Дипломная работа на тему "Особенности восстановительного процесса в послеоперационный период у пациентов с различными типами восприятия своей болезни"

ГлавнаяМедицина, здоровье → Особенности восстановительного процесса в послеоперационный период у пациентов с различными типами восприятия своей болезни




Не нашли то, что вам нужно?
Посмотрите вашу тему в базе готовых дипломных и курсовых работ:

(Результаты откроются в новом окне)

Текст дипломной работы "Особенности восстановительного процесса в послеоперационный период у пациентов с различными типами восприятия своей болезни":


Факультет высшего сестринского образования

Кафедра сестринского дела

Выпускная (дипломная) квалификационная работа

на тему

Особенности восстановительного процесса в послеоперационный период у пациентов с различными типами восприятия своей болезни

2009

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫХ БОЛЬНЫХ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОСПРИЯТИЯ ИМИ СВОЕЙ БОЛЕЗНИ

1.1  Пси хологические особенности хирургических больных

1.2  Характеристика восстановительного процесса в послеоперационный период

1.3  Восприятие больными своей болезни, как предмет исследования отечественных и зарубежных ученых

Глава 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫХ БОЛЬНЫХ С РАЗЛИЧНЫМИ ТИПАМИ ВОСПРИЯТИЯ СВОЕЙ БОЛЕЗНИ

2.1  Методы и методики исследования

2.2  Результаты исследования и их пси хологический анализ

Заказать дипломную - rosdiplomnaya.com

Актуальный банк готовых защищённых студентами дипломных проектов предлагает вам приобрести любые проекты по нужной вам теме. Правильное выполнение дипломных проектов под заказ в Санкт-Петербурге и в других городах России.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

В настоящее время всё большего внимания заслуживает изучение пси хологического статуса пациентов в послеоперационном периоде. Как и само заболевание, нередко тяжелое, так и перенесенный наркоз и операция, связаны с боязнью последствий и страхом неблагополучного исхода болезни. Все это сопровождается длительным, значительным перенапряжением внутренних сил. В то время как каждый пациент является, прежде всего, личностью, которая имеет свое собственное представление о медицине, о самом себе, о своей болезни и о степени ее серьезности. Болезненные ощущения, плохое самочувствие, чувство необычного состояния всего организма после перенесенной операции заставляют больных концентрировать все внимание на собственных ощущениях. Больные по-разному воспринимают свою болезнь: держатся выше болезни, борются с ней, не обращают на нее внимания, вытесняют ее бегут из болезни, бравируют ею, считают ее позором, полностью покоряются болезни, становятся ее рабом и слугой, боятся болезни, любят болезнь, привыкают, ищут в ней преимущества, трагически переживают, бравируют, диссимулируют, окрашивают болезнью все свое мировоззрение и т. д. В любом случае болезнь изменяет личность больного. Данная проблема нашла свое отражение в ряде публикаций, среди которых определенный интерес представляют работы Ковалева В. В., Квасенко А. В., Зубарева Ю. Г. Скумина В. А., Султановой А. С. и др. Однако, несмотря на то, что эта проблема нашла свое отражение в многочисленных публикациях, специальных обобщающих исследований этого плана очень мало. Эта работа послужит дополнением к исследованиям по данной проблематике.

Актуальность проблемы в том, что до сих пор врачи-непсихиатры уделяют крайне мало внимания изучению восприятия человеком своей болезни, тогда как исходя из того, что связь психических и соматических процессов неразрывна, и из современных данных о влиянии психических раздражений на течение вегетативных процессов организма, этому вопросу следует уделять самое пристальное внимание. Такого подхода требуют как интересы больного, так и интересы здравоохранения.

Очевидно, что правильное методическое исследование больного с изучением его восприятия своей болезни облегчает понимание его внутреннего состояния, а знание пси хологических особенностей его внутренней картины болезни поможет врачам спрогнозировать результат лечения и выздоровления.

В связи с актуальностью выделена цель дипломной работы: выявить особенности процесса выздоровления в послеоперационный период хирургических больных с различными типами восприятия своей болезни.

Предмет исследования:

1.  Процесс выздоровления хирургических больных в послеоперационный период;

2.  Типы восприятия больными своей болезни.

Объект исследования: больные хирургического отделения Северной городской клинической больницы г. Кирова в количестве 90 чел.

Гипотеза исследования: восприятие больными своей болезни будет влиять на процесс их выздоровления в послеоперационный период: тогда при адаптивном варианте восприятия болезни (гармоничный, эргопатический и анозогнозический типы) восстановление организма в послеоперационный период будет проходить легче и быстрее; при дезадаптивных вариантах (интрапсихический (тревожный, ипохондрический, неврастенический, меланхолический, эйфорический, апатический, обсессивно-фобический, сенситивный, типы) и интерпсихический (эгоцентрический, паранойяльный, дисфорический типы) восстановление организма у больных в послеоперационный период будет затягиваться, более длительное время будут сохраняться болезненные симптомы и психическое напряжение.

Задачи:

1.  Провести анализ литературы по проблеме особенностей процесса выздоровления послеоперационных больных с различным восприятием своей болезни;

2.  Изучить типы восприятия своей болезни у послеоперационных больных;

3.  Выявить особенности процесса выздоровления в зависимости от типа восприятия больными своей болезни;

4.  Разработать рекомендации по ускорению процесса выздоровления для послеоперационных больных с учетом типа восприятия ими своей болезни.

Методы и методики исследования: анализ литературных источников, наблюдение, беседа, тестирование, анализ амбулаторных карт, математическая обработка результатов.

Для диагностики типов восприятия своей болезни применялась методика ТОБОЛ (Определение преобладающего типа отношения к болезни). Авторы методики - Л. И. Вассерман, Б. В. Иовлев, Э. Б. Карпова, А. Я.Вукс, А. Е. Личко, 1987 г.).

Методическая база исследования: отделение абдоминальной хирургии Северной городской больницы г. Кирова, Выборка состояла из больных, перенесших операцию по поводу острого аппендицита.

Теоретическая значимость работы заключается в том, что исследование позволяет расширить и уточнить научные представления о восприятии больными своей болезни, о различии пси хологических типов в восприятии болезни и их влиянии на процесс выздоровления при хирургической патологии.

Практическая значимость: результаты, полученные в данном исследовании, могут использоваться практикующими врачами, медицинскими психологами в условиях медицинских учреждений для построения прогнозов выздоровления и разработки программ лечения и реабилитации больных с хирургическими патологиями в послеоперационный период.

Глава 1. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫХ БОЛЬНЫХ В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ВОСПРИЯТИЯ ИМИ СВОЕЙ БОЛЕЗНИ

1.1 Пси хологические особенности хирургических больных

Болезнь - процесс, возникающий в результате воздействия на организм вредоносного (чрезвычайного) раздражителя внешней или внутренней среды, характеризующийся понижением приспособляемости живого организма к внешней среде при одновременной мобилизации его защитных сил. Болезнь проявляется нарушением равновесия организма с окружающей средой, выражающимся в возникновении побочных (неадекватных) реакций [1].

Для понимания пси хологических особенностей заболевшего человека, а особенно хирургического больного, важен учет всего комплекса факторов биологического и социального порядка. С началом заболевания соотношение этих факторов изменяется и биологическая сторона болезни, во-первых, ставит социальную сторону деятельности человека в более узкие рамки, во-вторых, оказывает влияние на пси хологическую структуру личности [15]. К. Маркс характеризовал болезнь как стесненную в своей свободе жизнь. Болезнь вызывает сдвиги в жизнедеятельности организма, которые влияют на потребности и побуждения к деятельности, изменяя соотношение потребностей и определяя особенности поведения больного, заставляя его действовать с учетом этих новых мотивирующих факторов, имеющих специфический характер [10].

