Дипломная работа на тему "Аравийская интеграция"

ГлавнаяМеждународные отношения → Аравийская интеграция




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Аравийская интеграция":


Содержание

Введение…………………………………...……………………………………....5

Глава 1 Особенности интеграционных процессов на аравийском континенте………………………………………………..……………………...10

1.1  Начало интеграционного сотрудничества……………………………...10

1.2  Эволюция интеграционного объединения……………………………...16

Глава 2 Основные направления развития интеграционного сотрудничества аравийского континента………………………………………………..……….30

2.1 Военное сотрудничество: намерения и реаль ность……………….………30

2.2  Реалии и перспективы экономической интеграции…………………....37

2.3 Культурная интеграция в настоящем и будущем…………………..……...41

Заключение…………………..…………………………………………………..48

Список использованных источников и литературы………………..………..57

Приложение…………………………………………………………………..…60

Введение

В условиях перестройки настоящего миропорядка и переходе его к однополярности, существование одного центра силы во многом определяет политическую карту мира. Особенно подверженными влиянию извне оказываются те регионы, где сходятся интересы различных государств. В условиях глобализации мировой экономики, когда международное разделение труда строится по монотоварному принципу, всё больше увеличивается разрыв между развитыми и развивающимися странами. При этом усиливается не только экономическая, но и политическая зависимость развивающихся стран от рынков развитых стран. Одним из таких "жизненно важных" регионов для мировой экономики является Персидский залив с его колоссальными запасами энергоресурсов. Существование в регионе различных центров силы определило его нестабильность на многие годы. Персидский залив представляет собой стратегически важный регион для топливно-энергетического обеспечения мировой экономики. В частности арабские монархии Залива оказались в последние десятилетия в центре не только региональной, но и мировой экономики и политики в контексте процессов глобализации, транснационализации экономических связей, возникновения новых параметров международных отношений. Необходимо также отметить, что значение региона, являющегося районом богатейших на Земле нефтяных месторождений, постоянно возрастает в связи с ростом потребления в мире нефтяных и газопродуктов. В сжатые исторические сроки многие страны данной группы стали активными субъектами мировой экономики, важными финансовыми донорами западных стран, ведущими импортерами их оружия и высоких технологий, и продолжают оставаться ведущими экспортерами углеводородов, напрямую воздействуя на формирование конъюнктуры и цен на мировом рынке нефти. Одновременно, регион остается одним из самых напряженных в социальном, экономическом, политическом и военном отношении. Свидетельство этому - ирано-иракская война (1980-1988 гг.), ирако-кувейтская война (1990-1991 гг.), усиленная гонка вооружений, постоянное и многостороннее иностранное вмешательство в дела региона (последнее тому подтверждение – вторжение в Ирак США и Великобритании в марте 2003 года). Повышенное внимание к Персидскому Заливу, где в значительной степени формируются потоки нефти на международные рынки, со стороны западных государств (прежде всего Соединенных Штатов Америки) обуславливается необходимостью обеспечить бесперебойные поставки на выгодных условиях.

Таким образом, между формированием внешней политики и международными отношениями в регионе, с одной стороны, и борьбой в области нефти, с другой, существует прямая связь, хотя иногда она проявляется опосредованно. В этой связи актуальным в данной работе представляется выявление общей составляющей внешнеполитического курса монархий Персидского залива в нефтяной области, поскольку, несмотря на свойственные каждому государству особенности, факторы, объединяющие их, все же преобладают. Так, создание благоприятных внешних условий для успешного функционирования их нефтегазовых комплексов, поиск рынков сбыта и источников инвестиций, обеспечение оптимальных мировых цен на нефть (так называемая энергетическая дипломатия) занимает центральное место в числе приоритетов внешней политики.

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Специальный банк готовых оригинальных дипломных проектов предлагает вам скачать любые проекты по желаемой вами теме. Правильное написание дипломных проектов по индивидуальному заказу в Санкт-Петербурге и в других городах РФ.

Страны региона, входящие в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, заметно воздействуют на политическую ситуацию на Ближнем Востоке: практически ни одна проблема в регионе не решается без участия Саудовской Аравии, самого влиятельного и богатого участника альянса. Государства - члены Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива также являются важной частью мусульманского мира, особенно Саудовская Аравия по праву “хранительницы двух святынь”. Важную, роль в интеграции арабских стран выполняет нефтяной фактор. Под воздействием наращивания объемов добываемых странами этого субрегиона углеводородных при благоприятной конъюнктуре именно это направление станет одной из важнейших сфер совместного сотрудничества. Основными объектами исследования среди стран региона являются Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Оман, Бахрейн и Катар. Это обусловлено тем фактом, что из всех государств Персидского залива данные страны обладают наиболее схожими параметрами внутреннего развития и современного положения, и соответственно имеют общую составляющую во внешней политике. Из иностранных государств были избраны США как ведущая западная держава, неизменно включающая Персидский залив в зону своих “жизненных интересов”, частично Европейский Союз, Япония и Российская Федерация. Исследование охватывает период последних трех десятилетий XX века по настоящий день. Такой временной промежуток объясняется тем, что именно в 1970-х годах аравийские государства окончательно обрели независимость, и начался так называемый нефтяной бум, способствовавший их ускоренному развитию. В то же время анализ непосредственно внешней политики и международных отношений в регионе в основном проводится на основе периода 1980-х, 1990-х годов, поскольку данный отрезок времени наиболее близок к современности, что позволяет объективно оценить события и, возможно, спрогнозировать их дальнейшее развитие. При написании работы применялся принцип конкретно-исторического анализа, позволяющий проследить развитие политических и экономических явлений в их причинно-следственной взаимосвязи. Также были задействованы такие методологические приемы как проблемный, функциональный, сравнительный анализ. Говоря об аравийской интеграции, следует отметить, что эта тема является достаточно актуальной на сегодняшний день, поскольку рассматриваемый регион находиться в зоне интересов ведущих мировых держав. И чтобы сохранить влияние в данном регионе странам, расположенным на аравийском континенте просто необходимо интегрироваться. А поскольку идет борьба за влияние в экономической, в частности это касается нефтяных месторождений, и военно-политической сфере, то и интеграция в основном должна идти по этим двум направлениям. Тем самым мы оговариваем круг рассматриваемых направлений в рамках аравийской интеграции.

Таким образом, необходимость теоретического, методологического и практического осмысления опыта интеграции арабских стран и анализ этого процесса на современном этапе приобретает особую актуальность.

Практическая и теоретическая значимость послужили основанием для выбора темы дипломного исследования.

Темой данного исследования является: аравийская интеграция: достижения, проблемы и перспективы.

Цель дипломного проекта состоит в раскрытии предпосылок, направлений и закономерностей интеграционных процессов в регионе.

Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи:

1  анализ основных параметров интеграции в рамках Совета сотрудничества арабских государств персидского залива;

2  оценить деятельность Совета сотрудничества арабских государств персидского залива на основе критериев международной военно-политической интеграции;

3  определить приоритеты и перспективные цели региональной экономической интеграции стран аравийского континента, выявить проблемы и трудности, препятствующие их достижению и меры для их устранения;

4  охарактеризовать культурное развитие рассматриваемого региона

5  оценка роли и места нефти в современных международных отношениях и ее значение для социально-экономического развития “аравийской шестерки”;

6  проанализировать проблемы интеграционного объединения государств Совета сотрудничества арабских государств персидского залива;

7  выявить возможные перспективы аравийской интеграции.

