Дипломная работа на тему "Казахстан. Модернизация проблемы и перспективы"

ГлавнаяМеждународные отношения → Казахстан. Модернизация проблемы и перспективы




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Казахстан. Модернизация проблемы и перспективы":


Казахстан. Модернизация: проблемы и перспективы.

План

Введение........................................................................................................... 2

ГЛАВА I. Модернизация традиционных структур, проблемы и методы.. 15

1.1. Происхождение и сущность структуры Казахстана............................. 15

1.2. Модернизация традиционной структуры Казахстана на рубеже XX-XXI вв. 31

ГЛАВА II. Модернизация внешнеполитических и экономически х связей Республики Казахстан....................................................................................................... 50

2.1. Цели и стратегия экономического и социального развития Казахстана. 50

2.2. Основные тенденции модернизации экономики................................... 61

2.3. Модернизация внешнеполитических связей........................................ 67

ГЛАВА III. Влияние института президентства на модернизационные процессы в Республике Казахстан................................................................................... 75

3.1. Закономерности и особенности процесса политической модернизации 75

3.2. Модернизационное воздействие института президентства на становление политической системы независимого Казахстана........................................ 81

3.3. Внешнеполитические инициативы главы государства как фактор обеспечения дальнейшей модернизации политической системы Казахстана.................. 95

Заключение.................................................................................................. 100

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых защищённых студентами дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по требуемой вам теме. Оригинальное выполнение дипломных работ под заказ в Самаре и в других городах РФ.

Список использованной литературы.......................................................... 105

Приложения................................................................................................. 113


Введение

Яркая демонстрация жизнеспособности и эффективности института президентства, обладающего в разных режимах различным объемом функциональных полномочий, способствовало его распространению и в странах, осуществляющих догоняющую модернизацию. Это является одной из универсальных закономерностей развития политических систем. Как совершенно справедливо отмечает Президент Казах­стана Н. А. Назарбаев, президентское правление особенно эффективно «...в период реформ и перехода к другой общественной системе, когда ситуация не отличается стабильностью, а также в странах с обширной территорией и в многонациональных государствах»[1]. Систему мер государственной поддержки промышленного эк­спорта целесообразно распространить на проекты, ориентирован­ные не только на расширение и модернизацию производств гото­вых изделий для экспорта, но и на налаживание кооперации с зарубежными странами, а также развитие технического содействия и инвестиционного сотрудничества за рубежом[2].

Безусловно, политическая модернизация - процесс сложный, многоас­пектный и не всегда однонаправленный. Его характеризует высокая сте­пень неопределенности. Политическая элита, начиная преобразования, не всегда оказывается в выигрыше, иногда получая результат, прямо проти­воположный предполагавшемуся. История знает немало примеров провалившихся модернизационных проектов. Преодоление так называемого «синдрома модернизации» не всегда, оказывается, по силам национальным элитам. В этих условиях важнейшую роль играет наличие политической воли и сила институтов государственной власти, проводящих болезненные, но необходимые реформы. Даже оппоненты президентской системы правления признают уни­кальную роль института президентства в осуществлении посттоталитар­ных преобразований. Директор Центра политологических программ Гор­бачев-Фонда, профессор В. Б. Кувалдин пишет: «...Над постсоциалистиче­скими странами тяготеет императив догоняющего развития, они вынужде­ны ускоренно модернизировать народное хозяйство, политическую систе­му, национальную культуру в широком смысле слова. Подобные усилия требуют мобилизации духовных и материальных ресурсов, концентрации политической воли, сильной власти.

Необходимость сочетания легитимности и эффективности наделяет президентов в постсоциалистических об­ществах большей властью, чем определяют положения конституций. Лич­ный аппарат, ... популярность (особенно на первых порах), повышенное внимание средств массовой информации, широкое поле политического маневра, возможность напрямую апеллировать к гражданам, контроль над силовыми структурами превращают президента в уникальную политиче­скую фигуру. Восточноевропейские и постсоветские президенты символи­зируют единство нации, в трудных условиях ищущей свое место в мире на пороге XXI в. Следуя исторической драматургии, методом проб и ошибок они прокладывают дорогу стране в неясное будущее»[3].

В политической науке широко известно разделение на консервативное и либеральное крыло школы транзитологии. Сторонники первого подхода считают главным условием успешности преобразований сохранение поли­тической стабильности, позволяющее реформаторской элите завершить процесс институционализации современной политической системы. При­верженцы второго пути настаивают на немедленном внедрении западных демократических стандартов, совершенно не учитывая реалии посттотали­тарных и посттрадиционных обществ. На наш взгляд, первых условно можно назвать реалистами, вторых – романтиками.

История жестоко наказывает за романтизм и отрыв абстрактных схем от практики. Попытка навязывания вестернизаторской теории незападным обществам дорого обошлась странам «третьего мира». Многие из них, по­пав в ловушки модернизации, были отброшены назад, в историческое про­шлое по причине перманентной нестабильности, хаоса и гражданской вой­ны, наступавшими вследствие механического переноса западных рецептов на чужеродную почву.

При переходе теоретических споров либералов и консерваторов в пло­скость практической политики зачастую возникает дилемма: авторитаризм или демократия. На наш взгляд, это дихотомия, совершенно не учитывающая сложность транзитного периода от тоталитаризма к демократии. Важ­но понимать объективность ведущей роли государства в этом процессе, обусловленной необходимостью ускоренного проведения экономических, политических и социальных реформ, слабостью институтов гражданского общества, необходимостью преодоления стереотипов тоталитарного мыш­ления в массовом сознании и т. д. В случае с молодыми странами, строя­щими независимую государственность, «синдром модернизации» усугуб­ляется отсутствием институциональной основы, каркаса государства, по­зволяющим проводить радикальные преобразования в обществе.

Не случайно Президент Н. А. Назарбаев в Стратегии «Казахстан-2030» подчеркнул, что со времени обретения независимости «...мы преследовали две главные стратегические цели. Во-первых, чтобы Казахстан стал суверенным государством. Многие сейчас готовы принять это как должное, но казахстанцы должны помнить, как редко и с каким трудом это происходило в нашей истории. Во-вторых, мы начали проводить широкомасштабные социальные, по­литические и экономические реформы»[4].

Практика показывает, что на модернизационный вызов наиболее ус­пешно отвечают нации, сплотившиеся во имя достижения общей цели во­круг своего лидера. Поэтому чрезвычайно важным для переходных стран видится совпадение в одном лице институтов главы государства и нацио­нального лидера. Такая ситуация порождает институт сильной президент­ской власти, не имеющего ничего общего с диктатурой.

