Дипломная работа на тему "Карибский кризис в современной литературе"

ГлавнаяМеждународные отношения → Карибский кризис в современной литературе




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Карибский кризис в современной литературе":



ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

«Карибский кризис в современной литературе»

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. ПРЕДПОСЫЛКИ КАРИБСКОГО ПРОТИВОСТОЯНИЯ ГЛАЗАМИ СОВРЕМЕННЫХ УЧЕНЫХ

§1.1 «Холодная война» в 40-х – 60х гг. XX века: современные подходы

§ 1.2 Причины Карибского кризиса в отечественной и зарубежной историографии XXI века

ГЛАВА II. ВИДЕНИЕ КАРИБСКОГО КРИЗИСА В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

§2.1 Развитие и обострение кризиса: современн ые исследования

§2.2 Разрешение Карибского кризиса: видение в XXI веке

ГЛАВА III. ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ КАРИБСКОГО КРИЗИСА: ПОДХОДЫ СОВРЕМЕННОЙ НАУКИ

§3.1 Разрядка международной напряженности как результат разрешения Карибского кризиса

§3.2 Карибский кризис как переломный этап «холодной войны»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Заказать написание дипломной - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых успешно сданных дипломных работ предлагает вам скачать любые работы по необходимой вам теме. Качественное написание дипломных работ по индивидуальным требованиям в Иркутске и в других городах РФ.


ВВЕДЕНИЕ

Настоящая работа посвящена изучению современных историографических подходов к «Карибскому кризису» в отношениях СССР и США в 1962 году. Без преувеличения можно сказать, что тема Карибского противостояния за годы своего существования уже стала во многом традиционной как для отечественной, так и зарубежной науки. Многочисленн ые исследования исторической, политологической, социологической и даже культурологической направленности, которые стали появляться практически сразу после завершения активной фазы самого кризиса служат тому подтверждением.

Долгое время, означенная тема была излишне политизирована, а основные подходы к ее изучению формировались в свете коньюктурных соображений «холодной войны» (это было свойственно как отечественной, так и западной историографии). Ситуация несколько меняется с наступлением так называемой «разрядки» в отношениях двух супердержав в 70-е -80-е годы XX века, и особенно после начала «перестройки» в СССР. В последние годы сиюминутные и политизированные оценки, в целом уступают место более прагматичным подходам, в которых находится место раскрытию причин и последствий кризиса, с позиций исторического знания.

Актуальность темы нашей работы вытекает в первую очередь из самого значения «Карибского кризиса» для мировой политики того времени. В настоящее время признано, что октябрь 1962 года – это пиковая фаза «холодной войны», время, когда мир был как никогда близок к глобальной атомной войне. Вскрытие причин и последствий Карибского противостояния в современной литературе направлено в первую очередь на недопущение подобных ситуаций в будущем.

В свете тенденций современной геополитики, а именно в расширении членов так называемого «ядерного клуба» за счет таких стран, как например Индия и Пакистан, которые находятся в состоянии более чем полувекового противостояния, возможности как глобальных, так и региональных конфликтов с применением атомного оружия еще далеко не изжиты.

Изучение тех фактов, которые сделали возможным мирный выход из далекого уже «Карибского кризиса», дает бесценный опыт, который будет востребован не только в академических кругах, но и в других, более практических сферах – например специалистами по современной внешней политике. Таким образом, изучение подходов к «Карибскому кризису» в современной литературе позволит нам глубже понять анатомию взаимоотношений между государствами, в том числе и в современном мире.

Объектом дипломной работы для нас выступит отечественная и зарубежная историография «Карибского кризиса», а предметом – современные подходы к его изучению.

Теоретическо-методологической основой работы, являются общенаучные принципы познания общественных явлений: принципы историзма, объективности, системности и комплексности.

Целью дипломной работы является исследование основных тенденций к изучению Карибского кризиса в современной отечественной и зарубежной историографии.

Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:

- изучить и проанализироватьпредпосылки Карибского противостояния глазами современных ученых: выявить современные подходы к «холодной войне» в целом, и выявить наиболее значимые для современных ученых причины Карибского кризиса;

- проследить особенности видения развития, обострения и разрешения Карибского кризиса в современной историографии:

- рассмотреть основные подходы современной науки к историческому значению «Карибского кризиса».

Поставленные цели и задачи, сформировали структуру дипломной работы, которая состоит из введения, трех глав (по два параграфа в каждой), заключения и списка используемой литературы.

Глава I. Предпосылки Карибского противостояния глазами современных ученых §1.1 «Холодная война» в 40-х – 60х гг. XX века: современные подходы

Итак, в настоящей части нашего изложения, мы проанализируем основные современные подходы к изучению и пониманию холодной войны. Для того чтобы построить более или менее цельную картину по этому вопросу, необходимо разобраться с трактовкой самого термина «холодная война».

Термин «холодная война» ввел в оборот 16 апреля 1947 г. американский финансист и экономист Б. Барух (советник президента Трумэна) в своей речи перед палатой представителей штата Южная Каролина. Выражение оказалось запоминаемым и быстро вошло в обиход.

В современной историографии «холодной войной» называют глобальную конфронтацию между Советским Союзом и США, которая охватила полувековой период до 90-х годов прошлого столетия. Обычно указывают на то, что эта конфронтация носила идеологический характер, однако, она проявилась практически во всех без исключения сферах жизни американского и советского государств, и стала, во многом, определяющим фактором для внутренней и внешней политики этих стран[1].

С развитием конфронтации, «холодная война» становится значимым элементном мировой политики, приводит к формированию военно-политических блоков (НАТО и Варшавский договор) и требует от сторон участия в конфликтах (наиболее яркие примеры – Корейская война, Вьетнам, Афганистан) и вмешательства в развитие событий в любой части мира (Кубинская революция, Пражская весна и др.).

К противостоянию вовлекались всё новые и новые страны, на территории которых создавались самые современные военные базы. На них размещалось не только новейшее вооружение, но и шла подготовка к длительному противостоянию. Несмотря на то, что сам термин «холодная война», казалось бы, не подразумевал открытого противостояния, оно могло разразиться в любой момент.

Как в зарубежной, так и в советской, а затем российской историографии «холодной войне» уделяется большое внимание. Этому вопросу посвящена значительная литература, а сама «холодная война» рассматривается в качестве одного из наиболее значимых моментов новейшей истории.

При этом первые десятилетия холодной войны (40-60-е годы XX века), рассматриваются как наиболее взрывоопасная фаза этого конфликта, после которой идет постепенный спад напряженности и начало разрядки. «Разграничительной чертой» здесь служит Карибский кризис 1962 года.

Кратко уяснив терминологию, перейдем, к краткому обзору историографии «холодной войны».

В целом, советско-американские отношения оказались в центре внимания, сразу после окончания второй мировой войны, когда на смену союзническим отношениям СССР И США (которые, напомним, были партнерами по антигитлеровской коалиции), пришла жесткая конфронтация, которая и получила название "холодной войны".

В советской историографии, довольно быстро, утвердилась точка зрения, что одной из главных задач послевоенной внешней политики США являлось стремление не допустить социалистических революций в Западной Европе. Также, в качестве значимого аргумента активно проводилась мысль о стремлении американских правящих кругов к мировому господству. При этом советские историки писали, об антикоммунизме, как о движущей силе процесса формирования американской внешней политики[2].