При рассмотрении пси хологических особенностей больных с хирургической патологией отмечается значимость операционного стресса, который представляет собой сложный комплекс неспецифических ответных реакций организма. В зависимости от характера экстремальных факторов, их силы и времени воздействия формируются новые функциональные состояния организма, которые приобретают определенные специфические черты на разных этапах операционного стресса. Факторы воздействия многочисленны и весьма различны по своей природе.

Необходимость проведения хирургического оперативного вмешательства, как правило, застигает человека врасплох, в отличие от ситуации хронической соматической патологии, к которой человек постепенно адаптируется. И если обязательность тех или иных терапевтических мероприятий можно спрогнозировать, то предположить возможность и необходимость операции человек способен в значительно меньшей степени [13].

В содержании пси хологического состояния хирургических больных отражается не только наличная жизненная ситуация (ситуация операции), но и преморбидные (доболезненные) особенности личности больного, его характер и темперамент, которые во многом могут объяснить предпочтительность появления у больных тех или иных форм реагирования на операционный стресс [27].

Типичной пси хологической реакцией на сообщение о необходимости проведения хирургической операции является предоперационная тревога, для которой характерно постоянное беспокойство, неусидчивость, невозможность сосредоточиться на чем-либо, нарушение сна. Такое состояние проецируется в будущее, в послеоперационный период, для которого так же характерно состояние тревоги, идентичной предоперационной, но уже связанной с перенесенным операционным стрессом, и сравнением ожиданий и реальности [30].

О взаимосвязи между выраженностью тревоги в предоперационном и постоперационном периодах говорит И. Джанис [16] (таблица 1).

Таблица 1 - Связь между выраженностью тревоги в предоперационном и послеоперационном периодах

--------------------------------------------------
Предопераци-онное психическое состояние | Характеристика предоперационного состояния | Послеоперационное психическое состояние | Психический преморбид |
---------------------------------------------------------
Низкий уровень тревоги | Оптимистическое отрицание послеоперационного дискомфорта | Агрессивность, болезненное раздражение по отношению к страданию вместо его восприятия как естественного следствия операции |

Личностная предрасположенность1) невротики со сверхконтролем

2) психически здоровые, чувствительные к внешней стимуляции

|
---------------------------------------------------------
Умеренно выраженная тревога | Учет объективных опасности | Малая вероятность психических расстройств | Психически здоровые со зрелой личностью, характерна высокая ответственность за внешнюю ситуацию |
---------------------------------------------------------
Высокая тревога | Постоянное эмоциональное напряжение | Отсутствие уверенности в благополучном исходе операции, боязнь процедур, воспоминания о неприятных событиях, ипохондричность |

1) хронические невротики

2) психически здоровые с тревожностью, как чертой личности

|
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Таким образом, постоперационное состояние, по мнению И. Джанис, во многом определяется предоперационным. Наиболее трезво оценивают ситуацию пациенты с умеренно выраженной тревогой. Они адекватно воспринимают цель оперативного вмешательства, вероятность достижения успеха и избавления от болезни, возможность появления послеоперационных осложнений пси хологически более адекватно реагируют на собственное состояние. Высокий или низкий уровень тревожности способствует формированию дезадаптационных психических состояний [22].

Идея связи предоперационной тревоги и степени психических отклонений на исходе хирургического лечения проходит красной нитью через одну из фундаментальных работ в психологии хирургии. Ее авторы, Дж. Титченер и М. Левин (J. Titchener, М. Levine), развивая положения X. Дейч, представили концепцию реагирования на хирургический стресс, выдвинув три постулата:

1.  Эффективная адаптация предполагает восприятие сигналов тревоги, определенную степень ее ассимиляции, что дает, в конечном счете, некоторую возможность облегчения душевного состояния больного.

2.  Чтобы адаптация была эффективной, ее механизмы должны быть достаточно гибкими, что позволяло бы вносить необходимые изменения в процесс интеграции тревоги во время антиципации хирургического стресса, а также в адаптацию к пси хологическим и физиологическим последствиям операции.

3.  Для поддержания душевного равновесия в хирургической ситуации необходимой является не стабильность, а реактивность адаптации [8; 29].

Итак, предоперационная тревога является сигналом, предупреждающим о необходимости подготовки к встрече стресса. Однако послеоперационная тревога - сигнал уже прошедшего стресса. Поэтому ее можно считать следствием частичного нарушения интеграции личности (кроме того, она может быть предвестником аггравации). Таким образом, различаются тревога как сигнал и тревога как нарушение функционирования личности.

Более полно картина пси хологических особенностей хирургических больных представлена В. Н. Косыревым. Он делит послеоперационный период на два этапа – ближайший и отдаленный. На ближайшем этапе реакции носят адаптационный характер и отражают особенности течения заболевания: замедленный темп реакций, чрезмерная сосредоточенность на болезненных ощущениях, колебания критики к своему состоянию, эмоциональная неустойчивость. Отдаленный этап зависит от результатов операции. Если результаты оправдывают ожидания, происходит уменьшение симптомов. Если операция закончилась по тем или иным причинам неудачно, больному предстоит повторная операция или образуется дефект тела, психическое состояние больных характеризуется аффективной напряженностью, дисфориями, страхом перед новым страданием. При инвалидизирующих или обезображивающих заболеваниях формируются более стойкие личностные реакции или патологическое развитие личности [21].

Т. П. Макаренко, Л. Г. Харитонов и А. В. Богданов, проводя многочисленные наблюдения за пси хологическим состоянием хирургических больных в послеоперационный период говорят о послеоперационных психозах, которые чаще всего представляют собой острые симптоматические психозы и значительно реже могут быть отнесены к психогениям. Причинами их являются особенности патологического процесса и характер оперативного вмешательства, интоксикация, аллергия, нарушения обменных процессов, в частности ионного равновесия, особенности состояния центральной нервной системы.

Чаще всего наблюдаются экзогенные типы реакций в форме делирия, неразвернутого онейроида, оглушения, аменции. Две последние формы помрачения сознания свидетельствуют об общем тяжелом состоянии больного. Психозы, сопровождающиеся помрачением сознания, обычно возникают не позже 7—10-го дня после операции. Их продолжительность — от нескольких часов до 1 недели.

Реже психозы возникают в форме тревожно-тоскливого состояния или неразвернутого острого параноида. При операциях, сопровождающихся осложнениями, наблюдаются различные по структуре депрессивные состояния. Очень часто в их содержании отражаются реальные факты, в связи с чем их можно считать психогенными [26].

Развитие психопатологических и психотических реакций, делирия, судорожного синдрома, опистотонуса, послеоперационной когнитивной дисфункции (ПОКД), нарушения цикла сон – бодрствование, возникновения расстройств координации, хореоатетоза и т. п. может быть следствием применения общей анастезии при проведении операций. Н. А. Шнайдер обращает внимание на то, что на когнитивные (познавательные) и психомоторные функции оказывают неблагоприятное влияние фактически все известные анестетики. [51].

Пси хологические особенности хирургических больных, по мнению В. Н. Косырева, зависят также от типа хирургической патологии.

Пси хологические реакции травматических больных включают оценку травмы, ее последствий (угроза для жизни). При тяжелых травмах возможна эректильная фаза – возбуждение, эйфория с неадекватной оценкой своего состояния. Затем наступает торпидная фаза, характеризующаяся психическим угнетением, безучастным отношением к окружающему, снижением реакций на боль. Личностные особенности здесь практически не играют роли. На отдаленном этапе у больных происходит адаптация к длительному лечению, гипсу, вытяжению, прикованности к постели или затруднениям в передвижении. Личностные сдвиги на этом этапе зависят от преморбидно - личностных особенностей, стратегий совладающего поведения и наличия анкилозов или ампутаций [2].

