Дипломная работа на тему "Интеграционные процессы на постсоветском пространстве возможности применения европейского опыта"

ГлавнаяМеждународные отношения → Интеграционные процессы на постсоветском пространстве возможности применения европейского опыта




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Интеграционные процессы на постсоветском пространстве возможности применения европейского опыта":


Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации»

Воронежский филиал РАГС)

Кафедра региональных и международных отношений

Выпускная квалификационная работа

по специальности «Регионоведение»

Интеграционные процессы на постсоветском пространстве: возможности применения европейского опыта

Выполнил: Воронкин Н. В.

студе нт V курса, группы РД 51

Руководитель: к. и.н., Золотарев Д. П.

Воронеж 2010

Содержание:

Введение

1. Предпосылки к интеграции в СНГ

1.1 Интеграция и ее виды

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Новый банк готовых защищённых на хорошо и отлично дипломных проектов предлагает вам написать любые работы по желаемой вами теме. Правильное выполнение дипломных работ по индивидуальным требованиям в Новосибирске и в других городах РФ.

1.2 Предпосылки интеграции на постсоветском пространстве

2. Интеграционные процессы в СНГ

2.1 Интеграция на постсоветском пространстве

2.2 Социокультурная интеграция на постсоветском пространстве

3. Итоги интеграционных процессов на постсоветском пространстве

3.1 Итоги интеграционных процессов

3.2 Европейский опыт

Заключение

Список используемых источников и литературы

Приложение

Введение

На современном этапе мирового развития невозможно представить себе деятельность какого-либо экономического субъекта в изоляции от окружающего мира. Сегодня благосостояние экономического субъекта зависит не столько от внутренней организованности, сколько от характера и степени интенсивности его связей с другими субъектами. Решение внешнеэкономических проблем приобретает первостепенное значение. Мировой опыт показывает, что обогащение субъектов происходит посредством и только посредством их интеграции друг с другом и с мировым хозяйством в целом.

Интеграционные процессы в экономическом пространстве нашей планеты носят на данном этапе региональный характер, поэтому сегодня представляется важным рассмотрение проблем внутри самих региональных объединений. В данной работе рассмотрены интеграционные объединения бывших республик СССР.

После распада СССР в СНГ произошли кардинальные структурные преобразования, повлекшие за собой серьёзные осложнения и повальное обнищание всех стран-участниц Содружества.

Проблема интеграционных процессов на постсоветском пространстве по-прежнему стоит достаточно остро. Существует множество проблем, которые так и не были разрешены с момента образования интеграционных объединений. Для меня было крайне интересным выяснить причины негативно влияющие на объединительные процессы на постсоветском пространстве. Так же, весьма любопытно выявить возможность использования европейского опыта интеграционных объединений в СНГ.

Рассматриваемую в данной работе проблематику можно считать достаточно подробно разработанной в отечественной и зарубежной научной литературе.

Проблематика становления новой государственности постсоветских стран, зарождения и развития межгосударственных отношений, вхождения их в международное сообщество, проблемы формирования и функционирования и интеграционных объединений все более активно исследуются современными авторами. Особое значение имеют работы, в которых освещаются общетеоретические вопросы региональной интеграции. Первостепенную важность имеют труды таких известных исследователей интеграции, как Н. Шумский[1], Е. Чистяков[2], Х. Тиммерманн[3], А. Таксанов[4], Н. Абрамян[5], Н. Федулова[6]. Большой интерес с точки зрения изучения альтернатив интеграционным процессам на постсоветском пространстве, анализа различных моделей интеграции представляет исследование Е. Пивовара «Постсоветское пространство: альтернативы интеграции». Так же важна работа Л. Косиковой «Интеграционные проекты России на постсоветском пространстве: идеи и практика», в которой автор обосновывает необходимость сохранения общего формата СНГ и важность выхода организации на новый уровень. В статье Н. Кавешникова «О возможности использования опыта Европейского Союза для экономической интеграции стран СНГ» доказывается ошибочность безоглядного следования европейскому опыту интеграционных процессов.

Объектом данной работы выступают интеграционные процессы на постсоветском пространстве.

Предметом исследования данной работы стали интеграционные объединения бывших республик СССР.

Цель работы – обоснование важности интеграционных процессов. показать характер данных процессов в СНГ, изучить их причины, показать итоги и причины провала интеграционных процессов на постсоветском пространстве в сравнении с европейским опытом интеграции, выявить задачи дальнейшего развития Содружества и пути их решения.

Для достижения данной цели были поставлены следующие основные задачи:

1. Рассмотреть предпосылки к интеграции в СНГ.

2. Исследовать интеграционные процессы в СНГ.

3. Проанализировать итоги интеграционных процессов на постсоветском пространстве в сравнении с европейским опытом интеграции.

Материалом для написания работы послужили базовая учебная литература, результаты практических исследований отечественных и зарубежных авторов, статьи и обзоры в специализированных периодических изданиях, посвященных данной тематике, справочные материалы, а также различные интернет ресурсы.

1. Предпосылки к интеграции в СНГ

1.1 Интеграция и ее виды

Важнейшей чертой современности является развитие интеграционных и дезинтеграционных процессов, интенсивный переход стран к экономике открытого типа. Интеграция является одной из определяющих тенденций развития, порождающей серьезные качественные изменения. Трансформируется пространственная организация современного мира: выделяются т. н. институированные регионы, взаимодействие которых приобретает разные формы, вплоть до внедрения элементов наднациональности. Включенность в формирующуюся систему приобретает стратегический характер для государств, имеющих соответствующий потенциал для того, чтобы играть важную роль в мировой политике и эффективно решать вопросы внутреннего развития в свете обострения проблем современности, стирания грани между внутренней и внешней политикой как следствия глобализации.

Интеграция — неотъемлемая составляющая политического, экономического и культурного развития современного мира. В настоящее время большинство регионов в той или иной степени охвачено интеграционными процессами. Процессы глобализации, регионализации, интеграции - реалии современных международных отношений, с которыми столкнулись новые независимые государства. Вряд ли будет считаться преувеличением утверждение о том, что современный мир — совокупность региональных интеграционных объединений. Само понятие «интеграция» происходит от латинского integratio, что дословно можно перевести как «воссоединение, восполнение. Занимая место в каких-либо интеграционных процессах, государства-участники имеют возможность получения значительно больших материальных, интеллектуальных и иных средств, чем в одиночку. В экономическом отношении — это преимущества в привлечении инвестиций, укрепление производственных зон, стимулирование торговли, свободное перемещение капитала, рабочей силы и услуг. В политическом отношении — снижение риска конфликтов, в том числе вооруженных.[7]

Важно учитывать, что развитие интегрированной политической и экономической системы возможно лишь на основе целенаправленных, компетентных и скоординированных усилий всех интегрирующихся субъектов. Причин для дезинтеграции и последующей интеграции множество, но в большинстве случаев в основе этих процессов лежат причины экономического характера, а также воздействие внешней среды — как правило, наиболее крупных и влиятельных субъектов мировой политики и экономики.