Советская историография 40-х – 60-х годов XX века была в значительной своей части едина, представляя собой "монолит" концепций и оценок. Ученые СССР многие годы были заняты поисками "виновника" послевоенной конфронтации и занимали, как правило, "официальные позиции" и обвиняли американцев и их западноевропейских союзников в развязывании "холодной войны". Можно отметить, также, что основн ые исследования этого периода появились после «хрущевской оттепели»[3]. До этого периода, изучение вопроса, в основном ограничивалось публицистическими статьями[4].

В период разрядки (70-е годы XX века) в советской историографии появились более гибкие формулировки описания «Холодной войны», в частности, идея об упущенных возможностях с обеих сторон. Определяющим исследованием этого времени стал коллективный труд «История внешней политики СССР» (под ред. А. А. Громыко, 1975 год)[5]. В качестве значимых работ этого времени можно привести исследования Б. Дмитриева[6],

В 80-е годы (особенно в период перестройки в СССР) застывшие штампы и клише советской исторической науки постепенно меняются, во многом в результате академических обсуждений тематики "холодной войны" между советскими и американскими историками. На конференциях в Москве (1986) и в Университете Огайо (1988) шел разговор о периодах, событиях и проблемах "холодной войны"[7]. От однозначной и жесткой линии на одностороннее обвинение «Запада» советские историки перешли к анализу ошибок и упущений и со стороны Советского Союза[8].

Однако до 1990-х гг. изучение «Холодной войны» в Советском Союзе было все-таки затруднено в первую очередь теми факторами, что сама «холодная война» все еще шла, а во-вторых, все еще высокой ролью КПСС во всех, без исключениях сферах жизни советского государства.

В целом, основной лейтмотив советских исследований той фазы холодной войны, которая проходила в 40-е – 60-е годы XX века – ответственность за развязывание "холодной войны" лежит на Соединенных Штатах, а главной движущей силой всего процесса был антикоммунизм, свойственный внешней и внутренней политике США. Категоричность этих оценок несколько менялась под воздействием действующей политики партии и правительства, однако их направленность фактически не изменялась.

В начале 1990-х гг. в российской историографии наметился отход от односторонних обвинений США в развязывании "холодной войны" и все больше начала утверждаться идея об обоюдной ответственности США и СССР за эту конфронтацию[9] (при этом даже появились статьи, в которых на СССР возлагалась главная ответственность за ход событий)[10]. В этот же период, активно трансформируется источниковедческая база вопроса, выходят в свет сборники документов[11]. В качестве значимого события российской историографии вопроса 90-х годов, можно рассматривать образование «группы по изучению "холодной войны"» на базе Института всеобщей истории РАН (директор и член-корреспондент РАН А. О. Чубарьян, М. М. Наринский, Н. И. Егорова, А. М. Филитов, В. Л.Мальков, И. В. Гайдук, М. Л. Коробочкин, В. В.Поздняков)[12].

На рубеже XX – XXI веков, расширились возможности российских историков сотрудничать с коллегами в США, Западной и Центральной Европе. Это сотрудничество осуществлялось на индивидуальной, двусторонней основе, а также в рамках международных проектов, прежде всего проекта по изучению международной истории "холодной войны" при Центре Вудро Вильсона в Вашингтоне. Регулярные контакты с зарубежными коллегами способствовали быстрому расширению международного кругозора российских специалистов по "холодной войне".

В современных российских исследованиях существуют различные точки зрения по проблеме возникновения и течения конфронтации между США и СССР[13], однако монографических изданий по этому вопросу еще мало. Вообще, для современной российской историографии проблемы характерен политико-публицистический и идеологический фон, на основании которого, зачастую, формируются основные подходы к этому вопросу.

Основной лейтмотив современных российских исследований – идея об обоюдной ответственности США и СССР за развязывание «холодной войны[14], тенденции к изучению отдельных моментов противостояния, выявление причин наиболее кризисных моментов холодной войны (Корейская война, Карибский кризис).

Перейдем к зарубежной историографии рассматриваемого вопроса. Здесь, как ни парадоксально можно увидеть, отчасти те же тенденции, которые мы увидели при анализе советской и российской историографии. Наиболее ярко это проявляется в оценках зарубежных ученых хронологически совпадающих с самим периодом «холодной войны». Мы имеем в виду, то, что вплоть до начала 80-х годов в западной историографии холодная война рассматривалась как результат "экспансии мирового коммунизма", как стремление Запада противостоять коммунистической агрессии[15] (в качестве примера можно привести концепцию Н. Верта[16]). Эмоции уходят с периодом окончания активной фазы глобального противостояния и в научной среде появляются более взвешенные оценки.

В современной зарубежной историографии прослеживается мысль о том, что, так как и СССР, и США направляли усилия на складывание систем военнополитических союзов, инициатора формирования военно-блоковых систем выявить невозможно. Ряд историков[17] выводят холодную войну из господствующих как с той, так и с другой стороны идейных и политических взглядов.

Таким образом, мы рассмотрели основные тенденции, которые присущи современной историографии холодной войны. Сформулируем основные выводы, к которым мы пришли:

- как в зарубежной, так и в советской, а затем российской историографии «холодной войне» уделяется большое внимание. Этому вопросу посвящена значительная литература, а сама «холодная война» рассматривается в качестве одного из наиболее значимых моментов новейшей истории;

- при этом первые десятилетия холодной войны (40-60е годы XX века), рассматриваются как наиболее взрывоопасная фаза этого конфликта, после которой идет постепенный спад напряженности и начало разрядки;

- основной лейтмотив советских исследований той фазы холодной войны, которая проходила в 40-е – 60-е годы XX века – ответственность за развязывание "холодной войны" лежит на Соединенных Штатах, а главной движущей силой всего процесса был антикоммунизм, свойственный внешней и внутренней политике США. Категоричность этих оценок несколько менялась под воздействием действующей политики партии и правительства, однако их направленность фактически не изменялась;

- основная тенденция современных российских исследований вопросов «холодной войны» – идея об обоюдной ответственности США и СССР за развязывание глобального противостояния.

- в зарубежной историографии вопроса вплоть до начала 80-х годов XX века, холодная война рассматривалась как результат "экспансии мирового коммунизма", как стремление Запада противостоять коммунистической агрессии;

- в современной зарубежной историографии прослеживается мысль о том, что, так как и СССР, и США направляли усилия на складывание систем военнополитических союзов, инициатора формирования военно-блоковых систем выявить невозможно. Ряд историков выводят следствия холодной войны из господствующих как с той, так и с другой стороны идейных и политических взглядов;

Таким образом, как в отечественной, так и зарубежной историографии, несмотря на отчасти различные подходы к самой сути явлений, отмечается, что первые десятилетия холодной войны (40-е – 60- годы XX века) рассматриваются как ее наиболее взрывоопасная фаза. Пиком «холодной войны» считается Карибский кризис, основные подходы, к изучению которого мы и рассмотрим в дальнейшем изложении.

§ 1.2 Причины Карибского кризиса в отечественной и зарубежной историографии XXI века

Итак, в предыдущем изложении мы рассмотрели историографические подходы к изучению «холодной войны». Одним из значимых выводов этого изложения стало положение о том, что пиком глобального противостояния двух сверхдержав считается «Карибский кризис» 1962 года. Проанализируем основные подходы к причинам этого кризиса в современной историографии.

Итак, перед непосредственным анализом подходов к причинам Карибского кризиса, представляется необходимым выделить сами эти причины. Для этого необходимо обратиться к историческим фактам. Начнем непосредственно с места эскалации напряженности – Кубы.