У пациентов с долго не заживающими ранениями отмечается синдром «раневой нервности», включающий угнетенность настроения, повышенную раздражительность, склонность к фиксации на соматических ощущениях, гиперестезию к внешним раздражителям до непереносимости. Повторные операции, болезненные перевязки, тяжелый раневой процесс – все это приводит к сильной астенизации, переоценке тяжести своего состояния. В отдаленных последствиях возможны варианты от нормы до патологического развития личности [17; 21].

На психическое состояние хирургических больных с заболеваниями грудной и брюшной полости влияет осознание витальной важности полостных органов. Особенно это касается операций на сердце. У этих больных отмечается повышенный уровень тревоги, депрессивный фон настроения, но возможны и маскирующие реакции по типу эйфории. Вживление электростимуляторов при хронической атриовентрикулярной блокаде сопровождается у больных чувством неполноценности, неуверенностью в эффективности и страхом поломки электростимулятора. При аортокоронарном шунтировании в первые два дня могут отмечаться оглушенность, снижение критики, благодушная беспечность («эйфория реконвалесцентов»). В отдаленном периоде отмечается астения, ипохондричность [4; 21].

Таким образом, отличительными особенностями психологии пациента хирургической клиники считается экспектация послеоперационного статуса. Болезненные ощущения, плохое самочувствие, чувство необычного состояния всего организма, сознание возможности неблагоприятного исхода заставляют больных концентрировать все внимание на собственных ощущениях. В связи с этим возникает тревога, неблагоприятный эмоциональный фон, раздражительность и т. п. Больные различными способами адаптируются к операционному стрессу, гибкость, адекватное отношение к перенесенной операции способствуют наиболее полной и скорейшей адаптации.

1.2 Характеристика восстановительного процесса в послеоперационный период

Послеоперационный период лечения больного начинается с момента окончания операции и продолжается до восстановления его трудоспособности. Этот период во многом определяет дальнейшее качество жизни пациента, поскольку от его течения (осложненный он или неосложненный) зависят сроки и полнота выздоровления [20].

Большинство авторов условно подразделяют послеоперационный период на три стадии:

-  первая стадия - ранняя, длительностью 3-5 дней;

-  вторая - ближайшие 2-3 нед. (до выписки больного из стационара);

-  третья - отдаленная, до восстановления трудоспособности [22].

В медицине, учитывая особенности физиологических процессов при выздоровлении хирургических больных в течение постоперационного периода обычно выделяют четыре фазы:

-  катаболическую;

-  обратного развития

-  анаболическую;

-  фазу увеличения массы тела.

Для первой фазы характерны усиленное выделение азотистых шлаков с мочой, диспротеинемия, гипергликемия, лейкоцитоз, умеренная гиповолемия, потеря массы тела. Она охватывает ранний и частично поздний послеоперационный период. В фазе обратного развития и анаболической фазе под влиянием гиперсекреции анаболических гормонов (инсулина, соматотропного и др.) преобладает синтез: происходит восстановление электролитного, белкового, углеводного, жирового обмена. Затем начинается фаза увеличения массы тела, которая, как правило, приходится на тот период, когда больной находится на амбулаторном лечении [32].

Основными моментами послеоперационной интенсивной терапии являются: адекватное обезболивание, поддержание или коррекция газообмена, обеспечение адекватного кровообращения, коррекция нарушений метаболизма, а также профилактика и лечение послеоперационных осложнений. Послеоперационное обезболивание достигается введением наркотических и ненаркотических анальгетиков, с помощью различных вариантов проводниковой анестезии. Больной не должен ощущать боль, но программа лечения должна быть составлена так, чтобы обезболивание не угнетало сознание и дыхание [26; 38; 39].

Больного, доставленного из операционной, укладывают на спину (если особенности операции не требуют другого положения) на кровать с низким изголовьем, а после наркоза - без подушки, укрывают. У оперированных под наркозом возможна рвота, иногда наблюдается резкое двигательное возбуждение. В послеоперационном периоде, протекающем без осложнений, явления, связанные с операционной травмой, не угрожают жизни больного. При сильных болях показаны инъекции наркотических анальгетиков (омнопона или промедола). После небольших по объему оперативных вмешательств (аппендэктомии, грыжесечения и т. п.) на вторую ночь обычно уже не требуется введения наркотических средств и больному дают только снотворное. После тяжелых операций анальгетические средства приходится применять дольше, но, как правило, не более 3-4 дней [38; 39; 44].

Любая операция, как правило, сопровождается повышением температуры тела. Эта лихорадка обычно непродолжительна, и постепенно (к 4-6-му дню) температура тела снижается до нормы. Возможны нарушения деятельности сердечно-сосудистой системы, если операция сопровождалась значительной кровопотерей. У больных, перенесших длительную и травматичную операцию, особенно у лиц пожилого и старческого возраста, истощенных больных, могут возникнуть опасные расстройства кровообращения, которые следует предвидеть и предупреждать [32; 34; 38].

Продолжительность периода, в течение которого больному не разрешают пить воду и принимать пищу через рот, зависит от характера операции. После вмешательств на желудке, двенадцатиперстной кишке в первые сутки нельзя пить. Недостаток жидкости возмещают капельными внутривенными вливаниями растворов хлорида натрия, хлорида калия, глюкозы и др. После операций на пищеводе жидкость и пищу вводят в желудок по зонду или в предварительно сформированную гастростому [38; 49].

Питание в послеоперационный период должно быть высококалорийным, богатым витаминами, легкоусвояемым. Вместе с тем в первые дни после операции приходится ограничивать питание, учитывая характер вмешательства и степень операционной травмы органов пищеварения. Ограничения в питании (только бульон, чай, сухари) больных, подвергшихся операциям на конечностях, грудной клетке, шее, голове, обычно требуются в день операции. На следующий день, если нет особых противопоказаний, назначают щадящую, но достаточную в количественном отношении пищу. При операциях на кишечнике (резекции, наложении анастомозов) режим питания устанавливает врач в зависимости от характера вмешательства. То же относится и к больным, подвергшимся операциям на почках, печени и желчных протоках, поджелудочной железе. Следует учитывать не только особенности операции, но и характер заболевания, по поводу которого она произведена. Например, при поражениях почек может потребоваться бессолевая диета, при заболеваниях печени - диета с ограничением жиров [36].

Рана после операций с наложением первичных швов и асептической повязки почти не требует ухода. По окончании операции поверх повязки кладут мешочек с песком или пузырь со льдом (давление и холод предупреждают образование гематомы), которые снимают через 5-6 ч. При обильном промокании повязки кровью необходимо срочно вызвать врача. При заживлении раны первичным натяжением швы снимают на 7-10-й день, после чего на несколько дней закрывают неокрепший рубец наклейкой [35].

При наблюдении за больным после операции и уходе за ним медсестра должна внимательно относиться ко всем его жалобам, уметь правильно оценить состояние и поведение больного, особенности его дыхания и пульса, следить за правильным положением больного в постели, состоянием повязки, нательного и постельного белья и др. Обо всех тревожных изменениях в состоянии больного медсестра обязана сообщать дежурному врачу [45].

По мнению В. И. Стручкова и многих других авторов, в 10% случаев в постоперационный период развиваются послеоперационные осложнения.

