместных предприятий, (е) страхование.[68]

Например, классификаторы степени рисков горного предприятия - это (а) возможность банкротства (низкая ликвидность основных фондов); (Ь) изменчивость горно-геологических, физико-химических характеристик и параметров недр (высокая вероятность непредвиденных расходов); (с) неопределённость прогнозных финансовых показателей (доходов и расходов); (d) непредсказуемость аномальных явлений; (е) приблизительность определения качества и количества полезных ископаемых (вероятностный характер значений доходов и расходов). Факторы влияния на степень рисков горного предприятия — это (а) вид добычи и транспортировки (разрез, скважина, шахта), (Ь) вид полезных ископаемых, (с) географические условия, (d) геологические условия (степень геометризации и геологической изученности, например, месторождения со сложными рудными телами, негеометризированные, пластовые и рассыпные месторождения), (е) экономические условия.

«Собственник гидротехнического сооружения или эксплуатирующая его организация - обоснованно считает Л. А. Тимофеев[69], — несёт ответственность за безопасность гидротехнического сооружения (в [том числе] возмещает ущерб, нанесённый в результате аварии гидротехнического сооружения) вплоть до момента перехода прав собственности к другому физическому или юридическому лицу либо до полного завершения работ по ликвидации гидротехнического сооружения... Собственник гидротехнического сооружения, а также эксплуатирующая его организация в случае, если гидротехническое сооружение находится в государственной или муниципальной собственности, обязаны иметь финансовое обеспечение гражданской ответственности в случае возмещения вреда (за исключением обстоятельств, возникающих вследствие непреодолимой силы), [оно]

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Международно-правовой механизм эксплуатации углеводородных месторождений". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 544

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>