Итак, Куба, со времени испано-американской войны (1898 год) рассматривалась как зона интересов США[18]. Между проамериканским правительством Кубы и США, было заключено ряд соглашений, которые фактически ставили островное государство под полный экономический и политический контроль США. Такая ситуация упрочилась в 1952 году, когда Кубе была установлена проамериканская диктатура Ф. Батисты (1901 – 1973 гг.). Остров начинает рассматриваться как выгодный объект для американских капиталовложений, место отдыха и развлечений американцев. На нем находилась крупнейшая военно-морская база США (Гуантанамо, по сей день).

В 1956 г. в стране развернулось партизанское "Движение 26 июля" под руководством демократа Ф. Кастро, которое привело к падению в январе 1959 г. диктаторского режима. Месяц спустя на Кубе был принят закон об аграрной реформе, ликвидировавшей местные латифундии и крупные иностранные землевладения, земля была передана крестьянам, 70 % которых составляли безземельные. Именно с этого времени начинается ухудшение отношений США с Кубой.

17 марта 1960 г. президент США Д. Эйзенхауэр отдал секретную директиву о подготовке отрядов кубинских эмигрантов для вторжения на остров, но в апреле 1961 г. десант потерпел поражение. Следует отметить, что США во время этих событий, длившихся трое суток, соблюдали нейтралитет. Вместе с тем, именно тогда Ф. Кастро заявил о социалистическом выборе, а кубино-американские отношения превратились во враждебные.

В 1960 году происходит и первая встреча Никиты Хрущева и Фиделя Кастро, ее результатом, становится волевое решение руководство Советского Союза о поддержке Кубы в ее противостоянии с США[19]. Можно считать, что Куба стала первой страной, которая выбрала коммунистический путь без значительного военного или политического вмешательства со стороны СССР. В этом качестве она была глубоко символична для советских лидеров, в особенности для Н. С. Хрущева — он считал защиту острова критичной для международной репутации СССР и коммунистической идеологии.

В ноябре 1961г. американская администрация рассмотрела план "Мангуст", целью которого являлось оказание помощи кубинской контрреволюции. План предусматривал экономический саботаж, взрывы портов и нефтехранилищ, поджоги плантаций сахарного тростника, убийство Ф. Кастро. В январе 1962 г. министерством обороны была завершена разработка плана использования американских вооруженных сил в случае обращения кубинского подполья к США после начала восстания на острове. Тогда же по инициативе США Куба была исключена из Организации американских государств (ОАГ) под предлогом угрозы "коммунистического проникновения" в страны Латинской Америки. 15 латиноамериканских государств разорвали с ней дипломатические отношения и установили эмбарго на торговлю.

В целом эти события предшествовали, так называемой активной фазе Карибского кризиса, которую обычно хронологически ограничивают 1962 годом. Подробнее события этого года мы рассмотрим в нашем дальнейшем изложении, а сейчас рассмотрим другие значимые события в мировой политике, которые также, самым непосредственным образом относятся к теме нашего изложения.

Итак, к началу 60-х годов мир сформировались два военно-политических блока, которые противостояли друг другу. Мы говорим об НАТО и Организации Варшавского договора[20].

На этот момент приоритет сил в геополитике принадлежал США, которых поддерживали большинство развитых стран Западной Европы, ЮАР, Австралия, Канада, Турция, а также зависимые от американской экономики регионы – некоторые страны Азии и большинство государств Латинской Америки.

Позиции СССР в свою очередь были сильны в Восточной Европе и Азии. Кроме того, советское руководство, в первую очередь экономически, на практически безвозмездной основе, помогало беднейшим странам Азии и Африки, поддерживало национально-освободительную борьбу в имеющихся на политической карте мира того времени колониях.

В целом приоритет внешней политики СССР того времени – стремление организовывать социалистические революции в разных частях света. Заметим, что это имело определенный успех, однако в Латиноамериканском регионе у СССР не было надежных союзников, на момент начала 60-х годов двадцатого века.

Еще одной причиной Карибского кризиса, обычно выделяют присутствие ядерных арсеналов США в Турции – то есть в пределах досягаемости наиболее экономически развитых регионов Советского Союза. Размещение атомных боеголовок, здесь, началось в 1961 году.

Ситуация с наличием американских ракет на Кубе была по меньшей мере угрожающей для Советского Союза, атомный потенциал которого в то время сильно уступал американскому (у США – 6000 боеголовок, у СССР – около 300).

Размещение Советских ракет на Кубе в 1962 году, в основном считают ответом на размещение ракет США в Турции. То есть, таким образом, Советский Союз стремился удержать паритет сил.

Однако причины Карибского кризиса не ограничиваются и этим перечислением. Исследователи подчеркивают, что это целый клубок проблем: американо-кубинских, советско-кубинских, советско-американских отношений, космической гонки и т. д.

Таким образом, мы кратко рассмотрели предысторию Карибского Кризиса. Познакомимся теперь с основными историографическими подходами к этим причинам, также разделив подходы в рамках отечественной и зарубежной историографии.

В начале обозначим, что долгое время, означенная тема была излишне политизирована, а основные подходы к ее изучению формировались в свете коньюктурных соображений «холодной войны». Однако рассмотрим эти тенденции более подробно.

Перед рассмотрением современных подходов отечественной историографии, отметим, что в советской историографии, вплоть до 80-х годов упоминания о Карибском кризисе были завуалированными и неявными. В этом контексте нужно упомянуть воспоминания Н. С. Хрущева[21], которые долгое время были единственным более или менее полным исследованием причин Карибского кризиса, особую ценность которым придавал тот, факт, что их автор – одно из главных действующих лиц тех времен.

В мемуарах Н. С. Хрущева была знаменательная фраза, которая, во многом положила начало современных подходов к теме «Карибского кризиса». Приведем ее. Никита Сергеевич писал буквально следующее:

«Это были очень интересные, весьма показательные события, потому что тут две крупнейшие страны как бы столкнулись лбами. Казалось, неотвратима военная развязка. И мы уже поставили на старт свои боевые средства, а США окружили остров боевыми кораблями, сосредоточили пехоту и авиацию. Но мы показали, что если руководствоваться разумными целями и желанием не допустить войны, решать спорные вопросы путем компромисса, то можно найти такой компромисс. Победил разум»[22].

В целом мемуары Н. С. Хрущева интересны и как исторический источник, в котором впервые приводились множество фактов, на которых акцентировали свое внимание будущие исследователи.

Однако вернемся к нашему обзору.

В 80-х - 90-х годах прошедшего столетия учеными накапливается материал, анализируются имеющиеся источники, а сначала 2000-х годов, наконец, формируются некоторые, основные подходы к причинам Карибского кризиса.

В 2006 году выходит монографическое издание С. А. Микояна (Анатомия Карибского кризиса)[23], к анализу которой мы еще неоднократно обратимся. В этой книге подробно рассматриваются причины, ход и следствия Карибского кризиса, и пока это самое полное исследование в современной российской историографии, поэтому рассмотрим его поподробнее.

Эту книгу отличает редкостная широта охвата проблем, связанных с острейшим конфликтом второй половины двадцатого столетия. Особую ценность монографии придают приложения - документы из отечественных и зарубежных архивов, многие из которых публикуются впервые.

Важными в изучаемом нами контексте, также являются работы С. Хрущева (сына Н. С. Хрущева)[24], в которых анализируются причины и последствия действий советского руководства того времени, а также делаются попытки сформировать целостную картину причин и хода Карибского кризиса.