Послеоперационное осложнение - это новое патологическое состояние, не характерное для нормального течения послеоперационного периода и не являющееся следствием прогрессирования основного заболевания. Осложнения важно отличать от операционных реакций, являющихся естественной реакцией организма больного на болезнь и операционную агрессию. Послеоперационные осложнения в отличие от послеоперационных реакций резко снижают качество лечения, задерживая выздоровление, и подвергают опасности жизнь пациента [43].

Осложнения могут быть:

-  развитием нарушений, вызываемых основным заболеванием;

-  нарушениями функций жизненно важных систем (дыхательной; сердечно-сосудистой, печени, почек), обусловленными сопутствующими болезнями;

-  следствиями дефектов исполнения операции или использования порочных методик [48].

Имеют значение особенности госпитальной инфекции и система ухода за больными в данном стационаре, схемы профилактики тех или иных состояний, диетическая политика, подбор врачебного и сестринского персонала [50].

Среди осложнений, возможных в послеоперационном периоде, наиболее опасно кровотечение из раны, возникающее главным образом после операций на крупных сосудах. Доврачебная помощь при начавшемся кровотечении состоит в его временной остановке давящей повязкой, путем пальцевого прижатия кровоточащего сосуда или наложения жгута. Внутреннее кровотечение может развиться после любой операции на органах брюшной или грудной полости вследствие соскальзывания лигатуры с кровеносного сосуда. Обычно оно проявляется бледностью кожи и слизистых оболочек, одышкой, жаждой, частым слабым пульсом и др. В случаях кровотечения или при подозрении на него необходимо срочно вызвать дежурного врача.

Расхождение краев раны наиболее вероятно после лапаротомии с большим срединным разрезом. В ряде случаев это осложнение сопровождается эвентрацией, т. е. выпадением внутренних органов из брюшной полости (чаще большого сальника, петель кишечника) через дефект ее стенки. В таких случаях необходима экстренная повторная операция [11].

Динамическая (паралитическая) непроходимость кишечника может развиться после сложных и травматичных вмешательств на органах брюшной полости, после операций по поводу острой непроходимости кишечника, а также при перитоните. Упорные поносы часто наблюдаются у больных, перенесших обширную резекцию кишечника, реже - после резекции желудка и ваготомии. Лечение таких больных проводят в соответствии с назначениями врача [2].

В послеоперационном периоде могут возникнуть такие гнойно-септические осложнения, как нагноение операционной раны, перитонит и др. Нагноение операционной раны проявляется обычно на 3-4-й день постоперационного периода: возобновляются или усиливаются боли в ране, увеличивается болезненность при пальпации в ее области. Под повязкой обнаруживаются припухлость, гиперемия и повышение температуры кожи вокруг раны, болезненное уплотнение (инфильтрация) подкожной клетчатки. В таких случаях, как правило, возникает необходимость в снятии кожных швов, широком разведении краев раны для оттока гноя, в ее дренировании. .

Послеоперационный перитонит обычно связан либо с инфицированием брюшной полости до операции (напр., при деструктивном аппендиците, прободной язве желудка или двенадцатиперстной кишки и др.), либо с недостаточной герметичностью швов, наложенных в ходе операции на стенки полых органов. Диагностика послеоперационного перитонита сложна, т. к. у больного, только что перенесшего тяжелую операцию, симптомы перитонита не всегда четко выражены.

Послеоперационная пневмония часто возникает после тяжелых операций на органах брюшной полости, особенно у лиц пожилого и старческого возраста, ослабленных больных, при недостаточности сердечной деятельности. Профилактика - дыхательные упражнения, сердечные средства и др. [7]

/В ближайшие часы после сложных травматичных операций, особенно при не полностью возмещенной большой кровопотере, возможно развитие послеоперационного шока. Иногда явления шока возникают во время операции и продолжаются в постоперационном периоде. Профилактика и лечение шока состоят в полноценном обезболивании операции, уменьшении болей в послеоперационном периоде (применение наркотических анальгетиков, надежная иммобилизация после операций на костях и суставах), восполнении кровопотери. Нередко в послеоперационном периоде наблюдаются флеботромбоз и тромбоэмболические осложнения. Тромбоз крупных вен возникает преимущественно у больных преклонного возраста в связи с замедлением венозного кровотока (сердечная недостаточность, неподвижное положение больного) и повышенной свертываемостью крови. В этих условиях создается опасность отрыва тромба и переноса тромботических масс током крови с развитием тромбоэмболии легочных артерий [11].

Таким образом, постоперационный период включает в себя ликвидацию общих и местных расстройств, вызванных заболеванием и операционной травмой, период заживления раны и развития адаптационных и компенсаторных механизмов. При неосложненном послеоперационном периоде восстановление жизненно важных функций организма происходит довольно быстро, и мероприятия сводятся в основном к ликвидации и профилактике воспалительных процессов, к профилактике легочных осложнений (дыхательная гимнастика, банки), к контролю за мочеиспусканием и дефекацией (борьба с парезом кишечника и задержкой мочеиспускания), к гигиеническим процедурам. Контроль за состоянием раны осуществляют при перевязках.

После выписки из стационара в отдаленной фазе постоперационного периода до восстановления трудоспособности необходим постоянный контроль за состоянием здоровья. [31]

Но успешность лечения и благоприятного течения постоперационного периода зависит не только от медикаментозного лечения и постоянного контроля. Огромную роль здесь играет внутренняя картина болезни, сложившаяся у пациентов.

1.3 Восприятие больными своей болезни, как предмет исследования отечественных и зарубежных ученых

Болезнь, как патологический процесс в организме двояким образом участвует в построении внутренней картины болезни:

1. Телесные ощущения местного и общего характера приводят к возникновению сенсорного уровня отражения картины заболевания. Степень участия биологического фактора в становлении внутренней картины болезни определяется тяжестью клинических проявлений, астений и болевыми ощущениями.

2. Болезнь создает для больного трудную пси хологическую ситуацию. Эта ситуация включает в себя множество разнородных моментов: процедуры и приемы лекарств, общение с врачами, перестройка отношений к близкими и коллегами по работе [9; 37; 41].

Эти и некоторые моменты налагают отпечаток на собственную оценку болезни и формируют окончательное восприятие больными своего заболевания.

А. Гольдшейдер предложил термин «аутопластическая картина болезни», которая, по его мнению, создается самим больным на основе совокупности его ощущений, представлений и переживаний, связанных с его физическим состоянием («сенситивный» уровень болезни базируется на ощущениях, а «интеллектуальный» уровень болезни является результатом размышлений больного о своем физическом состоянии) [40].

Л. Л. Рохлин, К. А. Скворцов указывают на то, что восприятие своей болезни вытекает из понятия «сознание болезни», что и формирует соответствующее реагирование на болезнь. Восприятие своей болезни складывается из восприятия больным своей болезни, ее оценки, связанных с ней переживаний и вытекающих из такого отношения намерений и действий [42]. Понятие «сознание болезни» используется также в работах Е. К. Краснушкина (1950), А. С. Познанского (1966). Я. П. Фрумкин и И. А. Мизухина (1970) для описания отношения и реакции больного на болезнь [47].

Т. Н. Резникова и В. М. Смирнов называют восприятие своей болезни «пси хологическим информационным полем болезни», Балинт (Balint M., 1960) предлагает понятие «аутогенное представление о болезни», а Хецен-Клеменс — «образ собственного заболевания» [33].