При разработке данной темы основными источниками литературы послужила монография Александрова И. А. «Монархии Персидского Залива: этап модернизации», которая посвящена проблемам социально-экономического и политического развития монархий Персидского Залива на этапе «догоняющей модернизации». Здесь показана арабская точка зрения к происходящим процессам в мире, проводиться комплексное исследование по ключевым проблемам эволюции аравийских монархий и их внешней политике. Была использована монография на арабском языке Мадыбули Ас-Сагир «Совет Взаимопомощи Залива». Заслуживают внимания работа У. З. Шарипова “Персидский залив: нефть – политика и войны” и монография А. И. Яковлева и М. Г. Закария “Нефтяные монархии Аравии на пороге XXI века”. Проблемы развития монархий Персидского залива и роль нефтяного фактора рассматривают монография А. Г. Георгиева и В. В. Озолинга “Нефтяные монархии Аравии”. Внешнеполитической теме посвящена работа Е. С. Мелкумян “ССАГПЗ в глобальных и региональных процессах”. Полезные статьи по тематике дипломной работы были найдены в журналах “Мировая экономика и международные отношения”, “Азия и Африка сегодня”. А также, раскрывая проблематику дипломной работы, были использованы различные статьи и материалы интернетовских сайтов.

1 Интеграционные процессы на аравийском континенте

1.1 Начало интеграционного сотрудничества

Специфической чертой современного этапа внешнеполитического планирования великих держав является нивелирование целых сегментов мирового политического пространства до уровня зон их национальных интересов. Подобное утверждение в полной мере применимо к Персидскому заливу, чья исключительная стратегическая значимость определяется следующими факторами. Во-первых, выгодное географическое положение и исключительное коммуникационное значение Аравийского полуострова. Во-вторых, на долю стран Персидского залива приходится 57 % (729 миллиардов баррелей) разведанных запасов сырой нефти и 45 % (2, 462 триллиона кубических метров) мировых запасов природного газа [1, с. 56]. В-третьих, на территории Аравийского полуострова сосредоточены главные мусульманские святыни, что придает ему особое духовное значение. Данное обстоятельство существенно актуализирует роль исламских стран Залива во главе с Королевством Саудовская Аравия в межарабских отношениях и позволяет понять специфику взаимоотношений этих стран и отношений их с внешним миром. В-четвертых, зона Персидского залива используется великими державами для проекции своей силы в любую точку пространства Ближнего Востока. Идеи интеграции стран Аравийского полуострова путем образования региональной группировки зародились в конце 70-х - начале 80-х гг. в период резкой дестабилизации обстановки в зоне Персидского залива. В 1979 г. в Иране произошла Исламская революция, после которой это государство стало открыто заявлять о необходимости свержения аравийских монархических режимов. В 1980 г. с началом ирано-иракской войны ситуация еще более обострилась. Видя в революционно настроенном Иране большую угрозу, аравийские страны поддержали Ирак, хотя и опасались значительного увеличения его военного потенциала. Эти события вызвали серьезную обеспокоенность аравийских монархий, поставив их перед необходимостью укрепления взаимодействия в сфере безопасности для защиты своих интересов. В этих условиях в 1981 г. шесть аравийских монархий: Бахрейн, Катар, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия образовали свою интеграционную организацию - Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива – региональная организация, объединяющая шесть нефтедобывающих государств этого региона, была образована в 1981 года. Первое совещание в верхах состоялось 25-26 мая 1981 года в столице Объединенных Арабских Эмиратов Абу-Даби [1, с. 123]. Согласно Уставу, основная цель организации – взаимодействие и интеграция между государствами-членами во всех сферах деятельности в направлении реализации их единства. На начальных этапах акцент делался на экономических аспектах совместной деятельности: финансы, торговля, таможенная служба и коммуникации. Политическое и военное сотрудничество, обеспечение региональной безопасности не упоминались. Принятие первых конкретных шагов по развитию военного сотрудничества шло параллельно с выработкой концептуальных положений об основах единой системы безопасности стран-членов Совета сотрудничества. При этом Саудовская Аравия выступала за форсирование процессов военной интеграции и создания единых вооруженных сил, скорейшее заключение соглашения о коллективной безопасности. В то же время “малые” государства аравийской «шестерки» выступали против ускорения, а тем более полной интеграции в военной области, т. к. не хотели усиления зависимости от Эр-Рияда.

К середине 80-х годов ХХ века страны Совета выработали концепцию коллективной безопасности, базировавшуюся на таких принципах как: сохранение политико-экономического статус-кво в зоне Залива, уважение сложившегося в регионе баланса сил, существующих режимов и наследованных от предыдущих поколений границ, недопущение чьего-либо диктата и внесения силой каких-либо изменений географического, политического или идеологического характера в сформировавшуюся в регионе реальность, мирное сосуществование всех расположенных здесь государств, невмешательство во внутренние дела друг друга, коллективная ответственность всех стран региона за обеспечение его безопасности.

Данная концепция несла в себе характер универсальности, исходила из балансов интересов и коллективного участия в решении вопросов безопасности всех расположенных в зоне Персидского залива государств, включая Иран и Ирак. Однако реалии жизни и продолжавшаяся ирано-иракская война делали невозможной ее реализацию в тот период. Становление Совета сотрудничества осуществлялось во время ирано-иракской войны, советского вторжения в Афганистан, завершения исламской революции в Иране. Для членов этого объединения было важно избежать обвинения в создании военно-политической группировки, которая могла бы угрожать интересам других стран Ближнего Востока. Его членами могли стать только вошедшие в его состав шесть арабских стран: Бахрейн, Катар, Кувейт, Объеденные Арабские Эмираты, Оман и Саудовская Аравия. Расширение состава организации изначально не предполагалось. Поэтому она получила в арабском мире название «закрытого клуба для богатых». Йемен стал единственной страной Аравийского полуострова, не вошедшей в эту организацию. С социально-экономической точки зрения, между Йеменом и богатыми заливными странами лежала непреодолимая пропасть. Реакция на основание Совета сотрудничества со стороны Йемена, ориентировавшейся в своей политике на СССР, была достаточно прохладной. Создание этой организации рассматривалось, как стремление со стороны прозападных держав противодействовать росту национального движения. Существовали и другие факторы, препятствовавшие вовлечению Йемена в интеграционный процесс. На момент образования Совета сотрудничества Йемен был разобщенной страной, которая с географической точки зрения, делилась на Север и Юг, а с политической – на Восток и Запад. Неприязнь «соседей по полуострову» вызывала приверженность южного Йемена марксистским идеям. Преодолев противостояние Севера и Юга, после их объединения в мае 1990 году в Йеменскую Республику, Йемену пришлось столкнуться с региональной изоляцией из-за занятой во время кризиса в Персидском Заливе проиракской позиции. На протяжении 10 лет после кризиса в Персидском заливе, йеменско-кувейтские отношения были «полупрерванными». В 1999 году после визита министра иностранных дел А. Баджамаля в Аль-Кувейт дипломатического представительства обеих стран удалось повысить до уровня чрезвычайных и полномочных послов. В последние годы идет постоянный обмен протокольными посланиями и делегациями. Один из последних визитов состоялся в мае 2002 году. После этого Йемен также вошел в Совет сотрудничества.