Кроме того, в 2000-е годы, в рамках уже упоминаемой группы по изучению холодной войны, созданной при институте всемирной истории РАН, выпускаются отдельные научные статьи, в которых, с ряда позиций рассматриваются причины Карибского кризиса[25].

Если свести мнения современных российских ученых по причинам Карибского кризиса к некоей результирующей, то у нас получится следующее:

- изучение причин Карибского кризиса невозможно вне контекста глобального противостояния двух сверхдержав, того времени (холодная война);

- причины Карибского кризиса можно разделить на несколько составляющих;

- основная причина – советско-американское атомное противостояние и отсутствие паритета сил у сверхдержав (т. е. США находились в более выгодном геополитическом положении, с точки зрения наличия сильных союзников и того факта, что у Америки было больше атомных боеголовок);

- сопутствующие причины – космическая гонка (успехи СССР в этой области были более впечатляющие и американское правительство опасалось углубления отставания в этой области, отметим также что космические программы того времени носили в том числе и военную направленность);

- отсутствие до начала 60-х годов у СССР надежных союзников в Латинской Америке (Куба в этом контексте была необходимым для СССР плацдармом, вблизи США, с которого можно было с одной стороны распространять социалистические идеи на другие страны Латинской Америки, а с другой иметь базу для советских боеголовок в непосредственной близости США); расположение американских ракет в Турции (то есть в непосредственной близости от СССР).

- основной лейтмотив современных российских исследований – что в Карибском кризисе хотя и были виновны обе сверхдержавы, однако расположение ракет СССР на Кубе являлось всего лишь ассиметричным ответом на действия США в Турции;

- кубинская революция, хотя и рассматривается в качестве одной из составляющих причин Карибского кризиса, однако к главным причинам не относится. Так, есть мнения, что СССР мог бы найти и других союзников в Латинской Америки (например, Гондурас);

- в качестве неотъемлемой составляющей истории Карибского кризиса и его причин рассматриваются личности и взаимоотношения Н. Хрущева и Д. Кеннеди,

Перейдем к зарубежной историографии причин Карибского кризиса.

Здесь необходимо признать, что история изучения исследуемой проблемы на Западе, более внушительна, чем в Советском Союзе и России. Американские ученые – историки, политологи, социологи и даже культурологи стали обращаться к этой тематике уже непосредственно после окончания кризиса – в середине 60-х годов XX века. Отметим здесь интересные работы Г. Аллисона, Г. Диннерстайна, Д. Детцера и других[26]. Контекст этих работ – в первую очередь фактическое изложение материала, во вторых – призывы к недопущению подобных кризисов в будущем (отметим также, что количество подобных работ в периоды разрядки и перестройки только возрастает).

В 80-е – 90-е годы процесс изучения Карибского кризиса в зарубежной историографии продолжается. Отметим также, что в западной историографии распространена несколько иная точка зрения на причины Карибского кризиса.

Сформулировал ее Г. Киссинджер в своей монографии «Дипломатия»[27]. В рамках этой концепции Карибский кризис рассматривается как составляющая т. н. Берлинского кризиса 1958-1963 годов, который вызван разделением Берлина на две части и событий происходивших вследствие этого.

В 90-е годы и начале двадцать первого века в зарубежной науке начинает прослеживаться тенденция к переосмыслению причин Карибского кризиса – так в ряде работ появляются мнения, в общем, то аналогичные мнениям российской ученых. Мы говорим о том, что расположение ракет СССР на Кубе являлось всего лишь ассиметричным ответом на действия США в Турции[28].

В завершении отметим монографию «Адская игра. Секретная история Карибского кризиса 1958-1964 г.»[29], опубликование которой, стало результатом работы российского и американского специалистов – А. Фурсенко и Т. Нафтали.

В этой работе на основании анализа громадного количества документов, показываются те процессы в рамках международной ситуации начала шестидесятых годов XX века, которые обычно оставались вне рамок изучения ученых.

В первую очередь это неизвестные факты взаимоотношений трех лидеров – Ф. Кастро, Н. Хрущева и Д. Кеннеди, а также некоторые аспекты мировой политики, которые обычно рассматривались вне контекста Карибского кризиса – ситуации в Бразилии, внутренние проблемы в США. Также отметим, что эта книга также показывает прямую взаимосвязь берлинских событий с событиями на «острове свободы».

Эту работу, вместе с упоминаемой монографией С. Микояна можно рассматривать как наиболее полн ые исследований причин Карибского кризиса в отечественной и зарубежной историографии начала XXI века.

Основные тенденции зарубежного изучения причин Карибского кризиса можно сформулировать так:

- Карибский кризис рассматривается как составляющая т. н. Берлинского кризиса 1958-1963 годов;

- появляются мнения, о том, что расположение ракет СССР на Кубе являлось всего лишь ассиметричным ответом на действия США в Турции;

- есть отдельные, удачные моменты сотрудничества российских и западных ученых, работа «Адская игра», которые свидетельствуют о том, что при изучении причин Карибского кризиса наиболее удачным является комплексный подход, при котором изучаются мнения всех действующих сторон.

Таким образом, сформулируем ряд общих для настоящей главы выводов:

- как в зарубежной, так и в советской, а затем российской историографии «холодной войне» уделяется большое внимание. Этому вопросу посвящена значительная литература, а сама «холодная война» рассматривается в качестве одного из наиболее значимых моментов новейшей истории.

При этом первые десятилетия холодной войны (40-60е годы XX века), рассматриваются как наиболее взрывоопасная фаза этого конфликта, после которой идет постепенный спад напряженности и начало разрядки;

- основной лейтмотив советских исследований той фазы холодной войны, которая проходила в 40-е – 60-е годы XX века – ответственность за развязывание "холодной войны" лежит на Соединенных Штатах, а главной движущей силой всего процесса был антикоммунизм, свойственный внешней и внутренней политике США.

- основная тенденция современных российских исследований вопросов «холодной войны» – идея об обоюдной ответственности США и СССР за развязывание глобального противостояния.

- в зарубежной историографии вопроса вплоть до начала 80-х годов XX века, холодная война рассматривалась как результат "экспансии мирового коммунизма", как стремление Запада противостоять коммунистической агрессии;

- современной зарубежной историографии прослеживается мысль о том, что, так как и СССР, и США направляли усилия на складывание систем военнополитических союзов, инициатора формирования военно-блоковых систем выявить невозможно.

- пиком «холодной войны» как в зарубежной, так и отечественной считается Карибский кризис;

- причины Карибского кризиса очень разнообразны и выражаются целым комплексом взаимоотношений между США и СССР, а также их союзниками. Основные подходы к изучению причин Карибского кризиса несколько отличаются в рамках отечественной и зарубежной исторических школ.

- основной лейтмотив современных российских исследований – что в Карибском кризисе хотя и были виновны обе сверхдержавы, однако расположение ракет СССР на Кубе являлось всего лишь ассиметричным ответом на действия США в Турции;

- кубинская революция, хотя и рассматривается в качестве одной из составляющих причин Карибского кризиса, однако к главным причинам не относится. Так, есть мнения, что СССР мог бы найти и других союзников в Латинской Америки (например, Гондурас);

- в качестве неотъемлемой составляющей истории Карибского кризиса и его причин рассматриваются личности и взаимоотношения Н. Хрущева и Д. Кеннеди.