Мы солидарны с Н. А. Назарбаевым, который пишет: «...В политиче­ской теории существует мнение о том, что сложность переходного периода и острога социальных противоречий, с одной стороны, слабость социаль­ного контроля общества над властью и парламентскими институтами - с другой, объективно способствуют росту власти президента. Он становится символом нации и важнейшим элементом политической системы, ее цен­тром. В этом качестве президент стоит над обществом, над партиями, пар­ламентом и всеми институтами власти, координируя и направляя их дея­тельность. Поэтому в экстремальной ситуации (конфликт между партиями или ветвями власти) он оказывается единственным гарантом Конституции и фактическим воплощением государственного суверенитета»[5]

Именно такая форма президентской республики нашла отражение в Конституции Республики Казахстан. Она позволяет сохранять гибкий ба­ланс между динамизмом и стабильностью: Казахстан является одним из лидеров по осуществлению реформ на постсоветском пространстве, в то же время олицетворяя пример гражданского согласия в многосоставном обществе. Это позволяет казахстанцам с уверенностью смотреть в буду­щее.

Компаративный анализ показывает, что так обстоит дело далеко не во всех государствах. Политической науке хорошо известны примеры стран псевдомодернизации, пытавшихся лишь имитировать современность и оказавшихся благодаря этому в цивилизационном тупике. В них непроду­манные реформы оборачивались гражданской войной и дестабилизацией внутриполитической ситуации.

Объект, предмет и хронологические рамки исследования. В представляемой работе казахстанское общество XX-XXI в. в., исследуется на предмет исторических преобразований его традиционной структуры, сложившейся на протяжении многих веков. Поэтому проблема, сформулированная в определении темы как "Казахстан. Модернизация: проблемы и перспективы", должна восприниматься, прежде всего, как проблема исторической науки, проблема исследования именно историко-культурных аспектов правовой и экономической модернизации Казахстана.

Каковы условия успешности модернизации? Может ли институт прези­дентства стать инструментом эффективного преобразования посткоммунистических и посттрадиционных обществ? Как соотносится мировой и ка­захстанский опыт развития модернизации? Каковы проблемы и перспективы модернизации Казахстана?

Практическая актуальность исследования. Наличие этих и других нерешенных вопросов делают выбор темы дипломной работы: «Казахстан. Модернизация: проблемы и перспективы» чрезвычайно актуальнойдля казах­станской политической науки. Всеобъемлющий кризис в культурной, политической и экономической жизни недавнего прошлого, современного Казахстана, думается, в немалой степени определён неправильным пониманием и отсутствием учета в рыночных реформах его историко-культурной специфики. Хотя повсеместно говорится об "особом пути" постсоветского Казахстана, до сих пор мало кто берет в серьезный учет определяющее значение советских, и уж тем более досоветских, традиций Казахстана, характер их переплетенности и сплавления. А ведь исторической науке уже известна практическая роль преемственности менталитета в процессе социальных событий и в структуре социальных институтов. Если бы в современном реформировании Казахстана все рыночные преобразования применялись к его историко-культурной специфике, увязывались с ней и даже использовали ее, то, вероятно, необратимость и эффективность перехода рынку приобрели бы несомненный характер. Поэтому, недостаточная изученность, сложность и многоплановость проблемы обусловили выбор темы.

Степень разработанности проблемы. Даже общая постановка проблемы еще не разработана в полной мере, не говоря уже о путях ее разрешения. Что понимать под традиционной структурой Казахстана, а что под ее Модернизацией до настоящего времени соответствующим образом не было определено и данные термины невозможно было использовать в научном обороте в качестве отработанных понятий. Смыслы их применения были различны, а их определения в рамках какого-либо смысла имели разный по объему и содержанию характер. Так мы можем назвать в принципе всего лишь несколько специальных исследований в этой области. Касательно XIX в. мы имеем дело с монографией Артыкбаева Ж. О. "Казахское общество: традиции и инновации"[6], а касательно XX в. - с монографией Абылхожина Ж. Б. "Традиционная структура Казахстана: социально-экономические аспекты функционирования и трансформации (1920-30-е гг.)"[7]. Совместный труд Масанова Н. и Амрекулова Н. "Казахстан между прошлым и будущим"[8] мы так же можем в определенной, конечно, степени отнести к интересующим нас специальным исследованиям, поскольку он тоже хоть как-то касается преобразований традиционной структуры Казахстана в конце XX в. Монография Нурова К. И. «Правовая и экономическая модернизация традиционной структуры Казахстана (Х1Х-ХХ вв.)»[9] основана на анализе широкоизвестного материала, касающегося историко-культурных аспектов модернизации традиционных устоев Казахстана при переходе к свободному рынку и правовому государству. Как видно из этого, историография по модернизации традиционной структуры Казахстана представляет собой недостаточный перечень исторических исследований.

Однако, теория политической модернизации получила развернутое обоснова­ние в трудах западных ученых, среди которых можно выделить Ф. А.Хаека[10], Ф. Фукуяму[11], К. Ясперса[12].

Процесс политической модернизации в странах второго и третьего эшелонов, проблемы и перспективы догоняющей модернизации в «третьемирском» социуме стали объектом внимания К. Л.Сыроежкина[13], В. Г.Хороса и М. А.Чешкова[14], С. А. Егорова[15] и других востоковедов.

Ход политической модернизации в Казахстане анализируется в трудах Н. А. Назарбаева[16], Р. К. Кадыржанова[17], М. Б. Касымбекова[18], К. И.Нурова[19].

Серьезным прорывом в исследовании темы явилось проведение в г. Алматы 6 апреля 2001 года Международной конференции, посвященной институту президентства в новых независимых государствах. В ее ходе были сделаны серьезные концептуальные доклады об особенностях данно­го института в транзитных посттоталитарных обществах.

Хорошим подспорьем оказались хроника­льные, биографические, публицистические работы о первом Президенте Казахстана Н. А. Назарбаеве. В этом плане можно выделить книги Е. К. Ертысбаева[20], В. К.Григорьева и А. К.Кусаинова[21].

Использовались работы казахстанских политологов, по­священных различным аспектам становления политической системы суве­ренного Казахстана, осуществления внутренней и внешней политики. В этом плане неоценимую помощь оказали труды Джунусова[22], Л. М. Иватовой[23], К. К. Токаева[24] и других ученых.

Однако, несмотря на то, что некоторые аспекты проблемы данного исследования получили определенную практическую и теоретическую разработку, в казахстанской политической науке нет комплексных работ, посвященных проблемам и перспективам модернизации Казахстана.

Цель работы состоит в определении исторической функции традиционной структуры Казахстана в развитии человечества, в сравнитель­ном анализе роли института президентства в осуществлении спонтанной и догоняющей политической модернизации, выработке на этой основе науч­но обоснованных практических рекомендаций по совершенствованию ин­ститута президентства в качестве инструмента модернизации посттотали­тарных обществ. Соответственно ей, были поставлены следующие основные задачи:

1)  проработка понятия традиционной структуры как термина исторической науки; исследование происхождения и сущности традиционной структуры Казахстана; исследование характера преобразований традиционной структуры Казахстана в ХIХ-ХХI вв. и их последствий;

2)  проработка модели правовой и экономической модернизации Казахстана с учетом его историко-культурной специфики, с возрождением традиционной структуры Казахстана в рыночных преобразованиях.