По мнению З. Д. Липовски восприятие своей болезни характеризуется понятием личностного значения болезни, которое является одним из компонентов психосоциальной реакции на заболевание наряду с эмоциональной реакцией и способом адаптации к болезни. В связи с этим болезнь может восприниматься, как:

1) препятствие, которое должно быть преодолено (например, потеря работы);

2) наказание за прошлые грехи;

3) проявление врожденной слабости организма;

4) облегчение (может приветствоваться, так как позволяет уйти от социальных требований, ответственности, например, болезнь, освобождающая юношу от воинской обязанности);

5) стратегия приспособления к требованиям жизни (например, использование болезни для получения денежной компенсации);

6) невозвратимая потеря, ущерб (например, подросток с диабетом может считать всю жизнь испорченной);

7) положительная ценность, помогающая личности обрести более возвышенный смысл жизни или лучшее понимание искусства [24; 46].

Все вышеперечисленные типы значений болезни сводятся к основным четырем: вызов (угроза), потеря, облегчение, наказание.

А. В. Квасенко, Ю. Г. Зубарев отмечают, что становление субъективной картины болезни рассматривается как объективный познавательный процесс, имеющий несколько этапов (и в то же время компонентов): сенсологический, оценочный и этап отношения к болезни. При этом адекватный тип реагирования, который называется соматонозогнозия, отличается от патологического [19].

С. С. Либих, Ф. Б. Березин считают восприятие человеком своей болезни волевой стороной болезни или мотивационным уровнем, который связан с необходимостью изменения поведения и привычного образа жизни, актуализацией деятельности по возвращению и сохранению здоровья. На основании этих сторон у больного создается модель заболевания, т. е. представление о её этиопатогенезе, клинике, лечении и прогнозе, которое определяет «масштаб переживаний» и поведение в целом [5; 6].

В любом случае, в целях преодоления изменившегося самочувствия и различных проявлений болезни личностью вырабатывается комплекс адаптационных (приспособительных) приемов [25]. Е. А. Шевалев и О. В. Кербиков определяют их как реакции адаптации, которые могут быть как компенсаторного (искусственное ограничение контактов, подсознательная маскировка симптомов, сознательное изменение режима дня, характера работы и т. п.), так и псевдокомпенсаторного характера (отрицание и игнорирование болезни) [52].

Многие ученые при изучении восприятия пациентами своей болезни создают типологии на основе тех или иных критериев. Например, ряд авторов (Н. И. Рейнвальд, А. Д. Степанов, Л. Н. Лежепекова, П. Я. Якубов) описывают типы отношения к болезни, имея в виду характер взаимодействия, складывающийся при этом между врачом и пациентом [12]. В типологии реагирования Н. Д. Лакосиной и Г. К. Ушакова в качестве критерия, взятого за основу классификации типов, выделяется система потребностей, которые фруструируются заболеванием: витальная, общественно - профессиональная, этическая или связанная с интимной жизнью [24]. Другие авторы (Д. Г. Бурн) полагают, что восприятие своей болезни в значительной степени обуславливается прогнозом заболевания [23].

Мацанов (2000), изучая влияние внутренней картины болезни на процесс выздоровления, выделил пять групп пациентов в зависимости от склада их характера.

1.  Больные цикпотимного склада оптимистичны и доброжелательны, легко вступают в контакт и верят в хорошую перспективу лечения. Влюбленные в жизнь, они нередко долго отказываются от обследования и лечения, преуменьшают серьезность заболевания. Этот отказ идет не от глубокого внутреннего страха, как это иногда бывает, а от недооценки опасности заболевания.

2.  Больные эпитимного склада угрюмы и раздражительны до злобности, с прямолинейными, лишенными сомнений суждениями; они требуют четкой формулировки диагноза и перспектив лечения, сами дают рекомендации врачу. Любое сомнение для таких больных мучительно, и, подчиняясь внутреннему сопротивлению этому состоянию, они сами создают гипотезу, тенденциозно укрепляя ее фактами и превращая в теорию происхождения своего заболевания. Они могут подробно объяснить, что и как у них произошло. С такими больными надо говорить четко и уверенно, по возможности показывая анализы и рентгенограммы. Два-три слова, даже не понятных больному, но проникнутых оптимистической безапелляционностью, действуют при этом весьма убедительно.

3.  Больные ювенильного склада возбудимы и очень внушаемы, склонны бурно и многословно преувеличивать свои переживания. Плачут, громко рассказывают о себе, о положении дома, на работе в связи с болезнью, значительно преувеличивая значение собственной персоны. Склонны к яркому фантазированию. Следует отметить, что переживания у больных с ювенильным складом личности весьма нестойки. Внимание их легко переключается на другой предмет, и тогда они успокаиваются. Спокойный, доброжелательный, ласковый разговор врача их сравнительно легко успокаивает и способствует выздоровлению.

4.  Больные астеническою склада - застенчивые и робкие, обидчивые и честолюбивые, с вегетативной неустойчивостью, они легко краснеют, не любят быть в центре внимания. Заболевание свое и его перспективы воспринимают как судьбу. Добросовестные и пунктуальные, они не склонны детально размышлять о заболевании, аккуратно выполняют все назначения врача и легко успокаиваются от уверенного тона, доброжелательной и доверительной беседы. Скорость их выздоровления зависит от того, насколько убедительными оказываются беседы с врачом.

5.  Больные психастенического склада - мрачные, неловкие, во всем сомневаются, видят только плохие перспективы. Склонны преувеличивать опасность даже там, где ее можно не ждать. Боятся всего неясного, не-известного. Переживания исключительно тягостны, эмоционально и мысленно насыщенны. Отсутствие четких определений и ясной перспективы в начальный период болезни нередко приводит таких больных к мысли о самоубийстве. Они угрюмы, всем недовольны, трудны в коллективе. Их мучают сомнения. Тяжелые мысли лишают их сна, аппетита. Они замыкаются в себе, прислушиваются только к своим ощущениям. Дружеская беседа, уверенный тон и ободряющие разъяснения успокаивают их ненадолго. Снова и снова возникают новые мысли, новые сомнения, новые переживания. Такие больные очень долго выздоравливают, у них существует большая вероятность перехода болезни в хроническую форму [28].

Р. Баркер придает большое значение интеллектуальным данным человека, оказывающим непосредственное влияние на формирование внутренней картины болезни и выделяет 5 типов восприятия больными своей болезни: избегание дискомфорта с аутизацией (характерен для пациентов с невысоким интеллектом), замещение с нахождением новых средств достижения жизненных целей (лица с высоким интеллектом), игнорирующее поведение с вытеснением признания дефекта (у лиц со средним интеллектом, но высоким образовательным уровнем), компенсаторное поведение (тенденции агрессивного переноса неадекватных переживаний на окружающих и др.), невротические реакции [14].

Обобщая данные исследований можно сказать, что восприятие пациентами своей болезни представляет собой важный уровень системы отношений пациента в социальной ситуации развития его заболевания и включает следующие аспекты: восприятие человеком своих ощущений, чувств и эмоций, себя как личности в целом; восприятие информации о своем диагнозе; отношение к окружающим, включая мнение пациента о том, как к нему и его болезни относятся другие люди; восприятие социальных ситуаций, в которые включен пациент (учеба, работа, лечебный процесс и др.); отношение к прошлому, настоящему и будущим перспективам его жизни.

Таким образом, внутренняя картина болезни у людей складывается на основе их личностных особенностей, интеллектуального и эмоционального восприятия болезни. В связи с этим каждый человек по-своему, своеобразно реагирует на ситуацию болезни, формируя определенный тип восприятия своей болезни.

Выводы по главе 1

Анализ литературных источников по проблеме взаимосвязи восприятия своей болезни хирургическими больными и особенностей процесса выздоровления позволяет сделать следующие выводы.