- основные тенденции зарубежного изучения причин Карибского кризиса можно сформулировать так:

- Карибский кризис рассматривается как составляющая т. н. Берлинского кризиса 1958-1963 годов;

- появляются мнения, о том, что расположение ракет СССР на Кубе являлось всего лишь ассиметричным ответом на действия США в Турции;

- есть отдельные, удачные моменты сотрудничества российских и западных ученых, например работа «Адская игра», которые свидетельствуют о том, что при изучении причин Карибского кризиса наиболее удачным является комплексный подход, при котором изучаются мнения всех действующих сторон.

Глава II. Видение Карибского кризиса в современной историографии

§2.1 Развитие и обострение кризиса: современн ые исследования

Итак, изучив современные подходы к предпосылкам Карибского кризиса, перейдем к изучению современного видения активной фазы Карибского кризиса, а именно к процессам его развития и обострения. В контексте это задачи нам представляется дать краткий исторический экскурс по данным событиям[30].

В предыдущем изложении мы выяснили, что к началу 60-х годов в мире сформировались два военно-политических блока, которые противостояли друг другу - НАТО и Организация Варшавского договора.

На этот момент приоритет сил в геополитике принадлежал США, которых поддерживали большинство развитых стран Западной Европы, ЮАР, Австралия, Канада, Турция, а также зависимые от американской экономики регионы – некоторые страны Азии и большинство государств Латинской Америки.

Позиции СССР в свою очередь были сильны в Восточной Европе и Азии. Кроме того, советское руководство, в первую очередь экономически, на практически безвозмездной основе, помогало беднейшим странам Азии и Африки, поддерживало национально-освободительную борьбу в имеющихся на политической карте мира того времени колониях. В целом приоритет внешней политики СССР того времени – стремление организовывать социалистические революции в разных частях света.

Непосредственной причиной Карибского кризиса, обычно выделяют присутствие ядерных арсеналов США в Турции – то есть в пределах досягаемости наиболее экономически развитых регионов Советского Союза, а также таких городов как Киев, Москва, Минск, Тбилиси, Баку и Ереван.

Размещение атомных боеголовок, в Турции началось в 1961 году. Размещение Советских ракет на Кубе началось в 1962 году, этот факт в основном считают ответом на размещение ракет США в Турции. То есть, таким образом, Советский Союз стремился удержать паритет сил. Однако причины Карибского кризиса не ограничиваются и этим перечислением. Исследователи подчеркивают, что это целый клубок проблем: американо-кубинских, советско-кубинских, советско-американских отношений, космической гонки и т. д.

Договоренности между правительствами Кубы и СССР о переброске на остров «Свободы» советских вооруженных формирований и ракет средней дальности. В целом были заключены в апреле-июле 1962 года. Тогда же начинается так называемая операция «Анадырь», которая предусматривала переброску ракет Р-12 на Кубу, под «охраной» 50-ти тысячного советского военного контингента.

Американское правительство официально (на этот счет есть разные мнения, о которых мы поговорим ниже) не замечала Советского присутствия на острове вплоть до 5 сентября, когда Президент США Д. Кеннеди выступил с заявлением предостерегающего характера, в котором были перечислены 5 изменений в статус-кво на Кубе, которые будут расценены американским правительством как угроза жизненно важным интересам США[31].

"Самые серьезные проблемы возникнут - если будут обнаружены доказательства присутствия на Кубе советских боевых формирований, советских военных баз на острове, нарушения американо-кубинского договора 1934 года, гарантирующего американский контроль над Гуантанамо; наличие наступательных ракет класса "земля-земля", а также другого существенного наступательного потенциала"[32]. По мысли Президента, такое заявление было вполне достаточным, однако дальнейшее развитие событий показало, что это мнение было ошибочным.

Как таковой, кризис начался 14 октября 1962 года, когда разведывательный самолет ВВС США, обнаружил на Кубе ракеты советского производства. Отметим, что хотя руководство США и отслеживало «особые» отношения Кубы и СССР, однако факт ядерного базирования Советского Союза в районе досягаемости большей части территории США произвел эффект «разорвавшейся бомбы».

Атомная стратегия Соединенных штатов предусматривала политику так называемого «гибкого реагирования», согласно которой первичную оборону от возможной агрессии Советского Союза со стороны союзников США по НАТО и только в пределах Европы или Азии – регионов которые были географически удалены от территории США[33]. Размещение ракет СССР на Кубе ставило под угрозу более чем половину населения и территории Соединенных штатов, то есть фактически привносило атомную угрозу непосредственно к границам США.

По решению президента США Джона Кеннеди был создан специальный Исполнительный комитет, в котором обсуждались возможные пути решения проблемы. Некоторое время заседания исполкома носили секретный характер, однако 22 октября Кеннеди выступил с обращением к народу, объявив о наличии на Кубе советского «наступательного оружия», из-за чего в США немедленно началась паника. Был введён «карантин» (блокада) Кубы, американскими ВМС.

Одновременно начинаются активные дипломатические консультации. Советскому правительству предъявляются определенные обвинения. Это происходит сначала на уровне посольств, потом и на уровне межгосударственных организаций – в первую очередь ООН.

Советская сторона в начале отрицала сам факт наличия на Кубе своего атомного оружия, однако затем признала этот факт, заявив, что эти меры были продиктованы «сдерживающими мотивами»[34], имея ввиду, что ракеты на Кубе – адекватный ответ на наличие американских ракет в бассейне Черного моря, в Турции. Такая риторика мало способствовала уменьшению панических настроений в американском государстве и обществе, и руководство Соединенных штатов начинает готовить меры «адекватного ответа».

25 октября 1962 года доказательства военного присутствия СССР на Кубе были продемонстрированы членам Совета безопасности ООН. Однако дипломатические меры на уровне ООН действенных (для американцев) результатов не принесли.

Разведывательные полеты над Кубой активизировались и показали, что несколько ракет уже установлены и готовы к пуску. По уверениям американских экспертов, класс ракет, установленных на Кубе (а именно Р-12), позволял им иметь в зоне досягаемости такие крупные города Америки, как Нью-Йорк, Вашингтон и Чикаго.

Как следствие - уже упоминаемый нами исполнительный комитет рекомендует Президенту нанести превентивный удар по Кубе, подвергнув район сосредоточения боеголовок массированной бомбардировке. Все эти действия США, а также молчаливая, до поры, позиция СССР, к 25 октября 1962 года поставили мир под явную угрозу атомной войны.

Дальнейшие действия лидеров СССР и США были направлены уже не на эскалацию конфликта, а на лихорадочные попытки найти взаимоудовлетворяющий выход из сложившейся ситуации. Их мы рассмотрим в дальнейшем изложении.

Таковы факты, рассмотрим теперь основные подходы к их интерпретации, которые характерны для современной историографии вопроса.

Основные вопросы, нашедшие отражение в современной научной литературе, касательно периода развития и обострения Карибского кризиса можно разделить на несколько групп:

- комплекс вопросов связанных с переброской советских вооруженных сил на Кубу;

- описание реакции Советского руководства, которое понимало, что действия направленные на обеспечение режима секретности операции «Анадырь» имеют временный характер и что американцы в любом случае узнают о советском атомном присутствии у их границ;

- изучение позиции и реакции американской стороны после обнаружения советских ракет на Кубе;

- изучение вопросов, связанных с эскалацией конфликта во второй половине октября 1962 года: выявление международной реакции, понимание позиции США и СССР.

Рассмотрим эти группы подробнее.