3)  анализ закономерностей и особенностей процесса политической мо­дернизации; выявление специфики функционирования института президентства в странах «первого эшелона» модернизации; определение степени эффективности института президентства при осуществлении реформ в странах «догоняющей модернизации»; исследование модернизационного воздействия института президент­ства на развитие государственной власти Казахстана;

4)  исследование внешнеполитических инициатив Президента, как фактора обеспечения модернизации политической системы Казахстана;

Предметом исследования является процесс модернизаци­онного воздействия на преобразования посттота­литарных транзитных обществ.

Научная новизна представляемого исследования состоит, таким образом, в выходе на совершенно иную постановку проблемы: модернизацией традиционной структуры Казахстана в исследовании преобразований XIX-XXI вв. можно считать только рыночные преобразования периода суверенного Казахстана, а цивилизующие мероприятия России и СССР следует называть, по преимуществу, трансформацией и деформацией, так как по своему семиотическому содержанию традиционная структура Казахстана совсем не походила на структуру традиционного общества и, наоборот, задавала нормы еще не наступившего до сих пор глобального информационного общества, постиндустриальной структуры общения. Научная новизнаобусловлена также примене­нием метода компаративного анализа института президентства в странах первого, второго и третьего эшелонов модернизации.

Теоретико-методологическую основу работы составляют институциональный, структурно-функциональ­ный, системный, бихевиористский и компаративный подходы.

В работе применены методы контент-анализа доку­ментов и материалов СМИ, ретроспективного и сравнительного анализа, включенного наблюдения, статистического анализа, использованы социо­логические опросы.

Что же касается историографии по модернизации, мы можем констатировать установление устойчивых тенденций в научном изучении истории модернизации традиционной структуры Казахстана. Так, в целом, всеми исследователями признается регрессивность, историческая отсталость традиционного Казахстана и, соответственно, прогрессивность, историческая оправданность его преобразования. Конечно же, при этом особо выделяются культурные и «экологические достоинства традиционной структуры Казахстана и однозначно подвергаются резкой критике преобразования царской России и Советского Союза в части преступного неучета этих достоинств. Но в целом все преобразования традиционной структуры в XIX-XX вв. стали называться модернизацией. Если исходить из устоявшегося в искусствоведении термина "модернизм", то это значит "осовременение", вхождение в современность, так: сказать, обновление общества, пусть и трагическое.

Таким образом, непосредственное изучение источников вывело нас на коренной пересмотр, как собственной точки зрения, так и общепринятой постановки проблем, на необходимость нового осмысления роли и места традиционной структуры Казахстана в исторических преобразованиях казахского общества ХIХ-ХХ вв.

Источниковую базу исследования состав­ляют: Основной Закон Республики Казахстан 1993 года и Конституция Ка­захстана 1995 года[25]; нормативно-правовые акты Республики Казахстан; Материалы текущего архива Администрации Президента Республики Казах­стан; выступления Президента Н. А. Назарбаева за период с 1991 по 2003[26] годы; данные Национального Агентства по статистике и анализу Респуб­лики Казахстан; программные документы политических партий и общест­венно-политических движений страны, материалы социологических опро­сов.

Практическая значимость работы заключается в со­четании научно-теоретического и прикладного аспектов. Ос­новные положения, выводы и результаты вносят определен­ный вклад в исследование проблемы развития института президентства в посттоталитарных государствах, его роли в осуществлении «догоняющей модернизации». Комплексное использование изученных в работе рекоменда­ций позволяет повысить модернизационный потенциал института прези­дентства при реформировании посттоталитарных обществ, поэтому могут быть полезны политическим лидерам, элитам, партиям и высшим органам государственной власти стран постсоветского пространства. Материалы также могут найти применение при изучении вопросов проблем и перспектив модернизации Казахстана.

Основное содержание работы. Во введении обосновывается актуальность темы работы, характеризуется степень разработанности проблемы, определяют­ся цель, задачи и предмет исследования, источниковая база, раскрываются научная новизна и практическая значимость, теоретико-методологическая основа работы, приво­дятся сведения о структуре и объе­ме дипломной работы. Структура работы состоит из введения, 3 глав, заключения, списка использованной литературы.

В главе I. «Модернизация традиционных структур, проблемы и методы», рассматриваются вопросы происхождения и сущности структуры Казахстана, а также проблемы модернизации традиционной структуры Казахстана на рубеже XX-XXI вв.

В главе II. «Модернизация внешнеполитических и экономически х связей Республики Казахстан» рассматриваются вопросы целей и стратегии экономического и социального развития Казахстана, основные тенденции модернизации экономики и модернизация внешнеполитических связей.

В главе III «Влияние института пре­зидентства на модернизационные процессы в Республике Казахстан» - выявляются закономерности процесса поли­тической модернизации, исследуются особенности института президентст­ва в странах оригинальной и отраженной модернизации.

В заключении подводятся итоги исследования, формулируются основные выводы работы.


ГЛАВА I. Модернизация традиционных структур, проблемы и методы. 1.1. Происхождение и сущность структуры Казахстана.

В настоящее время в исторической науке стал часто применяться термин "традиционное"[27]. Понятия традиционного общества, традиционной культуры и прочих традиционных явлений давно, используются этнологией, антропологией и иными гуманитарными науками, которые в основном развивались в научном сообществе Западного мира (Европа, США, Канада и прочие регионы, аналогичные англо-саксонским). Однако, надо иметь в виду, что в целом данные социально-гуманитарные дисциплины Запада были обусловлены также и относительным отсутствием на Западе единой исторической науки как обособленного научного предмета в общей системе наук об обществе и человеке.

Историческая наука Запада была, как бы разделена на политологию, советологию, футурологию, культурологию и прочие антропологические (социальные и гуманитарные) науки. Она была вкраплена в них как определенный метанаучный метод историзма. Она, представляла собой свод сведений, правил и методик, направленный на обслуживание других наук и составлявший с ними единое целое.

В СССР в отличие от Запада были не только история и исто­рические исследования, но и историческая наука, которая имела собственную методологию, разделы, и на обслуживание которой были направлены все прочие науки.

То есть ситуация была прямо противоположной. Все исторические сведения, принципы, правила, методы, и методики были, как бы идеологически объединены на основе исторического материализма в единую систему. Марксистский принцип "есть только одна наука, наука истории" был последовательно доведен до конца, местами не всегда разумно, то есть до абсурда. Но что действительно было важным так это то, что марксистская методология исторической науки, теория истории, а не просто очередная историческая теория, делала историю отдельной наукой, имеющей собственный предмет, категориально-понятийный аппарат и претендующей на открытие собственных закономерностей именно исторического характера. Можно много спорить о том, удалось ли марксистской истории последнее, но совершенно очевидным представляется тот факт, что ей не приходилось прибегать к помощи таких терминов как "традиционное общество", "традиционная культура", "традиционная структура"; она использовала их лишь для обозначения доколониального периода развития различных восточных обществ, а не в качестве мыслительных средств.