1.  Необходимость проведения хирургического оперативного вмешательства, как правило, застигает пациента врасплох, недаром, авторы определяют состояние хирургических больных, перенесших операцию, как операционный стресс. Пси хологические особенности хирургических больных, которые проявляются в послеоперационный период, зависят от их общего физического состояния, преморбидного периода, особенностей характера и темперамента. Среди основных пси хологических особенностей авторы выделяют повышенную тревожность, страхи, мнительность, иногда проявляется агрессивность, ипохондричность, истеричность и т. д.

2.  Послеоперационный период начинается с момента окончания операции до восстановления трудоспособности больного. Выделяют нормальное течение периода после операции, когда нет тяжелых нарушений функций органов и систем, и осложненное, когда реакция организма на хирургическую травму крайне отрицательная и развиваются всевозможные послеоперационные осложнения. Продолжительность и выраженность различных состояний в восстановительном периоде определяется возрастом больных, общей реактивностью организма и тяжестью хирургического вмешательства. Глубина послеоперационных метаболических нарушений, темп их возникновения и обратного развития не только связаны с перечисленными факторами, но и зависят от общих изменений, обусловленных основными сопутствующими заболеваниями, т. е. от преморбидного фона.

3.  В исследованиях внутренней картины болезни находит отражение как вся совокупность нарушений, привносимых болезнью (физических и психических), так и механизмов совладания, присущих личности пациента. То есть восприятие своей болезни является выражением направленности (качества) и степени (количества) социальной дезадаптации, а также способа адаптации к социальной ситуации развития болезни.

4.  Внутреннюю картину болезни формируют пси хологические особенности пациентов (мотивационная направленность, ценности, интеллектуальные особенности, эмоции и т. д.). Авторами предлагаются различные классификации типов восприятия пациентами своей болезни. У каждого пациента преобладает тот или иной тип, но все авторы сходятся во мнении, что конструктивные типы отношения к болезни способствуют скорейшему выздоровлению, а при деструктивных типах восприятия своей болезни процесс выздоровления затормаживается, чаще возникают проблемы физиологического и пси хологического характера.

Таким образом, по данным литературных источников, восприятие пациентами своей болезни, точнее преобладающий тип восприятия оказывает непосредственное влияние на процесс выздоровления.

Глава 2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОГО ПРОЦЕССА ПОСЛЕОПЕРАЦИОННЫХ БОЛЬНЫХ С РАЗЛИЧНЫМИ ТИПАМИ ВОСПРИЯТИЯ СВОЕЙ БОЛЕЗНИ

2.1Организация и методики исследования

Характеристика выборки. Исследование проводилось на базе отделения абдоминальной хирургии Северной городской больницы г. Кирова. Выборка сформирована из 90 пациентов, перенесших операцию в связи с диагнозом острый аппендицит. Возраст больных: от 25 до 45 лет. Гендерный состав: 58,8 % женщин и 31,2 % мужчин. Все пациенты работающие: 48,8 % - ИТР и служащие, остальные 41,2 % - рабочие.

Все участники выборки поступили в стационар экстренно со следующими симптомами: реже боль без четкой локализации в верхней половине живота или области пупка, чаще локализованная боль в правой стороне живота, в правой подвздошной области, в правом подреберье, на боковой поверхности живота или в поясничной области, или над лобком, симптом Кохера - боль, усиливающаяся при пальпации в правой подвздошной области. Больным было сложно двигаться или чихать, кашлять (симптом Черемских-Кушниренко), при любом резком движении боль усиливалась. Так же у большинства больных боль усиливалась в положении на левом боку (симптом Ситковского). У больных отмечалась тошнота, часто рвота, повышенная (субфебрильная) температура тела.

Всем больным были проведены операции по удалению червеобразного отростка с помощью разреза в правой подвздошной области. В подавляющем большинстве случаев аппендэктомию производили под местной анестезией, поэтому перед операцией больным вводили подкожно 2 мл 1% раствора промедола. Лишь 15 % больным по медицинским показаниям аппендэктомия проводилась под общим наркозом.

В выборку не вошли больные, у которых во время операции обнаружен аппендикулярный инфильтрат.

В послеоперационный период проводилось усиленное наблюдение за больными, т. к. выздоровление зависит от общего состояния больного до операции — состояния сердечно-сосудистой и дыхательной систем, степени интоксикации, наличия и распространенности воспаления брюшины, возраста больного, сопутствующих заболеваний, а так же пси хологического состояния, наличия тревоги, беспокойства, и других проявлений операционного стресса.

Таким образом, в выборку вошли 90 человек с однотипными симптомами острого аппедницита, с одинаковыми показаниями к экстренной аппендэктомии.

Методы исследования:

1)  Наблюдение. Цель — наблюдение за течением послеоперационного периода у больных. Проводилось на протяжении всего постоперационного периода. Для фиксации результатов наблюдения использовался протокол наблюдения (Приложение А). Для каждого из участников эксперимента фиксировались данные, полученные в ходе наблюдения во время осмотра врача и посещения медсестер.

2)  Анализ амбулаторных карт. Цель — исследование комплекса симптомов, показаний к аппендэктомии, медикаментозного лечения и особенностей течения постоперационного периода. Для каждого пациента фиксировались следующие данные:

a)  Дата операции;

b)  Послеоперационные проявления (температура, общее состояние, состояние швов;

c)  Дата снятия швов;

d)  Наличие осложнений;

e)  Выписка из стационара.

3. Беседа. Цель — анализ состояния больных на основе обсуждения их состояния с ними самими и с врачами. Проводилась в течение всего послеоперационного периода.

1)  Тестирование. Цель — диагностика типа восприятия своей болезни больными. Проводилась на 2-3 день после аппендэктомии.

2)  Математическая обработка результатов. Цель — сравнение особенностей течения послеоперационного периода в зависимости от типов восприятия больными своей болезни. Методы математической обработки результатов исследования:

-  Расчет процентного соотношения.

Цель - сравнение особенностей выздоровления больных с различными типами восприятия своей болезни.

-  Коэффициент

Цель – расчет достоверности полученных различий.

Тестирование проводилось с помощью методики ТОБОЛ (Определение преобладающего типа отношения к болезни).

Краткое описание методики ТОБОЛ (Приложение Б).

Цель: диагностика отношения пациентов к болезни.

Методика была составлена в лаборатории клинической психологии Ленинградского психоневрологического института им. В. М. Бехтерева (авторы методики - Л. И. Вассерман, Б. В. Иовлев, Э. Б. Карпова, А. Я. Вукс, А. Е. Личко 1987 г.).

Опросник ТОБОЛ включает 12 таблиц-наборов (Приложение 2), которые содержат от 11 до 17 пронумерованных утверждений. Пациенту предлагается в каждой таблице-наборе выбрать два наиболее подходящих для него утверждения и номера сделанных выборов обвести кружком в регистрационном листе.

По таблице кода для каждого отмеченного в регистрационном листе утверждения определяются диагностические коэффициенты, соответствующие 12 шкалам типов отношения к болезни:

1.  Гармоничный (Г)– правильная, трезвая оценка состояния, нежелание обременять других тяготами ухода за собой.

2.  Эргопатический (Р) – «уход от болезни в работу», желание сохранить работоспособность.

3.  Анозогнозический (3) – активное отбрасывание мысли о болезни, «обойдется».

4.  Тревожный (Т) – беспрерывное беспокойство и мнительность. Вера в приметы и ритуалы.

5.  Ипохондрический (И) – крайняя сосредоточенность на субъективных ощущениях и преувеличение их значения, боязнь побочного действия лекарств, процедур.

6.  Неврастенический (Н) – поведение по типу «раздражительной слабости». Нетерпеливость и вспышки раздражения на первого встречного (особенно при болях), затем – слезы и раскаяние.

7.  Меланхолический (М) – неверие в выздоровление, удрученность болезнью, депрессивное настроение (угроза суицида).