Таким образом, интеграцию и дезинтеграцию необходимо рассматривать как способы трансформации сложных политических и социально - экономических систем. Ярким примером таких трансформаций как раз и является образование в результате распада СССР новых независимых государств и процесс становления механизма экономических и политических интеграционных связей между ними.

Под интеграцией обычно понимается сближение, взаимопроникновение подобных величин, формирование на этой основе общих пространств: экономического, политического, общественного, ценностного. Политическая интеграция при этом подразумевает не только тесное взаимодействие однотипных государств и обществ, находящихся на сходных стадиях экономического, социального, политического развития, как это имело место в Западной Европе после Второй мировой войны, но и притяжение более развитыми государствами тех, кто определился с вектором преодоления своего отставания. Двигателем интеграции с обеих сторон — принимающей и вступающей — являются, прежде всего, политические и экономические элиты, увидевшие необходимость выхода за пределы замкнутых локальных (региональных) пространств.

Необходимо акцентировать внимание на понятии, типах и видах интеграции (глобальная и региональная, вертикальная и горизонтальная), интеграции и дезинтеграции как взаимообусловленных процессах.

Так, международная экономическая интеграция (МЭИ) объективный, осознанный и направляемый процесс сближения, взаимоприспособления и сращивания национальных хозяйственных систем обладающих потенциалом саморегулирования и саморазвития. В его основе лежит экономический интерес самостоятельно хозяйствующих субъектов и международное разделение труда.[8]

Исходным пунктом интеграции являются прямые международные экономические (производственные, научно-технические, технологические) связи на уровне первичных субъектов экономической жизни, которые развиваясь и вглубь и вширь, обеспечивают постепенное сращивание национальных хозяйств на базисном уровне. За этим неизбежно следует взаимоприспособление государственных экономических, правовых, фискальных, социальных и прочих систем, вплоть до определенного сращивания управленческих структур.[9]

Основными экономическими целями интегрирующихся стран обычно является стремление повысить эффективность функционирования национальных экономик за счет ряда факторов, возникающих в ходе развития регионального международного обобществления производства. Кроме того, они рассчитывают в ходе интеграции использовать преимущества «экономики большего масштаба», сократить издержки, создать благоприятную внешнеэкономическую среду, решить задачи торговой политики, содействовать структурной перестройке экономики и ускорить темпы ее роста. При этом предпосылками для экономической интеграции могут служить: сходство уровней экономического развития интегрирующихся стран, территориальная близость государств, общность экономических проблем, потребность в достижении быстрого эффекта и, наконец, так называемый «эффект домино», когда страны, которые оказались за пределами экономического блока, развиваются хуже и поэтому начинают стремиться к включению в блок. Чаще всего целей и предпосылок бывает несколько, и в этом случае шансы на успех экономической интеграции значительно увеличиваются.

Когда мы говорим об экономической интеграции, важно различать ее виды и типы. В основном различают всемирную экономическую интеграцию, порожденную процессами глобализации, и традиционную региональную интеграцию, развивающуюся в определенных институциональных формах еще с 50-х годов XX века, а то и ранее. Однако в реальности в современном мире происходит как бы «двойная» интеграция, сочетание двух вышеуказанных видов (уровней).[10]

Развиваясь на двух уровнях — глобальном и региональном, — интеграционный процесс характеризуется, с одной стороны, нарастанием интернационализации хозяйственной жизни, а с другой — экономических сближением стран на региональной основе. Региональная интеграция, вырастающая на базе интернационализации производства и капитала, выражает параллельную тенденцию, развивающуюся рядом с более глобальной. Она представляет собой если не отрицание глобального характера мирового рынка, то в определенной мере отказ от попытки замкнуть его лишь в рамках группы развитых государств-лидеров. Существует мнение, что именно глобализация посредством создания международных организаций является в определенной степени катализатором интеграции.

Интеграция государств — это институциональный тип интеграции. Данный процесс предполагает взаимопроникновение, сращивание национальных воспроизводительных процессов, в результате чего сближаются социальные, политические, институциональные структуры объединяющихся государств.

Формы или виды региональной интеграции могут быть различными. Среди них: зона свободной торговли (ЗСТ), таможенный союз (ТС), единый или общий рынок (ОР), экономический союз (ЭС), экономический и валютный союз (ЭВС). ЗСТ представляет собой преференциальную зону, в рамках которой поддерживается свободная от таможенных и количественных ограничений торговля товарами. ТС представляет собой соглашение двух или более государств об отмене таможенных пошлин в торговле между ними, таким образом являясь формой коллективного протекционизма от третьих стран; ОР — соглашение, в котором в дополнение к положениям ТС устанавливается свобода передвижения капитала и рабочей силы: ЭС—соглашение, в рамках которого в дополнение к ОР гармонизируется фискальная и монетарная политика; ЭВС—соглашение, в рамках которого в дополнение к ЭС государствами-участниками проводится единая макроэкономическая политика, создаются наднациональные органы управления и т. д. Достаточно часто международной экономической интеграции предшествуют преференциальные торговые соглашения.[11]

Основными результатами региональной интеграции являются синхронизация процессов экономического и социального развития стран, сближение макроэкономических показателей развития, углубление взаимозависимости экономик и интегрированности стран, рост ВВП и производительности труда, рост масштабов производства, сокращение издержек, образование региональных рынков торговли.

Интеграция на уровне предприятий (подлинная интеграция)— это частнокорпоративный тип интеграции. В данном случае обычно различают горизонтальную интеграцию, которая предполагает объединение предприятий, действующих в одной отрасли на одном отраслевом рынке (таким образом, предприятия пытаются противостоять конкуренции со стороны сильных партнеров), и вертикальную интеграцию, которая представляет собой объединение компаний, функционирующих в разных отраслях, но связанных между собой последовательными ступенями производства или обращения. Частнокорпоративная интеграция выражается в создании совместных предприятий (СП) и проведении между, народных производственных и научных программ.

Политическая интеграция характеризуется сложнообразующимися факторами, в том числе спецификой геополитического положения стран и их внутриполитических условий и т. п. Политическая интеграция понимается как процесс слияния двух или более независимых (суверенных) единиц, национальных государств в широкую общность, обладающую межгосударственными и надгосударственными органами, которым передается часть суверенных прав и полномочий. В подобном интеграционном объединении проявляются: наличие институциональной системы, базирующейся на добровольном ограничении суверенитета государств - членов; складывание единых норм и принципов, регулирующих отношения между членами интеграционного объединения; введение института гражданства интеграционного объединения; формирование единого экономического пространства; становление единого культурного, социального, гуманитарного пространства.[12]

Процесс оформления политического интеграционного объединения, его основных измерений отражается в понятиях «интеграционная система» и «интеграционный комплекс». Интеграционная система формируется через совокупность институтов и норм, общих для всех базовых единиц объединения (это политико-институциональный аспект интеграции); в понятии «интеграционный комплекс» акцентируются пространственно - территориальные масштабы и границы интеграции, пределы действия общих норм и полномочий общих институтов.