В настоящее время историческая наука в целом как отдельный научный предмет и постсоветская, в частности, терпят глубокий кризис. Глубокий, потому что он происходит не на методическом, а именно на методологическом уровне. Это очень похоже на кризис физики начала XX века, когда она физически натолкнулась на нефизические явления.[28]

Исторические исследования процветают, а историческая наука гибнет безвозвратно. Речь не идет, конечно, о том, чтобы истории как науке зациклиться на методологическом наследии Маркса. Просто необходимо помнить, что именно это наследие превратило историю в целостную и обособленную науку. Поэтому, чтобы сохранить историческую науку в ее развитии, когда марксизм более неприменим в познании истории, мы должны разработать новую методологию истории, хотя бы функционально. аналогичную марксистской, естественно, используя достижения современной общенаучной методологии.

Наставшая ситуация настоятельно требует придать фундаментальный характер использованию в исторической науке понятия традиционной структуры, так как значение данного понятия в качестве средства научной мысли, вероятно, еще не осмыслено в полной мере.

Проблема состоит, в невероятно глубоком семантическом расхождении, возникающем в применении термина "традиционное". Так под традиционностью преимущественно подразумевается уже не исконный, родоначальный смысл органической включенности человеческого общества в природу, а более широкий, неспецифичный смысл, который фиксирует замкнутую устойчивость сложившихся, как правило, на Востоке порядков социального взаимодействия. К. Маркс характеризовал подобную устойчивость и замкнутость восточных обществ как "азиатский способ производства", когда описывал "формы, предшествующие капиталистическому способу производства".[29]

Подобные "формы" общества являются традиционными лишь в обыденном смысле слова и действительно существовали тысячелетиями, но подлинные традиционные общества существовали десятки тысячелетий. И для изучения именно последних, во вполне определенном смысле, ископаемых обществ, на Западе был введен термин "традиционное общество", в то время как восточные общества, включая азиатские, пусть и в модернизированном виде, существуют до сих пор в современном мире и их скорее и вернее можно назвать аграрными, чем традиционными.

Для начала необходимо различить термины "система" и "структура" в их применении к обществу. Систему, которая представляет собой, совокупность целенаправленно и согласованно функционирующих элементов, можно, вообще говоря, определить как всеобщий способ события, как немеющий элементов и в историю преобразованный смысл, Она присутствует везде как универсальная и объективная форма всех видов временного бытия, в то время как структура есть в целях деятельности организуемый образ системы. И в этом смысле структура обычно представляется в виде схемы взаимосвязи между элементами системы. И при этом снова необходимо подчеркнуть, что под элементом имеется в виду сознательно выделенная субъектом мысли сторона образа системы, а под связью - смыслов обозначение наблюдаемой субъектом мысли зависимости между внешними проявлениями внутренних свойств системы.

Образ системы, будучи духовным, не имеет истории, так как сам по себе не занимает места в объективированном пространстве материи. Поэтому вначале и всегда есть образ сис­темы, затем структура, как проекция образа системы в пространство конечной метрики, и лишь потом - сама система как ре­зультат применения структуры в качестве знаковой конструкции в пространстве социального взаимодействия.

В пространстве коммуникации структура опредмечивает, образ системы, а далее - на основе более менее единого понимания структуры возникает деятельность как социальная система.

Таким образом, деятельность представляет собой полиструктурную систему социального взаимодействия, результат общения людей между собой и с природой, который зависит, следовательно, от представлений людей, от организованности их образов ми­ровосприятия.

Если исходить из этого, то, говоря о традиционной структуре, должны иметь в виду знаковую организацию передаваемых от предков представлений о мире и о своем месте в нем. Это она определяет жизнь традиционного общества, воспроизводит его деятельность, жизненные позиции и подходы к окружающему миру.

Так, к примеру, К. Нурланова в своей статье отождествляет традиционную культуру казахов с созерцанием как отношением человека к миру[30].

Таким образом, человеку традиционного общества приписывается более высокий уровень сознательного отношения к природе по сравнению с человеком индустриального общества, в то время как у человека традиционного общества, вероятно, вообще не было сознательного, а точнее субъектного, отношения к миру, в отличие от человека аграрного общества.

В данном конкретном случае с кочевыми казахами. Это значит лишь то, что кочевое общество казахов не было традиционным.

В противоположность ему традиционное общество, в специ­альном смысле этого слова, вообще нельзя рассматривать сквозь призму субъектно-объектной парадигмы и говорить, будто его че­ловек созерцает природу, так как созерцание уже предполагает отделение человека от природы в качестве субъекта деятельности. Более того, это созерцание включает в себя сознательное подчинение и служение окружающей среде данного субъекта деятельности, что предполагает более совершенную форму человеческого общества. Структура такого общества должна носить уже информационный характер, а человек его должен обладать менталитетом, соответствующим требованиям третьего тысячелетия нашей эры.

Смысл традиционного общества состоит не в том, чтобы от­носиться к миру созерцательно, а в том, чтобы к нему никак не относиться сознательно, по крайней мере, в смысле субъектной отдаленности. Человек традиционного общества является органом природы бессознательно, то есть он сам есть природа. И этот культурный смысл организуется в способ общения и транслируется в историю посредством традиционной структуры. А основу определения понятия традиционной структуры должно составлять представление о конструкции символов, несущих в себе нормативную ценность бессознательного, органического включения в природу и подсознательного, мироощущения. Традиционная структура общения вовсе не согласовывается людьми традиционного общества между собой, в отличие от структур аграрного, индустриального и информационного обществ.

Она была уже как бы дана вместе с самим возникновением человечества, как рода живых существ, для воспроизводства на протяжении десятков тысячелетий глубоко человечного и действи­тельно счастливого "мира детства"[31].

Исходя из вышеизложенного, вполне проблематичным предс­тавляется тезис о том, что казахское общество к началу как XX, так и Х1Хвв. было традиционным в собственном смысле этого слова.

Структура его общения, думается, была традиционной только в расширительных смыслах. Для подробного обоснования этого тезиса необходимо обрисовать новые рамки понимания естественного хода истории человечества и уже в них привести описание традиционной структуры общения вообще и структуры кочевого казахского общества, в частности. характер социальной стадиальности. Например, под традиционным обществом мы имеем в виду действительно традиционное, а не восточное; под аграрным - действительно аграрное, а не сельскохозяйственное; под индустриальным - действительно индустриальное, а не промышленное; под информационным - действительно информационное, а не посткапиталистическое (компьютеризированное).

Необходимо различать традиционное общество и восточное. Традиционное общество длилось на протяжении десятков тысячелетий и не делилось на западное и восточное в историческом смысле, как способ жизнедеятельности общества. Между тем как восточные общества, Восток как способ жизни и деятельности общества, возникли лишь с наступлением аграрного этапа естественного развития истории человечества и длились на протяжении лишь тысячелетий, Восточные общества уже не были первобытными, имели Государственность и представляли собой, как правило, тиранические или деспотические формы правления. Но и традиционные общества также не были первобытными в том общепринятом смысле, который приписывает людям дикие и примитивные формы общественного устройства. Они были первобытными в истинном смысле этого слова, в смысле первозданности. Но они не были примитивными, и уж тем более дикими. Так мыслить в исторической науке - становится уже архаичным. Уже накоплено немало фактов технологических ряд достоинств первобытных обществ, не говоря уже о биологическом преимуществе их представителей (к примеру, о большем объеме мозга неандертальца). При всех современных технических средствах невозможно сделать копье из бивня мамонта, не нарушив |структуры ткани этого бивня, в то время как неандертальцы при всей своей технической неоснащенности это делать могли. Видимо, технологические способности были связаны с интровертированным характером человеческой психики и жизнедеятельности наиболее древних обществ. Это вполне возможно, ведь скорее, что 'большие объемы мозга не бездействовали, а выполняли больший объем мыслительной и психической работы, вызывающей вполне осязаемые в материальном плане эффекты. К сожалению, в исторической науке до сих пор в большинстве случаев рассматривают первобытность сквозь призму экстравертированных систем жизнедеятельности человеческого общества, через систему ценностей и координат технологической, цивилизации. Считается очевидной тождественность первобытного „ общества и примитивного общественного устройства, первобытного человека и дикого поведения.