8.  Апатический (А) – полное безразличие к своей судьбе, пассивное подчинение процедурам и лечению.

9.  Сенситивный (С) – чувствительный к межличностным отношениям, полон опасений, что окружающие его избегают из-за болезни, боязнь стать обузой для близких.

10.Эгоцентрический (Я) – «уход в болезнь» с выставлением напоказ страданий, требование к себе особого отношения.

11.Паранойяльный (П) - уверенность, что болезнь является результатом чьего-то умысла, а осложнения влечении являются результатом халатности медицинского персонала.

12.Дисфорический (Д). – доминирует мрачно-озлобленное настроение, зависть и ненависть к здоровым. Вспышки гнева с требованием от близких угождения во всем

Шкальная оценка для гармоничного (Г), эргопатического (Р) и анозогнозического (А) типов приравнивается к нулю, если среди утверждений, выбранных пациентом, встречается хотя бы одно, указанное в коде знаком (X).

Шкалы объединены в три блока. В первый блок включены шкалы гармоничного, эргопатического и анозогнозического типов реагирования. Эти типы характеризуются меньшей выраженностью социальной дезадаптации пациента в связи с заболеванием.

Второй блок включает типы: тревожный, ипохондрический, неврастенический, меланхолический и апатический. Эмоционально-аффективный аспект отношений у больных с этими типами реагирования клинически выражается в реакциях по типу раздражительной слабости, в подавленном, угнетенном состоянии с «уходом» в болезнь, отказе от борьбы — «капитуляций» перед заболеванием.

Третий блок шкал содержит типы реагирования личности на болезнь с интерпсихической направленностью. Эти типы отражают такое восприятие своей болезни, которое, вероятно, в наибольшей степени связано с преморбидными особенностями личности больных: сенситивный, эгоцентрический, паранойяльный, дисфорический. Люди с указанными типами отношения к болезни при различных эмоционально — аффективных реакциях также характеризуются дезадаптивным поведением, ведущим к нарушению их социального функционирования; они или стесняются своего заболевания, или «используют» его в своих целях, строя концепции паранойяльного характера относительно своего здоровья, проявляют гетерогенные агрессивные тенденции, обвиняя окружающих в своем недуге.

Таким образом, различия, положенные в основу деления типов отношения к болезни на второй и третий блоки, состоят в том, что при близком спектре эмоционально-эффектного реагирования типы, входящие в эти блоки, отражают разную направленность дезадаптивного поведения.

Первый блок составляют пациенты с конструктивным отношением к болезни, пациенты второго и третьего блока показывают деструктивное восприятие своей болезни.

2.2Анализ результатов исследования

Результаты наблюдения за больными после операции апендэктомии выявили следующие особенности протекания послеоперационного периода.

1.  В период пробуждения и последующие часы больные испытывали сильную жажду и просили пить. Если не было особых противопоказаний, о которых врач обязательно информировал медсестру и родственников, то обычно через 3-4 часа после операции, при отсутствии рвоты в случае общего наркоза больному можно было дать кипяченую воду или подслащенный чай с лимоном, сначала не более 2-3 чайных ложек через каждые 20-30 минут, затем дозу можно было увеличить.

2.  Если вода не вызывала рвоты, через несколько часов после операции больных разрешалось кормить. Первые два дня больным давали молоко, жидкую кашу, пюре, кисель (без хлеба); с третьих суток добавлялся хлеб, масло, с четвертых суток больных в большинстве случаев переводили на обычный стол.

3.  Установлено, что пассивный постельный режим вызывает замедление крово - и лимфотока, атрофию мышц, застойные явления в легких, нарушения легочной вентиляции и другие неблагоприятные изменения, способствующие возникновению послеоперационных осложнений. В связи с этим применялась ранняя активизация и больным разрешалось вставать на следующий день после аппендэктомии.

4.  Общее физическое состояние после операции было различным. Некоторые больные очень тяжело перенесли операцию и долго отходили от наркоза. Другие быстро отошли от наркоза и чувствовали себя довольно бодро, пытаясь подбодрить соседей по палате.

5.  Из эмоциональных проявлений наиболее выраженной была тревожность. Больные беспокоились по поводу своего состояния, по поводу лечения, по поводу потери и восстановления работоспособности.

6.  Наряду с тревогой у некоторых больных отмечались проявления истерии, они красочно рассказывали о своих ощущениях, о перенесенной боли, хотели выглядеть героями перед своими близкими, всяческими способами привлекали к себе внимание близких и медперсонала.

7.  Некоторые больные не верили в скорейшее выздоровление, когда доктора объясняли им, что операция по удалению аппендицита — это несложная операция и организм скоро адаптируется и человек вернется к нормальному ритму жизни. Этим больным казалось, что они выздоровеют не скоро, что на работе их уволят и т. д.

8.  Были среди больных такие, которые постоянно пребывали в нервном напряжении, никак не могли успокоиться, не спали ночами, каждая малейшая мелочь могла вызывать у них раздражение.

9.  Каждого больного ежедневно осматривал врач. При этом было отмечено, что процесс выздоровления идет у всех по-разному. У одних больных операционная рана быстро затягивалась, не гноилась, швы не расходились, быстро спадала температура и общее состояние было удовлетворительным. У других больных температура тела держалась значительно дольше, общее состояние было хуже. При осмотре раны у них можно было увидеть покраснения в области шва, уплотнения, набухания, нагноения. У двух больных из всех наблюдаемых разошлись швы, пришлось накладывать швы повторно.

10.Больные, отличающиеся удовлетворительным состоянием после операции быстрее вставали на ноги, начинали ходить по палате, а затем по коридору. Больные же с тревожными, истерическими, неврастеническими и другими проявлениями старались как можно дольше поддерживать постельный режим.

Таким образом, наблюдение показало, что процесс выздоровления больных, перенесших операцию по поводу удаления аппендицита, происходит по-разному. Это зависит от физиологических особенностей организма, от физического состояния до операции, от пси хологических особенностей личности больного. Так же очень много зависит от поддержки близких.

На пятый — шестой день после операции с больными проводилось тестирование по методике ТОБОЛ. Сводная таблица результатов диагностики представлена в Приложении В.

В таблице 2 представлен процент пациентов с преобладанием того или иного типа восприятия больными своей болезни.

Таблица 2 - Преобладание различных типов восприятия своей болезни больными (в %)

--------------------------------------------------
Г | Р | З | Т | И | Н | М | А | С | Я | П | Д |
---------------------------------------------------------
% | 10 | 10 | 13,3 | 20 | 10 | 0 | 6,6 | 6,6 | 0 | 6,6 | 6,6 | 10 |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Примечание:

Г - Гармоничный (Г)

Р - Эргопатический (Р)

З - Анозогнозический (3)

Т - Тревожный (Г)

И - Ипохондрический (И)

Н - Неврастенический (Н)

М - Меланхолический (М)

А - Апатический (А)

С - Сенситивный (С)

Я - Эгоцентрический (Я)

П - Паранойяльный (П)

Д - Дисфорический (Д).

С преобладанием гармонического и эргопатического типа восприятия своей болезни выявлено по 10 %, с преобладанием анозогнозического типа — 13,3 % пациентов хирургического отделения, перенесших операцию по поводу удаления аппендицита. Преобладающим в данной выборке является тревожный тип восприятия (20 %), ипохондрический и дисфорический выявили по 10 %, меланхолический, апатический, эгоцентрический и паранойяльный — по 6,6 %). Преобладание неврастенического и сензитивного типов отношения к болезни в группе исследуемых пациентов не выявлено.