Политические интеграционные объединения различаются по базовым принципам и методам функционирования. Во-первых — на основе принципа диалога общих наднациональных органов; во-вторых — на базе принципа правового равенства государств-членов: в-третьих—на основе принципа координации и субординации (координация предполагает согласование действий и позиций государств — членов объединения и наднациональных структур, субординация характерна для более высокой ступени и предполагает обязательства субъектов приводить свое поведение в соответствие с установленным порядком; в-четвертых — на основе принципа разграничения предметов ведения и полномочий между наднациональными и национальными властями; в-пятых — на основе принципа политизации целей базовых единиц и передачи власти наднациональным структурам; в-шестых—на основе принципа взаимовыгодности принятия решений и, наконец, в-седьмых — на основе принципа гармонизации правовых норм и отношений интегрирующихся субъектов.[13]

Необходимо остановиться еще на одном типе интеграционных процессов — культурной интеграции. Термин «культурная интеграция», используемый чаще всего в американской культурной антропологии, во многом пересекается с понятием «социальная интеграция», используемым главным образом в социологии.

Культурная интеграция интерпретируется исследователями по-разному: как согласованность между культурными значениями; как соответствие между культурными нормами и реальным поведением носителей культуры; как функциональная взаимозависимость между различными элементами культуры (обычаями, институтами, культурными практиками и т. п.). Все эти интерпретации родились в лоне функционального подхода к исследованию культуры и неразрывно связаны с ним методологически.

Несколько иная трактовка культурной антропологии была предложена Р. Бенедикт в работе «Паттерны культуры» (1934). Согласно этой трактовке, обычно культуре присущ некий доминирующий внутренний принцип, или «культурный паттерн», обеспечивающий общую форму культурного поведения в различных сферах человеческой жизнедеятельности. Культура, как и индивид, представляет собой более или менее согласованный паттерн мышления и действия. В каждой культуре возникают характерные задачи, которые не обязательно свойственны другим типам общества. Подчиняя свою жизнь этим задачам, народ все в большей степени консолидирует свой опыт и разнородные типы поведения. С точки зрения Р. Бенедикт, степени интеграции в разных культурах могут различаться: одни культуры характеризуются высшей степенью внутренней интеграции, в других интеграция может быть минимальной.

Основным недостатком понятия «культурной интеграции» на протяжении длительного периода времени было рассмотрение культуры как статичной и неизменной сущности. Осознание важности ставших почти повсеместными в XX веке изменений в области культуры привело ко все большему осознанию динамики культурной интеграции. В частности, Р. Линтон, М. Д. Херсковиц и другие американские антропологи сосредоточили внимание на динамических процессах, посредством которых достигается состояние внутренней согласованности культурных элементов и происходит инкорпорация в культуру новых элементов. Ими отмечались избирательность принятия культурой нового, трансформация фор мы, функции, значения и практического использования элементов, заимствуемых извне, процесс адаптации традиционных элементов культуры к заимствованиям. В концепции «культурного отставания» У. Огборна подчеркивается, что интеграция культуры не происходит автоматически. Изменение в одних элементах культуры не вызывает немедленного приспособления к ним других ее элементов, и именно постоянно возникающая несогласованность — один из важнейших факторов внутренней культурной динамики.[14]

К общим факторам интеграционных процессов относятся такие факторы, как географический (именно государства, имеющие общие границы, наиболее подвержены интеграции, имея общие границы и схожие геополитические интересы и проблемы (водный фактор, взаимозависимость предприятий и природных ископаемых, общая транспортная сеть)), экономический (интеграция облегчается наличием общих черт в экономиках государств, располагающихся в одном географическом регионе), этнический (интеграции способствуют схожесть быта, культуры, традиций, языка), экологический (все большее значение имеет объединение усилий различных государств по защите окружающей среды), политический (интеграцию облегчает наличие сходных политических режимов), наконец, фактор обороны и безопасности (с каждым годом все более актуальной становится необходимость совместной борьбы с распространением терроризма, экстремизма и наркоторговли).

На протяжении Нового времени европейские державы создали несколько империй, которые к моменту окончания Первой мировой войны управляли почти третью (32,3%) населения Земли, контролировали свыше двух пятых (42,9%) земной суши и безусловно господствовали в Мировом океане.

Неумение великих держав регулировать свои разногласия, не прибегая к военной силе, неспособность их элит увидеть уже сформировавшуюся к началу XX века общность их экономических и общественных интересов привели к трагедии мировых конфликтов 1914-1918 и 1939-1945 гг. Однако нельзя забывать о том, что империи Нового времени были политически и стратегически интегрированными «сверху», но при этом внутренне разнородными и разноуровневыми конструкциями, основанными на силе и подчинении. Чем интенсивнее проходило развитие их «низших» этажей, тем ближе подходили империи к точке распада.

В 1945 г. членами ООН состояли 50 государств; в 2005 г. — уже 191. Тем не менее, увеличение их числа шло параллельно углублению кризиса традиционного национального государства и, соответственно, Вестфальского принципа примата государственного суверенитета в международных отношениях. Среди вновь образованных государств широкое распространение получил синдром падающих (или несостоявшихся) государств. Одновременно произошел «взрыв» связей на негосударственном уровне. Интеграция, таким образом, проявляется в наши дни и на транснациональном уровне. Ведущую роль в ней играют не военные флоты и отряды завоевателей, соревнующиеся, кто раньше поднимет свой национальный флаг над той или иной далекой территорией, а движение капиталов, миграционные потоки и распространение информации.[15]

Изначально можно выделить шесть базовых причин, которые чаше всего на протяжении истории лежали в основе более или менее добровольной интеграции:

- общие экономические интересы;

- родственная или общая идеология, религия, культура;

- близкая, родственная или общая национальная принадлежность;

- наличие общей угрозы (чаще всего внешней военной угрозы);

- понуждение (чаще всего внешнее) к интеграции, искусственное подталкивание объединительных процессов;

- наличие общих границ, географическая близость.

Впрочем, в большинстве случаев имеет место сочетание нескольких факторов. К примеру, в основе складывания Российской империи в той или иной мере лежали все шесть упомянутых причин. Интеграция предполагает в отдельных случаях необходимость поступиться собственными интересами ради общей цели, которая выше (и в перспективе выгоднее) сиюминутной прибыли. «Рыночное» мышление нынешних постсоветских элит подобный подход отторгает. Исключение делается лишь в крайних случаях.[16]

Отношение элит к интеграционным и дезинтеграционным процессам заслуживает особого внимания. Очень часто интеграция воспринимается как условие выживания и успеха, но чаще всего делается ставка на дезинтеграцию, элиты стремятся удовлетворить свои амбиции. В любом случае, именно воля элит часто является определяющей в выборе той или иной стратегии развития.

Таким образом, перед элитами, которые считают интеграцию необходимой, всегда стоит ряд задач. Они должны влиять на настроения групп, имеющих непосредственное отношение к процессу принятия решения. Элиты должны сформулировать такую модель сближения и повестку дня сближения, которая обеспечит их интересы, но одновременно все же заставит различные элитные группы двигаться навстречу друг другу g функции входит также формулировка привлекательной общей идеолог ческой надели, на основе которой возможно сближение (либо удаление) Именно элиты должны предлагать проекты действительно взаимовыгодного экономического сотрудничества, работающие на идею интеграции.