В этом смысле традиционные общества не являются первобытными, поскольку их устройство было много сложнее современных, по крайне мере, в части качества функционирования общества. Все типы социальных запретов и общественного контроля носили глубоко личный характер, были внутренними элементами в человеческого духа, поэтому регулирование всех общественных взаимоотношений обходилось без системы писаных законов и применения специальной силы общества, имеющей физический характер.

Таким образом, традиционное общество было обществом свободных людей как во внутреннем, так и во внешнем плане. Но, кроме этого, в отличие от современного свободного общества, люди традиционного общества были счастливы и его население не имело неврозов в 85%-процентной своей части. В настоящее время эти неврозы возникают у современных людей при переживании всех противоречий и конфликтов, которые неизбежны в условиях свободы людей. В традиционном обществе также было много противоречий и конфликтов интересов, но они все разрешались не только формально (юридически), но и по содержанию (фактически), и потому не переживались с такой остротой. Если традиционное общество было свободным и в то же время не применяло общей силы, то оно уже не было примитивным по своему устройству. И уж тем более, исходя из этого, поведение личности в традиционном обществе не могло быть диким, то есть пренебрегающим общением и проявляющим животные инстинкты[32].

Но, говорить о традиционном человеке как о диком нельзя еще и с другой стороны, с концептуальной. Естественной природой человека как особого рода живого существа является общение. Вполне логичным было бы предположить, что человечество на этапе своего изначального возникновения было наиболее общительным, социальным, чем на последующих, железных этапах своей истории, на которых социальность человека поддерживается не вполне "социально", то есть при помощи применения общественной силы. В дальнейшем, несмотря на общинность жизни и деятельности общества поведение людей на долгом этапе перехода от традиционного общества к аграрному действительно становилось диким и превращало тонкое общественное устройство традиционного общества в примитивное, поскольку господство грубой силы становилось всеобъемлющим и вызывало необходимость появления и оформления собственное и в качестве института, хоть как-то восстанавливающего порядок, пусть и не правовой. Традиционные средства и структура общения больше не в силах были регулировать массовое проявление насилия и предотвращать его.

Вот тогда то и появляется аграрное общество, аграрная структура общения. Это тоже древнее общество, но уже не тради­ционное. Оно разделяет мир на Запад и Восток. Оно появляется как реакция на кризис и крах традиционного общества, как первое средство регулирования одичавшего посттрадиционного общества людей, теряющих, человеческий облик и индивидуальность. Это общество имело государственность, вводило, хотя и не частную, но все-таки собственность.

Необходимо различать в историческом плане понятия аграрного и сельскохозяйственного, индустриального и промышленного. Когда мы говорим об аграрном обществе, мы имеем в виду способ социального взаимодействия, структуру общения определенного типа, а не то, что это общество не имеет промышленности и занимается, в основном, только сельским хозяйством, "Модернистская" школа античной историографии убедительно показала, что в античном мире в определенных случаях промышленность по-своему преобладала над сельским хозяйством и была весьма развита. Но тем не менее античный мир был аграрным, хотя и западным, обществом по типу своей социальной структуры, по устройству своего общения. В этом смысле Античный Мир был аграрным, как и Древний Восток.

Прежде всего, необходимо отметить в аграрном обществе, несмотря на развитость его определенных социальных институтов, личную зависимость целого ряда социальных слоев, групп и классов населения. Неважно о чем идет речь: о классическом или патриархальном рабстве, о крепостной или какой-либо ещё феодальной зависимости. Важно то, что в аграрном обществе мы имеем дело с "внеэкономическими методами принуждения", с отсутствием всеобщей равноправной свободы и неприкосновенности личности в человеческом обществе.

Правда, это отсутствие было различным по своей степени и мере в западном и восточном аграрных обществах. Когда мы говорим об индустриальном обществе, мы должны иметь в виду именно гражданский способ социального взаимодействия; определенную структуру общения, которая ограждает личность в деятельности общества от насилия в качестве субъекта индивидуального поведения, а вовсе не промышленную развитость какой-либо страны. Например, СССР был в целом, безусловно, промышленной страной, но никак индустриальным обществом. Скорее, СССР был ярким примером промышленной стадии развития восточного аграрного общества. И действительная индустриализация разворачивается только сейчас в некоторых странах СНГ, которые стремятся конституировать себя в качестве гражданского общества, где индивидуальная воля личности ограждена от государственного произвола посредством общественного контроля над правительством, стремится оградиться от групповой воли общества, и составляет основной элемент последней.

Индустриальное общество наряду с информационным необходимо отнести к современным обществам не только в хронологическом, но и в историческом смысле. Индустриальное общество как историческая категория обозначает этап именно капиталистического развития человеческой истории, в котором рынок постепенно, но неуклонно устанавливался в качестве, расширенного способа социального взаимодействия[33].

Дело в том, что рынок как расширенный способ социального взаимодействия стремится достичь такой структуры общения, которая придает взаимодействию между людьми, с одной стороны, общечеловеческий характер, а с другой характер индивидуальной конкуренции. В то время как аграрная структура общества придает взаимодействию людей групповой характер, превращая тем самым социальный конфликт в войну. Индустриальная же структура переводит социальный конфликт в свободную конкуренцию индивидуумов, позволяя рынку через посредство универсального механизма ценового (информационного) распределения ограниченных ресурсов связывать каждого отдельного человека в своих экономических решениях во всем человечеством в целом.

История капитализма как история установления и развития индустриальной структуры в человеческом обществе в последние четыре столетия полна трагических перипетий и противоречий, обусловленных приверженностью людей к групповому, узкому по­рядку социального взаимодействия и мировосприятия.

Тем не менее, события последнего десятилетия в промышленно развитых странах посткоммунизма, знаменующие собой смену аг­рарной структуры общества индустриальной, свидетельствуют о том, что капитализм как тотальная система открытого общества начинает неуклонно осуществлять переход всего человечества в информационную стадию развития и это начало Фрэнсис Фукуяма назвал "концом истории"[34].

Чем же характеризуется информационная стадия развития истории человечества? Что есть вообще информационное общество? Чем информационная структура общения отличается от индустриальной?