Первая из них связана с вопросами тайной переброски советских ракет на Кубу. В историографии она решается по-разному.

Ряд исследователей проблемы придерживаются мнения, что идея создания советских ракетных баз на Кубе возникла в марте—апреле 1962 г. Американский эксперт Р. Гартхоф, академик РАН А. Фурсенко, профессор Д. Волкогонов и другие называют апрель, когда министр обороны СССР Р. Малиновский доложил Н. Хрущеву о развертывании американских ядерных ракет средней дальности в Турции.

Профессор С. Хрущев[35] считает, что это произошло в середине мая, во время визита его отца в Болгарию, причем идея была поддержана находившимся с ним министром иностранных дел А. Громыко. В первый же день после возвращения (20 мая) она получила положительную оценку Президиума ЦК КПСС. Именно в мае 1962 года началась разработка мероприятий по созданию Группы советских войск на Кубе (операция "Анадырь").

Для ведения переговоров была послана делегация под руководством первого секретаря ЦК Компартии Узбекистана Ш. Рашидова, в составе которой был и командующий ракетными войсками С. Бирюзов. Советские предложения кубинским лидером были приняты без оговорок.

Такое решение Фиделя Кастро было легко предугодать: незадолго, до описываемых событий, в ноябре 1961г. американская администрация рассмотрела план "Мангуст", целью которого являлось оказание помощи кубинской контрреволюции.

План предусматривал экономический саботаж, взрывы портов и нефтехранилищ, поджоги плантаций сахарного тростника, убийство Ф. Кастро. В январе 1962 г. министерством обороны была завершена разработка плана использования американских вооруженных сил в случае обращения кубинского подполья к США после начала восстания на острове.

Тогда же по инициативе США Куба была исключена из Организации американских государств (ОАГ) под предлогом угрозы "коммунистического проникновения" в страны Латинской Америки. 15 латиноамериканских государств разорвали с ней дипломатические отношения и установили эмбарго на торговлю. Современн ые исследователи, в целом, едины во мнениях, что только «особые» отношения с СССР, давали Кубе и ее лидерам хоть какие-то гарантии от американского вторжения, которое могло произойти в любое время[36].

Серго Микоян, в своей «Анатомии Карибского кризиса» подчеркивает, что переброска советских войск на Кубу (более 50 тыс. человек) началась в июле и продолжалась 2,5 месяца, за это время 85 кораблей совершили 243 рейса. Детали операции обсуждались во время июльского визита Р. Кастро (брата кубинского лидера) в Москву и его личной встречи с Хрущевым.

Отметим также, что тот факт, что переброска значительного советского воинского контингента обнаружилась американцами только «постфактум» - уже после того, как активная фаза операции в июле-сентябре 1962 года была завершена.

В публицистической литературе последних лет появляются самые разнообразные теории на этот счет – от сознательного выжидания со стороны военных сил американцев, которые со своей стороны были заинтересованы в конфликте, до мнений, которые подразумевают, что бездействие со стороны разведки США, было вызвано как беспрецедентными мерами безопасности и секретности со стороны Советского Союза, так и излишне самоуверенной позицией самих американцев, которые были уверены, что у Советского Союза нет ресурсов для проведения таких глобальных операций[37].

Нам кажется более обоснованной позиция Серго Микояна, который писал в частности следующее: «Хрущев не мог заставить Джона Кеннеди прекратить полеты У-2 над Кубой; но он мог добиться от него прекращения использования самолетов-разведчиков, совершавших облеты советских судов с целью фотографирования грузов, направляющихся на Кубу. Охарактеризовав американскую воздушную разведку в международных водах как "запугивание", советское правительство направило в июле 1962 года через Большакова просьбу прекратить эти полеты во имя улучшения отношений между двумя странами»[38]. Как результат – американский президент «заморозил» разведывательные полеты над территорией Кубы взамен некоторых политических уступок в Западном Берлине.

Так или иначе, к сентябрю 1962 года, операция переброски советских войск на Кубу (получившая название «Анадырь») была в целом завершена, и начался процесс монтажа советских ракетных установок.

Относительно этого периода, у современных исследователей возникает ряд вопросов связанных с реакцией советского руководства, которое четко понимало, что действия направленные на обеспечение режима секретности операции «Анадырь» имеют временный характер и что американцы в любом случае узнают о советском атомном присутствии у их границ.

Серго Микоян, например, подчеркивает, что «как ни парадоксально, но сознание того, что вскоре американцы смогут засечь операцию с ракетами, не вызвало в Кремле серьезной тревоги». Развивая свою мысль, ученый, опираясь на непосредственные свидетельства участников тех событий, пишет, что «в глазах русских "Юпитеры" у советской границы оправдывали ракеты на Кубе. Перед судом международного общественного мнения не было различия между американскими ракетами, установленными в Турции, нацеленными на Москву, и советскими ракетами, нацеленными на Вашингтон с территории Кубы. В Кремле полагали вполне вероятным, что и Кеннеди может думать так же»[39].

Авторы уже упоминавшейся нами книги «Атомная игра», полагают в свою очередь, что «среди советского руководства все более укреплялось мнение, что даже если Соединенные Штаты узнают о ракетах до их приведения в боевую готовность, операция "Анадырь" будет успешно завершена, поскольку Джону Кеннеди придется примириться с тем, что он обнаружит на Кубе. Дополнительная информация из конфиденциальных источников в Соединенных Штатах усилила представление об американском президенте, как о человеке, более озабоченном Берлином и выборами в конгресс, который не собирался возобновлять дискуссию в своем собственном правительстве по применению военной силы на Кубе»[40].

В целом, относительно периода непосредственно предшествовавшего активной фазе «Карибского кризиса» у современных исследователей

Третья группа вопросов, которая находит отражение в современных исследованиях - изучение позиции и реакции американской стороны непосредственно перед и после обнаружения советских ракет на Кубе, то есть в период августа – октября 1962 года.

Согласно устоявшемуся в научной литературе мнению, американцы вплоть до середины октября 1962 года не подозревали или не придавали особого значения фактам советского военного присутствия на Кубе.

Такое положение дел находит свое решение на страницах «Адской игры». Ее авторы подчеркивают, что существует огромное количество фактов, что американская разведка и вооруженные силы обладали более или менее точной информацией о характере и масштабах операции «Анадырь»[41]. Однако ответную реакцию во многом тормозила позиция Президента США – Д. Кеннеди.

Этот политик считал, что его личные отношения с Н. Хрущевым в какой-то степени могут предотвратить эскалацию конфликта. Кроме того, еще раз подчеркнем, что американцы считали, что у Советского Союза нет сил и ресурсов для открытого военного противостояния с ними. Уже упоминавшееся нами заявление американского Президента от 5 сентября 1962 года, по мысли современных исследований – своего рода предупреждение Н. Хрущеву, направленное на то, чтобы советское руководство не делало «необдуманных шагов».

Когда предупреждение Д. Кеннеди было нарушено, и американцы получили неопровержимые факты этого, началась активная фаза кризиса. Это произошло 13 октября 1962 года. Самолет разведчик У-2 обнаружил две ядерные ракеты и шесть транспортов с ядерным оружием к юго-западу от Гаваны. Это полностью опровергало все заверения Советского Союза об его оборонительной тактике в Карибском бассейне. Первую реакцию американской администрации на полученные данные современн ые исследователи единодушно расценивают как шоковую[42]. Одно из первых решений Д. Кеннеди направлено на недопущение проникновения полученных данных в прессу. Следующее решение – создание Исполнительного комитета по проблеме.