Специфической чертой военной политики аравийских монархий Персидского залива являются существенные затраты на конвенциональные виды вооружений. Наибольшим военным бюджетом, по состоянию на 2004 год, обладает Саудовская Аравия (21, 56 млрд. долларов), также превосходящая остальных участников Совета сотрудничества с территориальной и демографической точек зрения [2, с. 231]. Международное сотрудничество играет ключевую роль в обеспечении субрегиональной безопасности. Партнерами стран-членов Совета сотрудничества в военно-политической области являются:

1  По поставкам вооружений

Бахрейн — Великобритания, США, Швеция.

Катар — Великобритания, Иордания, Италия, Оман, США, Франция, Швеция.

Кувейт — Австралия, Бангладеш, Бельгия, Бразилия, Великобритания, Германия, Египет, Иордания, Канада, Норвегия, Сирия, США, Швеция.

Объединенные Арабские Эмираты — Австралия, Великобритания, Германия, Иордания, Испания, Италия, Ливия, Нидерланды, Пакистан, Россия, США, Румыния, Швеция, Швейцария, Турция, Украина, Франция.

Оман — Великобритания, Иордания, Испания, Италия, Канада, Норвегия, Объединенные Арабские Эмираты, Пакистан, США, Турция, Франция, Швеция, Швейцария.

Саудовская Аравия — Бельгия, Великобритания, Германия, Италия, Иордания, Канада, Норвегия, Пакистан, США, Пакистан, Франция.

2  По военному сотрудничеству и организации маневров

Бахрейн — страны Совета Сотрудничества, Египет, Иордания, США. Катар — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, Италия, Йемен, США, Франция.

 Кувейт — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, Германия, Египет, Иордания, Иран, США, Франция, Чехия. Объединенные Арабские Эмираты — страны Совета Сотрудничества, Египет, Иордания, США, Турция, Франция.

 Оман — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, Египет, Индия, Иордания, Китай, Пакистан, США.

Саудовская Аравия — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, Египет, Иордания, Пакистан, США, Франция.

3  По наличию договоров в области безопасности

Бахрейн — страны Совета Сотрудничества, Великобритания, США.

Катар — Бахрейн, Иран, Италия, Кувейт, Оман, Саудовская Аравия, США, Франция.

 Кувейт — Белоруссия, Великобритания, Иран, Италия, Россия, США, Франция.

 Объединенные Арабские Эмираты — Германия, Индия, Словакия, Франция. Оман — Индия, Иран, Йемен, США, Турция [3, с. 67].

Необходимо отметить, что, несмотря на достаточно широкий круг партнеров Совета сотрудничества в сфере военно-политического взаимодействия, большая их часть — страны Западной Европы, кроме того, — участники НАТО. Эти государства занимают промежуточное звено в структуре внешней безопасности, которая выглядит следующим образом. Наибольшее значение имеет взаимодействие в рамках Совета сотрудничества. При этом прочную монополию в обеспечении субрегиональной и частично национальной безопасности стран-членов Совета осуществляют США. Взаимодействие с ними построено на основе договоров об обеспечении безопасности, что на практике означает развертывание на территории стран Совета сотрудничества военных баз различного профиля: сухопутных, военно-воздушных и военно-морских. Таковыми являются: на территории Бахрейна — «Шейх Иса»; Омана — «Сиб», «Масира», «Марказ - Тамарид», «Эль-Хасиб»; Катара — «Эс-Салия» (отсюда осуществлялось руководство антииракской кампанией в марте 2003 года), «Эль-Удейд»; Кувейта — «Али ас-Салех», «Кэмп Доха», «Арифджан» [3, с. 89]. Параллельно осуществляется использование национальной инфраструктуры и сооружение необходимых коммуникаций. После США структурно следуют, как уже было указано, ведущие страны Европейского Союза, которые на сегодняшний день не способны преодолеть монополию США, хотя, и обладают значительными амбициями. Кстати необходимо отметить, что малые страны, например Оман, используют диверсификацию военно-политических партнеров с целью преодолеть зависимость в рамках Совета сотрудничества от Саудовской Аравии, с которой ассоциируются доминирующие позиции США в пределах Персидского залива. По этой причине некоторыми малыми странами Совета, в частности Катаром, выдвигается инициатива взаимодействия с НАТО как централизованного механизма обеспечения коллективной безопасности. В этом опять же прослеживается инструменталистский подход тех стран, которые стремятся сохранить политический баланс в рамках Совета сотрудничества, и, кроме того, позволяет значительно сократить расходы на вооружение и прочие связанные с этим затраты. К слову сказать, Совет сотрудничеств, предлагая аутентичный механизм совместной безопасности, воспринял ряд концептуальных установок Североатлантического альянса, и в частности, принцип коллективной обороны, в соответствии с которым нападение на одного или нескольких стран-членов Совета сотрудничества означает нападение на все договаривающиеся стороны. Вопросами военной политики занимается военно-координационный комитет при Генеральном секретариате Совета сотрудничества. Комитет выполняет функции по координации в области военного строительства, планирования оперативной и боевой подготовки объединенных вооруженных сил и составления соответствующих докладов о направлениях развития военной организации. В частности, в рамках Совета сотрудничества осуществляется реализация совместных программ «Закрытая связь» и «Пояс сотрудничества». Страны-участницы выделяют в ежегодный бюджет организации сумму, покрывающую расходы на свой воинский контингент. В 1995 году разрабатывались планы реформирования объединенных вооруженных сил и укомплектования за счет 20 % национальных вооруженных сил стран-участниц Совета сотрудничества. Таким образом, количественно объединенные вооруженные силы должны достигать 25 тысяч человек [1, с. 274]. Военно-воздушный и военно-морской компоненты предполагалось создавать в чрезвычайных условиях. Размещение планировалось на территории Саудовской Аравии (две базы) и Объединенных Арабских Эмиратов (одна база). В декабре 2001 года было принято решение о доведении численности объединенные вооруженные силы до 20 тыс. человек, при дислокации 6,5 тыс. [4, с. 123]. Необходимо отметить, что четко прослеживающаяся тенденция к активному военному строительству осложняется рядом обстоятельств. Политические противоречия внутри Совета сотрудничества между Саудовской Аравией и малыми странами-членами, нехватка людских ресурсов, финансовые затруднения, недостаточное количество оперативных и боевых мероприятий, различный уровень оснащения национальных вооруженных сил вооружением и техникой, а также слабо развитая промышленная база остаются главными препятствиями на пути достижения поставленной цели [4, с. 126]. Договорно-правовой массив стран-членов Совета сотрудничества в области военно-политического сотрудничества позволяет идентифицировать Индию и Пакистан — в качестве внерегиональных стратегических партнеров Совета сотрудничества. Члены Совета сотрудничества, по факту принадлежности к данной структуре, выступают в качестве единого актора международных отношений, вырабатывая единую внешнюю политику по отношению к субрегиональным и региональным центрам силы.

На сегодняшний день структура субрегиональной безопасности Персидского залива представляет собой сложный конструкт, определяющим свойством которого, в условиях политической и экономической глобализации, является полисубъектность и следующее межуровневое взаимодействие:

1 субнациональный уровень, включающий этно-конфессиональные сообщества арабских стран Залива, выступающих в качестве: а) фактора давления на правящие режимы и влияющих на их внешнюю политику (персо-шиитские общины, палестинские диаспоры и так далее); б) фактора, слабо влияющего на политику государств, но способствующего налаживанию политического диалога со страной исхода (индийские диаспоры).