Существует множество теорий телематического, технотронного, информационного и иного постиндустриального общества. Но все они далеки от четко выхваченных характеристик, забывают пе­реходную суть постиндустриального общества и связаны либо с уходом капитализма с исторической сцены, либо с конвергенцией его и социализма. А между тем именно при информационном обществе капитализм обретает поистине неизмеримые возможности проявления своей производительной силы. Информационное общество предполагает не столько развитость информационных технологий, которая представляет собой лишь следствие капитализма, сколько индивидуально оригинальную природу общения в массовых обществах.

Если индустриальное общество необходимо предполагало массовидность, одномерность личности, то информационное предполагает уникальную индивидуальность, многомерность личности, которая служит основным, а может быть и единственно подлинным, источником информации и вообще различного, сложного многообразия. Информация в виде человеческого капитала является в информационном обществе основным средством и объектом инвестиций, и потому индивидуальность человеческой личности представляет собой не только главный ресурс, но и цель массового производства.

Рынок при этом как экономическая система проявляет наиболее полным образом свою мистическую сущность: чем больше рост народонаселения, тем лучше качество его всевозрастающего в опережающем порядке благосостояния, несмотря на предполагаемое уменьшение исходных ресурсов природы и увеличение разнообразия и меры потребностей человека. Таким образом, макроэкономическая проблема ограниченности материальных ресурсов сводится на нет при информационном обществе: развитие эффективности их использования за счет социальных возможностей общения и неограниченности духовных ресурсов опережает по своим темпам их уменьшение. Конкретно можно привести следующий пример. Запасы такого энергоносителя как нефть, безусловно, ограничены. До настоящего времени все остро сознавали необходимость их консервирования, но в настоящее время становится все яснее незначительность в экономическом отношении консервации месторождений нефти по сравнению с развитием технологии ее переработки и утилизации. Познание нового способа переработки нефти, применение и передача этого знания уже сегодня делают неочевидной будущую необходимость добычи нефти в законсервированных месторождениях, или, по крайней мере, разведку новых месторождений. А поскольку познание не имеет предела, то продолжительность такой перспективы, по крайней мере, долгосрочна.

Человечество становится единым не только на Земле, но и по всей Вселенной, поскольку новая нравственность и духовность информационного общества позволят человеку обрести новые познания и возможности в деле космической коммуникации, позволят преодолевать пределы пространства[35].

Поскольку государственные границы человеческого общения в определенном смысле исчезают, постольку необходимость в принудительной силе государства ослабляется, и демократический режим плавно переходит в полиархический, при котором человеческая личность имеет сферу своего непосредственного контроля не только в своей личной жизни, но и в общественной. Теперь не только гражданское общество контролирует правительство, но и " каждая отдельная личность контролирует государство и не зависит от решимости гражданского общества защищать свою свободу; представительство и правило представительного большинства заменяются личным участием и правилом непосредственного совокупного большинства. Власть как общественная функция теряет принудительную силу общества. Земной шар становится единым и свободным рынком, на котором не только товары, но и деньги лишний раз перестают фактически обращаться: теперь обращается только, информация о них.

Да, но что это за духовная нравственность такая, которая позволяет человеку быть единым по всей Земле и Вселенной в экономике, политике и культуре, которая позволяет всему человечеству быть не только свободным, но и счастливым?

Это нравственность свободы, это религия свободы. Людям в такой степени нравится свобода, что они возводят ее в купы, делают ее принципом всего народа и практикой каждого отдельного человека. И это не есть только внутриполитическая свобода граждан или свобода граждан или совершенно отработанная система права. Это ко всему тому же есть система наслаждения, новая иерархия духовных ценностей, позволяющая переживать мир с особым сознанием жизни.

Почему эта религия, религия свободы, станет вселенской для человечества? Потому что только свобода делает человека человеком и является подлинным и единственным всеобщим благом, вещью, которая желаема действительно для всех. Если сейчас свобода окружения человека от него самого имеет уникальный смысл для этого человека, то в будущем эта свобода окружающих человека людей станет универсальной ценностью, поскольку без нее человек никогда, как бы не была велика его собственная свобода, т. е. власть и богатство, не ощутит и не поймет радость взаимности, собственно человеческую радость, единственно естественную радость именно человека.

Сейчас любой из нас не откажется никоим образом от пред­полагаемого могущества, которое позволяло бы ему по его желанию без принуждения или вынуждения делать людей вокруг него любящими его. Но в будущем такое желание покажется просто диким для человека информационного общества. "Какой мне толк в том, что ты любишь меня, если ты обязан любить или любишь меня по моей, а не по своей воле, если ты не свободен от меня, хотя и не подозреваешь об этой несвободе; как я могу знать, что ты любишь именно меня и что ты - это ты, а не я" - таков будет ход переживаний и мыслей "информационного" человека.

Почему мы так много уделяем времени созданию представления об информационном обществе? Потому что информационное общество - это венец исторического цикла железной, эпохи данного человечества. Вся так называемая всемирная история после исчезновения традиционного общества как повсеместного способа гармоничного общения индивидуумов, как "золотого века" человечества, была историей индивидуализации личности в человеческом обществе. Начиная от локализованных стад посттрадиционных, деградированных. До стадии дикости человеческих существ, проходя через аграрный и индустриальный периоды истории, индивидуальность человеческой личности все более возрастала, усложняя тем самым организованность общества. Это идёт таким самоускоренным темпом, что в духовном плане информационное общество скоро как бы повторит "золотой век" или "потерянный рай" традиционного[36].

Информационное общество призвано вернуть человеку его утерянное традиционное совершенство уже в массовом обществе. Индивидуальность человеческой личности, несмотря на массовый характер информационного общества, снова станет многомерной и многоуровневой; весь мир будет отражен со всем своим многообразием в каждом отдельном человеке особым индивидуальным способом и обликом, и каждый будет вносить в мир массовой коммуникации индивидуальные различия своего общения.

После исчезновения традиционного общества Восток пытался преобразовать, усовершенствовать внутренний мир человека, а Запад - внешний. Востоку недоставало внешнего мира, а Западу - внутреннего. В индустриальном обществе на этапе индустриального развития человеческой истории Запад позволил Востоку осваивать также и внешний мир, но на этапе информационного развития Восток позволит Западу освоить внутренний мир: личность человека перестанет быть одномерной, но в то же время не перестанет быть материально обеспеченной. Макрокосм и микрокосм в человеке соединятся как в едином образе мира. Информация должна будет, по крайней мере, в этой вселенной, достигнуть предела своего накопления и данное человечество, единое в своем многообразии, должно будет начать новый цикл истории, снова преобразовавшись в традиционное общество.

Данное деление всемирной истории не тождественно цивилизационному подходу к истории, получившему в последнее время широкое распространение в исторической науке и других социальных дисциплинах, так как предполагает единство, целостность и взаимосвязанность всемирно-исторического процесса, в отличие от цивилизационного подхода. Кроме этого, цивилизационный подход имеет несколько другие, более культурологические задачи и намного меньшую методологическую роль для исторической науки.