Элиты способны менять информационную картину в пользу интеграционных процессов и влиять на общественные настроения любыми доступными способами, таким образом создавая давление снизу. При определенных условиях элиты могут развивать контакты и стимулировать неправительственную деятельность, вовлекать в интеграционные пробелы бизнес, отдельных политиков, отдельные партии, движения, любые док структуры я организации, находить доводы в пользу интеграции для внешних центров влияния, способствовать появлению новых элит ориентированных на процессы сближения. В случае, если элиты способна справиться с такими задачами, можно утверждать, что представляемые ими государства имеют мощный потенциал к интеграции.

Обратимся теперь к специфике интеграционных процессов на постсоветском пространстве. Сразу же после распада СССР в бывших советских республиках стали проявляться интеграционные тенденции. На первом этапе они проявлялись в попытках оградить, хотя бы частично, прежнее единое экономическое пространство от дезинтеграционных процессов, особенно в областях, в которых прекращение связей оказывало особенно неблагоприятное воздействие на состояние народного хозяйства (транспорт, связь, поставки энергоносителей и т. п.). В дальнейшем усилились стремления к интеграции на иных основах. Россия оказалась естественным ядром интеграции. Это не случайно – на Россию приходится свыше трех четвертей территории постсоветского пространства, почти половина населения и около двух третей ВВП. Это, а также ряд других причин, прежде всего культурно-исторического характера, легло в основу постсоветской интеграции.[17]

2. Предпосылки интеграции на постсоветском пространстве

При исследовании интеграционных и дезинтеграционных процессов на постсоветском пространстве целесообразно четко определит основные составляющие, выявить сущность, содержание и причин интеграции и дезинтеграции как способов трансформации политического, экономического пространства.

При изучении истории постсоветского пространства невозможно не учитывать прошлое этого огромного региона. Распад, то есть дезинтеграция сложной политико-экономической системы ведет к формированию в ее границах нескольких новых самостоятельных образований, ранее представлявших собой подсистемные элементы. Их самостоятельное функционирование и развитие при наличии определенных условий и необходимых ресурсов может привести к интеграции, образованию объединения с качественно новыми системными признаками. И наоборот, малейшее изменение условий развития таких субъектов может привести к их полному распаду и самоустранению.

Распад СССР - так называемый «вопрос века» — стал потрясением для экономик всех советских республик. Советский Союз был построен по принципу централизованной макроэкономической структуры. Установление рациональных хозяйственных связей и обеспечение их функционирования в рамках единого народно-хозяйственного комплекса стало первым условием относительно успешного экономического развития. Система хозяйственных связей выступала в качестве структурного элемента связей функционировавших в экономике Советского Союза. Хозяйственные связи отличаются от хозяйственных отношений. Соотношение этих понятий — предмет отдельных исследований. Принцип приоритетности общесоюзных интересов над интересами союзных республик определял практически всю экономическую политику. Система хозяйственных связей в Советском Союзе, по словам И. В Федорова, обеспечивала «обмен веществ» в народно-хозяйственном организме и таким путем - его нормальное функционирование.[18]

Уровень экономико-географического разделения труда в СССР материально выражался, прежде всего, в транспортной инфраструктуре, потоках сырья, готовой промышленной продукции и продовольствия, движении человеческих ресурсов и т. д.

Отраслевая структура хозяйства советских республик отражала их участие в общесоюзном территориальном разделении труда. Одной из первых попыток претворения в жизнь идеи планового территориального разделения страны стал план ГОЭЛРО здесь воедино связывались экономическое районирование и задачи хозяйственного строительства.

Этот план развития хозяйства на основе электрификации страны основывался на экономическом (район как специализированная территориальная часть народного хозяйства с определенным комплексом вспомогательных и обсуживающих производств), национальном (учитывались исторические особенности труда, быта и культуры народов, проживающих на определенной территории) и административном (определялось единство экономического районирования с территориально-административным устройством) аспектах. С 1928 года принимались пятилетние планы развития экономики страны, и в них неизменно учитывался территориальный аспект разделения труда. Становление промышленности в национальных республиках особенно активно шло в период индустриализации. Росла численность промышленных рабочих в основном за счет переезда кадров и обучения местного населения. Особенно явно это наблюдалось в среднеазиатских республиках — Узбекистане, Таджикистане, Туркмении, Казахстане и Киргизии. Именно тогда сложился типовой механизм создания новых предприятий в республиках Советского Союза, который с незначительными изменениями действовал на протяжении всех лет существования СССР. Квалифицированные кадры для работы на новых предприятиях поступали преимущественно из России, Белоруссии и Украины.[19]

На протяжении всего периода существования СССР, с одной стороны, происходило усиление централизации в проведении региональной политики, а с другой — шла ее определенная корректировка в связи с набирающими силу национально-политическими факторами, образованием новых союзных и автономных республик.

В ходе Великой Отечественной войны резко повысилась роль восточных районов. Военно-хозяйственным планом, принятым в 1941 году (на конец 1941-1942 гг.) по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии, предусматривалось создание на Востоке мощной военно-промышленной базы. Это была следующая после индустриализации волна массового перевода промышленных предприятий из центра страны на восток. Быстрое введение предприятий в строй было связано с тем, что вместе с заводами переезжала и основная часть персонала. После войны значительная часть эвакуированных рабочих вернулась обратно в Россию, Белоруссию и Украину, однако перенесенные на восток мощности не могли быть оставлены без обслуживающих их квалифицированных кадров, и поэтому часть рабочих осталась на территории современной Сибири, Дальнего Востока, Закавказья, Центральной Азии.

В годы войны стало применяться деление на 13 экономических районов (сохранялось до I960 г.). В начале 60-х гг. была утверждена новая система районирования страны. На территории РСФСР было выделено 10 экономических районов. Украина делилась на три района — Донецко-Приднепровский, Юго-Западный, Южный. Другие союзные республики, имевшие в большинстве случаев общую специализацию хозяйства, были объединены в следующие районы — Среднеазиатский, Закавказский и Прибалтийский. Казахстан, Белоруссия и Молдавия выступали в качестве отдельных экономических районов. Все республики Советского Союза развивались в направлении, зависимом от общего вектора экономических процессов и связей, территориальной близости, схожести решаемых задач и во многом общего прошлого.[20]

Этим до сих пор обусловливается значительная взаимозависимость экономик стран СНГ. На начало XXI века Российская Федерация обеспечивала на 80% потребности соседних республик в энергии и сырье. Так, к примеру, объем межреспубликанских операций в общем объеме внешнеэкономических операций (ввоз-вывоз) составлял: Прибалтика — 81 -83 % и 90-92%, Грузия —80 и 93%, Узбекистан—86 и 85%, Россия —51 и 68%. Украина —73 и 85%, Белоруссия — 79 и 93%, Казахстан —84 и 91%. Это позволяет предположить, что существовавшие экономические связи могут стать важнейшим основанием для интеграции на постсоветском пространстве.