2 уровень национальных государств, который включает: а) арабские страны-члены Совета сотрудничества — Бахрейн, Катар, Кувейт, Султанат Оман, Объединенные Арабские Эмираты и Королевство Саудовская Аравия; б) арабские страны, не входящие в Совет сотрудничества — Ирак; в) неарабские страны — Иран. Специфика международных отношений в зоне Персидского залива позволяет отметить роль Йемена, географически не относящегося к «заливным» государствам, но рассматривающегося в качестве потенциального члена Совета сотрудничества. Кроме того, данный уровень предполагает выделение ряда государств-лидеров, взаимоотношения которых оказывают значительное влияние на динамику большей части процессов в Персидском заливе — Ирак, Иран и Саудовская Аравия.

3 уровень интеграции арабских государств Персидского залива, или институциональный уровень, который концентрируется на Совете сотрудничества как ключевом механизме субрегиональной системы безопасности.

 4 уровень великих держав, рассматривающих данный регион как зону своих национальных интересов и оказывающих серьезное влияние на протекающие в нем военно-политические и финансово-экономические процессы.

5 уровень международных организаций, к которому относятся: а) межправительственные организации регионального (ЕС, НАТО), трансрегионального (ЛАГ, ОИК, ОПЕК, ОАПЕК) и универсального характера (ООН); б) неправительственные организации[1, с.354]. Если говорить о развитие международной экономической интеграции в настоящее время, то оно является одной из наиболее ярко выраженных тенденций эволюции мирового хозяйства. Эта тенденция охватывает практически все регионы мира. Получив первоначальное развитие на европейском континенте, экономическая интеграция все более широко распространяется в развивающемся мире, в том числе в странах Арабского Востока, где получила свое воплощение в созданных региональных и субрегиональных организациях, таких, как Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, Союз арабского Магриба, Совет арабского сотрудничества и других. За последние 30 лет эти страны накопили богатый и чрезвычайно ценный опыт взаимного сотрудничества. Оценка возможностей и перспектив региональной экономической интеграции арабских стран представляет безусловный интерес для развития и обогащения теории международной экономической интеграции. С другой стороны, научное осмысление развития интеграционных тенденций в этом регионе имеет и большую практическую значимость, прежде всего для арабских стран. В то же время понимание происходящих процессов и возможных путей развития этой группы государств представляет собой важную задачу и для мирового сообщества, поскольку ее значимость в мировой экономике и международных экономических отношениях весьма велика в контексте происходящих глобализационных процессов, формирования транснациональных экономических взаимосвязей.

1.2 Эволюция интеграционного объединения

Арабские страны, в недрах которых залегают свыше 40% мировых доказанных запасов нефти и более 15% природного газа, переместились в последние десятилетия с региональной периферии в фокус мировой экономики, играют важную роль в обеспечении ее стабильности и воздействуют на широкую гамму актуальных международных и региональных проблем (Приложение А, Б ). Необходимо также отметить, что значение региона, являющегося районом богатейших на Земле нефтяных месторождений, постоянно возрастает в связи с ростом потребления в мире нефти и газопродуктов. Причем есть основания полагать, что по мере сокращения мировых углеводородных запасов важность стран арабского мира в мировой экономике и политике может возрастать. Таким образом, между формированием внешней политики и международными отношениями в регионе, с одной стороны, и борьбой в области нефти, с другой, существует прямая связь, хотя иногда она проявляется опосредованно. В этой связи актуальным в данной работе представляется выявление общей составляющей внешнеполитического курса монархий Персидского залива в нефтяной области, поскольку, несмотря на свойственные каждому государству особенности, объединяющие их факторы преобладают. Так, создание благоприятных внешних условий для успешного функционирования их нефтегазовых комплексов, поиск рынков сбыта и источников инвестиций, обеспечение оптимальных мировых цен на нефть (так называемая энергетическая дипломатия) занимает центральное место в числе приоритетов внешней политики.

В сжатые исторические сроки многие страны данной группы стали активным субъектом мировой экономики, важным финансовым донором западных стран, ведущим импортером их оружия и высоких технологий, и продолжает оставаться ведущим экспортером углеводородов, напрямую воздействуя на формирование конъюнктуры и цен на мировом рынке нефти.

На сегодняшний день одним из наиболее важных акторов субрегиональных отношений в зоне Персидского залива является Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива. Данное интеграционное объединение возникло в 1981 году и является международной межправительственной организацией, охватывающей территории шести арабских государств Персидского залива — Бахрейна, Катара, Королевства Саудовская Аравия, Кувейта, Объединенных Арабских Эмиратов и Омана. Его появление стало важной вехой в развитии арабского сообщества Аравийского полуострова. В целом необходимо отметить, что на момент возникновения Совета сотрудничества сформировавшие его государства уже имели определенный опыт субрегиональной интеграции. При рассмотрении экономических показателей арабских стран и их места в международном разделении труда особую значимость имеет концептуальное понимание ими собственных национально-государственных экономических интересов, среди которых важное место занимает необходимость усиления региональных экономических интеграционных процессов. Развитие интеграционных процессов объективно укрепляет их положение в мире. Под влиянием интеграционного сотрудничества происходит модернизация данной группы государств, благодаря чему активно втягиваясь в современный цивилизационный поток, они вынуждены преодолевать отсталость, искать оптимальную формулу развития, которая обеспечивала бы рациональное совмещение достижений научно-технического прогресса с национальной культурой, религиозной идеологией, исторической памятью. Важную, но неоднозначную роль в интеграции арабских стран выполняет нефтяной фактор. Под воздействием наращивания объемов добываемых странами этого субрегиона углеводородных при благоприятной конъюнктуре именно это направление станет одной из важнейших сфер совместного сотрудничества. В сжатые исторические сроки данная группа государств, объединившаяся в рамках субрегионального альянса Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, превратилась в весьма активный субъект международных отношений на субрегиональном, арабском и исламском уровнях, важного финансового донора западных стран, ведущего импортера их оружия и высоких технологий. На фоне вынужденного ухода Ирака с мирового нефтяного рынка и экономических затруднений Ирана в эксплуатации своих при­родных ресурсов, а также падения добычи нефти в России «аравийская шестерка» заняла лидирующие позиции в качестве нефтеэкспортера.

Субъектность монархий Залива на мировой авансцене можно рельефно проследить в энергетической сфере, исходя из того, что создание благоприятных внешних условий для успешного функционирования их нефтегазовых комплексов является наряду с обеспечением безопасности приоритетной внешнеполитической задачей. Энергетическая дипломатия продолжает поиск рынков сбыта и потенциальных инвесторов. Однако по мере глобализации процессов, похоже, происходит сужение возможностей для маневра в этой сфере. В эпицентр борьбы перемещается ценовая политика на нефтяном рынке, оказывающая глубинное влияние на состояние мировой экономики. Аравийские нефтедобывающие страны смогли использовать нефть как движущую силу развития, и разработка этого ископаемого сырья оказала выраженное доминирующее воздействие на их хозяйственный рост и социально-экономическую модернизацию.