Деление всемирной истории человеческого общества на тра­диционный, аграрный, индустриальный и информационный этапы развития общения имеет глобальные характеристики. Поэтому оно растянуто в хронологическом отношении и не подлежит точной локализации. Новый этап глобальной истории начавшись где-либо, захватывает постепенно весь земной шар, и в то время, когда он его заканчивает где-либо, уже давно начался и распространяется другой этап, более новый.

Например, сейчас, когда даже в Китае аграрная история уходит безвозвратно в прошлое, а индустриальное общество охватывает самые глухие и изолированные уголки Азии, в Англии, в Западной Европе и США уже начался и ждет своего развития информационный этап истории.

Для того, чтобы понять и осмыслить сущность ''традиционной" структуры Казахстана, необходимо хотя бы приблизительным образом проникнуть в исторические "тайны" происхождения ка­захской народности. Лишь после этого мы будем иметь возможности научно описать и обосновать ее роль и место в истории человечества. Это просто одно из правил методологии всемирно-исторического подхода. Каждый народ, национальность и даже отдельная личность имеют свою историческую функцию, без выяснений которой мы не сможем устанавливать историческую направленность и взаимосвязь социальных событий. Лишь выяснив эту историческую функцию, определив ее роль и место, можно отразить историческую суть того или иного социального явления, его конкретную, случайную обусловленность законами исторического единства, исторической эволюции и исторической преемственности. Но, к сожалению, происхождение казахской национальности, которая неразрывно связана с "традиционной" структурой Казахстана, остается на сегодняшний день исторической "тайной", ко­торую нельзя назвать ни черным, ни белым пятном в истории. Все знают более менее "достоверно", лишь с разной степенью убеж­денности, в зависимости от уровня научной информированности, что происхождение казахов как этноса относится к XV веку и связано с откочевкой султанов Гирея и Джаныбека от Узбекского улуса Абулхаир-хана, в результате которой "узбекские беглецы", собравшиеся вокруг них, и стали называться "казаками"[37].

Мало кто подозревает, что происхождение казахов так и осталось "неразгаданной тайной" в исторической науке, и совсем никто не осознает, особенно в массе населения, специфически оригинальное значение этнонима "казах", хотя его влияние еще вполне живо в подсознании каждою казаха и в коллективном бессознательном всего народа Казахстана.

1.2. Модернизация традиционной структуры Казахстана на рубеже XX-XXI вв.

Насколько неэффективно стало функционировать советское общество к середине 80-х гг. и как закономерная перверсия его ценностей, связанная с деградацией личности, настолько же это повлияло на эко­номический кризис в СССР (со всеми вытекающими последствиями)[38].

Необходимость приватизации государственного имущества и установления частной собственности в качестве доминирующей формы присвоения и господствующего правового института, в принципе, стала очевидной для многих за годы перестройки.

Но чтобы хоть как-то, необратимо привить начала собственности в постсоветское время необходимо было, прежде всего, ликвидировать маргинализм. Маргинализм же, в свою очередь, не ликвидируется пока не установишь собственность как основу нравственности, справедливости и свободы. Этот "заколдованный" круг, видимо, и лежит в основе проблемы выхода из замкнутой цепи взаимообусловленности гиперинфляции и спада производства, когда без прекращения инфляции немыслим подъем производства, в то время как действительное прекращение инфляции возможно только при подъеме производства.

Стало быть, именно культурная политика, в этом смысле, должна была быть тем "решающим" звеном в политике суверенного Казахстана, за которое можно было бы вытянуть всю "цепь" проблем перехода к рынку. За время тоталитаризма все нравственные устои, присущие ему и противостоящие капитализму, стали состоянием внутреннего духа большей части и правительства и населения Казахстана.

Хотя советской структуры общения и номенклатуры как основы социальной стратификации маргинальных масс, в принципе, больше не существует, маргинальная массовидная личность со своей аномичной психологией осталась везде, и прежде всего - в правительстве. Она трансформирует советский социализм в различные виды псевдорыночных отношений и посткоммунистического национализма[39].

Массовидное маргиналистское сознание правительства обуславливало, в целом, все провалы государственной политики по переходу к рынку, в том числе и дискредитацию идеи свободного рынка. Что же касается маргиналистского менталитета населения, то именно оно может повернуть вспять "объективное" движение к рынку. Дело в том, что настоящая, несоветская индустриализация в Казахстане разоформляет советское производство, тем самым, вызывая процессы пауперизации и люмпенизации, а не рынок свободной рабочей силы.

Маргинальная личность не любит самоопределения, поэтому безработица ведет ее не к личному развитию, а к выключению из общественного производства и социальной жизни. Действитель­ность денег и правительственная некомпетентность "сметает" со­циальное обеспечение как доминирующую форму общественного богатства, что ведет к обнищанию масс, особенно пауперизованных. Люмпенизация как деморализующий аспект обнищания интегрируется с пауперизацией и начинает представлять собой "реактивное" явление.

А ведь необычайная, но пагубная популярность социалистических идей[40] взяла свое начало именно в пауперизированных и люмпенизированных маргинальных массах.

Этническое разнообразие, увеличенное в Казахстане за годы "советских миграций", в т. ч. "целинной эпопеи", усугубляет данное обстоятельство.. еще тем, что если ранее это разнообразие скреплялось в "единый советский народ" идеалом коммунизма, то теперь оно, действительно, является просто "этнической лабораторией", опыты в которой пока еще не определены по целям и методам. Одним словом, в посттоталитарных условиях Казахстана культурная политика должна была соответствовать всем необходимым идеологическим требованиям капитализма и в части "возрождения национальной культуры". Вместо же этого национальная политика суверенного Казахстана полностью провалилась, как и прочие "линии" государственных мероприятий, и в рамках "культурных преобразований" продолжала вносить свою лепту в "идеологическое возрождение" скрыто присутствующего в Казахстане "социализма"[41].

Между тем как социализм в условиях постсоветского автори­таризма и псевдорынка вновь начинает обретать среди населения идеологическую силу правительство Казахстана отказывалось от активной идеологической пропаганды, обосновывая это тем, что "рынок не имеет идеологии", "в то время как именно рынок имеет глубокую, сложную и совершенно новую для истории человечества идеологию... Рыночные нормы морали, наоборот, надо формулировать, интерпретировать и пропагандировать всеми наличными средствами в среде маргинальных масс. Ведь вероятней всего то, что одной из главных причин затяжного политического и экономического кризиса "было недостаточное внимание к культурной политике, обеспечивающей все процессы рыночного реформирования общественного бытия соответствующим социально-психологическим сдвигом в общественном, сознании".

Практическая сущность рынка как спонтанно настраиваемой социальной системы, как тотально-универсального механизма информационного регулирования всех подсистем общества, по-видимому, совершенно не ясна не только населению, но и правительству. В частности, если речь вести о предпринимательстве, то все мыслят его не как высший и основополагающий класс гражданского ("рыночного") общества, открытый для всех, а как, в лучшем случае, "средний класс", что, конечно, никак не соответствует доминирующей роли предпринимательства. В худшем же и распространенном случае, предпринимательство представляется разрешаемым родом деятельности.