Распад СССР и возникновение на его месте 15 национальных государств стали первым шагом к полному переформатированию социально - экономических связей на постсоветском пространстве. Договор о создании СНГ предусматривал, что двенадцать вошедших в это объединение бывших советских республик сохранят единое экономическое пространство. Однако это стремление оказалось нереализуемым. Экономическая и политическая ситуация в каждом из новых государств развивалась по-своему: экономические системы стремительно утрачивали совместимость, различными темпами шло экономическое реформирование, набирали силу центробежные силы, подпитываемые национальными элитами. Сначала постсоветское пространство постиг валютный кризис — новые государства заменили советские рубли своими национальными валютами. Гиперинфляция и нестабильная экономическая ситуация сделали трудноосуществимыми регулярные экономические отношения (связи) между всеми странами на постсоветском пространстве. Появление экспортно - импортных тарифов и ограничений, радикально-реформаторские меры только усиливали дезинтеграцию. Кроме того, старые связи, на протяжении 70 лет формировавшиеся в рамках советского государства, оказались не приспособленными к новым квазирыночным условиям. В результате в новых условиях кооперация предприятий разных республик стала невыгодной. Неконкурентоспособные советские товары стремительно теряли своего потребителя. Их место занимала зарубежная продукция. Все это вызвало многократное сокращение взаимной торговли.

Итак, последствия распада СССР и разрыва экономических связей для производственной базы новых государств впечатляют. Сразу после образования СНГ они столкнулись с осознанием того факта, что эйфория суверенизации явно прошла, и горький опыт раздельного существования испытали на себе все бывшие союзные республики. Так, по мнению многих исследователей СНГ практически ничего не решало и не могло решить. Большинство населения практически всех республик испытало глубокое разочарование в результатах свалившейся независимости. Последствия распада СССР оказались более чем тяжелыми — полномасштабный экономический кризис отложил отпечаток на весь переходный период, который в большинстве постсоветских государств еще далек от завершения.[21]

Помимо сокращения взаимной торговли, бывшие советские республики постигла проблема, определившая во многом дальнейшую судьбу национальных экономик некоторых из них. Речь идет о массовом исходе русскоязычного населения из национальных республик. Начало этого процесса датируется серединой - концом 80-х гг. XX века, когда Советский Союз потрясли первые этнополитические конфликты — в Нагорном Карабахе, Приднестровье, Казахстане и т. д. Массовый исход начался с 1992 года.

После распада Советского Союза многократно возрос въезд в Россию представителей соседних государств, обусловленный ухудшающимися социально-экономическими условиями и местным национализмом. В результате новые независимые государства лишились значительной части своего квалифицированного персонала. Уезжали не только русские, но и представители других этносов.

Не менее важной является и военная составляющая существования СССР. Система взаимодействий субъектов военной инфраструктуры Союза строилась на едином политическом, военном, экономическом и научно-техническом пространстве. Оборонная мощь СССР и материальные ресурсы, оставшиеся в хранилищах и складах бывших республик, а ныне самостоятельных государств, сегодня могут служить базой, которая позволит странам Содружества Независимых Государств обеспечивать свою функциональную безопасность. Однако новым государствам не удалось избежать ряда противоречий сначала при разделе оборонного ресурса, а затем допросах обеспечения собственной военной безопасности. По мере углубления геополитических, региональных, внутригосударственных проблем во всем мире, обострения экономических противоречий и всплеска проявлений международного терроризма военно-техническое сотрудничество (ВТС) становится все более важной составляющей межгосударственных отношений, поэтому сотрудничество в военно-технической сфере может стать еще одной точкой притяжения и интеграции на постсоветском пространстве.[22]

2. Интеграционные процессы в СНГ

2.1 Интеграция на постсоветском пространстве

Развитие интеграционных процессов в Содружестве Независимых Государств (СНГ) - прямое отражение внутренних политических и социально-экономических проблем государств-участников. Существующие различия в структуре экономики и степени ее реформирования, социально-экономическом положении, геополитической ориентации государств Содружества определяют выбор и уровень их социально-экономического и военно-политического взаимодействия. В настоящее время в рамках СНГ для новых независимых государств (ННГ) реально приемлемой и действующей является интеграция "по интересам". Этому способствуют и основополагающие документы СНГ. Они не наделяют это международно-правовое объединение государств в целом, либо его отдельные исполнительные органы наднациональными полномочиями, не определяют действенные механизмы реализации принимаемых решений. Форма участия государств в Содружестве практически не налагает на них никаких обязательств. Так, в соответствии с Правилами процедуры Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ любое государство, входящее в него, может заявить о своей незаинтересованности в том или ином вопросе, что не рассматривается как препятствие для принятия решений. Это позволяет каждому государству выбирать формы участия в Содружестве и направления сотрудничества. [23] Несмотря на то, что в последние годы между бывшими советскими республиками устанавливались и сейчас преобладают двусторонние экономические отношения, на постсоветском пространстве в рамках СНГ возникли объединения отдельных государств (союзы, партнерства, альянсы): Союз Беларуси и России - "двойка", Центральноазиатское Экономическое Сообщество Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана - "четверка"; Таможенный союз Беларуси, России, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана - "пятерка", альянс Грузии, Украины, Азербайджана и Молдовы - "ГУАМ".

Эти "разноформатные" и "разноскоростные" интеграционные процессы отражают сложившиеся реалии в постсоветских государствах, интересы лидеров и части формирующейся национально-политической элиты постсоветских государств: от намерений создать единое экономическое пространство в центральноазиатской "четверке", Таможенный союз - в "пятерке", до объединения государств - в "двойке".[24]

Союз Беларуси и России

2 апреля 1996 г. президенты Республики Беларусь и Российской Федерации подписали Договор об образовании Сообщества В Договоре декларировалась готовность образовать глубоко интегрированное политически и экономически Сообщество России и Беларуси. Для создания единого экономического пространства, эффективного функционирования общего рынка и свободного передвижения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы предполагалось уже до конца 1997 г. синхронизировать этапы, сроки и глубину проводимых экономических реформ, создать единую нормативно-правовую базу для устранения межгосударственных барьеров и ограничений в осуществлении равных возможностей для свободной экономической деятельности, завершить создание общего таможенного пространства с объединенной службой управления и даже унифицировать денежно-кредитные и бюджетные системы для создания условий введения общей валюты. В социальной сфере предполагалось обеспечить равные права граждан Беларуси и России при получении образования, в трудоустройстве и оплате труда, приобретении имущества в собственность, владении, пользовании и распоряжении им. Предусматривалось также введение единых стандартов социальной защиты, выравнивание условий пенсионного обеспечения, назначения пособий и льгот ветеранам войны и труда, инвалидам и малообеспеченным семьям.  Таким образом, при реализации провозглашенных целей Сообщество России и Беларуси должно было превратиться в принципиально новое в мировой практике межгосударственное объединение с признаками конфедерации.

После подписания Договора были сформированы рабочие органы Сообщества: Высший Совет, Исполнительный комитет, Парламентское собрание, Комиссия по научно-техническому сотрудничеству.