Можно констатировать несколько факторов, которые в совокупности подняли экономическое значение рассматриваемого региона в мире и его арабо-мусульманской части. Это осложнение нефтеснабжения мировой экономики к началу 70-х годов ХХ века, вспышка энергетического кризиса, который сопровождался скачкообразным повышением цен на нефть в 1973-1974 годах и 1979-1980 годах, обретением странами рассматриваемого региона возможности оказывать финансовую помощь арабо-мусульманскому миру.

Увеличение нефтедобычи с 48 млн. тонн в 1950 году до 705 млн. тонн в 1980 году и доходов от нее оказалось в странах аравийской «шестерки» настолько стремительным, что за какие-то два-три десятка лет пустынные хозяйственные ландшафты этих стран подверглись масштабной модернизации. В ходе этой модернизации были созданы современная нефтяная и нефтехимическая промышленность, многочисленные объекты энергетики, инженерной, транспортной и социальной инфраструктуры. Все это сопровождалось урбанизацией, приведшей к тому, что уже в 90-е годы ХХ века в городах проживало 86% населения Садовской Аравии и 98% населения Кувейта [6, с. 81]. Все это говорит о том, что интеграционные процессы на аравийском континенте за короткий период смогли значительно повысить уровень жизни рассматриваемого региона.

Параллельно с военным сотрудничеством страны Совета расширяли хозяйственные связи. В 1982 г. было принято «Совместное экономическое соглашение», которое предусматривало либерализацию передвижения внутри региона рабочей силы и капиталов, снятие таможенных барьеров, углубление технического и валютно-финансового сотрудничества, координацию внешней и внутренней инвестиционной политики. Подданным стран Залива гарантировался широкий спектр прав в экономической сфере. Тем не менее, в отношении большинства вопросов сотрудничества, «Совместное экономическое соглашение» не содержало четких формулировок и носило декларативный характер. Более того, в нем отмечалось, что «любая из стран-участниц может быть временно освобождена от исполнения условий соглашения в случае, если того потребует внутренняя ситуация или особые обстоятельства» [1, с. 435].

В 1983 г. в регионе была создана зона свободной торговли, в рамках которой отменялись таможенные тарифы и прочие платежи на национальную продукцию стран-членов. Таковой считалась продукция, выпущенная предприятием, не менее 51% капитала которого находилось в собственности подданных стран Совета и на котором создавалось не менее 40% добавленной стоимости. Однако на практике зона свободной торговли фактически не функционировала из-за многочисленных нетарифных барьеров и забюрократизированного порядка получения товарами сертификата «национального происхождения», которое выдавалось специальной комиссией [1, с. 356]. В странах Совета сотрудничества была широко распространена дискриминационная практика распределения государственных заказов. В 1980-х годах все аравийские страны при размещении госзаказов отдавали предпочтение отечественным товарам, несмотря на их дороговизну или худшее качество. Так, к примеру, правительство Кувейта, при выборе подрядчиков предоставляло 10-процентную фору в цене своим производителям. В 1990-х годах ситуация несколько улучшилась, но все же отечественные производители сохранили некоторые преференции: в Кувейте, например, национальные компании имели 10-процентное преимущество в цене по сравнению с иностранными фирмами и 5-процентное по отношению к фирмам других стран Совета сотрудничества [6, с. 76]. Это все свидетельствует о том, что, несмотря на интеграционные процессы, каждая из рассматриваемых стран пыталась выделиться из общего числа, что, конечно же, вело к дисбалансу всего объединения.

«Совместное экономическое соглашение» предусматривало установление к 1987 г. предельных размеров таможенных пошлин на импортируемые в Совет сотрудничества товары. Уже в 1983 г. эта задача была выполнена: минимальная тарифная ставка была установлена в размере 4%, максимальная - 20%. Однако дальнейший процесс унификации таможенных тарифов был заморожен в связи с расхождениями стран-членов относительно приемлемого уровня таможенной защиты, что было обусловлено различиями в стратегиях их экономического развития. Так, к примеру, Саудовская Аравия использовала торговую политику как важный инструмент стимулирования процесса импортозамещения, предоставляла субсидии национальным производителям и защищала их от конкуренции иностранных товаров. Выживание ряда отраслей саудовской промышленности было возможно только при сохранении таможенной защиты на высоком уровне. С другой стороны, Объединенные Арабские Эмираты исторически проводили политику свободной торговли. Это позволяло местным фирмам импортировать иностранные товары для их последующего реэкспорта своим соседям. В частности, на реэкспорте иностранных товаров в другие члены Совета держалась экономика эмирата Дубай [7, с. 167]. Это свидетельствует о том, что страны аравийского континента придерживались писаных правил сотрудничества лишь номинально. На деле же каждая страна пыталась действовать лишь в угоду себе.

Начиная с 90-х годов ХХ века, страны Совета сотрудничества начинают сталкиваться с такими проблемами как необходимость передать роль ведущей силы экономического развития от государственного сектора к частному, привлечь местные частные и иностранные инвестиции на внутренние нужды стран аравийского континента. Не менее актуальна проблема интеграции монархий Залива в глобальную торгово-экономическую систему, которая олицетворялась, прежде всего, с ВТО. Вхождение в эту систему было необходимо как для устойчивого экспорта аравийской продукции на рынке развитых стран, так и для привлечения зарубежных инвестиций. Вообще темпы экономического роста стран «шестерки» тесно зависят от конъюнктуры мировых цен на нефть и газ, с которыми связано финансирование всей экономики, в том числе и обрабатывающей промышленности. Кроме того колебания цен на нефть обуславливают особую переменчивость доли добывающей промышленности в ВВП и отсюда - всей его структуры. И если, к примеру, ВВП на душу населения и финансовое положение сопоставимы с таковыми в развитых странах, то другие показатели, такие как отраслевая структура, производство основных видов продукции на душу населения, да и сам уклад жизни все еще типичны для развивающегося мира [6, с. 83]. В свете изложенных выше характеристик очевидно, что рассматриваемые страны поставлены перед необходимостью координировать экономическую политику, чтобы, во-первых, достичь взаимодополнения хозяйственных структур, во-вторых, снизить конкуренцию между собой при осуществлении стратегии диверсификации экономики и включения в мирохозяйственные связи, согласованно выступать во внешнеэкономической сфере.

Столкновение протекционистского и либерального курсов приводило к конфликтам между законодательными системами отдельных стран Совета и общим законодательством организации, тормозило процесс стандартизации товаров, порождало многочисленные нетарифные ограничения во взаимных торговых отношениях. Это негативно отражалось на развитии внутрирегиональной торговли. За двадцать лет существования Совета доля внутрирегионального товарооборота в общем объеме торговли стран Залива выросла всего с 5% в 1981 г. до около 7% в 2001 г. Этот показатель значительно ниже, чем в других интеграционных группировках (например, в ЕС он превышает 50%). Для исправления ситуации страны Совета в 2001 г. заменили «Совет экономического Сотрудничества» 1981 г. «Экономическим соглашением между странами Совета сотрудничества». В нем установлены принципы функционирования таможенного союза, заложены основы общего рынка, содержится положение о гармонизации стандартов на продукцию. Подданным стран-членов Совета гарантируются равные условия и права при найме на работу в государственном и частном секторе, ведении коммерческой деятельности, в сфере образования, здравоохранения, социального обслуживания, социальном и пенсионном страховании, предусмотрен порядок разрешения споров, возникающих по ходу исполнения соглашения [7, с. 87].