В исследовании «Адская игра» подробно описывается механизм формирования упомянутого исполкома и характер его заседаний. На заседании исполкома 16 октября 1962 года были сформулированы четыре варианта решения сложившейся ситуации:

«Первый - воздушный удар, который разом сметет все известные ракетные полигоны, второй - "глобальный воздушный удар" против истребителей МИГ-21 и всех установок SA-2, третий - вторжение на Кубу, которое возможно лишь после 2-дневной подготовки, и четвертый - блокада острова в надежде помешать доставке ядерных боеголовок и новых ракет на Кубу»[43].

В то же время А. Фурсенко и Т. Нафтали подчеркивают мнение Кеннеди, что «Ни один из ненасильственных вариантов, не заставит Хрущева убрать ракеты с Кубы»[44].

В исследованиях С. Микояна и А. Фурсенко, подробно описывается атмосфера в администрации американского президента 16-22 октября 1962 года.

В эти дни проходят интенсивные консультации между различными военными ведомствами, происходит встреча Президента США с министром иностранных дел СССР А. Громыко. 20 октября принимается решение об информировании американской общественности о возможном конфликте. Решающим фактором такого решения признается сообщение аналитиков ЦРУ, о том, что «уже сегодня восемь ракет средней дальности могут быть запущены с Кубы»[45]. 21 октября происходят консультации с Правительством Великобритании и 22 октября Кеннеди обращается к американскому народу.

Как в американской, так и в современной российской историографии признается, что Д. Кеннеди до последнего хотел предотвратить военное решение вопроса. В качестве факта подтверждающего это обычно приводят фразу Кеннеди произнесенную им накануне обращения к нации «никогда не думал, что доживу до того времени, когда захочу воевать»[46].

Перейдем к изучению вопросов, связанных с эскалацией конфликта во второй половине октября 1962 года. Основн ые исследования здесь направлены на выявление международной реакции на описываемые события, на понимание позиции США и СССР.

О возможном конфликте мир узнал 22 октября 1962 года, после обращения Д. Кеннеди к нации. Необходимо отметить, что характер обращения не был безоговорочно «наступательным». Напротив, Президент призывал «прекратить тайную безрассудную и провокационную политику угроз миру и стабильности отношений между нашими странами». В то же время Президент сообщал о том, что вокруг Кубы организуется «морская блокада».

Реакция Советского Союза была довольно агрессивной. Если до 22 октября официальные органы СССР, в целом не признавали факт наличия ракет на Кубе, то после Кремль отдает указание о приведении всех сил Варшавского договора с состояние боевой готовности. Посольство СССР в Вашингтоне получило приказ о подготовке к возможной войне и уничтожало документы, а кубинское правительство начинает тотальную мобилизацию.

Дальнейшие действия двух стран напоминали «снежный ком», который должен был неминуемо привести к войне, формальным поводом для которой могло послужить что угодно. В то же время отметим, что исследователи отмечают и конструктивные тенденции в позициях двух мировых лидеров. Так, например, в «Адской игре» упоминается такая фраза Хрущева, которую он сказал при личных переговорах с Уильямом Э. Ноксом президентом компании «Вестингауз", который оказался в Москве с деловым визитом. Хрущев использовал бизнесмена, чтобы донести свою позицию: «Главная задача сейчас - избежать войны, и я предлагаю Кеннеди встретиться в США, России или любой нейтральной стране. Но если США настаивают на войне, то мы все встретимся в аду»[47].

Таким образом, позиции современных исследователей касательно развития и обострения кризиса, в целом, можно свести к следующим результирующим:

- относительно комплекса вопросов связанных с переброской советских вооруженных сил на Кубу, современн ые исследователи (в основном авторы монографических изданий) подчеркивают во первых тайный характер операции, а во вторых явную недооценку со стороны американцев самой возможности переброски советских вооруженных сил и атомных ракет на Кубу;

- определенное место в современной историографии вопроса, занимает описание реакции Советского руководства, которое понимало, что действия направленные на обеспечение режима секретности операции «Анадырь» имеют временный характер и что американцы в любом случае узнают о советском атомном присутствии у их границ. Исследователи, в основном отмечают, что среди советского руководства в 1962 году все более укреплялось мнение, что даже если Соединенные Штаты узнают о ракетах до их приведения в боевую готовность, операция "Анадырь" будет успешно завершена, поскольку Джону Кеннеди придется примириться с тем, что он обнаружит на Кубе;

- изучению позиции и реакции американской стороны после обнаружения советских ракет на Кубе также уделяется довольно значительное место. Основной лейтмотив исследований этого вопроса – это с одной стороны явно шоковая реакция на факт обнаружения ракет, а с другой отмечается позиция Президента США Д. Кеннеди, который до последнего хотел предотвратить военное решение вопроса;

- изучение вопросов, связанных с эскалацией конфликта во второй половине октября 1962 года в основном направлено на выявление фактической стороны тех многочисленных межгосударственных консультаций, которые велись во второй половине октября 1962 года.

Таким образом, период развития и обострения Карибского кризиса нашел достойное отражение в современной историографии. Можно отметить, что в последние годы, на основании анализа огромного количества источников, исследователями предпринимаются во многом успешные попытки нарисовать целостную картину событий непосредственно предшествовавших разрешению Карибского кризиса.

В дальнейшем изложении мы подробнее остановимся на современных подходах к изучению того комплекса причин, который в конечном счете привел к возможности мирного урегулирования сложившейся ситуации.

§2.2 Разрешение Карибского кризиса: видение в XXI веке

Перейдем к современному видению комплекса причин и условий, которые сделали возможным мирное разрешение конфликта. В начале, как и в предыдущих частях нашей работы, обратимся к фактическому материалу[48].

В 10 часов утра 25 октября, по вашингтонскому времени, советская разведка перехватила приказ Объединенного комитета начальников штабов стратегическому командованию ВВС приготовиться к ядерному нападению. Фаза Карибского кризиса вступила в апогей.

В этот же день, на заседании ООН, американцы открыто выступили с заявлением о наличии советских ракет на Кубе. В этот же день американские войска в первый и единственный раз были приведены в состояние боевой готовности DEFCON-2, который означал максимальную боеготовность всех подразделений, в преддверии крупномасштабного конфликта, с возможностью использования оружия массового поражения[49].

Также 25 октября, Н. Хрущев получает послание президента Кеннеди, в котором говорится, что «советская сторона нарушила свои обещания в отношении Кубы и ввела его в заблуждение». Любые дальнейшие дипломатические перепалки могли привести лишь к одному – к широкомасштабной атаке на Кубу. В скобках отметим, что по недавно опубликованным данным, командование воинского контингента на Кубе имело право применять атомное оружие без согласования с Кремлем, в случае атаки американцев[50].

В Москве экстренно проводится заседание Президиума Верховного Совета, на котором Н. Хрущев сообщает, что «невозможно хранить на Кубе ракеты, не вступая в войну с США». Результатом этого заседания стала выработка позиции о том, что бы демонтировать ракеты на Кубе в обмен на дополнительные гарантии США в отношении сохранения существующего политического строя на «острове свободы». Эта позиция была изложена в личном послании Н. Хрущева президенту США. 26 октября 1962 года.

В эти дни обмен мнениями шел через многие дипломатические и разведывательные каналы – от посольства Бразилии на Кубе, с помощью которого позиция США доводилась до сведения Ф. Кастро, до секретной встречи репортера ABC с советским разведчиком Александром Фоминым[51]. Однако окончательных договоренностей принято не было.