Высший Совет Сообщества в июне 1996 г. принял ряд решений, в том числе: "О равных правах граждан на трудоустройство, оплату труда и предоставление социально-трудовых гарантий", "О беспрепятственном обмене жилых помещений", "О совместных действиях по минимизации и преодолению последствий Чернобыльской катастрофы". Однако отсутствие действенных механизмов включения решений органов Сообщества в нормативно-правовые акты государств, необязательность их исполнения правительствами, министерствами и ведомствами превращает эти документы по сути дела в декларации о намерениях. Различия в подходах к регулированию социально-экономических и политических процессов в государствах значительно отодвигали не только установленные сроки достижения, но и ставили под сомнение осуществление продекларированных целей Сообщества. [25]

В соответствии со ст. 17 Договора дальнейшее развитие Сообщества и его устройство должно было определяться референдумами. Несмотря на это, 2 апреля 1997 г. президенты России и Беларуси подписали Договор о Союзе двух стран, а 23 мая 1997 г. - Устав Союза, в котором более подробно был отражен механизм интеграционных процессов двух государств. Принятие этих документов не предполагает принципиальных изменений в государственном устройстве Беларуси и России. Так, в ст. 1 Договора о Союзе Беларуси и России констатируется, что "каждое государство - участник Союза сохраняет государственный суверенитет, независимость и территориальную целостность.

Органы Союза Беларуси и России не наделены правом принятия законов прямого действия. На их решения распространяются те же требования, что и на другие международные договоры и соглашения. Парламентское собрание осталось представительным органом, законодательные акты которого носят рекомендательный характер.

Несмотря на то что реализация большинства положений учредительных документов СНГ и Союза Беларуси и России объективно требует не только создания необходимых условий, а, следовательно, и времени, 25 декабря 1998 г. президентами Беларуси и России были подписаны Декларации о дальнейшем единении Беларуси и России, Договор о равных правах граждан и Соглашение о создании равных условий субъектам хозяйствования.

Если исходить из того, что все эти намерения не являются политиканством лидеров двух государств, то их осуществление возможно только при инкорпорации Беларуси в состав России. Ни в одну из известных до настоящего времени интеграционных схем государств, норм международного права подобное "единение" не укладывается. Федеративный же характер предполагаемого государства означает для Беларуси полную потерю государственной самостоятельности и включение в состав российского государства.

Вместе с тем положения о государственном суверенитете Республики Беларусь составляют основу Конституции страны (см. преамбулу, ст. 1, 3, 18, 19). Закон "О народном голосовании (референдуме) в Белорусской ССР" от 1991 г., признавая неоспоримую ценность национального суверенитета для будущего Беларуси, вообще запрещает выносить на референдум вопросы, "нарушающие неотъемлемые права народа Республики Беларусь на суверенную национальную государственность" (ст. 3). Именно поэтому все намерения о "дальнейшем единении" Беларуси и России и создании федеративного государства можно расценивать как антиконституционные и антизаконные действия, направленные в ущерб национальной безопасности Республики Беларусь.

Даже приняв во внимание то обстоятельство, что длительное время Беларусь и Россия входили в одно общее государство, для формирования взаимовыгодного и взаимодополняющего объединения этих стран нужны не только красивые политические жесты и видимость проведения экономических реформ. Без установления взаимовыгодного торгово-экономического сотрудничества, сближения курсов реформ, унификации законодательства, иначе говоря, без создания необходимых экономических, социальных, правовых условий, преждевременно и бесперспективно ставить вопрос о равноправном и ненасильственном объединении двух государств.

Экономическая интеграция означает объединение рынков, но не государств. Важнейшей и обязательной ее предпосылкой является совместимость экономических и правовых систем, определенная синхронность и одновекторность экономических и политических реформ, если таковые осуществляются.

Курс на форсированное создание Таможенного союза двух государств в качестве первого шага по выполнению этой задачи, а не зоны свободной торговли, являет собой профанацию объективных процессов экономической интеграции государств. Скорее всего это дань экономической моде, чем результат глубокого понимания сути явлений этих процессов, причинно-следственных связей, лежащих в основе рыночной экономики. [26] Цивилизованный путь к созданию Таможенного союза предусматривает постепенную отмену тарифных и количественных ограничений во взаимной торговле, обеспечение режима свободной торговли без объятий и ограничений, введение согласованного режима торговли с третьими странами. Затем проводится объединение таможенных территорий, перенос таможенного контроля на внешние границы союза, образование единого руководства таможенными органами. Процесс этот достаточно длительный и не простой. Нельзя скоропалительно без надлежащих расчетов объявлять о создании Таможенного союза и подписывать соответствующие соглашения: ведь унификация таможенного законодательства двух стран, в том числе согласование таможенных пошлин и акцизов по значительно различающейся и поэтому трудно сопоставимой номенклатуре товаров и сырья, должна быть поэтапной и обязательно учитывать возможности и интересы государств, национальных производителей важнейших отраслей народного хозяйства. При этом нет необходимости отгораживаться высокими таможенными пошлинами от новой техники и технологий, высокопроизводительного оборудования. [27]

Различия в экономических условиях хозяйствования, низкая платежеспособность субъектов хозяйствования, длительность и неупорядоченность банковских расчетов, разные подходы к проведению денежно-кредитной, ценовой и налоговой политики, выработке общих норм и правил в сфере банковской деятельности также не позволяют говорить не только о реальных перспективах формирования платежного союза, но даже о цивилизованных платежно-расчетных отношениях между субъектами хозяйствования двух государств.

Союзное государство России и Белоруссии существует в 2010 г. скорее на бумаге, чем в реальной жизни. Его выживание в принципе возможно, но необходимо подвести под него прочную основу – пройти последовательно все «пропущенные» ступени экономической интеграции.

Таможенный союз

Объединение этих государств начало формироваться 6 января 1995 г. с подписания Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией и Республикой Беларусь, а также Соглашения о Таможенном союзе между Российской Федерацией, Республикой Беларусь и Республикой Казахстанот 20 января 1995 г. Кыргызская Республика присоединилась к этим соглашениям 29 марта 1996 г. Тогда же Республика Беларусь, Республика Казахстан, Кыргызская Республика и Российская Федерация подписали Договор об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях. 26 февраля 1999 г. к соглашениям о Таможенном союзе и к названному Договору присоединилась Республика Таджикистан. В соответствии с Договором об углублении интеграции в экономической и гуманитарной областях были учреждены совместные органы управления интеграцией: Межгосударственный Совет, Интеграционный Комитет (постоянно действующий исполнительный орган), Межпарламентский Комитет. Интеграционный Комитет был цадёлен в декабре 1996 г. также функциями исполнительного органа Таможенного союза. [28]

Договор пяти государств Содружества - это еще одна попытка активизации процесса экономической интеграции путем создания единого экономического пространства в рамках тех государств Содружества, которые сегодня заявляют о готовности к более тесному экономическому взаимодействию. Этот документ является долговременной базой взаимоотношений для подписавших его государств и носит рамочный характер, как большинство подобного рода документов в Содружестве. Провозглашенные в нем цели в сфере экономики, социального и культурного сотрудничества весьма широки, разноплановы и требуют длительного времени для их реализации.