Среди всей выборки пациентов наибольший процент выявлен с преобладанием тревожного типа восприятия болезни. Для таких больных характерно постоянное беспокойство и мнительность в отношении неблагополучного течения процесса выздоровления после операции, возможных осложнений, они постоянно ищут дополнительные источники информации о своем состоянии, прислушиваются к мнениям окружающих о своей болезни.

Затем по численности идут пациенты с преобладанием анозогнозического типа отношения к болезни. Эти пациенты активно отбрасывают мысли о болезни, о возможных последствиях операции.

Далее по численности идут пациенты с различными типами отношения к болезни. Но процент пациентов с преобладанием каждого из типов невысок. А преобладание неврастенического и сензитивного типа отношения к болезни в данной выборке не выявлено.

Далее были выделены три группы пациентов по блокам, включающим определенные типы отношения к болезни и характеризующие определенный тип адаптации. Процент больных по блокам адаптации представлен в табл. 3.

Таблица 2 - Распределение преобладающих типов восприятия болезни у пациентов по адаптационным блокам (в %)

--------------------------------------------------
тип | Г | Р | З | Т | И | Н | М | А | С | Я | П | Д |
---------------------------------------------------------
блок | 1 | 2 | 3 |
---------------------------------------------------------
% | 33,3 | 43,3 | 23,3 |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Разделение по блокам показало что в первый блок (по адаптивному варианту восприятия реагирования на болезнь) вошли 33,3 %, во второй (по интерпсихическому варианту реагирования на болезнь) — 43,3 %, в третий (по интерпсихическому варианту реагирования на болезнь)— 23,3 % пациентов, перенесших операцию аппендэктомии.

Преобладающий процент испытуемых оказался во втором блоке (тревожный, ипохондрический, неврастенический, меланхолический и апатический типы отношения к болезни). Блок характеризуется психической дезадаптацией по интрапсихическому варианту, потому в целом для этих больных характерна раздражительная слабость, подавленное состояние.

Вторым по численности пациентов оказался блок по социально адаптированному варианту (шкалы гармоничного, эргопатического и анозогнозического типов реагирования). Для пациентов в этом блоке характерна нормальная адаптация к сложившейся ситуации.

Самая малочисленная группа пациентов представляет третий блок по интерпсихическому варианту (с преобладанием сенситивного, эгоцентрического, паранойяльного, дисфорического типов реагирования на болезнь. У них часты эмоционально-аффективные реакции, что приводит к психической дезаптации больных. Состояние этих больных в послеоперационный период в наибольшей степени зависит от преморбидных особенностей личности больных.

Но в целом, пациентов с реакцией на болезнь по адаптивному варианту (конструктивное восприятие болезни) гораздо меньше, чем пациентов с реакцией на болезнь по дезадаптивному (интрапсихическому и интерпсихическому варианту), это говорит о том, что большинство пациентов данной выборки в послеоперационный период использовали дезадаптивные (неконструктивные) типы реагирования на свою болезнь.

Анализ наблюдения в послеоперационный период при осмотрах врача показал следующие особенности пациентов с адаптивным (первый блок по методике ТОБОЛ) и дезадаптивным (второй и третий блок по методике ТОБОЛ) вариантом восприятия своей болезни (табл. 4).

Таблица 4 - Результаты наблюдения в послеоперационный период за пациентами с адаптивным и дезадаптивным вариантом реагирования на свою болезнь

--------------------------------------------------
Показатели | Восприятие своей болезни |
---------------------------------------------------------
По адаптивному варианту | По дезадаптивному варианту |
---------------------------------------------------------
Внешний возраст | Пациенты значительно чаще выглядят моложе своего возраста или на свой возраст | Пациенты выглядят старше своего возраста или в соответствии со своим возрастом |
---------------------------------------------------------
Походка | Энергичная, уверенная, иногда быстрая | Неустойчивая, манерная, замедленная |
---------------------------------------------------------
Поза | Чаще непринужденная, они расположены к беседе, легко общаются с врачом. Движения тела чаще непримечательны | Часто может быть застывшей, скованной, дискоординированной, агрессивной, ссутулившейся. Эти пациенты часто теряют чувство дистанции, они то сокращают пси хологическую дистанцию между собой и врачом, что, наоборот, слишком сильно ее увеличивают. В движениях тела часто прослеживается тревожность, манерность и т. п. Они часто сжимают и разжимают кулаки, стучат пальцами по столу, почесывают или потирают участки тела, крутят пуговицы и т. д. |
---------------------------------------------------------
Поведение | Не наблюдается ничего примечательного, они адекватно реагируют на слова врача. | Ведут себя импульсивно, агрессивно, театрально, могут быть угодливыми, замкнутыми, подавленными, суетливыми и т. п., нередко стремятся видеть себя только с положительной стороны. |
---------------------------------------------------------
Речь | Осмысленная, четкая, точная, они в меру эмоциональны (без перегибов). | Более эмоциональна. У этих пациентов речь сбивчивая, нервная, может прослеживаться подавленность, сбивчивость, перескакивание с мысли на мысль, или, наоборот, слишком громкая, агрессивная. |
---------------------------------------------------------
Вегетативные реакции | В норме | Значительно чаще прослеживаются вегетативные реакции: покраснение, побледнение, учащенное дыхание, пятна на лице и груди, пот на висках, ладонях, «гусиная кожа». |
---------------------------------------------------------
Чаще наблюдается позитивное отношение к дополнительным обследованиям | Наблюдается как позитивное, так и негативное отношение к дополнительным обследованиям. |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Таким образом, наблюдение за хирургическими больными при осмотрах врача после операции помогло выявить различия, характерные для пациентов с адаптивным и дезадаптивным вариантами восприятием своей болезни.

Изучение амбулаторных карт проводилось с целью анализ состояния больных в послеоперационный период пребывания в стационаре.

Первым критерием оценки особенностей протекания послеоперационного периода был критерий снижения температуры тела до нормы (табл. 5).

Таблица 5 - Снижение температуры тела у больных с восприятием своей болезни по адаптивному и дезадаптивному варианту (в %)

--------------------------------------------------
Вариант восприятия болезни | 1 день | 2 день | 3 день | 4 день | 5 день | 6 и более день |
---------------------------------------------------------
Адаптивный | 50 | 50 | - | - | - | - |
---------------------------------------------------------
Дезадаптивный | 28,3 | 35 | 20 | 13,3 | - | 3,4 |
--------------------------------------------------------- --------------------------------------------------

Анализ критерия снижения температуры после операции аппендицита выявил следующие показатели в данной выборке:

У 50 % больных с реагирование на болезнь по адаптивному варианту температура снизилась до нормы в первый день после операции, у остальных 50 % - на второй день. При восприятии болезни по дезадаптивным вариантам (инттрапсихический и интерпсихический) у 28,3 % пациентов температура упа

Здесь опубликована для ознакомления часть дипломной работы "Особенности восстановительного процесса в послеоперационный период у пациентов с различными типами восприятия своей болезни". Эта работа найдена в открытых источниках Интернет. А это значит, что если попытаться её защитить, то она 100% не пройдёт проверку российских ВУЗов на плагиат и её не примет ваш руководитель дипломной работы!
Если у вас нет возможности самостоятельно написать дипломную - закажите её написание опытному автору»


Просмотров: 993

Другие дипломные работы по специальности "Медицина, здоровье":

Маркетинговый анализ ассортимента лекарственных средств в педиатрии

Смотреть работу >>

Восемь методов успокоиться

Смотреть работу >>

Нарушения осанки у юношей и их коррекция средствами физической культуры

Смотреть работу >>

Варикозная болезнь голени и бедра

Смотреть работу >>

Отчет о работе медицинской сестры

Смотреть работу >>