27 октября происходит событие, которое могло стать поводом к атомной войне. Советским зенитным ракетным дивизионом был сбит американский самолет разведчик U-2, который патрулировал акваторию Кубы. Практически одновременно с этим событием был сбит еще один самолет разведчик, однако уже непосредственно над территорией СССР.

Военное командование США, в ответ на сбитые самолеты, во многом в ультимативной форме потребовало от Кеннеди отдать приказ о вторжении на Кубу. День 27 октября иногда называют «черной субботой». Признано, что именно в этот день мир был ближе всего к глобальной атомной войне.

В ночь с 27 на 28 октября брат Президента США – Роберт Кеннеди встречается с советским послом в Вашингтоне и оповестил его, что ситуация грозит выйти из под контроля.

На следующее утро в Кремль пришло сообщение от Кеннеди, где было указано[52]:

«1) Вы согласитесь вывести свои системы вооружения с Кубы под соответствующим наблюдением представителей ООН, а также предпринять, с соблюдением соответствующих мер безопасности, шаги по остановке поставок таких же систем вооружения на Кубу.

2) Мы же, со своей стороны, согласимся — при условии создания с помощью ООН системы адекватных мер, обеспечивающих выполнение данных обязательств, —

а) быстро отменить введённые в настоящий момент блокадные мероприятия и

б) дать гарантии ненападения на Кубу. Я уверен, что и остальные государства Западного полушария будут готовы поступить подобным образом».

Никита Хрущев, в ответ на это послание Президента США, отправляет ему письмо, в котором сообщает ему о принятии условий Америки.

Демонтаж советских боеголовок занял три недели, причем все это время на Кубе действовал приказ о запрете использования зенитного оружия против американских самолетов. 20 ноября 1962 года советские ракеты были полностью устранены с Кубы. Вскоре после этого сверхдержавы дали инструкции своим представителям в ООН окончательно оформить урегулирование кризиса.

Через несколько месяцев происходит демонтаж ракет американских в Турции. Это не было прямым ответом на действия Советского Союза – ракеты заменялись как устаревшие, однако такое решение США подразумевалось самим духом достигнутых между Н. Хрущевым и Д. Кеннеди договоренностей.

В то же время подчеркнем, что демонтаж проводился под «вывеской модернизации», а ракеты были официально признаны «устаревшими».

Таким образом, острая фаза кризиса была благополучно пройдена. Теперь обратимся к современному видению описанных событий.

Сразу отметим, что в современных исследованиях вопроса можно увидеть несколько направлений изучения тех причин и условий, которые сделали возможным разрешение кризиса, это:

- личная роль Н. Хрущева и Д. Кеннеди;

- роль неформальных контактов советской и американской разведки.

Кроме того, в качестве отдельного аспекта изучаемой проблемы обычно выделяется позиция кубинских руководителей.

Ознакомимся подробнее с этими направлениями.

Итак, относительно роли личности в этом конфликте, есть довольно много мнений.

В основном исследователи подчеркивают, что и Никита Хрущев и Д. Кеннеди проявили себя в данной критической ситуации как подлинные «отцы своей нации». В современных исследованиях отмечается, что как в США, так и СССР было довольно много сторонников силового решения конфликта. Особенно много их было в военных ведомствах[53].

С точки зрения Советского руководства было еще определенное давление со стороны Кубинских лидеров, которые были настроены решать конфликт с США военным путем, особо не вдаваясь в возможности сторон и в соотношение их сил.

Исследователи (С. Микоян и др.) обращают также внимание на неоднозначную роль Н. Хрущева:

– с одной стороны этот советский лидер во многом способствовал мирному разрешению сложившейся ситуации (работа С. Хрущева[54]);

- с другой – был непосредственным виновником этого конфликта (неправильно интерпретировал ситуацию, то есть в его глазах, как мы уже отмечали выше, американские ракеты у советской границы оправдывали ракеты на Кубе) (работы С. Микояна, монография «Адская игра»);

Исследователи также подчеркивают высокую роль Д. Кеннеди, который до последней возможности искал мирный выход из сложившейся ситуации, при этом, не разменивая интересы государства.

В целом в современной научной литературе отмечается тот факт, что Н. Хрущев и Д. Кеннеди, лучше других понимали опасности военного разрешения кризиса и именно поэтому пошли на взаимные уступки. Таким образом, их роль в разрешении Карибского кризиса, несомненно, высока и относится к первостепенной по значению.

Перейдем к другому направлению современных исследований, оно связано, в первую очередь с ролью неформальных контактов советской и американской разведки. В 90-е годы, было выпущено множество публицистической литературы, посвященной разведывательным взаимоотношения в ходе гражданской войны (в том числе в ходе Карибского кризиса), выходили некоторые воспоминания непосредственных участников конфликта (мемуары Феклисова А. М., П. Судоплатова и других).

Однако лучше всего, на наш взгляд, роль разведок СССР и США была раскрыта в уже неоднократно нами упоминаемой «Адской игре». Согласно этому исследованию именно встреча А. Феклисова с американским репортером и передача последнему предложения Советской стороны по выводу ракетных войск, в обмен на гарантии неприкосновенности режима Кастро, стало основой будущих соглашений, на самом высоком уровне.

Определенное место в изучении разрешении конфликта занимает анализ позиции Кубинского руководства.

Кубинские лидеры сформулировали в октябре 1962 года так называемые «пять требований кубинского народа", выполнение которых должно было обеспечить мир и безопасность, а также соблюдение суверенных прав республики[55]:

- прекращение экономической блокады и всех мер экономического давления, которые США проводят против Кубы в разных частях света;

- прекращение всех видов подрывной деятельности, в том числе заброски на остров шпионов и диверсантов с оружием;

- прекращение пиратских полетов над Кубой с военных баз США;

- уход американцев с военной базы в Гуантанамо;

- возвращение ими оккупированной территории Кубе.

Исследователи неоднократно подчеркивали тот, факт, что Фидель Кастро и правительство Кубу пытались спровоцировать конфликт между двумя сверхдержавами.

Такая позиция была связана в первую очередь с чувством неуверенности в своей позиции. Ф. Кастро, всерьез опасался, что Советское руководство, в условиях угрозы глобальной войны, которая была невыгодна в первую очередь Советскому Союзу (из-за неравенства ядерных потенциалов), пожертвует Кубой, в качестве «разменной монеты»[56].

В скобках отметим, что из «пяти требований» выполнено было, наверное, всего лишь одно – снятие экономической блокады и то не полностью. Таким образом, можно утверждать, что сомнения кубинских лидеров оказались в целом обоснованными.

Таким образом, подведем некоторые промежуточные выводы по настоящей главе. Итак:

- позиции современных исследователей касательно развития и обострения кризиса, в целом, можно свести к следующим результирующим:

- относительно комплекса вопросов связанных с переброской советских вооруженных сил на Кубу, современн ые исследователи (в основном авторы монографических изданий) подчеркивают

- во первых тайный характер операции;

- во вторых явную недооценку со стороны американцев самой возможности переброски советских вооруженных сил и атомных ракет на Кубу;

- определенное место в современной историографии вопроса, занимает описание реакции Советского руководства, которое понимало, что действия направленные на обеспечение режима секретности операции «Анадырь» имеют временный характер и что американцы в любом случае узнают о советском

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Карибский кризис в современной литературе". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 778

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>