Формирование режима (зоны) свободной торговли - первый эволюционный этап экономической интеграции. Во взаимодействиях с партнерами на территории этой зоны государства постепенно переходят к торговле без применения импортных пошлин. Происходит постепенный отказ от применения мер нетарифного регулирования без изъятий и ограничений во взаимной торговле.[29] Второй этап - формирование Таможенного союза. С точки зрения движения товаров - это торговый режим, при котором не применяются какие-либо внутренние ограничения во взаимной торговле, государства используют общий таможенный тариф, общую систему преференций и изъятий из нее, единые меры нетарифного регулирования, одинаковую систему применения прямых и косвенных налогов, идет процесс перехода к установлению общего таможенного тарифа. Следующий этап, приближающий к общему товарному рынку, - создание единого таможенного пространства, обеспечение свободного перемещения товаров в пределах границ общего рынка, проведение единой таможенной политики, обеспечение свободной конкуренции внутри таможенного пространства.

Принятое в рамках Содружества Соглашение о создании зоны свободной торговли от 15 апреля 1994 г., предусматривающее постепенную отмену таможенных пошлин, налогов и сборов, а также количественных ограничений во взаимной торговле при сохранении за каждой страной права на самостоятельное и независимое определение режима торговли по отношению к третьим странам, могло служить правовой основой для создания зоны свободной торговли, развития торгового сотрудничества государств Содружества в условиях рыночного реформирования их хозяйственных систем.

Однако до сих пор соглашение, даже в рамках отдельных объединений и союзов государств Содружества, в том числе государств-участников Соглашения о Таможенном союзе остается нереализованным.

В настоящее время члены Таможенного союза практически не координируют внешнеэкономическую политику и экспортно-импортные операции в отношении стран третьего мира. Остается не унифицированным внешнеторговое, таможенное, валютно-финансовое, налоговое и другие виды законодательств государств-участников. Нерешенными остаются проблемы согласованного вступления участников Таможенного союза во Всемирную торговую организацию (ВТО).[30] Вступление государства в ВТО, в рамках которой осуществляется более 90% мировой торговли, предполагает либерализацию международной торговли путем устранения нетарифных ограничений доступа на рынок при последовательном сокращении уровня импортных пошлин. Поэтому для государств с еще неустановившейся рыночной экономикой, низкой конкурентоспособностью собственных товаров и услуг - это должно быть достаточно взвешенным и продуманным шагом. Вступление одной из стран-участниц Таможенного союза в ВТО требует пересмотра многих принципов этого союза и может нанести ущерб другим партнерам. В этой связи предполагалось, что переговоры отдельных государств-участников Таможенного союза о вступлении в ВТО будут скоординированы и согласованы.[31] [32]

Вопросы развития Таможенного союза не должны диктоваться временной конъюнктурой и политической амбицией руководителей отдельных государств, а должны определяться социально-экономической ситуацией, складывающейся в государствах-участниках. Практика показывает, что утвержденные темпы формирования Таможенного союза России, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана и Таджикистана совершенно нереальны. Экономика этих государств еще не готова к полному открытию таможенных границ во взаимной торговле и к жесткому соблюдению тарифного барьера в отношении внешних конкурентов. Неудивительно, что его участники в одностороннем порядке меняют согласованные параметры тарифного регулирования не только по отношению к продукции из третьих стран, но и внутри Таможенного союза, не могут прийти к согласованным принципам взимания налога на добавленную стоимость.

Переход к принципу страны назначения при взимании налога на добавленную стоимость позволил бы создать одинаковые и равноправные условия торговли стран-участниц Таможенного союза с государствами третьего мира, а также применять более рациональную, закрепленную европейским опытом систему налогообложения внешнеторговых операций. Принцип страны назначения при взимании налога на добавленную стоимость означает налогообложение импорта и полное освобождение от налогов экспорта. Таким образом, внутри каждой страны были бы созданы равные условия конкурентоспособности для импортных и отечественных товаров и в то же время обеспечивались бы реальные предпосылки для расширения ее экспорта.

Наряду с постепенным формированием нормативно-правовой базы Таможенного союза, развивается сотрудничество в решении задач социальной сферы. Правительствами государств-участников Таможенного союза подписаны соглашения о взаимном признании и эквивалентности документов об образовании, ученых степенях и званиях, о предоставлении равных прав при поступлении в учебные заведения. Определены направления сотрудничества в области аттестации научных и научно-педагогических работников, создании равных условий для защиты диссертаций. Установлено, что перемещение иностранной и национальных валют гражданами стран-участниц через внутренние границы теперь может осуществляться без всяких ограничений и декларирования. За провозимые ими товары при отсутствии ограничений по весу, количеству и стоимости не взимаются таможенные платежи, налоги и сборы. Упрощена процедура денежных переводов.[33]

Центральноазиатское сотрудничество

10 февраля 1994 г. Республика Казахстан, Кыргызская Республика и Республика Узбекистан заключили Договор о создании единого экономического пространства.26 марта 1998 г. к Договору присоединилась Республика Таджикистан. В рамках Договора 8 июля 1994 г. был создан Межгосударственный совет и его Исполнительный комитет, затем - Центральноазиатский банк развития и согрудничества. Разработана Программа экономического сотрудничества до 2000 г., в которой предусмотрены создание межгосударственных консорциумов в области электроэнергетики, меры по рациональному использованию водных ресурсов, добыче и переработке минерально-сырьевых ресурсов. Интеграционные проекты государств Центральной Азии выходят за рамки только экономики. Появляются новые аспекты - политические, гуманитарные, информационные и региональной безопасности. Создан Совет министров обороны. 10 января 1997 г. был подписан Договор о вечной дружбе между Кыргызской Республикой, Республикой Казахстан и Республикой Узбекистан.

Государства Центральной Азии имеют много общего в истории, культуре, языке, религии. Идет совместный поиск решения проблем регионального развития. Однако экономической интеграции этих государств мешает аграрно-сырьевой тип их экономик. Поэтому сроки реализации концепции создания единого экономического пространства на территории этих государств во многом будут определяться структурным реформированием их экономик и зависеть от уровня их социально-экономического развития.[34]

Альянс Грузии, Украины, Азербайджана, Молдовы (ГУАМ)

ГУАМ — региональная организация, созданная в октябре 1997 республиками — Грузией, Украиной, Азербайджаном и Молдавией (с 1999 по 2005 в организацию также входил Узбекистан). Название организации сложилось из первых букв названий входящих в него стран. До выхода Узбекистана из организации именовалась ГУУАМ.

Официально создание - ГУАМ берет начало с Коммюнике о сотрудничестве, подписанном главами Украины, Азербайджана, Молдовы и Грузии на встрече в рамках Совета "Европы в Страсбурге 10-11 октября 1997 г. В этом документе главы государств декларировали готовность прилагать все усилия для развития экономического и политического сотрудничества и высказались за необходимость совместных мер, направленных на интеграцию в структуры ЕС. 24-25 ноября 1997 г. по итогам встречи в Баку консультативной группы представителей МИД четырех государств был подписан протокол, в котором официально объявлялось о создании ГУАМ. Образование этого альянса можно объяснить определенными политическими и экономическими причинами. Во-первых, это необходимость объединения усилий и координации деятельности в реализации проектов евразийского и транскавказского транспортных коридоров. Во-вторых, это попытка налаживания совместного экономического сотрудничества. В-третьих, это объединение позиций в сфере политического взаимодействия как в рамках ОБСЕ и по отношению к НАТО, так и между собой. В-четвертых, это сотрудничество в вопросах борьбы с сепаратизмом и региональными конфликтами. В стратегическом партнерстве государств этого альянса, наряду с геополитическими соображениями, координация торгово-экономического сотрудничества в рамках ГУАМ позволяет Азербайджану обрести постоянных потребителей нефти и удобный маршрут для ее экспорта, Грузии, Украине и Молдове - получить доступ к альтернативным источникам энергоресурсов и стать важным звеном в их транзите. [35]

Заложенные в концепцию Содружества идеи сохранения единого экономического пространства оказались недостижимы. Большая часть интеграционных проектов Содружества оказались не реализованы или же реализованы лишь частично (см. таблицу № 1).