Принятие нового соглашения позволило образовать в 2003 г. после 15 лет переговоров таможенный союз Совета. При этом предусмотрен трехлетний переходный период для завершения процесса гармонизации всех таможенных норм и процедур. Унифицированный внешнетаможенный тариф установлен в размере 5%. Импорт отдельных товаров запрещен по морально-этическим или медицинским соображениям. Ввоз алкогольной продукции и свинины разрешен только через таможенные пункты тех стран, которые разрешают ее импорт. Таможенные платежи взимаются с каждой из стран-членов, ежемесячно переводятся на общий счет и на пропорциональной основе распределяются между членами союза.

Несмотря на то, что образование таможенного союза устранило главное препятствие развитию взаимной торговле - правило «национального происхождения» товара и связанные с ним административные барьеры, отдельные ограничения в торговле все же остаются. Одним из основных препятствий являются различия в товарных стандартах стран Совета сотрудничества. Осознавая серьезность данной проблемы, лидеры стран Залива учредили в 2001 г. Организацию Залива по стандартизации и метрологии (прежде этими вопросами занималась Организация по стандартам Саудовской Аравии). Однако, несмотря на принятие свыше 1700 стандартов Совета сотрудничества, в системе стандартизации сохраняются значительные расхождения, в частности, относительно установленных сроков годности товаров.

Подводя итоги данной главы, и раскрывая задачи дипломного исследования такие как: анализ основных параметров интеграции в рамках Совета сотрудничества арабских государств персидского залива, оценить деятельность Совета сотрудничества арабских государств персидского залива на основе критериев международной военно-политической интеграции, оценка роли и места нефти в современных международных отношениях и ее значение для социально-экономического развития “аравийской шестерки”,- мы пришли к ряду выводов. Во-первых, анализируя основные параметры интеграции в рамках Совета сотрудничества арабских государств персидского залива, мы пришли к тому, что, поскольку рассматриваемый регион находиться в зоне интересов ведущих мировых держав, странам, расположенным на аравийском континенте просто необходимо интегрироваться, чтобы сохранить влияние в данном регионе. На территории Аравии наблюдается, своего рода, борьба за влияние в экономической и военно-политической сфере, то и интеграция в основном должна идти по этим двум направлениям. Во-вторых, делая попытку оценить деятельность Совета сотрудничества арабских государств персидского залива на основе критериев международной военно-политической интеграции, необходимо сказать, что Персидский залив представляет собой зону серьезных противоречий. Действие в данном регионе развивается в контексте столкновения амбиций региональных лидеров — Ирана, Ирака и Саудовской Аравии. В данных условиях малые государства Залива, составляющие второй круг акторов, испытывают существенное воздействие со стороны обеих сил и вынуждены противодействовать усилению какого-либо из полюсов и проводить более гибкую внешнюю политику. Таким образом, позиция данных государств обладает определенным политическим весом в условиях противостояния ведущих региональных держав и способна, с одной стороны, усилить позиции одного из них (Саудовская Аравия), а с другой — спровоцировать негативную реакцию остальных. Историческими проявлениями последней являются вооруженная интервенция, территориальные споры, политическое давление (в том числе, с помощью этно-конфессионального фактора) и так далее. Характерной чертой системы межарабского взаимодействия в Персидском заливе является тот факт, что этногеографическая специфика легла в основу институционального аспекта системы субрегиональной безопасности, что проявилось в деятельности Совета сотрудничества — организации, фактически замкнувшей на себе все уровни безопасности, став своего рода универсальным региональным механизмом ее обеспечения. Персидский залив представляет собой важный стратегический объект для стран Запада. Поэтому военно-политическое направление интегрирования в данном регионе представляет для стран рассматриваемой области жизненную необходимость. В-третьих, делая попытку дать оценку роли и места нефти в современных международных отношениях и ее значение для социально-экономического развития “аравийской шестерки”, можно сказать, что с началом развития нефтяной промышленности, данный регион смог за короткий период достаточно нарастить темпы экономического роста. А также развитие нефтяной отрасли позволило выйти на мировые рынки, где, порой, страны, рассматриваемого региона диктовали цены на нефть.

2 Основные направления развития интеграционного сотрудничества аравийского континента

2.1 Военное сотрудничество: намерения и реальность

Аравийская интеграция развивается в условиях, которые во многом не имеют аналогов в мире, что не может не оказывать влияния на интеграционный процесс, который имеет неровную динамику, то, замедляясь, то ускоряясь, при этом по ходу постепенной эволюции организации происходит смещение основных приоритетов интеграционного взаимодействия. Характерной чертой современного этапа является форсированная экономическая интеграция. С одной стороны, это вызвано устранением основных внешних угроз странам Залива, с другой - их стремлением к укреплению своего экономического потенциала и повышению конкурентоспособности. Заявленные планы предусматривают достижение полной интеграции, вплоть до образования валютного союза. Несмотря на то, что интеграционный процесс периодически сталкивается с определенными сложностями, страны Совета сотрудничества осознают, что достижение устойчивого самоподдерживающегося роста и укрепление позиций на международной арене напрямую зависят от развития между ними интеграционных связей. Аравийская интеграция развивается в условиях, которые во многом не имеют аналогов в мире, что не может не оказывать влияния на интеграционный процесс, который имеет неровную динамику, то, замедляясь, то, ускоряясь, при этом по ходу постепенной эволюции организации происходит смещение основных приоритетов интеграционного взаимодействия.

Говоря о военно-политической интеграции на сегодняшний день, ее проблемах и перспективах, следует отметить, что, еще в самом начале интегрирования, среди стран участниц объединения не было согласованности. Так, к примеру, принятие первых конкретных шагов по развитию военного сотрудничества шло параллельно с выработкой концептуальных положений об основах единой системы безопасности стран-членов Совета сотрудничества. При этом Саудовская Аравия выступала за форсирование процессов военной интеграции и создания единых вооруженных сил, скорейшее заключение соглашения о коллективной безопасности. В то же время "малые" государства аравийской "шестерки" выступали против ускорения, а тем более полной интеграции в военной области, т. к. не хотели усиления зависимости от Эр-Рияда [9, с. 45].

Вступив в ХХI век, аравийские монархии проводили ряд реформ, создавали различные органы по обеспечению наибольшей безопасности в своем регионе, понимая его стратегическую значимость. Так, в октябре 2002 года страны члены Совета сотрудничества приняли решение о создании еще одного органа по координации деятельности в оборонной сфере - Высшего военного комитета по обеспечению коллективной безопасности и повышению обороноспособности. Однако этот шаг вряд ли станет этапным в длящемся уже два десятилетия процессе военной интеграции аравийских монархий [9, с. 189]. На ближайшую перспективу страны «шестерки» наметили завершить создание единой системы раннего радиолокационного обнаружения самолетов и баллистических ракет, запустить (с иностранной помощью) собственный разведывательный спутник, создать училище по подготовке военных летчиков. Не снят с повестки дня и вопрос о создании объединенной системы противовоздушной обороны.

И все же, несмотря на наличие большого числа договоренностей, соглашений и принятых согласованных решений, дело военной интеграции стран-членов Совета идет очень медленно, а многие имеющиеся проектов в этой области далеки от своей практической реализации. До настоящего времени нет заметных подвижек в наращивании численности и боевой мощи вооруженных сил «Щит полуострова». На сегодняшний день страны «шестерки» так и не разработали конкретной всеобъемлющей доктрины обеспечения коллективной безопасности, хотя основные подходы к решению данной проблемы были изложены в отдельных официальных документах Совета и выступлениях руководящих деятелей организации. Все еще отсутствуют единые подходы к вопросам финансирования контингентов вооруженных сил и различных военных программ. На решении данной проблемы сказываются и возникшие в последние годы у многих стран аравийской «шестерки» финансовые трудности.