Разумеется, что "существующие на сегодня и повсеместно представления о рынке и предпринимательстве являются крайне разрушительными для всего общественного устройства Республики Казахстан", То же самое касается понятий "гражданского общества", "правового государства", "налога" и т. д[42].

Особенный вред для рыночных реформ представляет собой незнание спекулятивной природы рынка и моральное осуждение спекуляции, в то время как именно она составляет существо стоимости и обеспечивает безотказное функционирование рынка как экономической системы[43].

В этом отношении досадным фактом является некоторая приверженность Масанова Н. и Амрекулова Н. приоритету труда в происхождении стоимости, выражающаяся, к примеру, в призыве сделать "трудовые коллективы", "непосредственных производителей" собственниками средств производства, на которых они трудятся[44]. Большая часть общества, в том числе и мы, всецело поддерживает их научную деятельность и гражданскую позицию, признает их наибольшую продвинутость в понимании рынка и производительной силы обмена, но тем важнее указать и на ошибочные аспекты марксизма в их философско-методологических основаниях. Стоит только принять мысль о стоимостной роли труда в качестве фундамента общественного устройства, как данная мысль сама запустит необратимую программу, систему деятельности социалистической мысли.

В остальном же точки зрения в части направленности общественного развития не имеют значительного расхождения, о чем свидетельствует близость мнения о историко-культур­ной самоценности частной собственности на землю[45], с мнением об экономической и экологической целесообразности последней[46].

Исключение составляет лишь один принципиальный вопрос: роль казахского этноса (национальности) в переходе к рынку, его культурное значение в процессах современного обновления Казахстана.

Вопрос о сущности казахской идеи, о ее роли и месте в деле образования этнодоминанты многонационального народа Казахстана и успешного содействия возникновению единой казахстанской нации, представляет главное несоответствие данного исследования точке зрения Масанова Н. и Амрекулова Н. Их точка зрения емко выражается в следующем утверждении Амрекулова Н.: - "Трагизм казахстанского суверенитета, его незрелость и преждевременность в том и заключается, что реально... казахи как сельское меньшинство казахстанского общества еще не могут выступить доминирующей силой, ведущей за собой вперед все остальные народы по пути рынка и демократии. Наоборот, это положение их как сельского патриархального этноса тащит его назад, делает сторонником этнократического (национального) государства, препятствующего развитию частной собственности на землю и средства производства, рынка и демократического гражданского общества. Идея казахского государства объективно приводит к тому, что она выступает против исторического прогресса, частной собственности, рынка и, как это ни парадоксально звучит, работает против экономического развития и процветания казахов,.."[47]

С этим мы, решительно не можем согласиться[48]. Во-первых; казахи не пережили традиционного общества и потому не являлись патриархальным этносом: даже власть "аксакала" как главы патронимии, большой семьи над личностью можно назвать патриархальной лишь условно, не говоря уже о власти биев и ханов.

Личность в казахском кочевом обществе не только не засло­нялась племенем, родом, общиной и т. д., но и была в силу ка­зачьего происхождения более свободной, чем личность индустри­ального общества. Казачья власть любого уровня служила её дейс­твительно общим интересам (как и современная демократия) с од­ним существенным отличием - у нее отсутствовал специальный ап­парат принуждения.

Во-вторых, не столько "парадоксально", сколько неправильно звучит то, что "идея казахского государства" выступает не только против "процветания казахов", но и против рынка (частной собственности), и против исторического прогресса. Ведь казачье происхождение и сущность "традиционной" структуры Казахстана, существование у кочевых казахов частной собственности на землю и свободного (всеобщего, непрерывного и оперативного) рынка зимних пастбищ прямо указывают на довольно прогрессивную в историческом отношении ступень общественного развития; и даже настолько прогрессивную, что традиционные прообразы казачьей нравственности и полиархического режима Казахстана могут составить в будущем культурное и политическое обеспечение нарождающегося глобального информационного общества.

В-третьих, казахи как национальность, опять же в силу своего казачества, по определению вряд ли когда станут "сторонником этнократического государства". То обстоятельство, что так называемые "южане", то есть присырдарьинские казахи, издавна подпавшие под деспотическое влияние среднеазиатских ханств и ортодоксального ислама, стали при вполне определенном содействии постноменклатурного правительства проявлять значительную националистическую активность, подавая пример остальным, является прискорбным фактом настоящего момента, но не составляет характерной черты казахского народа. Показания Левшина[49] мвидетельствуют, что еще в начале XIX в. эта субэтническая группа:

- составляла единственное, «прямое исключение» в казахском народе, платя постоянные налоги и отчитываясь перед ташкентскими правителями, которые, бывало, нарушали их право собственности и даже казнили их;

- отличалась, в силу этого, "гораздо большей скрытностью, пронырством и склонностью к подозрениям" от своих "единоплеменников, которые ничего не боятся";

- и даже сама себя, по словам Н. И.Гродекова[50], "признавала узбекского племени" (скорее всего, имеются в виду кочевые шибанидские узбеки).

Неудивительно поэтому, что в настоящее время казахи до сих пор особо выделяют "Кокандско-Ташкентский", то есть "присырдарьинский" регион в отдельный, отличный субэтнос, имеющий свои собственные стереотипы среднеазиатского, деспотического характера.

По сути дела, эта субэтническая группа под условным названием "южане" в силу среднеазиатской исламизированности и вытекающих из нее поведенческих последствий в тесном смешении со среднеазиатскими народностями образовала новый, более молодой, а потому и агрессивный этнос со своей отдельной двухвековой (как минимум) исторической судьбой. Безусловно, что современная "активность" "южан" представляет собой симптоматическое политическое явление и должна быть "нейтрализована" соответствующей активностью. Пропаганда о реакционности "традиционной патриархальности" казахов как раз и играет определенную "нейтрализующую" роль по отношению именно к "южанам". Но все претензии "южан" на этническое доминирование, помимо политического, не имеют сколько-нибудь серьезного значения, поскольку даже политическое превосходство "южан" не в состоянии обеспечить в ближайшее время массового распространения их этнического стереотипа поведения.

Сама же казахская национальность, составляя на редкость единый народ по своему языку, нравственности и стереотипам по­ведения на столь огромном пространстве и на основе столь мно­гочисленных потестарно-политических народностей (казачьих государств в виде кочевых "племен"), вполне может и должна сыграть роль основного промежуточного субстрата индустриальной казахстанской нации, единого по своим этническим признакам многонационального Народа Казахстана.

Ничего ущербного для себя в этой исторической "промежу­точности" казахская национальность не должна видеть, поскольку и сама она, как это уже было показано, есть следствие сложения в древние и средние века совершенно "разноликих" по этническому происхождению (в том числе и тюркскому) и антропологическим чертам (в том числе и монголоидным) казаков, людей "свободного состояния" в единообразную казахскую народность, унаследовавшую свой этноним от древнего, но свободного народа казаков. Казахская национальность есть лишь средство перехода названия "вольного образа жизни" от имени древнего народа к имени современной казахстанской нации, которая должна возникнуть в качестве правового государства многоэтнич

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Казахстан. Модернизация проблемы и перспективы". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 499

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>