Неудачи интеграционных проектов, особенно на начальном этапе существования СНГ – «тихая смерть» целого ряда учрежденных межгосударственных союзов и «вялотекущие» процессы в ныне действующих объединениях представляют собой итог воздействия существующих на постсоветском пространстве дезинтеграционных тенденций, сопровождавших системные трансформации, происходившие на территории СНГ.

Достаточно интересной является периодизация трансформационных процессов на территории СНГ[36] предложенная Л. С. Косиковой. Она предлагает выделить три фазы трансформаций, каждой из которых соответствует особый характер отношений между Россией и другими государствами СНГ.

•  1-я фаза - регион бывшего СССР как «ближнее зарубежье» России;

•  2-я фаза - регион СНГ (без Балтии) как постсоветское пространство;

•  3-я фаза - регион СНГ как конкурентная зона мирового рынка.

Предлагаемая классификация основана, прежде всего, на избранных качественных характеристиках, оцениваемых автором в динамике. Но любопытно, что этим качественным характеристикам соответствуют и определенные количественные параметры торгово-экономических связей в регионе в целом и в отношениях России с бывшими республиками, в частности, а моменты перехода из одной качественной фазы в другую фиксируют скачкообразные изменения количественных параметров.

Первая фаза: Регион бывшего СССР как «ближнее зарубежье» России (декабрь 1991г.-1993-конец1994 г)

Эта фаза в развитии региона связана со стремительным преобразованием бывших союзных республик, входивших в состав СССР - в новые независимые государства (ННГ), 12 из которых образовали Содружество Независимых Государств (СНГ).

Начальный момент фазы - это роспуск СССР и образование СНГ (декабрь 1991 г.), а завершающий - окончательный распад «рублевой зоны» и введение в обращение национальных валют стран СНГ. Первоначально Россия именовала СНГ, а главное, психологически воспринимала его как свое «ближнее зарубежье», что было вполне обоснованно и в экономическом смысле.

«Ближнее зарубежье» характеризуется началом становления реального, а не декларированного суверенитета 15-ти новых государств, часть из которых объединилась в СНГ, а три прибалтийские республики - Эстония, Латвия и Литва - стали именоваться государствами Балтии и с самого начала заявили о своем намерении сближаться с Европой. Это было время международно-правового признания государств, заключения основополагающих международных договоров и легитимизации руководящих элит. Большое внимание все страны придавали внешним и «декоративным» признакам суверенитета - принятию Конституций, утверждению гербов, гимнов, новых названий своих республик и их столиц, не всегда совпадавших с привычными названиями. [37]

На фоне бурной политической суверенизации экономические связи между бывшими республиками развивались как бы по инерции, в остаточном режиме функционирования единого народнохозяйственного комплекса СССР. Главным цементирующим элементом всей хозяйственной конструкции ближнего зарубежья была «рублевая зона». Советский рубль обращался и во внутренних экономиках, и во взаимных расчетах. Тем самым межреспубликанские связи не сразу стали межгосударственными экономическими отношениями. Функционировала и общесоюзная собственность, раздел ресурсов между новыми государствами произошел по принципу «все, что на моей территории - принадлежит мне».

Россия была признанным лидером в СНГ на начальном этапе развития и в политике, и в экономике. Ни один вопрос международного значения, касающийся новых независимых государств, не решался без ее участия (например, вопрос о разделе и выплате внешнего долга СССР, или о выводе ядерного оружия с территории Украины). Российская Федерация была воспринята международным сообществом как «правопреемница СССР». В 1992 г. РФ приняла на себя 93.3% всего накопившегося к тому времени долга СССР (более 80 млрд. долл.) и стабильно его выплачивала.

Торговые отношения в «рублевой зоне» выстраивались особым образом, они существенно отличались от таковых в международной практике: не было ни таможенных границ, ни экспортно-импортных налогов в торговле, межгосударственные платежи велись в рублях. Существовали даже обязательные государственные поставки продукции из России для стран СНГ (госзаказ во внешней торговле). На эту продукцию устанавливались преференциальные цены, значительно ниже мировых. Статистика торговли РФ со странами СНГ в 1992-1993 гг. велась не в долларах, а в рублях. В силу явной специфики экономических связей между Российской Федерацией и другими странами СНГ, мы считаем адекватным применение термина «ближнее зарубежье» именно к этому периоду.

Важнейшим противоречием межгосударственных отношений России со странами СНГ в 1992-1994 гг. стало взрывоопасное сочетание недавно обретенного республиками политического суверенитета с ограничением их экономического суверенитета в валютной сфере. Декларированная независимость новых государств разбивалась также о мощную инерцию производственно-технологических связей, сформировавшихся в рамках общесоюзной (Госплановской) схемы развития и размещения производительных сил. Хрупкое и нестабильное экономическое единство в регионе, втянутом в дезинтеграционные процессы из-за либеральных рыночных реформ в России, поддерживалось почти исключительно за счет финансового донорства нашей страны. В тот период РФ затратила миллиарды рублей на поддержание взаимной торговли и на функционирование «рублевой зоны» в условиях крепнущей политической суверенизации бывших республик. Тем не менее, это единство питало необоснованные иллюзии о возможности быстрой «реинтеграции» стран СНГ в некое подобие нового Союза. В основополагающих документах СНГ периода 1992-1993 гг. содержалось понятие «единого экономического пространства», а перспективы развития самого Содружества его основатели видели как экономический союз и новую федерацию независимых государств.[38]

На практике отношения России с соседями по СНГ уже начиная с конца 1993 г. развивались больше в духе прогноза, сделанного З. Бжезинским («СНГ - это механизм цивилизованного развода»). Новые национальные элиты взяли курс на отрыв от России, да и российские руководители в те годы рассматривали СНГ как «обузу», мешающую быстрому проведению рыночных реформ либерального типа, на старте которых Россия обошла своих соседей. В августе 1993 г. Российская Федерация ввела в обращение новый российский рубль, отказавшись от дальнейшего использования советских рублей во внутреннем обороте и в расчетах с партнерами по СНГ. Распад рублевой зоны подтолкнул введение в обращение национальных валют во всех независимых государствах. Но в 1994 г. еще существовала гипотетическая возможность создать единое валютное пространство в СНГ на базе новог

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Интеграционные процессы на постсоветском пространстве возможности применения европейского опыта". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 722

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>