Дальнейшему углублению военной интеграции препятствуют, прежде всего, политические противоречия и отсутствие полного доверия между странами-членами Совета сотрудничества, различное понимание каждой из них внешних угроз и источников военной опасности. Все это обусловливает то, что каждое государство заботиться в первую очередь о собственной обороне, отодвигая решение вопросов обеспечения коллективной безопасности на второй план.

Таким образом, есть достаточно оснований полагать, что интеграция аравийских монархий в оборонной сфере по-прежнему будет продвигаться медленными темпами. В значительной степени ее перспективы определят следующие факторы: развитие ситуации вокруг Ирака, действия стран-членов Совета сотрудничества в период подготовки, в ходе и после предполагаемой военной операции США и их союзников против режима Хусейна. А также последующее развитие военно-политической обстановки в регионе Персидского залива, на Ближнем и Среднем Востоке в целом, прежде всего, дальнейшие действия США в этом районе мира. Состояние международных отношений в Персидском заливе определяется наличием трех политических центров, внутреннее устройство, интересы и устремления которых зачастую диаметрально противоположны. Национальная безопасность и стабильность стран Совета не может быть обеспечена без поддержки, главным образом, Соединённых Штатов, а также Великобритании и Франции. Эта поддержка базируется на механизме контрактов на поставку систем оружия и обучения местного персонала, двусторонних оборонных пактов и прямого военного присутствия в Заливе. Эта военная составляющая поддержки отражает глубокую экономическую интеграцию аравийского континента в мировое хозяйство благодаря энергетическому и финансовому секторам. Английские и американские военные корабли в Персидском заливе находятся не столько потому, что того требуют геополитические соображения, сколько в силу прямого влияния состояния стабильности этих стран на положение на Уолстрит или в Сити [10, с. 278]. В силу своей уникальности Персидский залив является стратегически важным районом земного шара. При существовании биполярной системы международных отношений в качестве главной угрозы для региона рассматривался СССР. А США, как главная противоборствующая сила, непосредственно интегрированная в той или иной степени в региональную систему безопасности, взяли на себя роль "бдительного и неусыпного стража", присвоившего себе патроналистские функции по отношению к государствам региона. В рамках биполярности это казалось логически обоснованным и вполне адекватным реальности явлением. Но в начале 1990-х гг. ситуация резко изменилась. С геополитической карты мира исчезла одна из крупнейших империй — СССР. Многие исследователи поспешили провозгласить новую эру многополярной системы международных отношений. Пользуясь благоприятными условиями, США решили пересмотреть некоторые аспекты союзнических обязательств в отношении стран Персидского залива, проводя линию на удержание этой зоны в состоянии военно-политической напряженности. Подобная политика США давала возможность размещать многочисленные контингенты американских военнослужащих в Саудовской Аравии и других малых нефтедобывающих государствах региона. Правящие круги США, продвигающие американскую доминанту в международных делах, исходят из того, что изменение миропорядка в связи с прекращением “холодной войны” не привело к девальвации геополитической значимости субрегиона Персидского залива, который неизменно включается в зону “жизненно важных интересов США” во всех доктринальных документах по внешнеполитической тематике. Такой концептуальный подход аргументируется как признанием его ключевой роли в обеспечении стабильности мировой экономики и благополучия ведущих стран Атлантического альянса, так и воздействием на широкую гамму актуальных международных и региональных проблем [11, с. 18]. Реально отсутствие консенсуса по вопросам регионального порядка после 1991 г. привело к ситуации "нестабильной стабильности". С одной стороны, все основные игроки в Заливе принципиально расходятся в своих подходах, но, с другой, - доминирующая роль США и их союзников не позволяла до последнего времени нарушить "статус-кво". В настоящее время именно США в союзничестве с Великобританией "перекраивают" систему региональной безопасности в соответствии с их видением угроз своей стабильности[9, с. 58]. Из этого можно сделать вывод, что регион Персидского залива, чтобы не оказаться под властью Запада в лице Америки, просто обязан развивать военно-политическую интеграцию. Несомненно, что роль стран Совета сотрудничества в системе региональной безопасности в основном определяется их ролью в международном разделении труда. Безопасность самих стран и региона в целом непосредственным образом влияет и на экономическую безопасность развитых стран, экономика которых во многом зависит от экспорта энергоресурсов из зоны Персидского залива. Таким образом, регион не может быть изолирован от системы международной безопасности и влияния внерегиональных сил. Специфической чертой военной политики аравийских монархий Персидского залива являются существенные затраты на конвенциональные виды вооружений. Наибольшим военным бюджетом, по состоянию на 2004 год, обладает Саудовская Аравия (21,56 млрд. долларов) [12, с. 46]. Необходимо отметить, что четко прослеживающаяся тенденция к активному военному строительству осложняется рядом обстоятельств. Политические противоречия внутри рассматриваемого региона между Саудовской Аравией и малыми странами-членами, нехватка людских ресурсов, финансовые затруднения, недостаточное количество оперативных и боевых мероприятий, различный уровень оснащения национальных вооруженных сил вооружением и техникой, а также слабо развитая промышленная база остаются главными препятствиями на пути достижения поставленной цели.

Говоря о перспективах аравийской военно-политической интеграции, следует отметить, что стратегия стран континента на сдерживание и отражение потенциальных военных угроз содержит в своей основе два направления. Первое–построении совместной системы безопасности, включающей совместную противовоздушную оборону, силы быстрого реагирования Совета, координацию в области закупок вооружений и т. п. (такие системы, однако, частично или полностью разрабатываются, внедряются и модернизируются при помощи западных специалистов), а также обеспечение национальной безопасности каждым государством-членом Совета сотрудничества, что является неотъемлемой частью национального суверенитета любого государства. Отметим, однако, что выработка национальных доктрин безопасности также нередко основывается на военно-техническом сотрудничестве с развитыми странами (в основном, с США). Многие эксперты утверждают, что в условиях снижения экономических показателей названных государств в последние годы страны рассматриваемого региона могут создать эффективную долгосрочную систему безопасности только через принятие коллективной региональной стратегии в области военной безопасности. Так, генерал-майор Вооруженных сил Омана Патрик Кординги говорит о необходимости использования массовых инвестиций стран Совета сотрудничества в вооружения при совместном обязательстве в построении системы коллективной безопасности. Фонды отдельных стран, используемые на военные нужды, более целесообразно было бы использовать на совместную закупку и производство вооружений и необходимого сопутствующего оборудования [13, с. 27]. Построение системы коллективной безопасности в регионе имеет явные преимущества для указанных стран (особенно малых, чьи материальные и территориальные ресурсы могут оказаться недостаточными в условиях внешней агрессии) в силу следующих обстоятельств:

1 снижение затрат на обеспечение национальной безопасности за счёт построения коллективной системы, что позволяет выбирать технологически наиболее совершенные вооружения и сопутствующее оборудование, в том числе и для отражения возможных угроз, порождаемых нетрадиционным оружием и оружием массового поражения;

2 унификация видов и источников вооружения;

3 в случае внешней агрессии и блокады национальной армии одной из стран возможность применять коллективные силы для ведения боевых действий;

4 создание совместного военно-промышленного комплекса со специализацией в производстве легкого вооружения, снаряжения и техники (электроники и электрооборудования), а также лёгких транспортных средств с перспективой создания предприятий тяжелой военной промышленности;

5 повышение доверия внутри организации за счёт обязательства решать все спорные вопросы только дипломатическим путем, какие бы стимулы не двигали страны-члены в данном споре;

6 создание такого баланса сил в регионе, где аравийские страны выступают единым блоком. Таким образом, малые страны как бы увеличивают свой вес за счёт коллективной системы. Очевидно, что этот последний пункт является наиболее важным в региональном балансе сил и возможности сдерживания потенциального агрессора [10, с. 37].

Однако, разногласия внутри Совета по некоторым актуальным вопросам региональной безопасности могут тормозить процессы быстрого реагирования совместных сил, а также другие интегрированные механизмы обороны. Так, Катар до сих пор имеет разногласия с Саудовской Аравией и Бахрейном по поводу немаркированных границ. Кувейт и Оман рассматривают Иран как позитивную силу в региональной безопасности, особенности в качестве противовеса Ираку. Однако это мнение не разделяют четыре другие члена Совета (в частности, Объединенные Арабские Эмираты и Иран до сих пор не решили вопрос о спорных островах Абу Муса, Большой и Малый Томб в Персидском заливе) [1, с. 67]. Все это говорит о том, что, несмотря на наличие перспектив развития военно-политического интеграционного потенциала, странам рассматриваемого региона еще долго придется налаживать отношения друг с другом, а уж потом строить единую систему безопасности в регионе.

Подводя итоги данного параграфа, следует отметить крайнюю необходимость развития военно-политической интеграции в рассматриваемом регионе, чтобы не оказаться под властью Запада в лице Америки, так как Персидский Залив является стратегически важным районом земного шара. Говоря о достижениях в области военно-политической интеграции, необходимо отметить тот факт, что странам региона, прежде чем строить долгосрочные перспективы, необходимо урегулировать разногласия между собой в сфере обеспечения безопасности.

2.2 Реалии и перспективы экономической интеграции

В XXI веке монархии Персидского залива продолжают сохранять свою значимость в системе международных отношений. Богатейшие запасы нефти и газа, существующие в этих странах, во многом определяют специфическое положение данного субрегиона в мировой экономической и политической системе (Приложение В). Предположительно, такая ситуация сохранится и в будущем, ведь, несмотря на появление альтернативных источников энергии и развитие энергосберегающих технологий в мире, потребность в углеводородных ресурсах сохраняется на высоком уровне. Так, недавно опубликованные прогнозы Американского Департамента Энергетики и Международного Энергетического Агентства оценивают рост спроса на нефть в период до 2010 года на уровне 2-2,1 % в год. При этом темпы роста текущих запасов в течение последнего десятилетия опережали этот уровень, что позволяет говорить о том, что нефти на XXI век хватит. И в значительной степени эти запасы формируются за счет ресурсов “аравийской шестерки”. К примеру, основные поставки нефти Америки осуществляют страны Персидского Залива (Приложение Г). Помимо своего международного значения нефть явилась также базисным фактором социально-экономического развития и модернизации в монархиях Аравийского полуострова. В целом, несмотря на ряд издержек, опыт использования природных богатств аравийскими монархиями можно признать весьма эффективным и оправданным.

Если говорить о достижениях в области экономической интеграции, то здесь можно наблюдать существенные сдвиги. Для сравнения, на первоначальном этапе для разработки нефти аравийские монархии были вынуждены обратиться к иностранному капиталу; это было обусловлено отсутствием национального фонда накопления, соответствующих технологий и инфраструктуры и квалифицированных кадров. Широкомасштабная эксплуатация нефтяными монополиями главного национального достояния этих стран на протяжении длительного периода времени была как бы “скомпенсирована” созданием современной нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности и развитой инфраструктуры, появлением национальных кадров. Повышение диверсификации в нефтяном промышленном секторе в 80-90-е годы ХХ века в действительности рассматривалось правительствами монархий как приоритетное направление хозяйственной стратегии, и они вкладывали и продолжают вкладывать большие средства и усилия в продвижение данного процесса. Однако этот процесс происходит сложно и может приобрести подлинно рыночный характер только при условии, что частный сектор сможет самостоятельно управлять деятельностью различных производств, а поддержка государства сведется к минимуму. Если говорить о перспективных направлениях интеграции и рассматривать реформы, касающиеся нефтяной сферы хозяйства, то, судя по заявлениям и документам правительственных органов, главным направлением реформ по расширению использования рыночных механизмов должно быть повышение роли частного сектора в экономическом развитии таким образом, чтобы данный сектор, во-первых, смог функционировать на базе в основном внутренне генерируемого, самоподдерживающегося роста без подпитки со стороны государства; во-вторых, перенес центр тяжести с активности в основном в непроизводственных секторах хозяйства в производственные. При этом нефтехимическая промышленность, глубокая переработка нефти при производстве широкого ассортимента продукции также в целом рассматривается как нефтяное направление, в отличие от производства и поставок сырой и очищенной нефти. Характерной чертой современного этапа является форсированная экономическая интеграция. С одной стороны, это вызвано устранением основных внешних угроз странам Залива, с другой - их стремлением к укреплению своего экономического потенциала и повышению конкурентоспособности. Заявленные планы предусматривают достижение полной интеграции, вплоть до образования валютного союза. Несмотря на факт, столкновения интеграционного процесса с определенными сложностями, страны Совета сотрудничества осознают, что достижение устойчивого самоподдерживающегося роста и укрепление позиций на международной арене напрямую зависят от развития между ними интеграционных связей. Вместе с тем экономика аравийских стран остается в преобладающей степени монокультурной, а процесс диверсификации промышленности до последнего времени осуществляется замедленными темпами и сконцентрирован в производствах, сопутствующих добыче нефти. Что, конечно, создает большие трудности в развитии экономик. Хотя, нельзя не отметить прогрессивных сдвигов в отраслевой структуре экономики аравийских государств, достигнутых за три последних десятилетия, несмотря на сложные стартовые условия развития. Так, к примеру, показатели Саудовской Аравии на середину 2007 года таковы: доля обрабатывающей промышленности в ВВП составила 8,6%, нефтегазовой (в основном это добыча нефти и газа) – 32,1, сельского хозяйства – 7,0, строительства – 9,6%. Вместе с тем доля непроизводственной сферы была достаточно высокой: оптовой и розничной торговли – 7,4%, банков и других кредитно-финансовых институтов – 3,1, транспорта, коммуникаций и складирования – 6,8, рестор

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Аравийская интеграция". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 498

Другие дипломные работы по специальности "Международные отношения":

Россия в трудах российских и зарубежных аналитиков

Смотреть работу >>

Принципы международного морского, воздушного и космического права

Смотреть работу >>

Эволюция внешнеполитического курса России в отношении со странами Евросоюза с 1992 по 2007годы

Смотреть работу >>

Проблема регулирования трудовых отношений и социального обеспечения КНР в условиях построения общества "сяокан"

Смотреть работу >>

Роль внутренних факторов в формировании внешней политики Турецкой республики после Второй мировой войны (1945-1980 гг.)

Смотреть работу >>